Главная » Книги

Толстой Лев Николаевич - Лев Николаевич Толстой и Петр Васильевич Веригин. Переписка 1895 - 1910 год..., Страница 2

Толстой Лев Николаевич - Лев Николаевич Толстой и Петр Васильевич Веригин. Переписка 1895 - 1910 годов


1 2 3 4 5 6

   1го Авг. 96 г.
   Село Обдорск.
  
  

Выписка из дневника

  
   Все видимое нами есть отпечаток Творца, высшей воли. Чрез видимые образы, как чрез призму, проходит величие - воля Творца, запечатлеваясь в нашем разуме. Как тень человека на фотографическом стекле. - Иначе сказать, мы Бога можем видеть в Его творениях.
   Разум, мысль, воля - это идеальное, все формы-образы, видимые нашей мыслью - это реальное. Разум-воля, соприкасаясь с реальным - то есть как бы с действительными материями, получается гармония: рассудка, отчета, а следовательно, и действительности. Без материи мысль витала бы в пространстве (если возможно такое допустить) и не имела бы опоры. - Идеализм-воля есть птица, реальность материя - дерево. Птица, как бы легко и быстро ни летала в воздухе, но должна сесть и отдохнуть.
   Воля Божественная и человеческий разум однородны, а потому мы на каждую форму, на каждую материю, невольно обращаем внимание, это и есть Божественная тайна, мировой закон. Обращая внимание на призму, мы стараемся проникнуть-рассмотреть, что за ней есть, и тем самым стремимся соединиться с однородным нам естеством, или знать его. Мозги наши, повторяю, есть стекло, на которых запечатле-
   22
   вается тень видимых предметов, и мы ясно различаем образ того, кого желаем видеть.
   Чем более видимых образов, тем более восторженности (в нас), любознательности-любопытства, что и возвышает нашу душу.
   В каждом существующем предмете есть присутствие Бо­га, - потому что Бог есть жизнь, а что существует, то и живет. - Софистики напрасно домогаются пересоздать (в своем убеждении) Бога, называя Его природой. - Природа и есть Бог.
   Наша земля, разрушившись - в следствии своей старос­ти, нельзя полагать, что с этим бы прекратилось бытие Бога, потому есть еще масса миров, в которых Он будет существовать. Все существующие миры помирая, в замен их будут возрождаться новые, а следовательно Бог вечен.
   Веровать в Бога - значит веровать в жизнь. Я верую и живу. Истинно веровать в Бога - веровать в жизнь - значит стремиться к вечной жизни. Хотя и все живет и следовательно все верует в Бога, в жизнь, но отчетливый идеал о бессмертии жизни свойствен более разумному су­ществу, как напр. человеку. - Желать жить вечно всецело от нас зависит, от нашей веры в жизнь, веры в Бога. Слабый пример, о значении веры, о желании жить, можно указать на следующем: животное, случайно попавшее в воду, страстно начинает биться, посредством этого выра­жается вера, желание жить, и не тонет. - Вера в жизнь спасает животное.
   Зародыш веры в жизнь в нас положен, доказательством служит то, что мы живем. - Развить же веру в жизнь, веру в Бога, повторяю, всецело зависит от нас, от нашего же­лания. Пожелаем мы жить вечно - слиться с Божественным началом, которое Христос называет Отцом, и будем жить - жить вечно; не желаем - помрем, то есть в действительности свершится то, что мы сами желаем. - При нежелании жить, за которым следует разрушение, отбирается даже тот талант, который был даден нам как зародыш и который мы держали бесполезно, бесплодно.
  
   Вера-мысль есть тончайшая стрела отвлеченного психичес­кого свойства. - Как стрела, пущенная из лука, или свинцовая пуля достигает, по желанию стрелка, своей цели, также и острая серьезная мысль на известный предмет, - конечно оду­шевленный, не останется без значения, не принимая в расчет никакие даже расстояния. - Отсудова и происходит очень час­то, так сказать, экстренная любовь взаимная. Встречающиеся иногда чуть не вскрикивают, - не говоря о том, что духовно они поражены друг другом. - Такие случаи можно объяснить
   23
   влиянием любви самых тончайших фибр духа. - Человек строит себе обожаемый идеал и наконец начинает боготворить его, и если идеал этот только существует, дух желания, поклонения или господства, найдет его и взаимно заставит его быть близким. - Тот человек - мужчина или женщина (а иногда и однополы) - начинает безотчетно ощущать какое-то призвание и наконец над собою власть. Встреча же в реальной форме только дополняет уже существующую близость. Если же любовь-симпатия зарождается после обыкновенных встреч и знакомства, то влияние упрощается до ясности. Отсудова вытекает то, что возраст очень часто не имеет значения. Молодые девушки влюбляются в стариков (я говорю о истинной любви, но не о деньгах), потому что желание старика заставил покориться ту на десятки лет моложе его девушку, или наоборот. Такое влияние возможно только при истинной любви духовной, но не при игре фантазий.
   Много доказано фактов, что лошадь, выведенная первый раз из конюшни, ржала и покорялась пред подходящим к ней ездоком, тогда как других бы людей - физически даже более сильных, она не подпустила к себе. Уверенность же всадника и непременное желание иметь такую лошадь, обуздывают и покоряют строптивость животного. - При общении же с животными они просто делаются близкими и начинают любить человека; здесь действует тоже однородное свойство, сила любви, мысли-духа. - Соглашаясь со всем высказанным, вполне можно допускать о действительности повествований, что пустынникам часто покорялись медведи и львы.

П. Веригин.

   Обдорск
   1896 г.
  
   В архиве Л. Н. Толстого сохранилось два автографа этого письма и выдержек из дневника Веригина: беловой, отправленный Толстому по почте "через полицию", и черновой, посланный Е. И. Попову вместе с письмом к нему от 17 августа 1896 г. (Попов переправил Толстому копию с этого письма и черновики Веригина).
  
   1 Речь идет о письме 1. Подлинник его остается неизвестным; в Тобольском музее сохранилась копия.
   24
  
  
   3. Л. Н. Толстой - П. В. Веригину
   14 октября 1896 г. Ясная Поляна.
  
   Дорогой друг.
   Вчера получил Ваше письмо и спешу отвечать. Письма до Вас и от Вас ходят долго, а жить мне остается недолго. В Ваших доводах против книги очень много есть справед­ливого и остроумного - сравнение с фелдшером и врачом, - но все они неосновательны, главное, потому что вы срав­ниваете книгу с живым общением так, как будто книга исключает живое общение. В действительности же одно не исключает другое, и одно помогает другому. По правде скажу Вам, что Ваше упорное возражение против книги показалось мне исключительным сектантским приемом защиты раз принятого и высказанного мнения. А такая исключительность не сходится с тем представлением, которое я составил себе о Вашем уме и, главное, Вашей сердечности и искренности. Бог ведет людей к себе и исполнению своей воли всеми путями: и сознательным, когда люди стараются исполнять Его волю и бессознательным, когда они делают, как думают, свою волю. Для совершения воли Бога, для установления Его царства на земле, нужно единение людей между собой, чтобы все были едины, как Христос сознавал себя единым с Отцом. Для этого же единения нужно: одно, внутреннее средство: познание и ясное выражение истины, такое, как то, которое было сделано Христом, которое соединяет всех людей, и другое, внешнее средство: распространение этого выражения истины, которое совершается самыми разнооб­разными путями: и торговлей, и завоеваниями, и путешествиями, пешком и по железным дорогам, и телеграфами, и телефонами, и книгой, и еще многими другими способами, из которых некоторые, как завоевания, я должен отрицать, но другие, как книгу и быстрые способы сообщения, я не имею основания отрицать и, если не хочу лишать себя удобного орудия служения Богу, не могу не пользоваться. То же возражение, что для книги и железной дороги нужно лезть под землю за рудой и в доменную печь, то это же нужно делать и для сошника, лопаты, косы. И в том, чтобы
   25
   лезть под землю за рудой или работать у доменной печи, нет ничего дурного, и я, когда был молодым, да и всякий хороший молодой человек охотно полезет из моло­дечества под землю и будет работать железо, если только это не будет принудительно и будет продолжаться не всю жизнь по 10 часов и будет обставлено всеми удобствами, которые придумают наверно люди, если только все будут работать, а не одни наемные рабы. Ну, не будем больше говорить об этом, но только верьте мне, что если я пишу Вам то, что пишу, то никак не потому, что я много писал книг и пишу еще, - в том, что самая простая хорошая жизнь дороже самых прекрасных книг, я всей душой согласен с Вами - и не потому даже, что благодаря книгам я вхожу в общение - как нынешней осенью с индусом, разделяющим совершенно наши христианские воззрения и приславшим мне английскую книгу своего соотечественника1, излагаю­щую учение браминов, совпадающее с сущностью учения Христа, и еще вошел в общение с японцами, исповедующими и проповедующими чистую христианскую нравственность, из которых двое на днях посетили меня.2 Не это побуждает меня не соглашаться с Вами и не отрицать книгопечатания, так же как железные дороги, телефоны и. т. п., а то, что когда я вижу на лугу муравейную кочку, я никак не могу допустить, чтобы муравьи ошибались, взрывая эту кочку и делая все то, что они делают в ней. Точно так же, глядя на все то, что в матерьяльном отношении сделали люди, я не могу допустить, что все это они сделали по ошибке. Как человек (а не муравей), я в человеческой кочке вижу недостатки и не могу не желать исправить их - в этом состоит мое участие в общей работе, - но желаю я не уничтожить всю кочку человеческого труда, а только правильнее раз­местить в ней все то, что размещено в ней неправильно. И неправильно размещенного в человеческой кочке очень много, о чем я писал и пишу, болел и болею и стараюсь по мере сил изменить. Неправильно в нашей жизни, во-первых и прежде всего, то, что средство поставлено целью, что то, что должно быть целью - благо ближнего - поставлено средством, т. е. что благо человека, самая жизнь его жертвуется для произведения орудия, нужного иногда всем людям, а иногда нужного только для прихоти одного человека, как это происходит, когда жизни человеческие губятся для производства нужных только некоторым, а иногда никому ненужных и даже вредных предметов. Неправильно то, что люди забывают, забыли, или не знают, что не только для производства зеркала, но ни для каких самых важных и нужных предметов - как сошник, коса, не может и не должна быть погублена не только жизнь, но не может быть
   26
   27
   нарушено счастье ни одного самого кажущегося ничтожным человека, потому что смысл жизни человеческой только в благе всех людей. Нарушить жизнь и благо какого-нибудь человека для блага людей все равно, что для блага животного отрезать у него один член. В этом страшная ошибка нашего времени; не в том, что есть книгопечатание, железные дороги и. т. п., а в том, что люди считают позволительным по­жертвовать благом хоть одного человека для совершения какого бы то ни было дела. Как только люди потеряли смысл и цель того, что они делают (цель только одна: благо ближнего), как только решили, что можно пожертвовать жизнью и благом живущего всем в тягость старика или хоть идиота, так можно пожертвовать и менее старым и менее глупым и нет предела, на котором должно остановиться, можно всем жертвовать для дела. Вот это неправильно, и с этим надо воевать. Надо, чтобы люди понимали, что, как ни кажутся нам полезными и важными книгопечатание, железная дорога, плуг, коса, не нужно их и пропади они пропадом до тех пор, пока мы не научимся делать их, не губя счастие и жизнь людей. В этом весь вопрос и в этом вопросе обыкновенно путаются люди, обходя его то с той, то с другой стороны. Одни говорят: вы хотите уничтожить все то, что с таким трудом приобрело человечество, хотите вернуть нас к варварству, во имя каких-то нравственных требований. Нравственные требования неправильны, если они противны благосостоянию, которого достигает человече­ство своим прогрессом. Другие говорят - я боюсь, что Вы этого мнения, и мнение это приписывают мне, - что так как все матерьяльные усовершенствования жизни противны нравственным требованиям, то все эти усовершенствования сами по себе ложны и надо их оставить. Первым возража­телям я отвечаю, что уничтожать ничего не нужно, а нужно только не забывать, что цель жизни человечества есть благо всех и что поэтому, как только какое-нибудь усовершенст­вование лишает блага хоть одного, это усовершенствование надо бросить и до тех пор не вводить, пока не найдется средство производить его и пользоваться им, не нарушая блага хотя бы одного человека. И я думаю, что при таком взгляде на жизнь отпадет очень много пустых и вредных производств, для полезных же найдутся очень скоро средства производить их, не нарушая блага людей. Вторым возража­телям я отвечаю, что человечество, перейдя от каменного периода к медному, железному и потом дойдя до теперешнего своего матерьяльного положения, никак не могло ошибаться, а следовало неизменному закону совершенствования, и вернуться ему назад не то что нежелательно, но так невозможно, как сделаться опять обезьяною, да и что задача
   28
   человека нашего времени состоит совсем не в том, чтобы мечтать о том, чем были люди и как бы им опять сделаться такими, какими они были, а в том, чтобы служить благу людей, теперь живущих. Для блага же теперь живущих людей нужно то, чтобы одни люди не мучали и не угнетали других, не лишали бы их произведений их труда, не при­нуждали бы их работать ненужные им вещи или такие, которыми они не могут пользоваться, главное, не считали бы возможным и законным во имя какого бы то ни было дела или матерьяльного успеха, нарушать жизнь и благо ближнего, или, что то же самое с другой стороны - нарушать любовь. Только бы люди знали, что цель человечества не есть матерьяльный прогресс, что прогресс этот есть неиз­бежный рост, а цель одна - благо всех людей, что цель эта выше всякой цели матерьяльной, которую могут поста­вить себе люди, и тогда все станет на свое место. И вот на это-то и должны люди нашего времени направлять все свои силы. Плакаться же о том, что люди не могут теперь жить без орудий, как лесные звери, питаясь плодами, все равно, что мне, старику, плакаться о том, что у меня нет зуб и черных волос и той силы, которая была в молодости. Мне надо не вставлять зубы и подкрашивать волосы и не делать гимнастики, а стараться жить так, как свойственно старику, ставя на первое место не дела мирские, а дело Божье - единении и любви, допуская дела мирские только в той мере, в которой они не мешают делу Божьему. То же надо делать и человечеству в его теперешней поре жизни. Говорить же, что железные дороги, газ, электричество, книгопечатание вредны, потому что из-за них губятся людские жизни, все равно, что говорить, что пахать и сеять вредно только потому, что я не вовремя вспахал поле, дал ему зарасти, а потом посеял, не запахав, т. е. сделал раньше то, что следовало бы сделать после.
   Очень мне было радостно то, что Вы пишете о своей жизни и о том, как Вы, прилагая к ней то, что исповедуете, и в тех тяжелых условиях, в которых находитесь, трудом добываете пропитание. Ни в чем, как в этом, не познается искренность человека. Я очень плох в этом отношении стал теперь: так окружен я всякой роскошью, которую ненавижу и из которой не имею сил выбиться. Поэтому Ваш пример поддерживает меня, и я все-таки стараюсь.
   Спасибо, что прислали выписку из дневника. По случаю выраженных там Ваших мыслей хотелось поделиться с Вами некоторыми соображениями в этом же направлении. Сделаю это в другой раз.
   Прощайте пока, пожалуйста, не позвольте себе недоброму чувству подняться против меня за возражения мои на ваши
   29
   мысли, выраженные не только в письме ко мне, но и в письме к Евгению Ивановичу.3 Вы мне очень дороги и я стараюсь как можно прямее, по-братски относиться к Вам.

Любящий Вас друг Лев Толстой.

   14 окт. 1896.
  
  
   1 В дневнике 14 сентября 1896 г. Толстой записал: "За это время было письмо от индуса Тода и прелестная книга индийской Joga's Philosophy" (Т. 53. С. 106). Тод прислал книгу: Joga's Philosophy. Lectures on RБja Joga or Conquering Internal Nature. By SwБmi VivekБnanda. N.-Y., 1896.
   2 В конце сентября 1896 г. в Ясную Поляну приезжали японский писатель Токутоми Софо, редактор журнала "Кокумин но томо" ("Друг народа"), и сотрудник этого журнала Фукай. Их рекомендовал Толстому японец Masutari Konishi (Д. П. Кониси), принявший православие и учившийся в Киевской духовной академии. Кониси познакомился с Толс­тым в 1892 г., по возвращении на родину переводил его сочинения на японский язык. Японцы показались Толстому "очень просвещенными и свободными в своих взглядах людьми" (Т. 69. С. 153). Однако позднее Толстой подружился с младшим братом, Токутоми Рока, и разошелся со старшим, Токутоми Софо - из-за его националистических, милитаристских взглядов.
   3 Письмо Веригина к Е. И. Попову (см. прим. к письму 2).
   30
  
  
   4. П. В. Веригин - Л. Н. Толстому
   2 сентября 1897 г. Обдорск.
  

2го Сентября 97 г. С. Обдорск.

   Уважаемый Лев Николаевич!
   Податель сего естественник студент Петербургского Университета, который в компании с товарищем лето сего года были для исследования флоры и фауны по прибрежьям Оби, были и в Обдорске, с которыми я провел время довольно весело. Пришлось говорить о многом, между прочим и о Вас лично. При отъезде податель сего заявил искренное желание видеть Вас, а потому я и нашел уместным написать Вам сие письмо.
   О себе особенного не могу сказать ничего. Живу слава Богу хорошо и благополучно. 29го Июля сего года мне кон­чался срок назначенного времени ссылки. Теперь еще объ­явили на пять лет. Всего я уже прожил десять лет, и произошло это так: в начале был выслан на пять лет, по прошествии прибавили еще три года, и с переводом в Березовский округ набавили два года и сейчас снова пять. Такая игра почти что ничем не может быть объяснима.
   Более же меня тревожит то, что на Кавказе с Христи­анами поступают ужасно произвольно. Вам вероятно извест­но, что многих высылают в Якутскую и Иркутскую области, и кроме того там же на Кавказе расселяют по туземцам, выбирая места с более грубыми нравами. И характерно то, что женам с детьми не позволяют следовать за мужьми. Но это вопрос пока времени, я полагаю: поселившись в Якутской или Иркутской обл., люди потом могут выхлопотать о по­зволении придти женам, если таковые пожелают.
   В Москве, кажется, тоже много произошло арестов. Я из Москвы вообще уже давно не получаю писем. Вам писал последнее письмо от 10го Марта с. г. Другое адресовал на имя Ваше передачей И. М. Трегубову, от 4го Марта, получили ли Вы их? 1
   Главным пунктом вреда в христианском движении для существующего порядка, это: несоглашение убивать человека,
   31
   повторяю, это самый важный-основной параграф как Христианина, а также и для противной стороны. Я полагаю возможно (и необходимо) войти с предложением ко всем императорским дворам, чтобы эта идея - идея человечности и гуманизма, имела законное свободное право не только в принципе, но если бы находились люди в каждой стране желающие осуществлять Христианство, чтобы не притесня­лись.
   В составлении петиции, я позволяю, предложить Вам, уважаемый Лев Николаевич! Вы могли бы написать всем христианским общинам в Америке и в Европе, которые послали бы своих членов в одну из европейских местечек, и состоялось бы в роде съезда, на котором Вы также могли бы присутствовать. По выработке программы, потом можно ото всех общин назначить не более двух или трех человек Христиан, которые и посетили бы лично всех главарей су­ществующего строя. Я думаю, что это было бы не бесполезно.
   Душевно желаю Вам, уважаемый Лев Николаевич, всех благ от Господа Бога. Прошу Вас передайте и всем друзьям сердечный привет от меня. Брат Ваш во Христе.

П. Веригин.

  
   1 Письма неизвестны. Одно из них в июле 1897 г. Толстой отправил П. А. Буланже, занимавшемуся организацией помощи кавказским духо­борцам.
   32
  
  
   5. Л. Н. Толстой - П. В. Веригину
   24 июня 1898 г. Ясная Поляна.
  

24 июня.

   Дорогой брат Петр Васильевич.
  
   Всех Ваших друзей огорчает то, что прекращено сообщение с Вами.
   Посылаю эту записку только для того, чтобы узнать, верен ли этот путь. Если это письмо дойдет до Вас, то отвечайте мне в Москву на имя его превосходительства Александра Андреевича Берс1, на Тверском бульваре в доме Полякова. По последним известиям, родители Ваши живы и здоровы. Ивин и Петр Мухортов уехали за границу в Англию к нашим друзьям и братьям. Насчет места выселения еще не решено. Есть хорошие предложения из Америки.
   Обо всем напишу подробно, если сообщение установится.
   Братски приветствую Вас и прошу не унывать и помнить не только то, что много и много братьев думают о Вас и любят Вас, но и то, что Бог думает о нас и любит нас в той мере, в которой мы исполняем Его волю и содействуем установлению его царства в своем сердце и в мире.

Любящий Вас брат

Лев Толстой.

  
   1 А. А. Берс (1845-1924), Брат С. А. Толстой; служил в Московском земельном банке, на Тверском бульваре.
   33
  
  
   6. П. В. Веригин - Л. Н. Толстому
   16 августа 1898 г. Обдорск.
  

16го Авг. 98 г. С. Обдорск

   Уважаемый Лев Николаевич!
  
   Пользуясь попутчиком посылаю сим письмом Вам сердечный привет с пожеланием получить от Бога всего хорошего. Я здоров и благополучен слава Богу.
   После аккуратной переписки между нами я писал Вам еще два или три письма, но вероятно "цензура" их не переслала по адресу, потому от Вас я также не получал письма.
   Чтобы поговорить с Вами по душе, набралось всего так много, что придется урезывать, боясь что и при том письмо будет долгое.
   Недавно в "Руси" прочел Ваш очерк о голодовке людей,1 это хроническое голодование очень и очень печальное положение народа, но еще печальнее то, что не позволяют подавать хлеба голодному человеку. Тогда как отнимание насущного хлеба открыто допускается и даже всевозможно поощряется!
   Упадок духа - или вернее, неразвитость духа в народной жизни это бесспорно самая коренная причина всех народных бедствий, но упадок духа или рост его много зависит от материальной обстановки человеческой жизни. Говоря о духовной помощи народу, я думаю, Вы говорите о освобождении народа вообще от вмешательства извне кого бы то не было с "помощью". Иначе выходило бы, что природа, Бог и сама жизнь была бы ко всему живущему, в том числе и человеку, жестоко не справедлива, держа человека в не развитости духовной?
   Мне кажется, иску[с]ственное усилие человека помогать человеку же - в особенности в духовном его развитии и привело к такому печальному состоянию народных масс. Люди мнимо просвещенные, желая защитить, - не замечая, что сами очень слабы, - от холода человека и прикрывая тело, нагромоздили столько тяжести, что человеку
   34
   впору задохнуться! Это рост всех просветительных нагромоздений в современной жизни. Надо по возможности ос­тавлять все иску[с]ственно вырабатывающиеся просветительские "химеры" - которые (химеры) сами живут на народные средства, как и Вы справедливо думаете. - А дать народу вздохнуть свободно, и народ сам окрепнет и разовьется под влиянием мировой эволюции жизни вперед! Нам не надо только стеснять этого движения. По своей малосильности мы эволюционного движения стеснить, остановить, конечно, не можем, но мы тормозим, уродуем свою же собственную жизнь.
   Для примера укажу на такой факт: ведь давно люди развились до сознания, что Бог есть жизнь (слова Христа). Люди же учителя заставляют видеть Бога в фигурах, сде­ланных ремесленником, часто эти фигуры сидят в креслах в мономаховских шапках! И такое новоучение считается просвещением, держащее человечество тысячи лет в неве­жественных оковах и т. далее и т. д. Сейчас в России народ жаждует не просвещения, а освобождения в широком зна­чении этого слова, освобождения личности вообще от опеки человеческой.
   Неужели люди, взявшие бразды просвещения народных масс, не сознают и не видят того простого факта, что все их иску[с]ственно выдуманные просветительные вещи тя­жело угнетают и без того уже ослабевшую спину труженика человека.
   Прошлой зимой здесь был Тобольский губернатор. Попросив к себе меня на квартиру, отнесся крайне любезно-вежливо, мы разговаривали слишком три часа, это было за вечерним чаем, с ним было еще три человека "свиты", которые также принимали участие в собеседовании. С ин­тересом расспрашивал: каким родом познакомился с Вами? Когда я ответил, что знаком с Вами по переписке, то они крайне удивились, что по переписке можно так близко по­знакомиться!
   Присылаю копию с поданного объяснения М. В. Д.2 Я желал бы знать Ваше мнение, уважаемый Л. Николаевич, по делу выселения Духоборцев за границу. Я лично почти положительно против переселения. Потому люди нашей об­щины нуждаются в самоусовершенствовании и следовательно куда мы не переселились, понесем свои слабости с собою; а что за границей свободней жить личности вообще, я думаю разница может быть небольшая. Человечество всюду одина­ково.
   Если переселение и может состояться, то при условиях. Правительство должно возвратить всех разосланных Духоборцев к своим семьям, дать двух-трехлетнюю льготу для
   35
   выселения. Община может послать три-четыре человека доверенных осмотреть местность. Да еще вопрос, есть ли в Америке свободные места, чтобы население не имело ничего против заселения. Наконец мы могли бы арендовать два-три америк. парохода и сразу переехали бы. Напишите мне пожалуйста, уважаемый Л. Н., не ведете ли Вы переписки с американскими знакомыми по поводу переселения Духоборческой Общины?
  
   В Г. Тобольск.
   Алексею Ивановичу Степанову
   в деревне "Завальной" - предместье.
  
   Получив письмо, он дошлет мне его с попутчиком. Если у Вас есть какие-либо бумаги, чтобы переслать мне, адресуйте на Степанова, это хороший мой знакомый - как и Ваш.
   Полиция совсем не передает мне писем, а также и от меня никому не пересылает. Можно писать - как Губернатор меня предупредил - родителям, да и то чтобы письмо не имело "философических разсуждений" (выражение Губернатора). В Обдорске находится православная церковная миссия и в этом году сюда командировали двух монахов - один из Петербурга, они много раз говорили в церкви проповеди о Духоборческой общине, о ее зле, опасности для Государства и т. п. Я предупреждал монахов, если они еще будут продолжать, то вынужден буду заметить им о некоторых не­справедливых толкованиях о общине. В одно Воскресение они дали мне право говорить в церкви. Полемика вышла горячая, здесь же в народе многие приняли мою сторону мировоззрений.
   Попами был поставлен вопрос об отрицании нами икон. Я объяснил: мы Бога чтим, которому подвластно все существующее, не только земля и что на ней есть, но и все что находится во вселенной. Бог есть жизнь и присутствует во всем существующем и равно присутствует-покровительствует например как человеку, а также самой маленькой птичке или насекомому, а потому - сказал я, - Бог, которого мы чтим, безмерно велик и обширен и вместить Его в какую-либо рамку невозможно, а тем менее изобразить Его, Бога возможно только ощущать душою, сердцем и выражать Его свойство Любовью ко всему живущему, в котором мы вращаемся.
   Попов было шесть человек, говорил со мной один, но под конец они все заговорили, я обратил их внимание на шум, производимый ими, со мной согласились и слушатели-люди. Попы дошли до такого волнения, что один из них выразился: покажи нам своего Бога или Любовь! На такой вопрос, некоторые из людей даже рассмеялись. Я ответил
   36
   на этот вопрос: Вы повторяете, слова фарисеев, которые были предложены Христу; но я уверен, что Вы понимаете, что значит любовь, но только не хотите исповедовать ее, а также из-за выгоды материальной держите в темноте и людей.
   До этого диспута попы обещались ставить вопросы пе­риодически и рассуждать по Воскресеньям, но больше одного разу не повторялось. Старший из них съездил к Архиерею по поводу собеседования. Недавно приехал, что привез не­известно.
   Недавно от родных приезжал ко мне человек. Успел войти в квартиру и побыл не более пяти минут, набежали полицейские и увели под арест. Через полчаса отправили по этапу. Паспорта у него не было. Духоборам не выдают паспорт. В прошлом году также приезжали ко мне, но те не доехали. Еще приезжал некто, Андросов Михайло, он был кажется у Вас.3 Такие поездки я нахожу совершенно лишними. Но мать моя старушка сильно беспокоится и не доверяет даже письмам, что я живой. Этот человек хотя по этапу и нескоро дойдет, но скажет ей, что видел меня.
   От сосланных в Якутскую область писем не получаю, переписка не допущается.
   В "Мире Божьем" был помещен отчет о Казанском съезде миссионеров попов. Характерен вопрос, поставленный ими, чтобы отбирать от сектантов детей! Только за тем дело и стало, что нет помещений! Всякие толкования по этому поводу излишны. 4
   Журнал "Мир Божий" в Обдорске получается. Я тогда послал в Редакцию письмо относительно съезда. Копию при­сылаю Вам. Вероятно, полиция не переслала по назначению. 5
   Ваши сочинения нашли на Съезде очень вредными! Да и правду надо сказать, Вы много за это время разоблачили неправды. В особенности попы сильно на Вас сердиты да и имеют право, потому что Вы своими "Маленькими Брошюрками" не позволяете им более прикрываться овечьей шкурой, тогда как на самом деле они Волки.
   Лето здесь было очень теплое и сравнительно долгое. Здесь растет много ягод: морошка, черника, голубика, кляжица, брусника, есть немного красная смородина и вот почти цельное лето я провел в поле за собиранием ягод. Кроме того я обзавелся столярным верстаком и кое-чем из инструментов, имею и токарный станок и понемногу работаю. Зимой предполагаю начать шить сапоги, вообще заняться сапожничеством, так как здесь нет сапожников и люди очень нуждаются в этом. Сапожное ремесло я считаю отчасти тем невыгодно, что приходится сидеть более чем не нормально,
   37
   а это вредно. Да и вообще я не постоянен в физической деятельности; но все-таки предпочитаю труд на открытом воздухе, например это лето я с восторженным удовольствием косил и убирал сено. Ставить сено здесь также довольно выгодно, луга не делятся, косят где кто пожелает. Занимающихся сеном потому мало, что все почти уезжают на рыбные промыслы.
   В прошлом лете здесь были из Петербургского университета два студента для собирания коллекции из флоры и фауны.
   Один из них желал сильно увидеть Вас, я написал с ним письмо, получили Вы или нет? 6
   Через Обдорск недавно прошли по Оби в Обскую губ. пароходы, это второй раз возят хлеб для обмена с загра­ничными преимущественно железными товарами. Такой об­мен мне кажется не особенно выгоден. Россия, отпущая все более и более от себя хлеба, сама голодует, кроме того земля все истощается, не получая вознаграждения в форме отбросов хлебных - и т. под. В России хлеб начинается вырабатываться удобней, но печально то, что не приходится его есть самим производителям, меняя на разные заграничные усовершенствования...
   Передайте душевный привет всем Братьям и сестрам по Духу. Желаю Вам всего хорошего.

Петр Веригин.

  
   Присылаю "Фантазию" - мысль, которая сложилась прошлой зимой. Здесь был архиерей, я написал в честь его приезда. Встретясь с ним, предлагал ему, он не взял, объ­яснив, что все бумаги получает через Консисторию. Если найдете возможным, отдайте напечатать брошюрку из этой мысли; для простого народа, думаю, это будет полезно!
  

Фантазия

  
   В этой книжке описано, как в России недавно явилась святая Мария одному мужичку.
   Мужичек ехал из лесу с дровами, приехал домой позже обыкновенного и на вопрос жены, что почему так запоздал, он в волнении, отпрягая лошадь, сказал жене, чтобы она позвала сейчас же к себе из села людей, он расскажет им чудо. И когда люди - мужчины и женщины собрались, рассказал им вот что:
   - Еду я, братцы и сестрицы, это себе с дровами да еще молитву "Отче наш" на уме перевожу и думаю: когда же установится Царствие Божие как на небе так и на земле?
   38
   Стало уже вечерять, но и село наше видно близехонько, вот недалеко за вторым ручейком. И сейчас, милые, у меня душа так и хочет выпрыгнуть, не то радостно или как будто и страх. Да, еду понукаю Пегашку, вдруг вижу, сажен в несколько, навстречу идет человек - женщина и покажись мне Анна Трофимовна Потапова. Я еще не доезжая оклик­нул: "Трофимовна! Куда это на ночь глядя собралась?" - Между тем лошадь незаметно своротила с дороги и остано­вилась в мягком снеге. Трофимовна подошла и обернувшись ко мне сказала: "Мир тебе, добрый человек!" Тут я заметил, что это была не Трофимовна, но не мог пошевелиться, во мне как-то по всему просияла несказанная радость. Женщина стояла гораздо выше меня на натоптанной дороге, и я смотрел как бы вверх.
   - Давно я тебя желала встретить, милый человек, - заговорила снова женщина. - Слушай, помни, поди и рас­скажи всем от мала до велика в своем селе, а также и всем людям кого будешь встречать в своей жизни.
   - Вы все, люди, часто обращаетесь с мольбою к Господу Богу и это почти что напрасно, потому сейчас же вслед за молитвой делаете более несправедливостей. И Господь на столько еще милостив, что терпит и ожидает восприятия Царствия Божия в среде людей, потому что многое нехорошее люди делают по своему неразумию. Скажи всем, что сейчас люди подпали трем важным порокам: водке, табаку и картам. Если люди не оставят эти пороки, то погибнут, потому что от этих трех пороков плодятся и все многочисленные грехи: беднота, зависть, убийство, любостяжание и другие.
   - Подумайте сами, сколько вы, простые Божие люди, страдаете от водки и разных хмельных питий. Вот и сейчас недалеко Великий для всей Вселенной праздник Рождества Исуса Христа, и я в последние дни всегда схожу на землю, чтобы успокоить сердца людей, призывающих Господа. Но когда настает день празднования Рождества Исуса Христа, во что люди уподобляют это празднование? Когда люди взывают к Господу о помощи в своих немощах, то Господь посылает меня до скорбящих и хорошо мне врачевать раны кающегося человека; и если пьяный человек начнет сквернословить и ругаться, упоминая слово мать, я также должна приходить на землю и присутствовать в человеческом мире, потому что они, люди, меня призывают.
   Я хотел, милые братцы и сестрицы, пасть на землю и просить прощения за весь род человеческий, но святая под­нятием руки остановила меня и сказала: "Не делай этот, а помни явственней то, что я говорю. Когда вы пьете водку, внутренности человека постепенно портятся и этот вред переходит в кровь, - в особенности если пьют водку женщины,
   39
   то дети уже рождаются болезненными. Кроме того, когда человек пропивает свое добро на водке, в доме заводится недостаток, а за этим мало по малу и злоба в семье; и подумайте сами, какое уж тут Христианское житье! Уж лучше бы было, чтобы люди, пьющие водку, не назывались Христианами. Ведь Христос для того был послан Богом, чтобы возвестить мир и благую жизнь, а если уж люди будут пить водку, то миру в семье не будет места. Табак вреден, потому что у курящего заражается кровь и от этого человек делается раздражительным и в семье ссоры заводится еще больше. От курящих людей дети рождаются болезненными, нервно-злыми. Табачный воздух в хате, которым дышат люди - в особенности дети, очень вреден для легких и мозга, а потому бывают частые головные боли. Еще подумайте, люди, сколько унич­тожается хлеба на водочных заводах! Истинно говорю вам, что заводы водочные помог выдумать человеку Сатана, чтобы погублять в грехах людей. Под табак сколько распахивается самой лучшей земли, на которой могло расти что-либо полезное. Карты для человечества потому пагубны, что отвлекают ум человека мыслить о чем-либо полезном: как создан и устроен мир и как лучше жить человеку, собрались бы и рассуждали после необходимого труда. Случается же проиг­рывать имущество и деревенскому жителю, и опять семейные неприятности и ссоры.
   Богатым водка, табак и карты приносят еще больше вреда. Их пир, уснащенный дорогими и в больших количествах хмельными питиями, стоит дорого и после такого пира, чтобы возместить истраченное, где взять? Надо волей неволей собирать всеми недобрыми и хитрыми путями; потому что человек, пьющий вино, курящий табак и играющий в карты, привык жить роскошно и праздно. А часто люди богатого состояния проигрывают в карты все нажитое раньше и тогда уже окончательно растроенная жизнь или даже и самоубийство.
   Городские люди, не исключая чиновников, купцов, попов и всех всех богатых мира сего, которые упиваются водкой, курят табак и играют в карты, им всем будет большая погибель, потому что они своим поведением соблазняют простой народ; но вы, простые деревенские люди, чуждайтесь городов, потому что в них есть разврат и погибель душ человеческих.
   Еще говорю тебе, добрый человек, помни и скажи всем: если люди оставят пить водку и все хмельное, курить табак и играть в карты, то будут спасены и водворится на земле мир и благоволение в человеках!
   За этими словами вокруг святой образовался светлый круг и на руках ее я увидел ребенка неизреченной красоты,
   40
   который произнес: "Все сказанное моей Матерью есть истинная правда; я, Христос, подтверждаю это. Иди и благовествуй всем верующим в Духа Истины". Затем светлый круг стал увеличиваться, и Пресвятая Мария со Христом стали подниматься все выше и выше и скрылись в облаках небесных...
  
   1 Статья "Голод или не голод?" появилась в газете "Русь" 2 и 3 июля 1898 г. Здесь Толстой писал: "Если под голодом разуметь недоедание, не такое, от которого тотчас умирают люди, а такое, при котором люди живут, но живут плохо, преждевременно умирая, уродуясь, не плодясь и вырождаясь, то такой голод уже около 20 лет существует для боль­шинства черноземного центра, и в нынешнем году особенно силен" (Т. 29. С. 221). За помещение статьи министр внутренних дел объявил газете предостережение (затем могли следовать приостановка или закрытие).
   2 Прошение духоборцев о возможности переселиться за границу было подано сначала на имя императрицы Александры Федоровны, та передала его в Сенат, откуда оно было направлено главноначальствующему на Кавказе кн. Г. С. Голицыну. Разрешение оказалось возможным лишь для тех, кто не находился в ссылке и не подлежал воинской повинности. Затем Толстой писал в русские и в иностранные газеты и от имени духоборцев - царю Николаю II. В архиве Толстого сохранилась и копия обращения Веригина к министру внутренних дел.
   3 Андросов, вместе с другими духоборцами, посетил Вершина и Обдорске в 1895 г. В декабре 1896 г. пытался снова увидеть Веригина, но в 30 км от Обдорска был арестован и но этапу возвращен на родину. 13 января 1897 г. проездом был у Толстого в Хамовниках. Отвечая в июле того же года на рассказ Андросова о своей жизни по возвращении, Толстой написал ему: "Передайте мой привет и любовь всем братьям. Никого не видал я, кроме Вас, а ближе мне все вы, чем люди, с которыми я прожил всю жизнь, потому что вижу в вашей жизни про­явление того Бога, которым живу... Братьев одного духа с нами все больше и больше означается со всех сторон и в России и за границей. Верю, что близится царство Божие. Пишите мне" (Т. 70. С. 107).
   4 Казанский миссионерский съезд происходил в августе 1897 г. В качестве меры борьбы с сектантами решено было ходатайствовать о законе, который позволил бы отбирать детей у родителей и воспитывать их в епархиальных приютах. Вскоре такая мера была принята к детям молокан. Толстой, прочитав отчет о съезде в газете "Русские ведомости", записал в дневнике: "Возмутительный отчет о миссионерском съезде в Казани" (Т. 53. С. 150).
   5 Ни подлинник, отправленный в журнал, ни копия, посланная Толстому, неизвестны.
   6 См. письмо 4.
   41
  
  
   7. Л. Н. Толстой - П. В. Веригину
   1 ноября 1898 г. Ясная Поляна.
  

1 ноября. Ясная Поляна.

   Дорогой брат Петр Васильевич. Очень был обрадован Ва

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 246 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа