Главная » Книги

Куницын Александр Петрович - Право естественное, Страница 5

Куницын Александр Петрович - Право естественное


1 2 3 4 5

лежит право требовать от другого, чтобы он но употреблял детей в противность цели воспитания.
   § 309. Пределы родительской власти точнее определяются следующими правилами:
   a. Всякая власть родителей над детьми противузаконна, если не принадлежит к воспитанию.
   b. Посему родители не имеют права поступать с их детьми как с собственностью, употреблять их для своей пользы как средство, уродовать их или лишать жизни.
   c. Хотя родители имеют право наказывать детей, но только для цели воспитания могут производить оное в действо. Всякое наказание, не для сей цели производимое, есть несправедливость.
   § 310. Родительская власть уменьшается вместе с должностью воспитывать детей. Поколику невозможность детей содержать самих себя возлагает на родителей должность стараться о их воспитании, то вместе с оною прекращается и сия должность. Следовательно, когда дети получат достаточные силы к труду и употребление разума, при котором сами могут располагать своими поступками, то они выходят из родительской власти, а родители перестают иметь должность их воспитывать.
   Примечание. Как далеко простирается малолетство, сего по началам права определить нельзя: положительное законодательство назначает предел оному.
  

ЧАСТЬ III

ПРАВО ГОСУДАРСТВЕННОЕ

  

Понятие о праве государственном

  
   § 311. Государственное право есть наука об отношениях между верховною властью и подданными, проистекающих по началам права из цели общественного соединения.
   § 312. Права верховной власти и подданных рассматриваются: 1) по одному только понятию о сих лицах, составляющих государство; 2) по существу некоторых определенных способов, которыми верховная власть действует. Посему право государственное разделяется на безусловное и условное.
   § 313. Поколику безусловное государственное право определяет вообще отношения между верховною властью и подданными, то надлежит прежде всего показать, каким образом оные отношения начало свое получили. Следовательно, прежде всего должно изъяснить причины, заставившие людей вступить в общество, и потом уже можно будет приступить к изъяснению существа гражданского соединения.
   § 314. В условном государственном праве определяются способы, по которым верховная власть действует в государстве. Сие определение должно быть основано на одних началах права, не принимая в уважение различных событий, которыми доказывается доброта того или другого образа правления. Таковые изыскания принадлежат к теории гражданского законодательства.
  

ГЛАВА I

Государственное безусловное право

  

Отделение I

О состоянии человека вне общества

  
   § 315. Дабы изъяснить существо гражданского общества, надлежит определить цель, которую люди имели при вступлении в оное. Но мы не прежде можем получить ясное понятие о сем предмете, как рассмотрев состояние их вне общества.
   § 316. Дабы узнать, может ли человек полагаться на безопасность прав своих, мы должны обратить внимание на его поступки с другими, когда он, с одной стороны, по недостатку нравственного образования управляется только скотскими побуждениями, с другой же стороны, по причине крайних нужд находится в беспрестанной крайности или умереть, или претерпевать бедствия, или, наконец, быть обидчиком, ибо таково действительно положение человека вне общества.
   § 317. Философы, изображавшие состояние человека вне общества, держатся различных мнений и больше или меньше удаляются от истинных об оном понятии.
   § 318. Ж.-Ж. Руссо думает, что люди в состоянии виеобщественном не имели между собою нравственных отношений, ни должностей, ни пороков, ни добродетели; они не были ни добры, ни злы, их страсти были недеятельны, ни прошедшее, ни будущее не занимало их воображения; одно только настоящее бытие и удовлетворение первым потребностям возбуждало их внимание.
   § 319. Напрасно сей философ приписывает человеку в состоянии виеобщественном совершенное равнодушие ко всему. Самые грубейшие поколения любопытны до высочайшей степени ко всякому редкому явлению и склонны к подражанию и замечанию. А сии способности нечувствительно возводят человека на высшую степень образования. Понятие о пороке и добродетели также им свойственно, хотя необразованный смысл дикого не может постигнуть прямой черты, отделяющей сии качества,
   § 320. Пуфендорф6 в изображении человека в состоянии внеобщественном утверждает, что начала справедливости и добродетели неизгладимо начертаны в их сердце и со временем необходимо должны развиваться. Нравственность, говорит он, есть назначение человека: даже собственная выгода заставляет его наблюдать чужие права и миролюбие с другими людьми.
   § 321. Сей философ изображает человека внеобщественного таковым, каковым он быть должен, но он не был таков в состоянии дикости. Если в гражданском состоянии люди удаляются от начал справедливости и законов добродетели, то можно ли, чтобы они в состоянии дикости ясно оные понимали и строго исполняли?
   § 322. Наиболее приблизил к природе описание природного человека Габбез и показал естественный переход его из состояния одиночества в состояние общественное. Он утверждает, что люди вне гражданского соединения вели беспрестанную войну между собою. Конечно, он преступает меру в изображении пороков и недостатков человеческой природы. Раздоры, свирепствовавшие тогда в Англии, дали уму сего философа такое направление.
   § 323. Человек в состоянии внеобщественном, говорит Габбез, сохранение самого себя поставляет за главное правило своих поступков, и сходственно с оным почитает для себя все позволенным, что только служит ему в пользу. Как все люди последуют тому же правилу, то происходит между ими беспрестанное противоборство и насилие. Конечно, состояние людей вне общества таково, но сие не доказывает, чтобы в людях не было расположения к нравственному добру и справедливости.
   § 324. Природа явственно отличила человека от прочих животных. Способности его ясно доказывают, что он предназначен жить в обществе. Науки, искусства, религия, достижение высоких и благородных целей суть плоды общежития. Образование рода человеческого происходит постепенно, одно поколение пролагает путь другому к дальнейшим сведениям. Напротив того, прочие животные только в совокуплении и порождении имеют связь между собою. Редко, и то по единообразному инстинкту, бывают одно другому полезны.
   § 325. Человеку предстоит большее число зол, нежели другому какому-либо животному, между тем как средства к удовлетворению нужд его гораздо затруднительнее. Конечно, в состоянии дикости он не столько чувствителен. Но бедствия, причиняемые ему природою, столь сильны, что могут потрясти самую грубую систему органов. Он подвержен стуже, не имея естественного покрова, потоплению, которого по малоумию своему не может предвидеть и отвратить. Голод томит его чаще и почти всегда ему угрожает. Болезни также его постигают в дикости, как в образованном состоянии. Средства к его содержанию почти все принадлежат искусствам и взаимному вспоможению людей. Малейшее пернатое скоро и легко достает потребную ему пищу. Человек долговременным трудом приобретает пропитание, часто после продолжительных, напрасных усилий претерпевает нужду в первых потребностях жизни.
   § 326. Будучи подвержен беспрестанно томительным нуждам, при всей склонности к нравственному добру человек руководствуется одним только началом самосохранения. Находясь в крайности терпеть бедствия или причинить другому несправедливость, он избирает сие последнее.
   § 327. Люди в дикости друг другу опаснее, нежели звери один другому. Один зверь нападает на другого только по причине настоящей и близкой выгоды. Напротив того, человек в самой дикости простирает виды свои в будущность и предвидит последствия действий в отдалении. Выгоды будущие действуют на его воображение иногда сильнее, нежели настоящие; часто одни мечтания делают его грабителем, тираном и убийцею. Способность помнить и представлять прошедшее подает повод людям к новым злодействам. Другие животные защищаются только от настоящих нападений или для отмщения в то же время претерпенного ими зла. Они не способны мстить за зло, давно ими претерпенное, дабы утешаться зрелищем страданий своих прежних обидчиков. Только человек может находить для себя услаждение в страданиях подобного ему существа. Чувство дальновидной и продолжительной мести ему только одному принадлежит.
   § 328. При больших и сильнейших побуждениях к нанесению другим вреда человек имеет больше способности причинять оный другим действительно в удовлетворение своей наклонности. Конечно, он имеет меньше силы и отважности в сравнении со многими родами других животных, но сметливость, коварство, лесть подают бесчисленные средства благонадежно и безопасно с его стороны причинять другим возможный вред по произволу.
   § 329. При неограниченном самолюбии, под беспрестанным влиянием скотских страстей человек предается самой грубейшей дикости. Особливо нужды, беспрестанно его томящие, делают его алчным ко всякому незаконному наслаждению: он помышляет не о своих поступках, но о предметах своего желания. Оттого не удивительно, что он делается для подобных ему существ ужаснее, нежели какое другое творение.
   § 330. В состоянии внеобщественном люди могут быть опасны по самым их нравственным качествам. Защита слабого может навлечь обиду сильному. Старание соблюсти справедливость может навлечь несправедливость, желание сохранить права взаимные может служить побуждением к нарушению чужих прав.
   § 331, Итак, будучи со всех сторон угрожаем опасностями, человек должен помышлять об отвращении оных, ибо почитать несчастие благом ему несвойственно. В течение жизни своей он убедился опытом, что безопасность может быть достигнута только посредством соединения его с другими для отвращения, случающихся нападений совокупными силами.
  

Отделение II

О цели государства

  
   § 332. По сему изображению цель, для которой люди соединились в общество, есть безопасность. Некоторые философы, однако ж, отвергают сие мнение и держатся при том различных толков. По качеству предположения о цели государства их можно разделить на сенсуалистов и рационалистов.
   § 333. Сенсуалисты поставляют целью государства благополучие величайшее, земное благосостояние каждого. Следовательно, они предполагают цель невозможную, ибо понятие о благополучии есть понятие относительное; только сам человек определить может, что споспешествует его благополучию и что оному противно, § 100. С другой стороны, общество, принимая на себя должность достигать цели, получает вместе право принуждать членов своих стремиться к оной; отсюда следовало бы, что общество имеет право принуждать членов своих стремиться к благополучию. Но всякое принуждение предполагает отвращение, потому члены общества должны были бы почитать то благополучием, к чему чувствуют отвращение.
   § 334. Рационалисты поставляют целию гражданского общества усовершенствование рода человеческого, которое, по мнению одних, состоит наиболее в усовершенствовании познавательных сил, по мнению других - в улучшении нравственности. То и другое мнение равно несправедливы, ибо усовершенствование познавательных сил и нравственности зависит от свободы человека и не может быть предметом должности совершенной. Предписать внешние действия человеку можно, но внутренние остаются в его воле. Предположение сей цели равно противоречиво, ибо принуждать человека к тому, что зависит от его свободы, значит нарушать его свободу; но усовершенствование познавательных сил и нравственности тогда только быть может, когда человек пользуется свободою. Следовательно, чрез предписание известных средств для достижения цели люди лишились бы самой цели.
   § 335. Хотя означенные цели не могут составлять цели гражданского общества, но оные могут быть достигнуты только в общежитии. Нравоучение обязывает человека стараться об усовершенствовании его физических и нравственных сил, но оно обязывает его также вступить в общество, поколику в оном только может он достигнуть сей цели.
   § 336. Итак, государство есть соединение людей для всегдашнего охранения взаимной безопасности совокупными силами. Цель сия настает и уничтожается вместе с человеческим родом. Потому люди могут соединиться для достижения оной навсегда.
   § 337. При учреждении общества люди должны соглашаться: 1) в рассуждении самого их соединения для взаимной безопасности; 2) в рассуждении выбора средств для достижения оной и 3) в рассуждении способа употреблять оные. Посему право государственное рассматривает, во-первых, договор соединения людей в государство; во-вторых, средства, на употребление которых люди должны согласиться для достижения цели, и, в-третьих, договор подданства как единый достаточный способ приводить в исполнение то, без чего цель государства не может быть достигнута.
  

Отделение III

О договоре соединения

  
   § 338. Государство может учредиться по праву только чрез взаимное согласие людей защищать друг друга взаимно противу могущих встретиться опасностей, § 227. Сие согласие называется договором соединения.
   § 339. Всякий договор получает свою силу не от слов, но от исполнений, которые чинимы бывают не иначе как под предлогом взаимности, § 229.
   § 340. Участниками сего договора все те быть могут, которые имеют возможность изъявлять свою волю и содействовать цели общества.
   § 341. Поколику цель, для которой договор соединения заключается, есть общая, возлагающая на всех равную обязанность содействовать к достижению оной, то по договору соединения все люди равны, если не постановили в оном особенного условия, определяющего их неравенство.
   § 342. По договору соединения люди предают себя совершенно обществу, ибо при таком только условии цель оного может быть достигнута. Следовательно, не только все имущество граждан есть средство для достижения цели общества, но и самая жизнь каждого может быть употреблена для приобретения оной. В том никакого нет противоречия, что люди для спасения жизни должны жертвовать жизнью, ибо, вступая в общество, человек имеет свободный выбор между беспрестанною опасностию лишиться жизни вне общества и между благонадежностию сохранить оную в обществе. Также и в том нет сомнения, что человек имеет право давать обществу такое обещание, ибо, кто жизнию своею располагает, тот никому не причиняет обиды. Равным образом вступление в общество на таковом условии не только не противно нравственной должности сохранять свою жизнь, но весьма сообразно с оною, ибо в обществе лучше может быть жизнь сохранена, нежели вне оного {"A-t-on jamais dit que celui gue se jette par une fenêtre pour échapper a un incendie soit coupable de cuicide?" J. T. Rousseau7.}.
   § 343. Договор соединения простирается на детей, родившихся в обществе от членов оного, когда они, достигнув совершенного возраста, явным или молчаливым образом изъявят на то свое согласие, ибо договором тот только обязывается, кто свободно заключает оный. Родители не могут включать своих детей в договор соединения, ибо они имеют только право воспитывать детей своих, но не назначать им произвольного состояния, в котором по достижении совершенных лет оставаться должно. В противном случае дети были бы не что иное, как вещи в рассуждении их родителей.
   § 344. Несмотря на сие, государство имеет обязанность охранять детей, ибо оно принимает под свою защиту все права родителей, следовательно, также право воспитывать детей.
   § 345. Равным образом государство должно защищать детей противу злоупотреблений родительской власти, ибо оно обязывается защищать всех тех, кои находятся в его пределах; в противном случае государство было бы соединение людей, противное правам других.
   § 346. Последствия договора соединения для частных лиц суть:
   a. Каждый гражданин получает право требовать помощи от других в случае опасности, угрожающей его внешним совершенным правам.
   b. Равным образом на каждого падает должность защищать других в подобных случаях.
   § 347. Для самого государства последствия проистекают следующего содержания.
   a. Оно делается нравственным лицом, почему приобретает права и подлежать обязанностям: 1) в рассуждении своих граждан; 2) в рассуждении всех тех, которые к нему не принадлежат.
   b. Оно получает право преобладания всеми областями государства, т. е. право удерживать в своей власти все участки земли, составляющие области государства, хотя оные принадлежат частным лицам.
   § 348. На сем основывается: 1) право государства требовать с участков земли взносов для удовлетворения общественным потребностям; 2) обязанность частных владельцев не отделять свои владения от областей государства без его на то согласия, ибо не только все полагаются на пособие частного гражданина в случае опасности, но и частный гражданин полагается на помощь всех при таковом обстоятельстве. Следовательно, в договоре соединения необходимо предполагается неразделимость общества.
   § 349. Доколе государство выполняет свои обязанности в рассуждении граждан, до тех пор никто не имеет права оставлять оное, § 168.
  

Отделение IV

О средствах для достижения цели государства

  
   § 350. Средства для достижения цели государства суть частию материальные, частию формальные. Первые состоят в имуществе граждан и в их силах - физических и нравственных; вторые - в способах, но которым деяния граждан совершаемы быть должны, дабы цель государства могла быть достигнута.
   § 351. Все средства, во власти частных граждан состоящие и к достижению цели государства способные, называются имуществом государства.
   § 352. Государственное имущество в собственном смысле есть совокупность того, что граждане по состоянию своему уделяют для достижения цели общества, что может быть учинено двояким образом: или граждане предоставляют на всегдашнее пользование государству некоторое имущество, или непрерывно уделяют некоторые части из их собственности для удовлетворения нуждам государства.
  

Другие авторы
  • Уитмен Уолт
  • Стародубский Владимир Владимирович
  • Лихтенштадт Марина Львовна
  • Губер Борис Андреевич
  • Берг Николай Васильевич
  • Загуляева Юлия Михайловна
  • Никифорова Людмила Алексеевна
  • Белых Григорий Георгиевич
  • Хлебников Велимир
  • Аксаков Иван Сергеевич
  • Другие произведения
  • Лесков Николай Семенович - Захудалый род
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Бродящие силы
  • Адамов Григорий - Г. Б. Адамов: биобиблиографическая справка
  • Язвицкий Николай Иванович - Язвицкий Н. И.: Биографическая справка
  • Анненская Александра Никитична - Брат и сестра
  • Капнист Василий Васильевич - Ник. Смирнов-Сокольский. Арестованная комедия
  • Страхов Николай Николаевич - Стихотворения Графа А. В. Голенищева-Кутузова. Спб. 1884
  • Аксаков Иван Сергеевич - Д. П. Святополк-Мирский. Славянофилы и националисты
  • Соболь Андрей Михайлович - Китайские тени
  • Мережковский Дмитрий Сергеевич - Петербургу быть пусту
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 153 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа