Главная » Книги

Петрищев Афанасий Борисович - Триста лет, Страница 4

Петрищев Афанасий Борисович - Триста лет


1 2 3 4

; - Пришла воля.
   И лишь потом оказалось, что до воли еще далеко. Это крестьяне почувствовали уже при наделении их землею. Газетам долгое время запрещалось говорить, как происходило "наделение землею" помещичьих и в особенности удельных крестьян. И лишь в 1906 году эта старая история начинает выплывать на свет Божий во всех подробностях. Вот что рассказывает, например, один статистик в "Нашей Жизни".
   В деревне Заозерье, Вельского уезда, он был поражен, когда стал мерить поле. Оказывается, всю лучшую часть поля удельное ведомство взяло себе, а крестьянам были отданы лишь малопригодные клочки того же поля; клочки - песчаные, урожай дают сам-друг. В других деревнях того же Вельского уезда статистик открыл то же самое. Повсеместно все лучшие части пахотной земли "принадлежат" уделам. А крестьянам были нарезаны негодные клочки. Местами получилось следующее: деревни окружены удельною землею, как кольцом: это от того, что лучшие участки возле жилья. А негодные крестьянские клочки далеко от деревни, и притом разбросаны, который где. Каждый клочок тоже окружен землями удельного ведомства. И без особого разрешения крестьянин не может к своей земле ни проехать, ни пройти. Но этого мало. Таким же точно порядком крестьяне отрезаны от воды. И поэтому некоторые крестьянские общества вынуждены платить особый налог в пользу удельного ведомства за разрешение гонять скот на водопой. Не лучше были наделены крестьяне и покосами. Все настоящие луга удельное ведомство сохранило у себя; крестьяне же были наделены песком; леса крестьяне также не получили. И поэтому они до сих пор арендуют выгоны и покосы у Высочайшей Фамилии, а за право набрать дровишек в лесу платят фамилии особо. Таким же способом происходило и наделение землею помещичьих крестьян. Дворяне остались при лучших землях. Крестьянам местами, например, в некоторых селах Переяславльского уезда Полтавской губернии, были нарезаны сыпучие пески. Между тем, выкуп за эту землю был назначен немалый. До 1906 года крестьяне успели уплатить помещикам и уделам на круг почти по 42 1/2 рубля за десятину, и лишь в 1905 года после всеобщей октябрьской забастовки выкупные платежи были отменены. Цены же при отмене крепостного права были такие: в 1861 году в Орловской губернии хорошая, необработанная (из-под вырубленного леса) земля стоила меньше 1 рубля за десятину, а в Смоленской губернии, хорошая обработанная земля стоила по 5 рублей за десятину.
   Затем, в руки дворян и предводителей дворянства было передано все земское дело и обложение земскими налогами. Крестьян же хоть и допустили к участию в земских делах, но в таком ничтожном количестве, что они никакого влияния на эти дела иметь не могли. "Поэтому неудивительно,-говорит, например, г. И.Сигов в журнале "Общество",-что крестьянские земли в общем облагаются почти вдвое дороже всех остальных: так, в 1890 году в 34 земских губерниях в среднем на 1 десятину крестьянской земли приходилось земского сбора 18,25 коп, а на 1 десятину остальных земель только 9,75 коп. Несправедливость обложения в некоторых земствах прямо невероятна. Например, в Верхотурском уезде, Пермской губернии, где распоряжаются в земстве заводовладельцы и чиновники, из 3 миллионов десятин казенных лесов совсем не облагаются земским сбором более 1,75 миллионов, а ценность остальных принята для обложения в 2 руб 15 коп за десятину. Крестьяне же в этом уезде платят не только за землю гораздо больше других владельцев с десятины, но кроме того даже избы, в которых они живут, облагаются земским сбором, причем с этих крестьянских изб взыскивается 35,5 тысяч рублей в год. Между тем за все фабричные здания и сооружения в этом же уезде (где существует много горных заводов с общим числом рабочих более 18,5 тысяч человек) взимается земского сбора только 58,5 тысяч рублей, то есть немногим более, чем с крестьянских изб. Во всей Пермской губернии на 1 десятину крестьянской земли приходится 21,75 коп, а с 1 десятины остальных земель - только 6.5 копеек". Сверх того на крестьян же возложено исправление дорог, содержание волостей, сельской полиции и т. д.
   Конечно, манифестом 19 февраля 1861 года права помещиков над крестьянами были значительно урезаны, однако, кое-что осталось из этих прав. Каково ныне живется удельным крестьянам, рассказывала недавно газета "Наша Жизнь". Крестьяне Симбирской губернии, например, жалуются, что "ни один помещик, ни один кулак не обижает их, как удел. Помещик хоть боится возмездия, а удел взыскивает свои штрафы через полицию, и в случае чего, может нагнать и казаков. Управляющие и доверенные лица в удельных имениях ведут себя как царьки. Суда на них нигде не найдешь. И они делают, что хотят. Распоряжаются крестьянами также, как и до 19 февраля 1861 года". Относительно же бывших помещичьих крестьян в сентябре прошлого года газета "Сын Отечества" рассказывала такой, например, случай. Один помещик Полтавской губернии хотел сделать крестьянскую девушку своей наложницей. Она не согласилась. В наказание за такую вину помещик приказал запрячь ее в плуг и гонять кнутом по полю. Три дня продолжалось это истязание. Наконец, девушка вырвалась и убежала. Тогда барин подал на нее жалобу земскому начальнику. И земский приговорил ее за самовольный уход с работы к месячному аресту.
   Такова оказалась "воля". Но её истинный смысл крестьяне постигли лишь впоследствии. На первое же время для них дело представлялось вполне ясным:
   - Надеялись, мол, что правительство даст нам землю и волю. И вот надежда наша, слава Богу, отчасти оправдалась: воля дана. Теперь надо ждать земли.
   И долго с тех пор крестьянство ждало, что будет "прирезка земли", т. е. выйдет такой закон, что к нарезанному после 19 февраля 1861 года будет присоединена и вся остальная земля. Любопытно, что эта надежда не поколебалась даже тогда, когда новый государь Александр III в 1883 году решительно объявил, что никакой прирезки не будет. Ныне царствующий Государь Император Николай Александрович еще раз подтвердил, во время курских маневров 1902 года, что прирезка не будет допущена. В деревнях, по словам газет, распространились по этому поводу сказки, будто Государь так говорил лишь ради помещиков, а на самом деле думаете другое. Сказки эти явно нелепы. И, тем не менее, им верили, и на прирезку продолжали надеяться.
   Как бы то ни было, но крестьян удалось манифестом 19 февраля 1861 года успокоить. Оставалось заняться интеллигенцией. Интеллигенция прекрасно понимала, к чему сводится "воля", пока нет народного представительства. И требовала конституции. Особенно горячо настаивала на этом молодежь, желавшая добиться демократических порядков. (Демократия - значит народное правление, народовластие; сторонники народного правления стали называться демократами, а также народниками). Александр II знал, что конституция хорошая вещь. И постарался ввести народное представительство в Болгарии, когда она была освобождена русскими войсками от турецкого ига. Но в России он не желал допускать народного представительства. Поэтому демократы решили обратиться к народу. Сначала хотели действовать только мирными средствами. Они хотели лишь разъяснить народу, отчего ему плохо живется, и как устроить, чтобы жилось хорошо, и почему необходимо народное представительство. Для этого многие из них отказывались от богатства, от роскошной жизни и уходили на фабрики и по деревням, чтобы просветить народ, как они выражались. В деревнях им приходилось голодать, нести тяжелую, особенно с непривычки, работу. Но это демократов не смущало. Они заранее готовились на всякие лишения и твердо выносили их. Тем не менее, из попытки просветить народ ничего не вышло. Полиция стала выслеживать демократов и ловить их, сажать по тюрьмам, ссылать в Сибирь. Полицейские быстро наловчились в этом деле. И для каждого демократа пойти в деревню и там просвещать народ значило неминуемо попасть в тюрьму.
   Естественно, что у демократов явилось желание уже не просвещать, а взбунтовать народ и с помощью бунта добиться земли и воли. Среди народников начались разногласия. Одни из них, как, например, Николай Чайковский, основывали тайные общества с целью просвещать народ. Другие, как, например, Долгушин, находили, что одного просвещения мало, и что нужно призывать также к бунту. Так как последователи Чайковского ("чайковцы") для правительства были не менее опасны, чем "долгушинцы", то и те и другие подверглись одинаково жестоким преследованиям (или, как тогда выражались, "репрессалиям"). В одном только 1874 году было арестовано до 770 народников. Таким образом, от мирных средств приходилось отказаться. Призывы к бунту тоже пришлось оставить, да они и не могли иметь успеха. Тогда среди народников стало преобладать третье мнение, которое отдельные лица давно считали правильным. Сторонники этого мнения считали, что можно добиться земли и воли своими силами, без помощи народа, если запугать правительство "актами террора", т. е. путем убийства тех, кто противится введению конституции. Путь казался возможным. И большинство демократов после некоторых колебаний и споров решило силою принудить правительство к тому, чтобы оно ввело в России конституцию.
   Еще в 1866 году Каракозовым было совершено первое покушение на жизнь Александра II. А затем в продолжение 15 лет одно покушение следовало за другим. Правительство беспощадно преследовало демократов. Выдающиеся народники, например, Ковальский, Дубровин, Осинский, Лизогуб и многие другие, погибали один за другим. Но уцелевших это не останавливало. Демократы, в конце концов, составившие партию "Народной Воли" или "народовольцев", твердо надеялись навести на правительство такой страх, что оно пойдет на уступки. И отчасти они этого достигли. Под конец своей жизни Александр II назначил главным министром Лорис-Меликова. Была выработана так называемая лорис-меликовская "конституция". По этой "конституции" в России учреждалось нечто вроде государственной думы. В эту думу должны были войти представители главным образом дворян и капиталистов. Представители имели право лишь подавать советы при выработке новых законов, но государь мог и отвергнуть эти советы. В конце февраля 1881 года Александр II подписал лорис-меликовскую конституцию. Партии "Народная Воля" это было известно.
   Но народовольцы хотели не такой конституции. Они хотели, чтобы, во-первых, ни один закон не мог появиться без согласия народных представителей; во-вторых, чтобы все министры и все чиновники были ответственны перед народными представителями; в-третьих, чтобы налоги вводились и деньги казенные расходовались только с согласия народных представителей; и в-четвертых, чтобы представителей выбирал весь народ, а не одни дворяне и капиталисты. Такой конституции хотели народовольцы. Конституцию же Лорис-Меликова они считали обманной. Примирение, таким образом, не состоялось. 1 марта 1881 года государь был смертельно ранен в Петербурге на Екатерининском канале одною из двух бомб, брошенных по поручению исполнительного комитета партии "Народная Воля".
  

10. Временное торжество самодержавия.

  
   2 марта 1881 года на престол взошел Александр III.
   Через восемь дней исполнительный комитет партии "Народная Воля" обратился к новому Государю с письмом. Прежде, чем отправить это письмо, комитет спросил совета у знаменитого писателя Николая Константиновича Михайловского, ныне покойного (он умер в 1904 г.). При помощи Михайловского письмо и было написано. Мы его заимствуем из мартовской книжки журнала "Былое" за 1906 год.
   Вот что писал, исполнительный комитет "Народной Воли":
  

"Ваши Величество!

   Вполне понимая то тягостное настроение, которое Вы испытываете в настоящие минуты, Исполнительный Комитет не считает, однако, себя вправе поддаваться чувству естественной деликатности, требующей, может быть, для нижеследующего объяснения, выждать некоторое время. Есть нечто высшее, чем самые законные чувства человека: это долг перед родной страной, долг, которому гражданин принужден жертвовать и собой, и своими чувствами, и даже чувствами других людей. Повинуясь этой всесильной обязанности, мы решаемся обратиться к Вам немедленно, ничего не выжидая, так как не ждет тот исторический процесс, который грозит нам в будущем реками крови и самыми тяжелыми потрясениями.
   Кровавая трагедия, разыгравшаяся на Екатерининском канале, не была случайностью и ни для кого не была неожиданной. После всего происшедшего в течение последнего десятилетия, она явилась совершенно неизбежной, и в этом её глубокий смысл, который обязан понять человек, поставленный судьбою во главе правительственной власти. Объяснять подобные факты злоумышлением отдельных личностей или хотя бы "шайки", - может только человек совершенно неспособный анализировать жизнь народов. В течение целых 10 лет мы видим, как у нас, несмотря на самые строгие преследования, несмотря на то, что правительство покойного императора жертвовало всем - свободой, интересами всех классов, интересами промышленности, и даже собственным достоинством - безусловно всем жертвовало для подавления революционного движения, оно все-таки упорно разрасталось, привлекая к себе лучшие элементы страны, самых энергичных и самоотверженных людей России, и вот уже три года вступило в отчаянную, партизанскую войну с правительством.
   Вы знаете, Ваше Величество, что правительство покойного Императора нельзя обвинять в недостатке энергии. У нас вешали и правого и виноватого, тюрьмы и отдаленные губернии переполнялись ссыльными. Целые десятки так называемых "вожаков" переловлены, перевешаны: они гибли с мужеством и спокойствием мучеников, но движение не прекращалось, оно безостановочно росло и крепло.
   Да, Ваше Величество, революционное движение не такое дело, которое зависит от отдельных личностей. Это процесс народного организма, и виселицы, воздвигаемые для наиболее энергичных выразителей этого процесса, так же бессильны спасти отживающий порядок, как крестная смерть Спасителя не спасла развратившийся античный мир от торжества реформирующего христианства.
   Правительство, конечно, может еще переловить и перевешать многое множество отдельных личностей. Оно может разрушить множество отдельных революционных групп. Допустим, что оно разрушит даже самые серьезные из существующих революционных организаций. Но ведь все это нисколько не изменит положения вещей. Революционеров создают обстоятельства, всеобщее неудовольствие народа, стремление России к новым общественным формам. Весь народ истребить нельзя, нельзя и уничтожить его недовольство посредством репрессалий: неудовольствие, напротив, растет от этого. Поэтому на смену истребляемым постепенно выдвигаются из народа все в большем количестве новые личности, еще более озлобленные, еще более энергичные. Эти личности в интересах борьбы, разумеется, организуются, имея уже готовый опыт своих предшественников; поэтому революционная организация с течением времени должна усиливаться и количественно, и качественно. Это мы видим в действительности за последние 10 лет.
   Какую пользу принесла гибель Долгушинцев, Чайковцев, деятелей 74 года? На смену им выступили гораздо более решительные народники. Страшные правительственные репрессалии вызвали затем на сцену террористов 78-79 годов. Напрасно правительство истребляло Ковальских, Дубровиных, Осинских, Лизогубов. Напрасно, оно разрушало десятки революционных кружков. Из этих несовершенных организаций, путем естественного подбора, вырабатываются только более крепкие формы. Появляется, наконец, Исполнительный Комитет, с которым правительство до сих пор не в состоянии справиться.
   Окидывая беспристрастным взглядом пережитое нами тяжелое десятилетие, можно безошибочно предсказать дальнейший ход движения, если только политика правительства не изменится. Движение должно расти, увеличиваться, факты террористического характера повторяться все более обостренно: революционная организация будет выдвигать на место истребляемых групп все более и более совершенные, крепкие формы. Общее количество недовольных в стране, между тем, увеличивается; доверие к правительству в народе должно все более падать, мысль о революции, о её возможности и неизбежности - все прочнее будет развиваться в России. Страшный взрыв, кровавая перетасовка, судорожное революционное потрясение всей России завершит этот процесс разрушения старого порядка.
   Чем вызывается, обусловливается эта страшная перспектива? Да, Ваше Величество, страшная и печальная. Не примите это за фразу. Мы лучше, чем кто-либо другой, понимаем, как печальна гибель стольких талантов, такой энергии - на деле разрушения, в кровавых схватках, в то время, как эти силы, при других условиях, могли бы быть потрачены непосредственно на созидательную работу, на развитие народа, его ума, благосостояния, его гражданского общежития. Отчего же происходит эта печальная необходимость кровавой борьбы?
   Оттого, Ваше Величество, что теперь у нас настоящего правительства, в истинном его смысле, не существует. Правительство, по своему принципу, должно только выражать Народные стремления, только осуществлять Народную волю. Между тем у нас - извините за выражение - правительство выродилось в чистую камарилью и заслуживает названия узурпаторской шайки гораздо более, чем Исполнительный Комитет.
   Каковы бы ни были намерения государя, но действия правительства не имеют ничего общего с народной пользой и стремлениями. Императорское правительство подчинило народ крепостному праву, отдало массы во власть дворянству; в настоящее время оно открыто создает самый вредный класс спекулянтов и барышников. Все реформы его приводят лишь к тому, что народ впадает все в большее рабство, все более эксплуатируется. Оно довело Россию до того, что в настоящее время народные массы находятся в состоянии полной нищеты и разорения, не свободны от самого обидного надзора даже у своего домашнего очага; не властны даже в своих мирских, общественных делах. Покровительством закона и правительства пользуется только хищник, эксплуататор; самые возмутительные грабежи остаются без наказания. Но зато, какая страшная судьба ждет человека, искренно помышляющего об общей пользе. Вы знаете хорошо, Ваше Величество, что не одних социалистов ссылают и преследуют. Что же такое - правительство, охраняющее подобный "порядок"? Неужели это не шайка, неужели это не проявление полной узурпации?
   Вот почему русское правительство не имеет никакого нравственного влияния, никакой опоры в народе; вот почему Россия порождает столько революционеров; вот почему даже такой факт, как цареубийство, вызывает в огромной части населения - радость и сочувствие! Да, Ваше Величество, не обманывайте себя отзывами льстецов прислужников. Цареубийство в России очень популярно.
   Из такого положения может быть два выхода: или революция, совершенно неизбежная, которую нельзя предотвратить никакими казнями, или - добровольное обращение Верховной Власти к народу. В интересах родной страны, во избежание напрасной гибели сил, во избежание тех самых страшных бедствий, которые всегда сопровождают революцию, Исполнительный Комитет обращается к Вашему Величеству с советом избрать второй путь.
   Верьте, что, как только Верховная Власть перестанет быть произвольной, как только она твердо решится осуществлять лишь требования народного сознания и совести, - Вы можете смело прогнать позорящих правительство шпионов, отослать конвойных в казармы и сжечь развращающие народ виселицы. Исполнительный Комитет сам прекратит свою деятельность, и организованные вокруг него силы разойдутся для того, чтобы посвятить себя культурной работе на благо родного народа. Мирная идейная борьба сменить насилие, которое противно нам более, чем Вашим слугам, и которое практикуется нами только из печальной необходимости.
   Мы обращаемся к Вам, отбросивши всякие предубеждения, подавивши то недоверие, которое создала вековая деятельность правительства. Мы забываем, что Вы представитель той власти, которая только обманывала народ, сделала ему столько зла. Обращаемся к Вам, как к гражданину и честному человеку. Надеемся, что чувство личного озлобления не заглушит в Вас сознания своих обязанностей и желания знать истину. Озлобление может быть и у нас. Вы потеряли отца. Мы теряли не только отцов, но еще братьев, жен, детей, лучших друзей. Но мы готовы заглушить личное чувство, если того требует благо России. Ждем того же и от Вас.
   Мы не ставим Вам условий. Пусть не шокирует Вас наше предложение. Условия, которые необходимы для того, чтобы революционное движение заменилось мирной работой, созданы не нами, а историей. Мы не ставим, а только напоминаем их.
   Этих условий - по нашему мнению два:
   Общая амнистия по всем политическим преступлениям прошлого времени, так как это были не преступления, но исполнение гражданского долга.
   Созыв представителей от всего русского народа для пересмотра существующих форм государственной и общественной жизни в переделки их сообразно с народными желаниями.
   Считаем необходимым напомнить, однако, что легализация Верховной Власти народным представительством может быть достигнута лишь тогда, если выборы будут произведены совершенно свободно. Поэтому выборы должны быть произведены при следующей обстановке:
   Депутаты посылаются от всех классов и сословий безразлично, и пропорционально числу жителей;
   Никаких ограничений ни для избирателей, ни для депутатов не должно быть;
   Избирательная агитация и самые выборы должны быть произведены совершенно свободно, а потому правительство должно в виде временной меры, впредь до разрешения народного собрания, допустить:
   полную свободу печати,
   полную свободу слова,
   полную свободу сходок,
   полную свободу избирательных программ.
   Вот единственное средство к возвращению России на путь правильного и мирного развития. Заявляем торжественно, пред лицом родной страны и всего мира, что наша партия со своей стороны безусловно подчинится решению Народного Собрания, избранного при соблюдении вышеизложенных условий, и не позволит себе впредь никакого насильственного противодействия правительству, санкционированному Народным Собранием.
   Итак, Ваше Величество - решайте. Перед Вами два пути. От Вас зависит выбор. Мы же затем можем только просить судьбу, чтобы Ваш разум и совесть подсказали Вам решение единственно сообразное с благом России, с Вашим собственным достоинством и обязанностями перед родною страной.

Исполнительный Комитет, 1 марта, 1881 г."

  
   Новый государь немедленно отменил лорис-меликовскую конституцию. Он объявил, что самодержавие должно остаться неизменным, и что никакого созыва представителей для участия в обсуждении законов допущено не будет. Далее государь заявил, что он, подобно родителю своему, не допустит передачи земли народу. Преследовать народовольцев было поручено одному из самых суровых чиновников - Вячеславу фон-Плеве. Для успокоения же крестьян, которые все продолжали ждать "прирезки" и кое-где стали обнаруживать нетерпение, правительство наметило ряд особых мер. Крестьянам дано было обещание - "облегчить податное бремя". И, действительно, последовала отмена подушной подати. А так как одновременно были увеличены другие налоги, то правительство ничего не потеряло, а доход казны даже увеличился. Было обещано, что правительство будет иметь особое попечение о крестьянах и заботиться о приближении власти к пароду. Это обещание было, правда не скоро, но все же исполнено: для попечения о крестьянах была учреждена особо близкая к народу власть - земские начальники. Таким образом, крестьяне получили близкую к ним власть, а правительство тех деревенских полицеймейстеров, которых считал необходимыми еще Николай I. Наконец, правительство обещало, что оно будет заботиться о расширении крестьянского землевладения. И, действительно, был учрежден крестьянский банк. В законе было написано, чтобы банк помогал крестьянам покупать землю. Далее правительство заявляло, что будет покупать для них землю даже тогда, когда они об этом не просят. И, действительно, банку было предоставлено давать крестьянам деньги на покупку земли и покупать землю на казенный счет для распродажи крестьянам. Рядом с крестьянским банком был учрежден "комитет по сохранению дворянского землевладения". И управление банком, который устроен для покупки земли крестьянам, было передано дворянам.
   Любопытно, что первыми пожелали наградить крестьян землею высшие сановники, а в их числе даже сам председатель комитета по сохранению дворянского землевладения.
   К сожалению, цена, которую стал платить банк, оказалась так несообразна, что среди крестьян совершенно не нашлось охотников платить ее. Чтобы окончательно облагодетельствовать крестьян, банк покупал у сановников не только землю, но и зеркала, картины, старую мебель, рояли, портреты... За все это сановники, конечно, получали наличные деньги из казны.
   Кроме того, для покупки земли через банк стали возникать так называемые крестьянские товарищества. Были товарищества настоящие. Но были и особые товарищества, кое-где прозванные мыльными. Обыкновенно дело складывалось так. Какой-либо помещик желал продать имение. Для покупки возникает Бог весть откуда товарищество. Оно обращается в банк и уверяет, что земля сторгована, положим, по 102 рубля за десятину. Оценщик признает цену правильной. Банк назначает ссуду, - положим по 85 рублей за десятину. Помещик получает деньги. "Товарищи" потихоньку вырубают лес. И затем исчезают. Земля же остается банку. Несомненно, что банк помогал крестьянам покупать землю. Но вот что замечательно: они без банка покупали землю гораздо дешевле, чем через банк. Например, в Харьковской губернии в 1893 году крестьяне платили, в среднем, по 83 рубля за десятину, а крестьяне, покупавшие через банк, платили в среднем 102 рубля. В Курской губернии в том же 1893 году цены были такие: если помимо банка, то 96 руб за десятину, а если через банк-135 руб. В Бессарабской губернии, опять-таки в 1893 году: помимо банка - 62 руб, а через банк - 142 руб. В Саратовской губернии в 1894 году: помимо банка - 49 руб, а через банк - 65 руб; в Полтавской губернии в 1901 году: помимо банка - 155 руб, через банк - 191 руб. В Черниговской губернии в 1900 году: помимо банка - 86 руб, а через банк - 108 руб. В Киевской губернии в 1902 году: помимо банка - 129 руб за десятину, а через банк - 172 руб.
   Таким образом, при помощи крестьянского банка правительству удалось разрешить так называемый "вопрос о дворянском оскудении". На оскудение дворяне жаловались еще при Александре II. Дохода с земли им не хватало на прожитие. И вот, когда открылся крестьянский банк, то он своими весьма щедрыми оценками сильно вздул цену на землю. Так, где при открытии банка десятина стоила 40-50 руб, цена в короткое время поднялась до 150-200 руб. А это помогло помещикам поднять арендные цены. Где прежде крестьяне платили аренды 4-5 руб за десятину, там теперь платят 20-25 руб. Какое произошло изменение, объясню на примере. Положим, у какого-либо помещика Шигалинского 3000 десятин. Треть ходила в аренде. Шигалинский получал от крестьян за это 4,000 руб в год. А так как он привык жить широко, то ему этих денег не хватало. В конце - концов, он запутался бы в долгах. Его земля неминуемо перешла бы в другие руки и притом не дороже, как за 100-120 тысяч рублей. Но вот на помощь Шигалинскому пришел крестьянский банк. Банк взвинтил цены. Шигалинский назначил арендную цену по 20 руб. И, следовательно, получает уже не 4000 руб в год, как прежде, а 20,000 руб. Этого ему вполне достаточно. Он не только не делает новых долгов, а, наоборот, понемножку уплачивает долги прежние. И таким образом, благодаря крестьянскому банку, он сохранил имение в своих руках. Вот почему председатель комитета по сохранению дворянского землевладения поступил умно, продавши свою "вотчину" крестьянскому банку. Крестьянский банк, действительно, помог сохранить дворянское землевладение.
   Вячеславу фон-Плеве и его ученику Петру Дурново удалось истребить партию Народной Воли. Правда, пришлось прекратить действие многих законов, создать так называемые "положения "об усиленной" и "чрезвычайной охране"; пришлось довести до небывалых размеров ссылку в Сибирь без суда, "в административном порядке". Но, во всяком случае, террор против правительства почти прекратился. Государь Александр III тихо умер в 1894 г. 21 октября того же года на престол вступил Сын Его, ныне Царствующий Государь Император Николай Александрович.
  

11. Начало революции.

  
   Прежде чем говорить о "революции", не лишне, пожалуй, выяснить, в каком смысле я употребляю это слово. Вообще революция есть резкая замена старых государственных порядков новыми, о которых прежде запрещалось говорить и думать. Черногория, например, была самодержавным государством; и если бы какой-либо черногорец хотел добиться народного представительства, то суд обязан был наказать его, как государственного преступника. Закон, запрещавший стремиться к перемене государственного строя, оставался в полной силе. Но в 1906 году князь Николай Черногорский нарушил этот закон, отменил самодержавие и ввел народное представительство. По прежним законам надо бы князя судить за это, как государственного преступника. Но, конечно, его никто не судил. Прежний закон сразу потерял силу. А князь Николай, и без того любимый народом за свои заслуги перед родиной, после добровольного отказа от самодержавной власти сделался поистине народным героем.
   В этом и смысл революции: надо резко нарушить законы, чтобы изменить государственный строй. Вот почему англичане, между прочим, уверены, что у них теперь не может быть революции, ибо в Англии законы таковы, что для перемены порядка правления их не надо нарушать: ниспровержение одного государственного строя и замена его другим может быть легко устроена законным порядком - путем простого голосования.
   Пример Черногории показывает, что революция может быть совершена мирным порядком, без борьбы, без братоубийства и кровопролития. Таким же мирным порядком революция совершалась в некоторых других государствах, где правительства добровольно соглашались заменить самодержавие народным представительством, а самовластное чиновничье управление - управлением законным, конституционным. Наоборот, в Китае, например, императрица согласилась ввести конституцию после некоторой, хотя и не ожесточенной борьбы. В 1906г персидский шах согласился отказаться от самодержавия, после кратковременных народных волнений. В Англии же борьба против самодержавия велась несколько столетий и привела к тому, что один из королей был казнен. Во Франции революция не сумела обойтись без казни короля Людовика 16-го. В России для данного времени революция сводится к замене самодержавия народным представительством. И долго все усилия направлялись к тому, чтобы она совершилась мирно, без кровопролития и братоубийства.
   Тотчас по вступлении ныне царствующего Государя на престол к нему обратилось с адресом тверское земство; в адресе было сказано, что необходимо ввести конституцию. Правительство очень не одобрило такого заявления. Тверские земцы подверглись суровым наказаниям. Слова их о конституции были названы "бессмысленными мечтаниями". Для сохранения самодержавия были усилены строгости и ссылки. Но они недолго помогали. Скоро возобновились покушения на разных сановников, которые особенно противились введению конституции. В 1901 году был смертельно ранен министр народного просвещения Боголепов. В 1902 году убит министр внутренних дел Сипягин. Вновь возникшая партия социалистов-революционеров решила продолжать дело Народной Воли. В виду этого были вручены чрезвычайные права Вячеславу фон-Плеве, который уже прославился истреблением народовольцев.
   Назначенный на пост министра внутренних дел, Вячеслав фон-Плеве горячо принялся за работу. Говорят, при Александре III-ем было сослано в Сибирь без суда около 7 тысяч человек. Теперь он сослал около 70 тысяч. Раньше бороться против сторонников конституции много помогало натравливание одной части народа на другую и в особенности еврейские погромы после 1 марта 1881 года. Теперь и это средство было пущено в ход в удесятеренном, против прежнего, размере. Был устроен погром в Кишиневе. По городам началось образование погромных шаек, которые были названы потом черносотенными шайками. Мерами полиции удалось натравить на Кавказе татар на армян и разжечь между этими двумя народами непримиримую вражду.
   Наконец, Вячеслав фон-Плеве советовал начать войну с японцами, причем, по словам его друга князя Мещерского, издателя газеты "Гражданин" и "Дружеские Речи", фон-Плеве убеждал, что война поможет отвлечь внимание народа от внутренних дел. Война была начата. Но внимание народа от внутренних дел не отвлеклось. 15 Июля 1904 года фон-Плеве был убит социалистом-революционером Сазоновым.
   Через 6 месяцев после этого петербургские рабочие решили, по примеру тверских земцев, обратиться лично к Государю Императору и коленопреклоненно просить Его о введении конституции. С рабочими правительство поступило еще суровее, нежели земцами: их велено было расстрелять, и 9 января 1905 года улицы Петербурга были залиты кровью и покрыты трупами. Но и это не помогло. Помимо забастовок и крестьянских бунтов, усилилась деятельность социалистов-революционеров. Начались покушения на особ Императорской Фамилии. Социалистом-революционером Каляевым 4 февраля 1905 года был убит Дядя Государя Сергий Александрович. 18 февраля 1905 года Государь, наконец, согласился созвать "выборных людей". А 6 августа того же года было опубликовано так называемое "Положение о Государственной думе", во многом напоминающее "конституцию Лорис-Меликова". Это была все та же неудачная конституция, против которой восстали еще народовольцы. На этот раз дело окончилось восстанием. После 6 августа начались забастовки в разных городах, в октябре забастовка стала всеобщею, всероссийской. Ввиду такой "неслыханной смуты" Государь издал манифест 17 октября, в котором было обещано, что, во-первых, отныне не будет издано ни одного закона без согласия государственной думы, во-вторых, государственной думе предоставлено право следить за чиновниками и министрами, и в-третьих, что Государь возложил на министров "обеспечить населению свободу совести, свободу слова (и печати), собраний союзов". Иначе говоря, Государь Император дал согласие произвести революцию. И оставалось лишь ее сделать, т. е. не на словах только, а на самом деле заменить самовластное чиновничье правление народным представительством.
   Словом, манифест 17 октября мог бы успокоить "смуту". Но одновременно с ним из Петербурга последовали какие-то таинственные "распоряжения", которыми бывший одесский градоначальник Нейдгардт объяснял свое сочувственное отношение к ужасному черносотенному погрому в Одессе 18, 19 и 20 октября. Погромы вдруг вспыхнули по всей России. И благодаря им в короткое время удалось уничтожить несколько десятков тысяч сторонников конституции. Вскоре затем на должность министра внутренних дел был назначен ученик Вячеслава фон-Плеве Петр Дурново. На этот раз он превзошел своего учителя: по известным газетным исчислениям, он в течение 6 месяцев истребил при помощи карательных отрядов, сослал, заточил в тюрьмы до 100 тысяч человек.
   После такого кровопускания "смуту" можно было считать обессиленной. По-видимому, Петр Дурново и председатель совета министров граф Витте на это именно и рассчитывали. Вопреки манифесту 17 октября, был издан ряд очень важных законов. Отметим только некоторые из них:
   1) Закон о государственном совете, которому предоставлено отменять решения Государственной Думы.
   2) Думе было запрещено касаться удельных и кабинетских законов, а равно и всех вообще прав и преимуществ Императорской Фамилии.
   3) Дума была обязана отпускать из казны на содержание Императорской Фамилии не меньше того, сколько определено сметою государственных расходов на 1906 год.
   4) Министрам была предоставлена полная возможность собирать налоги, расходовать казенные деньги, набирать рекрутов без согласия Государственной Думы.
   Все эти законы были объявлены "основными". Думе было запрещено касаться их. Таким образом, манифест 17 октября был в сущности отменен.
   Однако, Дума собралась и с 27 апреля 1906 года открыла свои заседания. Она с самого начала заявила, что необходимо дать крестьянам землю, и что для этого необходимо отобрать земли кабинетские, удельные, помещичьи, монастырские и церковные. Причем все члены Думы единодушно высказались, что кабинетские и удельные земли должны быть отобраны и переданы народу бесплатно, а на счет помещичьих большинство членов склонялось к тому мнению, что за них надо из казны заплатить нынешним владельцам вознаграждение. Министры в ответ на это заявили, что Государь такого закона об отобрании земель не допустит. Но это заявление вызвало во многих местах крестьянские волнения.
   Становилось ясно, что если Дума постановит отобрать земли и передать крестьянам, то отменить это постановление крестьяне не позволят. И на преемника Петра Дурново, министра внутренних дел Столыпина было возложено прекратить действие Государственной Думы.
   Столыпин приступил к делу очень осторожно. В течение нескольких дней он наполнил Петербург войсками, тщательно скрывая, зачем они нужны. Чтобы окончательно успокоить депутатов, он 7 июля заявил, что будет в понедельник 10 июля в Думе и даст там свои объяснения. Между тем, того же 7 Июля им было разослано губернаторам, градоначальникам следующее секретное распоряжение:
   "Ввиду ожидаемого с ближайших же дней возникновения общих беспорядков, прошу немедленно распорядиться обысками и арестами руководителей революционных и железнодорожных, а также боевых организаций и агитаторов среди войск, хранителей оружия и бомб с передачей дел формальным дознанием, а если невозможно, то со скорейшим применением административной высылки или представлением о сем особому совещанию. Кроме того, необходимо сейчас же принять все меры к охранению правительственных и железнодорожных сооружений, телеграфов, банков, тюрем, складов и магазинов оружия и взрывчатых веществ, в особенности узловых станций, предупредив телеграфные сношения агитаторов между собою и поступив в полную готовность охраны поезда.
   Если заметите, что телеграф в руках мятежников, то предпочтительно закрыть его вовсе. На случай перерыва телеграфа и телефона обеспечьте заранее способы сношения между органами власти, хотя бы при помощи частных лиц; затребуйте словесно от жандармских начальников сведения о воинских частях, зараженных пропагандой, для соображений в распределения охраны, имея в виду, что революционеры рассчитывают на выдачу им солдатами оружия.
   Примите действительные и твердые меры обуздания печати закрытием типографий и к защите помещичьих владений.
   Сообщите эти указания немедленно начальникам жандармских и железнодорожных управлений, требуя от них агентурных сведений даже во время волнений и ведя все власти к полному единению, решительному и мужественному исполнению долга, приняв также другие, необходимые по местным условиям предупреждения возникновения беспорядков.
   Распоряжения эти должны делаться без ссылки на эту депешу для устранения паники." ("Страна").
   По-видимому, Столыпин ожидал, что роспуск Думы вызовет восстание. И так как восставшие стали бы действовать без предварительного уговора, то усмирить их ничего не стоило бы. Тем более, что, ведь, у них нет оружия. Наконец, все приготовления были закончены.
   В ночь с 8 на 9 июля здание Государственной Думы было окружено войсками и полицией, чтобы туда не допускать депутатов, а 9 июля был опубликован указ о роспуске Думы. Т. е. указ этот исполнен вопреки всем законам, раньше, чем опубликован; он не был официально объявлен Думе; вопреки закону, не был подписан министром, который отвечает за его правильность. И, кроме того, в этом указе, вопреки закону, не были назначены выборы в новую Думу. Этот указ, между прочим, обнаружил, до какой степени местами все еще сильна вера в правительство. Например, житомирская газета "Волынь" передает такой случай. В одном селе Волынской губернии священник прочел в церкви по приказанию начальства манифест о роспуске Думы. Подобно псковским бунтовщикам при Алексее Михайловиче, крестьяне не поверили, что этот манифест настоящий:
   - Не может того быть, - стали кричать они, - чтобы правительство Думу разогнало. Это ты нам подложный манифест, читаешь.
   Заблуждение крестьян оказалось так велико, что они решили наказать священника за чтение "подложного манифеста": прямо из церкви стали гнать его в поле, а выгнавши, приказали:
   - Не смей в наше село возвращаться...
   Часть этих "бунтовщиков", не поверивших манифесту, уже сидят в тюрьме.
   Вслед за роспуском Думы началась усиленная покупка крестьянским банком помещичьих земель, причем банк платит продавцам процентными бумагами. За каждый же сторублевый лист крестьянского банка казна обязуется выдавать ежегодно владельцу 6 рублей доходу. А в августе вышел новый закон, по которому 2 миллиона десятин удельной земли также передается крестьянскому банку. По 19 августа одной помещичьей земли было скуплено банком на 235 миллионов рублей, в среднем по 126 рублей за десятину. А так как по банковским свидетельствам назначено 6 процентов в год, то, стало быть, помещики, продавшие земли банку, будут получать ежегодно из казны за каждую десятину на круг около 7 руб. 56 коп. доходу. А если выключить земли неудобные и участки под паром, то дохода от каждой десятины, проданной банку, помещик будет получать не менее 10 руб. в год. Таким образом, если события пойдут, как предусмотрено Столыпиным, то получится следующее.
   Ежели новая Дума соберется, как назначено, 20 февраля 1907 года, то значительная часть дворянской земли уже перейдет к Крестьянскому Банку, значительная часть удельной земли будет там же. Прежняя Дума хотела отобрать удельную землю бесплатно. Новой же Думе придется просто платить удельному ведомству столько, сколько назначено банковскими оценщиками. Прежняя Дума хотела отчудить помещичью землю, правда, за плату, но за такую, какая будет признана
   (!!!!!!к сожалению, не нашел последних 1-2стр. proTatar.)
  

Сноски.

  
   1 Слово "дворяне" происходит от слова: "двор". Двор - местопребывание государя. Отсюда и дворяне, т. е. царская дворня, люди, имеющие или имевшие службу при дворе.
   2 Надо помнить, что цари судили только знатных людей: воевод, вельмож, бояр и т. д. Обыкновенных же людей "судили и осуждали, по своему усмотрению, чиновники и помещики.
   3 До Петра войско было стрелецкое. Стрельцы в мирное время жили по-семейному, с женами и детьми, занимались хозяйством. В этом их главное отличие от солдат.
   4 Об этом подробнее сказано в моей книжке: "Из истории русской школы".
   5 О нем, впрочем, долго ходили сплетни, что отцом его был не Петр, а один из любимцев Екатерины.
   6 Собственно каторгами или галерами раньше назывались корабли, по преимуществу военные. На каторгу или галеру сажали преступников, главным образом в качестве гребцов. Принудительные работы на каторгах получили название в каторжных работ. И так как они были очень тяжелы и опасны, то на каторги ссылались лишь самые закоренелые преступники. Впоследствии преступников, приговоренных к каторге, стали посылать не на военные корабли, а между прочим для обработки кабинетских земель. И работы на кабинетских землях тоже стали называться каторжными. Сколько дают кабинету Его Величества каторжане дохода - неизвестно, сведения об этом не публикуются. Известно лишь, что, например, заключенные в карийских каторжных тюрьмах по реке Каре, в Алтайском округе) добывали ежегодно не менее 100 пудов золота, которое шло в личную собственность Государя Императора. Но все такие сведения приблизительны и не точны.
   7 Впрочем, для своей супруги Марии Федоровны "за помощь утвердить судьбу и состояние" Царской Фамилии Павел Петрович повелел отпускать из казны по 1.000.000 руб в год. <<<<<
   8 У приговоренного связывали веревкой ноги и руки сзади, на спине: затем между рук и ног продергивали кол, и на колу "преступник" висел несколько часов, животом книзу. Это наказание и называлось "уточкой".
  
  

Другие авторы
  • Шепелевич Лев Юлианович
  • Самарин Юрий Федорович
  • Мансырев С. П.
  • Кусков Платон Александрович
  • Ишимова Александра Осиповна
  • Альбов Михаил Нилович
  • Энгельгардт Михаил Александрович
  • Иванов-Разумник Р. В.
  • Лухманова Надежда Александровна
  • К. Р.
  • Другие произведения
  • Полевой Петр Николаевич - История русской литературы в очерках и биографиях. Часть 1. Древний период
  • Розанов Василий Васильевич - Об экзаменах в средних учебных заведениях
  • Петрашевский Михаил Васильевич - Карманный словарь иностранных слов
  • Розанов Василий Васильевич - Силуэты третьей Думы
  • Фурманов Дмитрий Андреевич - Драма Луши
  • Лажечников Иван Иванович - Заметки для биографии Белинского
  • Чулков Георгий Иванович - Тютчев и Аксаков в борьбе с цензурою
  • Шекспир Вильям - Ромео и Джульетта
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Роман-царевич
  • Надеждин Николай Иванович - Рославлев, или русские в 1812 году (М. Н. Загоскина)
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 91 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа