Главная » Книги

Толстая Софья Андреевна - Ежедневники, Страница 5

Толстая Софья Андреевна - Ежедневники


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

ехал Булыгин. Читала свои "Записки" Сухотину и Олсуфьеву, и они хвалили. 1 гр. тепла, тихо.
  
   9 января. Няня Танечки нездорова, и я с ней провела весь день; гуляла с тремя внуками, мы ставили в снег домик и елочки, дети очень веселились. Вечером готовила для елки куколок. Чудный, ясный день, тихо, красиво; белизна, блеск и вместе с тем какая-то торжественность зимней природы.
  
   10 января. Сидела я весь день дома, занималась хозяйственными делами. Когда все ушли, поиграла немного сонаты Бетховена. Вечером Тане очень нездоровилось, болела голова и грудь, она лежала. Взяла нового управляющего.
  
   12 января. Две именинницы - Татьяны: мать и дочь. Мать больна, дочь торжественна. Приехали: Наживин, Буланже, Марья Александровна. С Ольгой убирали часть книг. Болят глаза, хожу в черных очках. Грустно!
  
   13 января. Ветер. 2 град. мороза. Саша заболела слепой кишкой; она отвозила Марью Александровну Шмидт в Овсянннково. Тане лучше. Ничего не делаю, берегу все глаза; играю с детьми и кое-что убираю. Лев Николаевич ездил в лес верхом, вечером читал нам письмо из Персии о последователях бабизма, изложение их веры7. Писала о газете "Новая Русь" 8.
  
   14 января. Писала невестке Соне. Приезжал Булыгин с сыном. Идет тяжелая сдача управления от одного приказчика другому. Ничего не делаю, сижу в темных очках. Тяжело! А дела пропасть всякого, и я так люблю работать. Тревожусь о Леве по случаю наводнения в Париже9. Ветер, тепло, 2 град. Лев Николаевич читал нам письмо Гусева об обратившемся революционере 10. Играл в винт. Днем ездил верхом.
  
   15 января. Выписывала весенние семена; вписывала книги в библиотеке. Идет дождь, ветер, l ¥ гр. тепла. Таня была в Туле. Лев Николаевич ездил верхом лесами, играл вечером в шахматы с Михаилом Сергеевичем и в винт. Пишет все письма и новый "Круг чтения".
  
   16 января. Лев Николаевич с утра уехал в Тулу с доктором на суд крестьян, напавших будто бы на почту11 . Их оправдали. Съездил благополучно. Тепло, на ноле, и тихо. Играла 4-ю сонату Бетховена, конец прелестен и понравился Льву Николаевичу. Вечером играла в винт с Таней, Львом Николаевичем и Варварой Михайловной. Льву Николаевичу доставила радость присылка "Круга чтения" от редакции "Одесского листка". Хорошее издание 12.
  
   17 января. Писала Леве и Маше Толстой. Просматривала сонаты Гайдна и играла ноктюрн Шопена. Потом сидела с Танюшкой. Наши все ездили кататься в 2-х санках, Лев Николаевич верхом. Приезжали: Буланже, Мария Александровна и Булгаков, который будет помогать Льву Николаевичу при составлении нового "Круга чтения" для детей и для народа 13. Играли шумно в винт, я шила весь вечер одиноко. 4 гр. мороза, тихо.
  
   18 января. Поздно встала, занялась немного своими "Записками" за 1892 год. Мешают заниматься и дети, и дела хозяйственные, и желание общения с своими близкими. Села вечером поиграть в винт. Можно втянуться, но в ущерб умственным способностям. Ветер, на точке замерзания. Лев Николаевич жаловался на слабость. Немного погулял. Сегодня мне дали в оконченном виде его "Сон" и... {Фраза не дописана.}
  
   19 января. Занялась письмами и чтением материалов для своих "Записок". Угорела от печки, пошла во флигель к Ольге, потом много гуляла. Лев Николаевич, Таня, Саша и внуки катались по лесам и очень веселились, и мне завидно, а боюсь ездить с больной ногой. Тепло, на ноле. Вечером опять читала письма. Приезжал Миша Сухотин. Лев Николаевич все занят своим новым "Кругом чтения".
  
   21 января. Лев Николаевич долго спал утром, и когда проснулся, ничего не помнил, не узнал Илюшка, вошел в мою комнату и сказал, что забыл,- уехала ли я в Москву или дома? Весь день ничего не ел, лег днем спать, лежал и весь вечер; слаб. Температура была 37 и 2, позднее 36 и 9. Были Булыгины, Буланже, Булгаков. Весь день занималась своими "Записками". Ясное утро, к вечеру заволокло, 6 град. мороза утром, 6 град. тепла на солнце.
  
   22 января. Лев Николаевич встал довольно свеж и весь день провел благополучно. Принял травку и две лепешки ревеню. Все констипация. Играл в винт. Я весь день занималась своими "Записками", и это наводит грусть.
  
   23 января. Опять то же занятие моими "Записками". Брала ванну, невралгия в виске, глазе и над правой бровью. Боюсь ослепнуть. Играла в 4 руки Моцарта. Лев Николаевич гулял, писал очень много писем; заинтересован кооперацией, писал в ответ об этом кн. А. В. Голицыну и Тотамьянцу14. Я писала: Леве, артельщику, Масловой. Приехали Дорик и Надя Иванова.
  
   24 января. Занялась только практическими делами; разбирала и приводила в порядок счеты и бумаги. Болит висок и глаз. Приехал вечером сын Илья, грустный и постаревший. У него разладилось горло, плохи дела. 11 ¥ гр. мороза с утра. Лев Николаевич здоров, живет как всегда внешне, а внутренне - сложная работа.
  
   25 января. Очень много занималась всякими счетами, бумагами и делами, собираюсь в Москву. Приехал сын Сережа после обеда. Все оживленно играли в винт, кроме меня. Не люблю карт и не умею играть.
  
   26 января. Сережа уехал утром. Уехала и Ольга с детьми в Тулу. Ветер, 2 гр. мороза. Приехал в 2 часа сын Андрюша с женой Катей. Потом вечером Сергеенко привез граммофон в подарок от общества "Граммофон", которому Лев Николаевич говорил на пластинки на 4-х языках 15. Не люблю граммофонов.
  
   27 января. Решила ехать в Москву. Лениво провела день, с Танюшкой играла и с граммофоном возилась. Гуляла с двумя Танями, 2 гр. и ветер. Возили лед. Известия хорошие от Левы. Лев Николаевич долго ездил верхом с кучером. Играл в шахматы с Михаилом Сергеевичем, слушал граммофон. Сергеенко уехал.
  
   28 января. Укладывалась, уехала вечером в Москву.
  
   29 января. <Москва.> С утра вызвала деловых людей, потом ездила в три банка по денежным делам. Вечером концерт Ландовской и бал Глебовых. Старые знакомые приветливы. Очень устала. Днем заезжала еще к Глебовым посмотреть внуков, детей Миши. Очень милы.
  
   30 января. День опять дела, но больше покупки. Обедала у Глебовых, и опять милые внуки, плясали со мной, просты и милы. Вечером скучный симфонический концерт, Берлиоза симфония, и только Эгмонт хорош 16.
  
   31 января. Пошла с Орловым на выставки: Передвижная и "Союз". На передвижной портрет Льва Николаевича в кресле - Репина и портрет Льва Николаевича, пишущего в своем уголке,- Моравова, недурно17. У репинского портрета выражение глаз и даже всего лица - болезненное, грустное и растерянное.
   Вечером была в концерте Гофмана. Сонату и балладу Шопена он играл как-то скучно.
  
   1 февраля. Кончала дела и покупки в Москве. Утром занялась в музее с Павлом Ивановичем Бирюковым, который у нас обедал. Вечером сидела дома. В Ясной Поляне князь Долгоруков Павел Дмитриевич открыл народную библиотеку 18.
  
   2 февраля. Утром занялась делами, днем поехала в концерт Керзина, потом по визитам: Глебовой, Ермоловой, Масловой. Вечером пришел Торба, с ним занялась по изданиям. Позднее уехала в Ясную Поляну.
  
   3 февраля. Приехала утром в Ясную и рада. Здесь Соня Мамонова, с которой и провела большую часть дня. Вечером рисовали профили и вырезали. Слушали граммофон. Заболел корью Дорик Сухотин. Лев Николаевич ездил далеко верхом к сиротам 19.
  
   4 февраля. Писала: Молоствовой, С. А. Стахович, Нюте Берс, Леве. Уехали Соня Мамонова и Таня в Тулу. 8 гр. мороза. Приезжала сирота, я ее и брата помещаю в приюты в Москве. Лев Николаевич ездил верхом и все поправляет новый "Круг чтения". Вечером играл в винт.
  
   5 февраля. Льву Николаевичу лучше; оп гулял и в санях приехал домой. И все катались; я шила весь день сироте платье и еще кроила все с утра. Стало теплей, было ясно. Внуки весело играли в моей комнате.
  
   6 февраля. Получила Impromptu Chopin. Жаль, что мало играю, пальцы коченеют. Шила сироте платье. Таня, Саша, дети все катались, Лев Николаевич с ними верхом по лесам. Тепло, 3 гр. мороза, тихо. Вечером я играла со всеми в винт для отдыха глаз. Ольга и Михаил Сергеевич были в Туле. История на дворе с краденым петухом. Писала Молоствовой и Марусе.
  
   7 февраля. Ходила во вновь открытую библиотеку, в успех которой не верится мне. Толкутся ребята, а взрослых никого. Играла с детьми, слушала граммофон, а дела не делала. Болят глаза, третий день лихорадит. Рассказы о попытке украсть сено. Лев Николаевич сердился на суд и огорчался по письмам Фельтена и Молочникова 20.
  
   8 февраля. Писала Андрюше и сестре Тане. Днем занялась довольно усердно своими "Записками". Лев Николаевич огорчился появлению статьи в 3-х газетах: "Новое время", "Утро России" и "Голос Москвы", под заглавием "Последний этап моей жизни". Мысли как будто его, а слог не его21. Все лихорадит, но как будто меньше.
  
   9 февраля. Вчера и сегодня внуки усадили меня делать корзиночки из яичной скорлупы. Когда все ушли гулять, я писала свою "Жизнь" и понемногу двигаюсь.
   Все так же по вечерам гудит граммофон и слышится позднее: пики, черви, шлем и прочие бессмысленные слова игры в винт. Были: Буланже, Булгаков. Тихо, лунно, 3 гр. мороза. Прекрасная зима! Дорику хуже, жар 38 и 7.
  
   10 февраля. Уехала Ольга с детьми в Тулу и Таптыково. Заболела Танюшка, жар 38 и 6, кашляет Саша, жар 38 и 1. У Дорика жар 39. Такое уныние, и за всех страшно. Пописала немного свою "Жизнь", сшила шапку бедному мальчику. Ясно, холодно, 10 гр. мороза ночью и утром.
  
   12 февраля. <Москва.> Поехала утром в Совет приютов с Ольгой и мальчиком, и оттуда в приют повезла Ольга. Там его переодели и оставили. И жалко его было. Потом поехала в два банка и за покупками. Вечером концерт, играли чехи Бетховена квартеты 22,- прекрасно!
  
   13 февраля. Отправилась рано утром на репетицию филармонического концерта; там беседовала с Зилоти и Рахманиновым23, оттуда в музей, где немного занималась. Потом по делам. Вечером концерт. Играл Рахманинов хорошо свой концерт с оркестром в филармоническом концерте.
  
   14 февраля. Дома принимала отчеты от Н. О. Торба в моих поручениях и делах. Ездила в концерт Керзиных, опять играли чехи, очень хорошо. Вечером Requiem Моцарта.
  
   15 февраля. Кончала дела; телеграмма из дому, что у Саши и Танечки корь, идет нормально, температура 39 с лишком. Я хотела уехать, Беркенгейм меня успокоил, что это ничего, и я поехала в музей, где занялась более 3-х часов. Обедала у Масловых, читала (им) "Дьявола"24, поехала на концерт чехов и уехала домой. У Масловых был Сергей Иванович.
  
   16 февраля. Дома плохо. У Саши днем 40 и 4. Корь сильнейшая, кашель. Выписали Никитина и Парасю Ге, все приуныли. Устала, сердцем измучена, Лев Николаевич все плакал. У Танечки корь легкая, посидела с ней.
  
   17 февраля. Никитин приехал; потом Ольга Константиновна, Надя Иванова, Мейер для кинематографа25. Дела не делаю, а весь день по мелочам растрачивается. Саша задыхалась, ей дали вдыхать пары, и стало лучше. Температура держалась около 39, но к вечеру стало лучше. Писала Черткову26 и Стасюлевичу. Ванна.
  
   19 февраля. Саше с утра было лучше, жар меньше, но болит ухо. К вечеру опять 38 и 5. Никитин уехал вчера вечером. Приехал кн. Дмитрий Дмитриевич Оболенский. Тепло, на точке замерзания. Уехал Миша Сухотин-сын. Занялась я изданием. Лев Николаевич жалуется на изжогу, все время и грустит о Саше. Но все работает и сегодня много ездил верхом, в Овсянниково и кругом. Таня с мужем в Рудакове
  
   20 февраля. Все занимаюсь книгами для нового издания. Приезжали евреи из Тулы: адвокат Гольденблат с двумя детьми, и из Норвегии еврей - русский корреспондент27. Саше лучше, 37 и 4, жар. Писала: Леве, Кате, письмо Лизе, Маше и Лине.
  
   21 февраля. Опять книги. Саше еще лучше, температура 37. Все мешают заниматься гости; приехали муж и жена Молоствовы. Тепло, 4 гр. Лев Николаевич ездил верхом, но что-то он слаб это время и мало ест. Играл с Молоствовым в шахматы.
  
   22 февраля. Весь день занимала гостей (Молоствовых), делала кукольный театр для внуков. Лев Николаевич проехал верст 15 верхом лесами, шагом. Пишет все "Круг чтения", часто говорит о смерти. Саша очень кашляла, болел зуб и опять 37 и 8. Замучилась, бедная!
  
   23 февраля. Уехали утром Молоствовы. Убирала целый день книги, мучительно устала. Саше лучше. Лев Николаевич был у Марии Александровны Шмидт, она слаба, а он утомился и заболела нога. Вечером читали вслух: Лев Николаевич, Михаил Сергеевич и Таня отзывы о "Barricade" Paul Bourget, присланные HalpИrine-Kaininsky из Парижа28. Ясно и красиво.
  
   25 февраля. Опять книги, и кукольный театр маленьким внукам готовила. Приехала Ольга с детьми. Тихо, тает. Лев Николаевич не выходил, но ноге лучше. У Саши все невралгия во лбу. У меня болят ноги, и что-то уныло на душе.
  
   26 февраля. Представляла вечером наконец кукольный театр, и с большим успехом. Лев Николаевич с утра плохо себя чувствовал, ничего до шести часов не ел, но много писал. Вечером было лучше. Приехала Надя Иванова. Саша встала.
  
   27 февраля. Льву Николаевичу получше, Саша ходит, но голова кружится от слабости. Холодно, ветер, солнце. Кончила записывать книги. Писала: Юнге, артельщику перевод, Молоствову, Лизе Оболенской; играла с Надей Ивановой две симфонии Гайдна. Пел Булгаков однообразно и грубо, а голос большой.
  
   28 февраля. Теплый ясный день, много гуляла, ходила по хозяйству, которым очень тягощусь, и в народную библиотеку. Сегодня было 69 человек, а приходили до 80-ти. Играла вечером в 4 руки с Надей Ивановой увертюры и трио Моцарта. Дела не делала, мешала маленькая Танечка, очень трогательно просит побыть с нею. Все здоровы, слава богу. Дорик уехал в Тулу. Неприятные пропажи денег.
  
   1 марта. Пролежала весь день больная.
  
   2 марта. Встала, сегодня получше. Занималась счетами, прочла "Биографию" Льва Николаевича Молоствова, выпуск 2-й29. Плохо очень. А рисунки отвратительны! Приезжал ученый, Шестов30, по-видимому, еврей, Лев Исаакович. Лев Николаевич по обыкновению увел его к себе беседовать. Тепло, шел снег. Писала: А. И. Масловой, Ольге и Булыгину о дровах.
  
   3 марта. Все нездоровится. Занималась опять изданием. Был Буланже, играли все в винт вечером, я шила. Тепло, похоже на весну. Грачи прилетели.
  
   4 марта. Сегодня еще хуже нездоровится. С утра яркое солнце, потом туман, было 10 гр. тепла на солнце, Лев Николаевич ездил с приехавшим Гольденвейзером в Овсянниково, к Марье Александровне. Вечером Гольденвейзер прекрасно играл. Все вспоминали игру Сергея Ивановича, и так захотелось и его послушать. Лев Николаевич читал нам вслух рассуждение буддиста о европейцах. Очень хорошо, сильно и верно. Переведено с немецкого31.
  
   5 марта. 2 гр. тепла, ветер. Лев Николаевич с приезжим крестьянином из Тамбовской губернии поехал в Телятинки. Поправила корректуру приложения к "Войне и мир"32. Вечером опять занималась книгами и статьями для нового издания. Все нездорова. Ночью выправила всю "Крейцерову сонату".
  
   6 марта. Написала в "Русское слово" и послала статью Льва Николаевича "О самоубийстве"33, которая мне очень нравится и будет кстати в наше время. Приехал Дорик, уехали вечером в Москву Таня и Михаил Сергеевич. Приехал Михаил Александрович Стахович. Играли в винт. Саша, Танечка маленькая, Варвара Михайловна и няня ездили в Овсянниково. Туман непроглядный, тепла 5 гр. Тихо.
  
   8 марта. Опять занималась с Танюшкой. Уехал М. А. Стахович, приехали: Буланже, Николаев, Горбунов. Лев Николаевич жаловался на усталость от посетителей. Я тоже очень устаю и мечтаю об одиночестве для занятий. Брала ванну. Нездоровится. Шел дождь, все тает быстро. 3 град. тепла. Начали чтение запрещенных сочинений Льва Николаевича34 с Варварой Михайловной вслух.
  
   9 марта. Дела не делаю, толкусь весь день по мелким заботам о всех и о всем. Приехала Зося Стахович. Иван Иванович Горбунов помог с указаниями для нового издания.
   Лев Николаевич озабочен мыслью составления энциклопедического словаря для народных библиотек. Кто-то завещал 15 000 рублей на доброе дело, и спросили Льва Николаевича совета: на какое доброе дело? И он советует этот словарь35. Писала Леве.
  
   10 марта. Пыталась всячески заниматься и никак не могу найти досуга. Немного поиграла. Вечером приехал сын Миша. Играли в винт, пускали граммофон; играл Миша на фортепьяно, плясал с Таней - веселый малый. Вернулись из Москвы Сухотины. Сегодня в газетах "О самоубийстве" Льва Николаевича и мое письмо.
  
   11 марта. Писала свою "Жизнь", вечером считывали с Варварой Михайловной, готовя к печати и дополняя IV часть сочинений Льва Николаевича. Позднее Зося читала вслух письма Льва Николаевича к покойной графине Александре Андреевне Толстой36. Прекрасные письма, которыми кокетничал перед ней Лев Николаевич, показывая ей свою лучшую, художественную сторону и щеголяя ей. На ноле, тихо, лунно.
  
   12 марта. Очень много писала сегодня свою "Жизнь". Вечером читала Зося вслух очень интересные письма Льва Николаевича к графине Александре Андреевне Толстой. 3 град. тепла, снег медленно тает. Приехал художник Мешков, рисует Льва Николаевича37.
  
   13 марта. Писала Леве. Чудесная погода, ясно, к вечеру маленький мороз и красный закат. Гуляла, еще вид зимний, снегу много. Писала свою "Жизнь", читала из нее вслух Зосе Стахович. Вечером опять чтение писем Льва Николаевича к гр. Александре Андреевне Толстой. Приехал Дорик. Мешков рисовал Льва Николаевича и утром и вечером.
  
   14 марта. Писала сестре Тане. Кончила писать 1893 год. Пробовала играть Шопена, но так нервна, что не могла продолжать. Приехал Ал. Ал. Стахович. Вечером читали вслух письма Льва Николаевича к гр. А. А. Толстой. Целая интересная биография, хотя односторонняя. Лев Николаевич щеголяет в них чувствами, мыслями и лучшей стороной своего существа. 2 гр. мороза.
  
   18 марта. Уехала Зося Стахович вечером. Днем все катались в разные стороны, я писала письма: Марусе Маклаковой, незнакомой Линде, Керзиной, Соне Толстой, корректуру послала и проч. У Льва Николаевича насморк. Он сегодня катался в санях и писал много писем, в том числе Гусеву 38.
  
   20 марта. Лев Николаевич сильно закашлял, пьет Обер-Зальцбрунн с молоком и сидит дома, очень много занимается. А я все берегу глаза: порола платье и ничего не делаю. Приехала Ольга с Сонюшкой и Илюшком. Тепло, 5 град., но вид и дороги зимние. Пришел Дорик Сухотин из Тульского пансиона.
  
   21 марта. Приезжали: Ернефельт39 с дочерью и сыном, Дима Чертков, Булгаков. Обедали 17 человек. Весь день занимала гостей. Льву Николаевичу лучше, кашель меньше и сам свежее. Нездоровилось Саше. Ясный день, на солнце 10, 12 гр. тепла. К ночи 3 гр. мороза. Глаза мои получше.
  
   22 марта. Вздумала переписывать свой портрет масляными красками, заброшенный мною еще в 1906 году40. Плохо, ничего не умею. Льву Николаевичу лучше. Были опять Ернефельты и Дима Чертков и Булыгин. Погода прелесть, - ясная с небольшим морозцем. Не выхожу, все занята.
  
   23 марта. Опять увлекалась писанием портрета. Ничего не идет, плохо. Приезжал юноша с кимвалами и играл 41. Удовольствия не доставил; необразованный музыкант, но талантливый. День ясный, вечером ¥ гр. тепла. Лев Николаевич все кашляет, не выходит.
  
   25 марта. Благовещенье. Гуляла с двумя Танями и Михаилом Сергеевичем и приехавшим Дунаевым. Везде вязнешь, где снег, где грязь. Потом туман, и к вечеру 2 гр. тепла. Глупо поправляла при свече свой портрет, который стал еще хуже. Лев Николаевич жаловался на тоску. Много зла на свете, и все его мучает. У Саши все бронхит.
  
   26 марта. Пусто провела день. Чинила фуфайки Льва Николаевича, играла с Танюшкой. Слегка морозит. Лев Николаевич все пишет и переправляет предисловие к новому "Кругу чтения".
  
   27 марта. Сегодня Лев Николаевич не гулял, не ездил и не обедал. Но настроения бодрого. Много шила; читала с В. М. "Царство божие". Вряд ли пропустят в новое издание42. Слегка морозит, 2 град. к ночи. День ясный. Дороги ужасные, кто в санях, кто в телеге. Писала: Андрюше, Денисенко, Леве, Зосе, Марье Николаевне (Зубовой).
  
   28 марта. Поступил черкес и прачка Анисья. Шила все утро и ходила по хозяйству; сделала разные распоряжения. Приехали брат и сестра: Стахович и Рыдзевская. Дороги ужасные, везде еще снег и грязь. Были: Чертков и Булгаков. Лев Николаевич все еще не совсем здоров, но ездил верхом.
  
   29 марта. Много гуляли, гнали ручьи и проделывали им ходы. Снегу еще много, езда ужасная, но уже на колесах. Читала свою "Жизнь" Стаховичу и Сухотину, и они хвалили. Стахович уехал. Приехали: Масарик и Страхов. Ясный, красивый день.
  
   30 марта. Занималась и укладывалась дома. Сидела с гостями. Уехали Страхов и Масарик, ничего не внесший интересного нам; очень уж молчалив. А Лев Николаевич очень с ним охотно общался 43.
  
   31 марта. <Москва.> Уехали с Маней Рыдзевской в Москву через Тулу, скорым поездом. Болтунья барыня в вагоне из Ялты. Живо переоделась и поехала на лекцию о Льве Толстом и доме-музее его имени. Читал Стахович. Упомянул и о моих будто бы заслугах, и когда упомянул мое имя, вся зала в литературно-художественном кружке встала и единодушно громко и долго аплодировала44. Я встала, поклонилась лектору, потом публике и страшно сконфузилась. Сегодня день рождения Ванечки. Ему было бы 22 года.
  
   1 апреля. Поехала в музей; там Бирюков и Стахович. Разбирала письма для сборника Стаховича, для журнала "Музей Толстого"45. Потом в 5 часов дня собрались Стахович, Бирюков, Бутурлин, Горбунов и Сережа и обсуждали дело издания нового по отношению к цензуре. Вечер дома, принимала отчет продажи книг за два месяца.
  
   2 апреля. Вчера поздно вечером поправляла корректуру английской биографии Льва Николаевича, присланную мне Моодом46. Утро в Крестьянском банке, потом занятия в музее до 3-х часов. Приходил М. А. Стахович в музей. Покупки, беготня, усталость. Вечером у Екатерины Федоровны Юнге. Из дома успокоительная телеграмма.
  
   3 апреля. Утро в музее. Днем покупки, в 5 часов директор типографии, обед дома, вечер у Масловки. Ночь - разбор "Отрочества" и приведение в порядок листков. Устала очень, а дела двигаются тихо.
  
   4 апреля. В 8 ¥ часов поехала на репетицию филармонического концерта при участии Рахманинова и исполнении только его произведений. Сразу не разберешься, а интересно. Пила кофе в Лоскутной и пошла на выставку петербургских художников. Интересно. Плохи большие картины К. Маковского, хороши: Вельц, Игнатович и др. Потом читала Керзиной "После бала"47. Вечером уехали в Ясную. Лил сильный дождь.
  
   5 апреля. Дома. Прелестный весенний день с солнцем. Вечером гроза. Бегала всюду, наслаждалась весной. Цветут белые крокусы на лугу и полевые желтенькие цветы, и Таня нашла распустившуюся медуничку. Днем коротко шел дождь. Овес посеяли немного, только на бугре. Устала.
  
   7 апреля. Московские счеты, записи деловые, письма: к Молоствовой, Зосе Стахович, Чефранову, Градовскому 48 и еще кому-то. Больна Саша, бронхит, лежит. Юго-восточный ветер. Цветут желтые цветы и медунички. Приезжал Владимир Владимирович Философов. Приходили Булгаков и Белинький. Негодуем на отказ пустить Льва Николаевича в тюрьму к убийце 49. Ему нужно для его писанья. Прибавлено в письме к Марье Аркадьевне Офросимовой, что правительство не очень-то доверяет Толстому.
  
   8 апреля. Кончила читать корректуру английской биографии Льва Николаевича, составленной Моодом. Гуляла с Танюшкой. Ветер сильный и теплый. Саша все лежит. Лев Николаевич ездил верхом, много занимался. Писала Мооду и Нордман.
  
   9 апреля. Беспокойство о Саше. Она очень кашляет; посылали делать исследование мокроты, нашли в усиленном микроскопе немного палочек туберкулеза. Собирается в Крым. Шел дождь, ветер южный. Ходила с Танечкой гулять, рвали медунички и желтые цветы. Таня была в Туле. Лев Николаевич ездил верхом, много занимался с "На каждый день" и предисловием. Я усердно просматривала "Детство" по рукописи Льва Николаевича 50.
  
   11 апреля. Много гуляла с Танечкой и Таней. Она, т. е. внучка, застегнула себе веткой глазок. Тихо, но свежо. Приезжал Дима Чертков; приехала Ольга с детьми: Соней и Илюшком. Понемногу занимаюсь своим новым изданием. Лев Николаевич ездил верхом, говорил, что ему не пишется. "Откупался". Рассказ Сергея Николаевича про старого слугу51.
  
   12 апреля. Ходила много по хозяйству, совсем одна. Дни и ночи ясные и необыкновенно красивые. Приехали внуки Ильичи, Миша и Илюша, который очень мил. Приезжали: Булыгин, Белинький, Надя Иванова. Увлекаюсь работой над "Детством".
  
   13 апреля. Чудесный, ясный, весенний день. Много гуляла с Ольгой и Анной Алексеевной Гольденвейзер. Медунички, желтые цветы, почки надулись, на небе барашки, к вечеру дождь. Везде пашут и сеют овес. Уехала Саша с Варварой Михайловной в Крым; Саша очень кашляет. Приезжали: Горбунов, Мария Александровна, Гольденвейзеры. Он играл, Лев Николаевич радовался. Ничего не делала весь день; мешало все: и огорчение отъездом Саши, и гости. Были внуки Ильичи. Писала: Леве, Марусе, Юнге, Глебовой, внукам Михайлычам, Лине.
  
   14 апреля. Ночью Лев Николаевич тосковал, плохо спал. Приезжали фотографы от фирмы Мей, снимали Льва Николаевича одного, потом группу:52 Тани две и я, и Таня маленькая со мной и я одна. Ясный день, юго-восточный ветер, к вечеру 7 градусов. Убирала книги и газеты; настоящего дела не пришлось делать. Лев Николаевич читает мысли Лескова, ими восхищается53. Ездил сегодня верхом в Овсянниково. Приходил Николаев. Писала: Зосе, сестре Тане и Саше, Керзиной, внукам Ильичам.
  
   15 апреля. Таня и Ольга ездили в Тулу. Я гуляла с внучатами. Мы пилили ветки, рвали цветы. Погода дивная, летняя, в одних платьях жарко. Зацвели душистые фиалки. Немного занялась "Детством", вечером играла в 4 руки с Ольгой: Моцарта две увертюры и Гайдна трио. Листики показались на ягодных кустах. Лев Николаевич пишет все "На каждый день" и ездил верхом. Здоровье его лучше. Писала Бирюкову.
  
   16 апреля. Писала: Андрюше, золовке Машеньке, Денисенко. Провела день бесплодно, в уборке и любовании прелестной во всех отношениях весной. Только Саша за душу тянет, все о ней думаю. Лев Николаевич ездил верхом в Телятинки к Диме Черткову. Он старается написать для них пьесу, чтоб играли для народа54. Таня и Ольга с детьми ездили в Овсянниково к Горбуновым. Приезжал Дима Чертков и Лев Сергеенко. Писала Саше.
  
   17 апреля. Как встала, пошла с внуками: Танечкой и Илюшком в Заказ, искали душистые фиалки, пошли вдоль оврага. Застал нас дождь, потом была гроза. Днем все весело красили яйца. Вечером сидела с Таней и Сережей. Льва Николаевича почти весь день не видела, только вечером. У него были какие-то посетители. Писала А. А. Берс, Сережа написал Бирюкову. Тихо, звездно. Звонят к заутрене.
  
   18 апреля. Светло-Христово воскресение. Был офицер в орденах с стихами обличительными против Льва Николаевича55. Его раскаяние. Катали с детьми на балконе яйца. Летний, теплый день, 18 гр. в тени. Прелестны березы с молодой, нежной листвой. Весело жужжат пчелы и поют птицы. Светлые, ясные дни, погромыхивает вдали гром, поют на деревне. Уехал Сережа, он немного поиграл, и его сочинения хороши. Вечером пришла Николаева, разговоры без конца, а делу помешали мне сегодня вообще.
  
   19 апреля. На лугу цветут луковичные красивые цветы, маргаритки и фиалки. Та же чудесная, ясная погода, точно июнь. Обедали на террасе, там же катали яйца. Приезжали два настоящих японца56. Один из них имеет много школ в Японии; другой студент в Москве. Приезжала Мария Александровна, Горбунов. Приехала с дочкой переписчица, Межекова. После обедни пускали граммофон на деревне, у библиотеки. Пришло много народа слушать. Лев Николаевич беседовал с крестьянами, они его расспрашивали про комету, а некоторые об устройстве граммофона. Таня укладывается. Грустно, Танечку жаль. Играла с детьми в мнения. Танечка думала, думала и сказала: "Бабушка ангел".
  
   20 апреля. Уехали утром мои милые две Танечки: дочь и внучка. Усердно занялась поправкой "Детства". Грустно без дочерей и беспокойно о Саше. Вечером села поиграть. Проиграла Патетическую сонату Бетховена и еще его же сонату. Лев Николаевич охотно слушал57.
  
   21 апреля. Приехал писатель Л. Андреев58. Лев Николаевич с ним гулял, и был сильный дождь с грозой и ветром, и град. Мы испугались, но Лев Николаевич и Андреев были уже возле флигеля. Приезжал сын Миша; вечером Дима Чертков. Читала вслух Андрееву "После бала". Тяжелое известие от Саши, что у нее туберкулез верхушек обоих легких. Лев Николаевич угнетен, у меня камень на сердце.
  
   22 апреля. Приехали Гольденвейзеры. Он вечером играл сонату quasi una fantasia Бетховена, балладу Шопена и разные мелкие вещи. Гуляли по посадкам с Львом Николаевичем, детьми и Гольденвейзерами. Прекрасная погода, перепадают дожди и пугают грозы. Вечером прибыли: Буланже, Горбуновы, Надя Иванова, Николаева и проч. Устала. Писала Тане и Соне-невестке.
  
   23 апреля. Писала по поручению Льва Николаевича Долгорукову о дешевых книжечках в библиотеку Ясной Поляны, Швейцарскому обществу о переводе народных рассказов для их народа (на французский) 59, Онечке, в Учетный банк. Погода переменная, стало свежо, распускается дуб, цветут баранчики. Скосила траву вокруг цветов на лугу (луковичных); их очень много. Послала Саше телеграмму. Вечером Сибор и Гольденвейзер играли со скрипкой прелестную сонату Моцарта, старинные пьески и "Крейцерову сонату" Бетховена 60.
  
   24 апреля. С утра Лев Николаевич ничего не ел, жаловался на дурной вкус и на слабость. Все спал и дремал. Я весь день редактировала "Детство" для полного собрания. Ольга с детьми уезжала в Таптыково и Овсянниково. Дождь, свежо и пасмурно. Лев Николаевич велел расковать свою лошадь, Делира, потому что это будто возбуждает зависть в народе, что у него такая хорошая лошадь.
  
   25 апреля. Писала Леве и Саше. Весь день дождь, но не холодно. Дуб распустился; сегодня вечером в первый раз запел соловей. Льву Николаевичу лучше, он и обедал и брал вечером ванну. Целый день сегодня редактировала "Отрочество" и писала на ремингтоне первый лист "Отрочества". Дело издания не подвигается, и я очень беспокоюсь.
  
   26 апреля. Ужасно нервна, задыхаюсь, и все плакать хочется. Дела у меня разнородного слишком много. Слава богу, Льву Николаевичу лучше, он много ходил, с ним Ольга и дети. Домой приехали. Занимаюсь изданием усердно, но очень трудно. Собираюсь в Москву.
  
   28 апреля. <Москва.> Утром отправились заниматься в музей, потом покупки, и проценты получила в банке. Вечером была дома. Была у Масловых.
  
   29 апреля. Навестила Екатерину Федоровну Юнге после занятий в музее. Она очень плоха, и жаль ее энергию художественной жизни и любви к ней. Все угасает в ее изнуренном организме. Вечером у Давыдова jour fixe {приемный день (франц.).}.
  
   30 апреля. Опять в музее, тяжело читала и выписывала время смерти Ванечки. Окончила дела, обедала у Масловых, навестила старушку Прасковью Васильевну и видела Сергея Ивановича. Он тоже обрадовался, увидав меня. Уехала вечером домой.
  
   1 мая. Приехала в Ясную. Лев Николаевич меня встретил, и я очень ему обрадовалась. Он собирается к Тане в Кочеты и огорчил меня, что не хотел подождать меня один день. Приходили реалисты - 20 человек 61; Лев Николаевич всем им подарил книжечки и надписал. Николаев, Дима Чертков, англичанин, Марья Александровна. Лев Николаевич укладывается. Уехала Ольга с детьми в Таптыково.
  
   2 мая. Сегодня утром Лев Николаевич уехал в Кочеты к Сухотиным с доктором Маковицким и секретарем Булгаковым. Та же чудная погода, яблони волшебно, обильно и красиво цветут. Приезжал киевский психиатр Петровский, Дорик, Марья Александровна и Николаева. Ее рассказы громкие. Убирала флигель, косила.
  
   3 мая. Одна совсем в доме с Марией Александровной, исправляла корректуры вновь печатаемых статей, проверяла "Отрочество". Вечером поиграла сонаты Бетховена и ноктюрны Шопена. Походила по яблочным садам. Писала: Льву Николаевичу62, Варе Нагорновой, Леве и др.
  
   5 мая. День с семьей Андрюши; вечером кончала дела, отправляла корреспонденцию, держала корректуру. Легла в 3 часа ночи. Идет дождь, свежо.
  
   6 мая. Льет и льет дождь весь день. Днем 4 ¥, вечером 2 гр. тепла. К вечеру ясно, холодно, лунно. С Андрюшей разбирали и переписывали разные статьи, касающиеся Льва Николаевича молодости, интересные, еще не видавшие света63. Посылала в Кочеты телеграмму с отказом ехать. Послала книгу.
  
   7 мая. Опять не поехала в Кочеты по моему нездоровью и по ужасной погоде. Очень занята с Андрюшей разборкой и переписыванием рукописей Льва Николаевича. Погода унылая, холодная, и на семью новую Андрюшину, и на его плохие дела денежные смотреть грустно.
  
   9 мая. <Кочеты.> Утром рано выехали с Андрюшей с Засеки в Благодатную. Холод, северный ветер. Из Орла старушка полька и барышня Судьбинина, очень приятная.
   В Кочетах милые две Тани, доктора, Булгаков; Михаил Сергеевич что-то утерял свою веселость. Лев Николаевич на вид здоров; здесь Владимир Григорьевич Чертков. То-то Лев Николаевич так спешил уехать.
  
   10 мая. Весь день провела с внучкой Танечкой; очень мы любим друг друга. Здесь спокойно, просто, хорошо. Но все пасмурно и холодно. Лев Николаевич опять ездил верхом и проехал около 20 верст, отыскивая какого-то раскольника-крестьянина64.
  
   11 мая. В Кочетах. Играла с Танечкой, гуляла с ней и Таней. Свежо, шел дождь небольшой. Приехали отец и сын Абрикосовы. Вечером делала выписки из писем к дочери Тане.
  
   12 мая. Утро провела с внучкой Таней, потом делала выписки из своих писем к дочери Тане и тяжело переживала грустные 1894 и 1895 годы. Вечером читала, спала, рассказывала о Ванечке. Он всегда жив в моей душе. Лев Николаевич здоров и бодр. Пьет чернику и не ест суп. 11 градусов, и все свежо.
  
   13 мая. Погуляла утром с Танюшкой, потом делала выписки из писем к Тане: и интересно, и грустно! Приехали два сына Сухотины: Лева с женой и ребенком и Сережа. Многолюдно, и Тане трудно. Лев Николаевич очень доволен, о нем большая забота, и с ним большая свита: Чертков, Булгаков, Маковицкий. Все свежо, 11 град. днем.
  
   14 мая. Ясно, красиво, утром свежо. Лев Николаевич здоров, все переправляет предисловие к "Кругу чтения"65. Булгаков уже столько раз переписывал. Очень милы детки: Таня и Мика. Писала: Марусе и Леве. Далеко гуляли с малышами. Лев Николаевич ходил в какую-то деревню, беседовал с мужиками66. Таня ездила за ним. Ясно, свежо. Приезжали Горбовы.
  
   15 мая. Уехала от Сухотиных. Лев Николаевич остался еще с своей свитой. Заезжала с дочерью Таней к Абрикосовым, у них родители, низенький дом и дети. Усадьба симпатичная. Поехала с старыми Абрикосовыми до Засеки, где и слезла. Ужасно устала. Дома пусто, пропасть дела всякого. Застала Катю и Марию Александровну.
  
   16 мая. Опять очень много занималась: корректуры, переписыванье рукописей старых Льва Николаевича, распределение томов, хозяйство. К вечеру ошалела от утомления, но уехала на Засеку и в Москву. (Забыла ключи, возвращалась.) Везли мальчика в приют67.
  
   17 мая. <Москва.> В музее, в банке, покупки. С 11 часов не выходила из пролетки с Ольгой. Много успела сделать. Страшно устала. Сдала в печать IV, XI и XII части нового издания68.
  
   19 мая. Приехал ночью Андрюша, а я утром. Катя с девочкой гостит. Не могла от нездоровья и усталости ничем серьезным заняться. Шила клеенчатые чехлы на столы, обивала с Андрюшей в зале диванчик. Легла поздно.
  
   20 мая. Ходила по Ясной Поляне часа три. Пока рвала цветы и любовалась природой, небом и всем - было хорошо. Но на прекрасно цветший сад напал долгоносик; рожь тощая, земля не удобрена; с крестьянами борьба за лес, за травленные скотиной луга, и все хозяйство одна мука. Вернулись Лев Николаевич, Маковицкий и Булгаков из Кочетов. Лев Николаевич вполне благополучен. Утром приехал внук Сергей Сергеевич с гувернером69

Другие авторы
  • Греч Николай Иванович
  • Соколов Николай Афанасьевич
  • Барро Михаил Владиславович
  • Чуевский Василий П.
  • Эмин Федор Александрович
  • Тургенев Александр Михайлович
  • Русанов Николай Сергеевич
  • Скотт Вальтер
  • Богданов Василий Иванович
  • Элбакян Е. С.
  • Другие произведения
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Лунные муравьи
  • Горнфельд Аркадий Георгиевич - Мультатули
  • Соколов Н. С. - Соколов Н. С.: Биографическая справка
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Девушка без рук
  • Добролюбов Николай Александрович - Письмо к В. В. Лаврскому
  • Григорьев Аполлон Александрович - Несколько слов о законах и терминах органической критики
  • Льдов Константин - Красавице
  • Гомер - Улисс у Алькиноя
  • Беккер Густаво Адольфо - Р. А. Хачатрян. Место и значение творчества Густаво Адольфо Беккера в контексте европейского и испанского романтизма
  • Страхов Николай Николаевич - Сочинения Графа А. Голенищева-Кутузова
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 291 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа