Главная » Книги

Карамзин Николай Михайлович - Избранные письма, Страница 2

Карамзин Николай Михайлович - Избранные письма


1 2 3 4 5

fy">   Почтеннейшая и любезнейшая Катерина Федоровна!
   Сердечно поздравляем вас со днем вашего щастливого для нас рождения, желая вам всего, что достойно желания. Нам грустно, что мы не будем праздновать с вами в этот день. Комнаты наши еще не топлены; отправим истопника на будущей неделе, и думаем переехать в конце ея. Мы, слава Богу! Здоровы, и не мало не скучали осенью и своим уединением, не только отец и мать, но и дочери, как они уверяют.
   Горюем о кончине нашей доброй соседки, тем более печальной для дочери, что она не была при ней. Вы верно уронили не мало слез.
   Мы имели об вас вести через Александра Ивановича1 и Гурьева2; но теперь, вероятно, они уже не заглянут к нам.
   Вашим милым наше душевное почтение. Целую вашу ручку. Навеки преданный вам
   Н. Карамзин.
  
   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Je me joins à mon Mari, chère et respectable Madame Mouraview, pour vous fêliciter sur le jour de votre naissance, mais surtout j'en fêlicite tous ceux qui ont le bonheur de vous appartenir et tous ceux qui jouissent de vos bontês et de votre amitiê; comme j'espère que nous sommes du nombre c'est une vraie fête pour nous, et le toast de famille sera portê de tout cœur à la santê et la prospêritê de notre bonne et chère Катерина Федоровна. - Nous passons notre tems si tranquillement et si doucement que si ce n'êtoit le dêsir de partager notre tems avec nos amis de Petersbourg nous aurions prolongê notre sêjour ici.
   Adieu ma bonne et che?re Amie, veuillez me rappeler au souvenir de toute votre aimable famille. Et croyez-moi toujours votre toute dêvouêe de cœur et d'âme.

C. Karamzine.

   Перевод:
   Я присоединяюсь к Мужу, милая и уважаемая госпожа Муравьева, чтобы поздравить вас с днем рождения, но особенно я поздравляю всех, кто имеет счастье принадлежать к Вашей семье и всех, кому вы дарите вашу доброту и дружбу; я надеюсь, что мы из их числа и это для нас истинный праздник. Наш семейный тост будет поднят за здоровье и благополучие милой и дорогой Катерины Федоровны. Мы проводим время так спокойно и приятно, что если бы не желание встречаться с нашими петербургскими друзьями, мы продлили бы свое пребывание здесь. Прощайте, дорогой и добрый друг, передайте мои приветы всему вашему милому семейству. И знайте, я всегда вам предана сердцем и душой.

К. Карамзина.

  

No 21. Муравьевой Е. Ф.

  
   <Рукой Е. А. Карамзиной>:
   Le 2 Novembre Sarsko-Selo. <Без года>
   Bonjour, chère et bonne Madame Mouravieff, malgrê notre longue sêparation, elle ne nous fait pas oublier les jours aussi intêressants que celui d'aujourd'hui: veuillês donc, chère Amie, recevoir les fêlicitations et les vœux de toute la famille Karamzine, depuis la principale tige jusqu'au dernier rameau. Nous boirons à votre chère santê et votre prospêritê à notre table de famille en regrettant de ne pas être à la vôtre; mais j'espère dans une quinzaine venir vous demander de nous rendre les places que nous avons pris la douce habitude d'occuper à vos repas hospitaliers. - Nous passons notre tems tout tranquillement, mon Mari va doucement aussi pour sa santê, mais Dieu veuille seulement que ce ne soit pas moins bien. Mille amitiês à tous les vôtres, ne nous oubliês pas nous autres solitaires. Toute à vous

C. Karamzine.

  
   <Приписка рукой Н. М. Карамзина>:
   Нежно целую вашу ручку, любезнейшая Катерина Федоровна, и поздравляю вас с радостным для нас днем вашего рождения. Дай Бог вам всего хорошего в жизни, начиная с здоровья вашего и всех ваших. В надежде скоро увидеть вас душевно преданный вам

Н. Карамзин.

   Перевод:
   2 ноября. Царское Село.
   Здравствуйте, дорогая милая госпожа Муравьева. Несмотря на долгую разлуку, мы не забыли дни столь радостные, как сегодняшний1. Примите, дорогой друг, поздравления и пожелания от всей семьи Карамзиных, начиная от главы и до самых маленьких ее членов. Мы выпьем за ваше доброе здоровье и благополучие за своим семейным столом, сожалея, что не за вашим; но я надеюсь через две недели приехать просить вас вернуть нам места, которые мы привыкли с удовольствием занимать за вашим гостеприимным столом. Мы проводим время очень спокойно. Муж чувствует себя довольно хорошо для своего здоровья, но дай только Бог, чтобы не стало хуже. Тысяча приветов всем вашим, не забывайте нас в нашем уединении. Ваша

К. Карамзина.

  

No 22. <Аверкиеву?>1 И. А.

  
   Милостивый государь мой Иван Алексеевич!
   Сердечно благодарю Вас за Ваш благоприятный ответ и за добрую волю быть заступником наших крестьян, которым я снова и строго подтвердил, чтобы они во всех случаях, какие могут встретиться, руководствовались Вашими повелениями. Уверяю Вас в моей и всего нашего семейства искренней признательности. Может быть, найду случай видеться с Вами и подтвердить изустно, сколь умею ценить Ваши одолжения.
   С высокопочитанием и душевною преданностию имею честь быть, милостивый государь мой! Ваш покорнейший слуга

Николай Карамзин.

   Москва, 28 генваря 1808.
  

No 23. Письмо княжны Вяземской Е. А.1

  
   к князю Лобанову-Ростовскому Д. И.2
   Се 9 Mai Moscow 1808.
   Се n'est pas, sans grands regrets et sans contradictions à mes dêsirs, que j'ai diffêrê de vous êcrire jusqu'à ce moment, mon cher et respectable Prince, si j'avois suivi l'impulsion de mon cœur il у a longtemps, que vous auriez eu, une lettre, de ma part; mais vous deviez être occupê de trop d'affaires, pour pouvoir vous en distraire, voilà pourquoi, mettant l'êgoïsme de côtê (qui pourtant auroit êtê pardonnable dans ce cas) j'ai conciliê mes dêsirs avec les circonstances. Ayant entendu, à prêsent - que Vous vous ennuyez assez dans votre Rêsidence, - j'ai pensê qu'un peu plus un peu moins d'ennui ne faisant pas grand diffêrence, je pouvois vous demander en faveur de l'attachement que nous vous portons tous, de nous donner le plaisir de recevoir quelques lignes de votre part, qui nous mettroient un peu au fait de votre santê et de la manière dont vous passez votre tems, car personne ici ne peut nous contenter à ce sujet. Je sais aussi par l'amitiê que vous nous accordez que vos voudrez savoir, Mon Prince, ce que nous faisons, je vous dirois donc que nous passons notre tems assez tristement, d'abord sans avoir de maladies graves, il у a toujours quelqu'un à soigner, ensuite nous nous trouvons sêparês de presque toutes les personnes auxquelles nous sommes attachêes et dont l'amitiê nous est le plus chère, vous saviez bien que pour moi surtout Vous êtes sûrement le Numêro premier de ces personnes, et que Votre absence ne peut se remplacer. Nous n'avons que les souvenirs, et aussi si vous saviez, comme il est souvent question au Калымажной двор du cher et aimable Prince Labanoff, je voudrois que par un petit coup d'êlectricitê cela se communique à Pultawa, et que vous у pensiez aussi quelquefois à nous. - Nous nous prêparons à quitter le reste de notre sociêtê, ces jours-ci, pour aller retrouver le cher et bien triste Astafieva, Vous sentez que ce n'est pas sans un grand serrement de cœur que nous allons nous у retrouver, mais il faut habituer à supporter tant qu'on peut les chagrins et les peines, on en a tant dans ce Monde! - Je vous dirois un mot encore sur Notre cher tuteur Monsieur Nêlêdinsky, êtant sûre qu'il vous intêresse; il s'est remis <нрзб.> qu'on ne <нрзб.> lui resta qu'une lêgère sensation dans la main, et quelquefois une faiblesse dans la tête, surtout lorsqu'il est en sociêtê, il se mênage pourtant beaucoup et a tout à fait changê de genre de vie, j'espère que cet accident lui fera du bien; il n'a plus ses suffocations. Voilà une description bien dêtalliêe de tout ce qui se passe chez nous, je serois au comble de mes dêsirs si j'en recevois une pareille de vous, et que vous m'y disiez quelques mots sur Macha, car je puis ne pas lui êcrire, puisque cela m'est dêfendu hêlas! mais je ne pourrois jamais ne pas у penser bien bien souvent. Mon fre?re qui continue toujours à rire dans tous les tons, vous prêsente ses respects et vous demande la continuation de vos bontês, et moi je vous prie, Mon cher Prince, de recevoir l'assurance des sentimens de respects et d'attachement since?re et inviolable que vous a vouêe à jamais Votre très humble et tout dêvouêe

E. Wiasemskoy.

  
   Madame Karamzine me charge de vous dire mille choses tendres de sa part, entr'autres qu'elle vous aime toujours beaucoup et qu'elle sente bien la privation de votre bonne et aimable sociêtê, d'autant plus que nous ne pouvons espêrer de nous en dêdommager bientôt.
   <Приписка рукой Н. М. Карамзина>:
   К сердечному сожалению нашему не имея от Вас, любезный и почтенный Князь, никакого известия, будем весьма обрадованы, если Вы напишите к нам хотя строчку. Вы конечно не сомневаетесь в нашей искренней к Вам привязанности. Дай Бог, чтобы Вы были совершенно здоровы и находили более и более удовольствия в добре, делаемом Вами Государству и частным людям!
   Навеки преданный Вам Н. Карамзин.
  
   Перевод:
   9 мая Москва 1808.
   Не без большого сожаления и вопреки своим желаниям, я откладывала до сего момента писать вам уважаемый Князь; если бы я следовала велению своего сердца, вы уже давно получили бы от меня письмо; но Вы должно быть заняты слишком многими делами, чтобы возможно было Вас от них отвлекать; вот почему, отбрасывая эгоизм (который может быть простителен в данном случае), я подчиняла мои желания обстоятельствам. Услышав, что Вам теперь довольно скучно живется в вашей Резиденции, я подумала, что чуть больше или чуть меньше скуки не составляет большой разницы и я могу Вас просить, рассчитывая на привязанность, которую все мы к Вам питаем, доставить нам удовольствие получить от Вас несколько строк, которые дали бы нам некоторое представление о Вашем здоровье и времяпровождении, поскольку здесь никто нас не может удовлетворить на этот счет. Я знаю также по дружбе, которой Вы нас дарите, что Вы хотите знать, Князь, что мы делаем; уверяю Вас, что мы проводим время довольно скучно, во-первых, хоть и нет серьезных болезней, всегда есть кто-то, требующий заботы; затем, мы отдалены почти от всех, к кому мы привязаны и чья дружба дороже всего для нас, Вы знаете, что для меня, в особенности, Вы без сомнения первый среди них, и Ваше отсутствие невосполнимо. У нас есть лишь воспоминания, и если бы Вы знали, как часто спрашивают в Колымажном дворе3 о дорогом и любезном Князе Лобанове; я бы хотела, чтобы это посредством небольшого электрического разряда могло сообщиться в Полтаву, и чтобы Вы тоже иногда о нас думали. Мы готовимся покинуть на днях и оставшееся наше общество, чтобы вернуться в дорогое и печальное Остафьево4. Вы понимаете, что мы туда возвращаемся с тяжелым сердцем, но нужно привыкать переносить как должно огорчения и страдания, их столько в этом Мире! Скажу Вам еще несколько слов о нашем дорогом опекуне господине Нелединском5, будучи уверена, что он Вас интересует; <нрзб.> у него осталось лишь слабое ощущение в руке и иногда слабость в голове, особенно когда он в обществе, он однако бережет себя и совсем переменил образ жизни, я надеюсь, что этот случай будет ему на пользу; его больше не мучают удушья. Вот детальное описание всего, что у нас происходит. Мои желания были бы исполнены, если бы я получила подобное от Вас, и Вы сказали бы мне несколько слов о Маше, поскольку я не могу ей написать, так как мне это запрещено. Увы! Но я никогда не смогу не думать о ней очень, очень часто. Мой брат6, который продолжает все время смеяться на все лады, выражает Вам уважение и просит сохранить Ваши добрые чувства к нему, а я прошу Вас, милый Князь, принять уверения в чувствах уважения и привязанности, искренних и нерушимых, преданной Вам навсегда Вашей покорной слуги

Е. Вяземской.

  
   Мадам Карамзина7 мне поручает сказать Вам тысячу нежных слов от нее, между прочих, что она Вас, как и прежде, очень любит, и что ей очень не достает Вашего милого и любезного общества, тем более, что мы не можем надеяться вскорости вознаградить себя им.
  

No 24. <Оболенскому А. П.1 12 марта 1811 г.>

  
   Тверь, воскресенье в полдень.
   Сейчас я возвратился от принца2, любезнейший князь. Он и великая княгиня3 приняли ваше письмо как нельзя лучше. Мы в затруднении, говорили оба: не хотим взять на себя ничего такого, что может произвести для князя неприятности семейственные. Однакож нам жаль отказаться <нрзб.> от мысли видеть его в этом мес<те> и проч. и проч. Далее было сказано: Должность губернаторская не заставила бы князя ездить из места в место; он жил бы спокойно в Твери и в кругу своих родных, так же, как живет в Москве4. Впрочем ни слова досадного; все изъявляло наилучшее мнение об Вас и личное их к Вам благорасположение. Вероятно, что разговор об этом при первом случае возобновится. Я не долго был в Кабинете у Принца. Пока простите. Здесь ожидают гостя5, и нынешний день нет обеда во Дворце. У меня кружится голова от дороги и худо проведенной ночи. Мысленно Вас, почтенный Князь, обнимаю. Всем Вашим мое душевное почтение. Преданный Вам

Н. Карамзин.

  

No 25. Оболенскому А. П.

  

Нижний Новг., 23 Апреля 1813.

   Любезный и почтенный друг!
   Наш сын еще жив1, но не можем позволить себе надежды человеческой. Наташа2 в лихорадке. Катерина Андр. имеет не много сил; мои также весьма изнурились. Бог видит мою слабость невольную: я не чуждаюсь Его; ободряю себя, стараюсь поддерживать, но дрожу всеми нервами; худо сплю, и утро не освежает меня. Сил моих было достаточно только на месяц, а теперь уже исходит другой. Жаль, что вы от нас далеко. Так и быть: Господь с нами. Обнимаю вас и всех ваших милых, прося Бога, чтобы он хранил ваше здоровье и спокойствие. Простите и любите нас бедных. Навеки преданный вам

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Его сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому в доме его на Рожественке в Москве.
  

No 26. Оболенскому А. П.

  
   С. Петербург, 31 Дек. 1816.
   Почтенный Друг наш! Поздравляем Вас и всех ваших с наступающим Новым Годом. Дай Бог вам всем здоровья и благоденствия!
   А мы очень беспокоимся о Катеньке1: у нее злой кашель, так, что она мало и ест и спит.
   Я показывал Ваше письмо Юрью Александровичу2. Он будет писать к вам. Могу уверить вас, любезнейший Князь, что я не сделал ни добра, ни худа; не давал и советов Юрью Александровичу, а только на вопрос его о письме сказал ему свое мнение.
   Не только в Москве, но и здесь жалуют3 Вас в кураторы Московского Университета. Желаю, чтобы это была правда. Вы во всяком месте будете полезны, потому что любите добро.
   Граф П. А. Толстой4 горюет о смерти брата5. Я был у него два раза; мы говорили об Вас.
   О будущем мало думаю. Мне еще целый год надобно читать корректуры6. Стараюсь не верить предчувствиям! Бог с Вами и с нами!
   Простите, любезнейший князь. Целую руку у почтенной, доброй княгини7, и свидетельствую мою душевную преданность Милостивому государю Князю Петру Александровичу8. Навеки Ваш

Н. Карамзин.

  
   Сию минуту известили меня, что Указ о Кутузове и об Вас подписан, обнимаю любезнейшего Куратора9! Жуковскому10 Государь пожаловал 4000 рублей пенсии и перстень с своим шифром.
  
   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Bonjour chers amis je vous fêlicite du fond du cœur et sur la nouvelle annêe et sur votre nouvelle nomination, mon cher Ami, Dieu veuille que premie?re s'êcoule pour vous dans toutes les prospêritês et que la seconde vous procure tous les agrêmens possibles. Je vous embrasse de toute la force de ma tendresse, ainsi que tous les petits choux.
   У батюшки11 нежно ручки целую и поздравляю с новым годом.
   Адрес: Его Сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому в доме его на Рожественке в Москве.
  
   Перевод:
   Здравствуйте, дорогие друзья, я вас поздравляю от всего сердца и с новым годом, и с вашим новым назначением, мой дорогой друг. Дай Бог, чтобы первый прошел для вас в полном благополучии и чтобы второе принесло вам всевозможные милости. Я вас нежно обнимаю, а также всех малюток.
  

No 27. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 25 Генв. 1817.

   Любезнейший Князь!
   Мы Вас ждем в Петербург, а Вы не едете. На всякий случай скажу Вам несколько слов. Я слышал, что письмо Марьи Петровны1 произвело самое лучшее действие, и что ей дана большая аренда; мне хотели прислать записку, но не прислали. Вероятно, что Вы уже знаете все лучше меня. Я опять в простуде, а Катенька в лихорадке. Здесь нам не здоровится, а надобно прожить еще года полтора! Жена должна родить в августе; это обстоятельство и корректура едва ли не удержат нас в городе на все лето. Как идут Ваши университетские дела? Желаем знать, будете ли сюда? Обнимаем Вас от всего сердца, как теперь обнимаю Вас мысленно. Целую ручку у любезной княгини и свидетельствую душевное почтение Князю Петру Александровичу. Навеки Ваш

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Его сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому в его доме на Рожественке в Москве.
  

No 28. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 20 фев. 1817.

   Почтенный Друг наш! Мы разделяем Ваше беспокойство о Князе Александре Федоровиче1: отврати Бог этот удар! Будем еще надеяться.
   Убедительно прошу Вас, любезнейший Князь, сделать мне одолжение, представить князя П. И. Шаликова2 в помощники издателя Ведомостей3, который идет в отставку. Спасите от жестокой бедности доброго мужа и отца. Ручаюсь Вам, что он хороший человек и пишет лучше многих наших авторов. Иван Иванович Дмитриев4 знает и любит его.
   Хотя дети наши и не совсем здоровы, однакож не жалуемся. Здешнею жизнию не скучаем, хотя и не веселимся. Видим добрых приятелей: других редко.
   Не сомневаюсь в действии моей просьбы. Спешу отправить письмо на почту. Целую ручку у любезнейшей княгини, обнимаю Вас и всех ваших. Навеки преданный Вам

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Его Сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому в доме его на Рожественке в Москве.
  

No 29. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 15 марта 1817.

   Почтеннейший Друг! Сердечно благодарю Вас за обязательное исполнение моей просьбы: Вы одолжили меня и дали благосостояние бедному отцу семейства, человеку доброму, весьма не глупому и способному к этому делу, то есть к изданию газет1. Одним словом, Вы меня обрадовали; а мы не часто радуемся в свете! К<нязь> Шаликов от Вас в восхищении. Нам приятно слышать, что и все университетские крайне довольны вашим начальством. Делайте столько добра, сколько можете: Вам этому не учиться. - Обнимаю Вас со всею дружескою горячностию. Мы, слава Богу! здоровы. Работаю глазами более, нежели умом. По вечерам видим иногда у себя людей приятных; а на выезд почти не имею времени. - Всем домом и всему дому Вашему изъявляем любовь. Бог с Вами и с нами! Навеки преданный Вам

Н. Карамзин.

  
   Просим Бога о выздоровлении К<нязя> А. Ф. Щербатова2. Нас потешили из Москвы лучшими об нем известиями; но Ваше письмо опять кольнуло нас в сердце. Будем надеяться.
   Адрес: Его сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому в доме его на Рожественке в Москве.
  

No 30. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 16 окт. 1817.

   Почтеннейший Друг наш! С сердечною радостию поздравляем Вас как щастливого отца и деда. Целую ручку у Княгини. Будьте все здоровы и веселы. Сделайте нам одолжение, поздравьте от нас и М<илостивую> Г<осударыню> Катерину Андреевну и Николая Аполлоновича. Мы берем искреннейшее участие в их радости1.
   Вместе с Вами, любезнейший Князь, благодарим Бога за выздоровление нашего почтенного Князя Петра Александровича2. Мы очень об нем беспокоились.
   Да наслаждается он еще долго маститою старостию к Вашему и нашему утешению! - Состояние К<нязя> Василья Петровича3 нас тревожит. Он еще молод и сложения не слабого: надеемся на милость Божию. Ему, кажется, надобно быть щастливым с его редким добрым сердцем. Я полагаю, что он не без любви вздумал жениться: как думаете?
   Надеюсь, что Вы, любезнейший князь, будете со всех сторон довольны Двором, к которому мы неравнодушны за все его милости к нам, простосердечным людям.
   С утра до вечера занимаюсь корректурами. Надеюсь отделаться к Новому году; а там - как Бог даст... Вероятно, пробудем здесь или в Царском Селе до Августа, имея твердое намерение возвратиться в Москву к осени, чтобы там кончить жизнь в тишине, с Богом, с семейством и с друзьями. Желаем спокойствия не только себе, но и отечеству и доброму Государю; а всех нас любит Бог! Да будет Его воля!
   Болезнь кормилицы заставляет нас беспокоиться о малютке4. У нас в доме несколько больных; но мы еще по сие время здоровы.
   Простите, любезнейший. Всех ваших дружески обнимаю. Навеки ваш

Н. Карамзин.

   <Приписка рукой Е. А.&nbsp;Карамзиной>:
   Je vous fêlicite mon cher et respectable Ami, avec les heureuses couches de vos che?res femme et fille, en grâce faites leur agrêer mes tendres amitiês et mes vœux pour leur prompt rêtablissement; je ne puis leur mieux dêsirer que de les engager à me prendre pour mode?le dans ce cas; dans quinze jours je me suis si bien trouvêe apre?s mes couches, que j'ai pu me promener et dans la suite s'êtoit de mieux en mieux. Combien j'ai êtê profondêment affligêe d'apprendre la maladie du bien aimê Papa et j'ai remerciê du fond de mon âme la bontê Divine de nous avoir encore conserver cet être prêcieux. Baisês lui bien tendrement les mains pour moi mon bien cher Ami et dites mille amitiês à toute la chère famille grands et petits. - Je fais des vœux ardents pour le bonheur du cher Basil. Rappelês nous au souvenir de sa future famille.1*
   Адрес: Его сиятельству Милостивому государю моему Князю Андрею Петровичу Оболенскому. В Москве. На Рожественке в собственном доме.
   Перевод:
   Я вас поздравляю, дорогой и уважаемый друг, со счастливыми родами ваших дорогих жены и дочери, соблаговолите передать им мои нежные дружеские чувства и пожелания скорейшего выздоровления. Я не могу им пожелать ничего лучшего как предложить следовать моему примеру в этом отношении; через две недели после родов я себя так хорошо чувствовала, что могла гулять, а потом было лучше и лучше. Я была глубоко огорчена, узнав о болезни горячо любимого папеньки5 и от всей души благодарю Божию милость, сохранившую нам это дорогое существо. Поцелуйте ему нежно ручки за меня, мой дорогой друг, и скажите тысячу дружеских слов всем членам вашего милого семейства, как взрослым, так и малышам. Я горячо молюсь за счастье дорогого Василия. Передайте приветы от нас его будущей семье.
  

No 31. Оболенскому А. П.

С. Петербург, 23 ноября 1817.

   Любезнейший Князь и Друг наш!
   Пишу к Вам с Баварским министром, Графом Бреем (C de Bray)1, который желает пользоваться Вашим приятным знакомством в Москве. Он человек умный и любезный в обществе, уважаем при Дворе и в свете, здешний хлебосол, и проч. и проч. Он всегда ласкал нас, и мы Вам скажем спасибо за Вашу к нему ласку. Мы говаривали с ним о Вашем почтенном семействе.
   Поздравляем Вас с любезною имянинницею2. Будьте все здоровы и благополучны. Бог хранит нас своею милостию. Живем более уединенно. Скажите нам о себе. И вблизи и в отдалении любим Вас всею душою. - Целую ручку у почтенной Княгини. Напомните об нас всем Вашим милым, начиная с милостивого Государя, Князя Петра Александровича. Никто более нашего не желает Вам добра. Обнимаем Вас мысленно. Навеки преданный Вам

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Господину князю Андрею Оболенскому куратору Университета в Москве в собственном его доме на Рожественке.
  

No 32. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 16 февр. 1818.

   Любезнейший Князь и Друг! От всего сердца поздравляем Вас с блестящим знаком Царской милости1. Будьте только здоровы со всеми вашими: для того и пьем здоровье нового Кавалера Св. Анны.
   Мы благодарим Бога, хотя иногда и беспокоимся о Катеньке: она еще худо оправляется2.
   Вы, думаю, получили экземпляр моей истории3: читайте или не читайте; лишь только любите нас. До сего времени публика балует меня тем, что раскупает книгу. Остается уже не более тысячи экземпляров.
   Обнимаю Вас со всею дружескою горячностию; целую руку у почтенной Княгини и всем Вашим свидетельствую мою искреннейшую преданность, начиная с милостивого Государя, Князя Петра Александровича. Еще ничего не знаем о свадьбе любезного К<нязя> Василья Петровича4. - Бог с Вами и с нами! Навеки Ваш

Н. Карамзин.

   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Je vous salue de tout mon cœur, cher Chevalier et le plus digne de l'être; vous ne doutês pas de tout le plaisir que nous avons eu à cette bonne nouvelle, comme à tout ce qui peut vous arriver d'heureux; recevês-en mes fêlicitations bien since?res et des vœux que je forme pour que votre service vous soit toujours aussi agrêable qu'il est utile aux autres. Dites mes fêlicitations à votre che?re et bonne femme qui j'embrasse tendrement ainsi que le mari et toute la chêre famille. Je baise les mains à mon cher et respectable Papa en le fêlicitant de la joie qu'il a dû êprouver en voyant le mêrite rêcompensê dans la personne de son fils. - En grâce dites-nous quelque chose de satisfaisant sur l'etat de la bonne et chêre Lise; j'ai eu des moments cruels à son sujet, encore n'ai-je appris la nouvelle de sa maladie qu'après que le danger êtoit passê; dans ce moment j'espère qu'elle est parfaitement remise. Dieu le veuille.
   Адрес: Его сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому. В доме его на Рожественке в Москве.
   Перевод:
   Я вас приветствую от всего сердца, дорогой Кавалер и достойнейший из людей, не сомневайтесь в том удовольствии, которое нам доставила эта добрая весть, как и все, что может с вами произойти счастливого. Прибавьте к моим искренним поздравлениям и мои пожелания, чтобы ваша служба так же была приятна для вас, как она полезна для других. Передайте мои поздравления вашей милой и доброй жене, которую я нежно обнимаю, как и ее мужа и все милое семейство. Целую ручки дорогому и уважаемому Батюшке и поздравляю его с радостью, которую он должен был испытать, видя, что заслуги его сына теперь вознаграждены. - Сделайте милость, скажите нам что-нибудь утешительное о состоянии милой и дорогой Лизы, о которой я сильно беспокоилась и о болезни которой узнала только после того как опасность миновала; сейчас, я надеюсь, что она совершенно поправилась, дай Бог.
  

No 33. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 24 окт. 1818.

   Сердечно благодарим вас, почтеннейший Друг наш, за радостное для нас известие о благополучном рождении любезного Князя Василия, с чем вас и почтеннейшую княгиню усердно поздравляем. Веселитесь им и всеми милыми детьми Вашими. Хотя мы отчасти знали о нездоровье князя Петра Александровича, но Катерина Андр., читая Ваше письмо, поплакала, а я также погоревал с нею. Утешаемся надеждою, что Бог еще подкрепит его силы. Живо представляем себе, в каком вы были беспокойстве, и вместе с вами благодарим Всевышнего, что Он сохранил ваших малюток: мы знаем скарлатину! Надеюсь, что и милая Катя теперь уже оправилась, и что вы можете быть наконец совершенно спокойны после такой сердечной тревоги. Разлука не мешает нам делиться чувствами с вами. Часто говорим об вас, и теперь радуемся мыслию, что можем здесь увидеться месяца через три или скорее. Жена моя беременна: впрочем не гневим Бога и довольны Его к нам милостию. Лето провели в Царек. Селе приятно; все были здоровы, и 6 окт. переехали в город, в дом к К<атерине> Фед<оровне> Муравьевой у Аничкова мосту, где желаем жить тако же щастливо, как жили в Захарьевской улице1. Опять не без скуки занимаюсь корректурами, и не без лени ездим с визитами. К Москве не холодеем: там лучше проводить старость. Простите, любезный Друг. Мы ваши, пока живы. Целую ручку у почтеннейшей княгини. Скажите всем Вашим милым, начиная с почтенного Князя Петра Александровича, сколько мы к ним привязаны. Будьте все благополучны и любите нас. Душою и сердцем преданный Вам

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Его Сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому в доме его на Рожественке в Москве.
  

No 34. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 16 генв. 1820.

   Любезнейший Князь Андрей Петрович и почтенный Друг! Сердечно благодарим Вас за дружеское письмо и за радостное уведомление об умножении вашего семейства милого. Мысленно целуем любезного Родиона: дай Бог ему жить и веселить родителей! Кто богат детьми, богат и любовью; а любовь всего светлее. Вы перегнали нас, благодарящих Всевышнего за полдюжину чад добрых. Нам теперь есть с кем говорить о вас и ваших. Вчера мы обедали с почтенною Марьею Петровною1. Жалеем, что она приехала сюда хлопотать, но душевно обрадовались свиданию с нею. Будем ждать и Вас летом, если будем живы. О Москве не перестаем думать. Мне хотелось бы только издать здесь девятый том истории; но остается еще писать не мало, а пишется мало, впрочем не от разсеяния. Живем не по вашему: сидим прилежно дома, кроме четвергов, когда слушаем музыку, пение у императрицы; или смотрим на игру французских или русских актеров: собрания всегда приятные, тем более, что августейшая хозяйка всегда милостива. Ездить в другие домы лень: жизнь коротка, а дома и тепло и нескучно. Иногда заглядывают к нам добрые, умные люди; иногда умствуем, но не умничаем. За все благодарю Бога. Не жалуемся даже и на морозы; но каковы они? Новый претекст2 сидеть дома, чтобы не морозить людей. - На сих днях меня честила3 и Академия и публика4: это меня тронуло, но не до слез, хотя я и большой охотник плакать. Любовь моя к отечеству не совсем основана на самолюбии. Умею слушать и брань, и не боюсь потомства. Я заплатил почти весь свой долг России. На том свете сделаем расчет с нею. Есть другой важный заимодавец, которого я мог бы бояться; но Он добр, и стараясь любить Его, забываю страх. - Душевное и сердечное почтение милостивому Государю Князю Петру Александровичу, которого любезнейшее письмо к нам храним как драгоценность. У почтеннейшей княгини целую ручку. Вас и всех ваших обнимаю с дружескою нежностию. Бог с вами и с нами! Навеки ваш

Н. Карамзин.

  
   Если увидите Николая Сильвестровича5 или будете писать к нему, скажите, как искренно мы любим и уважаем его.
   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Je vous fêlicite de tout mon cœur, chers et respectables Amis, avec la nouvelle annêe et un nouveau fils; que le Ciel vous accorde toutes les prospêritês de ce bas monde, dont le bonheur de famille est la plus prêcieuse, j'espe?re que Mr Rodion у contribuera de son côtê comme tous vos autres chers enfans. Comme je dêsire renouveller connaissance avec tout votre petit monde! et combien de nouvelles à faire encore! - Nous jouissons de la douceur de voir la chère Mme Doktoroff assês souvent, et sûrement je me donnerai la satisfaction de la voir le plus possible pendant son sêjour ici. Adieu, mes bons et chers Amis, vous êtes bien sûrs des sentiments tendres et constants que vous porte votre dêvouêe amie et soeur C. Karamzine.
   Нежно целую ручки у почтенного и любезнейшего батюшки, поздравляю его с Новым годом, прося Бога чтоб он нас утешил на тот год свиданием с ним и чтоб мы нашли его так же здорового как оставили. Всех братцев и сестриц нежно обнимаю.
   <Приписка рукой С. Н. Карамзиной>:
   Permettez-moi, mon cher oncle, de joindre mes fêlicitations à celles de Papa et de Maman, en vous priant de vouloir bien ausi les faire agrêer à Madame la Princesse, et en les accompagnant de bien sincères remerciemens pour le souvenir amical que vous me conservez, et duquel je vous assure que je suis bien touchêe. Ma Soeur me charge de vous têmoigner aussi toute la part qu'elle prend à l'heureuse augmentation de votre famille, en vous exprimant pour elle, ainsi que pour moi, les sentimens de respect et d'affection que nous sommes habituêes à vous porter depuis si longtems.
   Sophie Karamzine.
   Сонюшка и Катенька нежно целуют ручки у почтеннейшего дедушки и надеются, что он сохраняет им милостивое воспоминание.
   Перевод:
   Поздравляю вас от всего сердца, дорогие и уважаемые друзья, с новым годом и новым сыном, ниспошли вам Небо все радости этого мира, из коих семейное счастие есть самое дорогое. Надеюсь, что г-н Родион будет со своей стороны ему способствовать, как и другие ваши милые дети. Как я желаю снова видеть все ваше маленькое общество! И сколько новостей! Мы имеем удовольствие видеть дорогую госпожу Дохторову довольно часто, и я, разумеется, не упущу удовольствия видеть ее как можно чаще во время ее пребывания здесь. Прощайте, мои милые и дорогие друзья, будьте уверены в неизменных нежных чувствах, которые к вам питает ваш преданный друг и сестра К. Карамзина.
   Позвольте мне, дорогой дядя, присоединить свои поздравления к Папиным и Маминым, прося вас сделать милость передать их госпоже Княгине, а также искренне поблагодарить вас за дружескую обо мне память, которой, я вас заверяю, я очень тронута. Сестра поручает мне засвидетельствовать вам свою радость по поводу счастливого прибавления вашего семейства, и выразить за нее и за меня, чувства уважения и привязанности, которые мы испытываем к вам издавна.

Софья Карамзина.

  

No 35. Оболенскому А. П.

  

С-Петербург, 4 ноября 1820.

   Любезный и почтенный Друг наш!
   Я к Вам писал из Царского Села с французским путешественником Ст. Мором; но узнал, что он еще остался здесь до Декабря или Генваря. И так снова пишу, желая знать о здоровье Вашем и всех Ваших; желая также сказать Вам несколько слов о нашем верном дому Оболенских семействе. Мы лето провели изрядно, хотя я и захватил жестокий ревматизм в правой руке, еще более беспокоясь о жене, которая имеет одышку и совсем не кстати беременна; она должна родить около февраля. Помолитесь за нас, любезнейший Друг! Я не делаюсь безбожником. - Одна дочь невеста, хотя и без женихов; другая почти невеста. Сыновья растут. Большому минуло шесть лет: он уже рассуждает о Троице и душе, показывая ум действительно необыкновенный в такие лета. Мне иногда грустно думать, что я и слишком стар и недовольно богат для воспитания малюток. Государь обещал мне взять в них участие, когда меня не будет; но лучше надеяться на Бога: молю Бога единственно о том, чтобы Он дал им любовь к добру.
   До Вас конечно дошли вести о происшествии в Семеновском полку1: оно не так важно. Авось Бог наставит Государя поступить в этом случае наилучшим образом. Солдаты раскаиваются, офицеры грустят, а публика уже перестает говорить.
   Свидетельствую мое душевное почтение Милостивому Государю Князю Петру Александровичу, целую ручку у любезнейшей княгини и всех ваших обнимаю, а Вас первого. Жены нет дома: я за нее порука в нежнейшей к Вам любви. Будьте благополучны.

Навеки Ваш Н. Карамзин.

  
   Любезнейший Друг! Есть в Вологде Надворный Советник Павел Алексеевич Шипилов2, который служил в Иностранной Коллегии и был долго уездным предводителем: он желает быть директором вологодской гимназии, если откроется вакансия. Прошу Вас об нем, зная его с стороны хорошей.
   Адрес: Его Сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому. В доме его на Рожественке в Москве.
  

No 36. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 11 Апр. 1821.

   Христос Воскресе! Поздравляем всех вас с светлым праздником, почтеннейшего Князя Петра Александровича, Вас, верного Друга нашего, любезнейшую княгиню, милых детей и всех наших общих ближних. Будьте все здоровы и благополучны, к нашему сердечному удовольствию.
   Любезное письмо Ваше, истинно дружеское, тронуло меня до слез: оно писано от сердца к сердцу. Будем любить друг друга пока живы, в надежде, что и смерть не прервет нашей душевной связи.
   Мы, слава Богу! здоровы. Здесь праздник не очень весел; Государь не возвращается1, гвардия идет в поход. Императрица М. Ф. все еще не совсем здорова, хотя ей и лучше: вчера она христосовалась с нами в кабинете. Европейский мятеж позатихает2. Надеюсь, что не тронут гвардии с места; но вчерашний курьер привез новое повеление быть в готовности. Между тем думаем переехать в Царское Село, если нас пустят туда без Государя, в начале мая.
   Скажите от меня ласковое слово почтенным благоприятелям нашим, Николаю Сильвестровичу3 и графу Владимиру Григорьевичу: здоровы ли они? Обнимаю Вас нежно. Бог с Вами и с нами! Навеки ваш

Н. Карамзин

   <Приписка на полях>:
   Деньги пошлю на ближ. почте.
   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Христос Воскресе! - Mes chers et bons Amis, je vous salue et vous fêlicite de tout mon cœur en rêitêrant tous les vœux que je forme tous les jours pour votre bonheur. Je vous remercie chère Princesse Sophie pour votre lettre amicale et pour l'aimable comlaisance d'avoir rempli ma commission, tous les effets me sont parvenus avec exactitude par le joli garèon Cherbatoff: vous trouverês ci-joint les 100 Ru. qui reviennent pour le sarafan et le bonnet; mais hêlas! cela ne m'êpargne pas l'acquisition d'un nouveau sarafan de damas, ma capricieuse nourrice ne veut pas entendre de recevoir un habit qui fut portê. Je me porte assês bien exeptê une lassitude assês douloureuse que j'êprouve dans tous mon corps et qui a êtê renforcêe par les fatigues de la dêvotion de la semai

Другие авторы
  • Башуцкий Александр Павлович
  • Чайковский Модест Ильич
  • Кин Виктор Павлович
  • Говоруха-Отрок Юрий Николаевич
  • Теннисон Альфред
  • Вельяминов Петр Лукич
  • Грибоедов Александр Сергеевич
  • Москотильников Савва Андреевич
  • Ильф Илья, Петров Евгений
  • Савинков Борис Викторович
  • Другие произведения
  • Корсаков Петр Александрович - Песнь барда
  • Кедрин Дмитрий Борисович - Уральский литейщик
  • Теннисон Альфред - Годива
  • Горький Максим - Переписка А. П. Чехова и А. М. Горького
  • Екатерина Вторая - Императрица Екатерина Вторая в начале царствования Петра Iii
  • Добролюбов Николай Александрович - О степени участия народности в развитии русской литературы
  • Лесков Николай Семенович - Заячий ремиз
  • Чехов Антон Павлович - Рассказы и юморески 1884—1885 гг. Драма на охоте
  • Семенов Леонид Дмитриевич - Смертная казнь
  • Стасов Владимир Васильевич - Русский концерт
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 378 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа