Главная » Книги

Шишков Александр Семенович - Русский путешественник прошлого века за границею, Страница 2

Шишков Александр Семенович - Русский путешественник прошлого века за границею


1 2 3 4

зали, что у нихъ въ городѣ класснымъ иного платья носить не дозволяется. По прошеств³и около часа времени сѣли всѣ за карты играть въ тресетъ, къ чему и насъ пригласить не упустили. Послѣ того, сыгравъ положенное число парт³й и проводя еще съ небольшимъ часъ времени въ разговорахъ, стали разъѣзжаться, что видя, и мы, откланявшись хозяйкѣ, хотѣли идти домой, но знакомецъ нашъ просилъ неотступно сѣсть въ его карету, и притомъ изъявлялъ намъ свое сожалѣн³е, что онъ не можетъ насъ видѣть завтра, по причинѣ, что поутру рано для нѣкоторыхъ нужныхъ дѣлъ ѣдетъ во Флоренц³ю. Такимъ образомъ, отблагодаря его за непрерывныя къ намъ учтивости и пожелавъ ему благополучнаго пути и успѣховъ, мы съ нимъ разстались и пр³ѣхали въ началѣ двѣнадцатаго часа домой. Лишь только сѣли мы ужинать, какъ вдругъ услышали подъ окнами нашими огромную музыку, которая стоя тутъ насъ дожидалась. Не знаю, почему с³и люди вздумали, что мы больше на свѣтѣ значимъ и богатѣе въ самомъ дѣлѣ гораздо, нежели какими себя показываемъ. С³е можетъ статься для того, что мы имѣли съ собою три человѣка слугъ и притомъ остановились въ лучшемъ трактирѣ, только скажу, что намъ подобныхъ честей надѣлали пропасть, отъ которыхъ мы, чтобъ избѣжать стыда, хотя не отрицались, однакожъ они намъ дорого стали, ибо мы за нихъ не благодарностью одною, но чистымъ золотомъ платили. Русск³е наши во время войны сказываютъ, обогатили всю Тоскану, такъ и понынѣ еще слава о щедрости ихъ не умолкаетъ. Итальянцы народъ очень учтивый, всего больше почитаютъ они червонцы, никого такъ не любятъ, какъ щедрыхъ и тщеславныхъ господъ, и ежели у кого видятъ въ рукахъ много денегъ, того они, безъ всякой запинки, какъ-будто во всѣхъ мѣстахъ сговорясь, называютъ полубогомъ и стараются всевозможныя показать ему услуги, не ступя и шагу, за что бы имъ заплатить было не должно. Всего чуднѣе учреждена ихъ почта и обыкновен³я въ постоялыхъ домахъ: надобно заплатить положенное число прогонныхъ денегъ за лошадей,- только втрое подороже нашего, кучеру за то, что ѣхалъ съ тобою, тому, кто лошадей впрягаетъ, хозяину за издержки и за постои, и тому, кто во время ужина или обѣда накрывалъ столъ; мнѣ кажется, они современемъ и то уставятъ, что надобно будетъ и тому платить, кто на тебя поглядитъ. Впрочемъ, хотя я и наслышался, что въ Итал³и можно дешевле прожить, нежели у насъ, однакожъ это въ разсужден³и стола и поѣздокъ не совсѣмъ правда: мудрено тамъ издерживать мало, гдѣ жители так³е велик³е охотники до денегъ, будучи сами не весьма щедры! Хлѣбосольство у нихъ почитается за роскошь и, кажется, они другъ у друга рѣдко обѣдаютъ, развѣ по зову, или ужъ очень по короткому знакомству. Часто бываютъ у нихъ конверзац³и, то-есть собираются на вечеръ сидѣть въ одинъ домъ и провождаютъ время въ разговорахъ или въ какихъ-нибудь забавахъ, причемъ хозяинъ не весьма велик³й терпитъ убытокъ, ибо гостей своихъ подчуетъ однимъ своимъ хозяйствомъ, а когда станетъ приходить дѣло къ ужину, такъ они пожелаютъ ему доброй ночи и разойдутся.
   Однакожъ, я такъ сегодня записался, что насилу держу въ рукахъ перо; и такъ, позволь и мнѣ, слѣдуя здѣшнему обыкновен³ю, прежде нежели наскучу, пожелать тебѣ всякаго благополуч³я, а самому немного отдохнуть и оставить продолжен³е о нашемъ путешеств³и до завтра.
  

10.

24-го октября.

   Поутру вставъ не ходили мы никуда изъ двора, а послѣ обѣда пошли еще прогуливаться по городу, были на одной шелковой фабрикѣ и зашли къ первой театральной пѣвицѣ освѣдомиться, будетъ ли она сегодня играть на театрѣ. Она хотя уже къ тому и приготовлялась, однако жъ не преминула сказать намъ сей комплиментъ, что ежели бы не особливо въ угодность нашу, то бы она конечно по причинѣ болѣзни своей еще и сегодня на театръ не вышла. Мы, благодаря за с³ю учтивость, хвалили напередъ ея искусство пѣть, а она въ это время жаловалась на больную грудь свою. Посидѣвъ у нея съ полчаса, возвратились мы домой, и ввечеру пошли въ театръ. Представлена была опера "Ѳемистоклъ". Театръ у нихъ весьма изрядный, публика несравненно лучше ливорнской, только шумятъ очень, аплодируютъ много и мало смотрятъ на представлен³е. Актеры играли хорошо, и первая пѣвица довольно имѣла дару столько нравиться слѣпому, сколько дѣлать отвращен³я глухимъ. Напослѣдокъ, по окончан³и представлен³я, пошли мы домой, и на другой день поутру рано отправились обратнымъ путемъ въ Ливорну. Проѣзжая по здѣшнимъ мѣстамъ, великое можно чувствовать удовольств³е, ибо на пути так³е представляются глазамъ предметы, на которые смотрѣть пр³ятно. Вся почти Тоскана состоитъ изъ одной прекрасной долины, лежащей между двумя хребтами весьма высокихъ горъ. Дороги по оной никогда не бываютъ грязны, потому что возвышены и по обѣимъ сторонамъ оныхъ идутъ каналы; засѣянныя поселенск³я полосы отдѣлены одна отъ другой насажденными по прямой лин³и деревами, которыя всѣ переплетены между собою виноградомъ. Природою же и всегдашнимъ тепломъ такъ с³и мѣста украшены, что кажется, будто непрерывные сады одинъ за другимъ слѣдуютъ, и всѣ вмѣстѣ составляютъ одинъ большой садъ, въ которомъ каменные поселенск³е домики, повсюду разметанные, представляютъ родъ бесѣдокъ, а идущ³я въ друг³я стороны дороги, деревами усаженныя - родъ преизрядныхъ аллей или проспектовъ, притомъ же иногда встрѣчаются на горахъ разнодревныя рощицы, иногда господск³е дома, иногда больш³я мѣстечки, на подоб³е нашихъ деревень, съ тою только разностью, что всѣ с³и строен³я изъ дикаго камня преизрядно выдѣланныя, а деревяннаго нѣтъ, ниже пастушьяго шалаша; и с³е все, присовокупя къ тому теплый, даже среди зимы, воздухъ, дѣлаетъ пр³ятнымъ обиталищемъ с³ю землю. Показалось мнѣ хорошимъ у нихъ также и то, что каждый земледѣлецъ имѣетъ свой домъ на той землѣ, которую онъ работаетъ, и чтобъ можно было ему отправлять обыкновенную свою работу, то не имѣетъ онъ нужды отходить далѣе ста шаговъ отъ своего дома; напротивъ того, наши крестьяне преимущества сего лишены и принуждены иногда бываютъ за нѣсколько верстъ отъ своей деревни земледѣльствовать. Но я оставляю с³и разсужден³я, и чтобъ возвратиться опять къ нашему путешеств³ю, то мы не болѣе пяти часовъ были на дорогѣ и потомъ пр³ѣхали въ Пизу, гдѣ застали еще нашего генерала, и, чтобъ проводить его, остались тутъ ночевать. На другой день поутру онъ отправился въ Росс³ю, а мы поѣхали въ Ливорну; тутъ пробыли дней около шести, въ которые съ нами примѣчан³я достойнаго не случилось, кромѣ что вечера два проводили довольно весело на конверзац³яхъ. По прошеств³и сихъ шести дней, какъ время еще оставалось довольно, и наши фрегаты еще долго не могли быть готовы, то согласились мы ѣхать во Флоренц³ю, куда и отправились четвертаго на десять числа послѣ обѣда, ночевали на дорогѣ и, пр³ѣхавъ туда на другой день ввечеру, остановились въ трактирѣ, называемомъ Центаврусъ.
   Продолжен³е будетъ впереди, а сегодня намѣренъ я походить нѣсколько по городу и потомъ идти въ театръ, чего ради я оставляю теперь удовольств³е больше къ тебѣ писать, а буду стараться наградить оное въ другое время.
  

11.

27-го октября.

   Я приступаю теперь описывать Флоренц³ю, но примѣчан³я мои будутъ весьма слабы въ разсужден³и многихъ, любопытства достойныхъ вещей, которыми городъ сей преисполненъ: надобно имѣть гораздо больше моего свѣдѣн³я. больше проницан³я и несравненно больше употребить времени на разсмотрѣн³е всего знаменитаго въ ономъ. Сказываютъ, что дюкъ Альбертъ Саксонск³й говаривалъ, что не должно его показывать иностраннымъ, какъ только по праздникамъ и воскресеньямъ: столь онъ цѣнилъ красоту онаго! С³е бы, кажется, долженствовало меня устрашить и остановить мое дерзновен³е приниматься писать о славной Флоренц³и, которую я небольше четырехъ дней имѣлъ случай видѣть, и о которой достойнѣйш³е меня люди, живучи нѣсколько лѣтъ въ оной, писать не смѣли: но тѣ, можетъ статься, опасалися несовершенства въ своемъ писан³и, а какъ мое намѣрен³е не мѣста тѣ описывать, въ которыхъ мнѣ быть случилося, но единственно, что мнѣ въ короткое время быт³я моего удалося видѣть и примѣтить въ оныхъ, то хотя бы с³е описан³е было и весьма недостаточно, однакожъ ты, благосклонный читатель моихъ дружескихъ къ тебѣ писемъ, не обвинишь меня тѣмъ, что я принялся за высшее силъ моихъ и почти за неизвѣстное мнѣ дѣло, ибо легко разсудишь, что я пишу не для наставлен³я тебя и другихъ моихъ читателей, ежели они когда случатся, но для собственнаго себѣ о томъ напоминан³я въ будущее время, и чтобъ купно при семъ засвидѣтельствовать, сколь часто я о тебѣ помышлялъ въ мое отсутств³е. Слѣдовательно критика не должна устремляться на такое сочинен³е, которое ни мало ей не хочетъ сопротивляться, совсѣмъ же уничтожить и почесть за потерянное употребленное на с³и письма время, не наруша, справедливости, не можно: ибо инымъ они принесутъ хотя малое удовольств³е слышать нѣкоторую новизну, тебѣ удовольств³е быть напоминаему твоимъ другомъ, а мнѣ отраду къ тебѣ въ отсутств³и писать и приводить съ посильнымъ разсужден³емъ видѣнное мною къ себѣ на память. С³и причины конечно довольно убѣдительны къ оправдан³ю моего при семъ дѣлѣ намѣрен³я. Такимъ образомъ, оградивъ себя отъ критики, я приступаю теперь смѣло къ продолжен³ю моихъ писемъ.
   Флоренц³я есть древн³й, довольно большой, крѣпк³й и прекрасный городъ въ Итал³и, главный въ Тосканѣ и столица гранддюкова. Въ немъ находится арх³епископство, университетъ, славная академ³я, преизрядная крѣпость, и весьма хорош³я библ³отеки, особливо Сантъ-Лаурентская. Считается въ ономъ около пятидесяти церквей, семнадцать площадей, слишкомъ сто шестьдесятъ публичныхъ статуй, не малое число большихъ огромныхъ здан³й, нѣсколько монастырей, множество училищъ, сиротопитательный домъ, больница и проч. Раздѣленъ городъ сей рѣкою Арною на двѣ части, чрезъ которую идутъ четыре каменные моста въ недалекомъ одинъ отъ другого разстоян³и. Впрочемъ, архитектура домовъ и церквей хорошая, положен³е мѣста имѣетъ онъ довольно изрядное, ибо окруженъ горами и долинами.
   Пр³ѣхавъ туда ввечеру, какъ я уже выше сказалъ, первое наше старан³е было отослать рекомендательное объ насъ письмо къ одному тамошнему офицеру, который столько былъ учтивъ, что не умедлилъ поутру къ намъ явиться и предложить свои услуги, которыя мы приняли тѣмъ съ большею благодарностью, что имѣли въ нихъ великую нужду, ибо во все время быт³я тамъ нашего онъ почти безотлучно былъ съ нами и былъ нашимъ предводителемъ. Съ начала самаго пошли мы посмотрѣть крѣпости и валы, гдѣ мнѣ показалася каменная стѣна оной {Такъ въ подлинникѣ.} и одна большая мѣдная пушка святаго Павла, которая вылита и отработана прекрасно; послѣ того зашли мы въ арсеналъ, прибранный довольно изрядно; въ немъ находится около одиннадцати тысячъ ружей и почти два раза больше того латъ, нѣсколько мушкетоновъ длинныхъ, мортиръ и прочаго оруд³я, одна шестидесяти калиберная мѣдная пушка славнаго мастера Козма Ченни, который въ жизнь свою 521 пушку вылилъ, и с³я была послѣдняя; другая чугунная сорока двухъ калибровъ, которая вся поштучно разбирается. По сторонамъ при входѣ находятся нѣсколько шкаповъ, наполненныхъ разныхъ государствъ разными новыми и древними оруд³ями, какъ-то: ножами, пистолетами, ружьями, палашами, разныхъ родовъ саблями и проч., изъ коихъ мног³е толь славной работы, что мы всякую вещь долгое время не устали бы разсматривать и удивляться мастеру оной, ежели бы позволяло намъ время; но чтобъ удовольствовать совершенно любопытство наше, то, конечно, не достало бы цѣлой недѣли на разсмотрѣн³е всѣхъ сихъ удивительныхъ вещей. Итакъ, пробывъ тутъ не болѣе двухъ часовъ, пошли мы оттуда въ соборную церковь, которая есть огромное и древнее здан³е, внутри к снаружи довольно украшенное: двери у сея церкви также литыя мѣдныя, какъ и въ Пизѣ, только несравненно лучшей работы противъ тѣхъ. Подлѣ ней находится высокая четвероугольная колокольня, съ которой весь городъ и всѣ около лежащ³я мѣста видны. Впрочемъ, мы во многихъ еще церквахъ были, находили ихъ всѣхъ весьма хорошими съ богатыми и пребогатыми жертвенниками, также и прочими украшен³ями, но когдабъ я живописецъ и скульпторъ былъ, то, конечно, описалъ бы тебѣ всѣ находящ³яся въ оныхъ картины и мраморные въ память славныхъ мужей возставленные истуканы, которые достойны того, чтобъ каждую изъ нихъ вещь разсматривать и описывать порознь. Можно читать о семъ на французскомъ языкѣ книгу называемую Voyage d'Italie, par M. Cochin, который самъ, бывъ королевск³й рѣзчикъ и живописецъ, ѣздилъ по всей Итал³и долго и сдѣлалъ собран³е многимъ достопамятнымъ вещамъ, заключающимся въ оной. Молодому человѣку, путешествующему для разсмотрѣн³я достопамятностей въ другихъ государствахъ, надлежитъ непремѣнно читать прежде книги, описующ³я тотъ городъ, въ который онъ въѣзжать намѣренъ, дабы пр³уготовиться, на как³е предметы устремить свои примѣчан³я. Но съ моей стороны, надобно признаться, что с³я помощь не была употреблена, и для того я, конечно, меньше видѣлъ, нежели бы видѣть могъ, когда бы не упустилъ сначала с³ю нужную предосторожность. Осмотрѣвъ соборную церковь и друг³я близк³я къ оной, возвратилися мы домой. Послѣ обѣда ходили по городу, по гостиному ряду, по нѣкоторымъ церквамъ, по плацамъ, гдѣ находятся множество древнихъ и новыхъ статуй, изъ коихъ лучшая, какъ мнѣ кажется, стоитъ на гранддюковомъ плацѣ, окруженномъ семью другими статуями, и представляетъ римлянина, похищающаго сабинку. Ввечеру были въ театрѣ, гдѣ играли оперу, называемую "Дар³ева напасть"; двѣ пѣвицы восхищали тутъ и слухъ и глаза наши. Онѣ столь пр³ятно пѣли, сколь были хороши собою и, по крайней мѣрѣ, пр³ятностью голоса превосходили луккскую пѣвицу въ десять, а красотою лица въ тысячу разъ. Не было ни одной ар³и, которую бы зрители плескан³емъ въ ладоши не заставляли ихъ два раза пропѣвать. Не меньше дѣлалъ намъ удовольств³я и теноръ одинъ, игравш³й роль Дар³еву, который какъ тѣлодвижен³ями, такъ и голосомъ умѣлъ трогать сердца; также и Кастратъ, представлявш³й Александра Великаго. Но лучше сказать, вся труппа состояла изъ весьма изрядныхъ актеровъ. Что касается до зрителей, то одни ложи наполнены были порядочными людьми, а партеръ почти такъ же, какъ и въ Ливорнѣ, но большей части подлымъ народомъ. Не показалося мнѣ то у нихъ, что актеры во время дѣйств³я употребляютъ излишн³я вольности, какъ напримѣръ, стоя на театрѣ смѣются и разговариваютъ знаками со своими знакомыми въ ложахъ, ежели не ихъ очередь пѣть или дѣйствовать, чѣмъ отнимается нѣкоторымъ образомъ важность у представлен³я, а зрители такъ нетерпѣливы, что никогда не дослушиваютъ конца и въ исходѣ послѣдняго дѣйств³я почти весь театръ становится пустъ, такъ что не передъ кѣмъ доигрывать.- Какъ уже поздно теперь, то кстати съ сею оперою и я оканчиваю къ тебѣ сегодняшнее мое письмо.
  

12.

28-го октября.

   На другой день пошли мы смотрѣть славную гранддюкову галлерею: она заключаетъ въ себѣ премножество вещей удивительныхъ и достойныхъ прилежнаго разсматриван³я, но тщетно будетъ мое старан³е описать тебѣ малѣйшую изъ оныхъ частицу: я ничего почти не видалъ, въ разсужден³и что тутъ есть, хотя и много видѣлъ въ разсужден³и меня. С³я галлерея сдѣлана продолговатымъ четвероугольникомъ, имѣющимъ съ одной стороны окна, а съ другой двери въ придѣланныя къ ней покои. Стѣны оной уставлены живописными какъ большими, такъ и малыми картинами; я не могу тебѣ исчислить ни описать доброту ихъ, но скажу только, что я на мног³я изъ нихъ смотрѣлъ долго и хотѣлъ бы еще долѣе смотрѣть, если бы не отнимала у меня сего удовольств³я краткость времени. Подлѣ стѣнъ, по обѣимъ сторонамъ, находятся въ рядъ поставленные бюсты, которые какъ древностью, такъ и хорошею работою весьма славятся, особливо Агрипининъ, Цицероновъ, Софокловъ, Каллигулинъ, Сенекинъ, Адр³ановъ, Маркъ Аврел³евъ, Ан³уса Веруса младенца, умирающаго Александра и многихъ другихъ по истор³и намъ извѣстныхъ мужей. Впрочемъ, всѣхъ оныхъ бюстовъ и другихъ статуй находится тутъ числомъ болѣе ста пятидесяти. Стѣны первыхъ двухъ большихъ комнатъ уставлены всѣ славныхъ живописцевъ оригинальными портретами, которые они присылали туда, списавши каждый самого себя; собраны с³и портреты еще при одномъ изъ Медичей. Также находится тутъ по срединѣ комнаты мраморная весьма изрядная статуйка и мозаической работы столъ, на которомъ изображена по срединѣ перловая нитка столь живо, что легко можно обмануться и почесть оную за подлинную. Поставлена тутъ еще картина, извѣстная подъ именемъ Тиц³ановой Венеры; написана она въ обыкновенный ростъ лежащею на постели, имѣя въ одной рукѣ цвѣты, а другую вольно попустивъ къ тому мѣсту, которое благопристойность закрывать велитъ: за нею видится внутренность комнаты и вдали спящая собачка. Смотря но с³ю картину искуснѣйш³е мастера въ семъ родѣ художества удивляются и находятъ въ оной всѣ совершенства, какъ въ живописи изображен³я, такъ въ соразмѣрности и естественномъ цвѣтѣ лица и тѣла. Нѣтъ подоб³я сколь она хорошо написана! руки, шея, голова, станъ, словомъ, нѣтъ ни одной части тѣла, которая бы не совершенно была прекрасна; и справедливо почитается она лучшею во всей Итал³и вещью. Впрочемъ, слава господина Тиц³ана, мастера оной, не одною сею чудною красотою велика; есть еще работы его чрезвычайныя картины, какъ, напримѣръ, другая Венера, двѣ Богоматери, образъ одного кардинала и проч. Но таковыхъ тутъ много и тщетно будетъ мое старан³е описать всѣ находящ³яся въ оной галлереѣ отличныя добротою вещи; не достанетъ моего на то ни знан³я, вы памяти; для того скажу вкратцѣ, что живопиство, скульптура, мозаика и проч³е роды искусствъ и художествъ показываютъ цѣну свою тутъ гораздо больше, нежели всякая книга изъяснить оную можетъ, и слава сея галлереи, такъ сказать, состоитъ изъ премножества славныхъ дѣлъ, оставленныхъ знаменитыми художниками, которыхъ одними именами, не исчисляя трудовъ ихъ, заполнилъ бы я цѣлые листы, ежели бы могъ подробное всему сдѣлать описан³е. Какое великое удовольств³е знающему человѣку дѣла с³и разсматривать; тамъ представляется разуму его древность, тамъ истор³я, тамъ баснослов³е, тамъ характеръ какого-нибудь государя, на лицѣ его изливающ³йся, тамъ друг³я вещи, показывающ³я до какой степени искусство человѣческое рачен³емъ достигнуть могло,- и с³е все въ такомъ прекрасномъ видѣ, что никто разсматривать онаго не устанетъ.
   Оставя с³и двѣ комнаты, перешли мы на другую сторону галлереи въ третью комнату, которой стѣны уставлены были разныхъ величинъ картинками и портретами; тутъ, между прочимъ, противъ дверей стоялъ кабинетъ, украшенный разныхъ родовъ драгоцѣнными каменьями, въ которомъ находилось премножество искусно сработанныхъ дорогихъ разныхъ вещицъ. По срединѣ комнаты поставленъ столъ мозаической работы, а надъ онымъ виситъ янтарное паникадило, въ котораго каждой часточки изображается маленьк³й портретецъ. С³е паникадило прислано гранддюку отъ прусскаго короля въ отдарен³е за подаренный ему отъ онаго такой же мозаическ³й столъ. Находится тутъ еще одноштучный витой ор³ентальнаго алебастра столпъ вышиною аршина въ четыре. Послѣ сего были мы еще комнатахъ въ пяти или шести, но какъ тогда записывать мнѣ въ разсужден³и короткаго времени и множества находящихся тутъ вещей всего было не возможно, то упомяну я тебѣ только о тѣхъ вещахъ, которыя остались у меня въ памяти. Кромѣ многихъ живописныхъ, мозаическихъ и другихъ картинъ, также кабинетовъ и разныхъ сосудовъ изъ дорогихъ каменьевъ, и по большей части изъ лаписа-лацара сдѣланныхъ, находятся тутъ въ одной комнатѣ семь весьма славныхъ мраморныхъ статуй, а особливо изъ оныхъ, такъ называемая Венера Медичей: она привезена первымъ ихъ гранддюкомъ изъ Грец³и и отломленныя оной части составлены весьма искусно; недоставало одной лѣвой руки, которая потомъ придѣлана уже новѣйшимъ скульпторомъ, и кажется быть далеко отмѣнитою отъ древности. С³я Венера не уступаетъ той живописной, о которой я упоминалъ выше сего, и надобно весьма искусному быть человѣку въ обѣихъ сихъ художествахъ, чтобъ различить, которая изъ нихъ превосходнѣе. А что онѣ обѣ чрезвычайно хороши, такъ это и мои глаза видѣть могли, которыя то той, то другой изъ нихъ давали преимущество, смотря по тому, на которую они въ то время глядѣли. Проч³я статуи хотя не могутъ съ сею равняться, однакоже какъ древностью, такъ и работою многихъ другихъ превосходятъ. Послѣ сего видѣли мы еще нѣсколько хорошихъ статуй, и три весьма удивительныя восковыя работы: первая изъ нихъ представляетъ жилище смерти или подземный уже разваливш³йся храмъ со многими человѣческими тѣлами, которыя сгниваютъ и распадаются; другая моровую язву, а третья анатомленную человѣческую голову. Нельзя ничего естественнѣе сдѣлать, какъ с³и три вещи! и ежели бы я не видалъ первыхъ двухъ, то бы, конечно, о сей третьей подумалъ, что она подлинно человѣческая голова, а не изъ воску сдѣланная. Что касается до моровой язвы, то невозможно смотрѣть безъ чувствован³я ужаса на блѣдныя лица yмирающихъ и на отчаян³е, съ какимъ они противу смерти борятся; также и храмъ подземный своею дряхлостью, человѣческими костями, обезображенными мертвыхъ тѣлами и согнивающими членами не меньше того впечатлѣваетъ страхъ въ душу смотрящаго на оный. С³и три вещи сдѣланы однимъ мастеромъ, котораго портретъ хранится въ ящикѣ, смертное жилище представляющемъ. Послѣ сего показали намъ еще модель того жертвенника, который будетъ сдѣланъ весь изъ лаписа-лацара и убранъ еще другими разныхъ родовъ драгоцѣнными каменьями. Сей жертвенникъ поставится въ церкви святаго Лоренца, гдѣ похоронена фамил³я древнихъ гранддюковъ Медичей; о чемъ я тебя увѣдомлю послѣ. Вотъ, что я могъ упомнить изъ видѣннаго мною въ сей галлереи, но кромѣ того есть еще, сказываютъ, тутъ покои, въ которыхъ лучш³я сохраняются вещи, однако туда безъ повелѣн³я гранддюкова не пускаютъ, слѣдовательно я о нихъ столько же знаю, сколько и о томъ крытомъ корридорѣ, который изъ дворца идетъ черезъ мостъ въ галлерею, что дѣлаетъ разстоян³е около шести сотъ шаговъ, и по которому одинъ только гранддюкъ ходитъ. Въ этотъ день мы нигдѣ болѣе не были, кромѣ какъ заходили еще въ нѣкоторыя церкви, и потомъ смотрѣли ту же оперу, а на другой день пошли еще разъ въ галлерею и по работнымъ горницамъ, гдѣ отправляется мозаическая (или, какъ итальянцы называютъ, pietro dura, твердокаменная) работа. Тутъ показали намъ комнату, въ которой великое множество разныхъ родовъ каменья, которыми с³я работа слѣдующимъ образомъ производится: сдѣлаютъ сперва рисунокъ той картины, какую изъ сихъ каменьевъ составить надобно, и дадутъ мастеру напиленныя изъ оныхъ плиты разныхъ цвѣтовъ, какой гдѣ употребить прилично. Онъ, примѣняясь тогда къ рисунку, выбираетъ приличные цвѣты камней и отдѣлываетъ порознь каждую отдѣльную частичку посредствомъ проволоки и другихъ маленькихъ инструментовъ, потомъ составляетъ оные искусно, смазывая такъ называемою греческою глиною, покуда совсѣмъ окончитъ. Работа с³я продолжается впрочемъ весьма медленно, тѣмъ болѣе, ежели вещь должна составлена быть изъ мелкихъ частицъ. Оттуда прошли мы въ такъ называемый старый дворецъ, гдѣ, между прочимъ, въ одной комнатѣ находится около дюжины пребольшихъ шкаповъ, наполненныхъ разными серебряными и золотыми сосудами, как³е въ старину были въ употреблен³и, т. е. чеканными превеликими блюдами, подносами. урнами и проч. Между прочимъ, находится тутъ конск³й уборъ и сабля, подаренные турецкимъ султаномъ одному Медичи. Какъ уборъ, такъ и сабля усыпаны большими драгоцѣнными камнями, которые, конечно, дѣлаютъ цѣну ихъ не малою. Оставя сей старый дворецъ, возвратились мы домой и отобѣдавъ пошли смотрѣть славную святаго Лоренца церковь, которая, сказываютъ, уже девяносто лѣтъ строится и еще не совсѣмъ отдѣлана, ибо не отработанъ еще внутренн³й куполъ. С³я церковь довольно высока, пространна, имѣетъ фигуру восьмиугольной призмы, архитектура оной весьма прекрасная. Первое, что вошедъ въ нее представится великолѣпнѣйшаго и огромнѣйшаго очамъ, суть шесть большихъ гробницъ, придѣланныхъ къ угламъ оной въ довольной отъ низа высотѣ. Четыре изъ нихъ гранита египетскаго, а друг³я двѣ ор³ентальнаго. Надъ оными поставлены въ нишахъ четыре больш³я бронзовыя статуи, представляющ³я Медичей. На простѣнкахъ внизу сдѣланы мозаической работы провинц³альные гербы; впрочемъ, вся внутренность церкви отдѣлана сею работою, и употреблено къ тому премножество рѣдкихъ и дорогихъ каменьевъ, такъ что когда оная совершена будетъ, то своимъ богатствомъ и великолѣп³емъ едва-ли не превзойдетъ всякое въ Европѣ здан³е. Въ оныхъ великолѣпныхъ гробницахъ положатся прахи покойныхъ Медичей, которые нынѣ лежатъ въ находящемся подлѣ сей церкви предѣлѣ, во имя котораго она созидается.
   По осмотрѣн³и оной пошли мы во дворецъ, а с³е мы потому сдѣлать могли, что гранддюкъ въ с³е время находился въ загородномъ своемъ замкѣ. О семъ дворцѣ я иного примѣчан³я не сдѣлалъ, кромѣ что онъ построенъ изъ дикаго камня, довольно великъ и чрезвычайно кажется проченъ; внутреннихъ покоевъ убранство весьма изрядное: главное украшен³е состоитъ въ живописныхъ картинахъ, между которыми одинъ образъ Богоматери есть вещь удивительно прекрасная. Находится также много тутъ картинъ и столовъ мозаичной работы. Есть еще внизу покои, въ которыхъ иногда гранддюкъ бываетъ; въ нихъ однако же ничего особливаго не находится, кромѣ что въ одномъ покоѣ нѣсколько мраморныхъ статуй представляютъ одну испуганную громомъ семью, изъ которой одинъ лежитъ на землѣ уб³енъ приключившимся ударомъ. Послѣ сего были мы еще въ находящемся подлѣ сего дворца саду, который довольно обширенъ и лежитъ на горахъ и долинахъ, въ немъ виденъ порядокъ и прибранство изрядное; украшенъ многими водометами, статуями, цвѣтниками, бесѣдками, аллеями, множествомъ хорошихъ деревъ и пр³ятными гульбищами. Впрочемъ, онъ не совсѣмъ еще отдѣланъ и стараются многое къ нему прибавить. Побывъ часа два тутъ и не видавъ почти никого людей въ ономъ, пошли мы домой, но какъ уже приближался срокъ явиться намъ къ своимъ мѣстамъ, то и положили мы на завтра по утру ѣхать изъ Флоренц³и. Такимъ образомъ въ этотъ день откланявшись Ивану Абрамовичу Ганибалу, котораго мы по пр³ѣздѣ своемъ нашли еще тутъ, и побывавъ ввечеру на оперѣ-комикъ, которая однако же была представлена не весьма удачно, на другой день рано простяся съ нашимъ знакомцемъ, помянутымъ офицеромъ, и поблагодаря его за трудъ, какой онъ для насъ принималъ, отправилися мы изъ Флоренц³и, ночевали на дорогѣ, поутру обѣдали въ Пизѣ, а къ вечеру пр³ѣхали обратно въ Ливорно, и симъ окончили наше путешеств³е. Прощай.
  

13.

2-го ноября.

   Ни о чемъ тебя увѣдомить не могу, кромѣ, что на сихъ дняхъ обѣдали мы у здѣшняго губернатора, который живетъ весьма недурно; были у одного полковника на балѣ, также нѣсколько вечеровъ проводили на конверзац³яхъ и въ театрѣ. Впрочемъ, скука больше имѣетъ участ³я въ нашихъ дѣлахъ, нежели удовольств³е. Недавно былъ я въ жидовской синагогѣ, куда жиды собираются Богу молиться: она пространна и внутри хорошо украшена. Служба ихъ отправляется чуднымъ образомъ: премножество жидовъ собравшися иные сидятъ и кричатъ, друг³е ходятъ въ шляпахъ какъ на рынкѣ, а посрединѣ, стоя на возвышенномъ мѣстѣ, попъ въ бѣлой одеждѣ читаетъ громко на распѣвъ, и видно тутъ ни молчан³я, ни слушан³я, ни благочин³я не требуется. - Еще тебѣ скажу, что мы вчерашн³й день проводили довольно весело: на фрегатъ "Павелъ" званы были обѣдать гости, которые просидѣли тутъ до самой ночи, и какъ между оными были четыре дѣвушки, то мы послѣ обѣда позвали музыкантовъ и танцовали съ ними до самаго ихъ разъѣзда. Впрочемъ, сюда съ нашими товарами, которые должны привезены быть изъ Англ³и и Голланд³и, еще не бывали, и скоро-ли мы отселѣ отправимся, никто не знаетъ. Твой другъ желаетъ тебѣ всякаго удовольств³я. Прости.
  

14.

4-го ноября.

   Сегодня день моего дневанья, или очередь терпѣть скуку: всѣ мои товарищи поѣхали на берегъ; одинъ остался я на цѣлый день на фрегатѣ. Ты можешь вообразить себѣ, что мнѣ одному сидѣть не весело. Музыка не можетъ меня занимать, потому что я ни на чемъ играть не умѣю; книгъ со мною также нѣтъ, слѣдовательно къ провожден³ю времени остается мнѣ только ходить, сидѣть, лежать и думать: что все вообще весьма утѣшаетъ мало. Между тѣмъ, ходя взадъ и впередъ по каютѣ, увидѣлъ я на столѣ чернильницу и перо: мысль мнѣ пришла начать къ тебѣ писать и тѣмъ провести часть времени. Сыскалъ я бумагу и думалъ долго, о чемъ бы тебя увѣдомить, но, не имѣя ничего новаго, напослѣдокъ разсудилъ описать тебѣ вчерашнюю комед³ю, которую здѣсь играли въ театрѣ, и которая довольно мнѣ понравилась.
   Прежде увѣдомлю тебя о здѣшнихъ комед³антахъ: они нанимаются отъ содержателя театра на нѣкоторое время, по прошеств³и котораго на мѣсто ихъ приходитъ другая труппа, а с³и отъѣзжаютъ въ другое мѣсто для представлен³я на томъ театрѣ; такимъ образомъ они перемѣняются. Содержатель смотря по труппѣ полагаетъ цѣну за входъ въ театръ, которая обыкновенно бываетъ невелика, ибо за четверть рубля можно видѣть лучшую оперу, и то плотятъ только одни благородные да иностранцы, а простой народъ пускаютъ за пять копѣекъ и меньше. Посему думать можно, что содержателямъ театра не велик³й бываетъ доходъ, а комед³антамъ и того еще меньше, хотя они всякой день почти обязаны что нибудь представлять. Между прочимъ для перваго актера положенъ одинъ вечеръ, который собственно принадлежитъ ему, и о которомъ онъ за день или за два чрезъ печатные листки предувѣдомляетъ общество. Во время же онаго садится онъ при входѣ въ театръ за столъ, имѣя предъ собой большое серебряное блюдо, на которое входящ³е кладутъ деньги кто сколько захочетъ, и с³и собранныя деньги получаетъ онъ себѣ, не удѣляя изъ того никому ничего. Сегодня вечеръ перваго актера, но я по несчаст³ю лишенъ удовольств³я видѣть его торжествующаго надъ кучею денегъ и желан³я присовокупить ему маленькую частицу къ его доходу, хотя онъ съ великимъ почтен³емъ вчера вручилъ намъ всѣмъ по билету. Теперь опишу тебѣ содержан³е вчерашней комед³и, которое было слѣдующее:
   Одинъ англичанинъ, по имени Вильсонъ, содержатель суконнаго завода, былъ человѣкъ довольно богатый, но богатство его состояло не въ наличности,- онъ торговалъ, и обращен³емъ денегъ пр³умножалъ капиталъ свой. При жизни еще покойной жены своей принялъ онъ къ себѣ въ домъ одну несчастную вдову съ дочерью, которыя нѣкогда претерпѣли кораблекрушен³е, однако были спасены и, по пр³ѣздѣ въ Лондонъ, пристали у него въ домѣ и тутъ жили! Вдова с³я называлась Сонбриджи, а дочь Фанни. Нѣкто знатный лордъ, именемъ Арсей, увидя Фанни, въ нее влюбился и показывалъ ей особливыя ласки; но онъ не завсегда жилъ въ городѣ, а удалялся иногда въ свои деревни. По прошеств³и нѣкотораго времени, жена Вильсонова умерла, оставя послѣ себя двухъ маленькихъ дѣтей, сына и дочь, которыхъ при смерти поручила она Сонбриджиной дочери, прося ее вмѣсто себя быть имъ матерью, а мужа своего увѣщевала жениться на сей любви достойной дѣвицѣ. Вильсонъ, оплакавъ память жены своей и привыкши завсегда видѣть молодую Фанни, не могъ больше сопротивляться ея прелестямъ и почувствовалъ къ ней сильнѣйшую горячность, что происходило также и въ сердцѣ Фанниномъ. Госпожа Сонбриджи была о томъ увѣдомлена и обѣщала дочь свою за него выдать. Въ такомъ положен³и были дѣла ихъ, какъ въ одно время Вильсонъ, отлучившися изъ своего дома, пробылъ цѣлыя сутки загородомъ, и по возвращен³и своемъ провѣдалъ, что лордъ Арсей пр³ѣхалъ въ Лондонъ и приходилъ разговаривать съ госпожею Сонбриджею. Вѣдомость с³я смутила его, онъ страшился, чтобъ сей знатный соперникъ не былъ ему предпочтенъ. Безпокойство его еще болѣе умножилося, когда Сонбриджа, пришедъ, показала ему письмо, которое писалъ къ ней лордъ Арсей, и въ которомъ онъ увѣдомляетъ ее, что несмотря на неизвѣстность Фанниннаго рожден³я, о которомъ онъ не желаетъ болѣе освѣдомляться, предпр³ялъ онъ чрезъ два дня на ней жениться и повергнуть съ собою къ ногамъ сея красавицы всѣ свои титла, знатность и богатство, заключая тѣмъ, что онъ послѣ такого его предложен³я надѣется несомнѣнно получить отъ нихъ согласный со своими желан³ями отвѣтъ, и что послѣ сего, конечно, не станутъ онѣ болѣе помышлять о страсти Вильсоновой къ молодой Фанни. Прочитавъ с³е письмо, вздохнулъ Вильсонъ и печальнымъ голосомъ спрашивалъ Сонбриджу, что она сдѣлать намѣрена. Рѣшен³е уже сдѣлано, отвѣчала Сонбриджа, и с³е письмо понуждаетъ меня къ скорѣйшему исполнен³ю такого дѣла... Какъ! перервалъ Вильсонъ, и Фанни могла безъ труда на то согласиться? Конечно, безъ труда, продолжала Сонбриджа, для того, что она соединяется съ такимъ человѣкомъ, котораго она любитъ, который равномѣрно любитъ ее. Потомъ, примѣтя горесть Вильсонова, не захотѣла больше оставлять его въ заблужден³и, сказавъ, что онъ самый тотъ супругъ, котораго она дочери своей назначаетъ. Легко можно себѣ вообразить радость Вильсонова, сими словами въ немъ произведенную! Торжествующъ надъ знатнымъ толь соперникомъ, получа все желаемое, бросился было онъ благодарить ее наичувствительнѣйшимъ образомъ, но она, перервавъ его ласкательства, сказала, что имѣетъ нужду открыть ему нѣкоторую тайну, и чтобъ онъ успокоившись ее выслушалъ. Тогда разсказала она ему, что она родилась въ Дублинѣ отъ родителей довольно достаточныхъ, но которые напослѣдокъ по нѣкоторымъ обстоятельствамъ сдѣлалися бѣдными, и которыхъ лишилася она еще въ самой молодости своей. По смерти отца своего жила она у дяди, который напослѣдокъ хотѣлъ ее выдать за одного богатаго негоц³анта замужъ, но въ самое то время пр³ѣхалъ туда нѣкто шотландск³й лордъ Фалиландъ. Они другъ съ другомъ имѣли случай увидѣться и полюбить одинъ другого страстно. Напослѣдокъ сей лордъ увезъ ее въ свой домъ съ обѣщан³емъ на ней жениться, но какъ с³е не могло быть сходственно съ знатною его породою, и притомъ не смѣлъ онъ огорчить старика-отца своего, то принуждена была Сонбриджа полагаться на одни увѣрен³я Фалиланда и довольствоваться одною надеждою на будущее время, что съ перемѣною обстоятельствъ лордовыхъ перемѣнится и участь ея. Однако она въ томъ обманулася, ибо скоро услышала, что онъ женится на одной знатной дѣвицѣ и посылается губернаторомъ въ Ямайку. С³я вѣдомость была ужаснѣйшимъ для Сонбриджи ударомъ: плодъ любви ихъ, рожденная тогда Фанни, еще болѣе умножала печаль своей матери, напоминая несчастнымъ быт³емъ своимъ невѣрность ей отцовскую и плачевное состоян³е, въ какомъ онъ ихъ оставилъ. Но чтобъ разсказать покороче, то довольно сего вѣдать, что Фалиландъ, женившись, уѣхалъ въ Ямайку уже двадцать лѣтъ тому назадъ, однако же онъ, живучи тамъ, иногда провѣдывалъ о Сонбриджѣ, и въ послѣдн³й разъ прислалъ ей нѣкоторое довольное число денегъ. Что касается до нея, то послѣ многихъ приключен³й, бывшихъ послѣ того съ нею, наконецъ жила она въ домѣ у сего Вильсона, какъ я прежде о томъ упоминалъ, и теперь разсказала ему тайную свою повѣсть, примолвя къ тому: ты теперь знаешь и мое несчастное состоян³е и рожден³е Фаннино. Разсуждай самъ. Ежели злополучная с³я повѣсть никакой въ мысляхъ твоихъ не дѣлаетъ перемѣны, продолжай любить ея, но когда страсть с³я покажется тебѣ предосудительною чести твоей, такъ разорви сей союзъ. Избирай для себя благое. По крайней мѣрѣ я имѣю долгъ, прежде наступлен³я брака, тебя о томъ увѣдомить. Вильсонъ послѣ сихъ ея словъ съ горячност³ю старался увѣрить ея, что почтен³е, которое онъ къ нимъ обѣимъ имѣетъ, есть священное и никакими посторонними обстоятельствами не нарушаемое. Такимъ образомъ они разсталися. Скоро потомъ Вильсонъ и Фанни вѣчнымъ совокуплен³емъ утвердили пламень свой, и казалося, что желан³ямъ ихъ ничего болѣе недоставало. Между тѣмъ, грозная буря, поднявшись, затмила всю ихъ свѣтлую радость. Вильсонъ чрезъ банкротство другихъ потерялъ все свое богатство и сдѣлался бѣднѣйшимъ человѣкомъ. Сонбриджа и Фанни отдали всѣ свои деньги и алмазы въ заплату тѣхъ векселей, но коимъ съ него взыскивали; но недовольно было сего, напослѣдокъ велѣно было описать весь его домъ и со всѣми находящимися въ ономъ вещами, для продажи и заплаты по оставшимся векселямъ. Тогда можно с³е представить сколь безмѣрна была Вильсонова горесть. Явлен³е с³е возбуждало во всѣхъ немалую жалость. Несчастныя дѣти невиннымъ своимъ присутств³емъ, вопросами и слезами наносили ему печаль жесточайшую; Фанни тѣмъ болѣе поражала чувствительное сердце его, чѣмъ болѣе въ с³е время показывала ему горячности; ибо себя доставлялъ онъ виновникомъ ея злополуч³я, отвлекши отъ счастливаго состоян³я, въ которомъ бы она была, вышедъ за лорда Арсея замужъ. Сими и симъ подобными ежечасно терзаяся мыслями, наконецъ, приведенъ онъ былъ въ отчаян³е, и принялъ намѣрен³е броситься въ р. Темзу, написавъ напередъ два письма, одно къ Фанни, а другое къ Арсею; въ первомъ просилъ, чтобъ она по лишен³и его немедленно вышла за лорда сего замужъ и была матерью оставшимся его дѣтямъ; а во второмъ увѣдомлялъ Арсея о несчаст³и своемъ, принудившемъ его лишиться жизни, и просилъ, чтобъ онъ, женяся на Фанни, былъ покровителемъ несчастныхъ сиротъ ея пасынковъ. Исполнивъ с³е, пошелъ онъ во время ночи отдавать письма на почту, чтобъ назавтра отнесли ихъ къ кому они были надписаны, и потомъ броситься въ Темзу.
   На семъ любопытномъ мѣстѣ знать о судьбинѣ Вильсоновой кончилося четвертое дѣйств³е сей драмы, но вообрази себѣ, какъ удивлены были зрители, когда актеръ, игравш³й Вильсонову роль, въ самое то время вышелъ увѣдомлять публику, какая завтра будетъ комед³я! Правда, что здѣшн³е зрители къ тому уже привыкли, ибо здѣсь часто случается, что и въ срединѣ трагед³и актеры с³е дѣлаютъ, будучи въ царскомъ одѣян³и, да и не могутъ иначе, какъ не въ срединѣ выходить, потому что зрители никогда конца не дожидаются; но для меня и многихъ къ сему не привыкшихъ весьма с³е показалось странно. Между тѣмъ, какъ я мысленно приготовлялся обвинять сего актера и сердился, что онъ смѣшалъ мои мысли и вывелъ изъ заблужден³я глаза, которые уже было привыкли мечтать его себѣ подлиннымъ Вильсономъ и заставляли душу мою соболѣзновать о его состоян³и и любопытствовать о его судьбинѣ,- между тѣмъ, говорю, оправдалъ онъ сей некстати выходъ свой слѣдующею къ зрителямъ рѣчью, весьма для него кстати (надобно при этомъ вспомнить, что с³е было наканунѣ того дня, въ который собираемыя отъ зрителей деньги принадлежатъ собственно ему). Вильсонъ сталъ несчастливъ, говорилъ онъ, лишился вдругъ всего своего имѣн³я и повергнулся въ крайнюю нищету, будучи однакожъ добродѣтеленъ и честенъ. Вы видѣли чрезмѣрную горесть его и отчаян³е. Можетъ статься, жалостнымъ состоян³емъ своимъ и горестными печаль его изобразующими знаками возбудилъ онъ соболѣзнован³е въ чувствительныхъ вашихъ сердцахъ: итакъ, окажите надъ нимъ человѣколюб³е ваше завтра вечеру, искупите его щедротою своею изъ долговъ и заставьте сими утѣшаться мыслями, что онъ умѣлъ угождать вашему вкусу, и проч. Такимъ образомъ проговорилъ представлятель Вильсона, желая тѣмъ пр³умножить свой доходъ, и я думаю, что за с³ю предислов³ю наклали ему рубля полтора лишнихъ: больше нельзя полагать въ разсужден³и щедроты здѣшнихъ зрителей, которыхъ при томъ же въ театрѣ не весьма много собирается, исключая партеровъ, набитыхъ всякаго рода подлымъ народомъ, который пустому хохочетъ и аплодируетъ также чему-нибудь глупому, и какъ по большому ихъ числу и доходъ отъ нихъ собирается больше, то кажется и актеры всѣ стараются угождать сбродному ихъ вкусу, для того на здѣшнее представлен³е не весьма пр³ятно смотрѣть. Теперь доскажу конецъ драмы.
   Вильсонъ, будучи въ крайнемъ отчаян³и, пошелъ броситься въ рѣку Темзу, но прежде отдалъ на почтѣ письмо къ Фанни, чтобъ вручили ей оное завтра поутру, однако почтарь отнесъ его въ то же самое время, и открыт³е сего письма поразило чрезвычайно всѣхъ домашнихъ Вильсоновыхъ; они тотчасъ бросились его повсюду искать. Между тѣмъ Фалиландъ, по смерти жены своей возвративш³йся паки въ Лондонъ, старался провѣдать о Сонбриджѣ и о своей дочери, но услышалъ, что онѣ, ѣдучи на суднѣ изъ Дублина, претерпѣли кораблекрушен³е и погибли въ морѣ. Такимъ образомъ, почитая себя уб³йцею и виновникомъ всего ихъ злополуч³я, вознамѣрился онъ избавиться смерт³ю отъ терзающихъ его мыслей, и въ то же самое время приближался къ мосту чрезъ рѣку Темзу, въ которое и Вильсонъ, дабы, повергнувшись съ онаго, обрѣсти себѣ покой на днѣ сея рѣки. Оба с³и несчастные, избравш³е себѣ единое мѣсто гробомъ, въ темнотѣ ночной другъ на друга находятъ и съ удивлен³емъ останавливаются. Фалиландъ, удержавъ Вильсона, который хотѣлъ у него вырваться изъ рукъ, спрашиваетъ, какой онъ человѣкъ, зачѣмъ находится ночью на этомъ мѣстѣ, и заключаетъ по смущеннымъ его отвѣтамъ, что конечно нашелъ онъ человѣка въ равныхъ съ собою обстоятельствахъ, который за тѣмъ же пришелъ на это мѣсто, зачѣмъ и онъ самъ. Любопытство рождается въ немъ, и онъ, увѣдомивъ напередъ сего незнакомца о своемъ одинакомъ съ нимъ намѣрен³и, проситъ и клянется не отпустить его прежде, покуда не разскажетъ онъ ему причинъ, побудившихъ его на такую крайность: послѣ того обѣщается умереть съ нимъ вмѣстѣ. Вильсонъ, не могши напослѣдокъ сопротивляться усильному его прошен³ю, или лучше сказать принужден³ю, разсказываетъ ему несчастныя свои обстоятельства. Тогда Фалиландъ подвигнутый симъ на жалость, говоритъ ему, что онъ имѣетъ довольный достатокъ, и какъ онъ принялъ непремѣнное намѣрен³е умереть, а наслѣдниковъ послѣ него никого не остается, то не можетъ онъ употребить на лучшее сего своего богатства, какъ на искуплен³е Вильсоново: "прими сей даръ отъ руки тебѣ незнакомой, продолжалъ онъ, возвратися къ твоимъ домашнимъ, искупи себя отъ долговъ, не оставляй вдовою жену и сиротами дѣтей твоихъ, поди, живи съ ними благополучно. Не благодари меня за с³е благодѣян³е благодари случай, который, можетъ статься, ниспослали тебѣ сами небеса для избавлен³я невинности отъ страдан³я. Завтра по утру получишь ты право на мое имѣн³е". Вильсонъ, удивленный сими словами великодушнаго лорда, стоялъ долгое время безмолвенъ: сильное чувствован³е радости отняло у него почти употреблен³е языка. Между тѣмъ вдругъ показалися люди на улицѣ съ возженными факелами, кого-то ищущ³е. С³и были Сонбриджа и Фанни со своими домашними. Увидя Вильсона съ великимъ восклицан³емъ бросилися онѣ всѣ къ нему на шею, рыдан³емъ и слезами изъявляя радость и печаль свою. Фалиландъ, тронутый симъ жалкимъ зрѣлищемъ, отвратился отъ нихъ и проливалъ слезы. Тогда Вильсонъ, обнимая то любезную свою Фанни, то мать ея, сказалъ имъ: "мы благополучны, сей добродѣтельный незнакомецъ, сей другъ несчастныхъ, сей избавитель и благодѣтель мой, хочетъ безпримѣрнымъ своимъ великодуш³емъ извлечь насъ изъ сея бездны горестей, въ которую низринулъ я васъ моимъ несчаст³емъ. Ахъ, любезная мать, и ты, дражайшая супруга, бросимся къ ногамъ его возблагодарить за толикое намъ благодѣян³е!" Фалиландъ по сихъ словахъ обращается къ нимъ, и какое для него видѣн³е! Онъ зритъ у ногъ своихъ Сонбриджу, сей предметъ желан³й и причину мучен³й своихъ, едва не повергнувшихъ его во гробъ! Оба они встрѣчаются устремленными быстро взорами, познаются между собою и, по произнесен³и съ сильнымъ движен³емъ духа именъ другъ друга, остаются безгласными въ объят³яхъ одинъ другого! Послѣ того опамятовавшися Сонбриджа увѣдомляетъ его, кто таковы ему Фанни и Вильсонъ, которыхъ великодушнымъ поступкомъ своимъ хотѣлъ избавить онъ отъ злополуч³я и бѣдств³й. Новая радость и новыя чувствован³я родительской горячности объемлютъ тогда духъ Фалидандовъ: имена супруги, дочери и зятя стократно съ восторгомъ вылетаютъ изъ устъ его; и на послѣдокъ, изгнавъ лютую печаль, торжествуетъ свѣтлая радость надъ сердцами всѣхъ составляющихъ с³е благополучное семейство. Такимъ образомъ кончилася драма и сегодняшнее твое письмо. Прощай.
  

15.

8-го ноября.

   Вчера случилося съ нами сперва странное, а потомъ весьма смѣшное приключен³е, о которомъ намѣренъ я тебя увѣдомить.- Послушай: былъ я поутру въ этотъ день на фрегатѣ "Павлѣ" и остался тамъ обѣдать. Между тѣмъ какъ садилися за столъ, пришли сказать капитану, что два как³е то иностранца желаютъ съ нимъ говорить. Онъ велѣлъ ихъ пустить къ себѣ въ каюту. Они, вошедъ и увидя насъ готовыми садиться за столъ, стали въ неблаговременномъ приходѣ своемъ извиняться, а какъ услышали, что капитанъ приглашаетъ ихъ вмѣстѣ съ собою за столъ, то съ благодарност³ю отозвалися отъ того тѣмъ, что уже они обѣдали, прося при томъ для нихъ не безпокоиться, а только позволить имъ послѣ стола переговорить наединѣ съ господиномъ капитаномъ. Такимъ образомъ мы сѣли за столъ, и они по сторонамъ стола. Одинъ изъ нихъ былъ собою высокъ съ превеликимъ краснымъ пятномъ на щекѣ и од

Другие авторы
  • Билибин Виктор Викторович
  • Струве Петр Бернгардович
  • Чертков С.
  • Есенин Сергей Александрович
  • Кологривова Елизавета Васильевна
  • Иванов-Разумник Р. В.
  • Аксенов Иван Александрович
  • Буссе Николай Васильевич
  • Соболь Андрей Михайлович
  • Ухтомский Эспер Эсперович
  • Другие произведения
  • Анненский Иннокентий Федорович - Речь, произнесенная в царскосельской гимназии 2 июля 1899 г
  • Княжнин Яков Борисович - Мужья, женихи своих жен
  • Аксаков Иван Сергеевич - О финансовом положении России в начале 1862 года
  • Маяковский Владимир Владимирович - Очерки 1922-1923 годов
  • Жаколио Луи - Питкернское преступление
  • Аксаков Иван Сергеевич - Как началось и шло развитие русского общества
  • Писемский Алексей Феофилактович - Батька
  • Сведенборг Эмануэль - Эмануэль Сведенборг: биографическая справка
  • Андреев Леонид Николаевич - Рогоносцы
  • Плеханов Георгий Валентинович - Поземельная община и ее вероятное будущее
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 249 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа