Главная » Книги

Куницын Александр Петрович - Право естественное

Куницын Александр Петрович - Право естественное


1 2 3 4 5

  

Александр Петрович Куницин

  

Право естественное

1818-1820

  
   РУССКИЕ ПРОСВЕТИТЕЛИ (От Радищева до декабристов). Собрание произведений в двух томах. Т. 2.
   М., "Мысль", 1966. (философ. наследие).
   OCR Бычков М. Н.
  

СОДЕРЖАНИЕ

  
   Предуведомление
   Введение
   I. О природе человека
   II. Разделение права естественного
   III. Различие права естественного от наук, с оным сходных
   IV. О пользе права естественного
   Книгa I. Чистое право
   Часть I. Безусловное право
   Глава I. Понятие о законах и должностях нравственных
   Глава II. О главном начале права
   Глава III. Употребление начал права при суждении о действиях человека
   Глава IV. О врожденных правах человека
   Отделение I. О праве существования
   Отделение II. О праве действовать
   Отделение III. О нраве достигать благополучия
   Глава V. О качестве прав первоначальных
   Часть II. Условное право
   О правах производных
   Глава I. О завладении
   Глава II. О договорах вообще
   Глава III. Об особенных родах договоров
   Книга II. Право прикладное
   Введение
   Часть I. Право общественное всеобщее
   Глава I. Об обществе вообще
   Глава II. Об обществе равном
   Глава III. Об обществе неравном
   Часть II. Право семейственное
   Глава I. О взаимных отношениях супругов
   Глава II. Об отношениях между родителями и детьми
   Часть III. Право государственное
   Понятие о праве государственном
   Глава I. Государственное безусловное право
   Отделение I. О состоянии человека вне общества
   Отделение II. О цели государства
   Отделение III. О договоре соединения
   Отделение IV. О средствах для достижения цели государства
   Отделение V. О договоре подданства
   Отделение VI. О верховной власти
   Подразделение I. О власти законодательной
   Подразделение II. О власти исполнительной
   Подразделение III. О власти блюстительной
   Отделение VII. Об отношении подданных к властителю
   Отделение VIII. О взаимном отношении подданных
   Глава II. Государственное условное право
   Предварительные понятия
   Отделение I. О демократическом образе правления
   Отделение II. Об аристократическом образе правления
   Отделение III. О монархическом образе правления
   Часть IV. Право народное
   Введение
   Глава I. О правах народов в безусловном состоянии
   Глава II. О правах народов в условном состоянии
   Отделение I. О завладении
   Отделение II. О народных договорах
   Отделение III. О посольствах
   Отделение IV. О правах народа во время войны
   Перевод на латинский язык малоупотребительных слов, входящих в систему "Права естественного"
  

Предуведомление

  
   Наука тогда только имеет совершенный вид, когда все положения оной составляют непрерывную цепь и одно объясняется достаточно другим. Наука права естественного весьма способна к сему роду совершенства; я старался, сколько мог, воспользоваться таковым ее качеством. Обняв силу и пространство главного начала прав, слушатель и читатель могут понимать, в чем состоят права первоначальные, а познание сих последних руководствует к уразумению нрав производных. В изъяснении некоторых положений я более распространился, нежели сколько пределы ручной книги1 позволяют; тот извинит сию несоразмерность, кому известно, что некоторые читатели ищут в праве естественном положительного, другие сомневаются в приноровлении оного к отношениям и связям людей в гражданском обществе, а некоторые могут почитать оное новизною совсем ненужною и проч. Вместо того спорные статьи здесь большею частию опущены, но изустное истолкование может и должно касаться важнейших разногласий между правоведцами. Впрочем, сведущий читатель по началам, мною принятым, может различить положения, мною не допускаемые.
   Умозрительная часть правоведения в России еще так нова, что представляет множество затруднений касательно учебных слов и выражений. Отечественное положительное законодательство облегчает сию трудность, но совершенно не освобождает от оной. Иногда надобно выдумывать новые слова или употреблять иностранные; то и другое средство имеет свои неудобства. Новое слово может быть допущено, когда составлено из старого, а иностранное - (когда укоренилось чрез общее употребление. Русские сочинители и переводчики по сей и по другим частям наук малоупотребительные и новые слова обыкновенно ставят с переводом на иностранный язык. И я не нахожу другой дороги к облегчению означенной трудности; но для избежания частых скобок все малоупотребительные учебные слова помещаю с переводом на латинский язык в конце второй книги по азбучному порядку, а в самом сочинении они отличены косыми буквами. В случае недоразумения читатель может судить по переводу, в каком смысле какое слово принято.
  

Введение I. О природе человека

  
   § 1. Человек имеет двоякую природу: чувственную и разумную. Чувственная природа направляется способностию желания, которой первоначальное назначение состоит в сохранении целости существа человеческого. Желать - значит хотеть присутствия или отсутствия какой-либо вещи. Сия способность в человеке называется волею в пространном смысле. Стремление воли к осуществлению какого-либо предмета называется хотением, а желание отсутствия или небытия вещи - отвращением.
   § 2. Человек по силе чувственной природы желает только того, что почитает добрым, и отвращается от того, что находит злым. Сему закону подлежат все желания, равно как и предпочтение большего добра меньшему и меньшего зла большему. Несмотря, однако ж, на сие общее определение, человек может заблуждаться в познании добра и зла и почитать истинное добро ложным и ложное истинным, равно как истинное зло принимать за ложное и ложное за истинное.
   § 3. Слово добрый означает вообще сообразность вещи с каким-либо назначением. О вещах несмысленных говорится, что они добры, хороши, когда соответствуют какому-либо намерению и могут служить средствами к достижению предполагаемой цели. Таким же образом относительно к чувственной природе человека все то называется добрым, что соответствует его стремлению к благополучию, что удовлетворяет его желанию, производя в нем приятное ощущение.
   § 4. Итак, предмет способности желания есть приятность, которая приобретается как положительным, так и отрицательным образом, т. е. или достижением благ, приводящих чувственность нашу в состояние удовольствия, или избежанием зол, могущих привести оную в состояние скорби. Употреблять силы для достижения той или другой цели - значит действовать. А потому деяние ость перемена существа, производимая в нем собственными его силами; перс-мена же, производимая в существе посторонними силами, называется страданием.
   § 5. Если бы человек имел одну только чувственную природу, то приятность была бы для него единственным законом желаний, единственным благом и безусловною побудительною причиною деяний. Употребление его сил было бы только страдательное, зависящее от внешних впечатлений. Но сверх чувственности человек имеет разум, который рассматривает вещи не только по их отношению к желаниям, но и но их сообразности с своею собственною природою. Посредством сей высшей способности человек может действовать независимо от внешних вещей, ибо разум предписывает человеку известный способ деяния, несмотря на то, сообразен ли он с чувственными желаниями или нет. Потому предписания разума касательно поступков человеческих называются безусловными повелениями. Способность желать по предписаниям разума называется волею в тесном смысле, склонение воли к осуществлению предмета - решимостию. Последствие, бывшее побудительного причиною воли, называется целию деяния и намерением лица действующего. Цель, для которой другие цели служат средствами, называется главною или непосредственною.
   § 6. Поколику человек может располагать своим поведением независимо от внешних впечатлений, то он называется свободным. По силе сей способности он желает состоять только под законами собственного разума и всякое другое законодательство тогда только допускает, когда оно проистекает из общих начал разума. Конечно, в его власти состоит подвергнуться законам, противным разуму, но тогда он отрицает собственное свое достоинство, унижаясь до степени животного, которое внешними только чувственными побуждениями направляется к действию.
   § 7. Разум, предписывая воле правила, тем самым доказывает ее свободу, ибо чрез то предполагается в воле возможность поступать различным образом, а не по одному какому-либо направлению необходимому. Если бы воля была несвободна, то предписания разума были бы напрасны, ибо в них содержалось бы или то, к чему воля необходимо стремится, или то, чего она по природе своей исполнить не может. Хотя же предписания разума не лишают волю свободы, так как она может поступать сообразно и противно оным, но, отвергая закон разума, воля впадает в зависимость от чувственных побуждений. Человек, увлекаемый страстями вопреки разуму, есть раб оных. Итак, свобода в отрицательном смысле есть независимость воли от чувственных побуждений, в положительном же - есть способность последовать предписаниям разума.
  

II. Разделение права естественного

  
   § 8. Нравственная философия есть наука, излагающая законы, предписываемые воле разумом. Цель ее вообще есть ограждение свободы человека, которая бывает нарушаема или в нем самом чувственными его желаниями и страстями, или другими людьми, препятствующими ему законно обнаруживать свою свободу. Посему нравственная философия разделяется на две ветви. В первой излагаются законы внутренней свободы, которая и называется собственно нравоучением. Во второй предлагаются законы внешней свободы, или законы права, которая потому и называется нравоучением или просто правом.
   § 9. Для отличия от положительных законов, основанных на произволе законодателя, нравоучение называется естественным, поколику оно излагает законы, выводимые из природы разума человеческого.
   Примечание. Слово естественный, присоединяемое к праву, состоянию, закону и разуму, вводит некоторых в заблуждение по своей двоезначительности: иногда значит оно то же, что первоначальный, первобытный, иногда - природный, врожденный. В правоучении употребляется оно в сем последнем значении. Посему следовало бы говорить: природное право, природное состояние, природный закон, природный разум и проч.; но, принимая название естественный в первом значении, многие думают, что право естественное есть собрание правил, которым люди следовали в первобытном состоянии дикости, что состояние естественное есть состояние людей без общественного соединения, в котором царствовало самоуправство, что закон естественный есть выражение правил, коими люди руководствовались в первобытном состоянии, и что разум естественный есть необразованный смысл дикого сына природы.
   § 10. В праве естественном рассматриваются: I. Права и должности людей, выводимые непосредственно из их природы. II. Права и должности, выводимые из природы известных отношений и обстоятельств, в которых люди находятся. Первая часть права естественного называется правом чистым, а вторая - прикладным.
   Чистое право занимается разрешением следующих двух вопросов: а) какие права принадлежат человеку по одной только его природе; b) какие права, сверх того, могут люди приобрести и соединить с правами, непосредственно из природы проистекающими. Разрешение первого вопроса составляет безусловное право, разрешение второго - условное право. В первом излагаются права людей первоначальные, а во втором - производные, или приобретаемые.
   Прикладное право занимается приноровлением положений чистого права к известным отношениям людей, но как сии отношения многоразличны, то из оных избираются в нравоучении те только, которые необходимо служат к сохранению внешней свободы людей. Таковы суть общество семейственное и государство.
   § 11. Приноровление начал чистого права ко взаимным отношениям независимых народов составляет науку права народного. Права и обязанности, принадлежащие частным людям, падают равномерно на целые государства как нравственные лица. Но совсем без основания присоединяют некоторые к системе права естественного право всемирного гражданства, ибо гражданин целого света есть не что иное, как частный человек, состоящий под законами разума, коими определяются его отношения к подобным ему существам; следовательно, излагать право всемирного гражданства - значит повторять чистое естественное право иод особенным наименованием.
  

III. Различие нрава естественного от наук, с оным сходных

  
   § 12. Науки сходны бывают между собою или потому, что имеют один общий источник и называются сродными, или потому, что относятся к одному предмету и называются прикосновенными. Дабы иметь определенное понятие о праве естественном, надлежит изъяснить сродство и прикосновенность оного с другими науками, а потом показать различие его от оных. С правом естественным сходствуют: I. Нравоучение. II. Политика. III. Положительное право и IV. Философия положительного права.
   § 13. I. Право естественное имеет сродство и прикосновенность с нравоучением, ибо обе сии науки почерпают свои начала из разума и предлагают общие необходимые законы, по которым свободные деяния людей располагаемы быть должны; обе принуждают чувственный произвол человека, подчиняя оный своим правилам; обе имеют целью сохранение свободы людей, и деяния, согласные с оною, отчасти позволяют, отчасти представляют в виде должности. Но при сем сходстве находится также и различие между нравоучением и правом естественным: а) нравоучение повелевает разумные существа почитать целями и потому предписывает не только не ограничивать, но еще распространять их свободу; право повелевает только не употреблять других людей как средства; b) нравоучение объемлет все деяния, как внутренние, так и внешние. По правилам оного всякое деяние тогда только имеет нравственное достоинство, когда проистекает от доброй воли, т. е. когда нравственный закон служил побуждением к оному; законы права только на внешние деяния простираются; каждый поступок, сообразный с оными, называется справедливым, несмотря на качество побуждения, которым человек при том руководствовался; с) нравоучение имеет предметом внутреннюю свободу человека, а право - внешнюю; d) нравоучение предписывает цели, которые человек в виду иметь должен; право определяет только внешние деяния, предоставляя человеку на произвол избрание целей; е) нравоучение склоняет людей к добродетели, право - к справедливости.
   § 14. II. Сходство права естественного с политикою состоит в том, что обе сии науки предписывают людям правила для последования, обе имеют предметом безбедное существование человека, обе представляют внешние побуждения, которыми располагают людей последовать своим правилам. Сходство сие прежде увеличивалось еще тем, что правоведцы поставляли началом права естественного благополучие и чрез то совершенно смешивали оное с политикою. Ныне критическая философия2 показала точное различие между сими науками, заменив начало благополучия формальным началом разума: а) право естественное есть наука прав или совокупность условий, при которых внешняя свобода людей существовать может. Политика вообще есть учение о благонадежных средствах к достижению человеческих целей; в тесном же смысле она есть учение о благонадежных средствах к достижению целей государства; b) право почерпает свое учение из чистых начал разума; политика заимствует свои наставления о благонадежности средств из опытности; с) законы права вообще действительны, необходимы и никакого не терпят изъятия; средства, предполагаемые политикою, переменяются по обстоятельствам места, времени и лиц; d) справедливость есть непременная и необходимая цель права, предписываемая людям в виде должности, политика предполагает многоразличные цели как составные части благополучия; е) право ограничивает средства, употребляемые политикою, допуская только законные; сохранение нрав зависит от благонадежности средств, предлагаемых политикою для защиты и употребления оных.
   § 15. III. Право естественное и положительное прикосновенны между собою, ибо они имеют общим предметом сохранение внешней свободы людей. Предписания их простираются на внешние деяния, которых исполнение и оставление определяются внешними побуждениями. Но сии науки различаются между собою по источнику, из которого проистекают содержащиеся в них правила: а) положительные узаконения проистекают от произвола и соглашения граждан между собою или от воли верховного властителя в государстве; законы права естественного проистекают из общих начал разума; b) каждый народ имеет свое особенное положительное право, и сходство между законами различных государств происходит от случайного сходства обстоятельств; напротив того, право естественное, будучи основано на необходимых законах разума, есть право, всем народам общее; с) предписания права положительного даже в одном государстве могут простираться не на всех граждан. Верховная власть по своему усмотрению может одним гражданам дать преимущественные права, а на других возложить особенные должности. В праве естественном права и обязанности людей как разумных существ равны и одинаковы; d) право положительное имеет в виду не только справедливость, но и пользу граждан; естественное право имеет целию одну только справедливость; е) при определении законов положительных главным руководством служит начало права естественного, положения же сего последнего могут быть в точности соблюдаемы только в гражданском обществе, когда по воле верховной власти превращаются в законы положительные.
   § 10. IV. Философия положительного права есть соображение законов положительных с общими началами права и с видами, каковые законодатель имел при издании оных. Следовательно, она прикосновенна с нравом естественным в том, что употребляет общие положения оного для исследования справедливости положительных законов какого-либо государства. Но при сем исследовании обращает внимание также на отношения народа физические, нравственные и политические и рассматривает оные по началам политики. Посему философия положительного права есть также наука опытная, чем особенно и отличается от права естественного.
  

IV. О пользе права естественного

  
   § 17. Право естественное, показывая человеку его отношения к другим частным лицам и обществу, тем самым доставляет ему пользу. Сохранение свободы есть общая цель всех людей, которую могут они достигнуть только соблюдением взаимных прав и точным исполнением обязанностей. Но чтоб не нарушать чужие нрава и охранять собственные, нужно знать, что есть право и что неправо. Множество распрей и обид происходит по умыслу и своекорыстию, много также происходит оных от недоразумения и неосновательности понятия о началах справедливости. Сей последний источник несогласия между людьми заграждается познанием истин, в праве естественном предлагаемых. В другом отношении познание права естественного для всякого частного человека не менее нужно. Стремление к усовершенствованию побуждает каждого к распространению своих познаний. Отсюда проистекает склонность человека не оставлять встречающихся предметов без размышления. Как устройство общественных связей и течение дел государственных непосредственное имеют влияние на судьбу людей, то они и обращают на себя всеобщее внимание. Суждения частных граждан о делах государственных более или менее бывают основательны, смотря по их сведению о началах права. Самое исследование исторических происшествий без познания права естественного быть не может, или история будет простонародное предание, никакого поучения не представляющее.
   § 18. Познание права естественного нужно исследователям законов положительных при определении справедливости оных. Наипаче же оно нужно практическим законоведцам при самом делопроизводстве, ибо служит им во время применения законов: 1) как вспомогательное средство толкования; 2) как правило для решения случаев, на которые нет особенного положительного закона; 3) как составная часть положительного законодательства, когда решение случая законодатель предоставляет благоусмотрению судьи или прямо повелевает решить оный по началам нрава естественного.
   § 19. Положительное законодательство, будучи основано на преходящих обстоятельствах, беспрестанного требует поправления. Образ мыслей граждан, их нравы, соседство и сообщение с другими народами, самые физические свойства почвы и климата каждого государства переменяются, отчего законы, учинившись совершенно несообразными с состоянием общества, могут прийти в ветхость, если не будут исправляемы. При таковых переменах нравоучение служит главным руководством в определении законов положительных, ибо оно предлагает общие начала, разрешающие все частные случаи. Посему наука нрава естественного есть наука государственная. Распространение познания оной содействует ко благу частному и общему.
  

КНИГА I

ЧИСТОЕ ПРАВО

  

ЧАСТЬ I

БЕЗУСЛОВНОЕ ПРАВО

  

ГЛАВА I

Понятие о законах и должностях нравственных

  
   § 20. Слово закон по своему производству означает преграду, далее которой что-либо простираться не должно или не может. В переносном смысле закон есть положение, выражающее необходимость, но которой что-либо случается или случиться должно. Поколику разум предписывает воле правила, которыми полагает преграду ее желаниям, то предписания его называются также законами.
   § 21. Необходимость, выражаемая законами разума, называется нравственною и различается от физической, содержащейся в вещественных законах мира, тем, что человек сам себя оной подчиняет; напротив того, физическая необходимость есть сила внешняя, управляющая вещами и их действиями.
   § 22. Влияние нравственной необходимости на свободу воли называется обязательством, а самое деяние, к которому оно склоняет,- должностью, или обязанностью. Если одно убеждение в нравственной необходимости решит волю действовать, то деяние называется нравственным в тесном смысле, а побуждение к оному - внутренним. Когда же не сие убеждение, но другая внешняя причина заставляет человека поступить по закону, то деяние называется просто законным, а побуждение к оному - внешним.
   § 23. Все нравственные законы содержат в себе внутреннюю побудительную причину, при исполнении некоторых может быть также внешнее побуждение. Первые называются нравственными в тесном смысле, а вторые - законами юридическими.
   § 24. По различию сих законов должности разделяются также на два рода: одни называются нравственными, поколику побуждение к оным бывает внутреннее, а другие - юридическими, поколику исполняются по силе внешнего побуждения. Все юридические должности суть также нравственные, ибо разум требует при исполнении закона также, чтобы внутреннее расположение было сообразно с оным, но не все нравственные должности суть также юридические.
   § 25. Деяние, не противное должности, называется позволенным, исполнение оного зависит от произвола человека; деяние, противное должности, называется непозволенным и учинено быть не может, хотя человек и имеет к тому физическую возможность.
   § 26. Деяния человека относятся или только к нему самому и касаются собственного его лица, или простираются также на других людей и производят перемену в их состоянии. Причем они или согласуются с волею лиц, коих состояние переменяют, или не согласуются и составляют препятствие для их целен. Отсюда происходит противоборство частных волей, при котором люди остановляют взаимно свою деятельность и чрез то лишаются предполагаемых ими целей. Для решения сего спора разум поставляет за правило, чтобы человек, желающий произвесть что-либо сообразное своей умственной природе, не был в том останавливаем другими. Следовательно, каждый может требовать, чтобы ему не препятствовали действовать сходно с разумом.
   § 27. Каждый человек внутренне свободен и зависит только от законов разума, а посему другие люди не должны употреблять его средством для своих целей. Кто нарушает свободу другого, тот поступает противу его природы; и как природа людей, несмотря на различие их состояния, одинакова, то всякое нападение, чинимое несправедливо на человека, возбуждает в нас негодование. Сие служит доказательством тому, что справедливость людям естественна.
   § 28. Итак, справедливость есть исполнение юридических должностей или готовность допускать других людей исполнять все деяния, которыми наша свобода не нарушается. Справедливость бывает внутренняя и внешняя. Первая состоит в наружном исполнении юридических должностей, а вторая - в исполнении оных по внутреннему благорасположению или по одному только убеждению в должности.
   § 29. Деяние, согласное с юридическою должностию, называется справедливым, а противное оной - несправедливым. Итак, внешняя свобода человека ограничивается только свободою других людей, ибо несправедливым "в юридическом смысле только то называется, что внешнюю свободу других людей нарушает.
   § 30. На основании сих понятий человек может производить все деяния, которыми свобода других людей не нарушается, каковая возможность называется правом. Слово сие первоначально заимствовано от физического значения, в котором оно изображает прямое направление тела. Относительно к действиям оно означает сходство оных с теми правилами, которые разум предписывает человеку для его поведении в общежитии с другими.
   § 31. Посему право, во-первых, как качество лица есть возможность поступать произвольно, не нарушая законной свободы других; во-вторых, как (Качество действия оно означает совместность нашей свободы со всеобщею законною свободою; в-третьих, как собрание законов оно есть совокупность условий, при которых всеобщая внешняя свобода возможна.
   § 32. Существо, которому принадлежат права, называется лицом; напротив того, существо, не имеющее оных, называется вещию. Оно может быть употреблено средством для целей человека без нарушения нравственного порядка.
   § 33. Понятие о праве простирается: I. На внешние отношения людей, т. е. на внешние действия, которыми они определяют взаимно свое состояние. И. Оно относится не к материи произвола, но к форме, в которой оно обнаруживается во внешних деяниях. Материя произвола есть цель, предполагаемая лицом действующим, форма произвола есть внешнее отношение оного к произволу других людей. III. В понятии нрава заключаются такие действия, исполнению которых другой человек не может препятствовать. Кто воспротивится оным, тот по всеобщему закону свободы может быть отражен силою. Склонение других людей силою признавать наши права называется принуждением.
   § 34. Каждый человек имеет нравственную возможность защищать свои права, ибо справедливым называется то, что по внешности согласно с юридическою должностию или что сообразно со всеобщею законною свободою. Но как нарушение права есть препятствие к обнаружению свободы, а принуждение к оставлению оного есть уничтожение сего препятствия, то оное и называется справедливым.
   § 35. Поколику право основывается на законе, общем для всех разумных существ, то праву одного лица соответствует обязанность всех прочих. Когда один имеет внешнее совершенное право, то другой имеет внешнюю совершенную должность, и взаимно, когда один имеет внешнюю совершенную должность, то другие имеют внешнее совершенное право.
   § 36. Должность наблюдать чужие права есть совершенная, ибо лицо, оною обязанное, имеет совершенную возможность удовлетворить ее требованию. Посему, кто не соблюдает чужих прав, тот может быть принужден к тому силою, § 34.
   § 37. Поколику должности совершенной всегда соответствует право другого и в исполнении оной не бывает никакого изъятия, то как лицо, право имеющее, так лицо обязанное и даже третие, постороннее лицо могут судить, сообразно ли какое-либо действие с совершенною должностию или пет. Потому деяние, о сообразности коего с должностию только виновник судить может, почитается непротивным внешней совершенной должности.
   § 38. Что касается до намерения лица действующего, то оное признается добрым или злым тогда только, когда обнаружено будет достаточными внешними знаками.
   § 39. Отличительные свойства внешних совершенных прав и должностей состоят в следующем: 1) нарушением их причиняется существенная обида другому; 2) они не допускают никакого исключения и для всех равно действительны; 3) они подлежат суждению каждого, т. е. что по внешним признакам деяния каждый может определить, сообразно ли оно с правом и должностию или нет; 4) они всегда находятся во взаимном соотношении: право рождает должность, а сия непременно соответствует праву.
  

ГЛАВА II

О главном начале права

  
   § 40. Как права и обязанности проистекают из общего источника - свободы воли человеческой, то они должны иметь одно общее начало или признак, по которому могут быть распознаваемы во всех случаях. Дабы отыскать таковой всеобщий признак, надлежит различать в праве материю и форму оного. Материя права есть предмет, на который право простирается, т. е. действие или вещь, на которую человек имеет право. Форма права есть способ, коим вещь становится предметом права.
   § 41. Всеобщий признак права не может быть заимствован от материи, ибо оный познается опытом; предметы же опытности до бесконечности различны, почему и признак, найденный во многих предметах, по началам разума не можно почесть всеобщим, поколику в опытности признается только то известным, что посредством оной доказано.
   § 42. Некоторые философы старались вывести главное начало права из особенных, случайных состояний человека и тем уничтожили всякое понятие о праве. Они утверждали, что образ правления, воспитание и обычаи служат основанием понятия о праве и несправедливости. По сему их предположению начало права должно быть следующее: что сходно с образом правления, с началами воспитания и общепринятым обычаем, то сообразно с правом, а что оным противно, то не есть право. В подтверждение своего мнения они приводят то обстоятельство, что некоторые действия у одного народа признаются похвальными, а у другого - порочными. Весьма очевидно, что таковое начало совсем не служит к отличению права, ибо сии обстоятельства различны не только у разных народов, но и у частных жителей одного государства. Почему не только каждый народ, но и каждый частный человек будет иметь своо частное начало права; одно и то же действие по тому же началу будет справедливо и несправедливо. Хотя народы, так [же] как и частные люди, бывают несогласны в справедливости некоторых особенных действий по известным их отношениям, но в существе справедливости и нравственного добра и зла совершенно единомысленны. Самый спор о том, что есть право и неправо, предполагает общее начало, признаваемое спорящимися, с которым они сравнивают частные случаи, ибо без сего признака на чем бы они могли основывать свои доказательства?
   § 43. Другие старались вывести начало права из природы чувствования, каковое рождается в человеке при совершении или по совершении действия. По таковым их понятиям начало права должно быть следующее: человек имеет право на все то, что ему приятно. Несообразность сего положения тотчас откроется, когда обратим внимание на то, что приятность бывает: Т. Обманчивая, сопровождаемая неприятностью или скорбью. ТТ. Она есть чувство относительное; то, что приятно одному человеку, может быть даже противно и отвратительно другому, следовательно, одна и та же вещь, одно и то же действие но сему началу будет право и неправо, для одного человека позволено, поколику приятно, а для другого запрещено, поколику неприятно.
   § 44. Философы английской школы, чувствуя несообразность сего положения, для определения главного начала прибегли к нравственному чувству. По их мнению, все справедливо, что не может быть отвергнуто нравственным чувством. Но и сие вдохновение природы не может служить общим руководством к распознанию права от неправа. Ибо в состав оного входит чувственное расположение к предмету, которое, будучи различно у разных людей, производит различные суждения о праве и "вправе. Если же нравственное чувство зависит от понятий разума и оными управляется, то начала права должно отыскивать в самом разуме. Наконец, если различие между правом и неправом будет основано на впечатлениях внешних предметов, то всякое понятие о свободе уничтожится, ибо тогда поведение человека будет зависеть не от его свободного произвола, а от впечатлений внешних предметов.
   § 45. Платон и его последователи принимали за начало права совершенство человека: что содействует к совершенству природы человеческой, на то каждый имеет право. Но сие начало само по себе неопределенно, ибо к уразумению оного требуется еще знать, в чем состоит совершенство природы человеческой. Ксли предположить, что оно состоит в нравственности или свободе действовать по нравственному закону, то надлежит еще знать, что есть нравственный закон. Притом же сие начало не может обнять всего круга нравственных деяний и подвержено многим недоразумениям, ибо человек имеет право ко многим деяниям, которые не усовершают ни его, ни других людей нравственного состояния. Познание нрава но сему началу во многих случаях зависит также от последствий, ибо часто не можно предварительно определить, содействует ли какое-либо деяние к нравственному совершенству человека или нет, как, напр., наказание одного человека делает лучшим, а другого - худшим.
   § 46. Честность, принимаемая некоторыми за начало права, и всеобщее благополучие рода человеческого не могут также быть приняты за начало права, ибо в первом случае требуется знать, что есть честное? Если оным почитается то, что но общему мнению признается приличным человеку, то начало права будет состоять не в честности, но в общих понятиях разума о том, что есть право и что неправо, следовательно, для определения общего начала права требуется другое общее. Притом же человек имеет право к тому, что по общему понятию не признается свойством доброго (честного) человека. Во втором случае надлежит определить, что вообще содействует к благополучию рода человеческого. Но как не можно означить, что содействует к частному благополучию человека, то льзя ли утвердительно сказать, что делает счастливым весь род человеческий?
   § 47. Наконец, некоторые поставляли за начало права волю божескую: что не противно богу, на то человек имеет право. Сие положение справедливо, но не может быть всеобщим началом права, ибо требует нового признака, по которому бы можно было отличить непротивное воле божеской от противного оной, т. е. право от неправа. Поколику бог есть нравственное существо, то волю его, конечно, выражают нравственные законы, но чтобы определить бога как нравственное существо, к тому требуются уже нравственные понятия. Следовательно, сие начало, с одной стороны, неопределенно, с другой же стороны, для действительности своей само требует нового признака.
   § 48. Хотя величайшая нелепость есть поставлять силу началом права, однако ж и сие мнение имело своих защитников, каков был Спиноза и некоторые из новейших французских философов. По оному началу человек имеет право на все то, что силами своими произвесть может. Несообразность сего положения сама собою открывается, ибо оно уничтожает всякое понятие о праве и законах нравственных, сильный имеет право, но коль скоро найдется сильнейший, то лишается оного. Поколику же никто не может положиться на превосходство своих сил, то никто не может быть благонадежен в удержании прав своих.
   § 49. Поколику главное начало определяется для того, дабы посредством оного каждый мог различать право от неправа во всех встречающихся случаях, то оно должно быть относительно к предметам нрава всеобщее, дабы в оном содержался признак, всякому праву приличествующий, и чтобы все то не могло быть почтено правом, в чем нет оного признака. Относительно к уму оно должно быть необходимое, дабы предмет, сходный с оным, каждый человек признавал правом.
   § 50. По сим основаниям главное начало нрава может быть выведено только из формы разума. Материя суждения различна, но форма, в которой выражается об оной решительное суждение разума, бывает у всех одинакова. Коль скоро кто признает какое-либо положение истинным, то вместе утверждает, что и всякий другой признает оное таковым, когда постигнет причины его заключения. Таким же образом происходит суждение о праве: кто признает что-либо за право, тот вместе убежден бывает, что и всякий другой признает оное правом, если судить будет беспристрастно.
   § 51. Поколику право имеет непосредственным предметом внешнюю свободу люден, то главное формальное начало оного можно выразить следующим образом: человек имеет право на все деяния и состояния, при которых свобода других людей по общему закону разума сохранена быть может. Поколику чрез нарушение свободы мы доказываем "неуважение к другим людям, поступая с ними самопроизвольно противу их воли, или употребляем их как простые орудия для наших целей, то главное начало права можно также выразить отрицательным образом: не употребляй других людей как средство для своих целей.
   § 52. Итак, при суждении о каком-либо деянии предпринимаемом человек должен вопросить себя самого, сообразно ли оно с свободою всех прочих людей или пет; если сообразно, то составляет неоспоримый предмет его права; если же несообразно, то, как деяние неправое, производимо быть не должно, § 26.
  

ГЛАВА III

Употребление начал права при суждении о действиях человека

  
   § 53. Действия человека, простирающиеся на других, происходят или от доброжелательства, или от недоброжелательства или, наконец, не предполагают в нем ни того ни другого расположения. В последнем случае называются они неопределенными. Хотя при каждом действии можно различать мысленно произведение от намерения, но к существу действия нравственного и то и другое принадлежит совокупно. Доброжелательство называется таковым частию по намерению произвести благо для другого, частию потому, что другой почитает оное действительным для себя благом. То же должно разуметь и о недоброжелательстве. Если же недостает намерения причинить благо или зло или другой ощущает от учиненного деяния последствие, противное преднамеренному, то деяние не может быть почтено ни добрым, ни злым.
   Примечание. Можно назвать оное в первом случае добрым или злым по последствию, неопределенным по намерению, а во втором случае добрым или злым по намерению, но неопределенным но последствию. Следовательно, в обоих случаях действию недостает существенного качества.
   § 54. Взаимное доброжелательство людей каждому нравится, а недоброжелательство не нравится и возбуждает негодование. Вследствие сего каждый человек чувствует в себе побуждение способствовать доброжелательству и остановлять действие недоброжелательства.
   Примечание. Представляя себе доброжелательство всеобщею и необходимою должностью людей, человек необходимо образует понятие о счастии, каковым люди могли бы наслаждаться, если бы каждый оную должность в рассуждении других наблюдал строго. На сем основываются мечтания о золотом веке, системы человеколюбивые, но несбыточные, понятия о злах заслуженных и, как худая отрасль доброго древа, кровное мщение и презрение потомков, на одном только их происхождении основанное.
   § 55. Поколику зло учиненное остается невозвратным, часто даже невознаградимым, то, дабы положить преграду недоброжелательству, разум признает законным возмездие злом тому, кто другим зло причиняет, для ободрения же доброжелательства - вознаграждение благом людей добродетельных.
   Примечание. Если бы таковое распоряжение существовало в делах человеческих, то бы несчастия, претерпеваемые людьми от их взаимной злобы и несправедливости, значительно уменьшились. Мирное состояние людей, в котором каждый не только не вредит своим согражданам, но и помогает им по возможности, есть верх совершенства, которого достигнуть не можно, но люди, имея оное пред глазами, лучше могут устроить свои взаимные отношения. Законодательство приближает их к сей цели, нравственность еще более к тому способствует. Законные формы остаются без действия, если судья и подсудимый бессовестны.
   § 56. Склонность человека воздавать равное за доброжелательство и недоброжелательство называется правотою. Несмотря на различие людей в образовании, она каждому принадлежит без изъятия. Мы упадаем духом от сильного негодования, когда видим, что все совершается по сердцу злодея, и хотя его злые намерения и преступления нас не касаются, но мы призываем небо для отмщения, если сами не в силах положить преграду его успехам. В такое же состояние приходим, видя страдания и неудачи справедливого и добродетельного человека; напротив того, мы восхищаемся, когда зло обращается на главу самого виновника, когда замыслы его самому ему служат в пагубу, когда сокровенные его пороки и преступления становятся явными и он принужден бывает сам признать гнусность своих поступков, § 27.
   § 57. На чувство правоты основывается суждение о достоинстве свободных деяний человека. В нравоучений сие суждение производится но началам права и отличается от суда внутреннего, который производится по началам нравственност

Другие авторы
  • Милонов Михаил Васильевич
  • Бегичев Дмитрий Никитич
  • Тихомиров Лев Александрович
  • Уоллес Льюис
  • Языков Д. Д.
  • Фуллье Альфред
  • Крандиевская Анастасия Романовна
  • Слезкин Юрий Львович
  • Загорский Михаил Петрович
  • Демосфен
  • Другие произведения
  • Страхов Николай Николаевич - Две рецензии
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - В. Перельмутер. Примечания к сборнику "Сказки для вундеркиндов"
  • Достоевский Федор Михайлович - Белые ночи
  • Кузьмин Борис Аркадьевич - Французская революция 1780 г. и английская литература
  • Тургенев Иван Сергеевич - Ася
  • Фосс Иоганн Генрих - Из идиллии "Луиза"
  • Суворин Алексей Сергеевич - Переписка А. П. Чехова и А. С. Суворина
  • Полонский Яков Петрович - Стихотворения
  • Гурштейн Арон Шефтелевич - Наследие Менделе
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Виндсорские кумушки. Комедия в пяти действиях Шекспира...
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 404 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа