Главная » Книги

Шелехов Григорий Иванович - Странствования купца Григория Шелихова к американским берегам, Страница 3

Шелехов Григорий Иванович - Странствования купца Григория Шелихова к американским берегам


1 2 3 4 5 6

вертая сопка Анеиусы; на ней находят каменья, кои употребляются к стрелам вместо железцов. У ее подножия стоят горы и высокие каменные утесы. Вокруг всего острова и по берегу каменья и утесы; с восточной стороны расположены небольшие три песчаные губы, но, по причине мелкости и великого волнения, неспособные для байдарной пристани; на северной стороне посредине есть бухта, удобная для пристани. Озер и рыбных речек, кроме малых источин, нет; коренья, трава, стланец, березник и камыш мелкий такие же, как и на прежних островах; из зверей водятся лисицы бурые, сиводушки и красные, весьма недобротные; бобры, нерпы и сивучи, но в малом количестве; ягоды - рябина, шикша и кедровые орехи бывают годом. От сего острова проливом до следующего около 20 верст.
   ЧИРПООЙ115, седьмой на десять остров, в длину и ширину простирается на 25 верст и разделяется проливом в 4 версты; в проливе на кекурах плодятся ары и топорки. Первый остров по-тамошнему называется РЕПУНКИ ЧИРНОЙ116, на нем горелая сопка, из которой по всему острову наметало каменья. Мыс сего острова, вытянувшийся к проливу шестнадцатого, называется Тонукарасы, что означает, что с него смотрят через пролив. Тут есть песчаная губа, но, по всегдашнему волнению, отстой и для байдар опасен. Лисиц красных на острове, а бобров и нерпы вокруг острова, весьма мало. Для пищи растет кореньев и черемши довольно, так же как и на прочих островах. Леса, кроме прутника рябинного, не растет никакого. На сем острове речек нет никаких; в одном только месте бежит из утеса ключ кислого вкуса, как квас, а когда согреется, то кислота в воде пропадает.
   Отделившийся от сего острова островок в длину имеет около 10 верст. На нем есть горелая сопка, вытянувшаяся гребнем, гладкая; при подножии сопки - горы и каменные утесы. По причине каменистого берега и постоянного волнения около всего острова нет ни единой байдарной пристани. К проливу восемнадцатого острова на самой лопатке стоит камень и небольшой залив, в котором в летнее время сивучей бывает довольно. Ни лесу, ни озер, ни рек, кроме малых источин, нет; коренья растут те же и в таком же количестве, как и на прочих островах. От сего острова до следующего - пролив с 25 верст.
   В расстоянии 30 верст от сего острова между севером и западом есть еще островок круглый, называемый СИВУЧИЙ117, длиной около 12 верст; на нем сопка, у подножия которой горы, хребты и утесы превысокие; лес - стланец кедровый, ольховый, тальник и рябинник; годом бывает ягод и орехов кедровых довольно; коренья же растут те же, что и на прочих островах; вокруг острова каменистый берег и высокий утес; около острова сивучей довольно, бобров и нерп мало; по утесам водятся ары, топорки, глупыши, чайки и гуси в довольном количестве.
   УРУП, восьмой на десять Курильский остров, отстоит от предыдущего на 25 верст; длиной около 200, а шириной 20 верст. По сему острову рассеяны хребты и высокие горы; на поверхности их голец, щебень и утесы; а между ними - пади и глубокие речки. На северном конце острова верст на пять низменное место, на котором родятся разные коренья; близ сего острова неподалеку друг от друга лежат четыре маленьких островка. На нем как около хребтов в падях и над речками, так и по всему острову на северном и восточном берегах растет хороший березник, ольховник, рябинник и тальник стоячий высокий, между ними растет райма и еще лес, подобный березнику; лист на нем такой же, а по крепости и цвету подобен цвету черемухи. По всем гористым местам растет стланцевый кедровник и прегустой камышник местами в обыкновенную трость. Из хребтов выпадают хорошие речки, в которые во время лета идут из моря гольцы, кунжи и горбуши. На северной стороне посреди острова большое озеро, откуда течет в море речка, в которую из моря идет рыба разных родов. Подле моря на ярах, в падях и вблизи речек растут большие травы, высокие, с толстой трубой, сладкие, из коих сидят вино, кутагарник, морковник, шеломайник, черемша, разная кислица, приморский пырей и другие болотные травы; на сухих местах в довольном количестве растут разные цветы, зверобой, разных родов сарана и коренье, называемое миту и чакича. На северной стороне по многим местам родится довольно полевого гороха, земля местами черная и влажная, ягоды родятся рябина, крупный сладкий шипишник; лисицы водятся красные и беловатые и великое множество крыс. Около острова по многим местам - бухты, которые служат байдарам вместо пристаней, а на полуденной стороне острова есть и такая, где могут приставать всякие суда. Около острова как на полуденном, так и на северном конце и в утесах видны жилы наподобие серебряной руды, а по другим местам разного вида беловатые и красные, из которых три камня привезены были в Иркутск дворянином Антипиным118, бывшим на сем острове, и по исследованию Карамышева119 нашлось, что в одном из них медная колчеданная руда со вмешанным кварцем может дать из 100 от 10 до 15; в другом стальноплотный чистый колчедан, содержащий большую часть серы горючей и несколько железа, к тому примешан кремнистый кварц; из сего колчедана можно делать горючую серу, зеленый купорос и красную краску. В третьем - серный колчедан, содержащий весьма малую часть меди, сидящей в горноскальной, с малою частью смешанной породе. Около острова водятся бобры и нерпы, для промысла оных приезжают мохнатые курильцы с островов Еторту, Кунасыр, Чикота и других и живут до августа, а некоторые остаются тут и зимовать.
   ЕТОРТУ-остров120 от вышеописанного отстоит на 30 верст и как в длину, так и в ширину простирается на триста верст. По сему острову рассеяны хребты, горы и высокие сопки, из коих одна на северном конце беспрестанно курится, а иногда выбрасывает и пламень. На поверхности хребтов - голец, щебень и утесы, между коими пади и глубокие речки. Около рек и по всему острову растет толстый березник, ольховник, рябинник и тальник высокий, между ними растет райма и другой лес, подобный березнику; по сему острову камышник толщиною в трость; а по ровным местам растут травы и цветы, земля влажная и черная, на которой, вероятно, всякий хлеб мог бы родиться. По полям и подле моря на ярах растут разные травы: сладкая, шеломайник, кутагарник, черемша, кислица и высокая трава на одной дудке с большим листом. К полуденной стороне почти с половины острова по горам и ровным местам начался лиственничный лес, который вблизи моря не толст, а подале годится на строение. Черных медведей, соболей, лисиц, крыс и другого гнуса в лесах довольно. Берег около всего острова состоит из широких губ и бухт и песчаных с утесами мысов; из хребтов в бухты и губы впадают речки, в коих в летнее время бывает такая же рыба, какая на предописанном острове; в речки, вышедшие на северную сторону, летом входит всякая рыба, а в сентябре и ноябре кета и белая рыба. На той же стороне вблизи северного конца большое рыбное озеро, из которого в море течет речка. Около острова в тихие дни на байдарах ловят удами треску, палтусы, ряжму и другие рыбы. По разным бухтам на сем острове большими семьями живут мохнатые курильцы121, мужеского полу 92, женского 117, малолетних мужеска 38, женска 72. Около острова водится только нерпа и сивучи небольшого рода: недостаток других морских зверей награждается выкидываемыми на берег китами и большими косатками.
   КУНАСЫР, или КУНАШИР-остров122, отстоит от вышеописанного на 40 верст и простирается в длину на 150, а в ширину на 50 верст. Вдоль острова протянулись сопки и высокие хребты; но посредине есть ровные и низменные места. Подле хребтов по падям растет ельник, листвяк, березник, ольховник, рябинник, тальник и местами стланцевый кедровник, а по ровным местам - еловый и лиственничный лес годный. По низким местам посредине острова лес редкий, кустарник, трава растет всякая, поля хорошие, где всякому хлебу родиться можно. Около берега местами растут те же травы, какие и на других островах; сладкая трава весьма толста и высока. Из зверей водятся черные медведи, соболи и лисицы, а в реках выдры.
   На полуденном конце сего острова от хребтов верст на пять - низкое место, где вымывает из моря жемчужные раковины, довольное число которых валяется по песку и употребляется курильцами вместо тарелок. За мысом из бухты с моря залив большой, подобный озеру; в него из хребтов пала речка, в которую в летнее время из моря входит рыба всяких родов. Повыше лопатки123 низкого места большое озеро, из которого в море бежит речка, и по ней из моря осенью в озеро накапливается довольное число кеты и белой рыбы. На северной стороне подле моря есть также озера, около берегов промышляют сетями треску, палтусину и других родов рыбы довольно, и между ними род рыбы, подобной стерлядям. На острове живут местами мохнатые курильцы, мужчин 41, женщин 93; детей мужеска полу 27, женска 33. На сем острове построена крепость и обведена рвом.
   ЧИКОТА, или ШИГОДАН124, двадцать первый Курильский остров, отстоит от вышеописанного на 70 верст; в длину имеет 120, а в ширину 40 верст. На нем, так как и на прочих, есть горы и сопки, речки и озера, лес растет такой же, как на предыдущем. По речкам и озерам живут мохнатые курильцы, промышляющие в море и озерах рыбу. Звери водятся лисицы и соболи.
   МАТМАЙ, или АТКИС-остров125, от острова Чикота отстоит на 20, а от Кунасыра на 25 верст. Величина сего острова неизвестна, а некоторые японцы думают, что он есть часть материковой земли; но мы того за верное принять не можем и точно не знаем, островом ли его считать или материковой землей.
   На южном конце Матмая есть городок того же имени126, где живет начальник. Величина земли владения японцев и китайцев не известна. Собственно же Матмаем владеют мохнатые курильцы, неподвластные ни китайцам, ни японцам, и имеют свои законы. Каждая их часть имеет начальников - старших в роду, которые, правя как хозяева, главные повелители; но есть ли у них главная особа - неизвестно.
   Японцы и китайцы для торга с курильцами приезжают на Матмай судами, привозят им платье из бумажных и шелковых материй, лаковую посуду, сорочинское пшено127 (важу128), табак, сабли, ножи, котлы, топоры и прочее; а от них в мену получают бобров, нерпу, мех разных зверей, китовый и других морских зверей жир, рыбу, орлины, перья и прочее.
   На известном нам берегу Матмая, то есть на мысе, протянувшемся к северу, везде высокие горы, лежащие хребтом к восточной стороне. В средине острова между хребтами есть пади или широкие увалы, множество рек, текущих в море, морских заливов и губ для гаваней довольно. На Матмае растет дуб, бук, вяз, липа, березник, тальник и много другого леса, в России неизвестного. В хребтах растут большие орехи, в полях травы неизвестные, ягоды: земляника, шикша, морошка, шиповник. В лесах водятся черные медведи, лоси, олени, дикие козы, мелкие соболи, лисицы, зайцы, а по речкам выдры. Диких коз жители стреляют из лука и ловят облавой. Птиц по озерам всякого рода довольно.
   Курильцы о Боге никакого понятия не имеют, а объявляют, что в старину кто-то в тумане сходил с неба на землю; обожают птицу филина и имеют множество болванчиков, как мунгалы и тунгусы. Мертвых зарывают в землю и верят, что они живут под землей.
   Курильцы все отращивают бороды, которые от самых глаз закрывают все лицо; по всему телу имеют мелкие волосы, а на груди густые и черные, отчего и получили название мохнатых.
   Начальники и зажиточные люди носят японские и китайские азямы129, а прочие - шитое из кож медвежьих и диких коз, так же и тканное из лыка платье. В шитье оного упражняются женщины. На последних трех островах жители говорят на одном языке и, разговаривая, часто гладят бороды и брюхо и, гладя ладонь о ладонь, гогочут: "га, гое, га". Письмян же никаких не имеют. Во время кушанья всякий хозяин или старшина разрезает поставленное, как-то рыбу и прочее: первый кусок кладет себе, а потом делит по старшинству. Во время их кушанья все сидят кротко и молчат; старший же при разделе гогочет.
   Курильцы мохнатые в последних четырех островах живут на балаганах, устроенных на столбах, обложенных и покрытых травой. Ежели в балагане кто умрет, то на другом месте делают новый.
   Острова Алеутские
   БЕРИНГОВ, или КОМАНДОРСКИЙ, остров безлюден, имеет низкое положение и каменист, а особенно в юго-западной стороне, и лежит в 250 верстах прямо на восток от реки Камчатка, под 185° долготы. Сей остров содержит в длину от 70 до 80 верст, а простирается от северо-запада к юго-востоку в таком же направлении, как и Медный остров, получивший сие название оттого, что море выбрасывает на берега большие и малые куски самородной меди, которой там такое множество, что можно бы оною производить весьма выгодный торг с китайцами, у коих сей металл весьма дорог. Некоторые из сих медных кусков имеют такой вид, как будто бы прежде были растоплены. Хотя местоположение сего острова и невысокое, однако он имеет много холмов. Море выбрасывает иногда на сей остров настоящее камфорное и еще другое дерево, которое имеет белый цвет, мягко и благовонно.
   МЕДНЫЙ остров лежит в 60 или 70 верстах от юго-восточного носа Берингова острова и в длину содержит около 50 верст.
   Алеутских островов число неизвестно. Сии острова лежат почти в 50 верстах от Медного острова и простираются от востока к югу. АТТАК есть ближайший. Он кажется обширнее Берингова и лежит от запада к юго-востоку в 20 верстах, от оного к востоку находится САМИЯ, неподалеку же от восточного края лежит еще один небольшой остров. В южной стороне от морского пролива, отделяющего оба острова, находится АГАТТУ, почти в том же самом положении, и в длину имеет не более 25 верст. Все сии острова лежат между 54 и 55° северной широты. Жители сих островов по большей части питаются сушеной рыбой и разными зверями.
   За Алеутскими островами следуют АНДРЕЯНОВСКИЕ острова, которые простираются даже до ЛИСЬИХ и дополняют ряд островов от Камчатки до Америки. Сии острова Андреяновскими называются по той причине, что Андреян Толстых во время своего путешествия в 1760 году был почти на всех сих островах.
   Остров АЯГА130 содержит в окружности около 150 верст, и на нем есть многие высокие и каменистые горы, промеж которых лежат болота и тундра; высокие дерева совсем не растут. Растения тамошние суть почти те же самые, какие находятся и на Камчатке. Из ягод есть: водяница, или шикша, но изредка попадается и голубица. Числа жителей определить невозможно, потому что они беспрестанно переезжают на байдарах с одного острова на другой.
   КАНАТА лежит в западной стороне от Аяги и имеет в окружности 200 верст. На сем острове есть высокая огнедышащая гора, около которой жители собирают летом серу. У подошвы сей горы находятся горячие ключи, в коих жители варят себе пишу. В прочем же остров сей не имеет никаких текущих вод, и жителей насчитывается только до 200 человек.
   ЧЕТХИНА лежит в 40 верстах от Канаги в восточную сторону и в окружности имеет около 80 верст. На нем есть многие каменистые горы, из коих достойна примечания так называемая Белая сопка. На низменных местах находятся также горячие ключи; однако изобильных рыбой текущих вод совсем нет. На сем острове живут только четыре семьи.
   ТАГАЛАК131 имеет в окружности 40 верст и лежит в 10 верстах к востоку от Четхина. На сем острове каменных гор мало, а изобилующих рыбой текущих вод вовсе нет. Притом не растут на нем и такие травы, которые бы можно было употреблять в пищу. Берега его сплошь каменисты, поэтому опасно приставать к оным на байдарах. Жителей же токмо четыре семьи.
   АТХУ лежит от Тагалака к востоку же в 40 верстах, а окружность его простирается до 360 верст. Неподалеку отсюда есть пристань, где суда на якоре могут стоять безопасно. На сем острове много гор, из коих вытекают разные речки, в море впадающие, и в одной из них, текущей к востоку, водится весьма много рыбы. Жителей на сем острове около 60 человек.
   АМЛАГ132- гористый остров, лежит к востоку в семи верстах от острова Ахту и содержит в окружности своей 300 верст. На нем жителей также 60 человек; но он имеет изрядную пристань и отменно изобилен годными в пищу кореньями. Малых рек на сем острове много, но рыба водится только в одной, текущей к северу.
   Жители сих островов живут в подземных пещерах, в коих огня не разводят и зимой. Рубахи или парки свои делают из кож птицы ару и топорка, коих ловят силками. Во время дождливой погоды носят они еще и другое платье, сшитое из тюленьих и сивучьих кишок. Рыбу камбалу ловят они деревянными удами и едят сырой. Они никогда и ничем впрок не запасаются; поэтому, ежели во время бурной погоды не могут выезжать на рыбную ловлю, вынуждены бывают питаться морской травой и улитками, которых собирают около берега и едят также сырыми. Морских бобров133 ловят они в мае и июне следующим образом: во время тихой погоды выезжают они на нескольких байдарах в море и, увидя бобра, стреляют по нему из гарпунов, а потом подъезжают так близко, что он никак не может уйти. Равным образом ловят они и тюленей. Они и во время самой жестокой стужи обыкновенно своего платья не переменяют, в чрезвычайные же морозы жгут только сухую траву и греют около огня свое одеяние. Женское и детское платье шьется у них из бобров, и точно так же, как и мужское. Если случится им ночевать вне своего жилища, то вырывают они в земле яму и ложатся в оную спать; причем одеваются только платьем и рогожами, сплетенными из травы. О будущем совсем не помышляют и думают единственно о настоящем; о законе не имеют ни малейшего понятия и не полагают никакого различия в рассуждении благопристойного и неблагопристойного.
   Лисьевские острова
   Следуют за Алеутскими и Андреяновскими и лежат между 53 и 55° северной широты и между 210 и 218° долготы, а потому и примыкаются к Америке.
   УНАЛАШКА, или АГУНАЛЯСКА134, - знатнейший Лисьевский остров, по свидетельству одних, имеет в длину 120, а по другим - 200 верст, в ширину от 10 до 18 верст, а лежит под 53° 29' северной широты и от 213 до 215° долготы. С северной стороны сего острова есть три залива, из которых один, называемый Удага, простирается по северо-восточной и юго-западной стороне почти до самой половины острова. Леса на нем никакого, кроме стланца талового, не находится; ясачных и неясачных жителей до 200. Мужчины платье носят птичье и кишечное, камлеи и шапки деревянные, а женщины котиковые, в губах и носу носят кости, в ушах бисер и корольки разного цвета, но преимущественно белого, волосы спереди стригут, а сзади вяжут пучком и выпускают виски; юрты строят из наносного леса, вкапываясь в землю на сажень; по разным речкам промышляют рыбу красную, белую, кижич, гольца и горбушу; и к пище служащие ягоды: малину, шикшу черницу, сарану, сладкую траву, корень макарша и другой, желтый, подобный осолодке135. На сем острове водятся лисицы черно-бурые, сиводушки и красные; морские нерпы, сивучи и малое число бобров. Обыватели Уналашки на промысел зверей и китов выезжают на байдарах в мае человек по 100; стреляют из луков и мечут с доски стрелой, которая длиной около двух аршин и у которой в конце вставляется острая кость или камень, служащий вместо железца, к стрелам привязывают пузырьки, чтоб они не могли потонуть.
   УМНАК-остров отстоит от Уналашки на 5 верст, длиной от 100 до 150, а шириной от 7 до 15 верст. На западном краю северного берега находится довольно пространная гавань и залив, в котором лежит небольшой каменистый островок АДУГАК, а на южной стороне есть другой, называемый ШЕМИЛГА. Леса на нем, кроме стланца, нет никакого, посредине острова есть горящая сопка, от которой по низменным местам исходят горячие ключи; жители в них варят мясо, рыбу и коренье; звери водятся: лисицы черно-бурые, сиводушки и красные, нерпы, бобры в малом количестве; жителей до 30 человек, обходительны все.
   КИГАЛГА-остров136 лежит от Уналашки к востоку в 5 верстах; в длину имеет не больше 10, а в ширину 1 версту Леса и речек на нем нет, а для пищи растет сарана, коренье, сладкая трава, ягоды - шикша; на нем водятся лисицы тех же родов и нерпы, а бобров нет.
   АКУТАН-остров137, отделенный от вышеописанного острова проливом верст на 20, в длину имеет 40, а в ширину от 5 до 10 верст, утесист и способной гавани не имеющий; леса на нем, кроме стланца, не растет; звери, кроме бобров, те же, что и на прочих островах, то ж разуметь должно о травах и ягодах. В речках рыбы не бывает. Жителей 40 человек.
   АКУН-остров от Акутана отстоит на 1 версту; в длину имеет 35, а в ширину от 10 до 15 верст; не имеет никакой гавани, кроме бухты на северной стороне; лес растет стланец; речки хотя на нем и есть, но рыбы в них бывает мало. Сверх коренья растут обыкновенные ягоды; звери водятся: лисицы бурые, сиводушки и красные, нерпы, бобров же не бывает. Жителей ясачных и неясачных 50 человек.
   АВАТАНОК-остров от вышеописанного отделяется на восток проливом на 30 верст, в длину имеет 20, а в ширину - от 3 до 5 верст; гавани не имеет; жители, коих числом до 20, в пишу употребляют траву, коренья, сарану, ягоды; речки хотя и есть, но безрыбны; звери водятся те же, как и на прочих островах; бобров не бывает; от сего острова на юго-восток лежит остров КИГАЛКА через пролив на 20 верст. Остров сей имеет в длину 20, а в ширину от 5 до 7 верст; гавани, кроме морской бухты, к судовому отстою способной, никакой не имеется; речки безрыбны; жителей 40 человек. Род их жизни такой же, как и на прочих островах. Звери и травы те же, что и на других.
   УГАМОК-остров от Кигалки отстоит на 5 верст; жителей на нем 7 человек, кои имеют тот же образ жизни, что и на прочих островах, звери водятся только красные лисицы и нерпы.
   КАДЬЯК-остров лежит к северо-востоку и от Уналашки отстоит на 800 верст. Величина сего острова, за опасностью нападения островитян, точно не известна, но полагают в длину 200, а в ширину от 20 до 30 верст. На восточном носу оного есть бухта, в которую впали многие речки, изобильные рыбой, и в сей бухте находится залив, глубиной в 21/2 сажени, который может служить гаванью для судов138. Лес на сем острове растет ольховник, рябинник, тальник и небольшой березник, а в хребтах есть немалой величины топольник, из которого делают боты наподобие камчадальских, в коих можно сидеть пяти человекам. Растет на нем также довольно сладкой травы, ягод: шикши, малины, брусницы, морошки, черницы, голубицы и коренья, изобилует он разной рыбой; звери водятся: лисицы бурые, сиводушки и красные, еврашки, выдры, горностаи и соболи; из водяных зверей примечены только нерпы. Жители сего острова живут в юртах, поставленных на столбах, с боков обиты лесом и покрыты травой. В них поделаны многие казенки139. Юрты внутри обиты деревянными цырелками140, подобными рогожам. Для входа в них сделано окно, которое прикрывается кишечной окончиной. В зимнее время нагревают они казенки горячими каменьями, и живут в них тойоны и лучшие мужики; посуду имеют глиняную и деревянную; число жителей не известно. Все островские жители живут обществами, в коих бывает человек по 50, а иногда по 200 и по 300, в больших подземных юртах или пещерах, которые имеют в длину от 60 до 80, в ширину от 6 до 8, а в вышину от 4 до 5 аршин. Кровли у жилищ их решетенные и покрываются сперва травой, а потом землей. На кровле бывает от двух до трех отверстий, а на иной от пяти до шести; и в сии отверстия входят и выходят они по лестнице. Каждая семья имеет в пещере особенное отделение, которое означено столбами. Мужчины и женщины сидят одни от других особо, а дети лежат на земле, и им связывают ноги, дабы они научились сидеть на гокке141.
   В жилищах их гораздо больше чистоты, нежели у камчадалов; и хотя они не держат в них огня, однако при всем том бывает там столь жарко, что мужчины и женщины сидят обыкновенно нагие. Если же они зимой, будучи в отлучке, перезябнут, то, пришедши домой, зажигают сухую траву, которой запасаются летом, а потом становятся над огнем и таким образом надевают кожаные свои рубахи. Внутри жилищ их темно, поэтому держат они в больших лампадах огонь, особенно зимою. Лампады же выделывают из камня и кладут в них светильню из травы ситника. Такой выточенный камень называется "чадук".
   Островские жители роста среднего, телом желты, лицом плоски и черноволосы. Мужчины бреют у себя обостренным камнем или ножом всю голову вокруг; однако на верхушке оной оставляют небольшой кружок волос, кои висят со всех сторон. Иные мужчины отращивают бороды, а иные их бреют или выщипывают волосы с корнем. Женщины подрезают спереди волосы наравне со лбом, сзади же связывают в пучок. На лице, на спине, на руках и под мышками выводят они разные узоры, которые сперва накалывают иглой, а потом натирают некоторой черной глиной. В нижней губе прорезают они по три скважины и в среднюю продевают плоскую кость или небольшой цветной камень, а в посторонние вставляют длинные обостренные кости, которые достают до самых ушей. Такие же скважины делают они и в носовом хряще и продевают сквозь оные небольшие кости, отчего ноздри их всегда бывают приподняты кверху. Они делают и в ушах скважины, в коих носят разные украшения, а наипаче пронизки, также янтарные куски, которые жители разных островов выменивают у обывателей острова Аляксы142 на стрелы и камни. Мужчины носят рубахи из птичьих кож длиной до колена и надевают их через голову. Сии рубахи спереди и сзади как будто облипают около тела. В дождливое же время надевают они верхнее платье или камлеи, делаемые из пузырей и других внутренних частей сивучей и китов, которые они надувают и сушат.
   Женское платье покроем такое же, как и мужское, и отличается только тем, что делается из кож морских бобров и медведей. Сии кожи подкрашивают некоторой красной землей и изрядно сшивают жилами. Сверх того украшают они платье свое бобровой опушкой и кожаной бахромой; на шее же носят пронизки. Они шьют костяными иглами, а вместо ниток употребляют жилы.
   Некоторые носят шапки из пестрых птичьих кож, у которых оставляют отчасти крылья и хвост. У обыкновенных их шапок, в которых ходят на рыбную ловлю и звериный промысел, торчит впереди небольшая дощечка, украшенная коренными зубами сивучей или пронизками, вымененными у россиян. Во время же праздников своих носят они еще лучшие шапки.
   Обменные торги производят они между собой морскими бобрами, платьем из птичьих кож, рубахами из кишок, большими кожами сивучей, употребляемыми к покрыванию байдар, деревянными шапками, стрелами и нитками из жил и из оленьего волоса, который они получают с острова Аляска. Домашние их вещи состоят из четвероугольных ведер и больших корыт, кои делают из леса, выбрасываемого на берег морем. Вместо топоров употребляют кривые каменные или костяные ножи. Однако они имеют и железные ножи, кои без сомнения получили от россиян. Огонь высекают они иногда из двух кремней, ударяя один об другой над бобровым пухом, перемешанным с серой, или над сухими листьями. Обыкновенный же их способ доставать огонь состоит в том, что они по примеру камчадалов делают в доске дыры и, просунув палку, вертят с великой скоростью до тех пор, пока дерево не начнет загораться; после чего ловят искру на трут. Суда имеют они двоякие, большие и малые. К первым принадлежат байдары, обшитые кожей и имеющие по обеим сторонам весла; в них могут поместиться от 30 до 40 человек. Малые же суда, подобные гренландским ботам, делаются из весьма тонких решетин и обыкновенно обшиваются кожей, которая покрывает судно как по бокам, так и сверху и плотно обтягивается около тела того, кто, сидя в нем, гребет. В некоторые из сих последних судов садятся и по два человека - один гребет, а другой ловит рыбу. Однако сей род судов представлен, кажется, для преимущества одним только тойонам, и их правят двухлопастным веслом; весом никогда не бывают они более 30 фунтов. На сих судах переплывают они с одного острова на другой и в тихую погоду проходят далеко в море, где ловят треску и камбалу костяными удами, для коих шнурки делают из жил или из морской травы.
   В ручьях бьют они рыбу стрелами. Море выбрасывает иногда на берег китов и других морских зверей, коих они также употребляют себе в пищу. Они никогда не промышляют ни зверей, ни рыб столько, сколько им надобно, и потому питаются больше улитками, морской травой и всем тем, что выбрасывает море. Наибольше же любят они сарану и другие коренья, также и разные ягоды. Пишу употребляют обыкновенно сырую, если же вздумают поесть чего-нибудь вареного, то кладут рыбу или мясо в выдолбленный камень и, накрыв другим, замазывают глиной и разводят под ним огонь. Съестные запасы сушат всегда без соли на вольном воздухе. Российское масло, постное и коровье, едят они весьма охотно, но хлеба не любят. Когда им в первый раз показали сахар, то они не смели его отведать, пока не увидели, что россияне и сами едят оный. Узнав же, что оный сладок, спрятали себе, дабы им попотчевать своих жен. Нюхательный табак, который они также впервые получили от россиян, употребляют теперь с великой охотой. Они кормят и самых малых детей грубой пищей и обыкновенно сырым мясом. Ежели младенец раскричится, то мать, вынесши его на морской берег, окунает в воду, хотя бы то было летом или зимой, и держит его в оной до тех пор, пока он не перестанет кричать. Но сие не причиняет детям ни малейшего вреда, а напротив того, укрепляет и подготавливает их к стуже; поэтому они всю зиму, не чувствуя ни малейшей боли, ходят босые. Они вынуждены также часто купаться в воде, ибо островские жители вообще думают, что они от этого бывают смелее, предприимчивее и впредь счастливее в рыбной ловле. Ежели островские жители имеют у себя что в запасе, то едят не разбирая времени; если же ничего не имеют, то могут и несколько дней сряду сносить голод. Они не брезгливы и глотают не только насекомых, кои беспрестанно по ним ползают, но и мокроту, из носа вытекающую. Моются же они сперва мочой, а потом водой. Оружие их есть: лук, стрелы, рогатины и дротики. Последние бросают они с небольшой доски, по примеру гренландцев, аршин на 50. Дротики бывают длиной в полтора аршина, и ратовище143, которое, судя по тому, чем они его обделывают, довольно хорошее, составляется нередко из двух кусков. Копья [наконечники] были прежде как у стрел, так и у рогатин их каменные и костяные, но ныне обыкновенно делают из железа, которое получают от россиян. Железо точат они между двумя камнями, поливая оное часто морской водой, и делают из него также ножи и топоры, которыми строят свои байдары.
   По словам престарелых людей на островах Умнак и Уналашка, жители сии не вели никогда ни между собой, ни с соседями своими войны, выключая один только случай, по которому имели они брань с жителями Аляски. Поводом же к сей брани служило следующее обстоятельство. Сын уналашского тойона имел вывихнутую руку, к коей жители Аляски, приехавшие гостить на Уналашку, вздумали привязать бубен, и на смех заставили его плясать. Сродники сего мальчика, почитая себя обиженными, завели с ними ссору, и с того времени жители сих островов живут всегда во вражде, чинят одни на других нападения и стараются разорять друг друга. Жители Уналашки нравами не столь суровы, как другие островские обыватели, и они гораздо вежливее и ласковее к чужим людям, но притом ведут непрестанные войны, во время которых больше хитростью стараются одержать победу. Жители Унимака почитаются сильнейшими всех прочих; и они нападают в великом множестве на обывателей других островов и похищают у них жен, что бывает главным поводом к войне. Остров Аляска наиболее они нападениями своими беспокоят потому, конечно, что он многолюднее и обширнее других. Они ненавидят всех россиян, почитая их общими своими неприятелями, нападающими везде, где только надеются получить себе корысть, и потому побивают их везде, где бы они им ни попались. Каждое селение имеет особого начальника, которого они называют "туку" [тойон] и который пред прочими ни саном, ни почестью не отмечен. Он решает споры с общего согласия соседей; и ежели выезжает на судне в море, то имеет при себе служителя, который называется "хате" и гребет вместо него. В сем заключается все его приметное преимущество; в прочем же работает он так, как и другие. Сие звание не наследственное, но дается тем, кто отличает себя отличными качествами или имеет у себя много друзей. И потому весьма часто бывает избираем в тойоны тот, кто имеет самое большое семейство. Ежели они бывают ранены, то прикладывают к ране некоторый желтый корень и постятся несколько времени. Если же чувствуют боль в голове, то каменным ланцетом пускают кровь из какой-нибудь головной жилы. Когда они насаживают копьеца на свои стрелы, то бьют себя в нос до тех пор, пока не пойдет кровь; и сей кровью приклеивают они свои копья.
   За убийство нет у них никакого наказания, потому что они не имеют судей. Если у островских жителей во время разъездов издержатся все собственные их припасы, то они, переходя из одного селения в другое, просят милостыню или требуют вспоможения от друзей своих и сродников.
   Свадебных обрядов они никаких не имеют, и всяк берет столько жен, сколько он в состоянии содержать, однако ж никто более четырех не имеет. Иные удовлетворяют также похоти свои и противным природе образом по примеру камчадалов; и такие мужчины носят женское платье. Жены живут не все вместе, а в разных юртах, как у камчадалов. Мужья часто жен своих променивают на какие-нибудь надобности, а во время голода отдают их и за пузырь с жиром. Некоторые из таковых мужей стараются также получить жен своих обратно; если же не могут выручить, а особенно таких, коих больше других любили, то нередко сами себя убивают. Ежели чужестранцы прибудут в какое ни есть селение, то женщины, по общему их обыкновению, выходят навстречу, а мужчины остаются дома; и сие почитается знаком дружества и доказательством того, что приезжие могут быть безопасны. Ежели хозяин имеет многих жен, то он одной ссужает своего гостя, если же и у самого его только одна, то отдает ему служанку Если муж умрет в юрте своей жены, то она удаляется в темную пещеру и живет там сорок дней. То же самое делает и муж после смерти любезнейшей из своих жен. Когда же умрут отец и мать, то дети должны сами себе промышлять пропитание. Россияне нашли многих в таком горестном состоянии, и некоторые приводимы были к ним для продажи.
   Празднества бывают у островских жителей весьма часто, а особенно когда обыватели одного острова приезжают гостить на другой, мужчины выходят гостям навстречу и бьют в небольшие бубны; пред ними же идут жены, которые поют песни и пляшут. По окончании пляски хозяин просит гостей принять в празднестве участие, а потом возвращается в свое жилище, укладывает порядочно рогожи и ставит для гостей наилучшее свое кушанье. Гости же, пришедши, садятся и, наевшись досыта, начинают веселиться. Сперва пляшут ребята и, прыгая, бьют в свои маленькие бубны, а старшие обоего пола поют в сие время песни. Потом пляшут мужчины почти совсем нагие и занавешиваются только спереди. Они идут малыми шагами один за другим и бьют в большие бубны. А когда они устанут, то сменяют их женщины, кои пляшут во всем своем платье иногда поодиночке, а иногда попарно; причем имеют они всегда с собой довольно надутые пузыри, коими они, пляшучи, размахивают. Между тем мужчины беспрестанно бьют в бубны и поют; по окончании же пляски гасят огонь, разведенный в юрте нарочно для сего празднества, и ежели случится тут волшебник, то начинает в темноте колдовать, если же его нет, то гости отходят в свой шалаш, который делают обыкновенно из байдар и рогож.
   Зверей промышляют они больше начиная с последних чисел октября до начала декабря, и в сие время бьют они много молодых морских медведей или китов, коих кожи употребляются на одеяние. Во весь же декабрь они веселятся; и сии забавы разнятся от вышеупомянутых тем только, что мужчины пляшут в деревянных личинах, изображающих разных морских зверей и подкрашенных красной, зеленой и черной землей, которую находят на сих островах. Во время празднества жители посещают одни других не только из разных селений, но и с ближайших островов. По окончании игрищ ломают они свои личины и бубны или кладут их в пещеры гор, откуда никогда их более не берут. Весной промышляют они старых морских бобров, сивучей и китов, а летом ловят на море рыбу.
   Иные из российских мореплавателей утверждают, что островские жители не имеют о Боге никакого понятия; но мнение сие несправедливо, ибо и между ними действительно видны следы хотя непорядочного, однако ж такого богопочитания, какого можно ожидать от непросвещенного народа. Выше сего упомянуто уже нами, что они при празднествах своих употребляют волшебников, которые объявляют, что они внушаемы бывают куганами144, или демонами. Если они что-нибудь предсказывают, то надевают деревянные личины, изображающие тех самих куганов, которые, по их сказкам, им являлись; а потом они пляшут, ломаясь чрезвычайно, и бьют в бубны, покрытые рыбьей кожей.
   Островские жители носят также на шапках своих некоторые изображения и ставят их [изображения], сверх того, около юрт для отвращения дьяволов и злых духов. Все сие довольно доказывает, что и они имеют некоторую веру. Скудных покойников завертывают они в их платье или в рогожу, а потом кладут в гроб и засыпают землей; богатых же укладывают в платье и с оружием в небольшие байдары, которые делают из наносного леса, и вешают их на столбах, поставленных крестообразно; после чего мертвое тело истлевает на вольном воздухе.
   Нравы и обычаи жителей Алеутских островов весьма много сходны с нравами и обычаями жителей Лисьих островов. Алеуты платят ныне ясак или совсем подвластны России. Некоторые из них научились уже несколько от российских промышленников и по-русски. Да и все вообще жители островов, лежащих в Восточном океане, отменно склонны к учению и весьма скоро понимают российский язык.
   Продолжение странствования к американским берегам в 1788 г. отряженного галиота "Трех Святителей" под предводительством двух штурманов, Измайлова и Бочарова
   Вследствие предписаний бывшего в Иркутске в должности генерал-губернатора господина генерал-поручика и кавалера Якобия145, уполномоченный от Шелихова главный поверенный над Американской компанией грек Деларов146, прибыв из Охотска на остров Кадьяк, где находится сия компания, 28 апреля 1788 года дал от себя штурманам Измайлову147 и Бочарову148 наставление, по которому должны они следовать из того острова на одном галиоте, именуемом "Трех Святителей", в море близ берегов твердой Американской земли как для открытия новых морских островов и приведения разных островных народов под власть Российской империи, так равно и для утверждения всей новообретенной американской части знаками, свойственными величеству и названию российскому Сии штурманы, руководствуясь тем наставлением, взяв с собою сорок человек из российских компанейских работных, двух толмачей из жителей Лисьевских островов и четырех человек коняг, сооружили тот галиот нужными к мореплаванию припасами и такелажами и снабдили оный потребными для коммерции товарами. Потом, взяв с собой по предписанию грека Деларова от штурмана Самойлова, тут в компании находящегося, пять досок и пять гербов медных, порученных Деларову от упомянутого генерал-поручика Якобия, самые те, что выше сего под названием российских знаков наименованы149, 30 апреля пустились в море из так называемой гавани Трех Святителей.
   Взяв сию гавань для счисления своего за первый меридиан, обошли полуденной стороной остров, именуемый Шелидак150; потом, приблизясь к восточному мысу Кыктака, в виду которого находится островок Угак, 2 мая в два часа пополудни взяли сей последний в пеленг151 и от него плыли курсом по пристойности ветров к губе Чугацкой, вытерпев тут же с 3-го по 4-е число один от востока весьма жестокий шторм.
   5-го числа увидели остров Суклю - один из губы Чугацкой, вытянувшийся к югу, тот самый, который экспедицией Беринга назван мысом Св. Ильи, и за противным северо-восточным ветром, пробыв в виду того острова и материковой земли по 8-е число в лавировке, приближались к тутошнему берегу по сокращении ветра на шпилю, пополуночи означенного 8-го числа в девятом часу. В тот самый час приплыли к галиоту в двоелюшной байдарке двое чугач и звали к себе торговаться, но управляющие галиотом, выспрося наперед у них к отстою оного удобное место и спустя на воду свои две байдары, пошли буксиром в небольшой пролив, который лежит по компасу север и юг. На правой его стороне остров Хликах-лик, а на левой - материковая земля; но за противным и сильным течением воды, не дойдя до желаемого места, вынуждены стать в устье того пролива на пятнадцатисаженной глубине на дрек, с прикрепленным к нему перлинем152.
   9-го числа пополудни в исходе второго часа штурман Измайлов, в пятнадцати человеках российских работных, отправился на одной байдаре по проливу для обозрения тутошних мест и для нужного об них замечания, да и приезжие в байдарке два чугачи от галиота в свое жилище уехали. Штурман Измайлов в проезде своем виделся с жителями чугацкими, но, не выходя на берег, имел с ними на байдаре через своего толмача переговор; а между тем в пять часов пополудни море от юга к северу обратило свое течение, с помощью которого бывшие на галиоте, подняв дрек и распустя при маловетрии топсель153, пошли при одной байдаре буксиром по проливу в видимую с судна на правой стороне пролива у острова Хликах-лик бухточку к низменному месту. В седьмом часу пришли к показанному месту, которое несколько потайниками на устье от волнения прикрыто, где на глубине осьми сажен близ песчаного берега стали на якорь, да в то же время и штурман со своей байдарой возвратился к галиоту благополучно. Сюда приезжали для торговли чугачи, у которых куплено бобров и кашлаков двенадцать, за бобры платимо было по осьми и по девяти ниток голубого бисера, по три и по четыре королька вдобавок, а за хвосты бобровые и выдры - по пяти корольков.
   10-го числа из галиота ездили байдарами по проливу для осмотра удобного и нужного места к отстою судна, где, усмотрев другую бухточку у песчаника, с правой же стороны берега, и не дойдя трех верст до первого на проливе лежащего островка, где никакого уже волнения не было, перетянулись буксиром в оную и стали на якорь на четырехсаженной глубине на песчаном грунте. Тут приезжали другие двое чугач, от коих, кроме бывшей небольшой торговли, известились, что какое-то чужестранное о трех мачтах судно недавно пришло и стоит у острова Ткалхи в бухте Нучек сего ж числа с полуденной стороны по оному проливу в Чугацкую губу, расстоянием восемь с половиной верст, на первом посредине пролива лежащем островке, на оконечности северо-западной стороны того островка, на вытянувшемся высотой на полуторы сажени утесе между двумя умеренной высотой листвяничными деревьями, из коих у крайнего к воде самая вершина высохла и немного сломлена, положена в землю из числа вышеупомянутых одна с крестом и надписью "Земля Российского владения" под No 7 медная доска, которая на особо сделанном сего вояжа плане означена точкою под литерой А. Сия доска заложена нарочно сделанными глиняными кирпичами; и, в рассуждении твердости грунта земли, верхний из сих кирпич врыт в глубину ее под дерн пять вершков. С самого того места пеленги по компасу: за проливом через лесной мыс сопка голая северо-запад 34,00; с левой стороны оконечность пролива в Чугацкую губу лежащего, мыс северо-восток 14,00; с правой стороны оконечность с лесом север 18,00; в воде два камня, первый в север 11,00, в пятнадцати саженях, а второй пониже в левой стороне северо-восток 60,00, в сорока саженях от первого камня, а правая в четырех саженях каменная лайда, коя вся покрывается прибылыми водами; к западу озерко небольшое, подле него морской берег к юго-западу 75,00, и тут же другой островок далее по проливу северо-запад 19,00.
   11 мая, подняв у галиота якорь и пройдя под парусами оный островок, за противным от другого маловетрием остановились на правой же стороне в небольшой бухточке на якорь. Здесь на другой стороне пролива на восток имеется бухта, в которую без всякой опасности могут входить разного рода суда и корабли и иметь спокойный отстой от морских волнений. Тут простоял галиот два дня за безветрием и за ожиданием по речкам рыбы. А 13-го числа в полдень обсервована была через четверть круга ширина места 59°47'14'' прикладных часов154, и на сем месте замечено 00,24 возвышение воды две с половиной сажени.
   14-го числа пополудни в два часа, подняв якорь и выйдя при зюйдовом ветре из сего пролива, пошли далее в губу к видимым впереди островкам и на двадцатитрехверстном расстоянии пристали к острову Никахта Хлук155, в бухте на глубине пятисаженной, где, простояв по 17-е число, имели с приезжими чугачами торг; а сего числа в десятом часу пополуночи, подняв якорь, плыли через пролив к северному мысу острова Сукли, куда 18-го числа пополудни в половине осьмого часа приближаясь, остановились за противным ветром в небольшой бухточке на якорь. В десятом часу приехал к галиоту в однолюшной байдарке чугач, ездивший за промыслом нерп; он объявил себя жителем острова Ткалха и, удостоверяя, что на оном имеется пристань кораблей, зашедших из других держав, обещался ее показать, объявляя ж, что около тамошних мест имеется довольно рыбы и что приходящие туда на судах люди промышляют в бухте Нучек неводами красную рыбу и палтусов. Он, желая посмотреть российских народов и жительства, просил, чтобы взять его на галиот; почему бывшие на сем правители, вознамерясь идти для рыбного промысла на объявленный остров, того же числа пополуночи в пять часов подняв якорь и обойдя северный мыс острова Сукли, плыли при юго-восточном ветре через пролив к острову Ткалха; и 19-го числа в третьем часу пополудни прийдя к оному, вошли в бухту Нучек, а из оной в небольшой заливец, на правой стороне лежащий, в котором по объявлению тутошних жителей стояло иностранное трехмачтовое судно, пришедшее туда весной 1788 года, и что оное за два дня до прибытия галиота вышло в море. Здесь на глубине трех с половиной сажен, на песчаном грунте остановился галиот на якорь и обсервовал ширину места 60-08.50. Работные люди имели 19-го и 20-го числа байдарами разъезд по речкам для ловли рыбы, которую добывали они по местам удобным и в море. Отселе пошли далее, но, встретив трудность, поскольку из сего заливца и при попутных ветрах выходить казалось опасно, вознамерились перейти на другую сторону в залив же, к продолжению пути.
   20-го числа опять прибыл к галиоту прежде упомянутый просящийся в путь чугач с двумя уже сродниками своими, который, сперва решась идти, как выше сказано, будто для посмотрения России, уезжал из галиота в свое жило156, но сродников оставлял на судне. От последних управл

Другие авторы
  • Гомер
  • Ожешко Элиза
  • Дойль Артур Конан
  • Марин Сергей Никифорович
  • Бурже Поль
  • Добролюбов Николай Александрович
  • Литвинова Елизавета Федоровна
  • Кондратьев Иван Кузьмич
  • Строев Павел Михайлович
  • Роллан Ромен
  • Другие произведения
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Михайловский Н. К.
  • Мурзина Александра Петровна - Стихотворения
  • Бакунин Михаил Александрович - Ответ одного интернационалиста Мадзини
  • Язвицкий Николай Иванович - Стихи, написанные по прочтении известия Генерал-фельдмаршала Князя Голенищева-Кутузова
  • Андреев Леонид Николаевич - Город
  • Карамзин Николай Михайлович - Статьи из "Вестника Европы"
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Терпеливый народ
  • Сумароков Александр Петрович - Шесть писем А. П. Сумарокова к историографу Г.-Ф. Миллеру и четыре записки последнего к Сумарокову
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Воробей и его четверо деток
  • Пумпянский Лев Васильевич - Кантемир
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 347 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа