Главная » Книги

Шевырев Степан Петрович - Письма к H. B. Гоголю

Шевырев Степан Петрович - Письма к H. B. Гоголю


1 2 3

  

Письма С. П. Шевырева къ H. B. Гоголю.

  

I.

Москва, 1843 марта 26.

   Оба письма твои, любезный другъ, я получилъ и благодарю тебя за нихъ. Мнѣ такъ много надобно говорить съ тобою, что затрудняюсь съ чего начать. Сначала о дѣлахъ внѣшнихъ житейскихъ, но и здѣсь нужны подраздѣлен³я. Буду сначала говорить о томъ, что сдѣлано, далѣе о настоящемъ и потомъ о будущемъ. И такъ, начнемъ съ прошедшаго. Ты просишь у меня откровенныхъ объяснен³й въ томъ, что я разумѣлъ подъ словами "ты плохо распорядился". Но теперь, я думаю, объяснен³я эти тебѣ не нужны, потому что недостатки ихъ передъ тобою выяснились. Ты самъ сознаешься въ неумѣньи распоряжаться дѣлами житейскими. Ты самъ обращаешься и отдаешь себя въ руки московскихъ друзей своихъ, въ которыхъ, конечно, сомнѣваться не можешь; зачѣмъ же ты не сдѣлалъ этого ранѣе и не ввѣрилъ намъ всего себя со всѣми твоими дѣлами? Ты могъ предчувствовать, что это сдѣлаешь позднѣе. Но и теперь, какъ увидишь, это еще не потеряно. Сочинен³я свои, по моему мнѣн³ю, ты долженъ былъ печатать здѣсь. Цензура, одно препятств³е, не помѣшала бы, потому что мы съ Никитенкомъ {Александръ Васильевичъ Никитенко, цензоръ С.-Петербургскаго Цензурнаго Комитета и экстраординарный профессоръ С.-Петербургскаго Университета.} сносились бы и отсюда. Печатан³е тебѣ обошлось бы гораздо дешевле. Ты не очутился бы въ рукахъ скверной типограф³и, которая владѣетъ теперь твоею собственност³ю и связываетъ руки Прокоповичу и намъ всѣмъ, друзьямъ твоимъ. Ужь много вреда нанесено первой распродажѣ экземпляровъ тѣмъ, что упущено было время и въ течен³и 1-го мѣсяца здѣсь книгъ не было, не смотря на огромныя требован³я публики. Мы нашли бы средства напечатать тебя здѣсь, точно такъ какъ нашли средства отправить тебя въ Римъ, когда тебѣ это было нужно. Теперь же ты поставилъ себя въ зависимость отъ такихъ людей, которые въ тебѣ никакого участ³я не принимаютъ и смотрятъ на твои сочинен³я, какъ на вещь, изъ которой хотѣли бы извлечь самую большую прибыль. Въ благородствѣ и дружбѣ къ тебѣ Прокоповича {Николай Яковлевичъ Прокоповичъ, товарищъ Гоголя по Нѣжинскому Лицею. Въ 1843 г. онъ былъ учителемъ Русской Словесности въ 1-мъ Кадетскомъ Корпусѣ.} я совершенно увѣренъ, но онъ самъ связанъ типограф³ею, которой факторъ обманулъ его отсылкою экземпляровъ въ Москву. Отнынѣ ты навсегда долженъ убѣдиться, что интересы твои всѣ должны быть здѣсь, на рукахъ у друзей твоихъ. Не думай никакъ, чтобы ты насъ обременилъ ими. Мы ли для тебя не пожертвуемъ времени и всего, что тебѣ нужно? Но довольно журить тебя за прошедшее. Теперь поговоримъ о настоящемъ. Оно совсѣмъ не такъ дурно, какъ ты воображаешь. Скажу даже болѣе: ты самъ не знаешь ни себѣ цѣны, ни своимъ сочинен³ямъ. Ты совершенно забываешь, что сочинен³я твои такой капиталъ, которымъ ты можешь и себя, и заимодавцевъ своихъ обезпечивать, какъ капиталистъ, и нечего тебѣ просить ни у кого. Умѣй только распоряжаться ими и довѣряй интересы свои въ руки тѣхъ друзей, для которыхъ спокойств³е твое и каждая копейка твоей собственности дороги, какъ ихъ собственныя, если еще не болѣе. Сочинен³я, теперь тобою изданныя {Рѣчь идетъ о первомъ издан³и сочинен³й Гоголя, напечатанныхъ въ четырехъ томахъ въ С.-Петербургѣ, въ типограф³и А. Бородина и К°. Редакц³я этого издан³я была ввѣрена Гоголемъ Прокоповичу.}, могутъ непремѣнно обезпечить тебя на всѣ три года, какъ ты желаешь, и тебѣ нечего о томъ думать. Но для этого надобно перевести главное управлен³е дѣлъ твоихъ изъ Петербурга сюда. Мертвыя Души всѣ разошлись до послѣдняго экземпляра, который я оставилъ для тебя. Счетъ всему подробный пришлю тебѣ, когда узнаю вѣрно, гдѣ ты будешь на лѣто. Изъ послѣдней суммы, мною полученной, надобно доплатить долгъ Погодину, а остальное пойдетъ въ часть уплаты новаго долга Аксакову, пославшему тебѣ 3.500 p.; прежн³й же долгъ весь ему заплаченъ, равно какъ и всѣмъ другимъ. Надобно приниматься за новое издан³е перваго тома. Но ты долженъ перечесть его, а мы должны тебѣ переслать экземпляръ съ нашими отмѣтками, но куда переслать?- напиши. Сначала думали мы было, что новое издан³е перваго тома должно выйти вмѣстѣ со вторымъ, но теперь разсудили иначе. Если все разошлось и публика, стало быть, требуетъ, то надобно удовлетворить ея желан³ю. Ускорен³е дѣла здѣсь было бы хорошо, потому что голосъ публики покрываетъ голоса враговъ твоихъ. Сочинен³я идутъ не такъ быстро, но потому, что первое время было упущено, и потому, что проценты стѣснительны для книгопродавцевъ, которые у насъ люди безденежные, а изъ десяти процентовъ не хотятъ безпокоиться. Но книги пойдутъ. До сихъ поръ выручаемыя деньги я отправляю къ Прокоповичу для уплаты типограф³и. Онъ обѣщаетъ прислать мнѣ послѣ уплаты 800 экземпляровъ. Пусть присылаетъ и больше. Этими экземплярами обезпечится совершенно та трехлѣтняя сумма, которой ты требуешь, и тебѣ нечего будетъ просить ни у кого. Наше дѣло будетъ только заботиться о распродажѣ и высылать тебѣ денежки. И такъ, ты видишь, что устроен³е дѣлъ твоихъ зависитъ теперь отсюда. Поторопи же Прокоповича высылать сюда все, что можно, и вырвать твою собственность изъ рукъ типограф³и, которой я очень опасаюсь въ этомъ дѣлѣ. Прокоп(овичъ) самъ сознается, что факторъ такой плутъ, какого онъ еще не встрѣчалъ въ жизни. Ты видишь, что настоящее твое не такъ дурно, какъ ты воображаешь: все зависитъ отъ скорѣйшей раздѣлки съ типограф³ею и отъ устроен³я дѣлъ твоихъ здѣсь у насъ. Что касается до будущаго, то оно во всякомъ случаѣ должно быть свѣтло, потому что друзья твои тутъ и не оставятъ тебя, что бы ни случилось. Трое, къ которымъ обратилъ ты письмо, выбраны прекрасно. Погодинъ бываетъ строгъ къ тебѣ, Аксаковъ готовъ всегда баловать тебя, я буду занимать середину. Контора твоихъ издан³й будетъ у меня. Всѣ счеты также. Не думай, что ты меня тѣмъ обременяешь. Могу ли я для тебя этого не сдѣлать? Деньги на первый случай посланы къ тебѣ были Аксаковымъ. Теперь я буду ему выплачивать. Распоряжен³я будущ³я всѣ сдѣлаются, по получен³и экземпляровъ отъ Прокоповича, и ты будешь о томъ увѣдомленъ; но ни въ какомъ случаѣ ты безпокоиться не долженъ.
   Довольно о дѣлахъ житейскихъ. Теперь объ литературѣ. Сочинен³я твои возбудили всеобщее удовольств³е. Здѣсь нѣтъ разноглас³й. Всѣ мнѣн³я сходятся. Я еще все собирался благодарить тебя за впечатлѣн³е, которое произвели на меня Игроки. Это чудное и полное создан³е. П³еса такъ была превосходно разъиграна, какъ еще не была ни одна на московскомъ театрѣ. Тому содѣйствовали первый С. Т. Аксаковъ превосходнымъ чтен³емъ п³есы, второй М. С. Щепкинъ. Публика приняла эту п³есу соотвѣтственно ея достоинству, и мнѣ никогда еще не случалось видѣть въ театрѣ, чтобы искусство достигало художественнымъ путемъ такой полноты своего дѣйств³я, какъ достигло оно тутъ. Для меня это было полное наслажден³е. Я видѣлъ, что и публика наша въ состоян³и понять искусство и что она имѣетъ въ тебѣ великаго художника. "Женидьба" имѣла успѣхъ также, но я нахожу, что распредѣлен³е ролей въ этой п³есѣ было неудачно.
   Изъ сочинен³й твоихъ я прочелъ все новое, и изумляюсь во всемъ твоему чудному росту. Изъ передѣланныхъ п³есъ прочтенное не менѣе изумило меня. Жду свободной минуты, чтобы изучить тебя вполнѣ и написать всему разборъ полный и подробный. Ты не повѣришь, какъ мое время все уходитъ по мелочамъ въ занят³яхъ непрерывныхъ, которыя трудно привесть къ единству. Не сѣтуй за то, что опоздалъ и отвѣтомъ на письмо. Право, не воля виновата, а судьба, слишкомъ мотающая меня во всѣ стороны.
   Благодарю тебя отъ искренности души за второе письмо твое. Сладко мнѣ было твое сочувств³е къ моей рѣчи, которая была написана отъ полноты души и въ которой многое снизошло, можетъ быть, оттуда, откуда все лучшее на землѣ неполной нисходитъ. Въ душѣ моей много зачинается новыхъ мыслей, мыслей изъ новаго пер³ода быт³я моего, но всѣ онѣ требуютъ уединен³я для своего развит³я. Трехмѣсячная болѣзнь моя принесла мнѣ много пользы. Во время болѣзни я прочелъ и Портретъ, тобою передѣланный. Ты въ немъ такъ раскрылъ связь искусства съ религ³ей, какъ еще нигдѣ она не была раскрыта. Ты вносишь много свѣта въ нашу науку и доказываешь собою на зло нѣмцамъ, что творчество можетъ быть соединено съ полнымъ сознан³емъ своего дѣла. Не остывай въ дѣлѣ своемъ; не охлаждайся. Помни, что велико твое призван³е въ Росс³и. Я увѣренъ, что придетъ къ тебѣ такое время, когда произведен³я твои будутъ выливаться во всей полнотѣ и цѣлости изъ твоего духа - скоро и отчетливо. Ты созрѣешь до этой полноты непремѣнно. Все ведетъ тебя бъ ней. Обнимаю и цѣлую тебя много разъ. Жена и сынъ мой тебѣ кланяются. Пожми руку Языкову {Николай Михайловичъ Языковъ находился въ 1843 году, какъ и Гоголь, заграницею.}.

Твой С. Шевыревъ.

   Марта 29 с(тараго) с(тиля), 1843. Москва.
  

II.

Октября 27 с. с., 1843. Москва.

   Вотъ тебѣ, любезный другъ, отчетъ за М(ертвыя) Д(уши). Извини, что опоздалъ. Ей Богу, не нахожу времени для дѣла, которымъ со всѣхъ сторонъ заваленъ. Въ экземпл(ярахъ) сочинен³й расчета не успѣлъ сдѣлать еще. Пришлю послѣ. Да онъ незначителенъ. Отъ П(рокопови)ча получено было до сихъ поръ 206 экз(емпляровъ), да еще прислано немного попорченныхъ переплетчикомъ. Я ихъ не выбралъ еще изъ ящика, потому что нужды нѣтъ особенной. Странно! расходъ ихъ вовсе остановился здѣсь. Полевой абонировался на 200 экз(емпляровъ), но брать не продолжаетъ. Все заставляетъ думать, что каналья Жернаковъ {Петербургск³й типографщикъ.} припечаталъ и продаетъ отъ себя. Да ужь нечего объ этомъ. О второмъ издан³и М(ертвыхъ) Д(ушъ) надобно похлопотать сначала въ Петерб(ургѣ). Ты долженъ написать о томъ къ Плетневу и Одоевскому. Не разрѣшатъ, я думаю, не спросяся. Языкову я еще не говорилъ, и жду твоего письма. Ты принялъ потерю твою великодушно; но я принять такъ не могъ потерю, которая тебя касалась. Ничего бъ такъ я не желалъ, какъ имѣть въ рукахъ средства, чтобъ тебя успокоить. Радъ дѣлать все, что прикажешь. Я знаю, какъ важно твое спокойств³е, необходимое для трудовъ твоихъ.
   Благодарю тебя за добрые совѣты насчетъ журнальнаго водоворота. Повѣрь, что я сталъ самъ къ нему равнодушнѣе. Скажу одно только противъ: блюстители огней истины не должны стоять однако надъ нею, сложа руки, и дремать. Дорога каждая минута ихъ дѣятельности. Не забудь, что журналы дѣйствуютъ безпрерывно. Отъ полемики я и самъ рѣшительно отказываюсь. Это потеря времени. Но надо было однако подавать голосъ. М(осквитянинъ) въ течен³и трехъ лѣтъ собралъ къ себѣ все то, что есть благомыслящаго въ Росс³и. Отовсюду были отголоски пр³ятные. Въ нынѣшнемъ году я менѣе дѣйствовалъ въ журналѣ и гораздо болѣе про себя. У меня готово въ головѣ и на бумагѣ въ очеркахъ общее обозрѣн³е Истор³и Русс(кой) Словесн(ости) древней и покой. Я оставилъ бы все для этого труда: и журналъ, и даже университетъ на время. Чувствую призван³е въ себѣ къ этому труду. Чувствую, что онъ нуженъ въ это время для Росс³и. Я вступилъ въ такой пер³одъ жизни, когда есть уже какая-то потребность средоточить себя въ одномъ трудѣ. Но не знаю, какъ оторвать всѣ цѣпи, которыя кругомъ привязываютъ меня къ жизни. Не знаю, какъ уйти въ себя. Чувствую, что какой-то сильный поворотъ долженъ во мнѣ совершиться; не знаю, какъ это будетъ. Отдаю себя въ руки Провидѣн³я. Можетъ быть, оно лучше меня направитъ, нежели я самъ. Слишкомъ много я жертвую собою другимъ: всѣмъ до меня дѣло; всѣмъ я нуженъ. Если человѣкъ отдастъ себя людямъ - бѣда: разорвутъ его на части. Ссоришься съ ними, бранишься съ ними, имъ нужды нѣтъ. Ты ужь у нихъ въ рукахъ. Они овладѣли тобою и отъ тебя не отстаютъ. Я хотѣлъ бы уединен³я хотя на годъ. Университета я не оставлю. Живое слово такъ важно. Не скоро дождешься отъ него плодовъ. Черезъ 8 лѣтъ и болѣе они только становятся видны. Но надобно бы то уединяться профессору, то выходить. Я теперь читаю истор³ю русской литературы въ унив(ерситетѣ). Общее обозрѣн³е я кончилъ въ 12 лекц³й сентября. Мнѣ надобно бы сдѣлать хотя имъ редакц³ю. A послѣ - за большой трудъ. Въ этомъ обозрѣн³и высказывается только главная мысль и проводится вполнѣ. A тамъ принялся бы я за подробное изложен³е предмета. Изучен³е древней Руси много меня привлекаетъ. Тутъ есть сокровища новыя. Нынѣшнее лѣто я провелъ въ сельскомъ уединен³и и много читалъ, готовилъ матер³ялы для моего курса. Много мыслей новыхъ и свѣтлыхъ блеснуло въ головѣ моей. Я чувствую себя созрѣлымъ для труда. И некому заставить меня сѣсть за него! Недавно встрѣтилось было обстоятельство, тому благопр³ятное, но и то разсѣялось.
   Не могу много писать къ тебѣ. Я утомился. Нервы мои слабы. Имъ же было на дняхъ сильное потрясен³е. Прости. Будь здоровъ. Жду твоихъ писемъ. Будь искреннѣе со мною. Не (щад)и словъ, чтобъ себя высказывать. Хоть бы въ издан³и твоихъ сочинен³й: развѣ ты не могъ въ насъ предполагать, что всякая воля твоя была бы свята для каждаго изъ насъ и что мы не нарушили бы ея и не стали бы тебя распрашивать? Будь откровененъ. Дѣйствуй съ нами прямо, и такъ выражайся. Обнимаю тебя душевно. Жена тебѣ кланяется. Передай мое сердечное почтен³е Васил³ю Андреевичу {Жуковскому.}. Какъ я радъ его Одиссеѣ и съ какимъ нетерпѣн³емъ жду ея!

Твой душою С. Шевыревъ 1).

  
   1) На письмѣ имѣется слѣдующ³й адресъ: Въ Дюссельдорфъ. Bords du Rhin. Его превосходительству милостивому государю Васил³ю Андреевичу Жуковскому, а васъ покорнѣйше прошу передать Н. В. Гоголю.- A son Excellence Monsieur Monsieur de Joukovsky à Dusseldorff. Pour remettre à Mr N. de Gogol. Берега Рейна.
  

Мертвыя Души.

  
   Счетъ экземплярамъ (2400).
   Продано здѣсь мною - 1758 экз(емпляровъ).
   Въ Петербургъ отправлено 300 экз. 1).
   Въ контору М(осквитяни)на отдано еще до присылки мнѣ - 240 экз.
   Аксаковъ взялъ съ твоего позволен³я - 25 экз. 2).
   Матушкѣ твоей - 3 экз.
   Отдано тебѣ изъ типограф³и - 62 экз(емпляра).
   Въ ценз(урный) комитетъ - 6 экз(емпляровъ).
   Для конторы типог(раф³и), по предпис(ан³ю) министра - 4 экз(емпляра).
   Фактору типогр(аф³и) - 1 экз(емпляръ).
   Оставленъ автору, по распродажѣ, послѣдн³й - 1 экз(емпляръ).
   И того 2400 экз(емпляровъ).
  
   1) За нихъ я получилъ отъ Прокоповича только 1180 руб(³ей) асс(игнац³ями). Въ остальныхъ спроси у него счетъ ты самъ. См. х.
   2)Я у него спрошу объ нихъ. Но ему много ты долженъ.
  

Счетъ деньгамъ.

  
   Ты мнѣ оставилъ для расплаты съ типограф³ею и литографомъ всего ассигнац³ями - 864 р. 95 к.
  
   Расходъ имъ:
  
   въ типограф³ю заплачено - 763 р. 20 к.
   отдано Сиверсу литографу - 93 р. асс.
   за переплетъ 10 экз(емпляровъ) въ папку - 5 р(ублей).
   Итого - 861 р. 20 к.
   Остается - 3 р. 75 к.
  

Приxoдъ.

  
   Изъ унив(ерситетской) лавки получено за - 100 экз. съ выч. 20 проц. - 840 р.
   Отъ Полеваго за - 100 экз. - (по 20 проц.) - 840 р.
   Отъ него же за - 700 экз. - (по 25 проц.) - 5512 р. 45 к.
   Отъ Базунова за - 300 экз. - (по 25) - 2362 р. 50 к.
   Отъ него же за - 287 экз. (по 20) - 2410 р. 80 к.
   Отъ него же за - 85 экз. по 9 р(ублей) - 765 р.
   Отъ Полеваго за - 25 экз. по 9 р(ублей) - 225 р.
   Отъ купца Алексѣ(ева) за - 15 экз. по 9 р(ублей) - 135 р.
   Отъ Глазунова за - 5 экз. по 9 р(ублей) - 45 р.
   " " за - 6 экз. по 9 р(ублей) - 54 р.
   " " за - 5 экз. по 9 р(ублей) - 45 р.
   Отъ Ольхина за - 100 экз(емпляровъ) - 850 р.
   Отъ Щепкина за - 25 экз., безъ проц. - 262 р. 50 к.
   Продано - 5 экз., безъ проц. - 52 р. 50 к.
   Экземпляровъ - 1758. - 14399 р. 75 к.
  
   х. Отъ Прокоповича получено - 1180 р.
   Осталось денегъ отъ счета съ типогр(аф³ею) и литогр(афомъ) - 3 р. 75 к.
   И того въ приходѣ 15583 р. 50 к.
  

Расходъ.

  
   За отправлен³е въ Петербургъ книгъ - 134 р. 43 1/2 к.
   Переплетчику заплачено - 144 р. 10 к.
   Долги: Павлову " - 1.500 р. 1)
   Долги: Хомякову заплачено - 1.500 р.
   " Свербееву " - 1.500 р.
   " Погодину " - 4.500 р.
   Ему же доплачено къ экземплярамъ, проданнимъ въ конторѣ, за вычетомъ 25 проц(ентовъ), за 1890 р(ублей), до 3000 - 1.110 р.
   Мнѣ - 400 р.
   Аксакову - 3.500 р.
   Еще ему же въ уплату новыхъ 3500 р(ублей) - 1.280 р.
   Итого - 15.568 р. 53 1/2 к.
  
   Въ приходѣ - 15.583 р. 50 к.
   Расходъ - 15.568 р. 53 1/2 к.
   Осталось - 14 р. 97 к.,
   которые внесены въ приходъ сочинен³й.
  
   1) Не знаю, помнишь ли ты записку долговъ, тобою мнѣ оставленную. Вотъ она въ коп³и: Свербѣеву 1.500 p., Павлову 1.500 p., Хомякову 1.500 p., Аксакову 3.500 p., Погодину 7.500 p., мнѣ 400 р.
  
  
   2 NB. Экземпляры продавалъ я, стараясь, какъ видишь, соблюдать какъ можно болѣе твою выгоду. Я придерживался въ цѣнѣ, когда видѣлъ, что оставалось мало. Еще есть они въ лавкахъ. У Прокоповича требуй отчета въ 300 p., помня, что я отъ него получилъ только 1180 р. асс(игнац³ями).
   3 NB. Экземпляровъ я не раздавалъ никому: уже было поздно. Всѣ имѣли.
  

III.

Ноября 15/27 1844. Москва.

   Сегодня получилъ я письмо твое, любезный другъ, отъ 12 ноября н(оваго) с(тиля) и сегодня же отвѣчаю. Богъ лучше насъ съ тобою заботится объ исправлен³и недостатковъ Погодина, если как³е онъ имѣетъ, потому что послалъ на него так³я два несчаст³я, которыя трудно перенести человѣку. Видно, неизвѣстно тебѣ даже и первое, потому что на несчастнаго не сердятся; второе же еще такъ свѣжо и недавне, что не могло дойти до тебя. Въ ма³ѣ мѣсяцѣ соскочилъ онъ съ дрожекъ, у которыхъ сломалась ось, и переломилъ себѣ ногу. Два мѣсяца вылежалъ онъ терпѣливо и еще до сихъ поръ не возвратилъ свободнаго употреблен³я ноги, а ходитъ теперь на костыляхъ. Не успѣлъ еще оправиться онъ отъ этого несчаст³я, какъ посѣтило его другое, еще ужаснѣе. Добрая, незабвенная Елизавета Васильевна, послѣ шестинедѣльной жестокой болѣзни, которая состояла почти въ безпрерывной тошнотѣ и рвотѣ, кончила жизнь. Погодинъ, бѣдный, убитъ горемъ. Четверо сиротъ около него, безъ матери. Домъ опустѣлъ безъ жены, которая была кроткимъ ангеломъ всего семейства. Намъ ли исправлять его, другъ, если Богъ взялся за это? Намъ ли тутъ что говорить? Сегодня 10й день смерти Елизаветы Васильевны. Ты догадаешься, что письмо твое пришло не кстати; но ты, конечно, и не могъ вообразить того. Ты поймешь, что пройдетъ еще много времени, пока я буду въ силахъ заговорить ему о твоемъ портретѣ. Но сначала объ немъ самомъ и его исправлен³и, и исправлен³и другъ друга вообще. Я не знаю, съ чего ты взялъ, что Погодинъ остался не узнанъ другими и разорвалъ связи съ лучшими своими друзьями. Во время перваго несчаст³я его вся Москва съѣзжалась къ нему на Дѣвичье поле, и тутъ-то мнѣ пр³ятно было видѣть, какъ всѣ, не смотря на его недостатки, единодушно любятъ его и принимаютъ въ немъ живое, искреннее участ³е. Тутъ были всѣ: и знатные, и ученые, и купцы, и ремесленники, всѣ, всѣ безъ исключен³я. Объ немъ сожалѣлъ весь городъ вкупѣ. Второе его несчаст³е соединило также всѣхъ около него. Память жены его свята была для всѣхъ, а ему сострадали всѣ искренно. Въ такихъ несчаст³яхъ всего болѣе узнается мнѣн³е, которое имѣютъ объ человѣкѣ. Погодинъ имѣлъ непр³ятности съ друзьями - правда, но съ такими, которые имѣли ихъ съ другими. Погодинъ не разорвалъ связи ни съ кѣмъ, тогда какъ друг³е, его обвиняющ³е, разорвали ее со многими изъ прежнихъ друзей своихъ. Онъ неряха въ издан³яхъ своихъ; ему это говорили нѣсколько разъ; но тѣмъ онъ вредитъ только самому себѣ, и самъ это вѣрно знаетъ. Ты собираешься исправлять его, и мнѣ поручаешь сдѣлать это предварительно. Прекрасны мысли твои о взаимномъ исправлен³и, которымъ мы обязаны другъ другу, и о христ³анской обязанности нашей стремиться къ совершенствован³ю. Но позволь мнѣ прибавить къ этому нѣсколько собственныхъ размышлен³й. Чтобы исправлять другаго, надобно пр³обрѣсти на то право исправлен³емъ самого себя, и если берешься за это, то браться за это въ минуту самую спокойную, въ минуту самой сильной любви къ человѣку, а не въ такую, когда на него хотя за что нибудь сердишься. Тогда исправлен³е пойдетъ въ прокъ: иначе оно будетъ похоже на осужден³е. Мнѣ кажется, что ты въ оба раза поступилъ такъ, когда брался исправлять Погодина. Первое письмо писалъ ты къ нему въ отвѣтъ на письмо, которое тебя разсердило, и теперь второе пишешь также въ ту минуту, когда еще сильно сердишься на него за портретъ. Теперь объ этомъ портретѣ. Я рѣшительно не понимаю, за что ты тутъ разсердился. Въ шутку скажу тебѣ, что твое кокетство [если ты его имѣешь] могло быть оскорблено, потому что портретъ не хорошъ, хотя и имѣетъ сходство; но въ натурѣ, безъ комплиментовъ, ты лучше, чѣмъ на портретѣ. Что же касается до самаго дѣйств³я Погодина, я, право, не понимаю, что тутъ оскорбительнаго. Журналистъ хочетъ украсить свой журналъ портретомъ писателя, любимаго публикою. Это его выгода. Конечно, лучше бъ было спроситься. Но чѣмъ же обидѣлъ онъ твое смирен³е или твое самолюб³е? Смирен³е твое не можетъ страдать отъ этого, потому что славу свою ты не утаишь же отъ Росс³и, которая признаетъ ее. Самолюб³е могло бы оскорбиться только тѣмъ, что портретъ не хорошъ; но если государь Н(иколай) П(авловичъ) не сердится на свои дурные портреты, то зачѣмъ же оскорбляться твоему литературному величеству? Никто, конечно, не оподозритъ въ томъ ни тебя, ни Погодина, что вы по взаимному соглас³ю это сдѣлали. Остается отнят³е собственности, но, конечно, ты за тѣмъ и не подумаешь гнаться. Растолкуй мнѣ, сдѣлай милость, въ чемъ тутъ эта горькая непр³ятность, эта страшная истор³я? Я рѣшительно не понимаю. Никто здѣсь и не обратилъ вниман³я на это; никто не шумѣлъ: ни друзья твои, ни литераторы, ни публика,- и первый шумъ изъ этого дѣла подымаешь ты. Одинъ студентъ, правда, просилъ меня подарить ему твой портретъ особо, потому что онъ желалъ украсить имъ свою комнату. Друг³е студенты вырвали портретъ изъ того экз(емпляра) М(осквитяни)на, который они читаютъ. Вотъ все, что объ этомъ дѣлѣ мнѣ извѣстно, и изъ этого ты видишь только, что портрету твоему, даже и не такъ удачному, радо молодое поколѣн³е, тебѣ вполнѣ сочувствующее. Какимъ же образомъ могло это обстоятельство произвести значительное измѣнен³е въ твоихъ работахъ и во времени выхода въ свѣтъ труда твоего,- этого я ужь никакъ и понять не могу. Книги твои здѣсь вовсе не расходятся. Тысячу экземпляровъ я получилъ отъ Прокоповича, но они лежатъ цѣлехоньки. Книгопродавцы говорятъ, что имъ выгоднѣе продавать въ Петербургѣ, потому что уступается болѣе процентовъ. Не понимаю, какимъ же образомъ Прокоповичъ не только денегъ къ тебѣ не присылаетъ, но даже и не пишетъ къ тебѣ. Вѣдь, вотъ не хочешь же ты сознаться, что ты дурно сдѣлалъ, довѣривъ все это дѣло въ Петербургѣ такимъ людямъ, которые не стоили твоей довѣренности. Ты предпочелъ ихъ твоимъ московскимъ друзьямъ и ввѣрилъ твои самые значительные интересы людямъ, почти тебѣ чужимъ. Ты боялся кого здѣсь? Погодина; но стоило тебѣ сказать Аксакову и мнѣ: "Берегите мою собственность и печатайте только особо, а въ журналъ не давайте", и твое слово было бы свято соблюдено. Чего ты боялся? Совершенно пренебрегать такимъ дѣломъ ты опять не можешь, потому что оно ставитъ тебя въ положен³е очень затруднительное: я это вижу. Ни Аксакову, ни Языкову я еще заплатить не могъ ни гроша. Денегъ въ кассѣ твоихъ 300 р. Базуновъ хотѣлъ прислать за 10-ю экз(емплярами). На дняхъ надѣюсь сколотить тебѣ тысячу рублей асс(игнац³ями), съ своими, и прислать тебѣ.
   Я боюсь, что нѣкоторыя подробности письма моего будутъ тебѣ непр³ятны. Но надо было ихъ высказать. Всего грустнѣе для меня будетъ, если онѣ отнимутъ у тебя хотя немного времени отъ труда твоего. Заключу нѣсколькими литературными извѣст³ями. Первое грустное. Мы лишились Ивана Андреевича Крылова. Вѣрно, эта вѣсть уже дошла до васъ. Москвитянинъ переходитъ отъ Погодина къ Кирѣевскому И(вану) В(асильевичу), который съ Новаго года будетъ его полнымъ издателемъ. Тебя вся брат³я приглашаетъ къ посильному участ³ю, если только это не разстроитъ тебя ни въ какихъ твоихъ занят³яхъ. Затѣвается другой журналъ въ Москвѣ, Московское Обозрѣн³е, парт³ею нѣмецкой или лучше варяжской стороны. Но явится ли къ Новому году, неизвѣстно. Я открываю публичный курсъ истор³и русской словесности съ 25-го ноября. Древняя будетъ читаться подробнѣе, новая короче. Москвитянинъ я постараюсь переслать тебѣ черезъ книгопродавца Северина какъ 43-й, такъ и 44-й годъ. Поклонись отъ меня душевно В. А. Жуковскому. Мельгуновъ мнѣ писалъ о осьми пѣсняхъ Одиссеи. Съ какимъ нетерпѣн³емъ я ихъ ожидаю! "Наль и Дамаянти" служила мнѣ единственнымъ отдыхомъ въ нашей тяжкой современной литературѣ. Это и благовонно, и сладко. Собирался написать разборъ, но отвлекли друг³я занят³я. Изучен³ю Васил³я Андреевича я посвятилъ недавно нѣсколько времени, потому что онъ взойдетъ въ мои лекц³и; но мнѣ педостаетъ совершенно б³ографическихъ извѣст³й о всемъ ихъ поколѣн³и. Вигель одинъ обѣщаетъ записки; но это еще далекое будущее. Боюсь обременять своими просьбами и быть нескромнымъ. Вѣрю, что память всего этого прекраснаго прошедшаго сохранится, но не скрою, что хотѣлось бы мнѣ знать его, потому что я сознаю же въ себѣ способность ему совершенно сочувствовать. Я намѣренъ написать непремѣнно подробную истор³ю нашей словесности отъ начала до конца. Послѣ публичныхъ лекц³й примусь за трудъ письменный. Письмо твое къ Е. Г. Чертковой я доставилъ. Не сказалъ еще ни слова тебѣ о семейной моей радости. Богъ далъ мнѣ дочку Катеньку. Давнишнее мое желан³е исполнилось. Жена сама кормитъ. Она тебѣ кланяется и благодаритъ тебя за воспоминан³е. Обнимаю тебя. Не сердись на меня за это письмо. Борисъ тебѣ кланяется и цѣлуетъ тебя. Твой всею душою С. Шевыревъ 1).
   1) На письмѣ слѣдующ³й адресъ: à Francfort sur Mein. Во Франкфуртъ на Майнѣ. Его превосходительству милостивому государю Васил³ю Андреевичу Жуковскому съ покорнѣйшею просьбою передать Н. В. Гоголю. À Son Excellence Monsieur de Joakovsky pour remettre à M-r de Gogol.}
  

IV.

  
   Любезный другъ, давно я не писалъ къ тебѣ, и самъ не знаю почему. И еще бы молчан³е мое продлилось, но сейчасъ писалъ къ Кирѣевскому въ отвѣтъ на его грустное письмо. Онъ боленъ. У него болитъ сердце. Вдругъ какъ-то сильно захотѣлось написать и къ тебѣ. Ты также боленъ, какъ я слышалъ. Чѣмъ? не знаю. Но, можетъ быть, это болѣзнь твоя прежняя. Горько слышать и тамъ и тутъ о больныхъ, и о какихъ же больныхъ, которые мысл³ю своею и словомъ могли бы столько сѣять добра на Русской землѣ. Неужели нѣтъ молитвы, которая бы васъ исцѣлила? Неужели нѣтъ силы высшей, которая подняла бы и немощь духа вашего и немощь тѣла? Есть она, есть она и всегда готова сойти на вамъ, да видно вы ее плохо призываете. На твое большое письмо я не отвѣчалъ. Ты требовалъ рѣшительнаго да на свое предложен³е. Я не могъ тебѣ уступить насильно это да и вотъ почему не отвѣчалъ. Предложен³е твое о суммѣ, сбираемой съ твоихъ сочинен³й, не могло быть мною исполнено по двумъ причинамъ. Первая - ты долженъ еще Аксакову. Книги продаются туго, и до сихъ поръ еще не все ему заплачено. Между тѣмъ я зналъ, что Аксаковы нуждаются. Они даже на зиму переселились теперь въ деревню по этой причинѣ. Мнѣ казалось несправедливымъ употреблять твои деньги на бѣдныхъ студентовъ, когда еще не уплаченъ тобою долгъ человѣку нуждающемуся. Языковъ - другое дѣло, конечно, подождетъ. И такъ, вотъ первая причина. О другой говорить я теперь не стану, потому что лишнее, а поговорю съ тобою тогда, когда уничтожится первая. Для этого увѣдомь меня, какъ велика вся сумма, которую ты долженъ Аксакову. Со времени твоего отъѣзда я переплатилъ ему за тебя, какъ значится въ твоей расходной книгѣ, 5605 р. асс(игнац³ями). Сколько еще остается заплатить, увѣдомь. Когда я расплачусь за тебя съ Аксаковымъ, тогда примусь съ тобою разсуждать о будущемъ назначен³и твоихъ денегъ. Пока же эта первая обязанность, тобою же на меня наложенная, не выполнена, о другомъ я говорить съ тобою не буду, потому что не могу принять на себя исполнен³е такого дѣла, которое мнѣ кажется противнымъ справедливости. Письмо твое, на которое отвѣчаю, такъ давно уже написано, что ты, предполагаю, забылъ его содержан³е. Мнѣ въ немъ особенно пр³ятно теплое чувство дружбы, которымъ оно согрѣто, и порывъ искренности, который въ тебѣ я умѣю цѣнить. Не смотря на то, что это письмо было мнѣ очень сладко, я не могъ на него тотчасъ отвѣчать тебѣ. Ты сковалъ меня этимъ предложен³емъ, требован³емъ да въ томъ случаѣ, когда я не могъ дать его, и вотъ единственная причина, почему я не отвѣчалъ. Какъ я ни чувствовалъ, что надобно писать къ тебѣ, какъ ни говорило мнѣ сердце, стояло тутъ это твое грозное да, на которое я не хотѣлъ сказать вдругъ нѣтъ, и вотъ переписка была нарушена. Скажу тебѣ о себѣ съ того времени. Я докончилъ публичный курсъ свой хорошо. Много пережилъ я въ это время. Онъ мнѣ самому былъ полезенъ, не столько въ ученомъ, сколько въ духовномъ отношен³и. Теперь я занимаюсь тѣмъ, чтобы положить то на бумагу, что говорилъ устно. Лѣто мы проводили около Москвы, въ Астафьевѣ. Я отдыхалъ отъ трудовъ и отчасти занимался курсомъ. Семья моя, слава Богу, цвѣтетъ. Катенька очень мила и насъ утѣшаетъ. Погодинъ съ честью и славой совершилъ дѣло, возложенное на него Симбирскомъ. Онъ сказалъ похвальное слово Карамзину при открыт³и памятника. Теперь заботится о его редакц³и. Кир(ѣевск³й) по болѣзни не могъ продолжать, ко всеобщему сожалѣн³ю, издан³е М(осквитяни)на, котораго первые три номера были отличны. Онъ удалился въ деревню. М(осквитяни)нъ тянется теперь по прежнему. Я занятъ большимъ своимъ дѣломъ и потому не могу въ немъ участвовать. Елизавета Григ(орьевна) {Черткова.} ѣздила нынѣшнимъ лѣтомъ въ Крымъ и до сихъ норъ еще не возвратилась. Этой поѣздки требовало ея здоровье. Свербеева недавно родила сына Дмитр³я. Хомяковы въ деревнѣ. Онъ пр³ѣзжалъ сюда на нѣсколько дней, съ открыт³емъ Славянъ на Кавказѣ въ IV вѣкѣ, и опять уѣхалъ до порошъ и снѣга. Аксаковы уѣхали въ деревню, какъ я тебѣ уже говорилъ, и живутъ около Троицы, въ 50 верстахъ отъ Москвы. Вѣроятно, вызоветъ ихъ диссертац³я К(онстанти)на, которая подана въ факультетъ и теперь читается. Онъ долженъ будетъ ее печатать и защищать. Хорош³й и большой трудъ, но во многомъ онъ былъ жертвою страннаго брожен³я мыслей. Въ филологическомъ отношен³и тутъ много прекрасныхъ вещей. Историческ³е взгляды и взгляды на народную жизнь и пѣсню также весьма живые, свѣтлые, новые. Но Гегель подпустилъ дыму, иногда и въ мысль, а всего болѣе въ слогъ. Что дѣлать? Я люблю душою К(онстанти)на, несмотря на всѣ его увлечен³я. Все въ немъ течетъ изъ такого чистаго, прекраснаго источника: душа сильная и благородная. Но фантаз³я преобладаетъ въ немъ иногда и увлекаетъ его туда, куда не слѣдуетъ. Тѣмъ онъ вредитъ и прекраснымъ своимъ мыслямъ. Ты знаешь, что онъ рѣшительно бородой и зипуномъ отгородилъ себя отъ общества и рѣшился всѣмъ пожертвовать наряду. Диссертац³я заставитъ его одѣться иначе, но это будетъ на время только, какъ онъ говоритъ. Его дѣло было бы изучать народный бытъ, языкъ, пѣсни, предан³я, пословицы. Но Гегель до сихъ поръ всему мѣшаетъ. Нѣмцы напустили такого туману въ эту славную русскую голову, что она до сихъ поръ отъ того болитъ. Иванъ Аксак(овъ) развиваетъ талантъ поэтическ³й необыкновенный. Его "Зимняя дорога" прекрасна и стихомъ, и мысл³ю. По нашей печатной литературной степи промчался только Тарантасъ Соллогуба, не безъ шума, но такъ скоро, что едва замѣтили. Интересы общественные сосредоточены около университета, который болѣе и болѣе привлекаетъ вниман³е. Публичныя лекц³и и диспуты у насъ зрѣлища. Молви словечко о себѣ. Будь здоровъ. Прощай. Обнимаю тебя. Жена и дѣти тебѣ кланяются. Твой

С. Шевыревъ 1).

   Окт(ября) 4. Москва. 1845.
   1) На письмѣ слѣдующ³й адресъ: Во Франкфуртъ на Майнѣ. Его превосходительству милостивому государю Васил³ю Андреевичу Жуковскому, а васъ прошу покорнѣйше передать Н. В. Гоголю. Frankfurt am Main. À Son Excellence Basile de Joakovsky. Salzwedelsgarten vor dem Schaumeinthor. Pour M-r N. de Gogol.
  

V.

  

Москва. Сокольники. 1846 ³юля 29 c. c.

   Немедленно отвѣчаю тебѣ на письмо твое, полученное вчера, любезный другъ. Сначала о дѣлѣ, которое мнѣ поручаешь. Я сейчасъ изъ типограф³и. Она берется напечатать М(ертвыя) Д(уши) менѣе чѣмъ въ два мѣсяца, но никакъ не продлить печатан³я далѣе двухъ, слѣд(овательно) во всякомъ случаѣ къ 15-му сентября кончить печатан³е не будетъ никакой возможности. Другой же типограф³и съ такими средствами, какъ университетская, здѣсь мы не имѣемъ. Другая задержка въ ценсурѣ. Въ здѣшнюю нечего и думать отдавать. Она не пропустила перваго издан³я и, желая заслужитъ имя настойчивой въ своихъ мнѣн³яхъ и послѣдовательной въ дѣйств³яхъ, никакъ не согласится на второе. Я говорилъ съ человѣкомъ, знающимъ коротко всѣ ея свойства, и вслѣдств³е этого разговора сейчасъ пишу письмо къ Плетневу и отправляю послѣдн³й экз(емпляръ) М(ертвыхъ) Душъ, оставленный для тебя. Не знаю, какъ получится изъ Питера, но со времени получен³я считай два мѣсяца типографской работы, можетъ быть менѣе, но едва-ли. Если черезъ двѣ недѣли получу обратно, то стало быть прежде 15-го октября не можетъ быть отпечатано, или около того времени. Вотъ тебѣ отчетъ по твоему поручен³ю. Увѣдомь: какую ты хочешь обвертку? съ такою же ли виньеткой, какая была на первомъ издан³и? Напиши, чтобы я могъ заказать ее Сиверсу поскорѣе. Я только что собирался писать къ тебѣ, какъ получилъ письмо твое. Мнѣ досадно, что ты читаешь мои лекц³и на экземпляру, не отъ меня полученному. Не я въ томъ виноватъ. Посылая экземпляръ къ Вяземскому, я приложилъ два: одинъ для тебя, другой для Жуковскаго. Но, видно, они не были доставлены. Мнѣ это очень досадно. Недѣли черезъ двѣ выйдетъ вторая часть. Я хотѣлъ и ее послать къ тебѣ и къ Жуковскому тѣмъ же путемъ, но теперь не знаю. Мнѣ казалось, что Вяземск³й всѣхъ лучше найдетъ средства для того, чтобы доставить книгу къ Ж(уковскому) и къ тебѣ. Напиши, не знаешь ли другаго пути, болѣе вѣрнаго и скораго? Твои сочинен³я продаются теперь весьма споро съ тѣхъ поръ, какъ истощился петерб(ургск³й) запасъ. Поручен³е твое, данное мнѣ въ передпослѣднихъ твоихъ письмахъ, я началъ немедленно исполнять. Аксаковъ, по болѣзни глазной и потому, что долженъ жить въ деревнѣ, отъ того отказался. До сихъ поръ я роздалъ 415 р. асс. Неторопливо я дѣлаю это дѣло, потому что при этомъ нужна большая осмотрительность: можно, вмѣсто добра, сдѣлать зло. Еще болѣе боишься злоупотреблен³й, когда исполняешь волю другаго въ такомъ дѣлѣ. Я желалъ бы отдавать тебѣ болѣе подробный отчетъ во всемъ, но ты какъ-то посердился на меня въ предпослѣднемъ письмѣ, и я боюсь чѣмъ нибудь тебя обезпокоить. Но я надѣюсь, что ты будешь спокойнѣе, узнавъ, что желан³е твое исполняется. Спасибо тебѣ за письмо твое къ Языкову объ Одиссеѣ. Оно на-дняхъ явилось въ Московскихъ Вѣдомостяхъ. Я прочелъ его съ величайшею радостью. Оно освѣжило меня. Съ нетерпѣн³емъ жду Одиссеи. Дай Богъ силъ Жуковскому скорѣе ее окончить. Письмо твое произвело сильное впечатлѣн³е на тѣхъ людей, съ которыми случилось мнѣ объ немъ говорить. Были так³е, которые плакали отъ него. Тебѣ бы слѣдовало написать предислов³е къ Одиссеѣ, когда она выйдетъ. Говорить ли тебѣ, съ какою жаждою мы всѣ ждемъ второй части Мертвыхъ Душъ, не только ея, но даже вѣсти объ ней. Когда же ты ѣдешь въ ²ерусалимъ? Да, да, вся Росс³я устремила на тебя полныя ожидан³я очи. Не пришла ли пора удовлетворить ей? Погодинъ долженъ быть въ Мар³енбадѣ. Языковъ живетъ въ Сокольникахъ. Вода его освѣжила, и онъ становится молодцомъ. Аксаковы половина въ деревнѣ; О(льга) С(еменовна) здѣсь съ больною дочерью. Я занятъ безпрерывно трудомъ своимъ. Но скоро начнутся лекц³и. Въ половинѣ августа мы переѣдемъ въ городъ. Я ближе буду къ типограф³и,- разстоян³е не мѣшаетъ. Корректоромъ втораго издан³я будетъ тотъ-же Виноградовъ, котораго ты знаешь. Я же радъ бы всяк³й трудъ промѣнять на корректуру 2-й части М(ертвыхъ) Душъ, а первая у насъ пойдетъ, какъ по маслу, съ печатнаго текста. Тутъ труда никакого нѣтъ. Обнимаю тебя.

Твой С. Шевыревъ 1).

   1) На письмѣ имѣется слѣдующ³й адресъ: Во Франкфуртъ на Майнѣ. Его превосходительству милостивому государю Васил³ю Андреевичу Жуковскому для доставлен³я H. B. Гоголю. À son Excellence Monsieur Basile de Joukovsky pour remettre à M-r N. de Gogol. À Francfort sur Mein.
  

VI.

1846 20 окт(ября)/1 ноября Москва.

   Подписавъ послѣднюю корректуру втораго издан³я М(ертвыхъ) Душъ и твоего предислов³я, беру перо, чтобы поблагодарить тебя еще разъ за это сочинен³е, которое выростаетъ болѣе при каждомъ чтен³и. Вглядѣлся ты глубоко въ неразумную сторону Росс³и, съ полною любовью къ другой еще невидимой, несознанной сторонѣ, открыт³я которой въ художественномъ м³рѣ мы всѣ отъ тебя ожидаемъ. Твое предислов³е мнѣ пришлось по сердцу: мнѣ кажется изъ него, что ты ростешь духовно. Я желаю, чтобъ оно ввело тебя въ сношен³я со всѣми возможными Русскими людьми изъ всѣхъ сослов³й. Но можно ли узнавать Росс³ю, живучи все такъ далеко отъ нея? Неужели не чувствуешь потребности побывать опять въ ней, чтобы освѣжить впечатлѣн³я и собрать новыя? Съ нетерпѣн³емъ ждемъ того, что печатаетъ Плетневъ {Плетневъ печаталъ "Переписку съ друзьями".}. М(ертвыя) Души пущу я въ слѣдъ за этою книгой, какъ ты желаешь. На дняхъ все будетъ отпечатано. Виньетку я заказалъ Тромонину, который сдѣлаетъ точно такую же, но лучше чѣмъ Сиверсъ. Благодарю тебя за твое замѣчан³е на мою книгу. Я послалъ къ тебѣ второй выпускъ черезъ Вяземскаго. Не знаю, когда ты его получишь. Ты правъ. Первая лекц³я можетъ быть ясна и оправдана въ глазахъ тѣхъ только, которые меня слушали. Все будетъ понятно, когда окончится весь трудъ. Если бы я могъ найти полгода свободнаго времени, все бы окончилъ. Но это невозможно. Я несу разныя обязанности. Кромѣ двухъ курсовъ по университету для студентовъ, читаемыхъ мною ежегодно, я намѣренъ еще въ нынѣшнемъ году прочесть публичный курсъ истор³и всеобщей поэз³и. Отъ меня ждутъ слова. Я думалъ было сначала не читать, чтобы не отвлекаться отъ письменнаго труда. Ожидан³е публики меня не привлекало, хотя было мнѣ и пр³ятно. Но внутренн³й голосъ нѣсколько разъ повторилъ опять: читай. Я рѣшился. Это отвлечетъ меня на время отъ издан³я; но въ будущемъ году я надѣюсь подвинуть его быстро. Теперь я не могу ожидать, чтобы книга моя возбудила большое сочувств³е въ публикѣ, которая обворожена Отеч(ественными) Записками и Вѣчнымъ Жидомъ. Но довольно того, что она въ немногое время вся мнѣ окупилась, а издан³е ея стоило 2700 слишкомъ рублей. Это уже важно для такой книги. Это мнѣ служитъ большимъ подкрѣплен³емъ. Я надѣюсь, что когда выйдутъ всѣ части, сочувств³е будетъ явственнѣе и общѣе. Трудно мнѣ бываетъ сосредоточивать волю свою въ одномъ дѣйств³и. Я желалъ бы имѣть твои силы. Мы всѣ поражены были ужасною смертью Линовскаго, профессора сельскаго хозяйства, который былъ зарѣзанъ своимъ крѣпостнымъ человѣкомъ, имъ же облагодѣтельствованнымъ. Линовск³й былъ прекрасною надеждою для науки и такъ начиналъ понимать Росс³ю. Въ течен³и недѣли мы всѣ были какъ безъ ума и отъ этой потери, и отъ самаго событ³я. Жду съ нетерпѣн³емъ твоего письма изъ Рима. Посылаю тебѣ записку наборщика ко мнѣ. Я знаю, что ты любишь эти кур³озы. Прощай.

Твой С. Шевыревъ.

   Слогъ въ предислов³и твоемъ я весьма немного исправилъ только въ томъ, что не совсѣмъ было гладко или согласно съ нашими правилами. A впрочемъ вся твоя особенность, которою я весьма дорожу, осталась тутъ - и твой пер³одъ 1).
  
   1) На письмѣ сдѣланъ слѣдующ³й адресъ: Его высокоблагород³ю Николаю Васильевичу Гоголю въ Римѣ. Monsieur Monsieur Nicolas de Gogol à Rome. (Ниже, вмѣсто этого слова, написано другою рукою; à Naples). Recommande aux soins obligeants de l'Ambassade Impériale de Russie.
  

VII.

(Безъ помѣты; отъ 29 октября 1846 года 1).

1) См. послѣдующее письмо.

   Недавно писалъ я къ тебѣ въ Ри

Другие авторы
  • Федоров Николай Федорович
  • Роллан Ромен
  • Верлен Поль
  • Баранов Евгений Захарович
  • Герцо-Виноградский Семен Титович
  • Маширов-Самобытник Алексей Иванович
  • Кедрин Дмитрий Борисович
  • Алексеев Николай Николаевич
  • Колычев Е. А.
  • Волкова Анна Алексеевна
  • Другие произведения
  • Чужак Николай Федорович - Плюсы и минусы
  • Мопассан Ги Де - Торт
  • Порецкий Александр Устинович - Наши домашние дела
  • Куприн Александр Иванович - Без заглавия
  • Свободин Михаил Павлович - Стихотворения
  • Гиппиус Владимир Васильевич - О. Э. Мандельштам. В не по чину барственной шубе
  • Крестовский Всеволод Владимирович - Крестовский В. В.: Биобиблиографическая справка
  • Свенцицкий Валентин Павлович - Поэт голгофского христианства (Николай Клюев)
  • Буланина Елена Алексеевна - Под впечатлением "Чайки" Чехова
  • Добролюбов Николай Александрович - Краткое историческое обозрение действий главного педагогического института 1828-1859 года
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 480 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа