Главная » Книги

Надсон Семен Яковлевич - Дневник 1875 - 1876 годов, Страница 5

Надсон Семен Яковлевич - Дневник 1875 - 1876 годов


1 2 3 4 5

третят радушно! А завтра - репетиция. Посмотрю, что за Зальборн такая; Лихонин что-то очень хлопочет, чтобы ему дали роль ее обожателя: это что-то подозрительно! Я рад, что знаю свою роль: прежде я только читал ее, теперь буду играть. Через час - в отпуск: утешительно!
   Последний урок. - У нас Докучаев. Разбирают "Полтаву". Только что вызывал меня отвечать и поставил 12 баллов. Это хорошо.
  
   18 декабря 1876 года 6 дней назад Надсону исполнилось 14 лет
  
   Суббота, вечер. Давненько не писал я в дневник, почему, сам не знаю. Должно быть, лень была. Я сижу в карцере за запись Докучаева. Но все обстоятельнее опишу завтра, теперь же спать хочется.
  
   19 декабря 1876 года. Воскресенье
  
   Утро. В нашей церкви звонят к обедне. Скучно что-то. Да и может ли быть весело в карцере: "Четыре желтые стены, полинялый пол и ...потолок с чернотой, как грязная масса висит над тобой", по выражению классного поэта К.Галкина.
   Я пишу, придвинув скамейку к окошку, на котором лежит Стасюлевич, понятно, не собственной персоной, а только его сочинение "История средних веков". На Стасюлевиче громоздится хрестоматия Яковлева, а на Яковлеве "Картины средневековой жизни" Фрейтага. Но все это предметы неинтересные. Направо красуются в желтом переплете "Магазинные барышни" Поль де Кока, и картину дополняет обгрызок хлеба, кусочек клякс-папира и чернильница, вставленная в коробку от табаку. Между двойными рамами окна, огороженного с наружной стороны железной решеткой, набросано множество бумажек, на которых написано, что такой-то сидел за то-то, а такой-то за то-то. Я не преминул со своей стороны бросить туда же лоскуток казенной тетради, чтобы увековечить свое имя в карцере.
  
   20 декабря 1876 года
  
   У нас в классе издается журнал "Литературный винегрет", редактором-издателем которого пребываю я. Первый номер уже вышел, второй готовится к изданию.
   В институте не был очень и очень давно. Все занят театром. Не прошло воскресенья, когда бы я не был или на репетиции, или на клейке у В.Ратикова. Идут две пьески: "Это мой маленький каприз", где роль Лучинина исполняю я, его жены - Сонечка, лакея - В-Ратиков, Рыжанова - дядя, горничной - Зальборн и, наконец, Бляхиной - некто Фрадкина. Но подробнее о последних двух барышнях я скажу после. Вторая пьеска "Картинка с натуры". Здесь роль Сергея Петровича исполняет Лихонин, его жены - Сонечка и денщика - Философов.
  
   6 марта 1877 года
  
   Пробегая страницы моего дневника, я краснею за прежние мои мысли. Эти несколько строк будут последними в этой тетради. Начну другую, чтобы рядом с глупыми страницами не были помещены - проникнутые каплею здравого смысла*.
   ______________________
   * Приписка на полях: Браво!!!
  
  
   29 мая 1878 года
  
   Канун Светлого Воскресения. Не хотел я больше писать в этой тетради, но теперь такая тишь в доме, - такой великий день!
   Два года тому назад, немного позже теперешнего времени, мы все сидели за столом в Берегу, и весеннее утро весело заглядывало в окна столовой. Теперь я сижу один, дожидаюсь возвращения тети, дяди, Васи и Кати из церкви и пишу мой дневник. Я не совсем здоров и не мог пойти с ними. Тихо в доме и на улицах, залитых неровным сиянием плошек. Но только что загорится утро, Петербург оживет, и радостное "Христос воскрес!" - послышится во всех его улицах. Я слышу благовест какой-то церкви. Там теперь молится народ, дожидаясь с нетерпением, когда споют - "Христос воскрес"! Какая теплая вера!
  
   28 февраля 1879 года. Почти два года прошло с тех пор, как я оставил эту тетрадку. Пересматривая ее страницы и вообще вдумываясь в прошедшее и настоящее и стараясь отгадать будущее, я пришел к тому заключению, что я жил самой полной жизнью в период знакомства моего с Дешевовыми. Все остальное так ничтожно, так мелко и низко, что я бы желал совершенно забыть его. Странное, мне самому непонятное детство, потом - жизнь у дяди без ласки, без искренней дружбы, без взаимного уважения, потом, наконец, знакомство с Дешевовыми, дальше в будущем - армейский офицер, писатель-неудачник, запоздавший романтик и мечтатель - пустая, глупая жизнь. В душе - ни слез, ни жалоб, ни желаний - покой, убийственный покой.
  
  
  
   Опубликовано: Надсон С.Я. Полн. собр. соч. Т. 2.
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 350 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа