Главная » Книги

Иванов-Разумник Р. В. - Переписка Горького с Р. В. Ивановым-Разумником, Страница 2

Иванов-Разумник Р. В. - Переписка Горького с Р. В. Ивановым-Разумником


1 2

ючается в следующем. Нам нужен в России литературный представитель журнала, секретарь редакции - лицо, которое ведет все личные сношения с авторами, заведует на месте окончательным выпуском No, находится в постоянных сношениях с нами и т. п. Тот факт, что литературные инициаторы - основатели журнала находятся за границей, делает разрешение этого вопроса очень сложным, трудным и крайне важным. Нет сомнения, что вся, так сказать, конституция взаимных отношений должна иметь свои особенности: что ее вряд ли можно предначертать сразу, что многое в ней будет вырабатываться опытом. Но я пока совершенно устраняю вопрос о мелочах и деталях. Мне хочется знать, как бы Вы отнеслись принципиально к предложению, с которым мне поручили мои товарищи обратиться к Вам,- чтобы Вы взяли на себя роль такого русского секретаря и представителя. В случае, если Вы в принципе не имеете против такой комбинации, мы можем приступить к более конкретным переговорам как письменным, так - еще лучше - и личным: можно будет устроить свидание кого-либо из организующих наше дело в России,- а затем, думается мне, можно бы подумать и об устройстве свидания с нами, которое, разумеется, было бы наиболее желательным и важным, чтобы обо всем столковаться и ничего не оставить недоговоренным.
   Крепко жму руку и остаюсь в ожидании скорого ответа

В[иктор] Ч[ернов]" (ИРЛИ, ф. 79, оп. 1, ед. хр. 340)

   26 января 1912 г. Иванов-Разумник сообщал А. М. Ремизову: "История с Горьким выясняется", получил я большенное письмо от В. М. Чернова; Горькому написал еще до того тоже большое письмо. Тоже расскажу при встрече. Вообще должен сказать, что журнал становится все более и более осуществимым планом. О нем же буду сегодня говорить с Копельманом" (ГПВ, ф. 634, он. 1, ед. хр. 115; С. Ю. Копельман - совладелец и главный редактор изд-ва "Шиповник").
   4 Черновик п. Иванова-Разумника к Чернову сохранился в его архиве: "Виктор Михайлович, письмо Ваше, пересланное мне из Артека, я получил только сегодня; а четыре дня тому назад я отправил письмо Горькому по тому же самому журнальному делу, о котором пишете мне Вы. Ближайшая цель у нас одна - создание журнала; быть может, Горький написал Вам о содержании письма <...>
   Теперь получаю Ваше письмо со встречным предложением. Мне думается, что оба этих предложения вполне совместимы и не противоречат друг другу: стоит только слить два этих предполагаемых журнала в один.
   Но сперва я отвечу на Ваше предложение и отвечу с полной откровенностью. Войти в какой бы то ни было журнал я готов только в том случае, если одновременно войду и в редакцию журнала, беря на себя литературно-критический отдел.
   Иначе я предпочитаю быть просто случайным сотрудником, ничем не связанным с газетою или журналом, - таково, например, мое отношение к "Русским ведомостям" или к "Русскому богатству", куда я в прошлом году давал статьи и в этом году даю (в "Русское богатство" - к марту, о Герцене). Если в "литературное представительство", о котором Вы мне пишете, Вашего журнала может войти, в качестве составной части, участие в редакционной (а не только секретарской) работе и ведение литературно-критического отдела,- то я охотно взялся бы за это дело, и тогда два предполагаемых журнала можно было бы слить в один. Конечно, "журнальная конституция" выработалась бы практикой, а прежде всего - личными переговорами.
   В середине февраля я еду в Москву - все по тому же журнальному делу. Если до того времени мы с Вами договорились бы до чего-либо определенного, то эти московские переговоры будут иметь уже иное направление. К началу мая (нового стиля) я собираюсь на месяц за границу; намерен быть в Швейцарии и проехать по Италии - вплоть до Неаполя. Тогда личные переговоры окончательно выяснят дело; в письме очень трудно столковаться до точки.
   И еще одно: лично я против издания журнала немедленно, с января. Не лучше ли (как мы предполагаем и о своем журнале) отдать первые полгода подготовительной работе, начать издание журнала со второй половины года? Хотя лето - мертвый сезон, но именно потому газеты и журналы посвятят очень много внимания всякому новому изданию. За полгода издания будет подготовлена почва и круг читателей, журнал выявит себя, и с нового года вступит уже в колею. Торопливостью можно только повредить" (ИРЛИ, ф. 79, оп. 1, ед. хр. 216).
   5 Иванов-Разумник высказывает здесь одно из своих основополагающих убеждений, которому он не изменял в ходе всей своей литературно-публицистической деятельности. Безусловно, это убеждение было одной из основных причин того, что Иванов-Разумник никогда формально не являлся членом партии социалистов-революционеров, хотя и оставался близок к ней по своим взглядам.
  

4. Горький - Иванову-Разумнику

[Капри. 27 января/9 февраля 1912 г.]

   Я считаю, Разумник Васильевич, оба мы с Вами - жертвы некоторой "деловой спешности" и, конечно, общего всем россианам всегда несколько небрежного отношения друг к другу.
   Считаю, однако, нужным сообщить Вам, что о приглашении Вашем в "Совр[еменник]" я осведомлен лишь на днях, после "инцидента", письмом В. М. Чернова; в письме этом есть такое сообщение: "Правда, летом Мир[олюбов] и я писали Разумнику Иванову,- с к[ото]рым ни он, ни я лично незнакомы - но это было по делам "Соврем[енника]""1.
   Что переговоры с Вами остались мне неизвестны, на это не имею претензий. Мое отношение к "Совр[еменнику]" отнюдь не носило характера "ближайшего" в этом журнале участия, против публичного заявления редакции о "ближайшем" я протестовал2. Полагаю, что инцидент благополучно кончен. Напечатав в "Заветах" уже отданную туда повесть3, сотрудничать в этом журнале не стану.
   Позвольте Вам сказать, что я искренно обрадован тоном Вашего второго письма ко мне; не часто приходится встречаться с таким корректным отношением к человеку, и это отношение всегда приятно волнует, возбуждая надежду на рост в людях уважения и серьезного внимания к работе друг друга.
   "Из столкновения мнений разгорается истина", на мой взгляд, вовсе не обязательно, чтобы горение истины покрывало нас сажей и копотью ненависти и злобы друг к другу.
   Сердечно желая успеха Вашему предприятию, просил бы,- если это Вас не затруднит,- высылать мне журнал или хотя бы оттиски Ваших статей, во многом интересных для меня.
   Будьте здоровы.

А. Пешков

   Датируется по почт. шт. отправления с Капри.
  
   1 Горький цитирует (не совсем точно) п. Чернова к нему [ок. 28 нояб. 1912 г.]. См.: Г-Ч, п. 14.
   2 См.: Г-А, п. от ноября, не ранее 25, и 1 или 2 декабря 1910 г.
   3 "Три дня" (п. 2, прим. 3 и 13). Ср. письмо Горького к Миролюбову (ок. 16/29 февр. 1912 г.): "Я думаю <...> что повесть печатать надо и что я могу выйти из журнала после; конечно - без шума, без объявлений об этом" (XXIX, 226).
  

5. Иванов-Разумник - Горькому

  

9/22 февраля 1912, Царское Село, Колпинская, 20

   Очень я рад, Алексей Максимович, что "недоразумение" между Вами и мною выяснилось. Желаю полного успеха московскому журналу1, нечего и говорить о том, что наш петербургский журнал, организуемый теперь, Вы будете получать с первой же книжки2. Если бы Вы сочли возможным работать в нем и если пожелали бы узнать его предполагаемый состав, цели, планы, направление,- то я всегда готов с подлинным удовольствием подробно сообщить Вам обо всем этом.
   Искренние пожелания всего лучшего.

Разумник Иванов

   Сохранился черновик этого письма (ИРЛИ, ф. 79, оп. 1, ед. хр. 209, л. 1).
  
   1 По первоначальным намерениям Миролюбова и Чернова журн. "Заветы" (или "Завет", как он был назван Миролюбовым в п. к Горькому) должен был выходить в Москве. Начат изданием в Петербурге с апреля 1912 г.
   2 Организовать свой "петербургский журнал" в союзе с издательством "Шиповник" Иванову-Разумнику не удалось.
  

6. Горький - Иванову-Разумнику

[Капри. После 13/26 февраля 1912 г.]

   Разрешите мне, Разумник Васильевич, поделиться с Вами некоторыми соображениями по поводу Вашего и московского журнала?
   Не кажется ли Вам, что один журнал - был бы солидней? И что два - до некоторой степени искусственно - создадут тоже два круга читателей, что едва ли может быть оправдано с точки зрения экономии сил и необходимости концентрировать их?1
   Поскольку я знаю Вас и Чернова, Вы, мне кажется, могли бы ведь договориться? А случись это,- русское общество имело бы журнал очень широкой программы и весьма энергичный мыслящий центр, который, вне сомнений, сильно мог бы послужить делу объединения читателей, что, надеюсь, одинаково желанно и для Чернова, и для Вас.
   Соединение сил - соединение средств скорее поставило бы дело на ноги.
  
   1 Датируется как ответное на п. от 9/22 февраля 1912 г.
   Письмо осталось недописанным и, вероятно, неотправленным, так как в комментариях Иванова-Разумника не упоминается.

7. Иванов-Разумник - Горькому

17/30 сент[ября] 1913 г., Царское Село, Колпинская, 20

  
  Многоуважаемый Алексей Максимович,
   года полтора тому назад мы обменялись с Вами письмами, в которых сказалась не только несомненная разница во взглядах, но и, думается мне, взаимное уважение, - ибо всякое искреннее убеждение ценно, хотя может быть и ошибочным.
   Я знаю, что Вы не сочувствовали "Заветам", - по крайней мере многому в них. Прежде всего - роману Ропшина1. Теперь роман уже давно закончен, редакция выяснила свое отношение к нему (в No 4 этого года)2. И в других отношениях кое-что выяснено, кое-что выясняется. "Заветы" - журнал молодых исканий, а искания ведь только и освящают жизнь. Много ошибок, много неустановленного, много молодого, - но многое еще наладится, выяснится, "образуется".
   Если Ваше теперешнее отношение к "Заветам" не слишком разнится от моего (вовсе невосторженного, ибо я сам вижу много минусов), то не согласились бы Вы содействовать этому делу, которое так нуждается в поддержке? Рассказ, повесть - отданные Вами в "Заветы", были бы такой поддержкой молодому делу.
   Если это осуществимо - очень был бы рад; если же и до сих пор Ваше отношение к "Заветам" совершенно отрицательное - то, конечно, просьба моя отпадает. Но и в том, и в другом случае рад буду получить от Вас несколько строк в ответ.
   Желаю Вам всего лучшего.

Искренне уважающий Разумник Иванов

   1 Роман В. Ропшина "То, чего не было" печатался в "Заветах" с первого номера (1912, No 1-8, 1913, No 1, 2, 4). В п. к Миролюбову от 26 мая / 8 июня 1912 г. Горький заявлял: "...мне очень неприятно было видеть роман Ропшина в первой же книжке, я считаю, что, сделав это, Вы нарушили данное мне обещание". Публикация романа была, по словам Горького, одним из тех "нарушений" редакции, которые давали ему "право считать и себя свободным от обещания сотрудничать в "Заветах"" (XXIX, 241-242; см. также предисл. к переписке Горького с Черновым; Г-Ляц, п. 49, прим. 1).
   2 Иванов-Разумник имеет в виду свою ст. "Было или не было. (О романе В. Ропшина)", в которой выражал двойственное отношение к затронутой в нем проблематике: главный вопрос, который ставит роман, это вопрос "было или не было то, что описывается в романе "То, чего не было"" (Заветы. 1913. No 4, Отд. II. С. 136). Собственный его ответ на этот вопрос таков: "Революцию и революционеров автор хочет рисовать правдиво, но всюду освещает их антиреволюционной философией истории, взятой у Толстого". В романе показана "пена революции", а "вечная ее правда" оказалась недоступной автору, за этой накипью (Там же. С. 147).

8. Иванов-Разумник - Горькому

9/22 октября 1913 г., Царское Село, Колпинская, 20

  
  Многоуважаемый Алексей Максимович,
   на обращенную ко мне (наряду с другими писателями) просьбу "Русского слова" высказаться о Вашем "письме в редакцию" по поводу инсценировки "Бесов"1 - я отозвался небольшой заметкой, в которой высказал свое мнение 2. От него я не отказываюсь; но заметка эта появилась вчера неожиданно в "Бирж[евых] вед[омостях]" (вечерних) в числе десяти других - с предшествующим редакционным предисловием, совершенно невозможным по отношению к Вам3. Если бы я мог предполагать что-либо подобное, то, разумеется, никогда не согласился бы участвовать в этой "анкете". И несмотря на то, что письмо Ваше о Достоевском сильно возмутило меня бессилием веры Вашей в свою же веру, - я еще более возмущен поступком "Биржевых ведомостей", о чем постараюсь заявить и печатно4.
   Примите уверения в моем искреннем уважении.

Разумник Иванов

   Комментарий Иванова-Разумника
   Выйдя из журнала "Современник", А. М. Пешков, В. С. Миролюбов и В. М. Чернов взялись за организацию нового журнала, первый No которого, открывавшийся рассказом М. Горького, и вышел в апреле 1912 г. ("Заветы"), в то время как предполагавшийся в издании "Шиповника" журнал не состоялся. Однако А. М. Пешков в результате приведенной выше переписки с Ивановым-Разумником ограничил свое участие в "Заветах" помещением рассказа в первом номере - и вышел из журнала. Осенью того же 1912 года в редакцию его литературного и критического отделов вошел Иванов-Разумник, в начале 1913 года снова предложивший А. М. Пешкову участвовать в этом журнале. А. М. Пешков долго не отвечал, а тем временем - осенью 1913 года - прошумел эпизод с отзывом А. М. Пешкова об инсценировке "Бесов" Достоевского Московским Художественным театром. Протест ряда писателей против отзыва А. М. Пешкова был напечатан в газете - с неожиданным для писавших выпадом редакции против А. М. Пешкова. Письмо Иванова-Разумника к А. М. Пешкову <...> говорит о возмущении этим редакционным выпадом; к этому возмущению присоединился ряд самых "инакомыслящих" писателей (Ф. Д. Батюшков, С. А. Венгеров, Д. С. Мережковский, А. М. Ремизов), написавших "письмо в редакцию" газеты "Речь" (прилагается вырезка и черновик этого письма, написанного Ивановым-Разумником на бланке С. А. Венгерова, редактора литературного отдела "Энциклопедического словаря"). А. М. Пешков в своем письме от 29 октября 1913 года лишь мельком касается этого эпизода, посвящая главную часть письма ответу на предыдущее письмо Иванова-Разумника <...>
  
   Сохранилась беловая рукописная копия этого письма - автограф Иванова-Разумника (ИРЛИ, ф. 79, оп. 1, ед. хр. 209, л. 2).
  
   1 Имеется в виду ст. Горького "О карамазовщине", написанная в связи с постановкой Московским художественным театром спектакля "Николай Ставрогин" - инсценировки романа Ф. М. Достоевского "Бесы" (Русское слово. 1913. No 219. 22 сент./5 окт.).
   2 Приводим текст заметки Иванова-Разумника: "Достоевский - злой гений русской литературы. М. Горький приглашает всех нас "протестовать" против инсценировки романов Достоевского "Художественным театром".
   Какой "злой гений" продолжает нашептывать М. Горькому все эти ненужные и боязливые речи! Когда-то - в 1905 году - М. Горький в целом ряде статей ожесточенно нападал на Льва Толстого и Достоевского, считая их "мещанами" русской литературы... Это печальное выступление забылось, к тому же его можно было слегка извинить, - М. Горький ходил тогда в марксистских шорах. Но вот почти десять лет с тех пор уже прошло, а он все еще стоит на прежнем месте, все по-прежнему идет на Достоевского.
   И с каким оружием идет он на него! С оружием общественной цензуры, с черной проскрипционной книгой, со словом не только осуждения, но и запрета. Достоевский вреден; его не надо ставить на сцене. Еще один шаг - и М. Горький станет протестовать и против издательств, печатающих сочинения Достоевского.
   Это не достойно ни М. Горького, ни русской литературы. Кто против враждебных идей хочет бороться внешней силой (начиная от штыков и кончая запретами - разница тут только в степени), тот не верит, или недостаточно верит, в силу своих идей, тот бедно и бледно верит в силу своей веры. Неужели же это судьба и М. Горького?" (Биржевые ведомости. 1913. No 13792. 8 окт. Веч. вып.).
   3 Приведенный выше отзыв Иванова-Разумника редакция "Биржевых ведомостей" опубликовала в подборке "О выпаде г. Горького против Достоевского. Мнения писателей" (Там же). Высказываниям писателей предшествовало следующее редакционное предисловие: "С прекрасного тихого острова, ласкаемого горячим солнцем и купающегося в синем море, г. Горький нет-нет и напомнит о себе русскому обществу. Напомнит,- увы,- не художественными произведениями прежних лет, создавшими так быстро славу писателю, а либо неудачными комедиями, обреченными на провал, либо чудачествами... чтобы не сказать резче.
   Последняя выходка г. Горького - публичный протест против Достоевского - вызвала кое-где справедливое негодование и возмущение, кое-где - иронический смех.
   Г. Горький плохо рассчитал силы, и его дерзкий выпад против титана русской мысли, против великой души, отразившей в себе великую душу всего великого народа, обратился против себя самого.
   Вряд ли даже на галерке Московского художественного театра, во время инсценировок Достоевского, будут пустовать 2-3 места из-за протеста г. Горького.
   А вот собранные нами мнения о выпаде г. Горького популярных писателей различных политических мировоззрений, различных школ, но любящих родину уж во всяком случае не меньше г. Горького". Кроме Иванова-Разумника, здесь же были представлены мнения о статье Горького Куприна, Будищева, Ясинского, Потапенко, Мережковского, Сологуба, Ремизова, Венгерова, Батюшкова; все они, с той или иной мерой резкости, выражали несогласие со статьей Горького о Достоевском.
   4 Приводим текст письма за подписями Ф. Батюшкова. С. Венгерова. Иванова-Разумника, Мережковского, Ремизова: "В вечернем выпуске "Биржев[ых] вед[омостей]" от 8 октября напечатаны мнения нескольких писателей о статье Максима Горького по поводу инсценировки "Бесов" Достоевского Художественным театром. В числе этих мнений помещено и то, что сказали интервьюеру нижеподписавшиеся. Не отказываясь от высказанных нами мнений, мы тем не менее решительно не можем согласиться с неожиданным для нас редакционным предисловием, в котором статья Горького трактуется, как "дерзкий выпад", рассчитанный на сенсацию. По разным причинам относясь отрицательно к нападкам Горького на Достоевского, мы. однако, не можем не признать всей искренности его порыва" (Речь. 1913. No 279. 12/25 окт.).
   В архиве Иванова-Разумника сохранился черновик письма в газ. "Речь", написанный его рукой на бланке редакции "Энциклопедического словаря" (ИРЛИ. ф. 79, оп. 1, ед. хр. 103), в своем окончательном слое почти полностью совпадающий с опубликованным текстом "Письма в редакцию". В нем последняя фраза письма начиналась менее категорически: "По разным причинам несогласные с М. Горьким, мы" и т. д.

9. Горький - Иванову-Разумнику

[Капри. 16/29 октября 1913 г.]

  
  Уважаемый Разумник Васильевич!
   Первое письмо Ваше1, коим Вы приглашаете меня сотрудничать в "Заветы", получено было мною в Неаполе, где я лежал больной, почему и не ответил своевременно. Вчера получил второе,- спасибо, вы очень любезны, но - поверьте, я и не мог думать, что Вы, Батюшков, Венгеров солидарны с отношением ко мне уличной газетки.
   Меня несколько удивило в отзыве Вашем то, что Вы отрицаете за обществом право протеста против тенденций реакционных, - или я не понимаю Вас? 2
   Относительно сотрудничества в "Заветах": - не споемся мы с Вами, уж очень много разноречий у нас! Вот, хотя бы в отношении к Достоевскому: чем более изучаю его,- тем более он возмущает меня. Я не люблю Востока, мне органически противна бухарская психика и всяческое азиатское,- мистика, квиетизм, сладострастие. Это, однако, не значит, чтоб я, читая Достоевского, не маялся душевно вместе с ним страхом и болью за Русь; не люблю его мысль, мне враждебно его извращенное чувство, но - весь он, кругом взятый, конечно, величайший из великомучеников русских {и более искренен, чем Лев Толстой.}. На отзывы Ваши постараюсь возразить 3.
   Позвольте сказать Вам, что с большим удовольствием прочитал хорошую Вашу статью о Ценском4. Очень внимательно и давно читаю его,- прекрасный развивается писатель, и давно уже пора было отнестись к нему так уважительно и серьезно, как отнеслись Вы первый.
   Всего доброго!

А. Пешков

   29.Х.13
   Capri
  
   1 См. п. 7, написанное после длительного перерыва в переписке.
   2 Ср. в ст. Горького "Еще о "карамазовщине"": "...все высказавшиеся против меня отрицают за обществом его право протестовать против тенденций и явлений, враждебных росту человечности в обществе" (Русское слово. 1913. No 248. 24 окт.). Сам Горький понимал свое право так: "...а протест общества против того или, иного литератора одинаково полезен как для общества, которому пора сознать свои силы и свое право борьбы против всего, что ему враждебно, так и для личности" (Там же).
   3 "Возражение" Горького - ст. "Еще о "карамазовщине"".
   4 Имеется в виду ст. Иванова-Разумника "Жизнь надо заслужить" (Заветы. 1913. No 9), написанная в связи с выходом шеститомного Собр. соч. Сергеева-Ценского. Иванов-Разумник был одним из первых ценителей и пропагандистов творчества этого писателя.
  

10. Горький - Иванову-Разумнику

[Мустамяки. 20 декабря 1914 г.]

   Ваше письмо, уважаемый Разумник Васильевич, я получил сегодня в субботу в 5 ч[асов] вечера. Бывает, что письма из Петрограда получаются мною на 18-й день по отправлении.
   Завтра в 4 часа я буду в Петрограде и проживу там до 10 ч[асов] утра 23-го1. Едва ли мне удастся за это время повидать Вас.
   В Мустамяках проживу до 2-го - 3-го января. Буду очень рад видеть Вас.
   Всего доброго

А. Пешков

   20.ХII.14
  
   Комментарий Иванова-Разумника.
   Осенью 1912 г., одновременно со вступлением в "Заветы". Иванов-Разумник стал редактором издательства "Сирин" и в 1914 году получил от А. М. Пешкова, жившего тогда в Мустамяках, письмо по поводу деяний этого издательства. Письмо это не сохранилось, так как оно было оставлено Ивановым-Разумником в архиве "Сирина", погибшем в годы революции. Иванов-Разумник ответил письмом (копия не сохранилась), в котором предлагал встретиться и поговорить на тему письма при одном из приездов А. М. Пешкова в Петербург. Ответом на это и является письмо от 20 декабря 1914 года с приглашением приехать в Мустамяки; приглашением этим Иванов-Разумник не воспользовался, но встретился с А. М. Пешковым в Петербурге в самом начале 1915 года. "Заветы" в это время были уже закрыть правительством (в июле 1914 года, при самом начале мировой войны), так что речи о них в разговоре с А. М. Пешковым не было, но много говорилось о трех сборниках "Сирина" и о главных его произведениях - "Петербурге" Андрея Белого ч "Розе и Кресте" А. Блока. Отношение А. М. Пешкова и к тому и к другому произведению было неблагосклонное,- по крайней мере в этом длинном разговоре начала 1915 года.
  
   1 Горький писал Андрееву (ок. 15 дек. 1914 г.): "Я буду в Питере 20-го числа, вероятно, и ты в это время будешь там? 21-го назначили у Винавера собрание по вопросу об организации русской лиги филосемитов (русского общества изучения жизни евреев)" (ЛН. Т. 72. С. 354). В п. к Е. П. Пешковой Горький сообщал о своей деятельности: "Ты, вероятно, скоро будешь удивлена, увидав мою подпись рядом с именами людей, очень чуждых мне: Андреева и Сологуба! Каково? Мы затеваем анкету по вопросу об антисемитизме,- а?" (Арх. Г. Т. IX. С. 165). Анкета была разослана в январе-феврале 1915 г. (ИРЛИ, ф. Батюшкова Ф., No 15727).
  

11. Иванов-Разумник - Горькому

  

[Царское Село. После 9 июля 1917 г.]

  
  Алексей Максимович!
   В "Деле народа" я дважды отзывался печатно (и в отделе печати, и в статье "Тугарина") по поводу вызывающей омерзение выходки Бурцева1, хочу высказать Вам это и лично в письме, - как в письме же выражаю это свое мнение и Бурцеву. Крепко жму Вашу руку и желаю твердости и бодрости в эти тяжелые для всех нас минуты и дни торжества многоликого мещанства и в социализме и в обществе.
   Искренний привет и уважение

Ваш Разумник Иванов

  
   Комментарий Иванова-Разумника.
   В июле 1917 г., после восстания большевиков, началась травля их - в том числе и А. М. Пешкова. Иванов-Разумник был в это время редактором литературного отдела газеты "Дело народа", из которой и вышел в связи с этой травлей, напечатав 8-го июля в газете "Земля и воля" статью об этой травле ("Улица", вошла в книгу Иванова-Разумника "Год революции", 1918 г.) и написав А. М. Пешкову сочувственное письмо, ответом на которое и является письмо <...> (дата почтового штемпеля - 14 июля). Хотя письмо это и адресовано в редакцию "Дела народа", но заключительная фраза письма - "передайте мой привет товарищам Вашим" - ни в коем случае не имеет в виду товарищей Иванова-Разумника по редакции, большинство которых относилось враждебно к позиции А. М. Пешкова. Речь шла о нескольких сочувствовавших А. М. Пешкову лицах, имена которых за давностью времени не сохранились в памяти Иванова-Разумника.
  
   Датируется по содержанию.
  
   1 Имеется в виду ст. В. Л. Бурцева "Или мы, или немцы и те, кто с ними" (Русская воля. 1917. No 159. 7 июля; одновременно появилась в "Петроградском листке" и "Петроградской газете"). Возможно также, что письмо было написано после второй ст. Бурцева "Не защищайте М. Горького" (Русская воля. 1917. No 161. 9 июля; напечатана также: Новое время. 1917. No 14822. 9 июля). Бурцев, обвиняя большевиков в политической продажности и измене, завершил именем Горького перечень двенадцати "агентов Вильгельма II", тех, "кто за эти месяцы работал над разрушением России"; в списке значились имена Ленина, Троцкого, Луначарского, Коллонтай и др. Иванов-Разумник выступил с гневным протестом по поводу выходки Бурцева, опубликовав ст. "Улица" (Дело народа. 1917. No 79. 8 июля, подпись: Тугарин; перепечатана в кн.: Иванов-Разумник. Год революции: Статьи 1917 года. СПб., 1918. С. 64-68). "Грядущий Хам уже пришел, царит на улице, призывает к погромам и насилиям над всеми инакомыслящими,- писал в ней Иванов-Разумник.- <...> Ходит он теперь по улицам, пускает в народ темные, непроверенные слухи, жадно смакует грязь клеветы и копит пока еще бессильную злобу <...> Достаточно составить самый нелепый список имен <...> где венчает все дело имя крупного и морально безупречного русского писателя, - чтобы улица жадно проглотила эту несъедобную кашу, чтобы нравственная чернь стала восторженно рукоплескать всякой пошлости, которую так обильно разливает на своих столбцах уличная печать" (Иванов-Разумник. Год революции: Статьи 1917 г. С. 65, 64. 67-68).

12. Горький - Иванову-Разумнику

[Петроград. 14 июля 1917 г.]

   Сердечно благодарю Вас за внимание, Разумник Васильевич!
   Нет надобности говорить о том, как ценно дружеское рукопожатие в эти дни, насыщенные болезненной злобой.
   Передайте мой привет товарищам Вашим.
   Всего доброго!

А. Пешков

  
   Датируется по почт. шт. Конверт с грифом Организационного комитета "Свободной ассоциации для развития и распространения положительных наук". Письмо направлено в редакцию газ. "Дело народа" (Галерная, 24).

13. Иванов-Разумник - Горькому

[Царское Село. Октябрь, после 22-го, 1917 г.]

   Узнал из газеты о Вашем, Алексей Максимович, двадцатипятилетнем юбилее1 - шлю Вам сердечный привет и большое спасибо за все сделанное Вами. Мы во многом стоим на разных полюсах мысли, литературные взгляды и вкусы наши расходятся в противоположные стороны, но тем искреннее ценю я Ваши произведения и Вашу долголетнюю деятельность для народа и во имя народа. А за последние радостные и тяжелые полгода, когда революция пришла, а литераторы уползли с шипением и злобою в разные щели,- Ваше имя было одним из немногих, на которых отрадно было остановиться.
   Желаю Вам старых сил и новой веры в будущее, для прежней неустанной и бодрой работы.
   Искренний привет.

Ваш Разумник Иванов

  
   1 В сентябре 1917 г. исполнилось 25 лет со дня опубликования рассказа "Макар Чудра" в Тифлисе. Информация о юбилее Горького была помещена в газ.: "Известия Петроградского Совета рабочих депутатов" (No 204. 22 окт.), "Новая жизнь" (No 160, 22 окт.; No 162, 25 окт.), "Известия московского Совета рабочих депутатов" (No 196, 25 окт.) и др.

14. Иванов-Разумник - Горькому

7 мая 1919 года, Царское Село, Колпинская, 20

  
  Многоуважаемый Алексей Максимович,
   в субботу 10 мая в Москве состоится суд "Революционного трибунала" над моими хотя и не "партийными", но во всяком случае идейными товарищами1: суду подлежит вся партия "левых соц[иал]-рев[олюционеров]"2. Суд будет партийный, "большевистский".
   Хотя Вы, Алексей Максимович, вероятно, и не состоите членом партии, но пользуетесь несомненно большим моральным влиянием в партийной среде. Употребите же это влияние, чтобы побудить власть имущих не судить идейных противников - партийно, не обострять и без того острые углы, не мешать единственной подлинно революционной партии.
   Уверен, что голос Ваш не прозвучит в пустыне - и Вы не только облегчите участь отдельных людей (второстепенных исполнителей - Спиридонова3 давно уже бежала из тюрьмы), но, главное, - будете содействовать усилению действенных сил революции, а это Вам несомненно и близко, и дорого.
   С искренним уважением

Разумник Иванов

   1 Формально членом эсеровской партии Иванов-Разумник не являлся, хотя его критико-публицистическая деятельность была теснейшим образом связана с эсеровскими изданиями (заведовал литературными отделами в газ. "Дело народа", "Знамя труда", журн. "Наш путь").
   2 Сведения о предстоящем судебном процессе оказались ложными, хотя слухи о нем возникли не случайно. В те дни остро стоял вопрос о примирении с левыми эсерами, которые после восстания 6 июля 1918 года находились в оппозиции к правительству большевиков. 3 мая 1919 г. в газ. "Известия" (No 93) было помещено обращение "Ко всем членам партии социал-революционеров", подписанное В. Вольским и Н. Святицким, где излагалась платформа примирения с большевиками. Тогда же в "Известиях" был напечатан целый ряд писем рядовых членов партии эсеров, в которых затрагивалась проблема сотрудничества с большевиками. Вопрос о левых эсерах широко обсуждался в печати тех дней (см., например, ст. Ил. Вардина "С кем пойдут левые эсеры" и "Партия безумцев и провокаторов" - Правда. 1919. No 118. 3 июня; No 119. 4 июня).
   3 Мария Александровна Спиридонова (1884-1941) - одна из ведущих деятельниц партии левых эсеров. После восстания 6 июля 1918 г. "приговорена Верховным Трибуналом к 1 году заключения", "была амнистирована после германской революции. Затем следует вторичный арест, бегство из Кремля, новый арест" (Энциклопедический словарь русского Библиографического института Гранат, изд. 7, т. 41, ч. 4, стлб. 154-156). Бежала из кремлевского санатория 2 апреля 1919 г., повторно была арестована в ноябре 1919 г.

15. Иванов-Разумник - Горькому

[Петроград.] 22 декабря 1919 года

  
  Многоуважаемый Алексей Максимович,
   хотя и надеюсь увидеть Вас завтра, во вторник, но на всякий случай пишу это письмо, так как дело спешное. Оно вот в чем:
   Ко дню 50-ти лет со дня смерти Герцена выйдет сборник заметок и статей, посвященных его памяти. Сборник небольшой - 4-5 листов, статьи и заметки - тоже небольшие, в 3-4 страницы; авторы - "всех групп и направлений русской общественности"1.
   Очень просил бы Вас - не отказать в своем участии в этой попытке общего отклика на дело Герцена; тема, размер, срок - в Вашей воле.
   Пока имеются статьи (и обещания статей) - Блока, Гершензона, Сакулина, Венгерова, Лемке, Щеголева, Радлова и ряда других писателей; одновременно с этим пишу письмо Мережковскому; имею ряд неизданных произведений Герцена, до сих пор неизвестный (и чудесный) портрет его эпохи "Колокола"2. Редактировать этот сборник предложило мне частное издательство "Кадима", которое и ведает всей техникой; его представитель, секретарь редакции, и вручит Вам это письмо.
   Не сомневаясь в Вашей симпатии к предпринимаемому чествованию, очень буду благодарен за Ваш литературный вклад в общее дело, в чем бы он ни состоял.

Искренне уважающий Разумник Иванов

   1 Иванов-Разумник готовил сб.: А. И. Герцен. 1870 - 21 января - 1920. Пг., 1920.
   2 Авторский состав сборника был несколько иным: М. К. Лемке предоставил не публиковавшуюся в России ст. А. И. Герцена "Жером Кеневич". Далее следовали ст.: М. Л. Биншток "Хронологические данные о жизни А. И. Герцена", Иванов-Разумник "Скиф сороковых годов", С. Венгеров "Осердеченный ум", Д. Мережковский "Герцен и мещанство", А. Блок "Герцен и Гейне", А. Гизетти "Мировоззрение Герцена", А. З. Штейнберг "Берега и безбрежность", В. Водовозов ""Колокол" Герцена", Н. Глебов-Путиловский "Мыслящий рабочий и Герцен", Иванов-Разумник "Герцен и социализм", М. К. Лемке "Из архивов о Герцене", Э. Радлов "Герцен как философ". Герцениана (хроника). Из лиц, перечисленных Ивановым-Разумником, в сборнике не участвовали: П. Е. Щеголев, П. Н. Сакулин, М. О. Гершензон. На с. 7 сборника помещено редакционное примечание: "Ввиду краткости срока осуществления настоящего сборника, по болезни автора и по другим причинам - не могли быть доставлены статьи Максима Горького, Л. Каменева, П. Н. Сакулина, Ю. М. Стеклова и др."

16. Иванов-Разумник - Горькому

[Петроград.] 23 мая 1921 года

  
  Многоуважаемый Алексей Максимович,
   я только что зашел к О. Д. Форш и застал ее в очень тяжелом положении: она больна, еле держится на ногах и вот уже целый месяц голодает до того, что от слабости большую часть дня лежит в постели. Пайка никакого. Пишу об этом сейчас М. П. Кристи, но не уверен, что он знает литературную деятельность О. Д. Форш и захочет ей помочь. Быть может, Вы могли бы оказать ей содействие? Помощь нужна немедленная, положение ее совершенно катастрофическое1.
   Простите за беспокойство.
  
   С совершенным уважением

Разумник Иванов

   P. S. Адрес Форш- "Дом искусства", кв. 30а, комн. 6.
  
   На письме помета рукой Горького: "Передано 26-го".
  
   1 См. п. О. Д. Форш Горькому [конец апр. 1921 г.] (ЛН. Т. 70. С. 581). В журнале заседаний Комиссии по улучшению быта ученых (КУБУ) сохранился протокол заседания Комиссии от 16 августа 1921 г. под председательством Горького, на котором было заслушано "ходатайство А. М. Горького о выдаче писательнице О. Д. Форш продовольственного пособия". В качестве члена комиссии на заседании присутствовал М. П. Кристи. Комиссия постановила: "Передать в Пайковую комиссию на предмет выдачи О. Д. Форш продовольственного пособия" (цит. по копии, хранящейся в АГ: подлинник: ЦГАОР Ленинграда, отд. 3, ф. 2995, св. 1, д. 6. л. 129). О. Д. Форш названа также в списке наиболее нуждающихся писателей, составленном по просьбе Горького К. И. Чуковским и отправленном в недатированном п. Чуковского к Горькому (АГ).
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 345 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа