Главная » Книги

Теккерей Уильям Мейкпис - Доктор Бирч и его молодые друзья

Теккерей Уильям Мейкпис - Доктор Бирч и его молодые друзья


1 2

  

Докторъ Бирчъ и его молодые друзья.

Физ³ологическ³й эскизъ англ³йской школы, Теккерея.

Современникъ.- Спб., 1852.- Т. 33, No 6. Смесь.- С. 247-268.

².

Докторъ и его свита.

   Нѣтъ никакой надобности говорить, какимъ образомъ сдѣлался я въ панс³онѣ доктора Бирча его помощникомъ, учителемъ французскаго языка, рисованья и игры на флейтѣ. Ужь вѣрно не безъ причины промѣнялъ я свою прежнюю квартиру близь Лондона и прекрасное общество на конторку помощника содержателя старой школы въ Родвель-Реджисѣ. Я думаю, что мѣсто помощника за столомъ доктора, вставанье въ пять часовъ утра, прогулки по полямъ съ мальчиками (которые всегда затѣвали со мной как³я нибудь продѣлки и никакъ не хотѣли понять моего важнаго и отвѣтственнаго значен³я въ школѣ), грубость миссъ Бирчъ, суровая благосклонность Джека Бирча и покровительство стараго доктора, - я думаю,что все это немногимъ показалось бы пр³ятнымъ и что это покровительство и эти обѣды иногда было бы очень трудно и не мнѣ проглатывать. Какъ бы то ни было, только я теперь избавился отъ этой должности и надѣюсь, что докторъ Бирчъ нашелъ себѣ гораздо лучшаго помощника.
   Джекъ Бирчъ, воспитанникъ оксфордскаго университета, былъ партнёромъ своего отца и занималъ нѣкоторые классы. О познан³яхъ его въ греческомъ языкѣ я не могу сказать ничего, но на латинскомъ языкѣ я ловилъ его безпрестанно. Это былъ самый забавный фанфаронъ (въ особенности онъ важничалъ передъ кузиною миссъ Раби, которая жила съ докторомъ), самый надутый и пустой франтикъ, какого я когда либо видалъ. Бѣлый его галстухъ какъ будто постоянно душилъ его; онъ безпрестанно его поправлялъ и смотрѣлъ на насъ (то есть на меня и на моего товарища Принса), изъ за этой накрахмаленной ограды, съ такимъ видомъ, какъ будто мы были лакеи. Онъ не слишкомъ много трудился въ классахъ и употреблялъ свое время на письма къ родителямъ воспитанниковъ и на сочинен³е наставлен³й, которыя онъ читалъ дѣтямъ.
   Настоящ³й учитель былъ Принсъ, также изъ Оксфордскаго университета,- худощавый, высок³й и ученый человѣкъ, напичканный безполезными свѣдѣн³ями въ греческомъ языкѣ и древностяхъ, необыкновенно кротк³й къ маленькимъ дѣтямъ, безжалостный къ шалунамъ и фанфаронамъ, уважаемый всѣми за честность, за ученость, за мужественный характеръ, за умѣнье владѣть собою, что всѣ видѣли и признавали. Джекъ Бирчъ никогда не могъ смотрѣть ему прямо въ глаза. Старая миссъ Зоя никогда не смѣла съ нимъ любезничать. Миссъ Флора называла его лучшимъ человѣкомъ изъ всѣхъ близорукихъ. Миссъ Раби говорила, что боится его. Бѣдный старикашка Принсъ! сколько пр³ятныхъ ночей провели мы вмѣстѣ, куря въ докторовой гардеробной, куда мы удалялись, когда мальчики ложились спать и наши дневныя заботы оканчивались!
   Послѣ того, какъ Джекъ Бирчъ получилъ въ Оксфордѣ ученую степень - процедура, стоившая ему величайшаго труда - школа, называвшаяся прежде просто "школою Бирча", или "панс³ономъ доктора Бирча", вдругъ сдѣлалась "Родвель-Реджисскою Коллег³ею Арх³епископа Вигсби". Старая синяя вывѣска съ золотыми буквами была снята, и ее съ этого времени употребляли на починку голубятни. Бирчъ отдѣлалъ большую классную комнату въ готическомъ вкусѣ, съ статуэтками, и поставилъ посреди школы бюстъ арх³епископа Вигсби. Онъ нарядилъ шесть старшихъ воспитанниковъ въ шляпы и мант³и, которыя производили большой эффектъ, когда мальчики рыскали по городскимъ улицамъ, но, безъ сомнѣн³я, озлобили не одного лодочника, передразнивая его парусъ. Страсть къ академическимъ костюмамъ и постановлен³ямъ до того овладѣла малымъ, что онъ и меня пытался облечь въ мант³ю, съ красными кистями и бахрамою, но я рѣшительно этому воспротивился и сказалъ, что учитель чистописаи³я не нуждается въ такомъ отлич³и.
   Какъ же это я позабылъ о самомъ докторѣ? Но что о немъ сказать? Ну, у него была широкая мант³я, торжественный видъ, громк³й голосъ и важные пр³емы въ обращен³и съ родителями воспитанниковъ, которыхъ онъ принималъ въ кабинетѣ, окруженный со всѣхъ сторонъ прекрасно переплетенными книгами. Книги дѣйствовали сильно на умы нѣкоторыхъ его посѣтителей и въ особенности посѣтительницъ. "Вотъ докторъ - думали они, - такъ докторъ!" Но, впрочемъ, онъ никогда не читалъ своихъ книгъ, да и не раскрывалъ ни одной, кромѣ той, въ которую онъ клалъ свои воротнички, да еще другой, подъ заглав³емъ: Dugdаle's Моnast³cоn, которая походила только съ виду на толстый томъ, а въ самомъ дѣлѣ была ящикъ съ миндальными пирожками и бутылкою портвейна. Онъ читалъ классиковъ съ переводомъ, который на школьномъ языкѣ назывался "яслями".
   Ученики играли съ нимъ безсовѣстно, когда онъ спрашивалъ у нихъ граматическ³я формы. Старые шалуны нарочно приходили иногда къ нему въ кабинетъ съ просьбою объяснить имъ какое нибудь трудное мѣсто въ Геродотѣ или въ Ѳукидидѣ. Бѣдный докторъ въ такихъ случаяхъ откладывалъ на нѣкоторое время объяснен³е и прибѣгалъ къ помощи Принса или искалъ смысла въ "яслахъ".
   Комната, въ которой наказывали за ученическ³я прегрѣшен³я, находилась въ личномъ его завѣдыван³и: онъ находилъ, что сынъ его черезчуръ строгъ. Докторъ одаренъ былъ страшными бровями и толстымъ голосомъ, но плачъ его не пугалъ никого.
   Маленьк³й Мордентъ нарисовалъ его портретъ съ длинными ушами, наподоб³е извѣстнаго домашняго животнаго, и подвергъ свои собственныя уши порядочному истязан³ю за эту каррикатуру. Докторъ поймалъ его на мѣстѣ преступлен³я, вспылилъ страшно и сперва грозилъ проучить шалуна розгами; но въ самую критическую минуту отъ отца Мордента прислана была корзина дичи. Докторъ смягчился и предалъ каррикатуру сожжен³ю. Несмотря на то, въ моей конторкѣ хранится другой экземпляръ ея, нарисованный рукою того же маленькаго проказника.
  

II.

Школьный пѣтухъ.

   Я ужь дожилъ до старости и видалъ много великихъ людей во время моихъ путешеств³й и въ жизни вообще. Я видѣлъ Людовика-Филиппа, выѣзжающаго изъ Тюльери, адмирала сэра Чарльза Непира (какъ-то въ омнибусѣ), герцога Веллингтона, безсмертнаго Гёте въ Веймарѣ, покойнаго папу Григор³я ХV² и множество другихъ славныхъ въ этомъ м³рѣ людей, на которыхъ глядя, каждый чувствуетъ какое-то благоговѣн³е, смѣшанное въ боязнью. Я восхищаюсь, видя это чувство, этотъ почтительный страхъ, съ которымъ скромная душа привѣтствуетъ Великаго Человѣка.
   Видалъ я также генераловъ, видалъ университетскихъ главъ во время посѣщен³е университета ея величествомъ; видалъ доктора во всей славѣ, во главѣ его школы въ торжественные дни - зрѣлище поразительное - и много другихъ лицъ. Никогда, правда, не удавалось мнѣ видѣть покойнаго мистера Томаса Крабба, но я увѣренъ, что онъ внушилъ бы мнѣ то же самое чувство, съ которымъ я каждый день смотрѣлъ на Джорджа Чамп³она, нынѣшняго "школьнаго пѣтуха" доктора Бирча.
   Когда я воображу, какъ бы я предложилъ ему какую нибудь сумму, чтобъ онъ приколотилъ въ двѣ минуты всѣхъ и выбросилъ самого доктора за окно, я всяк³й разъ думаю, какой великодушный этотъ человѣкъ - сидитъ себѣ спокойно, въ самомъ лучшемъ расположен³и духа, рѣшаетъ задачи уравнен³я и добивается смысла въ греческихъ трагед³яхъ. Онъ могъ бы схватить столбы классной залы и обрушить весь домъ, еслибъ только захотѣлъ. Онъ могъ бы запереть дверь и уничтожить всѣхъ насъ до одного, какъ Антаръ, любовникъ Ибли; но онъ щадитъ нашу жизнь. Онъ не колотитъ никого безъ причины; но зато бѣда человѣку, его оскорбившему!
   Мнѣ кажется, что быть сильнѣе другихъ большое наслажден³е. Оттого-то на широкомъ лицѣ Джорджа Чамп³она такая ясная веселость; оттого онъ смотритъ на васъ съ такимъ великодушнымъ спокойств³емъ своими голубыми глазами.
   Онъ непобѣдимъ, - непобѣдимъ рѣшительно. Назадъ тому шесть лѣвъ онъ былъ уже въ силахъ устоять противъ Франка Дависона (нынѣ офицера въ Инд³и, брата бѣдняжки маленькаго Чарлея, за которымъ миссъ Раби ухаживала съ такою нѣжностью). Франку было тогда семнадцать лѣтъ и онъ былъ школьнымъ пѣтухомъ Бирча. Мальчика насилу оттащили въ сторону, и Франкъ, глядя на него съ удивлен³емъ, тогда же предсказалъ, что онъ совершитъ велик³е подвиги. Предан³я о битвахъ переходятъ въ школахъ отъ поколѣн³я къ поколѣн³ю, такъ что въ Родвель-Реджисской школѣ существуютъ предан³я о событ³яхъ, совершившихся въ старое время доктора, лѣтъ сорокъ назадъ.
   Сражен³я Чамп³она съ молодымъ Тэтбэри Петомъ, котораго онъ повалилъ и таскалъ по полу, съ лодочникомъ Блекомъ и съ тремя мальчиками изъ панс³она доктора Уоншота, были извѣстны каждому. Онъ всегда выходилъ побѣдителемъ. Но онъ скроменъ и добръ, какъ всѣ необыкновенные люди. Характеръ у него благосклонный, смѣлый и честный. Онъ не въ состоян³и писать такихъ стиховъ, какъ молодой Пиндеръ, или читать такъ греческ³я книги, какъ Лаврент³й Префектъ, эта настоящая бездна учености, - бездна, въ которой, по словамъ Принса, помѣстились бы знан³я учениковъ всѣхъ шести классовъ; но онъ дѣлаетъ свое дѣло основательно, толково и способенъ быть самымъ храбрымъ солдатомъ, отличнымъ сельскимъ пасторомъ и честнѣйшимъ англ³йскимъ джентльменомъ, какой только бывалъ когда либо.
   Джорджъ добродушенъ и лѣнивъ. На дворѣ школы есть скамейка, на которой онъ готовъ валяться по цѣлымъ часамъ въ свободное отъ учен³я время, и въ это время онъ такъ снисходителенъ, что самый меньш³й изъ воспитанниковъ можетъ подойти и разговаривать съ нимъ. Пр³ятно видѣть молодыхъ мышонковъ, рѣзвящихся вокругъ льва. Впрочемъ, ближайш³й его другъ и товарищъ маленьк³й Джекъ Галль, котораго онъ спасъ отъ потоплен³я на Миллеровомъ Прудѣ. Ихъ взаимная привязанность представляетъ странное явлен³е. Мальчишка прыгаетъ, играетъ, шалить возлѣ великана и постоянно обращаетъ своего покровителя въ предметъ шутокъ. Они никогда не расходятся на большое разстоян³е, и въ праздники вы ихъ увидите вмѣстѣ въ нѣсколькихъ миляхъ отъ школы. Джорджъ бродитъ тяжелою поступью по лугамъ съ своей палкою, а маленьк³й Джекъ болтаетъ съ хорошенькими черезъ окна мызъ.
   У Джорджа есть на рѣкѣ лодка, въ которой онъ обыкновенно куритъ себѣ лежа, а Джекъ работаетъ веслами и катаетъ его. Джорджъ не играетъ въ криккетъ {Игра шарами съ дубинкою}, развѣ только когда вся школа затѣваетъ игру на открытомъ полѣ. Товарищи не въ состоян³и съ нимъ состязаться, потому что его шары летаютъ какъ пушечныя ядра. Я видалъ какъ онъ играетъ въ мячъ. Пр³ятно наблюдать прыжки этого молодца по аренѣ: съ своими бѣлокурыми, развѣвающимися волосами онъ похожъ на молодого Аполлона въ фланелевой курткѣ.
   Проч³я замѣчательныя личности въ школѣ доктора Бирча были: Лаврент³й Капитанъ, Бэнсъ, прославивш³йся въ особенности всоимъ великолѣпнымъ аппетитомъ, и Питманъ, прозванный Росц³емъ - за любовь свою къ драмѣ. Къ нимъ должно причислить также Сванки, прозваннаго Макассаромъ - за пристраст³е его къ этой приправѣ. Онъ носилъ лакированные сапоги, бѣлыя перчатки по воскресеньямъ и, проходя по улицѣ, заглядывалъ въ окна панс³она миссъ Пинкертонъ (перенесеннаго изъ Чисвика въ Родивель-Реджисъ и содержимаго племянницами покойной миссъ Барбары Пинкертонъ, друга нашего великаго лексикографа, по правиламъ, которыя были имъ одобрены и исполнялись въ точности этою удивительною женщиною).
   Были люди, которые осуждали поведен³е мистера Горац³я Сванки и говорили, что будто бы онъ посылалъ черезъ мистриссъ Рэгглесъ, горничную панс³онерокъ миссъ Пинкертонъ, записки въ стихахъ, вложенныя въ трехъ-угольные слоеныя пирожки, и что однажды миссъ Дидо, которой былъ назначенъ сладк³й пирожокъ съ такой начинкою, чуть не подавилась, проглотивъ лоскутокъ бумажки, но я оставляю безъ вниман³я эти нелѣпые толки, очевидно направленные на репутац³ю завелен³я, содержимаго неукоризненными дѣвами.
   Развѣ можно осуждать миссъ Пинкертонъ за то, что, когда она, держа въ рукѣ крючокъ своего зонтика, провожаетъ на гулянье свое стало юныхъ дѣвицъ, это стадо смѣшивается съ нашимъ школьнымъ отрядомъ, при встрѣчѣ? А что касается до трехъ-угольныхъ пирожковъ, то я не вѣрю ни одному слову и считаю это выдумкою ревнивой миссъ Бирчъ, которая досадуетъ и на миссъ Раби и на всѣхъ добрыхъ и красивыхъ женщинъ, которыя имѣютъ въ виду свои цѣли.... да, я не вѣрю ничему, или ужь очень сильно ошибаюсь.
  

III.

Маленькая школа.

   Такъ называемая маленькая школа есть небольшая комната въ другомъ концѣ большой школы. Черезъ нее ходятъ въ квартиру самого доктора и въ ней занимается со своими воспитанниками миссъ Раби. У ней на попечен³и шесть или семь маленькихъ - дѣйствительно маленькихъ - шалуновъ которыхъ она учитъ, чему умѣетъ, безъ большихъ затѣй, до тѣхъ поръ, пока они выростутъ или научатся столько, что могутъ поступать въ большую школу. Нѣкоторые изъ нихъ очень торопятся своимъ повышен³емъ - глупеньк³е мальчики! - и потомъ дѣлаются такими же повѣсами, какъ и старш³е.
   Миссъ Раби ведетъ счеты, содержитъ записныя книги, имѣетъ наблюден³е за бѣльемъ и пришиваетъ ко всѣмъ рубашкамъ пуговицы. Вообразите такую женщину у себя дома, пришивающую пуговицы къ вашей рубашкѣ!
   Миссъ Раби - племянница доктора. Ея мать была красавица (впрочемъ, совсѣмъ не похожая на старую Зою) и вышла замужъ за воспитанника доктора, разумѣется въ прежн³я его времена; но мужъ ея былъ убитъ послѣ въ Восточной Инд³и, при осадѣ Буртпора. Тогда маленькая инд³янка пр³ѣхала къ доктору; онъ очень любилъ миссъ Раби и, принявъ сиротку на свое попечен³е, сдѣлалъ этимъ очень выгодный оборотъ для сваей школы.
   Удивительно, съ какимъ проворствомъ и веселостью это маленькое живое создан³е исполняетъ свое дѣло. Она встаетъ утромъ первая и ложится спать послѣдняя, если ей нужно о чемъ нибудь позаботиться. Она видитъ, что двѣ друг³я женщины идутъ въ своимъ знакомымъ въ городъ, и не подумаетъ присоединиться къ ихъ обществу. Одна только она создана всегда оставаться дома, чтобы переносить нападки Зои, покоряться превосходству прелестей Флоры и всѣми мѣрами стараться вознаградить своего дядю за доброту, съ которою онъ принялъ ее въ свое семейство.
   Вы видите, такимъ образомъ, что она работаетъ за трехъ служанокъ, получая жалованье одной. Она такъ благодарна, когда докторъ подарить ей новое платье, какъ будто онъ далъ ей состоян³е, она смѣется, слушая его разсказы, всѣхъ добродушнѣе, всѣхъ терпѣливѣе выслушиваетъ брань Зои, отдаетъ справедливость красотѣ Флоры всѣхъ восторженнѣе, и теряетъ свое прекрасное расположен³е духа тогда только, когда появляется въ комнатѣ жолто-блѣдное лицо Джека Бирча: она его терпѣть не можетъ, и всегда у нея находится дѣло, когда онъ къ ней подойдетъ.
   Какъ она перемѣняется, когда къ ней подойдетъ кто нибудь другой! Я не высокомѣренъ... нѣтъ!... но я думаю, что кое-гдѣ производилъ не непр³ятное впечатлѣн³е. Впрочемъ, объ этомъ умолчимъ. Мнѣ пр³ятно видѣть ее, потому что она всегда въ веселомъ расположен³и духа, потому что она всегда ласкова, и всегда скромна, всегда привержена въ этимъ мальчишкамъ, потому что нѣкоторые изъ нихъ сиротки.... Она хороша собою, или, по крайней мѣрѣ, кажется мнѣ такою, а это будетъ все тоже.
   Она добра ко всѣмъ, однакожь надо сказать, что всего больше обнаруживаетъ доброты къ дѣтямъ. Она приноситъ имъ сладкихъ пирожковъ отъ стола и лакомитъ ихъ вареньемъ Зои; она сберегаетъ для нихъ по нѣскольку шиллинговъ изъ своего небольшого жалованья и любитъ разсказывать имъ по цѣлому часу разныя истор³и. Она знаетъ одну очень грустную повѣстъ о маленькомъ мальчикѣ, который давно ужь умеръ; любимцы ея никогда не соскучатся слушать о немъ, и миссъ Раби показывала одному изъ нихъ локонъ его волосковъ, который до сихъ поръ хранится въ ея рабочемъ ящикѣ.
  

IV.

Прекрасныя братья.

Мелодрама въ нѣсколькихъ сценахъ.

Докторъ, Мистеръ Типперъ, дядя мастровъ Боксалей, Боксаль старш³й, Боксаль младш³й, Браунъ, Джонксъ, Смитъ, Робинсонъ, Тиффинъ Minimus.

  
   Броунъ. Тузи старшаго Боксаля.
   Джонксъ. За уши меньшого Боксаля!
   Робинсонъ. Тузи хорошенько старшаго Боксаля!
   Смитъ. Теперь мы докажемъ дружбу меньшому Боксалю.

(Вбѣгаетъ Тиффинъ Minimus.)

   Тиффинъ Minimus. Господа Боксали! васъ спрашиваютъ
   Докторъ (мистеру Типперу). Всѣ мои воспитанники любятъ ихъ, сэръ; ваши племянники составляютъ честь моего заведен³я. Они прилежныя, скромныя, благородныя дѣти. Войдемте - они здѣсь, въ классной комнатѣ.

(Входятъ Докторъ и мистеръ Типперъ.)

Большая картина.

  

V.

Бѣдный малый.

   Да позволено будетъ намъ, людямъ столь необыкновенно умнымъ и ученымъ, низойти до любви и жалости къ бѣднымъ существамъ, неодареннымъ нашими изумительными способностями. Я всегда былъ снисходателенъ къ слабымъ ученикамъ; во время моего ученическаго пер³ода были въ числѣ самыхъ любимыхъ товарищей моихъ глубок³е неучи, но потомъ, выйдя въ жизнь, они вовсе не были людьми самыми тупоумными; напротивъ, много молодыхъ людей, умѣвшихъ написать латинск³й гекзаметръ длиною въ полъ-аршина и безъ ошибки проспрягать греческ³й глаголъ, не возвысились впослѣдств³и ни на вершокъ надъ пустыми фанфаронами, и не прибавилось у нихъ ни одной капли мозгу противъ того, какъ было до бороды.
   Какъ тяжело быть послѣднимъ ученикомъ, большимъ, неуклюжимъ, четырнадцати-лѣтнимъ малымъ, и видѣть себя позади шести-лѣтняго крошки, у котораго еще и выговоръ не образовался.
   Въ такомъ положен³и былъ у Бирча мистеръ Гэльксръ. Онъ - самое честное, доброе, дѣятельное, смѣлое создан³е. Онъ многое сдѣлаетъ вамъ лучше всякаго другого мальчика. Онъ взлѣзетъ вамъ на дерево, онъ мастеръ перепрыгивать черезъ рвы, играть въ криккетъ, ныраеть и плаваетъ онъ въ совершенствѣ; за столомъ онъ уберетъ вдвое больше противъ иной дамы (какъ это очень хорошо знаетъ миссъ Бирчъ); онъ обладаетъ прекрасною способностью вырѣзывать ножикомъ изъ дерева фигурки; онъ дѣлаетъ и раскрашиваетъ маленьк³е колясочки; онъ вамъ разберетъ часы по частямъ и сложитъ ихъ опять. Онъ ко всему способенъ и не умѣетъ только учить уроковъ; тутъ только онъ сидитъ самымъ несчастнымъ существомъ въ концѣ класса. Когда крошечныя малютки поступятъ въ школу изъ класса миссъ Раби (правда, она лучшая въ м³рѣ наставница), они тотчасъ обгоняютъ бѣднаго Гэлькера. Его бы отдали также подъ ея команду, но онъ очень великъ. Иногда мнѣ казалось, что эта отчаянная тупость есть только хитрость бѣднаго плутишки, и что онъ добивается именно того, чтобъ его перевели въ классъ миссъ Раби: еслибъ она согласилась учить меня, я самъ готовъ бы былъ надѣть дѣтск³й передникъ и маленькую курточку, но нѣтъ! эта природная неспособность къ латинской граматикѣ.
   Еслибъ только вы видѣли, что у него за граматика! Листы и обертка всѣ выщипаны и обтрепаны. Многихъ страницъ недостаетъ совсѣмъ: Гэлькеръ вырвалъ ихъ локтями, сидя и работая изо всѣхъ силъ надъ непонятною для него книгою; онъ истрепалъ ее и размочилъ горькими слезами. Но посмотрите, какъ онъ стираетъ съ листковъ ладонью эти слезы, какъ онъ принимается за урокъ снова и снова - и все-таки не въ силахъ одолѣть его..........
   Между нами будь сказано, докторъ порядочно трудился надъ Гэлькеромъ, но мальчикъ былъ такъ безчувственъ, какъ будто принялъ хлороформа. Наконецъ Бирчъ усталъ его наказывать и предоставилъ его итти своей дорогою. Когда Принсъ спрашиваетъ уроки, онъ не можетъ воздержаться отъ смѣха и обращается къ мастеру Гэлькеру саркастическимъ тономъ: "Мастеръ Гэлькеръ, простите мою смѣлость, если я освѣдомлюсь, помогли ли вамъ ваши блистательныя способности постигнуть различ³е между тѣми словами, которыя грамматики называютъ существительными, и тѣми, которыя они называютъ прилагательными именами? Если нѣтъ, то, можетъ быть, мастеръ Фердинандъ Тиммипсъ объяснитъ вамъ это различ³е". И Теммипсъ пищитъ надъ ухомъ Гэлькера.
   Я бы совѣтовалъ Принсу оставить свои подсмѣиванья надъ бѣднымъ малымъ. Онъ единственный сынъ у вдовы-матери, которая любитъ его всею силою души своей.
  

VI.

Два слова о миссъ Бирчъ.

  
   "Джентльмены, и особенно младш³е и самые слабые здоровьемъ воспитанники, будутъ пользоваться постояннымъ присмотромъ и нѣжною заботливостью миссъ Зои Бирчъ, сестры содержателя, которая поставитъ себѣ пр³ятнѣйшимъ долгомъ замѣнять для нихъ (сколько это возможно) отсутств³е материнской дружбы." Уставъ Родвель-Роджисской школы.
   Статья прекрасная въ циркулярѣ доктора, и миссъ Зоя Бирчъ (прелестная двадцати-пяти-лѣтняя березовая {Birch - береза.} распуколка, съ носомъ краснымъ и лицомъ кислымъ какъ дикое яблоко) представлена чуднымъ создан³емъ. Но я желалъ бы знать, кто согласился бы назвать миссъ Зою своей матерью?
   Въ домѣ было только два существа, которыхъ она не пугала: миссъ Флора и я.... нѣтъ! я тоже боялся Зои, несмотря на то, что мнѣ извѣстны были о ней разныя истор³и; ню все остальное трепетало передъ нею, отъ доктора до бѣднаго Франциска, слуги, которому часто доставалось отъ нея.
   Докторъ былъ величественный и по наружности строг³й человѣкъ, но въ душѣ онъ былъ слабъ и добродушенъ; онъ любилъ болтовню и бутылку съ портвейномъ. Я, впрочемъ, сошелся съ нимъ гораздо лучше, нежели мистеръ Принсъ, который немного унижалъ его и считалъ его литературныя произведен³я безстыднѣйшимъ шарлатанствомъ. Часто въ солнечные послѣобѣденные часы докторъ, бывало, говоритъ мнѣ: "Мистеръ Т., не выпить ли намъ, сэръ, еще по стакану этого винца за жолтою печатью? вы, кажется, такъ его любите" (а самъ онъ любилъ его еще больше), и мы дѣйствительно выпивали еще по стакану, если только не появлялась между нами эта старая Зоя и не совала мнѣ подъ носъ своего жалкаго, жиденькаго кофе. Она вѣчно ворчитъ, бранится, толкается, кричитъ на горничныхъ, нападаетъ на миссъ Раби, мучитъ маленькихъ воспитанниковъ и бранится съ большими. Она знаетъ, сколько съѣстъ въ одинъ разъ каждый мальчикъ, она подчуетъ жирнымъ кушаньемъ тѣхъ, которымъ оно вредно, и предлагаетъ недожаренную говядину тому, кто ея не любитъ. Лучшее для нея время то, когда она утромъ является въ спальню маленькихъ воспитанниковъ, съ чашкою англ³йской соли и ломтикомъ хлѣба. Фи! отъ одного воспоминан³я меня пронимаетъ дрожь. Я видѣлъ только разъ, какъ она давала это лекарство маленькому Бильсу, и ея непр³ятное присутств³е сдѣлалось для меня еще противнѣе.
   Если же мальчикъ заболѣетъ серьезно, то, вы думаете, она просидитъ у его постели хоть одну ночь? Какъ бы не такъ! Когда былъ боленъ маленьк³й Чарлей Дависонъ (тотъ самый, котораго мягк³й локонъ хранитъ у себя миссъ Раби) - полковникъ, отецъ его, былъ на ту пору въ Инд³и - не другой кто, какъ Анна Раби ходила за нимъ; она сидѣла надъ нимъ, когда онъ лежалъ въ бреду; она никогда не оставляла его, пока онъ былъ живъ, и сама закрыла ого глазки, которые никогда уже не будутъ блестѣть, никогда не подернутся слезою. Да, Анна была его сидѣлкою, Анна оплакала его, а миссъ Бирчъ написала письмо о его смерти и получила золотую цѣпочку съ медальономъ, которую полковникъ прислалъ ей знакъ своей благодарности. И отчего умеръ Франкъ Дависонъ? отъ вѣчнаго преслѣдован³я миссъ Зои. Я увѣренъ, что еслибъ онъ уѣхалъ въ Инд³ю, чтобы вступитъ въ тотъ полкъ, которымъ командовалъ его храбрый отецъ, то ужь не присылалось бы оттуда больше каждый годъ шалей и подарковъ доктору и миссъ Бирчь и, что если она мечтала, что полковникъ когда нибудь воротится въ Англ³ю и женится на ней (за ея нѣжность къ его осиротѣвшему ребенку, какъ онъ выражался всегда въ своихъ письмахъ), то послѣ этого она должна была бы разстаться съ такой мечтою. Но всѣ эти событ³я произошли очень недавно -- только семь лѣтъ назадъ - и я слышалъ о нихъ только кой-что отъ миссъ Раби, которая была тогда еще дѣвочкою и только что пр³ѣхала въ Росвель-Реджисъ. Она никогда не можетъ говоритъ безъ душевнаго волнен³я объ этомъ рѣдкомъ мальчикѣ. Его смерть сдѣлала глубокое впечатлѣн³е на ея нѣжное сердце.
   Да, миссъ Бирчъ выжила изъ заведен³я въ течен³е одиннадцати лѣтъ девятнадцать учителей и въ томъ числѣ половину учителей французскаго языка - я думаю съ горя отъ разлуки со своимъ любимцемъ, мистеромъ Гринчемъ, съ его золотыми часами и проч.: но это только догадка, заимствованная мною изъ насмѣшекъ миссъ Флоры; во время одной ссоры за чаемъ.
   Впрочемъ, у меня есть въ запасѣ еще одна узда на миссъ Бирчъ. Когда она дойдетъ до особенной дерзости въ обращен³и къ миссъ Раби, мнѣ только стоитъ ввернуть въ разговоръ малиновое варенье, и крикунья тотчасъ сдерживаетъ свой языкъ. Она меня понимаетъ; мнѣ нѣтъ надобности говорить больше.
   Приписка, 12 декабря. Теперь я могу говорить обо всемъ свободно. Я бросилъ свое мѣсто и не забочусь о немъ. Итакъ, выскажу все прямо, не опасаясь никакихъ послѣдств³й. Я видѣлъ эту женщину, эту мать воспитанниковъ, какъ она ѣла варенье ложкою, пропавшею изъ шкатулки мастера Уйджинса въ гардеробной, и готовъ подтвердить это самой Бирчъ въ глаза.
  

VII.

Бриггсъ въ счастьи.

  

(Входитъ слуга.)

  
   Слуга. Корзина мистеру Бриггсу!
   Мастеръ Броунъ. Ура, Томъ Бригсъ! я дамъ тебѣ свой ножикъ.
   Если въ этой истор³и не заключается поучен³я, то я не знаю, въ какой баснѣ оно есть. До присылки корзины мастеръ Бриггсъ пользовался не лучшей репутац³ею, какъ и всяк³й другой молодой джентльменъ въ низшемъ классѣ; самъ я недавно имѣлъ случай замѣтить мастеру Броуну, чтобъ онъ не давалъ ему пинковъ во время чистописан³я; но какъ эта корзина, присланная дворецкимъ его матери съ надписью: "Стекло, осторожно" (изъ чего я заключаю, что она заключала въ себѣ варенье и, вѣроятно, нѣсколько бутылокъ вина, вмѣстѣ съ сладкими пирожками, с пастетомъ, начиненнымъ дичью, с полъ-совереномъ {Соверенъ - золотая монета в 6 руб. 30 коп. сер. Прим. переводчика.} и пятью новыми шиллингами для мастера Бриггса), - какъ говорю, прибыт³е этой корзины перемѣнить вдругъ всѣ обстоятельства въ жизни Бриггса и цѣну, которую онъ до тѣхъ поръ имѣлъ въ глазахъ многихъ особъ!
   Онъ мальчикъ съ добрымъ сердцемъ - это я знаю давно. Прежде чѣмъ онъ осмотритъ содержан³е корзины или врѣжется въ нее ножомъ, который предлагаетъ ему такъ обязательно мастеръ Броунъ, онъ прочитаетъ все до конца письмо изъ дому, которое лежитъ на крышкѣ корзины. Посмотрите, какъ друг³е мальчики заглядываютъ въ корзину, пока онъ читаетъ это письмо. Не прелестная ли это картина? Письмо написано очень крупнымъ почеркомъ: это отъ его маленькой сестры. Я готовъ биться объ закладъ, что это она вывязала ему маленьк³й кошелекъ, которымъ такъ любуется мастеръ Линксъ.
   - Вы странный человѣкъ: отъ васъ не укроется никакая проказа, говоритъ миссъ Раби, смѣясь и работая своею блестящею иголкою и нѣжными пальцами съ необыкновенною скоростью.
   - Я очень радъ, продолжалъ я: - что мы теперь здѣсь оба и мальчикъ защищенъ нашимъ присутств³емъ отъ грубыхъ школьныхъ пиратовъ, каковъ, напримѣръ, молодой Дьюваль. Онъ бы какъ разъ обобралъ у него всѣ вещицы, которыя прекрасны сами по себѣ и еще милѣе потому, что тотчасъ присланы изъ дому. Посмотрите, въ корзинѣ дѣйствительно пастетъ, какъ я и думалъ, и я увѣренъ, что онъ вкуснѣе того, который подается у насъ за обѣдомъ (но вы, миссъ Раби, никогда не обращаете вниман³я на подобныя вещи); пастетъ, бутылка вина, банки съ вареньемъ и безнечное число грушъ, уложенныхъ въ солому. Этими деньгами маленьк³й Бриггсъ уплатитъ теперь долгъ по счету мистриссъ Рэггльсъ, которой онъ имѣлъ глупость задолжать, и я заставлю его заплатить за ящикъ красокъ, который онъ купилъ у Буллока. Это будетъ урокомъ на будущее маленькому моту. Но какъ измѣнится его жизнь въ течен³е нѣкотораго времени, по крайней мѣрѣ до тѣхъ поръ, пока не истощаться присланные ему подарки! Мальчишки, которые теперь его толкаютъ, станутъ ласкать его, помогая ему убрать пастетъ и друг³я лакомства. Сколько у нихъ будетъ праздниковъ въ спальнѣ! Это вино покажется имъ пр³ятнѣе, чемъ самое лучшее, какое только есть въ погребѣ у доктора. Къ нимъ соберутся всѣ старые товарищи. Мастеръ Вагъ разскажетъ самыя страшныя свои истор³и и споетъ лучш³я пѣсни за одинъ кусочекъ этого пастета. Какъ весело пролетитъ для нихъ ночь въ такомъ пиру! Когда я и мистеръ Принсъ пойдемъ ночью въ обходъ, мы будемъ нарочно шумѣть, подходя къ ихъ спальнѣ, чтобы мальчики успѣли погасить свѣчу, убрать разныя вещи подальше и завернуться въ одѣяла. На другой день, сколько бы докторъ ни развѣдывалъ....
   И я кладу двѣнадцатое перо, очиненное очень старательно.
   - Да, продолжаю я: - вслѣдъ за наслажден³емъ придетъ докторъ; послѣ роскошнаго пиршества настанетъ пустота въ карманахъ. Судя по его характеру, Бриггсъ не сдѣлается лучше черезъ нѣсколько дней противъ нынѣшняго и, если я не ошибаюсь, кончить жизнь жалкимъ образомъ. А Броунъ будетъ давать ему опять пинки, не пройдетъ и недѣли,- ужь это навѣрное. Таковы всѣ мальчики въ этой школѣ. Ахъ! да и на свѣтѣ-то сколько себялюбцевъ! Сколько скупцовъ, которыя копятъ запасы, не смѣя къ нимъ прикоснуться, пока они превратится въ гниль,- расточителей, которые бросаютъ деньги, какъ соръ,- блюдолизовъ, которыя льстятъ имъ и цалуютъ ноги,- и сердитыхъ собакъ, которыя бѣсятся, глядя на благосостоян³е ближняго.
   Я дочинилъ послѣднее перо и смелъ имъ со стола обрѣзки. Миссъ Раби смотрѣла на меня съ добродушнымъ удивлен³емъ. Я бросилъ обрѣзки въ корзинку, положилъ ножикъ въ карманъ, поклонился ей и удалился, потому что въ это самое время колокольчикъ позвалъ меня къ моей должности.
  

VIII.

Малый, который въ свѣтѣ не пропадетъ.

  
   Если изъ мастера Бриггса, по всей вѣроятности, долженъ выйти жалк³й человѣкъ, то весьма вѣроятно, что мастеру Буллоку назначена совершенно другая участь. Отецъ его партнеръ важной торговой фирмы Буллока и Гэлькера, въ Ломбардъ-Стритъ, мальчикъ ужь въ высшемъ классѣ и, слѣдовательно, внѣ моего вл³ян³я.
   Онъ пишетъ самымъ лучшимъ почеркомъ, какой когда либо видали человѣческ³е глаза, а ариѳметическими задачами удивляетъ самого доктора. Онъ лучш³й ученикъ по алгебрѣ у мистера Принса и порядочный человѣкъ, потому что онъ дѣлаетъ все хорошо, на что хватаетъ его способностей.
   Онъ не участвуетъ въ играхъ своихъ товарищей и владѣетъ дубинкою въ криккетъ не лучше миссъ Раби. Онъ употребляетъ часы, назначенные для игры въ мячъ и проч., на усовершенствован³е своихъ умственныхъ способностей и на чтен³е газетъ; онъ глубок³й политикъ, и, замѣтьте это, съ либеральной стороны. Старш³е ученики презираютъ его, и когда проходитъ мимо него Чамп³онъ старш³й, онъ отворачивается и потупляетъ глаза. Мнѣ не нравится выражен³е узкихъ, зеленыхъ глазъ Буллока, когда они провожаютъ Чамп³она, который, по видимому, нисколько не заботится о томъ, до какой степени ненавидятъ его друг³е.
   Несмотря на то, что мастеръ Буллокъ самый умный и совершенный ученикъ въ школѣ, онъ сходится только съ самыми маленькими учениками, если ему бываетъ нужно общество. Къ нимъ онъ благосклоненъ, вѣжливъ и привѣтливъ. Онъ никогда не позволитъ себѣ обидѣть или ударить кого нибудь изъ нихъ. Онъ сочиняетъ стихи и исправляетъ упражнен³я не одному мальчику и многимъ даетъ въ займы небольш³я деньги.
   Правда, онъ требуетъ одинъ пенни процентовъ въ недѣлю за каждые шесть пенсовъ; но много въ школѣ такихъ молодцовъ, которыхъ сладк³й пирожокъ поставляетъ въ необходимость занимать деньги и выплачиваетъ ихъ потомъ съ лихвою. Когда мастеръ Гринъ проситъ у него денегъ, онъ отводитъ его въ сторону и говоритъ самымъ ласковымъ тономъ. "Вѣдь я знаю, ты пойдешь и разболтаешь объ этомъ каждому. Мнѣ нѣтъ никакой надобности занимать тебѣ деньги; гораздо лучше мнѣ купить на нихъ что нибудь. Я дѣлаю это только, чтобъ удружить тебѣ, а ты, я увѣренъ, пойдешь и сдѣлаешь изъ сдѣлаешь изъ меня посмѣшище". На это мастеръ Гринъ, которому очень нужны деньги, даетъ торжественную клятву, что сдѣлка ихъ останется въ тайнѣ, и разсказываетъ о ней товарищамъ только тогда, когда уплата процентовъ становится ему не въ мочь.
   Такъ-то мастеръ Буллокъ обдѣлываетъ свои дѣлишки, и это знаютъ всѣ. Коммерческ³й ген³й его обнаруживается уже въ раннемъ возрастѣ и не одною этой спекуляц³ей. Онъ дѣлаетъ сладк³е напитки, примѣшивая въ вино дешеваго сахару, и продаетъ ихъ съ барышами меньшимъ товарищамъ; онъ пр³обрѣтаетъ собран³е повѣстей и даетъ читать ихъ по подпискѣ; онъ пишетъ мальчикамъ упражнен³я за одинъ пенни и дѣлаетъ много другихъ оборотовъ изобрѣтая ихъ въ собственномъ умѣ своемъ. Черезъ каждые полъ-года онъ возвращается домой гораздо богаче, нежели пр³ѣхалъ въ школу, и кошелекъ его всегда полонъ денегъ.
   Сколько у него денегъ, этого никто не знаетъ, но, по слухамъ, онъ обладаетъ баснословнымъ богатствомъ. Когда товарищи начинаютъ шутить насчетъ его богатства, онъ блѣднѣетъ и клянется, что у него нѣтъ ни шиллинга, а между тѣмъ онъ съ тринадцати лѣтъ былъ уже банкиромъ.
   Въ настоящее время онъ ведетъ переторжку съ мистеромъ Гриномъ о ножикѣ; онъ показываетъ своему покупщику шесть прекрасныхъ лезв³й и соглашается, чтобъ тотъ уплатилъ ему деньги послѣ святокъ.
   Чамп³онъ старш³й поклялся проучить его, если только онъ еще разъ надуетъ мальчишку, и уже наступаетъ на него. Удалимся отъ нихъ. Ужасно слышать, какъ этотъ большой и миролюбивый и ученый трусъ терпитъ отъ добряка Чамп³она и проситъ о пощадѣ.
  

IX.

Пиратъ Дьюваль.

(Джонесъ Minimus проходитъ съ пирожками).

  
   Дьюваль. Гей! мальчишка съ пирожками! поди-ка сюда, сэръ.
   Джонесъ Minimus. Помилуйте, Дьювалъ, вѣдь это не мои пирожки.
   Дьюваль. Ахъ ты, краснобай !

(Овладѣваетъ добычею.)

   Право, по мнѣ, ужь лучше грабить такъ, какъ Дювалъ, нежели такъ, какъ Буллокъ! Дьюваль по крайней мѣрѣ дѣлаетъ это напрямикъ. Онъ пиратъ бирчевой школы и сидитъ въ засадѣ на маленькихъ товарищей, у которыхъ случатся деньги или лакомства. Онъ издали чуетъ поживу и бросается на нее какъ ястребъ. Горе мальчугану, на котораго налетитъ Дьюваль!
   Былъ въ школѣ одинъ ученикъ, котораго деньги обыкновенно хранились у меня, такъ какъ онъ былъ мальчикъ безалаберный и слабодушный. Я выдавалъ ему еженедѣльно по нѣскольку шиллинговъ, необходимыхъ на покупку сладкихъ пирожковъ. Однажды этотъ мальчикъ приходитъ ко мнѣ за полу-совереномъ для одной особенной, какъ онъ сказалъ, надобности. Впослѣдств³и я узналъ, что онъ занялъ эти деньги Дьювалю, и когда я приказалъ этому дракону возвратить бѣдному мальчику деньги, онъ разразился громкимъ смѣхомъ и предложилъ дать росписку на три мѣсяца. Отецъ Дьюваля давно уже не платитъ доктору, а у сына никогда не случается другихъ денегъ, кромѣ добытыхъ этимъ способомъ, и хотя онъ постоянно хвастаетъ великолѣп³емъ Фринистоуна, борзыми собаками, которыхъ держитъ его отецъ, и бордо, которое онъ пьетъ, но изъ замка Фрини, по случаю неурожаевъ, плата за содержан³е Дьюваля давно уже не присылается доктору, и тотъ еще такъ добръ, что до сихъ поръ держитъ мальчика въ заведен³и.
  

X.

Спальни.

Мастеръ Гьюлетъ и мастер Найтингаль.

  
   Гьюлетъ (бросивъ башмакъ на постель мастера Найтингаля и попавъ имъ въ этого молодого джентльмена). Гей ты! встань и полай мнѣ башмакъ.
   Найтингаль. Хорошо, Гьюлетъ. (Встаетъ.)
   Гьюлетъ. Не урони, осторожнѣе, сэръ.
   Найтингаль. Хорошо, Гьюлетъ.
   Гьюлетъ. Потише въ спальнѣ! Только открой кто ротъ, поколочу. Ну, сэръ, ты умѣешь пѣть пѣсни?
   Найтингаль. Умѣю, Гьюлетъ.
   Гьюлетъ. Пой же, пока я усну, и если я проснусь, когда ты остановишься, то будешь меня помнить.

(Мастеръ Гьюлетъ кладетъ подлѣ себя на постели башмаки, чтобы имѣть ихъ подъ рукой въ случаѣ надобности.)

   Найтингаль (боязливо). Позвольте, Гьюлетъ....
   Гьюлетъ. Что, сэръ?
   Найтингаль. Позвольте мнѣ одѣться.
   Гьюлктъ. Нѣтъ, сэръ. Начинай, или я....
   Найтингаль:
             Играемъ и рѣзвимся
             И весело живемъ,
             Но каждаго боимся,
             Затѣмъ, что здѣсь не домъ.
             О домъ, о кровъ родимый!
             Какъ ни обширенъ свѣтъ,
             Но безопаснѣй ,тише,
             Другого мѣста нѣтъ...
                   О домъ! о домъ!
  

XI.

Грабежъ и защита.

   Мой молодой другъ Патрикъ Чамп³онъ, меньшой братъ Джорджа, поступилъ въ школу послѣдн³й; онъ имѣетъ много наслѣдственныхъ достоинствъ и очень добрый мальчикъ; онъ не любитъ мучить маленькихъ товарищей, но готовъ сражаться при всякомъ случаѣ не хуже Амадиса. Одушевляясь примѣромъ своего великаго брата, онъ уже прославился кулачнымъ бойцомъ въ школѣ. Онъ выбираетъ мальчика, который его сильнѣе и больше ростомъ, и лишь только завяжется при игрѣ въ мячъ споръ, онъ тотчасъ снимаетъ съ себя куртку и готовъ ратоборствовать. Этимъ способомъ онъ возвысился надъ многими товарищами, потому что если, напримѣръ, онъ въ состоян³и поколотить Добсона, который колотитъ Гобсона, то тѣмъ болѣе онъ въ состоян³и одолѣть самого Гобсона. Итакъ, положен³е его въ школѣ утвердилось на прочныхъ основан³яхъ. По мнѣн³ю мистера Принса, намъ не слѣдуетъ вмѣшиваться въ эти небольш³я стычки; развѣ уже случилось бы что нибудь отчаянное или кому нибудь грозила бы серьезная опасность.
   Напримѣръ, однажды, я брѣюсь въ своей комнатѣ у окна и слышу шумъ. Я не тороплюсь усмирять его. Фогль завладѣлъ волчкомъ, приналежащимъ Снизинсу, о чемъ я не жалѣлъ, потому что шалунъ то-и-дѣло пускалъ его мнѣ подъ ноги. Снизинсъ принялся плакатъ, и меньшой Чамп³онъ явился на сцену, пылая жаждою боя. Онъ вызываетъ Фогла на ратоборство, засучиваетъ рукава и очищаетъ вокругъ себя арену.
   - Что вамъ до этого за дѣло, Чамп³онъ? говоритъ Фогль и бросаетъ волчокъ къ ногамъ мастера Снизинса.
   Я зналъ, что здѣсь не могло бытъ сражен³я, и, вѣроятно, Чамп³онъ очень жалѣлъ объ этомъ.
  

XII.

Садъ, доступный только для нѣкоторыхъ.

   Аристократы составляли большую рѣдкость въ заведен³и Бирча, но преемникъ Принса жилъ у доктора нѣсколько лѣтъ. Онъ былъ старш³й сынъ лорда Джорджа Гонта, благороднаго Плантагенета Гонтъ-Гонта, и племянникъ маркиза Стейна.
   Въ школѣ доктора очень гордились имъ, и когда хотѣли пустить кому нибудь пыль въ глаза, обѣ миссъ и папа непремѣнно вворачивали въ разговоръ лорда Стейна. Они намекали на послѣдн³й съѣздъ гостей въ Гонтъ-Гоузѣ и мимоходомъ упоминали, что у нихъ есть молодой другъ, который, по всей вѣроятности, будетъ со временемъ маркизомъ Стейномъ и графомъ Гонтомъ и проч.
   Плантагенетъ не очень много заботился объ ожидающихъ его въ будущемъ почестяхъ; если только у него за столомъ былъ сахаръ и сливочное масло, а послѣ обѣда хорошая парт³я въ кости, такъ онъ считалъ себя уже достаточно счастливымъ. Онъ уходилъ изъ школы когда ему хотѣлось и смотрѣлъ на "мастеровъ" и на другихъ мальчиковъ съ разсѣяннымъ смѣхомъ. Его сперва брали съ собой на прогулку, но онъ такъ шалилъ, что наконецъ принуждены были оставлять его дома. Онъ любилъ вмѣшиваться въ игры самыхъ маленькихъ воспитанниковъ. Сперва его боялись, но потомъ освоились и подружились съ нимъ. Разъ я видѣлъ, какъ онъ покупалъ у мистриссъ Рэгглесъ сладк³е пирожки для одного осьми-лѣтняго мальчика, и прегромко кр

Другие авторы
  • Ламсдорф Владимир Николаевич
  • Уманов-Каплуновский Владимир Васильевич
  • Вейсе Христиан Феликс
  • Дружинин Александр Васильевич
  • Чернышев Иван Егорович
  • Щебальский Петр Карлович
  • Вязигин Андрей Сергеевич
  • Шелгунов Николай Васильевич
  • Архангельский Александр Григорьевич
  • Вяземский Павел Петрович
  • Другие произведения
  • Бернс Роберт - Песнь бедняка
  • Глинка Федор Николаевич - Стихотворения
  • Каронин-Петропавловский Николай Елпидифорович - 6. Союз
  • Беляев Александр Петрович - Воспоминания декабриста о пережитом и перечувствованном. Часть 1
  • Краснов Петр Николаевич - Служба в мирное и военное время
  • Богданович Ангел Иванович - Спирька г. Елпатьевскаго.- Народническая схема капитализма
  • Черный Саша - Антигной
  • Гончаров Иван Александрович - Письма 1857 года
  • Лукашевич Клавдия Владимировна - Сиротская доля
  • Снегирев Иван Михайлович - Воспоминания
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 256 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа