Главная » Книги

Леонтьев Константин Николаевич - Письма к Анатолию Александрову, Страница 7

Леонтьев Константин Николаевич - Письма к Анатолию Александрову


1 2 3 4 5 6 7

въ Москвѣ, поближе ко мнѣ. Буду съ радостью и сюда Васъ ждать! Пора! И не я одинъ, а и Лиз. Павл., и Варя. Онѣ обѣ поручаютъ мнѣ передать Авд. Тар. ихъ сердечные поклоны и поздравлен³я съ праздникомъ.
   Лиз. Павл. все та же,- все непостоянна: то гнѣвъ, то скука, то радость по пустякамъ, то ненависть къ Оптиной, то примирен³е съ нею; все также добродушна и все также "психозна"! Иной разъ и тяжело таки намъ съ Варей приходится! Крестъ! И Варѣ больше, чѣмъ, мнѣ. Я заслужилъ этотъ крестъ моимъ прошлымъ, а Варѣ - "въ чужомъ пиру похмелье"!
   Варя третьяго (или четвертаго) дня родила еще мальчика; Николаемъ окрестили. Теперь у нихъ трое дѣтей: Маша, Сережа (2-й годъ) и этотъ. Ничего - здорова; только очень слаба; сама кормить не можетъ.
   Я съ самой Страстной писан³емъ не занимался: то молитва, то "яйца", то праздники. то хозяйство, то лѣнь и недуги..
   Завтра думаю исправить статью для "Гражданина" - "Достоевск³й о дворянствѣ". Вы должны радоваться: я его хвалю тамъ (до извѣстной степени); Вы вѣдь все таки - его поклонникъ; тогда какъ мнѣ похвалить его вовсе не легко: я его "уродливыхъ романовъ терпѣть не могу; хотя и понимаю. ихъ достоинства.
   Въ заключен³е письма, прибавлю, что мнѣ все что-то грустно послѣднее время; если Вы не забыли, что я Вамъ говорилъ о значен³и въ моей жизни годовъ 40-41, 50-51, 59- 61, 70-71, 80-81, то Вамъ будетъ понятно то подавляющее дѣйств³е, которое имѣетъ на меня цифра 91! Жду все какого-то событ³я, перелома къ жизни моей,- быть можетъ, и смерти...
   Обнимаю - и прошу попрежнему любить

Вашего К. Леонтьева.

  
   P. S. Знакомы ли Вы со статьями Розанова въ "Руск. Вѣсти." и въ "Моск. Вѣдом"?
   Познакомьтесь, прошу Васъ, съ Говорухой-Отрокомъ, который пишетъ въ "Московск. Вѣдом." подъ именемъ Юр³я Николаева. Мы съ нимъ прошлой осенью сошлись. У Васъ найдется много общаго. Онъ живетъ въ Кокоревской гостиницѣ, за Москвой-рѣкой.
  

Письмо LVIII

26 мая 1891 г. Оптина пустынь.

  
   Крѣпко обнимаю и благодарю милаго моего "приватъ-доцента" за поздравлен³е!
   Слѣжу, насколько умѣю, внимательно за спискомъ пр³ѣзжихъ на выставку въ Москву важныхъ сановниковъ; но до сихъ поръ не видать ни Делянова, ни Филиппова, ни кв. Волхонскаго. Такъ что до сихъ поръ не имѣю утѣшен³я знать, пригодились ли мои письма, карточки и совѣты. Буду ждать съ нетерпѣн³емъ; надѣюсь, что не замедлите извѣстить...
   Отчего бы Вамъ теперь. когда П. Е. Астафьевъ имѣетъ свою типограф³ю (сказать мимоходомъ, все таки "хамство!"), не напечатать у него сборника Вашихъ стихотворен³й? О томъ, чтобы были отзывы, хоть кратк³е (въ газетахъ), я позабочусь и самъ, и черезъ другихъ. Подумайте.
   Въ первыхъ числахъ ³юня жду Фуделя,- получилъ отъ него предупрежден³е.
   Думаю часто о бѣдномъ Ив. Ив. Кристи. Послѣднее письмо его (въ февралѣ) было довольно ясно и умно; но съ тѣхъ поръ не пишетъ вовсе; хотя я и ему посылалъ вырѣзки своихъ статей изъ "Гражд.",- впрочемъ, безъ писемъ. "Бѣднымъ" я его называю не столько потому, что онъ былъ недавно такъ боленъ,- Богъ дастъ, поправится; но потому, что онъ ужъ слишкомъ какъ-то связанъ съ родными своими,- гораздо тѣснѣе, чѣмъ бы нужно для человѣка, годнаго въ хорош³е "дѣятели". "Враги человѣку - домашн³е его!" Здѣсь это какъ разъ у мѣста. Люди, враги будущности!
   Чуфринъ пишетъ, что былъ у Васъ и вынесъ самое пр³ятное впечатлѣн³е изъ знакомства съ Вами.
   Весьма возможно, что я послѣ Успеньева дня опятъ буду въ Москвѣ. Нужно. (Только не для дурацкой литературы; избави меня Боже отъ такого малодуш³я въ 60 лѣтъ! Не думайте этого) {К. Н. Леоитьевъ уже рѣшилъ, повидимому, къ этому времени принять тайный постригъ и задумывалъ переѣздъ изъ Оптиной Пустыни въ Серг³евъ посадъ, подъ сѣнь Троице-Серг³евой Лавры. А.}.
   Жена моя и Варя сердечно благодарятъ Васъ за память. У Вари теперь 2 мальчика уже; а жена моя все также шляется туда-сюда, мечтаетъ по-старому о путешеств³яхъ, и то гнѣвается на всѣхъ, то помираетъ со-смѣху. Привыкъ, привыкъ, а все таки иногда очень тяжело видѣть въ такомъ грязномъ и униженномъ состоян³и женщину, на которую когда-то любовался и которую любилъ не только сердцемъ, но и воображен³емъ, ибо тогда въ ней была дѣйствительная самородная, своеобразная, безыскусственная поэз³я, а теперь остались своеобразный ид³отизмъ и тоже весьма ужъ безыскусственная грязь и неряшество. Иногда - "ничего"; ну, а иногда - и крестъ!!
   Недавно я получилъ изъ Москвы письмо отъ одного изъ лучшихъ Оптинскихъ монаховъ - отца Эраста (въ м³ру - Эрастъ Кузмичъ Выдропск³й); от. Амврос³й послалъ его по одному важному монастырскому дѣлу. Онъ очень интересуется судьбой моихъ сочинен³й (гораздо больше Вашего, какъ оказывается); зашелъ къ Салаеву и спросилъ о моихъ книгахъ. Ему сказали: "идутъ!" Я этого не ожидалъ, и даже не понимаю, откуда Салаевъ ихъ беретъ. Они всѣ ("Востокъ, Росс³я и Славянство", 2 тома) въ складѣ въ Цензурномъ Комитетѣ, подъ надзоромъ сторожа Якова Архипова и подъ контролемъ С. В. Залетова, старшаго секретаря Комитета. Они ничего мнѣ не пишутъ, и я опасаюсь, что у от. Эраста съ прикащиками Салаева вышло какое-то недоразумѣн³е. Не потрудитесь ли, Анат. Алекс., навести объ этомъ справки поточнѣе? Будьте такъ любезны! Прибавлю еще, что я поручилъ экземпляровъ 20 на комисс³ю Васильеву, на Страстномъ бульварѣ. Хорошо бы у самого хозяина разспросить; онъ - порядочный человѣкъ и меня лично знаетъ.
   Ну, до свидан³я. Прекрасно было бы, если бы Вы побывали здѣсь раньше августа,- ибо мой планъ - еще только планъ и больше ничего.
   Профессоршѣ отъ меня, жены и Вари - искренн³й привѣть. Обнимаю еще разъ.

Вашъ К. Леонтьевъ.

  
   P. S. Недавно пересматривалъ Вашу статью о Гаршинѣ, и опять остался недоволенъ недомолвками и вредными осторожностями. Увѣряю Васъ, что это бѣда для критика: все лишнее, все свое такъ въ душѣ, и останется!..
  

Письмо LVIII.

19 ³юля 1891 г. Оптина пустынь.

  
   Голубчикъ Анатол³й Александровичъ!
   Если Вы уже въ Москвѣ, то поскорѣе извѣстите меня на отвѣтномъ бланкѣ. Я хочу просить Васъ сдѣлать за меня два дѣла (нелитературныхъ). Получивъ извѣст³е; напишу закрытымъ письмомъ.
   Bac. Bac. Розановъ живетъ теперь подъ Москвой, на Воробьевыхъ горахъ, дача И. А. Фролова,- и, вѣроятно, пробудетъ до возобновлен³я лекц³й (до 15 августа?).

Вашъ К. Леонтьевъ.

  
   P. S. 20 ³юля. Получилъ письмо отъ Розанова. Переводится въ г. Бѣлый, Смоленской губерн³и; пишетъ еще, видимо, изъ Москвы. Онъ, должно быть, весьма неакуратенъ.
  

Письмо LIX.

4 августа 1891 г. Оптина пустынь.

  
   Вчера получилъ Ваше письмо изъ Скрылевки. Не знавши, что Вы уѣхали изъ Москвы, писалъ недавно туда два слова,- и, конечно, отвѣта не получилъ. Пока живемъ день за день.
   Secundo Septerabrio abeo(?) in Sanctum Tr.-Sergium. Pecunia habeo satis {Переводъ: "2 сентября отправляюсь въ Троице-Серг³евскую лавру. Денегъ у меня достаточно". Латынь объясняется тѣмъ, что писано въ открытомъ письмѣ. А.}. (Какова латынь! И то Погожевъ помогалъ). Поэтому - до свидан³и!
   У меня до 16 августа гоститъ Погожевъ. Филипповъ былъ, но всего сутки. Вл. Соловьевъ обѣщаетъ гостить у Оболенскаго въ сентябрѣ.

Вашъ К. Леонтьевъ.

  

Письмо LX

8 сентября 1891 г. Серг³ево-Троицк³й посадъ.

  
   Дорогой Анатол³й Александровичъ, я было думалъ, что сегодня меня посѣтитъ кто-нибудь изъ московскихъ друзей,- однако, прогадалъ! А именно вначалѣ-то моего сюда переселен³я особенно сильно чувствуется не только одиночество (это такъ ужъ и быть бы!), но и совершенная физическая безпомощность моя! Мой Егоръ ничего еще не знаетъ, и можетъ быть полезенъ только для услужен³я и мелкихъ покупокъ. А между тѣмъ необходимо же къ октябрю искать квартиру,- во первыхъ, для себя, а можетъ быть и другую (попроще) для Лиз. Павл. и Вари. Кто будетъ ходить или ѣздить? Погода испортилась, видимо, надолго: кашель мой хуже; я даже и въ Церковь уже не могу ходить,- и, но всѣмъ признакамъ, зимн³й "затворъ" уже начался раньше обычнаго. Я разсудилъ, что мнѣ лучше всего выписать сюда на нѣсколько дней Александра изъ Мазилова. Почта у нихъ съ половины августа закрывается, и прямого сообщен³я для писемъ нѣтъ; но есть у Дорогомиловской заставы лавка нѣкоего И. И. Трусова, черезъ котораго письма доходятъ въ Мазилово очень вѣрно. Третьяго дня я и послалъ черезъ него заказное открытое Александру съ приглашен³емъ или пр³ѣхать. сюда поскорѣе, или, если нѣтъ вовсе денегъ, то отвѣтить мнѣ поскорѣе; я вышлю ему на дорогу... Сегодня ждалъ его,- нѣту! Терять времени нельзя по многимъ причинамъ, которыя касаются не только меня, но и Вари съ дѣтьми. Поэтому прошу Васъ, голубчикъ Ан. Ал., съѣздите къ этому Трусову, въ лавку, узнайте все о письмѣ и попросите его, нельзя ли, какъ-нибудь ускорить пр³ѣздъ Александра. Если нужны деньги, дайте ему, пожалуста, рубля 2-3. На возвратномъ пути Александръ привезетъ Вамъ.
   У меня денегъ достаточно, слава Богу; но денежное письмо позднѣе получите; а мнѣ ужъ, право, становится тягостно болѣе недѣли сидѣть взаперти и знать, что время идетъ къ холодамъ, а и квартира все не ищется, и судьба семьи на эту зиму не рѣшается... Вотъ почему и день одинъ дорогъ.
   Передайте также прилагаемую записочку Ѳ. П. Чуфрину. Не знаю навѣрное, но старому адресу ему писать или по другому.
   Все дѣловыя да хозяйственныя письма теперь... О чувствахъ и объ идеяхъ поговорю изустно - съ тѣмъ, кто посѣтитъ меня. А теперь писать ни о чемъ, кромѣ дѣлъ, не могу! Впрочемъ, и батюшка от. Амврос³й говоритъ, что о тѣлѣ (т. е. о необходимомъ) надо всегда прежде позаботиться, потому что и Богъ прежде создалъ тѣло, а потомъ душу.
   Да вотъ еще двѣ просьбы: 1) Когда возьму квартиру, не согласитесь ли Вы вмѣстѣ съ Авдотьей Тарасовной поискать для меня мебель у Сухаревой башни? Тогда мнѣ яснѣе будетъ, сколько чего нужно.
   А 2) не пришлете ли Вы мнѣ чего-нибудь почитать? Читаю духовное каждый день, да день-то длиненъ,- хочется и свѣтскаго. Пришлите посылкой - и напишите, сколько стоитъ. Очень хочется давно съ былинами русскими основательно познакомиться; не устроите ли Вы мнѣ это?
   Обнимаю Васъ крѣпко. Хотѣлось бы о многомъ и многомъ поговорить,- между прочимъ, о статьѣ Юр³я Николаевича противъ Мечникова. Очень остро и искусно! Это замѣчательно, что оруд³е насмѣшки мало по малу перешло въ наши руки. А долго было наоборотъ. Дай Богъ!
   Какъ мнѣ жаль, что бѣдная Александра Георг³евна {Великая Княгиня, супруга Великаго Князя Павла Александровича. А.} такъ опасно больна! Вообразите, я въ 1870 году видѣлъ, какъ ее крестили въ Корфу. Аѳинск³й митрополитъ - суровый старикъ въ прекрасномъ бѣломъ глазетовомъ облачен³и, пожертвованномъ изъ Росс³и, вынулъ крѣпкую, красную дѣвочку изъ купели и поднялъ ее кверху, обращаясь къ толпѣ. И всѣ закричали: "зито!" Въ церкви, впрочемъ, были только все именитые и чиновные люди, а народъ наружи. Но когда народъ услыхалъ нашъ крикъ, то и вся площадь тоже закричала: "зито!" И на портретѣ - невѣстой - она очень мнѣ понравилась... А теперь - вдругъ умретъ! Очень жалко!

Вашъ К. Леонтьевъ.

  

Письмо LXI

1 октября 1891 г. Серг³евъ Посадъ.

  
   Голубчикъ Анатол³й Александровичъ. Вы живете близко отъ угла Пречистенки и Зубовскаго бульвара, на которомъ домъ Лихутиной и квартира матери Влад. Серг. Соловьева: онъ у нея всегда и живетъ, когда бываетъ въ Москвѣ. Зайдите туда, если возможно (разумѣется), безотлагательно и узнайте, уѣхалъ онъ или нѣтъ. И если уѣхалъ, то куда? Если же онъ въ Москвѣ, то выручите, наконецъ, у него мою рукопись (3 первыя главы статьи, запроданной ужъ годъ тому назадъ Цертелеву. Вы, кажется, ее знаете? Не помню). Онъ въ "Парижѣ" (бывшей гостиницѣ Шевалдышева) не засталъ меня дома и оставилъ карточку съ надписью: "Рукопись Ваша нашлась. Куда Вамъ ее выслать"? Служитель мой отдалъ мнѣ эту карточку въ прошлый четвергъ, а я въ прошлую же пятницу, возвратившись сюда, написалъ Соловьеву, чтобы онъ высылалъ ее мнѣ скорѣе, и съ адресомъ. И вотъ ровно недѣля, а рукописи я еще не получалъ! Не знаю, что и подумать. это дѣло, какъ заколдованное, цѣлый годъ не кончается! Пожалуста, помогите.
   Около 10-12 октября я надѣюсь перейти внизъ, на извѣстную Вамъ квартиру {Въ новой лаврской гостиницѣ. А.}, и тотчасъ же приняться за занят³я. Конечно, если къ тому времени эта рукопись не окажется въ моихъ рукахъ, я, въ крайности, начну готовитъ статью для "Русскаго Обозрѣн³я" и по черновой. Но все таки не хотѣлось бы прибѣгать къ этой крайности, ибо многое,- кажется, лучшее, прибавлено было прямо на бѣло.
   Что за странный сталъ этотъ человѣкъ - Соловьевъ!?
   Что же Ѳед. Павл. не далъ мнѣ своего адреса? Старый, съ 3 нумерами дома у Петровскихъ воротъ, у меня цѣлъ, но я не знаю, тамъ ли онъ или перемѣнилъ. Я много о немъ думаю и даже тревожусь за него,- тѣмъ болѣе, что ничего сейчасъ еще не придумаю для него сдѣлать; но молю Бога, чтобы Онъ и его подкрѣпилъ и мнѣ доставилъ бы случай вывести его на дорогу.
   Думалъ и объ Васъ. И нахожу, что Вы напрасно медлите писать Любимову {Объ окладѣ за приватъ-доцентуру. А.}. Если уже рѣшено, что писать ему можно. то зачѣмъ же откладывать до Рождества? Пока Вы будете собираться, эту сумму назначатъ другому, и Вы будете наказаны за Ваше, по моему, необъяснимое кунктаторство. Впрочемъ, можетъ быть, есть услов³я, о которыхъ Вы мнѣ не говорили? Не знаю.
   Авдотьѣ Тарасовнѣ - мой привѣтъ.

Вашъ К. Леонтьевъ.

  

Письмо LXII

17 октября 1891 г. Серг³евъ Посадъ.

  
   Милый другъ, Анатол³й Александровичъ! Вѣсть о кончинѣ от. Амврос³я не застала меня въ расплохъ: я давно уже приучилъ мою мысль къ этой утратѣ. Онъ былъ слишкомъ уже слабъ, чтобы можно было надѣяться на продолжен³е его жизни. Разумѣется, ни одинъ духовникъ уже не можетъ мнѣ замѣнить его. Будемъ такъ доживать нашъ грѣшный вѣкъ! Чуфринъ уѣхалъ въ Оптину. Рукопись получилъ {Ту самую рукопись, о которой шла рѣчь въ предыдущемъ письмѣ (по поводу полемики съ П. Е. Астафьевымъ). Мнѣ принесъ ее Вл. С. Соловьевъ для передачи К. Н. Леонтьеву.}.
   Марлю {Не задолго до этого письма я былъ у К. Н. въ Серг³евомъ посадѣ, и онъ просилъ меня купить ему для занавѣсокъ на окна голубой марли. Истор³я поисковъ и покупки этой марли разсказана мною въ сборникѣ "Памяти К. Н. Леонтьева''. Спб. 1911 г. А.} не высылайте,- подождемъ случая. Спасибо Вамъ. А у меня лихорадка {Это было начало воспален³я легкихъ, отъ котораго К. Н. 12 ноября скончался, такъ и не переживъ "рокового" 1891 г. А.}; едва хожу; не знаю, что ѣсть,- Все не подходить... И, по правдѣ сказать, порядочно таки тоскую отъ этого.

Вашъ К. Леонтьевъ.

  

Письмо LXIII.

22 октября 1891 г. Серг³евъ Посадъ.

  
   Дорогой Анатол³й Александровичъ! Нельзя ли какъ нибудь достать для меня подлинникъ ужаснаго реферата Вл. Серг. Соловьева {Рефератъ этотъ прочтенъ былъ въ Московскомъ Психологическомъ Обществѣ. А.}?! Читаю въ "Моск. Вѣд.", и глазамъ своимъ все не хочу вѣрить! Неужели? Неужели? Такъ все прямо и дерзко - въ Росс³и 90-хъ годовъ?! И ни у кого не найдется силы какъ слѣдуетъ отвѣтить!

К. Леонтьевъ.

  

Письмо LXIV.

23 октября 1891 г. Серг³евъ Посадъ.

  
   Я думаю, съ тѣхъ поръ, какъ я переѣхалъ къ Троице-Серг³ю, Вамъ, милый доцентъ, стало много труднѣе жить на свѣтѣ... Того и гляди, опять письмо отъ меня, если не прямо съ "комисс³ей" какой-нибудь, то все таки съ какой-нибудь просьбой, требующей отвѣта. И это, конечно, нарушаетъ олимп³йское и мудрое равновѣс³е Вашего духа. Что жъ дѣлать! И дружба имѣетъ свои терн³я!
   Только что вчера послалъ Вамъ открытое письмо о "peфератѣ" Соловьева, какъ уже пишу другое... На этотъ разъ главнымъ дѣломъ о Чуфринѣ.
   Пожалуста, какъ только онъ пр³ѣдетъ, такъ попросите его пр³ѣхать ко мнѣ дня на три. И если онъ изъ Оптиной привезетъ съ собою какую нибудь новую статью, о похоронахъ ли oт. Амврос³я или о чемъ-нибудь вообще до него касающе³йся, то пусть привезетъ мнѣ для отправки въ "Гражданинъ". Вѣдь печатать по разнымъ газетамъ выгоднѣе для, большаго прославлен³я имени нашего общаго духовнаго благодѣтеля.
   Въ "Гражд." до сихъ поръ не было ничего,- вообразите! Не знаю, что жъ дѣлаютъ въ Оптиной всѣ эти Шидловск³е, отцы Эрасты и т. д. И въ Шамардинѣ есть образованныя монахини! Удивительно!
   Объ рефератѣ Соловьева не безпокоитесь больше. Вчера узналъ, что онъ будетъ напечатанъ въ "Вопросахъ Философ³и и Психолог³и".
   Эта истор³я меня сильно поразила и огорчила!..
   Всѣ мы (и я прежде всѣхъ!) безсильны, и нѣтъ у Православ³я истинно хорошихъ защитниковъ. Юр³й Николаевичъ (спаси его Господи!) бьется почти что одинъ. Но и его возражен³я очень недостаточны.
   Неужели же нѣтъ никакихъ надеждъ на долгое и глубокое возрожден³е Истины и Вѣры въ несчастной (и подлой!) Росс³и нашей?.. Не знаю, что и подумать, и чрезвычайно скорблю!..
   Возражать самъ, по многимъ и важнымъ причинамъ, не могу. Перетерлись, видно, "струны" мои отъ долготерпѣн³я - и безъ своевременной поддержки... Хочу поднять крылья - и не могу! Духъ отошелъ! Но съ самимъ Соловьевымъ я послѣ этого ничего и общаго не хочу имѣть... Жду только прочесть рефератъ, чтобы написать это ему.
   И ни отъ кого другого не жду такого возражен³я, какое нужно!
   А нужно вотъ какую постановку - прямую:
   1) Да, забота о личномъ спасен³и души есть трансцедентный эгоизмъ; но кто вѣритъ въ Евангел³е и св.Троицу, тотъ и долженъ прежде всего объ этомъ заботиться. Альтруизмъ же "приложится" самъ собою.
   2) Личный альтруизмъ можетъ смягчить и сдѣлать сносными самыя суровыя учрежден³я (мы глазами, а не по слухамъ, видѣли на крѣпостномъ правѣ, при Николаѣ Павловичѣ), смягчить настолько, насколько нужно; ибо излишн³я смягчен³я массамъ неполезны, даже и съ христ³анской точки зрѣн³я: усиливаютъ гордость.
   3) Правда, что невѣрующ³е люди сдѣлали гораздо больше, не для ощутимаго благоденств³я (это еще вопросъ), а для уравнительнаго прогресса, чѣмъ вѣрующ³е. Но тотъ, кто вѣруетъ, пойметъ изъ этого не то, что хочетъ понять негодяй Соловьевъ, а то, что самъ прогрессъ - нехорошъ... и что. до него въ сущности христ³анству и дѣла лѣтъ. Оно можетъ только допускать его, какъ неизбѣжность, и въ житейской практикѣ мириться съ нимъ, пока онъ (прогрессъ) не идетъ противу Церкви открыто. И только.
   Прочтите это Юр³ю Николаевичу. Я увѣренъ, что онъ согласится съ этимъ; не увѣренъ также, что такъ, "ребромъ" онъ не рѣшится поставить вопросъ печатно.
   А то, что Александръ II, Ростовцевъ, Милютинъ, Самаринъ и др. не были "безбожниками" - это возражен³е въ высшей степени невыгодное. Во-первыхъ, въ степени церковности этихъ дѣятелей позволительно сомнѣваться. Думаю, что большинство ихъ было одинаково далеко и отъ "безвѣр³я" и отъ истинно-церковнаго христ³анства. Они были всѣ именно "умѣренные либералы"; не отвергали и не руководились, не подчинялись. Самаринъ позволилъ себѣ напечатать,, что есть "нравственные атеисты", которые ближе къ Богу, чѣмъ мног³е "Благовѣрные". "Высокопреподобные" и т. п. Вотъ ихъ (славянофиловъ) церковность! Ни от. Амврос³й, ни Филаретъ или Никаноръ, ни Тихонъ Задонск³й - этого бы не сказали. Моей племянницѣ, Марьѣ Владим³ровнѣ, просившей у от. Амврос³я разрѣшен³я молиться за отца (который, умирая, торжественно отказался принять священника), старецъ далъ особую молитву, гдѣ испрашивается пощада у Бога въ томъ, что она, по личному чувству, дерзаетъ за безбожника молиться...
   Вчера былъ у меня кончающ³й курсъ и весьма умный академикъ Поповъ (знакомый Тихомирову); онъ тоже жаловался на это возражен³е Говорухи и очень вѣрно замѣтилъ: "Всѣ эти дѣятели, конечно, не постольку были эмансипаторы, поскольку они были религ³озны, а постольку, поскольку прониклись европейскими идеями"! Вполнѣ вѣрно! Вполнѣ!
   И еще - объ "эгоизмѣ". Еслибы покойный старецъ Амврос³й 25-лѣтнимъ юношей не думалъ бы исключительно о спасен³и своей души, если бы не вдохновлялся тогда тѣмъ, что я зову трансцедентальнымъ (загробнымъ) эгоизмомъ, а думалъ бы о томъ, чтобы улучшать земную жизнь другихъ, m изъ него вышелъ бы или гордый и раздраженный, или пустой человѣкъ; но думая десятки лѣтъ лишь о своемъ спасен³и онъ сталъ великимъ спасителемъ другихъ: онъ спасъ Ѳ. П. Чуфрина отъ самоуб³йства; онъ меня окаяннаго и многогрѣшнаго поддерживалъ на правомъ пути въ течен³и 17 лѣтъ: онъ многое множество другихъ людей обращалъ, утѣшалъ, исправлялъ и т. д.
   Вотъ такъ надо брать это дѣло за корень! Грубо, ясно, смѣло. А необходимо... Да! эгоисты; но такъ нужно. Да! невѣрующ³е сдѣлали революц³и и реформы. Оттого они и скверны... И прогрессъ есть разложен³е...
   А такъ (кромѣ меня, прежняго) никто не хочетъ писать...
   Я же теперь, но предсмертному завѣту моего великаго учителя, буду писать впредь или по нуждѣ (денежной), которой, слава Богу, сейчасъ нѣтъ, или по большой ужъ охотѣ, которой быть не можетъ у 60-лѣтняго человѣка, давно уже утомленнаго молчаливымъ презрѣн³емъ однихъ и недостойнымъ предательствомъ другихъ.
   Господи! Зачѣмъ вы всѣ такъ осторожны? Ужъ не "практичность" ли какая-нибудь? Смотрите, пересолить не долго. Есть всему время; иной разъ и эта кажущаяся "практичность" бываетъ въ высшей степени непрактична.
   Это отчасти и къ Вамъ, мой добрый другъ, Ан. Ал., относится. Я помню и у Васъ что-то: "Ангелы кротко" и т. д.
   Изгнать, изгнать Соловьева изъ предѣловъ Импер³и нужно, а не... И т. д.

Вашъ К. Леонтьевъ.

  

Письмо LXV.

31 октября 1891 г. Серг³евъ Посадъ.

  
   Другъ мой! На ваше маленькое письмо отвѣчаю большимъ. Почти угадалъ, что это Вы - авторъ статьи "Какого вы духа?" Колебался между Чуфринынъ и Вами, но уже до получен³я Вашего письма рѣшилъ въ Вашу пользу на слѣдующихъ основан³яхъ: 1) Языкъ проще и чище, чѣмъ у Ѳ. П., который съ трудомъ еще отвыкаетъ отъ изысканныхъ выражен³й; 2) Письмо мое было послано Вамъ, и въ немъ были нѣкоторыя мысли, прямо вошедш³я въ статью; 3) Чуфринъ гостилъ у меня три дня и уѣхалъ вечеромъ наканунѣ помѣщен³я статьи,- когда жъ было успѣть? 4) По его личному, страстному, а не только духовному, чувству къ от. Амврос³ю, онъ не позволилъ бы себѣ сказать то, что мы сказали: "еслибы смолоду от. Амврос³й" и т. д... "то, можетъ быть, изъ него вышелъ бы пустой или раздраженный человѣкъ"...
   Доволенъ ли я? Я уже В. А. Грингмуту писалъ (при случаѣ), до чего доволенъ, и безкорыстно и по окаянности моей (т. е. по тщеслав³ю). Вообще - эта полемика и радуетъ меня и волнуетъ. Я все боюсь, чтобы Соловьевъ не вывернулся; но, видно, Грингмутъ и Говоруха не пожалѣли трудовъ, не полѣнились запастись справками. А я? Я могу только молиться за нихъ, благословлять ихъ, восхищаться ихъ возражен³ями,- и только!.. Ветеранъ, инвалидъ, безсильно, но радостно машущ³й костылемъ своимъ, при чтен³и о подвигахъ и побѣдахъ своихъ соотчичей...
   Впрочемъ, хочу чужими руками жаръ загребать... Попытаюсь хоть совѣты давать. Надо бы, по напечатан³и реферата (хотя бы и въ искаженномъ видѣ), чтобы духовенство наше, наконецъ, возвысило свой голосъ. Можно бы предложить Иванцову-Платонову или Серг³евскому... А лучше всего было бы, еслибы г. Петровск³й обратился съ просьбой къ Великому Князю Сергѣю Александровичу уговорить митрополита ²оанник³я, чтобы онъ сказалъ самъ проповѣдь противу этого смѣшен³я христ³анства съ демократическимъ прогрессомъ, или обнародовалъ какое-нибудь краткое послан³е къ своей паствѣ. Скажутъ: много чесmи! Я не согласенъ. Преосв. Никаноръ удостоилъ же вниман³я своего Л. Н. Толстого; а что такое проповѣдь этого самодура и юрода сравнительно съ логическою и связною проповѣдью сатаны - Соловьева!
   Не надо переходить въ такой практичности черезъ край (т. е. не прославлять посредствомъ "анаѳемы"). Изъ двухъ золъ: еще нѣсколько больше прославить и оставить паству въ недоумѣн³и,- конечно, первое лучше. Это разъ. А сверхъ того, хотя я лично еще не видалъ ректора здѣшней академ³и от. Антон³я (онъ у меня былъ, но засталъ спящимъ послѣ обѣда,- а теперь самъ боленъ; но мы обмѣнялись книгами и т. д...), но непремѣнно напишу ему письмо, въ которомъ буду умолять возразить Соловьеву. Опасаюсь только, что онъ самъ (по нѣкоторымъ признакамъ) либералъ-демократъ; но, однако... въ какой мѣрѣ? Не въ такой же, въ какой сталъ Соловьевъ,
   И еще: не хотите ли Вы съ В. А. Грингмутомъ и Говорухой, чтобы я написалъ епископу Ѳеофану, затворнику Воронежскому? Говорятъ, онъ отвѣчаетъ на письма.
   Если Вы, по совѣщан³й, найдете, что это хорошо, то надо собрать мнѣ всѣ NoNo "Московск. Вѣдом.", въ которыхъ была и будетъ эта полемика, для отправки къ нему. И непремѣнно книжку журнала ("Вопросы Философ³и и Психолог³и"), гдѣ будетъ рефератъ. Своихъ NoNo я не отдамъ никому. Ѳеофанъ - старецъ, и притомъ болѣе ученый, чѣмъ от. Амврос³й и друг³е.
   Я предлагаю такого рода планъ: сперва добиться, чтобы духовенство возвысило голосъ,- тогда для недоумѣвающихъ все будетъ ясно и авторитетно. Потомъ, когда этого добьемся, употребить всѣ усил³я, чтобы Вл. Соловьева выслали (навсегда или до публичнаго покаян³я) за границу. Государство Православное не имѣетъ права все переносить молча! И, наконецъ, по высылкѣ, сдѣлать секретное цензурное распоряжен³е такого рода: его книгъ не выпускать; но если кто вздумаетъ писать о Вл. Соловьевѣ, то можно, но подвергать, по исключен³ю, предварительной цензурѣ даже и назначенное для безцензурныхъ издан³й: опровержен³я, нападки - хорошо; защита - нельзя.
   Л. А. Тихомировъ очень этого (высылки) боится, полагая, что это создастъ ему окончательный "ореолъ". Но, во-первыхъ, если и такъ, то что же дѣлать? Видно, этихъ "ореоловъ" не избѣжишь при серьезной борьбѣ. А во-вторыхъ, при такихъ сужден³яхъ забывается то легкомысл³е и даже та подлость, которыя свойственны всякой публикѣ, а нашей пустоголовой и подавно. Забываютъ дряни всякаго, только замолчи или удались. Чернышевскаго, на моихъ глазахъ, при жизни какъ разъ забыли; Герцена почти вдругъ бросили и т. д.
   У насъ этотъ "ореолъ мученичества за идею" - соломенный: ярко вспыхнетъ - и потухнетъ скоро. Ну, да и страхъ что-нибудь да значитъ для будущихъ писателей: не всякому хочется въ изгнан³е.
   И еще соображен³е касательно самого Соловьева. Что онъ будетъ дѣлать за-границей? Положимъ, онъ можетъ писать по-французски... Но что? Съ настоящими вѣрующими католиками онъ тоже несогласенъ; они гораздо ближе къ намъ, чѣмъ къ нему. Третьяго года А. П. Саломонъ, одинъ изъ самыхъ умныхъ и тонкообразованныхъ русскихъ людей, какихъ только я зналъ,- человѣкъ увлекающ³йся и сложный (въ одно и то же время приверженецъ от. Амврос³я и горяч³й почитатель Соловьева),- говорилъ мнѣ, что ³езуиты Соловьевымъ очень недовольны, и будто говорили ему (въ Парижѣ):
   - Мы Вашу книгу "La Bussie et l'Eglise Universelle" не одобряемъ (несмотря на благословен³е Папы,- данное, впрочемъ, автору, а не книгѣ... Вѣжливость!) и будемъ ея вл³ян³ю всячески препятствовать. Мы не находимъ полезными как³я-то массовыя, нац³ональныя движен³я для соединен³я Церквей; мы занимаемся только личнымъ уловлен³емъ думъ.- (Т. е. тѣмъ же, чѣмъ и у насъ вѣрующ³е рады заниматься).
   Что же ему будетъ дѣлать между католиками и атеистами-демократами? Тамъ все рѣзче и яснѣе, чѣмъ у насъ по этой части. Придется, чтобы вл³ять и имѣть успѣхъ, сдѣлать что-нибудь одно изъ двухъ, "сѣсть на одинъ изъ стульевъ" (между которыми онъ сидитъ теперь, по выражен³ю Грингмута): или отречься разомъ и отъ демократ³и и отъ православ³я уже явно, т. е. перейти окончательно и лично въ чистый и прямой католицизмъ,- тогда у насъ отъ него отступятся и всѣ наши нигилисты и всѣ недоумѣвающ³е полуправославные; или же стать открыто на сторону дальнѣйшей революц³и и объявить, что Папство и Правослан³е - одинаково вздоръ! Куда же тогда улетитъ его прежняя слава, какъ мистика? Или, наконецъ, продолжать висѣть въ унын³и, безсильномъ раздражен³и и безъ практическаго вѣса - между небомъ и землей...
   Изгнан³емъ можно этого достичь, снисхожден³емъ въ Росс³и - никогда! Вотъ о чемъ совѣтую подуматъ въ редакц³й "Моск. Вѣдом." Прочтите имъ все это.
   Принялся, наконецъ, сегодня передѣлывать извѣстную Вамъ статью для Цертелева (насчетъ Астафьева). Батюшка велѣлъ кончить. и теперь думаю: Господь избавилъ меня отъ печальной и тяжелой бѣды; хорошо, что онъ (Соловьевъ) прошлаго года поссорился съ Цертелевымъ за жидовъ и отказался отъ роли судьи моего,- такъ что теперь я ему ничѣмъ не обязанъ и могу свободно прервать съ нимъ. Жду только реферата, чтобы написать ему письмо, яко мытарю и язычнику.,
   Отъ моихъ, вообразите, около мѣсяца - ни слова. До чего Варя-то лѣнива стала! Это ужасно.

Вашъ К. Леонтьевъ.

  

Письмо LXVI.

Ан. Ал. Александрову.

(Загадка).

  
   За упоминан³е (на лекц³и, которая была въ "Московск. Вѣдом." {Здѣсь говорится о моей вступительной лекц³и, какъ приватъ-доцента. Пытаясь разрѣшить заданную мнѣ загадку, я отвѣтилъ, полушутя, полусерьезно, что колебался между Тихономъ Задонскимъ и Емелькой Пугачевымъ и рѣшилъ въ пользу Пугачева, потому что рѣшен³е вопроса въ пользу св. Тихона было бы для К. Н. слишкомъ просто, прямолинейно. Угадалъ я или нѣтъ, такъ и осталось для меня загадткой, потому что уста, загадавш³я ее, не успѣвъ мнѣ отвѣтить, зaмолчали навѣки. А.} котораго историческаго дѣятеля (времени Екатерины II) я наиболѣе благодаренъ?

К. Леонтьевъ.

Сообщилъ А. А. Александровъ.

  

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 374 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа