Главная » Книги

Достоевский Федор Михайлович - Дневник писателя. 1876

Достоевский Федор Михайлович - Дневник писателя. 1876


1 2 3

  

Ф. M. Достоевский

  

Рукописные редакции

  

ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ

1876

  
   Ф. M. Достоевский. Полное собрание сочинений в тридцати томах
   Публицистика и письма тома XVIII-XXX
   Л., "Наука", 1981
   Том двадцать второй. Дневник писателя за 1876 год. Январь-апрель
  

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

  

<Январь, гл. I-II>

  

РАССКАЗЦЫ

  
   - Елка у Христа.
   - Бал.
   - Колония.
   - Фельдъегерь. Покровительство животным.
   - Извозчик, бивший профессора. (Ничего не будет).
   - Кони. Ваши дочери.
   - Крушение поезда. Воробьев.
   - Медицинский студент.
   - Мужик и волк.
   - Декабристы.
   - Спиритизм. Святой дух. Сведенборг и проч.
   - Потугин. Костюмы. Александр и Карамзин.
   - Об американской дуэли. Личность.
   - Березин. Я, направление. Я либеральнее вас. Извозчик и перочинный ножик.
   - Война парадокс.
   - Китай. Микадо. (Похвалить "Голос" за статью о Китае). "Московские ведомости" за превосходную статью по делу Овсянникова. {(Похвалить ~ Овсянникова, вписано.}
   - Павлуша и Мерещились.
   - Пятна на солнце.
   - Реклама. Стечкина.
   - Рубаха на 3-х.
   - Оправдание коммунаров (после декабристов).
   - О попах, монастырях, всё. Идея о попе, требнике и проповеднике.
   - Сабуров и Андреянова. (Бал).
   - Декабристы и Пушкин.
   - Подписка в "Голосе" на Пушкина (проект). Кстати имя у Лермонтова.
   - Vibulenus.
   - "Дым" Тургенева.
   (? х, у, z ?).
   Орлов, снится и теперь во сне, мечтал бежать, свобода. {Орлов ~ свобода, вписано.} Цензура. В одном из циркуляров министра просвещения нынешнего года признано полезным знакомить с теми бреднями...
   - Бал, дети, Сабуров и Андреянова. {Сабуров и Андреянова вписано.}
   Много пособий, в водовороте, не в спокойствии, одни много, другие совсем нет.
   - Так как бр<атья?> {Далее было начато: Поту<гин>}
   Бал. Костюмы. Потугин.
   - Женщина - жена.
   - Зверские инженеры.
   - Но, боже, как они умны стали бы.
   - Ребенок у Христа.
   - На другой день, если б этот ребенок выздоровел, то во что бы он обратился? С ручкой.
   Колония. Посещение. (Библия. Идея перехода понятия о Христе с земного царя на небесного и всечеловеческого ).
   - Дать же высказаться pro и contra. {за и против (лат.). Дать же высказаться pro и contra, вписано.}
   - После колонии направление. Несколько слов о Березине.
   - А потом, что читал, по порядку.
   - Пятна на солнце.
   - О животных (общество). Фельдъегерь и проч.
   - О крушении поезда и самоуправстве.
   - Прямо отсюда смута и самоуправство: ничего не будет. {На полях рядом с текстом: О животных ~ ничего не будет. - запись: Москов<ские> ведомости за статью о <не закончено>} Нажива даром. Овсянниковы, Павлуши, мерещилось.
   Мне это понравилось
   - Декабристы (Лачинов). Пушкинист.
   - Спиритизм. Реклама. {Реклама, вписано.}
   - Китай. Микадо. Война.
   - Попы, требник и проповедники.
   - Что-нибудь заключительное о войне, будущее чревато.
   - Чтение о Тюильри и о требнике и проповеднике.
   - Вы думаете, эта идея слишком глупа, не беспокойтесь, она найдет глупее себя (нет нигде столь умного и т. д.).
   - Каковы же, если не скрашивают сами?
   - О, если б нам дали , как бы вы мне она <не закончено>
   - Объяснение ее, до какой степени она к нам не ко двору. {Объяснение ее ~ не ко двору, вписано на полях.}
   - Меня пугали цензурой. Он будет у вас не только мысли вычеркивать, {Незачеркнутый вариант: вычеркиваются} но и слог. {Незачеркнутый вариант: строки}
   - Не знаю, я пишу это и не знаю, как цензор постудит с ними.
   - Я давно не печатался с предварительной цензурой и отвык. Но за это время и насчет цензуры имею самое определенное м<нение?>. Может быть, действительно?" уже практическое понятие. Теоретическое я всегда имел. {Но за это время ~ всегда имел, вписано.} Но цензура есть обоюдоострое оружие. О, нельзя оставить такое юное общество и такой еще нетронутый, <не> приготовленный к жизни {приготовленный к жизни вписано.} народ без всякого надзора над прессой. {Вместо: без всякого ~ над прессой. - было: без цензуры.} Но зато какое обоюдоострое оружие. Высокопоставленные лица в циркулярах своих; глупая идея. {Но зато ~ идея, вписано на полях.} Сладострастное изображение сбивалось бы до жандармск<ого>. Насмешка над верой и над богом и над священной особою царя.
   Министр, нелепость идей. Но петролей и здание. Действительно глупость идей. {Действительно глупость идей, вписано.} У нас уже был опыт идей Белинского, в какое безобразие, наглость взросло поколение неучей, устрашавших и обновлявших, {устрашавших и обновлявших вписано.} учившихся в университете, не очистили и натурально враждебному обществу семинариста, status in statu. {государство в государстве (лат.).} Но факт тяжело уничтожить.
   Но что всего ужаснее в людях - не разврат и не смех, а сгоравшие общей пользой и во имя своих идей отделившиеся и не помогавшие ей в самое тяжелое время ее реформ. Мы ждали нового поколения из наших классических гимназий.
   Необразование привело за собой отсутствие сомнений, а с тем вместе и самомнение, а цензура - злобное негодование. И сколько молодых сил отделилось и пошло в утопию, тогда как под носом совершались величайшие преобразования в госуд<арстве>, {в госуд<арстве> вписано.} на которые они смотрели недоверчиво и свысока. Таким образом, огромная масса молодых сил отделилась от правительства, призывавшего все силы России, нуждавшегося в них и взывавшего к ним.
   Скажут: общество незрело, его нельзя кормить иными идеями - ничего не может быть справедливее, но тем скорее не надо еще более искусственно растить перед ними идеи. {Но что всего ужаснее ~ перед ними идеи. - разрозненные записи на полях и внизу листа.}
   Мы, монархии, должны быть свободны. Наполеону III-му. Мы можем быть свободнее всех на свете, все свободы даровать народу, обожающему монарха, и в принципе, и лично. Это теория славянофилов. Но неужели это только теория?
  

У ХРИСТА НА ЕЛКЕ

  
   Тут не одни писатели.
   Уж коли так блестит, то уж как должно быть хорошо!
   Посижу и потом опять посмотрю.
   Я говорю, что иногда с чего-то мерещатся дети.
   У нас либерализм есть ремесло или дурная привычка.
   И в толпе ему вдруг стало одиноко и жутко. Замерзал, улыбается , вспомнил музыкантов. Пойду к маме. Иду.
   Нет, думает, я еще полежу, ох как тепло, и сон.
   "Пойдем", и как это случилось, вдруг елка и вдруг видит маму. "Мама, мама!" {И в толпе ~ "Мама, мама"! вписано на полях и между строк.} У Христа елка.
   Чувство бесконечной веры, псевдоклассицизма, в обновлении мысль непомерная, матерей Гракхов.
   Ничему не удивляться. В наш век уменье удивляться, чем ничему {В рукописи ошибочно: ничего.} не удивляться. Если чего не понимаешь, то удивляйся.
   Это гораздо благороднее, чем <не закончено>.
   Werther {Вертер (нем.).} говорил, потому что гордый был человек. Смотрел на свою Большую Медведицу.
  

ПРЕДИСЛОВИЕ

  

- 2 -

  
   Дети вообще. Дети с отцами и без отцов в особенности.
  

- 3 -

  
   Слышанное и прочитанное.
   На молодую и уже страдающую душу.
   Но ведь в этих ветренных формах гуманность, европейское просвещение.
   Костюм, адская штука, чтоб оплевать Россию. Средина бездарна.
   О, если б все стали просты.
   Пусть Потугин вспомнит хоть себя, когда он был молод (в сороковых годах, что ли).
   Конечно, это всё мне приснилось, правда была не та: мама-то умерла, а его куда-то взяли, и жаль - стал посылать за водкой, и стал бегать с ручкой.
   Он знает, что он никогда не переделается.
   А порок очень любит платить дань добродетели.
   О, я не циник, я люблю общество и ценю его, несмотря на то, что этот великосв<етский> господин...
   И, однако ж, всё, что я навосклицал теперь, отнюдь не парадоксы, а истинная правда, клянусь, господа, что вы в тысячу раз умнее и лучше, чем вы есть, но только ничего об этом не знаете. {И, однако ~ об этом не знаете. - запись на внутренней стороне развернутого листа. Вдоль полей с. 1 зачеркнутая запись: Просто надо денег, чтоб нанять любовницу, и больше ничего.}
   Тут были те, что замерзли в дверях.
   Но и всё это узнал
   Убиты 3-е - трое - а как же 60? А те сгорели, трах, паровоз, и это Воробьев, ха-ха-ха! хи. .. хи!
   Но, с другой стороны, я знаю, что гораздо более честные люди фельетонисты. {Тут ~ фельетонисты. - разрозненные записи на полях.}
   Какая-то бесправица... Неужели вы думаете, что крушенье вагонов...
   Петрушка. Есть комические вещи, а Петрушка очень комичен. {Есть ~ очень комичен, вписано.} Я не циник и верю в силы общества, в гуманность и в европеизм его, я верю в генералов, {я верю в генералов вписано.} этот фельетонист, но всё же жаль бездарности, костюм, заговорит лира. {заговорит лира вписано.} Потугин, что такое костюм... (кстати Потугин). Тут личность, тут как она носит костюм, что она из него делает - рабство.
   - О, если б все генералы...
   "Дым". Я не знаю, почему. Правда, есть идеалы изящного, но зато же ведь они и голые, а что не идеал, то непременно надо одеть. На Аничковском мосту 4 голых банщика - почему они режут глаза, потому что их никак нельзя принять за богов; правда, позы эксцентрические, кони взвиваются, кукольные поля, короткие, но ведь казалось же это изящным.
   Я напри <мер> видел барельеф, да и сам Потугин, как носить костюм. {"Дым". ~ как носить костюм, вписано.}
   Колония.
   Ломка вагонов, действие на народ, нынче деньги, {нынче деньги вписано.} носится в воздухе бесправица, разбой. Павлуша хватается за нож. вагоны с рекрутами, это действует на народ. Овсянников на скамье подсудимых, ничего не будет, ничего не будет, когда сыскная полиция {когда сыскная полиция вписано.} свидетельствует девиц. {Ломка вагонов ~ свидетельствует девиц, вписано.} Перочинный ножик.
   Общество покровительства животным.
   Мне жаль, мне бы хотелось поговорить, но теоретичность. Кстати - анекдот.
   Священник и требник и ... впрочем, идея гуманная, но кстати, анекдот. Придет, прибьет, суды, секут, бесправица, деньги. Павлуша (идея о деньгах). Вагоны, крушение, действие на народ, перочинный ножик, неуваж<ение> закона, каска, ничего не будет. Извозчик и профессор. Если две девицы ... Китай. {Мне жаль ~ Китай. - разрозненные записи на полях.}
  
   Китай. Япония.
   Всё это фантастично.
   Но и в Европе.
   Глубокая тишина царствовала в Европе, когда Фридрих Великий. .. Итак, война... Соперн<ики?>, папа. Франция и 8 миллионов, раздробленность, собственность?) они не устранятся.
   Прочитать о диме Куторги.
  
   Итак, война, я не знаю, в наш век война все же лучше. Березин.
  

<Январь, гл. I-III>

  
   - Для чего и жить, как не для гордости?
   - Ходят с ручкой, рубаху на 3-х (соединить).
   - Кроме "axa" разве "ох".
  
   Стечкина (как реклама). Наивно самолюбивы, т. е. не знают даже, что это дурно. {Наивно самолюбивы ~ дурно, вписано.}
   - Газета. Реклама. Вуйки да нонки.
   - Смешно очень, что оправдывают коммунаров, дескать, такие невинные, они только добра хотели. Да зачем их оправдывать? Они в том не нуждаются вовсе. Характеристики их этак лишаете.
   С чего же мне начинать, неужто с Овсянникова? Овсянников на скамье подсудимых. Зачем не у нас миллионы? Что такое миллион для Овсянникова, мужика?
  
   У нас теперь все, как прежние сенаторы, т. е. очень прежние, сенаторы. {т. е. очень прежние, сенаторы, вписано.} Я с общим мнением согласен. {На полях рядом с текстом: У нас теперь все ~ согласен. - запись: Либералы.}
   - Сабуров и Андреянова.
  
   Лицемерие тем хорошо, что всё же оно есть дань и т. д.
   Смерть последнего декабриста Лачинова. Нет, еще их есть довольно.
   Ведут <себя> с достоинством, не жалуются.
  
   Что мы наследовали? Мы деятели, но мы наследовали полное непонимание народа и непрактичность в делах. Ну вот декабристы. Совершенное непонимание народа. А Пушкин писал: "по манию царя" еще до декабристов и понимал, в чем дело.
  
   О декабристах.
   Un homme heureux qui n'a pas l'air content.
  
   Незнакомец говорит - все достаточно либеральны (пошлость).
   У нас либерализм или ремесло или дурная привычка.
   Ремесленников оставили. Но о дурной привычке.
   Мы ничего не понимаем в либерализме и часто ретроградны страшно, думая, что либеральны.
   Декабристы, тоже и теперь - не понимаем.
   Смиренно учить и Россия. Потугины.
   Либерал должен уже то рассудить, что у него всегда крепкая опора сзади. Подумать, каково незнание действительности; у нас славянофилов считали ретроградами. У них строгие требования.
   В сущности, наши западники суть отрицатели Запада, {В рукописи ошибочно: Запад} а передовые из них - и упразднители общества. (Это черт знает что такое.) Ну и пусть бы. Если отрицают - значит перестали быть западниками. То-то и есть что нет. Всё западничество сохранилось в их требовании, чтоб они упразднили всё свое и себя, совершенно, по тем же шаблонам, как и на Западе, и копировали Запад рабски.
   - Медицинский студент с ручкой.
   - А между тем о честности нашего юношества!
   О юношестве: где спасение? {Рядом помета: Лист х, у, z.} Образование. Нет, не одно образование, а и знание народа.
  
   - О том, чем гадка идея спиритизма?
  
   Елка... Un homme heureux qui n'a pas l'air content.
   Детский бал - (всё так, как в черновой).
   Потугин, костюмы - и проч.
   Несколько слов о "Дыме" и о Тургеневе.
   Елка у Христа.
   На елке у детей (описание). С ручкой. (Павлуша, извозчик и перочин<ный ножик>, под престолом.)
   О прочит<анном>.
   Статья о Китае.
   О попах - не учащих.
   О Елисееве (NB. И еще о чем-нибудь, что читал).
   - О крушении поездов. Воробьев. Все мы зависим. Случаи с Кони.
  
   - О направлении по поводу Березина. Мы направление, славянофилы и проч.
   Известие о последнем декабристе.
  
   Извозчик и перочинный ножик (всё напоено). Павлуша. (Справиться). Извращение понятий. Овсянниковы.
   Политические мысли.
   Война парадокс. {Далее было начато: Незнак<омец>} (По поводу Незнакомцевым {Так в рукописи.} слов о том, что всё достаточно либерально. Успокоившийся либерализм.)
  
   На бале рассуждение 0x01 graphic
. О нашей цивилизации. Петра реформа - ничего, в результате 1000 человек, страдающих сердцем и с разными мыслями.
  
   Насчет казенности либерализма. Дурная привычка. Все на спиритизм и никто ни одного порядочного слова (всё либерализм и негражданственность) (о постукивании ногтями).
   Незнакомец о спиритизме, он ослабеет.
  
   (Конфискованная жизнь... и они называют это явлением Св<ятого> Духа). {Рядом с текстом: (Конфискованная жизнь ее Св<ятого> Духа). - помета: Смотри здесь.}
   И тут: о том, что у нас не верят Св<ятому> Духу, но наблюдают.
   Прорвется народ.
   А запретят - то непременно прорвется.
  
   Известие о последнем декабристе.
  
   Всё у нас неумело: покровительство животным.
  
   Фельдъегерь (непременно).
   О пашущем мужике.
  
   О избитом ученом извозчиком. {Так в рукописи.} Ничего не будет (в "Петерб<ургской> газете").
   Раздавил - ничего не будет.
   Жандарм, народ распущен.
   Перочинный ножик.
   Народ портится, а народ хорош, о пашущем мужике.
  
   Страхи перед провинциальною печатью, ничего не выдумают..
  
   Белинский в каторге.
  
   Американская дуэль - (цивилизация).
  
   Овсянников.
  
   Зачем же и жить, коли не для гордости.
  
   Потугин - всепрощение преступника. Брат есть. Каторга. Так ли Жан Вальжан.
  
   Микадо, Япония, Китай.
  
   Реклама. Стечкина.
  
   Фельдъегерь. Это было так давно, что, может быть, мне пропустит цензура.
   Цензура - запрещение идеи. Петролей.
  

<Январь. Гл. II>

  

ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ

IV. NB. СЮЖЕТЫ ДЛЯ РОМАНОВ

  
   Мне хотелось бы изобразить твердого и умиленного человека. Знаете ли вы генерала Гаса (каторжные).
   Мне хотелось бы очень твердого из русских. Чиновник. Подкидыши.
   Вот таких людей у нас нет, желательно, чтобы были. Личностей, самостоятельностей мало. Оскудели. Отчего бы это. (Pierre le Grand, {Петр Великий (франц.).} недоверие, кредит к русским упал, и наконец, двухсотлетняя опека. Сами себя в грош не ставим и даже с умилением, тем самым признаем неизбежность опеки.) {Сами себя ~ опеки.) вписано.}
   Оно хорошо, опека, только не слишком ли уже долго.
   Нам говорят: живи самостоятельно, - вот вам учреждения. Но ведь самостоятельность нечто живое и самобытное, и плохо, если обратит<ся> только в учреждение. В опеку над несовершеннолетними. Сначала наивно, потом организация. А как не обратиться, если никто сам жить не хочет. Лучшие говорят: дай мне сначала права, обеспечь меня. Да право же, это иногда нельзя - положить себя не в одном протесте. Не могу положить. Я заеден средой. Борьба. {Лучшие говорят ~ Борьба, вписано между строк и на полях.}
   Вот, например, все говорят о воспитании. Экзамены из педагогических предметов. Всякая система принимается, преподает<ся>, Фребель. Песталоцци.
   Если б мать родила совсем взрослого. {Если б мать ~ взрослого, вписано на полях.}
   Я уверен, что детский сад дрянь, но у самого Фребеля это не дрянь. Живой самостоятельный дух нужен - и тот, который у своих. Это самостоятельно и у того не дрянь.
   Анекдот из воспитания - студент, онанизм. Он и не приготовлялся к педагогии, а педагоги-то исключили и не справились, а он справился.
   Нельзя же требовать. Так. Но не стеснить и желающих быть полезными. {Но не стеснить ~ полезными, вписано.} Но надо с одной (с административной) стороны больше свободы к приложению сил, с другой (собственной) - самостоятельных личностей.
   Но, во 1-х, как дать свободу? {Но, во 1-х ~ свободу? вписано.}
   Не стесни его - ведь у нас, знаете, что наделают?
   Это конечно. {Не стесни его ~ конечно, вписано.}
   Без сомнения, вздору наговорят. Как же его не ограничить?
   Начинают сами страданиями, трудом. {Начинают ~ трудами, вписано.}
   Это без сомнения. Но с другой стороны, Колумб, Галилей везде бы казались безумными. Без сомнения, и у нас. До Колумба далеко. (А почему же?) Но не худо бы веровать в русский ум. Из-за границы принято, что всё умнее. Если б изобрел русский систему воспитания, господи, да его бы съели.
   Но у нас старый либерал избалован.
   Нет, я хочу тему обозначить {Если б изобрел ~ обозначить вписано между строк и на полях.}
   Но, вероятно, виноваты мы сами. Сами мы веруем мало в русский ум. Мы только веруем в свой ум, каждый лично. Тут разъединеньем самолюбия. Но в русский - о, тут все согласились - верить нельзя. {Рядом с текстом: Вот таких людей у нас нет ~ верить нельзя! - помета: Короче. Все рассуждения короче. Вздор. Это всё неправильно.}
   И тем самым свидетельствуем о необходимости опеки. {И тем самым ~ опеки, "писано. Конечно, нельзя же ~ швейцарца, вписано на полях.}
  
   Это прилично швейцарцу, немцу - ну, так и выписать его, а я генерал. Конечно, нельзя же, но чтобы дух-то этот пролился. Убедились бы, что мы не представляем, и что в самом деле заниматься делами - вовсе не стыдно даже генералу. Тогда не надо бы выписывать швейцарца. {А дела-то ~ ровнями, вписано на полях.}
   А дела-то сколько? Русские особенности изучить. Поверить ему. Не считать ничтожными, но ровнями.7
  
   (Он генерал, а его назовут brave homme {добрый малый (франц.).}.) Швейц<арец> brave homme, конечно, его можно иметь в виду. {Он генерал ~ в виду, вписано на полях.}
  
   Brave homme, конечно.
   Есть нечто оскорбительное в этом brave homme {Brave homme ~ в этом brave homme, вписано на полях.}.
  
   За неимением педагогов поневоле действуют циркулярами; у нас выключаются и перенимают лишь форму. Цербет, директор. Эти люди не стыдятся своего призвания и не смотрят на него цинично.
   У нас считают жалование и стыдятся что-нибудь делать. Это чудак За brave homme, mais за чудака.
   Не одни чиновники. Исаков. Ротшильд сидел за прилавком. А директор Цербетский занимается искренно. Принялся серьезно и с призванием.
   Возьмем хоть Фребеля, порешили циркулярами. Циркулярами порешать легко. Педагогические съезды, курсы, средине легко. Ломай матерьял. {Возьмем ~ матерьял. вписано между строк.}
   Правда ли, что у нас, если гимназист выключен, то не принимают нигде?
   Прошиб голову. Лев Толстой. Исключить.
   Вот другой еще случай: бежал.
   Как же быть? Вникать в каждую личность? {Как же ~ личность? вписано.}
   Это великолепный сюжет для романа. Диккенс, Оливер Твист и Копперфильд. {Диккенс ~ Копперфильд, вписано.} Маркизовы острова. Стокгольм.
   Я воображаю, как выбежал мальчик. Деревня. Тетка. Снаряжала. Жутко. Наша военная школа: репцы, репец. Робкий мальчик. К генералу или директору: Что прикажете?
   Предметы, классы в 50 минут.
   Бежал. Искали, ходили, нашли где-то - представили. Исключить. Замок ломает. Как он явится в семью. Лишен прав состояния. Побольше бы директорского Цербет<ско>го поменьше административной беспечности, свысока холодности, у них квартиры - расписаны часы, учение .
   Побольше человеческого отношения, самостоятельности Церб<етско>го Пожалуй, боится, что его засмеют. {директору ~ засмеют, вписано на полях. Все последующие записи расположены на листе в различных направлениях на полях и по краям листа.}
  
   У нас это нельзя. Не так величественно.
  
   Мальчики добры, но циничны. Представьте, что мальчик у меня, и развит, но не настолько, чтоб не бежать.
   Ну, это некогда долго рассматривать, возиться с каждым мальчишкой.
   Большинство, мерзкие шалят, веселят, мальчик не видит, что они, пожалуй, добрые мальчики, а в большинстве, может быть, ниже его (середина).
   - Что у них совсем нет деревни, матерей? - думает он.
   Он не прав. Без сомнения, он избраннее.
   Программа. Вздор это всё. Я исправлюсь.
   А то сказали , что мы самостоятельны. А нас не обеспечут...
   - Да ты докажи, что ты самостоятелен.
   - Не могу, заедят
   - Да ты начни - чего вы все боитесь?
   - Что начинать! Хорошо за границей, а у нас нет.
   - Да ведь и там ничего не было. Там добились. Получили, когда видно было, что есть кому дать самостоятельность.
  
   Да ведь всё лишь начинается сначала, мать, история. Меня сейчас осмеют. Лучше протестовать. {Меня сейчас ~ протестовать вписано.}
   - Я смеюсь и буду, если буду пробовать действовать положительно. Я тогда либералом не буду.
   Положим, правда, я занимаю место, где ожидают от меня чего-нибудь положительного. Но я лучше буду отрицать и протестовать. Этак я кажусь умнее.
   - То-то и есть. Прослыть за умного можно отрицая. Фельетонная тайна. А спросить бы их: ну, так как бы вы сделали? Сбрендили бы тотчас. Они думают, что без труда, без опыта, без вдумчивости .
  
   О, если б дали им возможность высказаться! (Цензура).
   А пока не хотели ничего делать.
   Да наивно, легко ведь как.
  
   И умный человек, и деньги получает, и отрицает, и ничего не делает.
  
   Цензура. Но, видно, нельзя. И благодаря тому долго, долго они будут слыть за гениев. Достигнутая цель. Помилуйте. Пока они гении, они навредят. А если б упали - кто бы за ними пошел.
  
   - Займись делом.
   - Не дают.
   - Да ведь и тем не давали.
   - Колумб смешон.
   - Я не променяю жребия Колумба.
   - Колумб был смешон, я не хочу быть смешон, я лучше хочу судить и отрицать.
   - Да вы займитесь прямо делом, а потом начнете с обеспечением хлопотать.
  
   - Да ведь эта обеспеченность не дает<ся> никакими законами. С другой стороны, может быть при всяких законах.
  
   Если б все считали за серьезное, а то служат и точно представляют.
   Великосветский актер какого-нибудь учителя, великосветские люди представляют какую-то комедию.
  
   - Не правда ли, comtesse, {графиня (франц.).} я-то был хорош педагогом?
  

IV. СЮЖЕТЫ ДЛЯ РОМАНОВ

  
   Отрицательная литература - дело очень выгодное, особенно в известные эпохи. Иногда общество оглядывается на себя и с жаром отрекается от {Вместо: с жаром отрекается от - было: требует отрицания} своего прежнего. Хочет переродиться, сбросить старую кожу, надеть новую. Тут романист отрицатель много выигрывает.
   Представьте к тому же поэта {Было: поэт} с сильным талантом, с великодушием в сердце, {Далее было: и сам [понимает, что надо] разделяет желание отрицать} гражданина! Такие всегда являются в отрицательные эпохи жизни общественной. {Такие ~ общественной, вписано.} Он сам {Вместо: Он сам - было: который, вдобавок, сам} хочет сбросить старую кожу и надеть новую. О, такой конечно производит энтузиазм и скажет что-то новое. {Вместо: и скажет что-то новое - было: и говорит новое слово} За ним пускается бездна подражателей и отрицают, отрицают, отрицают. Всё трещит, всё валится. Как мыши или крысы, они совсем подгрызают старые основания - фундамент, крыши, стропила. Кажется, что всё держится на одном только волоске. Еще мгновение, и всё рухнет. (NB. Большею частию это оптический обман, изгрызли, конечно, много, но здание все же оказывается несколько тверже {Вместо: оказывается несколько тверже - было: твердое} и долго еще простоит. Тут механический закон инерции тоже важен.) {Все трещит ~ тоже важен, вписано между строк и на полях.}
   Эти маленькие талантики, бросившиеся вслед за гениальным, сначала тоже ужасно много выигрывают. Их читают. Иных принимают тоже почти за гениев. Но под конец они {Далее было: тоже} надоедают ужасно.
   Они опошливают даже свою же идею. У первоначального гениального отрицателя было много высокодушевного в его произведениях, значит, была Красота, у этих же никакой: да они и не понимают, что только одна Красота вековечна, {да они ~ вековечна вписано.} а отрицание, принимаемое сначала с восторгом, всегда под конец омерзеет. У них только злоба и злоба дня, {а отрицание ~ злоба дня вписано на полях.} только злоба, желчь, насмешка и остроумие. Но и остроумие тогда только остро и умно, когда исходит из глубокого чувства. У мелких же отрицателей, у подражателей чувства нет. Эти люди искали только добычи и бросились на нее. {Эти люди ~ на нее. вписано.} Остроумие их тупеет, дешевеет, разменивается на мелкую монету, обращается в религию. {обращается в религию вписано. Далее было: являются казенные приемы и формулы.} Эти дешевые таланты обращаются, наконец, чуть не в городских фельетонистов, берут грубостью, упрямством невежества, страшным, отвратительным цинизмом, портят вкус. {Далее было начато: Правда, и они находят поклонников, но под конец надоедают ужасно; до} Иной фельетон их, иная повесть это всё равно {Незачеркнутый вариант: просто} <что> прием рвотного. Люди с уцелевшим {Далее было: еще} вкусом и с духовными требованиями, несколько высшими ординарной среды, с отвращением отворачиваются {Было: [конеч<но>] просто отворачиваются} от подобной литературы. В низшего же разбора обществе, мещанской, так сказать, средине его, еще держатся ее дольше, даже чем дольше, тем больше наслаждаются, но это уже тупик... {еще держатся ~ тупик... вписано.}
   Да и всё общество в его целом, сняв с себя старую кожу, остается в тяжелом и в комическом виде. Оно - как бы голое. Старые лохмотья, {Далее было: оплевали и сняли} которые всё же хоть что-нибудь прикрывали, сброшены и оплеваны, а надеть-то и нечего. Тут вдруг оно начинает сердиться {Далее было: и с омерзением прислу<шиваться?>} на отрицателей и отворачиваться от них с омерзением. {и отворачиваться ~ омерзением вписано.} А они-то не догадываются (как всегда бывает, именно тут-то и не догадываются), тянут прежнюю песню с омерзительным цинизмом, {Далее было начато: Они, чтоб угодить всё в одну точку, они-то смели , они всё} с насмешкой оказенившейся , с остроумием регламентированным, и долбят и долбят по-прежнему в одну точку. {и долбят ~ одну точку вписано на полях.}
   А догадаются из них поумнее - так еще хуже. Начнут представлять идеалы положительной красоты, начнут одевать голого человека - и что только тут у них выходит! Какие лица, какие образы: {Далее было начато: а. Согласно б. по правилам} всё нелепо, безумно смешно, куклы вместо людей. Всего комичнее тут наивность {Далее было начато: поэтом} этих торопящихся. Иные из них сами веруют {Далее было начато: в свою сочиненную} в свои новые образы. {Всего комичнее ~ новые образы, вписано на полях.} Мещанская средника в тут иногда даже еще верит и наивно переодевается в кукол, представленных ей вместо типов положительной красоты. Переодетые щеголяют некоторое время в своих шутовских костюмах, ходят и даже гордятся. {Далее было: этим} Простодушнейшие даже погибают, разыгрывают<ся> домашние трагедии. Происходят всякие уродства, бегут в Америку, {Над строкой: Этих жаль} но это же, однако же, выскочки. А общество между тем все еще голое, надеть нечего, {Далее было: сердитое} желчное, злое, смущенное , {Далее было: И если б явился тут великий писатель с типом действительно великой, положительной Красоты - он бы всех увлек и сказал бы великое новое слово. Объяснять и защищать [красоту] ему свой идеал и не надо.} каяться не хочет. Да почти и не в чем.
  

<Февраль, гл. I-II>

  
   Меня все встретили. "Петербургские вед<омости>". Хорошо иль нехорошо?
   - Хорошо. Мы все хорошие люди, т. е., конечно, кроме дурных.
   - Но у нас даже дурных нет, а есть лишь дрянные.
   - Кроме того, у нас собственно националь<ные> свойства и даже западники.
   - Не верю ненависти "Голоса" к "Биржевым" и даже к "Москов<ским> ведом<остям>". "От<ечественные> з<аписки>" и "Современник". Соперничество в переводе Диккенса, "Один<окий> дом" и проч.
   - У нас ценились Сильвио и проч.
   - Да и за что нам не любить друг друга. Славянофилы и западники кончились. По крайней мере Потугин. {По крайней мере Потугин. вписано.} Теперь народ идет сказать свое слово.
   - Мы все ищем подвига, общей пользы.
   - Воля ваша, это так. Отраднейшее явление.
   - Если противоречим и деремся, что же в том?
   - Правда, есть дрянь и в литературе.
   - Вот, наприм<ер>, "Биржевые <ведомости>". Бал. О народе. Теория.
   - Константин Аксаков.
   - Образован и безобразен. Совмещается.
   - Не в том, а в том, как он воздыхает.
   - Порча будет, но валы только лижут могучего пятки.
   - А целое есть. Оно уже схвачено. Тихон, Мономах, Илья, но, однако, всё это идеалы народные. {Далее начато над строкой: народные, и если Мономаха не знают, то такой} Недалеко ходить, у Пушкина, Каратаев, Макар Иванов, Обломов, Тургенев, ибо только положительная красота и останется на века. {ибо только ~ на века вписано.} Потугин. Потугиным я займусь. Я имею право: я поставил Тургенева одним из самых первых. {Потугин ~ из самых первых, вписано.}
   - Я не могу иначе говорить о русском народе. Я знаю, что этот безобразный народ - безмерно прекрасен. {Далее было начато: Марей}
   - Сто тысяч, каторга...
   - Это убеждение воскресло во мне... {Это убеждение воскресло во мне... вписано.}
  
&n

Другие авторы
  • Бурже Поль
  • Врангель Фердинанд Петрович
  • Муравьев-Апостол Сергей Иванович
  • Иловайский Дмитрий Иванович
  • Загоскин Михаил Николаевич
  • Дан Феликс
  • Чехов Александр Павлович
  • Джеймс Уилл
  • Костомаров Всеволод Дмитриевич
  • Синегуб Сергей Силович
  • Другие произведения
  • Ладенбург Макс - Краткая библиография
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Ганс-Игрок
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Римские элегии. Сочинение Гете. Перев. А. Струговщикова
  • Петриченко Кирилл Никифорович - Первая неудача на командирстве
  • Некрасов Николай Алексеевич - Заметки о журналах (за) февраль 1856 года
  • Зотов Рафаил Михайлович - Рассказы о походах 1812 года
  • Крашенинников Степан Петрович - С. П. Крашенинников: биографическая справка
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале
  • Заяицкий Сергей Сергеевич - Жуткое отгулье
  • Замятин Евгений Иванович - Пещера
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 336 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа