Главная » Книги

Глинка Михаил Иванович - Письма М. И. Глинки к К. А. Булгакову, Страница 2

Глинка Михаил Иванович - Письма М. И. Глинки к К. А. Булгакову


1 2

, что эта музыка напомнитъ тебѣ дни любви и младости.
   В³олончели остались, измѣнилъ (т. е. усовершенствовалъ) я инструментовку только въ форте и въ послѣднемъ crescendo.
   Наконецъ я узналъ, гдѣ пропадаетъ Дарья Михайловна: она съ Ферзингомъ (36) (помнишь ли ты его) даетъ концерты въ городахъ возлѣ Москвы, а именно: Новгородѣ, Тулѣ, Орлѣ и пр., въ Москву же она съ Ферзингомъ будетъ въ концѣ поста. Во всякомъ случаѣ прошу на это не расчитывать, а сейчасъ же прикажи приступить къ перепискѣ парт³й. Партитура Valse-Fantaisie состоитъ изъ 6 тетрадей, и ты можешь заставить работать нѣсколько писцовъ въ одно время. Издержку за переписку беру на себя и что ты истратишь, будетъ тебѣ немедленно выслано съ искренней признательност³ю.
   У меня вчера былъ старый знакомый Аладьинъ (37), я его давно не видалъ, и онъ мнѣ кажется страшный Fanatico per la musica. Онъ описалъ мнѣ твой бывш³й Atelier, и я теперь понимаю твою тоску переселяться въ другой домъ (38). Скажу однакожъ въ утѣшен³е, что сколько я тебя помню, ты всегда былъ велик³й мастеръ устроить и убрать самую дрянную квартиру; сверхъ того, кто тебя любитъ, тотъ не посмотритъ на степень великолѣп³я пепелища.
   Я радъ, что Молитва моя не была исполнена у Штуцмана: 1) Леонова поетъ ее по моему, 2) я постою за свою инструментовку; слышалъ ее въ исполнен³и и остался самъ многодоволенъ.
   Напрасно полагаешь, что я духовые предпочитаю смычковымъ; совсѣмъ напротивъ, я на духовые нарочито скупъ.
   Гейденрейхъ тебѣ усердно кланяется.
   Прощай, мой милый другъ, пиши чаще и крупнѣе. Vale. Твой Мишка Глинка.
  
   14 Марта 1856 г. С.П.бургъ.
  

XII.

  
   Любезнѣйш³й другъ, Константинъ Александровичъ.
   Я получилъ письмо твое, въ коемъ объявляешь о прибыт³и Леоновой въ Москву; не отвѣчалъ же сейчасъ потому, что по наслѣдственному отъ отца предразсудку по понедѣдьникамъ ничего не предпринимаю.
   Безъ сомнѣн³я, ты уже получилъ партитуру Valse-Fantaisie и если учинилъ такъ, какъ я въ письмѣ просилъ тебя, то вѣрно можно будетъ оный Valse прокинуть въ концертѣ Леоновой. Если только парт³и переписаны, пьеса эта по своему устройству не потребуетъ многихъ репетиц³й. Досадно, что въ послѣднемъ письмѣ я не написалъ, чтобы, по получен³и вальса, ты собралъ полковыхъ копистовъ музыки. Человѣкъ 6 отодрали бы тебѣ въ течен³е сутокъ всѣ парт³и и дешево бы взяли. Контора же театральная .... пишетъ черезчуръ размашисто.
   Впрочемъ дѣлай все, какъ знаешь, въ пользу моей protegee, я заранѣе благодарю тебя.
   Потрудись въ отвѣтъ на это письмо увѣдомить меня о днѣ концерта и пришли программу.
   Черновую статью получилъ, но разобралъ плохо; притомъ я съ вашей московской публикой не знакомъ вовсе.
   Я болѣнъ, хоть брось; живу единственно надеждой удрать на Западъ въ концѣ Апрѣля.
   Кланяйся Леоновой, а также и Ферзингу.
   Гейденрейхъ поручилъ мнѣ усердно тебѣ поклониться. Vale. Твой вѣрный другъ Миша Глинка.
  
   20 Марта 1856 года.
   С.Петербургъ.
  

XIII.

  
   Любезнѣйш³й другъ, Константинъ Александровичъ!
   Премного благодарю тебя, Келя (39) и Аладыша, что вы поддержали Д. М. Леонову. Изъ твоего письма вижу, что дѣйствительно (принимая въ соображен³е наводнен³е концертами въ нынѣшн³й постъ и..... концертъ можно считать почти удачнымъ. Болѣе всего мнѣ понутру то, что Дарья Михайловна произвела симпатическое впечатлѣн³е.
   Очень бы радъ былъ, если бы концертъ ея съ Ферзингомъ удался, сирѣчь, чтобы былъ оркестръ хоша самый скромненьк³й.
   Молитва и Valse-Fantaisie инструментованы по новому, никакого расчета на виртуозность (кою рѣшительно нетерплю) ни на огромность массы оркестра.
   Всего требуется:
   1 скрипокъ отъ 4 до 5
   2 - - 4
   альтовъ - 2
   в³олончелей и басовъ отъ 2 до 3 кажд.
   флейты - 2
   гобоя - 2
   кларнета - 2
   фагота - 2
   corni - 2
   трубы - 2
   тромбонъ - 1
             итого 27 до 31
   Примѣчан³е. Въ Молитвѣ Фаготъ 1-й и тромбонъ должны быть разсматриваемы (consideres) какъ солисты, хотя замысловатыхъ пассажей у нихъ вовсе нѣтъ.
   Въ Valse-Fantaisie надобно обратить особенное вниман³е на corni, кои въ разстрой, т. е. 1-й въ одномъ, а другой настроенъ въ иномъ тонѣ.
   Молитва требуетъ исполнен³я строгаго (severe), Valse же Fantalsie нужно играть манерно (un peu exagere).
   Пишу с³е потому, что надѣюсь, что ты самъ приложишь все старан³е, чтобы услышать Молитву и Valse-Fantaisie. Хору достаточно 16 человѣкъ: 3 баса, 3 тенора и по 3 малыхъ; можно тоже взять полковыхъ, какъ и для переписки парт³й.
   Когда Кель пр³ѣдетъ въ Питеръ и застанетъ меня, онъ можетъ быть увѣренъ, что я приму его съ любов³ю.
   Партитуру вальса ты вѣрно уже получилъ отъ Зиберта; я ее отослалъ на почту въ субботу на прошедшей недѣлѣ, и у меня есть квитанц³я.
   Обнимаю тебя отъ всей души, твой вѣрный другъ Мишка Глинка.
   Прилагаемую цидулу потрудись доставить Дарьѣ Михайловнѣ.
  
   23 Марта 1856 года. С.П.бургъ.
  

XIV.

  
   Любезнѣйш³й другъ, Константинъ Александровичъ!
   Я послалъ къ тебѣ афишу на концертъ Леоновой, а не писалъ до сихъ поръ по причинѣ болѣзни и хлопотъ. Теперь спѣшу увѣдомить, что концертъ удался совершенно. Оркестръ исполнилъ дѣло свое какъ нельзя лучше, хористки маленько подгадили въ хорѣ изъ Руслана. Леонова была принята отлично и собрала не мало денегъ. Сильно апплодировали Молитвѣ и Вальсу. Я въ концертѣ самъ не былъ, а мнѣ говорила сестра моя (40) и Леонова о томъ, что сообщилъ тебѣ.
   Погода у насъ мерзѣющая; я избитъ и замученъ, пишу мало - нездоровится и хлопотно. Твой неизмѣнный другъ Миша Глинка.
  
   10 Апрѣля 1836 года.
  

XV.

  
   Любезнѣйш³й другъ, Константинъ Александровичъ!
   Что же касается до запоя, то безъ хлѣбныхъ и виноградныхъ питей, отъ онаго, сирѣчь, запоя въ Питерѣ не отдѣлаешься. Какъ тебѣ самому извѣстно, здѣсь пожираютъ блины, ходятъ въ церковь, шатаются по концертамъ и пр. и пр. все по программѣ, все вдругъ, все однимъ, словомъ, въ родѣ нашеств³я Татаръ. Довольно!
   Черезъ три дня я ѣду за границу; паспортъ и карета уже есть. А потому на это письмо не отвѣчай, а самъ къ тебѣ буду писать изъ Берлина, гдѣ останусь недѣли двѣ. Оттуда предполагаю въ нѣкое мѣстечко Парижъ.
   Не откажи, прошу тебя, въ моей убѣдительнѣйшей просьбѣ: кланяйся отъ меня Н. Ф. Павлову и настоятельно упроси его прислать на имя сестры моей Людмилы Ивановны Шестаковой въ Эртелевомъ переулкѣ въ домѣ Томиловой нѣсколько экземпляровъ печатнаго романса (слова Павлова). А также напомни ему, что я отнюдь не отказываюсь отъ благостыни, что-де мнѣ платятъ обыкновенно по 50 р. сер. за каждый романсъ, а 50 р. с. составляютъ около 200 франковъ.
   Довольно на этотъ разъ. Идея путешеств³я сильно радуетъ.
   Обнимаю тебя отъ души, твой неизмѣнный другъ М. Глинка.
   На прошедшей недѣлѣ былъ маленьк³й музыкальный вечеръ у насъ; на немъ былъ твой племянникъ князь Долгорук³й (41).
  
  

XVI.

Imitazione nella quarta con cadenza nel modo plirygico.

 []

S. W. Dehn.

à Berlino 5 Junio. 1836.

   Милый и добрый старый другъ Костя!
   Пишу тебѣ измученный отъ путешеств³я, зане старъ бо есмь. Вмѣсто Парижа остаюсь въ Берлинѣ, гдѣ, не смотря на жестокую усталость, уже прилежно работаю съ моимъ учителемъ, профессоромъ Деномъ, первымъ знахаремъ въ свѣтѣ. Письмо твое сестра уже прислала сюда. Прилагаемый при семъ документъ, надѣюсь, доставитъ тебѣ нѣсколько минутъ пр³ятныхъ - ты пупкомъ поймешь эти гармон³и, недоступныя орангъ-утангамъ.
   Пиши ко мнѣ à Berlin poste restante., или à Berlin, Marienstrasse No 6, гдѣ моя фатера.
   Желалъ бы еще поболтать, но силъ не фатаетъ.
   Твой неизмѣнный
  
   6 ²юня 1856.
   Берлинъ.
  
   Поклонъ всѣмъ добрымъ пр³ятелямъ.

XVII.

  
   Любезнѣйш³й другъ, Константинъ Александровичъ!
   Не сѣтуй, что до сихъ поръ не отвѣчалъ тебѣ: путешеств³е въ почтовой каретѣ 6 сутокъ (безъ сна), а потомъ три дня проклятой и ненавистной желѣзной дороги меня жестоко избили и изломали, такъ что до сихъ поръ съ раздражен³емъ нервъ справиться не могу; притомъ же отъ раздражен³я воспалился лишай на правой рукѣ, и я не могъ держать пера въ оной. Скажу тебѣ также, что не могу изъ Берлина столь же часто писать какъ изъ Питера: жизнь здѣсь крайне единообразна, а занят³я дѣльнаго больше.
   Жалкую, но отлично сдѣланную твою каррикатуру получилъ; что же дѣлать, другъ мой, пожито было,- надобно, какъ на Руси говорится, и честь знать. У тебя ноги, у меня руки въ лишаяхъ, и я часто отъ слабости рукъ, желудка и зрѣн³я принужденъ только поститься или скучать.
   Впрочемъ мнѣ здѣсь хорошо, привольно и спокойно. Хорошо, потому что есть дѣло. Привольно, потому что кормы хороши. (Много и по дешевой цѣнѣ дикихъ козъ, оленей и фазановъ, до коихъ я очень лакомъ; есть и хорошая морская рыба, дичь, овощи etc.), вина хорош³я (Мозель въ особенности) и по умѣренной цѣнѣ.,.. Покойно, потому что я живу домосѣдомъ и новыхъ знакомствъ не ищу.
   Объ нашихъ музыкальныхъ занят³яхъ буду писать подробнѣе, обождавъ маненько. Съ Деномъ бьемся съ церковными нотами и канонами разнаго рода - дѣло трудное, но нарочито занимательное, а, дастъ Богъ, и вельми полезное для русской музыки.
   Увѣдомь, когда Дворъ пр³ѣдетъ въ Москву (42) и, узнавъ, сообщи мнѣ адресъ Прасковьи Арсеньевны Бартеневой.
   Князю Алексѣю Дмитр³евичу Салтыкову (43) усердно кланяюсь.
   Пиши подробно и крупно по прилагаемому адресу: Monsieur Michel Glinka Berlin, Marienslrasse No 6. Обнимаю тебя отъ души, Я³елаю тебѣ всего лучшаго и остаюсь твой неизмѣнный другъ.
   По словамъ Дена Францъ дѣйствительно Dred, что по русски .....
   Берлинъ 9 ²юля/27 ²юня. 1856 года.
  

XVIII.

  
   Любезнѣйш³й другъ, Константинъ Александровичъ!
   Давно уже собираюсь писать къ тебѣ, но все какъ-то не приходилось: сперва замучили жары, кои здѣсь столько же несносны, какъ и въ Питерѣ, градъ бо на низменныхъ мѣстахъ расположенъ; потомъ я прихворнулъ, а когда хвораю, то обыкновенно страдаютъ руки, и я пишу съ трудомъ.
   Впрочемъ моя пр³ятно-тихая жизнь въ Берлинѣ однообразна и не представляетъ ничего особеннаго для описан³я.
   Недавно я получилъ оффиц³альное письмо изъ канцеляр³и Министра Двора за подписью самого министра графа Адлерберга, въ коемъ изъяснено, что Ихъ Императорск³я Величества соблаговолили милостиво принятъ посвящен³е моего Польскаго, и Государь приказалъ, чтобъ оный Польск³й былъ исполненъ на балахъ, во время коронац³и, начиная съ того, который будетъ данъ въ Грановитой Палатѣ.
   Все это мнѣ устроила П. А. Бартенева, чрезъ графа Александра Владим³ровича Адлерберга.
   На дняхъ я ожидаю партитуру моего Польскаго, вскорѣ послѣ коронац³и онъ будетъ исполненъ здѣсь въ королевскомъ театрѣ - Opera-haus. Оркестръ чудо: 12 первыхъ, 13 вторыхъ скрипокъ, 7 альтовъ, 9 в³олончелей съ приличнымъ числомъ контрабасовъ и проч.
   Поговариваютъ даже о постановкѣ Жизни за Царя на сцену; покамѣстъ однакожъ это еще не рѣшено.
   У меня есть до тебя важная просьба, а именно: тебя всѣ любятъ и навѣщаютъ, слѣдственно ты можешь всѣмъ мало-мальски меня знающимъ лично или по наслышкѣ (преимущественно же придворнымъ) вбить въ голову, что Глинка-де не въ Парижѣ, а въ Берлинѣ, и что-де окромя здоровья онъ проживаетъ въ Берлинѣ ради музыкальныхъ продѣлокъ.
   Такъ какъ я думалъ ѣхать въ Парижъ, то можетъ быть найдутся люди, которые полагаютъ, что я уже тамъ. Между тѣмъ вышло, что, пр³ѣхавъ въ Берлинъ, я почувствовалъ непреодолимое отвращен³е отъ Франц³и и по справкамъ оказалось, что работа съ Деномъ труднѣе, чѣмъ я предполагалъ. Обнимаю тебя отъ души, твой неизмѣнный другъ.
  
   Берлинъ 16/4 Августа 1856 года.
  

XIX.

  
   Любезнѣйш³й другъ, Константинъ Александровичъ!
   Только что хотѣлъ я отвѣчать на письмо твое, какъ я получилъ другое отъ тебя съ прискорбнымъ извѣст³емъ о кончинѣ Графа М. Ю. Вьельгорскаго (44). Хотя я уже и зналъ, что онъ разрушался, но это извѣст³е меня тронуло: графъ М. Ю. принадлежалъ именно къ разряду тѣхъ немногихъ людей, которымъ, кажется, никогда умирать не слѣдовало. Нашихъ мелкихъ недоразумѣн³й и воспоминать не хочу (45), a помню только его дружбу и доброжелательность ко мнѣ. Миръ праху его!
   Здоровье мое плохо: желудокъ, а въ особенности печень очень разстроены, и нервы часто и шибко пошаливаютъ, не смотря на то, что я стараюсь помнить,что я уже зѣло не молодъ (объ этомъ можешь справиться у фотографа Левицкаго, который нынѣшней весною снялъ съ моей хари удивительнѣйш³й портретъ и, буде пожелаешь, чрезъ твоихъ знакомыхъ можешь получить экземпляръ онаго) и воздерживаюсь, елико возможно, отъ всѣхъ излишествъ.
   Каникулярные жары заставили меня временно прекратить мои весьма занимательныя, но трудныя работы съ Деномъ. При самыхъ благопр³ятныхъ обстоятельствахъ едва ли совладаемъ съ церковными тонами, двойною фугою и канонами въ течен³и зимы. Во всякомъ случаѣ дѣло рѣшено: до Мая будущаго года остаюсь здѣсь. Если же Богъ продлитъ мнѣ жизнь и обстоятельства позволятъ мнѣ продолжить путешеств³е, я не прочь завернуть въ мѣстечко Парижъ, гдѣ я люблю въ особенности весну, лѣто и часть осени; la saison du monde élégant, или какъ это называютъ la grande saison de Paris, т. е. отъ Ноября до Апрѣля, для меня невыносима. Всего болѣе мнѣ нравятся звѣринцы: le jardin des plantes et le boulevard des Italiens avec les environs. Время все изглаживаетъ: на будущ³й годъ воспоминан³я войны будутъ тусклѣе, а слѣдственно жить въ Парижѣ будетъ сноснѣе, а можетъ быть даже пр³ятно (46).
   Кашперовъ тебѣ кланяется; онъ здѣсь съ молодой женою - милою и очень образованною женщиною. Онъ поселился по сосѣдству со мною до весны, желая съ одной стороны насладиться спокойств³емъ послѣ различныхъ треволнен³й; работаетъ каждый день съ Деномъ и, мнѣ кажется, что онъ съ музыкальнымъ талантомъ.
   Оперы еще не начались - примадонны въ разгонѣ, давать же будутъ вещи превосходныя; на дняхъ у меня квартетъ.
   Если Яковлевъ (47), Аркаша и Ѳирсъ еще въ Москвѣ, усердно имъ отъ меня кланяйся.
   Обнимаю тебя отъ души, твой неизмѣнный
   NB. Если можешь, пиши еще крупнѣе. Мой новый адресъ: Französische Strasse No 8.
  
   Берлинъ. 22/10 Сентября 1856 г.
  

XX.

  
   Любезнѣйш³й другъ, Константинъ Александровичъ!
   Не сѣтуй, что не сейчасъ по получен³и отвѣчаю на твои;дружеск³я письма. Причина - не дѣнь, а вообще говоря, я не большой охотникъ писать. Къ тому же моя совершенно отшельническая жизнь въ Берлинѣ не даетъ повода - плодить матер³ю (какъ говаривала блаженной памяти моя няня).
   Въ одномъ изъ твоихъ писемъ ты рекомендовалъ мнѣ завернуть въ мѣстечко Парижъ. Я, однакожъ, остался здѣсь и не раскаяваюсь.
   Окромѣ разнаго рода продовольств³й, а наипаче скромной и тихой жизни, которая мнѣ зѣло по нутру, одни музыкальныя наслажден³я ужъ достаточны, чтобы приковать меня къ Берлину въ зимн³е мѣсяцы.
   Перечень слышаннаго мною, въ течен³е мѣсяца съ небольшимъ, объяснитъ это дѣло лучше:
  

Въ Opernhause:

  
   1. Фидел³о Бетховена съ двумя увертюрами Е dur и С dur.
   2. Орфей Гдюка.
   3. Clemenza di Tito Моцарта съ басетъ-горномъ (NB).
   NB означаетъ, что у насъ въ несносномъ Питерѣ басетъ-горнъ всегда замѣняютъ кларнетомъ, а разница огромная.
   4. Nozze di Figaro Моцарта.
   5. Zauberflote Моцарта.
   Эти двѣ послѣдн³я оперы были даны весьма зѣло удовлетворительно. Оркестръ и хоры чудо! Не нашимъ чета!
   Окромѣ того: Въ Gingverein:
   Знаменитая Missa Баха H moll: въ оной же чудеса поэз³и и изобрѣтен³я.
   Предстоятъ еще: а) Въ театрѣ:
   На будущей недѣлѣ Альцеста Глюка - важная вещь. b) Въ Gingverein: Баха Мотетъ и Requiem Керубини!
   Дальнѣйшее окажется въ послѣдств³и.
   Медленно, но прочно идутъ мои занят³я съ Деномъ, все бьемся съ фугами. Я почти убѣжденъ, что можно связать фугу западную съ услов³ями нашей музыки узами законнаго брака.
   Извини, что больше не пишу, скажу только, что мнѣ здѣсь хорошо, что не мѣшаетъ, однако, любить по прежнему тѣхъ, которыхъ я любилъ, какъ тебя. Твой неизмѣнный другъ М. Мимоза (48).
  
   Берлинъ. 15/3 Ноября 1856 г.
  
  
   (1)(2) "Шалунъ-Бетховенъ", "мѣстечко Парижъ". Выражен³я эти и тому подобныя были очень свойственны Глинкѣ. Послѣднее было, кажется, имъ же и изобрѣтено когда-то и потомъ было въ большомъ ходу.
   (3) Однофамилецъ этотъ(впрочемъ вовсе не родственникъ корреспондента Глинки) былъ Александръ Ивановичъ Булгаковъ, молодой преподаватель Русскаго языка въ Театральной школѣ, умерш³й въ 1837 году. Онъ обладалъ стихотворческимъ даромъ и написалъ нѣсколько водевилей, имѣвшихъ успѣхъ на сценѣ, каковы: "Дебютантъ", "Жена сосѣда", "Тише ѣдешь, дальше будешь" и др., особенно "Артистъ", въ которомъ былъ неподражаемъ въ ролѣ съ переодѣваньями покойный Н. О. Дюръ, а потомъ В. В. Самойловъ. Слова романса, о которомъ говоритъ Глинка, написаны Булгаковымъ. Вотъ начало его:
  
   Прости меня, прости, прелестное созданье!
   Упрекомъ, можетъ быть, тебя я оскорбилъ;
   Я выслушалъ твое съ восторгомъ оправданье,
   Я счастливъ снова сталъ, я снова полюбилъ.
  
   Стихи эти и вообще память о Булгаковѣ неразрывны съ романомъ, который всѣ знали въ наше время. У старыхъ театраловъ и теперь сохраняются портреты очень милой пѣвицы и истой красавицы Анны Матвѣевны Степановой въ ролѣ "Пеки" въ оперѣ Обера "Бронзовый конь". Когда она еще была въ Театральной шкодѣ, въ нее страстно былъ влюбленъ Булгаковъ и къ ней написалъ стихи приведеннаго выше романса. Она имѣла множество поклонниковъ и въ креслахъ, и за кулисами, и въ стѣнахъ школы и дирекц³и. Въ числѣ послѣднихъ, кромѣ Булгакова, былъ на первомъ планѣ преподаватель Французскаго языка въ Школѣ, остроумный, просвѣщенный и веселый собесѣдникъ, обрусѣвш³й Французъ Ѳедоръ Николаевичъ Оберъ, большой мой пр³ятель, нынѣ умерш³й. Булгаковъ мучительно ревновалъ къ нему Степанову. Помню слѣдующ³е, относящ³еся къ этому обстоятельству стихи покойнаго поэта Бахтурина, изъ большаго и гдѣ нибудь вѣроятно хранящагося у меня, стихотворен³я его, гдѣ описаны всѣ театралы и предметы ихъ обожан³я въ то время:
  
   Любви и прелести расцвѣтъ,
   Цвѣтокъ роскошный Юга!
   Съ Оберомъ за тебя поэтъ
   Грызутся другъ на друга.
   Елена новая зажечь
   Хотя не можетъ Трои,
   (Не обнажатъ свой статск³й мечъ
   Учителя-герои)
   Но царствуетъ межъ нихъ давно
   Раздора пламень страшный,
   И все боюсь я за одно.-
   За вызовъ рукопашный.
  
   Но эта комически-преувеличенная сторона дѣла имѣла печальную изнанку. Булгаковъ такъ страдалъ сердечно и душевно отъ своей страсти, что наконецъ и заболѣлъ опасно и, такъ какъ натура его была физически не изъ сильныхъ, вскорѣ былъ побѣжденъ недугами. Въ наше время общее повѣрье было, что Булгаковъ "умеръ отъ любви". Свидѣтельство тому сохранилось въ одномъ стихотворен³и пр³ятеля его, тоже страстнаго театрала того времени, Димитр³я Петровича Сушкова: "Памяти Булгакова", напечатанномъ въ 1 издан³и его стихотворен³й. (С.-Пб., 1838).
   Что касается до исхода романа А. М. Степановой, то онъ былъ также крайне грустенъ. Надъ всѣми прочими соперниками умершаго вскорѣ восторжествовалъ одинъ. Но Степанова, вышедши изъ Школы, недолго пережила Булгакова. Она умерла въ концѣ 1838 года, двадцати лѣтъ отъ роду, среди самыхъ печальныхъ обстоятельствъ, таинственныхъ и даже трагическихъ, о которыхъ тогда говорили между собою только конфиденц³яльно и теперь, почти черезъ 30 лѣтъ, неудобно распространяться.
   (4) Прелестная музыка этого романса (на одинъ голосъ) была напечатана въ "Репертуарѣ" 1839 или 1840 года. Написалъ ее Павелъ Степановичъ Ѳедоровъ, нынѣ начальникъ репертуарной части Петербургскихъ театровъ. Онъ авторъ множества прекрасныхъ водевилей съ остроумными куплетами, для которыхъ самъ часто сочинялъ или удачно подбиралъ музыку. П. С. Ѳедоровъ отличный музыкантъ, и его старан³ями успѣшно возстановлена въ Петербургѣ Русская опера, не смотря на опасное соперничество Итальянцевъ.
   (5) Слова Нестора Васильевича Кукольника
   (6) Еще одно изъ обычныхъ выражен³й Глинки.
   (7) Николай Николаевичъ Норовъ, нынѣ сенаторъ, всегда считался по справедливости однимъ изъ первыхъ знатоковъ музыки въ Петербургскомъ обществѣ.
   (8) Графъ Михаилъ Юрьевичъ В³ельгорск³й (род. 31 Окт. 1787, ум. 28 Августа 1856), незабвенный для всѣхъ артистовъ, и самъ отличный виртуозъ.
   (9) Людвигъ Андреевичъ Гейденрейхъ, врачъ при дирекц³и театровъ, страстный любитель музыки. Ему посвятилъ Кукольникъ драму свою "²оаннъ-Антонъ Лейзевицъ"(1839).
   (10) Глинка вообще любилъ уменьшительныя, особенно въ собственныхъ именахъ. Одно время онъ усердно ухаживалъ за очень хорошенькой воспитанницей Театральной Школы, но плохой пѣвицей, Каролиной К., которую называли "Линочкой". Я какъ то сказалъ ему, что странно такому отличному музыканту плѣняться такой плохой музыкантшей, которая должна бы этимъ недостаткомъ разочаровать его. Глинка отвѣчалъ, что она ему все-таки очень нравится и прибавилъ: "замѣть, что мы созданы другъ для друга; она Линочка, а я - Глиночка". Такъ его прозывали часто въ нашемъ пр³ятельскомъ кругу.
   (11) Модестъ Маврик³евичъ Коньяръ, нынѣ Вологодск³й вице-губернаторъ, музыкантъ и любитель искусства.
   (12) Сергѣй Ивановичъ Штуцманъ, нынѣ умерш³й. Онъ памятенъ Москвѣ, какъ капельмейстеръ Московской оперы.
   (13) Дарья Михайловна Леонова, ученица Глинки, прекрасно исполнявшая парт³и "Ванна" и "Ратмира" въ его операхъ. О ней часто говорится ниже.
   (14) Осипъ Аѳанасьевичъ Петровъ, знаменитый и любимѣйш³й пѣвецъ нашъ, воплотивш³й въ себѣ типъ "Сусанина" и создавш³й потомъ роль "Руслана".
   (15) Васил³й Васильевичъ Самойловъ, славный актеръ нашего времени, началъ сценическое свое поприще какъ оперный артистъ и, обладая пр³ятнымъ теноромъ, съ успѣхомъ исполнялъ парт³и "Рембо" въ "Робертѣ" и др.
   (16) Выражен³я "ненавистная'' не должно тутъ принимать безусловно и въ самомъ обширномъ значен³и этого слова. Глинка конечно не былъ партизаномъ итальянской музыки; но я самъ слыхалъ его восторженныя похвалы представлен³ямъ итальянскихъ оперъ, когда они игрались въ Петербургѣ такою труппою, какая была тамъ во время Рубини. Я самъ видѣлъ слезы на его глазахъ во время финала 1 акта "Сонамбулы" и т. п. Впрочемъ все это относится къ гораздо болѣе ранней эпохѣ.
   (17) Дѣло тутъ идетъ о либретто "Двумужницы". Надъ либретто "Руслана", которое писалось по частямъ, сколько помнится, Н. В. Кукольникомъ, покойнымъ М. А. Гедеоновымъ и другими, тоже работалъ отчасти самъ Глинка.
   (18) Тутъ говорится о любезномъ пр³ятелѣ нашемъ Графѣ Аркад³ѣ Павловичѣ Голенищевѣ-Кутузовѣ(род. 1809, ум. 1859), который принадлежалъ къ числу пѣвцовъ-любителей и диллетантовъ музыки.
   (19) Забавно, что Глинка, попрекая Булгакову за французское письмо, самъ по привычкѣ вставляетъ тутъ же французскую фразу.
   (20) Еще одно изъ любимыхъ выражен³й Глинки.
   (21) Такъ названъ здѣсь докторъ Л. А. Гейденрейхъ. См. прим. 9.
   (22) Это слово Глинка употреблялъ часто и въ разныхъ значен³яхъ. Напр. онъ говаривалъ: "эту ноту, если не хватаетъ голоса, можно взять всегда пупкомъ" и т. п.
   (23) Эта каватина Гориславы съ удивительнымъ акомпанементомъ, въ которомъ большую роль играетъ Фаготъ, находится въ 3-мъ актѣ "Руслана" и есть одно изъ самыхъ свѣжихъ и увлекательныхъ вдохновен³й Глинки. Она отличается характеромъ необыкновенной страстности. Между тѣмъ при постановкѣ "Руслана" парт³я Гориславы была отдана молоденькой и прехорошенькой панс³онеркѣ Школы Э. И. Шифердекеръ, носившей на афишахъ имя Лилѣевой, которая очень мило исполняла роли игривыя и веселыя въ родѣ Ритты - въ "Цанаѣ", Адины въ "Любовномъ Напиткѣ" и т. п., соотвѣтствовавш³я и ея наружности, и ея голоску, чистенькому, гибкому, но вовсе непригодному для выражен³я страсти. Глинка былъ въ отчаян³и особенно отъ холодности, съ которой Лилѣева произносила восклицан³е: "О!" передъ словами: "мой Ратмиръ". Онъ требовалъ для него хоть жизни, если не огня, а Лилѣева никакъ не могла перенять его урока. На одной изъ послѣднихъ репетиц³й Гливка, какъ самъ мнѣ тогда разсказывалъ, подкрался сзади къ Лидѣевой и, дождавшись несчастнаго такта, неожиданно ущипнулъ ее за руку, такъ что она вскрикнула и, неудававшееся ей и пропадавшее: "О!", раздалось, полное неподдѣльной жизни. Глинка сказалъ пѣвицѣ: "вотъ видите, что можно дать этому восклицан³ю выражен³е; старайтесь произносить его и впередъ хоть такъ, какъ сейчасъ".
   (24) Помню, какъ эту превосходную пьесу (о которой много говорится ниже) разыгралъ въ первый разъ въ Павловскомъ вокзалѣ извѣстный оркестръ Германа. Это было въ 1839 году, сколько могу припомнить.
   (25) Даровитый карикатуристъ, издававш³й въ послѣдств³и "Искру". Въ числѣ тогдашнихъ карикатуръ его альбома, былъ между прочимъ рядъ презабавныхъ рисунковъ подъ назван³емъ: "День изъ жизни Глинки", гдѣ онъ изображался въ разные часы дня и ночи.
   (26) Князь Левъ Григорьевичъ Голицынь, большой любитель музыки,
   (27) Г. Лоди, пѣвецъ-любитель, поступилъ на Петербургскую сцену въ 1838 году. Онъ съ успѣхомъ пѣлъ нѣкоторыя теноровыя парт³и, какъ напр. "Сабинина", "Полл³она"(въ Нормѣ), но вскорѣ прекратилъ свое артистическое поприще.
   (28) Подъ прозвищемъ "Ѳирса" издавна извѣстенъ въ обществѣ остроумный и даровитый князь Сергѣй Григорьевичъ Голицынъ, диллетантъ и стихотворецъ. Глинка написалъ музыку на переведенныя имъ изъ Мицкевича стихи: "Когда, въ часъ веселый, откроешь ты губки" и на друг³я слова его сочинен³я. Позднѣйшее примѣчан³е. Недавно пришло печальное извѣст³е о кончинѣ этого достолюбезнаго человѣка. Онъ умеръ въ Польшѣ, въ имѣн³и своемъ, 19 Ноября 1868, на 63 году отъ роду.
   (29) Дмитр³й Ивановичъ Нарышкинъ, недавно умерш³й, памятный всѣмъ знавшимъ его своею любезност³ю,
   (30) Супруга Д. И. Нарышкина Марья Арсеньевна принадлежитъ къ артистическому семейству Бартеневыхъ. Старшая сестра ея, фрейлина Прасковья Арсеньевна Бартенева, была одна изъ очаровательнѣйшихъ пѣвицъ своего времени.
   (31) Николай Филипповичъ Павловъ(род. 1803, ум. 29 Марта 1864), даровитый публицистъ и критикъ, извѣстный также своими повѣстями, написалъ когда-то нѣсколько очень хорошихъ стихотворен³й. Изъ нихъ между прочимъ положены на музыку романсы: "Не говори: ни да, ни нѣтъ" - Верстовскимъ и "Не называй ее небесной" - Глинкой.
   (32) Владим³ръ Никитичъ Кашперовъ, нынѣ Профессоръ Московской Консерватор³и и авторъ недавно игранной въ Москвѣ оперы "Гроза".
   (33) "Злоба", "злобный" слова эти употреблялись Глинкой для обозначен³я, что то или другое обработано тщательно, оригинально и т. п.
   (34) Строки эти писаны были въ ту минуту, когда заключался Парижск³й миръ.
   (35) Самуилъ Ивановичъ Зибертъ, экзекуторъ Московскаго Почтамта, извѣстный много лѣтъ жителямъ Москвы своею предупредительност³ю оказывать услуги всякому, кто имѣетъ дѣло въ Почтамтѣ. Скончался въ Декабрѣ 1868 г.
   (36) Ферзингъ былъ отличный басъ Нѣмецкой оперной труппы, существовавшей въ Петербургѣ съ 1834 по 1843 годъ. Онъ пѣлъ тамъ съ большимъ успѣхомъ множество парт³й и былъ особенно хорошъ въ "Каспарѣ",("Фрейшицъ" Вебера), въ "Бертрамѣ"("Робертъ" - Мейербера) и "Кардиналѣ Брони"(Жидовка - Галеви). Потомъ онъ уѣхалъ за границу, а черезъ нѣсколько лѣтъ возвратился въ Росс³ю и вступилъ опять на сцену, въ Итальянскую труппу, но конечно уже на второстепенныя роли. Затѣмъ онъ совершалъ артистическое путешеств³е по Росс³и съ Д. М. Леоновою, о чемъ здѣсь и говорится.
   (37) Абрамъ Семеновичъ Аладьинъ, Московск³й диллетантъ.
   (38) Въ началѣ 1856 года отецъ Булгакова, Александръ Яковлевичъ(род. 23 Ноября 1781, ум. 1863) много лѣтъ занимавш³й должность Московскаго Почтъ-Директора, пожалованъ былъ Сенаторомъ. Поэтому онъ и живш³й съ нимъ сынъ переѣхали тогда изъ обширнаго помѣщен³я, которое они занимали въ здан³и Почтамта, на наемную квартиру, въ домъ Гунд³уса, на Яузскомъ бульварѣ, близь Красныхъ воротъ. A.C. Аладьинъ разказывалъ Гливкѣ объ "atelier" Константина Булгакова, который составлялъ его квартиру въ Почтамтѣ и заключалъ въ себѣ между прочимъ двѣ огромныхъ комнаты, загроможденныхъ инструментами, разными мебелями и пр., а всѣ стѣны ихъ до потолка были увѣшаны портретами и рисунками. Помѣщен³е это было въ самомъ дѣлѣ чрезвычайно оригинально и пр³ятно само по себѣ, не говоря уже о томъ, какъ бывало тамъ весело и какъ тамъ "музицировали".
   (39) Яковъ Карловичъ Кель, молодой музыкантъ съ большими дарован³ями, живш³й у Булгакова.
   (40) Людмила Ивановна Шестакова.
   (41) Князь Николай Александровичъ Долгорук³й, нынѣ Полтавск³й губернск³й предводитель дворянства, родной племянникъ Булгакова, надѣленный разнородными артистическими дарован³ями, такъ сказать семейными у Булгаковыхъ.
   (42) Дворъ ѣхалъ тогда въ Москву для торжества коронован³я Государя Императора.
   (43) Князь Алексѣй Дмитр³евичъ Салтыковъ (род. 1806, ум. 1858), извѣстный по роскошно изданному имъ путешеств³ю въ Инд³ю.
   (44) Онъ скончался 28 Августа 1856 года. См. прим. 8.
   (43) Недоразумѣн³я эти касаются нѣкоторыхъ обстоятельствъ, относящуюся къ эпохѣ окончан³я партитуры "Руслана" и постановки его на сцену. Но изъ самаго этого письма видно, какъ любилъ Глинка графа и какъ послѣдн³й былъ достоинъ любви своихъ собратьевъ по искусству.
   (46) Всякому Русскому не можетъ не быть пр³ятно видѣть въ знаменитомъ соотечественникѣ такую черту искренняго патр³отизма и выражен³е чувства такъ сказать политическаго иди "международнаго" прилич³я. Глинка, черезъ полгода послѣ заключен³я Парижскаго мира, не полагалъ возможнымъ считать залеченными раны, нанесенныя намъ при геройской защитѣ Севастополя и жить какъ ни въ чемъ не бывало среди народа, столь недавно намъ враждебнаго, забывая такъ скоро кровавые счеты Росс³и съ вчерашними непр³ятелями.
   (47) Иванъ Алексѣев. Яковлевъ, одинъ изъ первыхъ богачей въ Европѣ См. также прим. 18 и 28.
   (48) Это было прозвище, не помню по какому случаю, данное когда-то Глинкѣ. Строки эти, писанныя Глинкой за два съ небольшимъ мѣсяца до кончины, даютъ понят³е о томъ, какъ трудился онъ для искусства и как³я сокровища собиралъ онъ для будущей своей дѣятельности, прерванной столь преждевременною кончиною.
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 521 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа