Главная » Книги

Де-Фер Геррит - Плавания Баренца, Страница 4

Де-Фер Геррит - Плавания Баренца


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

fy">   13 июня мы покинули остров и пошли на север, несколько отклоняясь на восток; дул попутный ветер с W и SW, так что, когда солнце было на севере, мы отошли от острова предположительно на 16 миль в направлении на север.
   14 июня, около того времени, когда солнце находилось на севере, был брошен лог на глубину 113 саженей, но он не достал дна. Дальше мы шли на N и NtO до 15-го, пока солнце не оказалось на юго-востоке, при моросящем тумане. К вечеру, когда немного разъяснило, мы увидели, что в море плывет что-то большое; вначале мы сочли это за корабль, но, подойдя ближе, заметили, что это мертвый кит, который страшно вонял; на нем сидело много чаек. Мы сделали за это время еще двадцать миль.
   16 июня, подвигаясь таким образом на NtO, при туманной погоде, мы заслышали лед раньше, чем его увидели. Когда же погода прояснилась, мы его заметили и свернули от льда, успев сделать предположительно тридцать миль.
   17 и 18 июня мы опять видели огромное количество льда и шли вдоль края его до тех пор, пока не достигли выступа, которого не могли обогнуть, так как дул противный нам юго-восточный ветер, a ледяной выступ находился прямо к югу от нас. Некоторое время мы лавировали, стремясь его обогнуть, но наши усилия были тщетны.
   19 июня мы снова заметили землю. Тогда, измерив высоту солнца над горизонтом, мы определили ее в 56°45',208 а склонение было равно 23°20'; прибавляя его к найденной высоте солнца, получаем высоту полюса в 80°11'.209
   Эта земля210 была очень обширна; мы плыли вдоль нее на запад до 79 1/2°, где нашли удобную стоянку для кораблей; однако подойти ближе к земле было невозможно, так как северовосточный ветер дул прямо от земли, залив же, вытянутый с севера ни юг, выходил в море.211
   21 июня мы стали на якорь212 перед землей; затем мы вместе с людьми Яна Корнелиссона отправились к западному берегу земли за балластом. Когда мы с балластом возвращались к кораблям, то опять увидели белого медведя, подплывавшего к нашему кораблю. Оставив работу, мы сели в шлюпку, равно как и люди Яна Корнелиссона, и, разогнав шлюпку на веслах, стали преследовать медведя. Отрезав ему путь, мы гнали его от земли. Когда он поплыл в направлении к открытому морю, мы продолжали преследовать его, а так как наша шлюпка подвигалась очень медленно, то мы для большего удобства спустили также лодку.212 Медведь уплыл в море почти на милю; тем не менее мы с большей частью моряков и тремя лодками преследовали его и приложили много труда, рубя и колотя его, так что в значительной части поломали себе орудие. Раз он успел вонзить когти в нашу лодку, так что остались даже следы; это было в носовой части, а если бы ему удалось положить лапу на борт лодки, то зверь наверное опрокинул бы ее, до такой степени крепки у него когти. После того как мы долго томили его между тремя лодками, мы наконец одолели его и закололи. Притащив его на корабль, мы сняли с него шкуру, которая имела в длину 13 футов.
   Затем мы гребли в своей лодке приблизительно милю в направлении к земле и нашли удобную гавань с твердым грунтом,213 тогда как с восточной стороны дно было песчаное. Брошенный лот показал глубину в 16 саженей, затем 10 и 12. Продолжая грести дальше, мы нашли на восточной стороне два острова, выдававшиеся в море в направлении к востоку. В западной части находился также большой залив, который почти соперничал с островом.215 Затем мы подошли на веслах к острову, который лежал в середине, и нашли на нем много. гусиных яиц216 и самих гусей, сидящих на яйцах. Обращенные в бегство, они кричали rot, rot, rot, откуда и имя их. Бросив камень, мы убили одну птицу, сварили ее и съели; там же взяли приблизительно 60 яиц, которые и отнесли на корабль.217
   Эти гуси были настоящие горные казарки. Они ежегодно в большом количестве появляются в Голландии, около Вирингена,218 где их ловят; но до сих пор было неизвестно, где они кладут яйца и воспитывают птенцов. С силу этого некоторые авторы не побоялись написать, что они родятся в Шотландии на деревьях; если с ветвей их, свесившихся над водой, плоды219 упадут в воду, то рождаются гусенята, которые тотчас начинают плавать, а если плоды упадут на землю, то они портятся и не доходят до созревания. Теперь очевидно, что это ложь. Да и не удивительно, что до сих пор было неизвестно, где эти птицы кладут яйца, так как никто, насколько мы знаем, никогда не добирался до 80° широты, и страна эта никогда не была известна, а еще менее упомянутые гуси, сидящие на яйцах.
   Достойно замечания также и то, что хотя эта страна, которую мы считаем Гренландией, расположена под 80° широты и еще севернее, она изобилует зеленью и травой и вскармливает травоядных животных, каковы олени и другие там живущие. Между тем на Новой Земле, которая лежит на 76°, нельзя найти ни зелени, ни травы, равно как и травоядных животных,220 и есть там только плотоядные, каковы медведи и лисицы, хотя Новая Земля на 4° дальше от полюса, чем Гренландия.
   23 июня, снявшись с якоря, мы вышли в открытое море и взяли курс на NW, но плыть далеко не могли, так как нам пришлось повернуть из-за льда. Мы вернулись на то же место, откуда вышли, и бросили якорь на глубине 18 саженей.221
   После этого, снявшись с якоря, мы пошли вдоль западной стороны земли, и тогда наши люди высадились на берег, что бы наблюдать изменение стрелки компаса.222 Между тем большой белый медведь стал подплывать к кораблю и забрался бы на него, если бы мы не закричали. Мы выстрелили в него: удаляясь от корабля, он поплыл к берегу, на котором были наши. Заметив это, мы направили наш корабль к земле и стали громко кричать, так что наши подумали, что мы наткнулись на утес, и сильно обеспокоились; но и на медведя напал страх, и поэтому он поплыл прочь от земли и оставил наших в покое, чему мы были не мало обрадованы, так как они были безоружны.
   Что касается изменения компаса, для более точного измерения которого наши люди высадились на берег, то они определили склонение в 16°.223
   В тот же день мы попали на другой остров, на котором также определили изменение компаса, но получили совсем другой результат, так что мы отсюда ничего не могли вывести. Взяв здесь несколько яиц, мы опять на веслах вернулись на корабль.
   24 июня из-за юго-западного ветра мы не могли пройти этот остров и, вернувшись, нашли другую гавань, в четырех милях: от первой, на западной стороне большой гавани. Там мы стали на якоре на глубине 12 саженей. На веслах мы продвинулись довольно далеко внутрь и, выйдя на берег, нашли там два моржовых клыка, весивших вместе 6 фонтов. Тут же мы нашли много других меньшего размера клыков и снова вернулись на корабль.
   25 июня, снявшись снова с якоря, мы плыли вдоль земли в направлении на S и SSW до 79°, при ветре с NNO. Тут мы нашли огромный залив или пролив225 и шли по нему приблизительно на протяжении десяти миль в южном направлении; мы, однако, убедились, что пройти здесь нельзя.
   Бросая по временам лот, мы находили глубину в 10 саженей, так что нам пришлось итти обратно лавируя, ибо ветер дул с севера, а держать нам надо было также на север.
   Мы заметили, что подходим к земле. Издали мы не могли этого рассмотреть, так как местность была низкая, и поэтому плыли, пока могли, все приближаясь, пока наконец не заметили берега. Тогда, лавируя, мы выбрались оттуда 27 числа.
   28 июня мы обогнули мыс,226 находящийся с западной стороны, где было такое множество птиц, что они, летая, ударялись в наши паруса. Оттуда на протяжении приблизительно десяти миль мы шли на юг, а затем на запад, чтобы избежать льда.
   29 июня мы плыли вдоль земли, до 76°50', в направлении на SO с некоторым отклонением на О, так как из-за льда должны были несколько отдалиться от земли.
   30 июня мы ими на S с некоторым отклонением к О. Тут мы определили высоту солнца над горизонтом в 51°40',227 а склонение его было 23°20'; прибавка их к найденной высоте указывает, что мы были под 75°.
  

ИЮЛЬ 1596

  
   1 июля мы усмотрели Медвежий остров. Тут Ян Корнелиссон с ближайшими своими помощниками228 пришел на борт нашего корабля, чтобы поговорить насчет перемены курса. Так как мы были иного мнения, чем он, то решили на том, чтобы он продолжал свой курс, а мы - свой. Он, согласно своему желанию, должен был плыть к 80°, ибо полагал, что может легко найти проход по восточную сторону земли, расположенной под 80°.229 Таким образом мы расстались друг с другом, они пошли на север, а мы, из-за льда, на юг;230 ветер дул с OSO.
   2 июля, когда мы находились под 74°, курс был взят на восток, ветер был NNW; мы повернули на другой галс, при ветре с ONO, и пошли на север. Под вечер, когда солнце было на NWtN, мы опять изменили курс и, при восточном ветре, пошли на SSO. Около того времени, когда солнце было на OSO, из-за льда пришлось снова изменить курс, а когда солнце было на SSW, мы, опять повернув, пошли на NO.
   3 июля мы были под 74°, ветер был SOtO, и мы плыли на NOtN. Затем подул южный ветер, и мы, сделав поворот, шли на OSO, пока солнце не оказалось на северо-западе. Тогда ветер начал крепчать.
   4 июля мы шли на О и не видели льда, что нас удивляло, так как мы находились в такой высокой широте. Однако около того времени, когда солнце было на юге, нам пришлось повернуть из-за льда; мы взяли курс на W при северном ветре. Затем, когда солнце было на севере, мы при северо-восточном ветре пошли на OSO.
   5 июля мы шли на NNO, пока солнце не перешло на юг. Затем мы сделали поворот и пошли на OSO при северо-восточном ветре. Тут измерили мы высоту солнца над горизонтом - она была 50°27',231 а склонение 22°53'; прибавляя последнюю величину к найденной высоте, получаем высоту полюса в 73°20'.
   7 июля мы бросили лот, вытравив весь линь, но не нашли дна. При ветре с NOtO мы шли на OtS и оказались на 72°12'.
   8 июля при благоприятном ветре с NtW мы шли на OtN и оказалась на 72°15'.
   9 июля мы шли на OtN при западном ветре.
   10 июля, около того времени, когда солнце было на SSW. мы бросили лот и определили глубину в 160 саженей. Ветер был NOtN, а мы шли на OtS, находись под 72°.
   11 июля мы имели глубину в 70 саженей и не видели льда. Тогда у нас возникло предположение, что мы находимся между югом и севером, прямо против Канина Носа,232 восточного входного мыса в Белое море, лежавшего к югу от нас.233 Грунт у этого мыса песчаный, и от него в море отходит банка, простирающаяся на северо-запад; поэтому мы не сомневались что находимся на отмели Белого моря, так как около всего того побережья никогда не находили песчаного дна, кроме этой отмели. Ветер дул с OtS, и мы плыли на S и StO, находясь под 72°. Когда затем подул ветер с NNO, мы легли на NO, чтобы обогнуть банку.234
   Утром мы дрейфовали при штиле и установили, что находимся под 72°; получив затем около того времени, когда солнце было на юго-западе, OSO-й ветер, мы пошли на NO. Глубина была определена лотом в 150 саженей, грунт оказался глинистым. Таким образом мы уже миновали банку, которая была очень узка, ибо мы прошли ее в течение 11 склянок,235 когда солнце было на NNO.
   12 июля, при восточном ветре, мы шли на NtO. Ночью, около того времени, когда солнце было на NNO, мы переменили курс, так как ветер подул с NNO, и шли на OtS, пока не окончилась первая вахта.236
   13 июля, при ветре с NNO, мы держали на О. Измерив высоту солнца над горизонтом, мы нашли 51°6',237а склонение было 21°54'; если последнюю величину прибавить к найденной высоте, то высота полюса определяется в 73°. Затем мы опять наткнулись на лед, но его было немного, и мы считали, что находимся около Земли Ниллоуби.238
   11 июля, при NNW-ом ветре, мы шли на NO через лед. В середину льда мы бросили лот и определили глубину в 90 саженей; во вторую вахту глубина оказалась в 100 саженей. И мы зашли в лед так глубоко, что дальше не могли продвигаться, ибо не было видно ни одного места, где бы лед расходился. Нам пришлось выбираться изо льда, все время меняя курс; ветер был западный, и мы тогда находились под 74°10'.
   15 июля мы дрейфовали во льду при штиле; брошенный лот показал глубину в 110 саженей. Когда затем подул восточный ветер, мы пошли на SW.
   16 июля, выйдя изо льда, мы заметили огромного медведя, сидевшего на льду. Увидев нас, он прыгнул в воду. Мы стали его преследовать на нашем корабле, но он опять вышел на лед; все же мы раз выстрелили по нему. Затем мы пошли на OSO, вовсе не встречая льда, и полагали, что находимся недалеко от Новой Земли; раз видели медведя на льду. Брошенный лот показал глубину в 100 саженей.
   17 июля мы взяли высоту солнца, оказавшуюся 37°55'; склонение его было 21°15'; если это отнять от высоты, то остается 10°40'; вычитая это из 90°, получаем высоту полюса в 74°40'.239
   Когда солнце было на юге, мы, а я первый из всех, заметили берег Новой Зомли у Ломсбэй.240 Тогда, изменив курс, мы пошли на NOtN и убрали все паруса кроме переднего фор-стакселя и контр-бизини.241
   18 июля когда мы были под 75°, мы снова усмотрели землю и шли на NOtN при северо-западном ветре. Мы обогнули мыс острова, получившего название острова Адмиралтейства, затем держали на ONO при западном ветре, a земля простиралась до NOtN.

 []

   19 июля мы добрались до Крестового острова, названного так по находящимся на нем двум крестам, и не могли итти дальше из-за льда, который примыкал к берегу вплотную. В это время дул западный ветер, прямо на землю, находившуюся под 70°20'.242
   20 июля мы бросили якорь у острова, ибо из-за льда не могли итти дальше. Поэтому, спустив лодку, мы в количестве восьми человек стали грести к берегу и отправились к одному кресту, у которого несколько отдохнули, имея в виду пройти дальше к другому. Но на дороге мы заметили у второго креста двух медведей, а мы были совершенно безоружны. Медведи стали на задние лапы, чтобы лучше рассмотреть нас (так как у них обоняние острее, чем зрение), а когда они нас почуяли, то пошли на нас. Мы сильно испугались и отступили назад к своей лодке, время от времени поворачиваясь и наблюдя не преследуют ли они нас. Мы собрались уже бежать, но капитан удержал нас криком: "Кто первый задумает бежать, того я заколю копьем, ведь лучше оставаться вместе и попробовать, не можем ли мы запугать их криком". Поэтому мы не торопясь вернулись к лодке и вошли в нее, сильно радуясь, что избежали этой опасности и что можно было рассказать другим как было дело.
   21 июля мы измерили высоту солнца над горизонтом; получилось 35°13'; склонение было 21°; отняв его от найденной высоты, получаем 14°, а вычитая из 90°, находим высоту полюса 76°15.234 Затем мы нашли, что стрелка компаса отклонилась на целых 26°.244
   В этот же день двое из наших опять пошли к кресту, не встретив никакой помехи от медведей. Мы, боясь несчастья, последовали за нашими людьми с оружием и, когда мы добрались до второго креста, то нашли следы двух медведей, позволявшие судить, как далеко они нас преследовали. Мы заметили, что медведи отошли приблизительно на 100 шагов от того места, где мы накануне останавливались.
   22 июля (это был понедельник) мы поставили там еще крест на котором начертали наши метки. У Крестового острова мы оставались до 4 августа; за это время мы вымыли и выбелили на берегу наше белье.
   30 числа, когда солнце было на севере, к кораблю приблизился медведь на расстояние брошенного камня, мы выстрелили в него и ранили в ногу, так что он убежал, хромая.
   31 июля, когда солнце было на ONO. мы в количестве семи убили медведи; тушу его, с которой мы сняли шкуру, бросили в море.
   В полдень мы определили своим инструментом склонение магнитной иглы в 17°.245
  

АВГУСТ 1596

  
   1 августа мы опять заметили белого медведя, который тотчас убежал.
   1 августа, выбираясь изо льда, мы достигли другой стороны острова, где стали на якорь. Здесь мы с большими усилиями и затруднениями привели к кораблю лодку, полную камней.
   5 августа мы пошли к направлении к Ледяному мысу,246 ветер был восточным. Сперва мы держали на SSO, a потом на NNO, не находя льда около земли, вдоль берега которой мы лавировали.
   6 августа мы обогнули мыс Нассау и пошли на О и OtS вдоль побережья.
   7 августа ветер дул с WSW. Мы шли вдоль побережья в направлении на SO и SOtO и, встречая только немного льда, достигли мыса Утешения, чего мы уже давно желали. Под вечер подул восточный ветер и налег туман, вследствие чего мы были вынуждены пришвартовать корабль к льдине, которая сидела в воде почти на 36 саженей и выдавалась из воды приблизительно на 16 саженей; общая толщина льда была следовательно 52 сажени, и льдина сидела на дне, так как глубина около нее была 36 саженей.247
   8 августа дул также восточный ветер, и туман продолжался.
   9 августа, когда мы стояли закрепившись у этой огромной льдины, повалил очень густой снег при сильном тумане. Около того времени, когда солнце было на юге, мы гуляли по палубе, как делали обычно во время вахты, и тут капитан, прогуливаясь, услышал дыхание животного и, выглянув за борт, заметил большого медведя, лежавшего у корабля. Он закричал громким голосом: "Медведь! медведь!", все выбежали на палубу и увидели, что медведь находится у нашей лодки, пытаясь передними лапами влезть в нее. Поднятый нами громкий крик устрашил его, и он отплыл далеко, но неожиданно вернулся и спрятался за большой льдиной, у которой мы стояли на якоре, а затем, взобравшись на нее, бесстрашно пошел на нас, желая влезть на корабль. Мы растянули парус над кабестаном248 и спрятались сзади с четырьмя ружьями; раненый медведь убежал, а так как шел густой снег, то мы не могли заметить, куда он скрылся, но предполагали, что он сел за одним из торосов,249 которых на льду было много.
   10 августа, в субботу, лед пришел в сильное движение, и тут только мы уразумели, что та огромная льдина, к которой мы пришвартовались, сидит на дне, так как весь остальной лед шел мимо нас. Мы очень боялись, как бы нас не раздавило льдом, и потому приложили много труда и старания, чтобы выйти оттуда, ибо находились в большой опасности. Когда мы поставили паруса, корабль понесло на лед с такой силой, что вокруг нас все затрещало, и мы оказались возле другой большой льдины, у которой и закрепилась при помощи якоря.250 Но в тот же вечер, в первую вахту когда мы уже поужинали, эта льдина неожиданно стала ломаться с таким ужасным громом, что и сказать нельзя, и, дав огромную трещину, рассыпалась больше чем на четыреста частей. Мы были пришвартованы к льдине носом, и когда это случилось, мы отдали канат и таким образом выбрались. Эта льдина сидела в воде на 10 саженей, будучи на мели, а над водой она выдавалась на две сажени; когда она растрескалась, то издавала страшный шум как под водой, так в особенности над водой, и осколки ее разлетелись во все стороны. После того как мы спаслись от этой великой опасности, мы оказались у другой огромной глыбы льда, сидевшей в воде на шесть саженей; к обеим сторонам ее мы прикрепились канатом. Затем мы увидели еще огромную льдину, находившуюся в море на некотором расстоянии от нас и возвышавшуюся наподобие пирамидальной башни; когда мы приблизились к ней, то с помощью лота определили, что она сидела на грунте на глубине 20 саженей, выдаваясь над водой почти на 12 саженей.
   11 августа, и воскресенье, мы пригребли еще к одной льдине: бросив лот, мы определили, что она сидит на грунте на глубине 18 саженей, и выдается над водой на 10 саженей.
   12 августа мы подошли близко к земле, чтобы избавиться от льда; так как ледяные глыбы сидели очень глубоко, то на близком расстоянии от берега, при глубине в 4 или 5 саженей, мы были в сравнительной безопасности от них; там с гор стекал большой ручей. Мы снова пришвартовали корабль к льдине, и этот мыс мы назвали Малым Ледяным мысом.251
   13 августа утром с восточной оконечности земли близко к кораблю подошел медведь; один из наших выстрелил в него и перебил ему лапу; тем не менее медведь, подпрыгивая на трех ногах, взошел на гору. Мы все же настигли его, убили и принесли на корабль снятую шкуру. Затем подул свежий ветер, мы поставили паруса, но были вынуждены лавировать: вскоре ветер, дувший с S и SSO, стал крепчать.
   15 августа мы приблизились к острову Оранскому, где у большой льдины были окружены льдом, так что подвергались опасности потерять корабль. Все же с большим трудом мы добрались до самого острова, но так как ветер дул с юго-востока, мы были принуждены перевести корабль в другое место. Занятые этим и громко крича, мы разбудили медведя, который лежал там и храпел; и он подошел к кораблю, так что мы принуждены быль бросить работу и защищаться от медведя. Пронзенный пулей, медведь убежал на другую сторону острова, бросился в воду, а потом забрался на льдину, где и засел. Когда же он заметил, что мы его преследуем на лодке, он опять прыгнул в воду и поплыл к земле, но мы отрезали ему дорогу и ударили топором ни голове. Всякий раз. однако, как мы замахивались топором, чтобы ударить его, он сейчас же нырял, так что нам стоило большого труда убить его. Вытащив затем медведя на землю, мы сняли и него шкуру и принесли ее на корабль. Потом мы подвели корабль к огромной льдине и пришвартовались к ней.
   16 августа252 десять человек из нас поплыли на лодке к матерому берегу Новой Земли и, перетащив лодку через лед, взошли на высокую гору, чтобы рассмотреть положение земли. Мы нашли, что она поворачивает к SO и SSO, а затем к S; то, что земля уходит на юг, нам не понравилось. Однако, когда мы заметили на SO и OSO чистую воду, то опять сильно обрадовались, полагая, что задача нашего плавания253 уже выполнена, и не знали только, как бы поскорей вернуться на корабль и сообщить это Виллему Баренцу.
   18 августа мы приготовили все к отплытию, но наш труд был тщетен, ибо мы чуть не потеряли якоря254 и двух новых толстых канатов; после многих напрасных усилий мы вынуждены были вернуться на то место, откуда пришли. Дело в том, что течение шло с огромной силой обратно, и лед быстро несло рядом с кораблем поверх канатов; поэтому мы думали, что потеряем все канаты, находившиеся за бортом, а это было почти 200 саженей; по все обошлось благополучно, так что мы в конце концов добрались туда, откуда вышли.
   19 августа, при довольно тихой погоде и юго-западном ветре, лед продолжало носить; мы поставили паруса и при благоприятном ветре пришли к мысу Желания.255 Надежда опять вернулась к нам. Обогнув мыс, мы прошли в море на SO четыре мили, но, встретив много льда, повернули на NW, пока вновь не подошли к земле, которая простиралась от мыса Желания до мыса Головного,256 в направлении на StW на протяжении шести миль. От Головного мыса до мыса Флиссингенского267 земля простирается на SW на три мили. От Флиссингенского мыса она тянется сперва в море на OSO, а затем на протяжении трех миль на SWtS и SW до Островного мыса;258 от Островного мыса до мыса Ледяной гавани259 в направлении на WSW на четыре мили: от мыса же Ледяной гавани до залива Течений260 и низкой земли в направлении с WtS на OtN на протяжении семи миль. Отсюда земля тянется с востока на запад.
   21 августа мы долго плыли до Ледяной гавани и там переночевали. На следующий день, когда течение шло с большой скоростью на восток, мы вышли оттуда и направились к островному мысу; но так как погода была туманная и начался сильный ветер с SW и WSW, мы пришвартовались к льдине.
   Взобравшись на лед, мы не могли достаточно надивиться на него: до такой степени странным261 он нам показался. Поверхность его была покрыта землей, и на ней мы нашли до 40 яиц. Этот не был не похож на другой и имел голубой цвет, как чистое небо. Поэтому среди нас возникли различные мнения: одни утверждали, что это лед, другие - что это земля, смерзшаяся от холода; ибо льдина очень выдавалась над водой и на глубине 18 саженей сидела на грунте, возвышаясь над водой на 10 саженей.262 Мы тут застряли, так как буря с SWtW продолжалась.
   23 августа мы оставили льдину и пошли в море в юго-восточном направлении, но тотчас вновь наткнулись на лед и повернули к Ледяной гавани.
   На следующий день, при порывистом ветре с NNW и сильном движении льда, мы были в большой тревоге; ветер крепчал, а лед напирал все больше и больше, так что румпель и часть руля поднялись,263 лодка, находившаяся между кораблем и льдом, была раздавлена в куски н нам не оставалось ждать другого, как гибели корабля.
   25 августа погода начала улучшаться; мы потратили много труда, отталкивая лед, но все наши усилии были напрасны. Когда солнце было на юго-западе, лед начало выносить течением, и мы рассчитывали направиться к югу, чтобы, обойдя кругом Новой Земли, пройти на запад через пролив Вайгач. Мы не нашли прохода,264 обогнули Новую Землю,265 и пришли к заключению, что весь труд наш был напрасен и что мы не сможем пробиться, а потому решили вернуться домой. Однако, дойдя до залива Течений, мы должны были повернуть обратно из-за льда, который там стоял крепко; в эту самую ночь море стало замерзать, так что при слабом северном ветре мы едва продвигались.

 []

   26 августа дул порядочный ветер, и поэтому мы рассчитывали вернуться к мысу Желания, откуда и начать плавание домой, ибо пройти через Вайгач мы не могли. Но когда мы добрались до Ледяной гавани, то лед стало носить так сильно, что он запер нас со всех сторон. Несмотря на наши большие старания пробиться, весь труд был напрасен, и мы даже чуть не потеряли трех человек, если бы лед продолжал двигаться в том же направлении. Они стояли на льду, чтобы сделать проход для корабля, но в это время нас вместе со льдом, на котором были эти трое, понесло обратно; когда льдина проходила мимо корабля, они, обладавшие ловкостью в руках, схватили один - канаты, которыми был прикреплен большой парус, другой - канат, прикрепленный к мачте, третий - канат, свешивавшийся с кормы, и таким образом счастливо и ловко вспрыгнули на корабль. Хотя все кончилось благополучно, но смотреть на такое зрелище было ужасно: ведь не ухватись они руками, как сказано, они несомненно погибли вы.
   В тот же день под вечер мы добрались до западной стороны Ледяной гавани, где нам пришлось провести всю холодную зиму в большой нужде, в страданиях и тоске; ветер был ONO.
   27 августа лед совершенно окружил корабль. Так как погода была сносная, то мы отправились на берег. Когда мы находились там, стал дуть довольно крепкий юго-восточный ветер; он с такой силой погнал лед на наш корабль, что нос его поднялся вверх почти на четыре фута, корма же как будто опустилась на самый грунт; и казалось, что с кораблем уже все кончено. Поэтому бывшие на корабле тотчас спустили лодку для спасения своей жизни и, распустив флаг по ветру, дали нам сигнал вернуться на корабль. Когда мы увидели, что флаг развевается по ветру, а корабль так поднялся, то с наивозможной скоростью поспешили к кораблю, полагая, что он уже разбит. Но когда мы пришли туда, то нашли все в более благоприятном положении, чем ожидали.
   28 августа, когда лед стал несколько расходиться, корабль стал опять принимать обычное положение. Но прежде чем он выравнялся, Виллем Баренц и другой штурман сошли под буг-шприт посмотреть, в каком состоянии корабль и насколько он приподнят. Когда они были заняты этим, упершись коленями и локтями, корабль выперло с таким сильным треском, что они считали себя погибшими, не зная, куда укрыться.
   29 августа, когда корабль пришел в надлежащее положение, мы наготовили много железных рычагов и иных орудий, чтобы ломать льдины, которые налезли одни на другую; но весь труд был напрасен, ибо лед не уходил в таком направление, чтобы это могло помочь нам.
   30 августа ледяные глыбы опять стали нагромождаться одна на другую в направлении к кораблю. Дул сильный ветер с StW н шел густой снег. Корабль был совершенно окружен и сжат льдом; все около него стало трещать, и казалось, что он разламывается на сто частей; это было ужасно и видеть и слышать; волосы становились дыбом при столь страшном зрелище. В этот опасный момент, когда льдины, до тех пор крепко сжимавшие корабль с обеих сторон, пробились под него, корабль вытолкнуло вверх, как будто железным орудьем.
   31 августа лед опять двинулся с огромной силой, нос нашего корабля поднялся на четыре или пять футов, а корма застряла в трещине льда. Поэтому мы рассчитывали, что лед не заденет руля, но льдины двигались с такой силой, что и руль266 и рычаг, державший его, сломались. Если бы корма была противопоставлена шедшему льду, то носовая часть была бы целиком поднята на лед и, возможно, корабль погиб бы, чего мы сильно боялись. Поэтому мы заранее спустили на лед лодки,267 чтобы позаботиться о себе в момент опасности. Но приблизительно четыре часа спустя лед сам собою пошел обратно. Это обстоятельство привело нас в немалую радость, как будто мы избежали смерти, ибо корабль был снова на плаву. Потом, исправив руль и его перо, мы привесили их на крюк, чтобы в случае такого же сжатия они были свободны.

 []

  

СЕНТЯБРЬ 1596

  
   1 сентября, в воскресенье, лед начал снова напирать, так что почти весь корабль поднялся вверх на два фута, оставаясь однако целым. После полудня, когда лед еще двигался и глыбы лезли одна на другую, мы сделали приготовления, чтобы перетащить лодки через лед на берег; дул юго-восточный ветер.
   2 сентября шел густой снег при северо-восточном ветре, корабль стало опять давить льдом, и он сильно трещал. В такой беде мы сочли благоразумным перетащить лодки на берег, вместе с тринадцатью бочками хлеба и двумя боченками вина, чтобы иметь чем питаться в случае крайности.
   3 сентября ветер, дувший с NNO, был столь же сильный, но снег шел не так густо. Мы стали освобождаться от льда, который жал нас так сильно, что сдвинул основание кормы,268 но доски, которыми был укреплен корабль, удержали этот брус. Под страшным напором льда сломалась также часть мачты с полым канатом,269 которым они были привязаны ко льду; тем не менее канат был вновь закреплен, и корабль еще выдерживал. Это было удивительно, так как лед шел со страшной силой, и глыбы льда были не меньшей величины, чем соляные глыбы, которые можно наблюдать в Испании;270 и это происходило всего на расстоянии выстрела от корабля, так что мы были в сильном страхе.
   4 сентября разъяснило и солнце опять засияло, но погода оставалась холодной, а ветер был северо-восточный; мы оставались без движения.
   5 сентября солнце светило ярко, погода была тихая. Лед опять стал осаждать нас, и мы были им так сильно сжаты, что корабль начал совершенно подниматься271 и сильно страдать, но по милости судьбы оставался еще крепким.272 Мы очень боялись, что корабль у нас погибнет - такой страшной опасности он подвергался. В эту трудную минуту мы сочли благоразумным снести на землю наш старый фор-стаксель,273 артиллерийский порох, свинец, ружья, мушкеты и другое оружие и соорудить около нашей лодки, которую мы стащили на землю, палатку. Мы взяли также хлеб, вино и плотничьи инструменты, чтобы чинить нашу лодку, ибо она могла быть полезной в случае необходимости.
   6 сентября погода была также очень сносная и тихая, солнце светило ярко, ветер дул западный, так что мы несколько ободрились, надеясь, что лед разойдется и мы выберемся.
   7 сентября погода была очень сносная, но мы нигде не замечали открытой воды и оставались крепко зажатыми во льду, так что около корабля нельзя было зачерпнуть ни капли воды.
   В тот же день пятеро из наших отправились на сушу, но вернулись только двое; остальные трое ушли приблизительно на две мили вглубь страны. Они нашли там реку с пресной водой, а около нее много дерева, принесенного туда.274 Они заметили также следы оленей и лосей,275 как они полагали, ибо следы были от раздвоенных копыт, одни больше других; на этом основании они и строили свое предположение.
   8 сентября дул сильный ветер с ONO, который был для нас самым неприятным и мешал удалять лед; мы оказались еще крепче во льду, и это было нам очень тягостно.
   9 сентября опять подул северо-восточный ветер с легким снегом. В силу этого наш корабль был совершенно сжат льдом; ветер с силою гнал лед на корабль, так что около нас образовалась стена льда в три или четыре фута высотой, и основной брус ахтерштевня ломался все больше и больше; кроме того и передняя часть корабля начала мало-по-малу терять крепость, но все же здесь большой опасности еще не было.
   Ночью очень близко к кораблю подошли два медведя, но звук труб и ружейных выстрелов (мы не попали в них, так как было темно) напугал зверей, и они убежали.
   10 сентября погода была немного более сносной, хотя дул тот же ветер, но не такой сильный.
   11 сентября стояла тихая погода, и восьмеро из нас отправились на берег, хорошо вооруженные, чтобы проверить, правильно ли сообщение упомянутых трех товарищей насчет дерева, лежащего у реки. Дело в том, что после столь долгих и разнообразных блужданий, когда мы то входили в лед, то выбирались из него, постоянно меняя курс, мы видели теперь, что не можем выйти изо льда и крепко засели н нем, а между тем осень и зима были уже близко; поэтому настоятельная нужда заставила нас позаботиться о себе, чтобы провести здесь зиму. Мы пришили к заключению, что надо защититься от холода и диких зверей, построить дом и жить в нем с возможными удобствами, а в остальном довериться судьбе. Для выполнения этого плана мы и отправились осмотреть окрестности и поискать удобное место для постройки дома; впрочем строительного материала мы не имели, так как в той стране не росли деревья и не было ничего другого пригодного для постройки. Но так как в крайней нужде нельзя ничего оставлять неиспробованным, то некоторые из наших углубились в страну поискать удобного для дома места и вообще посмотреть, не подвернется ли им что-либо. Тут они неожиданно наткнулись на счастливую случайность: на морском берегу валялось несколько деревьев, как нам верно сообщали упомянутые три товарища. Эти деревья были занесены сюда из Татарии или из Московии, или из какой-либо другой страны и выброшены на берег, потому что там, где мы были, не растет никаких деревьев. Эта счастливая случайность, будто посланная нам судьбой, сильно нас обрадовала. Деревья были не только полезны нам для постройки, но и как топливо, которым мы пользовались в течение всей той зимы; иначе без сомнения нам всем суждено было бы погибнуть из-за сильнейшего холода.
   12 сентября в тихую погоду наши отправились в другую сторону поискать деревьев где-нибудь поближе, но нашли очень немного.
   13 сентября погода была тихая, но стоял густой туман, и мы не могли ничего сделать, так как при тумане было очень опасно забираться далеко из-за диких зверей, которых мы могли не разглядеть.
   14 сентябрь день был ясный, но очень холодный. Мы отправились на сушу и устроили склад дерева, чтобы его не занесло снегом и чтобы мы могли доставить его потом на то место, где рассчитывали построить дом.
   15 сентября, на самой заре, когда один из нас стоял на вахте, было замечено, что приближаются три медведя; один из них прилег за ледяной глыбой, два другие направились к кораблю. Поэтому мы приготовились стрелять. Случайно на льду стояла лодка с мясом,276 выставленная, чтобы мясо отмочилось (так как рядом с кораблем не было воды); и вот один медведь сунул голову в кадку, чтобы схватить часть мяса, но пуля пронзила ему голову, и он упал мертвым без всякого движения. Тут нам представилось удивительное зрелище: второй медведь остановился и, присев, стал безмолвно и как бы удивляясь обнюхивать убитого. Когда же он увидел, что тот лежит мертвым, то в конце концов ушел. Мы, схватив оружие - алебарды и ружья, стали ждать, не вернется ли он. Наконец медведь направился к нам, и когда он поднимался на задние лапы для нападения, один из наших поразил его пулей в середину живота, так что он упал на передние лапы и затем с громким ревом убежал. Убитого медведя мы вскрыли и выпотрошили, а затем, поставив на четыре лапы, заморозили, рассчитывая отвезти его в Голландию, если удастся высвободить корабль. Поставив таким образом медведя на лапы, мы начали делать сани, чтобы возить лес на то место, где мы собирались строить дом. В это время соленая морская вода замерзла почти на два пальца толщины; было очень холодно, и дул северо-восточный ветер.

 []

   16 сентября светило яркое солнце, но под вечер стало туманно; ветер был восточный. В этот день мы впервые поехали за лесом и перевезли на санях, на расстояние около одной мили, четыре бревна. В ту ночь вода277 снова замерзла на два пальца толщины.
   17 сентября мы в количестве тринадцати человек отправились с двумя санями возить лес; десятеро, по пять человек, тащили сани, a трое должны были приподнимать лес на санях, чтобы легче было везти его. Обычно мы за день делали две поездки и сваливали лес в том месте, где надо было строить дом.
   18 сентября дул западный ветер и шел густой снег. Мы опять отправились на обычную работу по перевозке леса. С полудня было яркое солнце и тихая погода.
   19 сентября погода стояла опять тихая и ярко светило солнце; мы привезли на двух санях лес за шесть тысяч шагов и проделали это за день дважды.
   20 сентября мы также сделали две поездки; было туманно и тихо.
   21 сентября было туманно, а после полудня стояла ясная погода; в море лед все еще двигался, хотя уже не так сильно, как раньше. Холод был страшный, так что мы должны были перенести наш камбуз в нижнюю часть корабля, в самую середину, ибо наверху все замерзало.
   22 сентября мы привезли за день два воза леса для постройки дома. Было туманно и тихо, ветер дул с О и ONO. В этот день, когда мы вечером вернулись на борт корабля, скончался наш плотник; он был родом из Лурморенда278.
   24 сентября мы его похоронили в песке, под морским грост-пиком,279 в расщелине горы около водопада, так как не могли раскопать землю из-за сильного мороза и холода. В этот день мы сделали на наших санях две поездки за лесом.
   25 сентября погода была туманная, ветер дул с W, WSW и SW; море стало несколько открываться, и лед начало выносить, но это продолжалось недолго: продвинувшись на расстояние артиллерийскою выстрела, лед остановился и сел на грунт на глубине трех саженей; там же, где стоял наш корабль, лед не расходился, и корабль оставался среди льда. Если бы мы были в открытом море, то мы ли бы поставить паруса, хотя время года было очень позднее.
   В этот день мы поставили бревна для нашего дома, и постройка стала подниматься. Если бы однако наш корабль освободился изо льдов, мы оставили бы постройку и починили бы ахтерштевень, чтобы быть готовыми к отплытию, было бы это только возможно. Уж очень тяжело казалось нам проводить там зиму, которая, как мы хорошо знали, будет очень суровая, но никакой надежды у нас не было, и поневоле надо было храбриться, как говорится в пословице, а также терпеливо ждать исхода, какой судьбе будет угодно послать нам.

 []

   26 сентября дул западный ветер, море было чисто, но наш корабль тем не менее оставался скованным льдом. Это заставляло нас больше тосковать, чем радоваться, но раз так угодно было судьбе, то надо было повиноваться, и мы продолжали строить наш дом. Часть наших людей подвозила дрова для топки, другая часть была занята постройкой. Нас оставалось еще 16 человек, так как наш плотник умер, но и из этих шестнадцати некоторые по временам хворали.
   27 сентября подул резкий северо-восточный ветер и был такой сильный холод, что когда плотники, как это у них в обычае, держали во рту гвоздь, он примерзал к губам, и они вынимали его изо рта с кровью. В этот же день пришла старая медведица с детенышем, и когда мы все вместе пошли к постройке (ходить в одиночку мы не смели), то хотели было напасть на нее и стрелять, но она убежала. В это время лед пришел в сильное движение. День был ясный, но очень холодный, так что мы с большим трудом могли продолжать работу, и только крайняя необходимость заставляла нас заниматься ею.
   28 сентября день был ясный и тихий, ветер был западный, в море видно было открытую воду, тем не менее наш корабль прочно сидел во льду. В этот день к кораблю подошел медведь, но, завидев нас, убежал, а мы продолжали постройку дома.
   29 сентября утром был западный ветер, а с полудня восточный. Между кораблем и домом появились три медведя: старый и два молодых. Мы однако продолжали таскать необходимые вещи к месту постройки, желая удалить медведей, но они все шли на нас. Мы старались прогнать их криком, но, увидев, что медведи все так же идут прямо на нас, мы и те, кто был занят постройкой дома, подняли сильный шум: тогда медведи стали убегать, о чем мы нисколько не жалели.
   30 сентября ветер был с О и OSO, и всю ту ночь шел густой снег, так что наши не могли подвозить лес - так много выпало снега. Мы разложили около постройки большой костер, с целью дать земле оттаять и уплотнить ее вокруг дома, чтобы таким образом холод меньше проникал в дом. Но наш труд был напрасен; земля была настолько крепка и так глубоко промерзла, что никак не оттаивала, или уж надо было потратить чересчур большое количество дров. Поэтому мы отказались от нашего намерения.
  

ОКТЯБРЬ 1596

  
   1 октября дул очень сильный северо-восточный ветер, а после полудня поднялся шторм с севера и началась метель, так что итти против ветра было очень трудно и едва можно было дышать; снег так бил в лицо, что на расстояние двух или трех кораблей ничего но было видно.
   2 октября до полудня день был солнечный, а с полудня небо стало опять пасмурным к пошел снег, но погода была тихая; сперва дул северный ветер, потом южный. Мы закончили постройку дома и поставили на нем майское дерево,280 сделанное из снега.
   3 октября погода было тихая и ясная, но страшно холодная, так что едва можно было терпеть. С полудня подул сильный западный ветер, принесший такую стужу, что, если бы она продолжалась, пришлось бы остановить работы.
   1 октября дул западный ветер, а с полудня сильный северный, принесший густой снег, что опять помешало нашим работам. В это время мы сильнее закрепили наш якорь за лед, так как наш корабль находился всего на расстоянии выстрела от открытой воды, так много льда несло.
  

 []

   5 октября при сильном северо-западном ветре море на всем видимом пространстве почти очистилось от льда, но наш корабль оставался все так же скованным, как и раньше. Он стоял в 2-или 3-футовом льду, и мы

Другие авторы
  • Погорельский Антоний
  • Толбин Василий Васильевич
  • Чернышевский Николай Гаврилович
  • Закуренко А. Ю.
  • Игнатов Илья Николаевич
  • Волконская Зинаида Александровна
  • Верн Жюль
  • Аверкиев Дмитрий Васильевич
  • Минченков Яков Данилович
  • Кудряшов Петр Михайлович
  • Другие произведения
  • Тургенев Иван Сергеевич - Открытые письма
  • Пяст Владимир Алексеевич - Татьяна Фоогд-Стоянова. О Владимире Алексеевиче Пясте
  • Чарская Лидия Алексеевна - Мельник Нарцисс
  • Телешов Николай Дмитриевич - Между двух берегов
  • Решетников Федор Михайлович - Ставленник
  • Хаггард Генри Райдер - Жемчужина Востока
  • Фирсов Николай Николаевич - Петр I Великий, Московский царь и император Всероссийский
  • Тассо Торквато - Источник смеха
  • Карамзин Николай Михайлович - Речь, произнесенная на торжественном собрании Императорской Российской Академии 5 декабря 1818 года
  • Хвостов Дмитрий Иванович - Басни
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 279 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа