Главная » Книги

Толстовство - Ясная Поляна. Выпуск 8, Страница 3

Толстовство - Ясная Поляна. Выпуск 8


1 2 3 4

точно крокодил на суше. Воры пили водку и пели под гитару блатные песни. Заходившее в барак утром лагерное начальство видело этот пир, но сделало вид, что не заметило. Страдая от боли в раненой голове, я все переносил и заканчивая последний пункт выпускной работы: переводил на русский язык отрывок из "Отверженных" Гюго. Это было то место в романе, где епископ Мириель отпускает Жана Вольжана, простив ему кражу своих серебряных подсвечников. Я и раньше знал это место, и когда перечитывал его, я испытывал особую радость и особое волнение: мне открывалась божеская жизнь, жизнь в духе. Я ее чувствовал в своей душе. Сейчас, в этом сталинском аду, она мне особенно была нужна.
   Вернулся худенький Костя с обходной и весело заговорил:
   - Всех обошел. Отнесу сейчас эту бумажку в канцелярию и буду
  

- 38 -

  
   ждать вечера. Видел в окно со второго этажа березки. Май, хорошо на воле!
   Он сел на нары, достал из мешка хромовые сапоги, которые ему недавно принесла мать, надел их, встал с нар и пошел с бумажкой к начальству.
   С нар бесшумно спрыгнул мускулистый узколобый вор Олег Николаев и, мягко ступая по цементному полу, пошел вслед за Костей.
   Прошло с час, и Костя вошел в барак с широкой детской улыбкой. За ним показался Николаев.
   Костя сел ко мне на нары. Деловито спросил:
   - Кончил?
   - Да, ответил я усталый и довольный.
   Николаев присел на корточки перед Костей и многозначительно осмотрел хромовые сапоги. Потом хриплым голосом похвалил:
   - Хороши колеса, кореш.
   Костя сразу понял, что значила эта похвала вора и инстинктивно придвинулся ко мне. Это были сапоги его брата, убитого во время войны. Мать его, многодетная прачка /муж умер, надорвавшись на тяжелой работе на заводе/, сберегла их для Кости, своего кормильца.
   - Махнем на мои чоботы? - по хозяйски спросил вор и снял со своих больших ног стоптанные ботинки.
   - Не могу, отвечал Костя дрожащим от испуга и волнением голосом и с мольбой смотрел на меня.
   - Ты что, падла, не знаешь закона? - закричал Николаев, впиваясь в него своими злыми желтыми глазами.
   - Это сапоги моего брата, он убит на фронте - проговорил отчаянно Костя, полагая, что эти слова тронут вора.
   - Снимай колеса? - закричал Николаев и ударил Костю кулаком по глазам.
   От неожиданности Костя дико взвизгнул.
   Я сперва со страхом смотрел на этот грабеж, боялся, что если я заступлюсь за Костю, вор ударит меня и без этого уже раненой голове и убьет. Страх оковывал меня до того мгновения, - когда Николаев, охватив свою жертву, стал бить его по голове обломком палки, видимо, сброшенным ему его товарищами с нар. Костя душераздирающе завыл и уловил я в этом вое упрек себе и мольбу о помощи. Страх во мне сменился стыдом за свой эгоизм. Я подскочил к Николаеву и пытался вырвать у него обломок палки. Костя воспользовался этим и нырнул под нары. Николаев нанес мне сильный удар обломком палки по лбу и толкнул меня в грудь. Я упал навзничь
  

- 39 -

  
   на цементный пол и пытался подняться. Сперва я увидел солнце, дробилось через решетку окна в бараке, потом заметил, как Петро-Волк спрыгнул с нар и оказался со мной рядом. Это был уже не крокодил на суше, а крокодил в воде: ловкий, сильный и опасный. Хотя я видел его страшные крокодильи глаза, я надеялся на его милость. В это время я уже поднялся на колени, и Петро-Волк ударил меня ногой под сердце, я упал снова на пол и на меня посыпался град пинков в грудь, под ребра, в лицо и сыпался до тех пор, пока солнце не прорвалось сквозь решетку и не рассыпалось красными углями на полу: я потерял от удара в голову сознание.
   Очнулся я в лагерной больнице. Целый месяц моя жизнь висела на волоске. Я ничего не мог есть, и мое тело поддерживали тем, что вводили в вену глюкозу.
   Когда я приходил в себя, то чувствовал, что мое тело стало невесомым и голова была тоже невесомой, и когда я рукой прикасался к ней, она, казалось, рассыпалась, как высохший одуванчик.
   Тело умирало, но что было самое главное в этом положении - я почувствовал, что не умирала, а жила моя душа и жила она умиротворяющей любовью. Я чувствовал, что люблю воров, которые убивали меня, люблю своего соседа по палате, лысого бухгалтера с лошадиным лицом, старожила лагерей, который ночью под одеялом давился своей колбасой и копченой рыбой, любил белобрысого парикмахера, своего соседа справа, который иголкой, не знаю как попавшей к нему, раскапывал шов на своей ноге, чтобы подольше притормозиться в больнице. Теперь для меня весь мир был наполнен любовью, победившей зло. Я был счастлив, но не в земном смысле слова. Человеческое счастье неустойчивое, кратковременное, постоянно нарушаемое злом, эгоизмом. А это счастье, которое задало тогда мою душу, было тихое, но незыблемое, никем и ничем не нарушаемое. Я простил своим врагам. В ослабевшем, невероятно исхудавшем моем теле все сильнее проявлялся Бог любви, который и простил моим убийцам. Он то врачевал мое тело и душу, и я, к удивлению всех больных в палате и врачей, выздоровел.
  
   После выздоровления меня вызвал к себе в кабинет "кум" и сказал, что блатные, за причиненные мне побои были наказаны десятью сутками ареста карцера, я молчал. Мое молчание он принял за недовольство, сухо посоветовал:
   - Если вы этим не довольны, можете подавать в суд.
   - Нет, в суд я подавать не буду - твердо оказал я.
   - Почему? Спросил "кум", недобро прищурив глаза.
  

- 40 -

  
   Я знал, что он меня не поймет, но все-таки спокойно ответил:
   - Зло не исправляют злом. А любовью.
   - Не агитируй - с угрозой в голосе прозвенел "кум".
   - Я не агитирую, а сообщаю вечную истину.
   - Истина у всех советских людей одна - поучал он меня - строить под руководством великого Сталина. Ясно?
   "Если бы он испытал радость прощения, думал я с улыбкой, он не говорил бы эти пошлости", И я молчал. "Кум", посчитав, что вдолбил мне свою истину, милостиво сказал:
   - Можете идти.
  
   Как ни покажется странным, история эта имела свое продолжение. Прошло три года. За это время умер Сталин. Меня освободили, потом реабилитировали. Я уехал на работу в село.
   Однажды я приехал в Новосибирск по делам и остановился у своей матери, жившей в деревянном двухэтажном коммунальном доме. Ночью меня разбудила мать: "Сынок, какой-то человек стонет в коридоре". Я соскочил с кровати и вышел с матерью из комнаты в коридор, тускло освещенный маленьком лампочкой. Я увидел на полу истекающего кровью человека. Мы с матерью затащили его в комнату и положили на диван. При ярком свете, который включила мать, я узнал в раненом человеке... Николаева. Узнал и он меня. Я все-все вспомнил, как он меня убивал, и во мне на миг вспыхнул гнев, но когда я увидел страдающее лицо и кровь, бившую из груди, мне стало невыносимо жалко. Я перевязал его и хотел вызвать скорую помощь.
   - Не надо, я умираю - прохрипел он и попросил нагнуться к нему. Я, сдерживая слезы, нагнулся к нему и он тихо проговорил:
   - Прости меня...
   Я хотел сказать, что давно простил его, но он уже испустил дух.
   "И он узнал истину" - подумал я.
   После стало известно, что при дележе очередной добычи дружки, смертельно избили Николаева. И произошло это на квартире, находившейся в том же доме и на том же этаже, где жила моя мать.

- 41 -

  
   АРХИВ
  
   Хотя в последние несколько лет о духоборцах уже появлялись статьи в некоторых газетах и журналах, предлагаемый ниже обзор их истории до начала 30-х годов дает возможность лучше разобраться, лучше понять многие стороны жизни этих сильных духом, самоотверженных и так часто гонимых людей.
  
   ВАЛЕНТИН БУЛГАКОВ *

ДУХОБОРЦЫ **

  
   Впервые официально название "духоборцы" употреблено било в правительственном указе в 1799 г., причем тут же было упомянуто, что духоборцы уже "издавна в России умы и сердца развращают".
   Первым вождём секты был некто СИЛУАН КОЛЕСНИКОВ, очень развитой и даровитый человек. Другим выдающимся древним духоборческим учителем является ИЛЛАРИОН ПОБИРОХИН.
   В чем же, кратко, заключаются основы духоборческого учения?
   Духоборцы учат, что сам Бог присутствует в душе каждого человека и ведет его своим Словом. Иисус - это само вечно живое Евангелие, навеки вписанное в сердца людей. Цель страдания Христа заключается в том, чтобы дать людям живой пример деятельной любви и самоотречения.
   Так как Божество, по их понятию, присутствует в душе каждого человека, то душа и является истинным храмом этого Божества.
   Нравственные понятия духоборцев таковы: все люди по природе равны. Какие бы то ни было внешние отличия не существенны, деление на властвующих и подвластных несправедливо. Духоборцы не противятся властям насилием, но в тех случаях, когда власти принуждает их к тому, что противоречит их убеждениям, они выходят из повиновения властям. Одним словом, духоборцы являются теми истинно-свободными людьми, для которых собственная совесть стоит бесконечно выше того или иного внешнего авторитета, той или иной вне лежащей силы. Они освободили себя сначала изнутри, и тем самым
  
   /*/ Булгаков Валентин Федорович /1886 - 1966/, в 1910 году был секретарем Л.Толстого.
   /**/ Название статьи дается условно, поскольку в имеющейся в распоряжении редакции рукописи ряд страниц поврежден, в том числе отсутствует и авторское заглавие. Статья печатается в сокращении.
  

- 42 -

   АРХИВ
   приблизились к обладанию внешней свободы и независимости.
   Недозволительна и присяга, клятва, и потому духоборцы отказываются от присяги. Случай к этому представляется часто при призывах на военную службу. Но и ношение оружия, и вообще воздействие на другого человека насилием и вооруженную борьбу с врагом, а стало быть, и солдатчину, и войны духоборцы как христиане отвергают. С самого начала существования духоборческой секты появились среди ее приверженцев отказывающиеся от военной службы. Правда, всеобщей воинской повинности в то время еще не существовало /она введена была в местах, где проживали духоборцы, только в 1886 году/, но все равно солдаты рекрутировались по жребию. Кроме того, среди духоборцев было много казаков, обязанных служить.
   Нетрудно представить, как самодержавное русское правительство отнеслось к нашим новаторам.
   По словам сенатора Лопухина, еще в 1801 году обследовавшего положение духоборческой общины по приказанию императора Александра I, "никакая секта в России до того времени не была так остро преследуемая, как духоборцы. Разными образами истязали их, целыми семействами ссылали в тяжкие работы, заключали в самые жестокие темницы. Некоторые из них сидели в таких камерах, где ни стоять во весь рост, ни лежать протянувшись нельзя было. Генерал-губернаторы личной властью ссылали их целыми семействами на каторгу и на поселение в Сибирь, и сослана их была таким образом не одна тысяча".
   Но великое учение по видимому, было рождено или, по крайней мере, усвоено великими, сильными душами. Никакие преследования не могли заставить духоборцев отказаться от своих убеждений. Напротив, эти преследования и мучения как бы усиливали героический дух сектантов.
  
   Коренное, хотя и временное, изменение в судьбе духоборцев произошло со времени вступления на престол императора Александра I /царствовавшего с 1801 no 1824 год/.
   Император Александр I лично заинтересовался судьбой духоборцев. В первый же год своего царствования Александр I вернул на родину множество духоборцев, сосланных в Сибирь. Выход был найден в том, чтобы изолировать духоборцев в какой-либо одной, малонаселенной области и внутри этой области предоставить им полную свободу убеждений и жизни по этим убеждениям.
   На основании особого царского указа, все духоборцы за время с 1804 по 1808 год переселены были из разных губерний России в Мелитопольский уезд Таврической губернии на обширные плодородные, но еще не заселенные земли.
   Духоборцы, славящиеся своим здоровьем, силой, трудолюбием и трезвым нравственным образом жизни, очень быстро освоились с новым положением. К концу 1808 г. у них уже было девять деревень. Поля духоборцы начали обрабатывать сообща, а урожай делили поровну. Устроены были, однако ж, и запасные магазины хлеба на случай неурожая и голода. Некоторые усовершенствования в сельском хозяйстве переняты были духоборцами у их соседей - немецких сектантов меннонитов. Не ограничиваясь хлебопашеством и скотоводством, духоборцы с успехом вводили у себя также многие отрасли промышленности, между прочим, производство красивых поясов и особого покроя шерстяных шапочек. Что касается вообще одежды, то мужчины, под влиянием меннонитов, частью усвоили немецкий покрой платья, но за-
  

- 43 -

   АРХИВ
   то женщины остались верны старому русскому костюму. Они, впрочем, никогда не употребляли колец, серег и браслетов.
   Что касается нравственной стороны жизни духоборцев в начале XIX столетия, то даже местные губернаторы в своих донесениях в Петербург удостоверяли, что духоборцы ведут жизнь примерную, от праздности и пьянства уклоняется, пекутся о хозяйстве, о семье, общественные повинности выполняют аккуратно, как со своими, так и с посторонними вежливы и обходительны.
   Духоборческая община в полном смысле процветала.
  
   Идиллия продолжалась недолго. Как только в 1824 г. скончался император Александр I, все переменилось для духоборцев. Новый царь Николай I, младший брат Александра, солдат и жандарм по натуре, только что подавивший восстание декабристов в Петербурге, и в сектантском вопросе повел совершенно новую политику. Правительство Николая I пришло к заключению, что оставление духоборцев в Таврической губернии, к тому времени уже достаточно заселенной православным населением, является весьма опасным, вследствие того влияния, какое они оказывают на окружающих. Нужно переселить всех духоборцев вместе куда-нибудь еще дальше, например, - на Кавказ, во вновь завоеванные у турок области. Там они будут уже совсем отрезаны от русского населения. В силу высочайшего указа 1839 г. 5000 духоборцев должны были бросить насиженные места, дома и обработанную землю в Таврической губернии и, в течение нескольких лет большими партиями переселиться с женами и детьми в Елизаветпольскую губернии и в Карскую область за Кавказом, вблизи турецкой границы. Им предоставили для разработки новую пустыню, да еще с неблагоприятным, холодным и сырым климатом и дурными почвенными условиями, высоко в горах.
   И что же? Духоборцы с необыкновенной твердостью приняли удар. О, если бы они знали, что они и теперь переселяются не в последний раз и что, в конце концов, их дорога гонимых за веру поведет их далеко-далеко за океан?!
   Надо ли говорить, что прожив несколько десятилетий на месте нового поселения, хотя и в худших условиях, духоборцы снова создали благоустроенную, красивую, вполне благополучную материальную жизнь? Если бы не внешние препятствия, они бы, наверное, и до сих пор жили за Кавказом.
   Но трудно переносило самодержавное правительство существование этого "государства в государстве", этого острова свободы и истиной духовной, хотя и не церковной культуры среди моря невежественного, задавленного нуждой и насилием населения. Духоборцев не оставляли в покое.
   В 1886 г. в Закавказье была введена всеобщая воинская повинность. Тогда возобновились среди духоборцев отказы от военной службы. Тогда же появился среди них новый, сильный и талантливый вождь ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ ВЕРИГИН /род. в 1860 г./. Ему надлежало сыграть исключительную роль в духоборческой истории.
   Я предполагаю, однако, что читателю могло броситься в глаза в моем изложении одно противоречие. Я сказал, что духоборцы не признают никаких властей и никаких внешних авторитетов, а вместе с тем перечислил уже ряд вождей, являющихся настоящими правителями для общины. Мне кажется, что это противоречие - только кажущееся. Дело в том, что духоборцы не признают власти, навязывающей себя людям и при этом действующей насилием, между тем, как они подчинялись и подчиняются своим вождям добровольно. Не может быть речи
  

- 44 -

   АРХИВ
   и о насилии в действиях вождей: цели вождя являются и целями общины. Очевидно, тут есть какой-то предел и для духоборцев. Стоя сами по своему моральному уровню на голову выше других людей, они все же без лишнего лицемерия признают себя недостаточно сильными, чтобы обходиться без вождей.
   Приход Петра Веригина прошел не совсем благополучно. Кандидатуру молодого, начитанного и способного духоборца указала, умирая, предшествующая руководительница Лукерья Васильевна Калмыкова. Огромное большинство духоборцев признало Веригина своим вождем, но у него нашелся соперник в лице родного брата умершей Калмыковой - Губанова. За спиной у Губанова стоял умный и честолюбивый духоборец Зубков, заведывавший при Калмыковой материальными делами общины. Видя, что большинство все же идет за Веригиным, губановская партия меньшинства решилась - вопреки всем нравам и обычаям духоборчества - прибегнуть к нечестному приему, в целях удержаний в своих руках материальных преимуществ. Пользуясь тем, что духоборцы по своим делам никогда не обращались к властям и поэтому не имели на руках документов, которые могли бы подтвердить принадлежность общине имущества, губановцы заявили властям, что имущество это принадлежало Калмыковой лично и что теперь оно должно по законам перейти к ее брату и наследнику Губанову.
   Власти знали, что заявление губановцев неверно, но они рады были подорвать значение Веригина.
   Между тем, власти не ограничились присуждением общинного имущества в личную собственность Губанову. Надо было еще глубже деморализовать и дезорганизовать среду опасных сектантов.
   Полиция арестовала Веригина, взвалив на него ложное обвинение. Это было 26 февраля 1887 г. С этого дня начинается непрерывное 15-ти летнее скитание Петра Веригина по тюрьмам и ссылкам. С этого же дня начинается и вся та удивительная последняя борьба духоборцев с царским правительством, которая в конце концов привела их к массовому переселению из России в Канаду.
   Со своей стороны, Веригин, под влиянием пережитого и передуманного, пришел к заключению о необходимости для духоборцев вообще держаться более строгой и последовательной линии поведения. Он поддерживал своих единомышленников в их протесте против правительственного насилия и, в частности, в стремлении не участвовать в этом насилии, т. е. в отказах от исполнения воинской повинности. Веригин предлагал своим единомышленникам собрать все имеющееся у них от старых времен оружие и ожечь это оружие публично на большом костре. Сожжение оружия должно было послужить символом окончательного разрыва духоборцев со старым миром.
   Это состоялось в ночь с 28 на 29 июня 1895 г. одновременно в трех различных местах: в Карской области, в Елисаветпольской и в Тифлисской губерниях. В первых двух местах сожжение произведено было почти беспрепятственно. В Карской области лишь на другой день после сожжения явился полицейский офицер в сопровождении конной стражи и приказал собрать остатки сожженного оружия. При этом около 60 человек духоборцев, запасных солдат, заявило о своем отказе служить дальше на военной службе и вернуло офицеру свои солдатские билеты. 15 из них были арестованы.
   В Ахалкалакском уезде Тифлисской губернии произошло более серьезное столкновение с властями.
   На сожжение оружия здесь собралось более 2000 человек духоборцев. В течение двух ночей большое количество оружия было сожжено духоборцами под пение молитв и псалмов. Власти были ложно информированы, будто духоборцы замышляют не то восстание, не то переход через Турецкую границу и бегство из России, и отправили к
  

- 45 -

   АРХИВ
   месту события вооруженное войска. Конные казаки напали на беззащитную толпу и жестоко избили ее нагайками, не разбирая ни мужчин, ни женщин, лошади наскакивали на людей, сбивали с ног, топтали их...
   Избитую толпу повели к губернатору, прибывшему вслед за войсками и находившемуся в соседней деревне.
   "Когда мы шли, - вспоминал позднее один духоборец, - мы, было, начали петь псалмы, но командир запретил пение, а вместо этого приказал казаками петь бесстыдные песни, так что мы стыдились, слушая...
   Губернатор был еще далеко, когда командир его заметил и тотчас закричал: "Шапки долой!" Старички спросили его: "Почему же шапки долой? Если он подъедет, так он поздоровается с нами, и тогда уж мы будем знать, как нам отвечать, а, может быть, он и вовсе не поздоровается - зачем же нам тогда снимать шапки?"
   "Тогда командир опять закричал: "В плети! Ура!" А скова набросились на нас казаки и били плетьми, да так жестоко, что на месте, где мы стояли, - трава покрылась кровью...
   "Губернатор же проехал мимо деревни в деревню Богдановку, собрал там тех, кто не присутствовал на сожжение оружия, и набросился на них с ругательствами. Тут один из них, Федор Шляхов, вынул из кармана свой красный солдатский билет и протянул его губернатору, заявляя, что он больше служить не будет. Губернатор так рассердился, что ударил Шляхова своей тростью. Тогда другие заявили, что они не будут ни служить, ни повиноваться какому бы то ни было начальству.
   "Тогда губернатор приказал жестоко бить духоборцев плетьми".
   Так же беззащитно и покорно стояли в Бомбее и Пешаваре приверженцы великого Ганди перед избивавшими и мучившими их английскими полицейскими. Да, старый мир жестоко мстит всем тем, кто находит настоящую дорогу к освобождению из его цепей. Мстит, но победить все же уже не может.
   Страдания духоборцев - этих истинных предшественников гандистов - достигли высшего предела, когда вслед за избиением последовала еще так называемая экзекуция - новый вид бесчеловеческого наказания. Два казацких отряда поселены были в духоборческих селениях. Они стояли три дня в каждой деревне. Они врывались в улицы и дворы и отбирали у духоборцев все, что им нравилось, а если где недостаточно находили, так били людей плетьми. Они творили много и других насилий над беззащитным духоборческим населением.
   После экзекуции начали духоборцев совсем гнать из их деревень, сначала по пяти семейств из каждой деревни, потом по десять, а через несколько дней одну большую партию за другой. Их переселяли снова - в разные деревни Кавказа. Имущество духоборцев продано было за бесценок, и на новых местах им пришлось обзаводиться всем снова.
  

-----

  
   Льву Толстому и его ближайшим друзьям В. Черткову, П. Бирюкову и И. Трегубову, авторам знаменитого воззвания "Помогите!" о помощи преследуемым, обязаны были духоборцы тем, что об их страданиях узнала наконец вся Россия. Общественное мнение было возмущено. Найти средство помочь духоборцам, оказалось, однако, не так легко, ввиду того, что обе стороны - правительство и духоборцы - стояли на непримиримых позициях. Ведь при всей своей кротости, не могли
  

- 46 -

   АРХИВ
   же, например, духоборцы признать воинскую повинность!
   Вот тогда-то и стал вопрос о выселении духоборцев из России. Нужна была официальная просьба от духоборцев. " И вот, Петр Веригин писал из Сибири к императрице Александре Фёдоровне. Письмо в самых простых, задушевных и искренних выражениях описывало страдания духоборцев, "виновных только в том, что они, по возможности, стараются стать христианами", кончалось просьбой или предоставить духоборцам место в России, где они могли бы жить спокойно, или разрешить им выселиться за границу, в Англию или в Америку.
   Несмотря на то, что послание, очевидно, отступало от правил и тона, предписываемых придворным этикетом, оно достигло своей цели, духоборцам разрешено было выселиться за пределы России, в страну, какую они изберут, но, однако же, без права возврата.
   И вот, начинается новый, исключительный по значению и глубоко трогательный, акт духоборческой эпопеи: переселение за океан в Канаду.
   Для этого переселения прежде всего нужно было собрать средства, так как русское правительство не предоставляло духоборцам ни копейки. Тут опять помог Лев Толстой, который во-первых обратился с письмом к разным состоятельным лицам с просьбой о пожертвованиях для духоборцев, а во-вторых, предоставил на дело переселения весь гонорар /около 20000 рублей/, полученный им за только что написанный тогда роман "Воскресение". В то время Толстой уже отказывался от гонораров за свои произведения, но для духоборцев он сделал исключение.
   На собранные таким образом деньги нанято было четыре океанских парохода, которые четырьмя партиями и перевезли около 7300 духоборцев в Канаду.
   Трогательно было расставание духоборцев с родной землей. Первый пароход "Лейк Гурон" с 2000 духоборцев отошел из Батумской гавани 10 декабря 1898 г.
   Рассказывает Леопольд Суллержицкий, сопровождавший эту партию.
   "В канадском порту Сен-Джон поджидали прибытия парохода с духоборцами представители канадского правительства, делегация квакеров, которые тоже в значительной степени помогали духоборцам материально в организации переселения, и огромная толпа народа. На всех новоприбывшие произвели исключительно благоприятное впечатление своей опрятностью, мужественностью и высоким ростом, вежливыми, достойными манерами и красивыми, здоровыми лицами.
   Однако, был момент, когда толпа встречавших немного смутилась. Именно, ответив на первые приветствия, духоборцы вдруг все сразу опустились на колени и, склонившись головой до земли, поклонились встречавшим. Те не знали, как это понять, пока представитель духоборцев не объяснил, что он и его братья и сестры кланялись в землю не смертным людям, а тому Духу Божьему, который живет в них, и который соединяет их всех воедино, своих и чужих. Это заявление произвело опять-таки отличное впечатление. Духоборцев ласково встретили, накормили и распределили кое-как на временные квартиры в нескольких соседних городах".
   С помощью займа у квакеров /который был скоро возвращен духоборами/, а также на небольшие деньги, выданные духоборцам как эмигрантам, перевозившей их пароходной компанией приобретены были теплая одежда и кое-какой сельскохозяйственный инвентарь. Приступлено было к постройке жилищ, к запашке земли. Но скота не хватало. Не хватало и мужских рук, потому, что большинству прибыв-
  

- 47 -

   АРХИВ
   ших в Америку духоборцев мужчин пришлось для заработка наняться на работы по проведению новых шоссейных и железных дорог. И вот, случалось часто, что за неимением лошади, женщины духоборки по 15 и по 20 человек впрягались в плуг и на себе распахивали почву девственных американских прерий. Титанический труд понадобился, чтобы так или иначе обосноваться на новом месте! Но духоборцы, и мужчины и женщины, не боялись никакого труда.
   Случалось также, что духоборцы переживали тяжелые минуты не только в материальном, но и в моральном отношении. В записках Л. Суллержицкого есть много любопытных наблюдений из области взаимоотношений русских мужиков и канадцев. В свободное время от работы духоборцы собирались обыкновенно вместе в большом блокгаузе для беседы и пения псалмов. Звуки общего пения нередко привлекали англичан. Англичане входили без церемоний, рассаживались где придется в самых непринужденных, "американских" позах, иногда закидывая ноги на скамью. Непринужденно, не снимая даже шапок, оглядывали собрание, закуривали трубки, не замечая или не желая замечать, что никто из духоборцев не курит. Комната наполнялась клубами табачного дыма. Сплевывая на пол, незванные гости начинали обмениваться двусмысленными шуточками, громко хохотать. Англичан особенно поражала у духоборцев теория "несопротивления злу насилием". Она никак не укладывалась в головах воодушевленных поклонников бокса. Местные спортсмены часто нарочно раздражали духоборцев, особенно молодых, чтобы вызвать их на сопротивление, и казались очень разочарованными, когда им это не удавалось.
   Так или иначе, все трудности, как материального так и духовного характера, были преодолены, через один год духоборцы имели уже до тысячи ими самими выстроенных прочных, теплых домов. Поля были разработаны. Мужчины хорошо зарабатывали на стороне. Прокормление для всей общины во всяком случае, было уже обеспечено.
   Кстати сказать, все духоборцы являются вегетарианцами, так что посторонние наблюдатели /например, немецкие публицисты/ называют их: "народ вегетарианцев". Переход к вегетарианству, равно как и укрепление рационализма в религии и большая последовательность в проявлении отрицательного отношения к войне, к оружию и к военной службе, обусловлены были влиянием идей Л. Н. Толстого. Проводником этих идей в духоборческую среду явился талантливый П. В. Веригин, поддерживавший личные отношения как с Л. Н. Толстым, так и со многими из его друзей и единомышленников.
   Сам Веригин вырвался из сибирского пленения и прибыл к своим собратьям в Канаду только в 1902 году. Приезд его имел огромное значение.
   Через несколько лет община положительно цвела.
   Однако, уже в 1908 году духоборцы лишились и этой новой, с таким трудом поднятой и возделанной земли, - на этот раз благодаря грубому вмешательству в их судьбу со стороны правительства Канады. Это звучит невероятно, но это так. И приходится только снова и снова удивляться необычайному терпению и мужеству, с которым перенесли духоборцы и этот новый, свалившийся на их голову удар.
   Духоборцы получили землю в Канаде на правах аренды. Они не озаботились, однако, добыть каждый для себя личное свидетельство на право владения землей. И вот канадское правительство потребовало от них именно этого, т. е. записи земельных участков на имя отдельных собственников. Но духоборцы сознавали себя общиной, коммуной, к частной собственности не стремились и в предложении канадского правительства увидели лишь посягательство на общинную форму их жизни. Между тем, от них потребовали еще как от новых граждан
  

- 48 -

   АРХИВ
   Британской империя, присяги на верность королю. Ясно, что и на это духоборцы не могли пойти. Петр Веригин не без оснований ответил правительству: "После того, как духоборцы не кашли для себя возможным присягать русскому царю и перенесли за это много гонений, для них не имело бы никакого смысла покидать родную страну и переезжать в Канаду для того, чтобы здесь присягнуть английскому королю". Правительство заявило, что в случае неподчинения у духоборцев будут отобраны предоставленные им земли. Духоборцев не устрашало и это. Требования правительства были окончательно отклонены.
   Тогда правительство объявило занимаемые духоборами земли свободными. Тысячи претендентов, иммигрантов из разных стран, явились, чтобы воспользоваться "освободившейся" таким образом землей. Духоборцам ничего не оставалось, как покинуть эту, прекрасно разработанною ими, колоссально выросшую в своей стоимости, землю с возделанными полями, построенными духоборцами домами, проведенными ими дорогами, вырытыми их руками колодцами - и переселиться на новые места.
   Под руководством Петра Веригина еще раз взяли на себя духоборцы жребий гонимых и из канадской провинций Саскачевань, где они было расселились по прибытии из России, переселились в другую, канадскую же, более теплую и подходящую по климату провинцию - Британскую Колумбию. Тут уже духоборцы надельной земли не просили. Вся земля была куплена /разумеется в долг/ на личное имя главы общины П. В. Веригина.
   Впрочем, новый шаг - отказ от обработанной уже земли и заведенного хозяйства в Саскачевани - не всем оказался под силу. Большое количество духоборцев приняло требования правительства и осталось в Саскачевани.
   Так, под влиянием тяжелых экономических и политических условий, великая коммуна духоборцев раскололась на две части.
   Великой потерей бала для духоборцев смерть их любимого вождя П. В. Веригина 29 октября 1924 года. Петр Васильевич погиб безвременно при железнодорожной катастрофе. На смену ему был вызван из России его сын - Петр Петрович Веригин. Подобно тому, как отец преследовался царским правительством, так сын, руководивший духовной и материальной жизнью оставшихся еще в пределах России и проживавших частью на Дону, частью на Кавказе нескольких тысяч духоборцев, преследовался советским правительством. Он находился в Москве, в тюрьме, и ожидал скорой ссылки в Туркестан, когда, путем дипломатических отношений, удалось исходатайствовать для него визу на отъезд в Канаду. Как когда-то и остальные духоборцы, П. П. Веригин был выпущен из "новой" России без права возврата.
  
   Перейдем теперь прямо к современному состоянию духоборческой общины.
   Как живут теперь духоборцы в Америке? Сколько их? Как организовано их хозяйство? Как протекает духовная жизнь? Остались ли духоборцы верны принципам христианского коммунизма и антимилитаризма, принципам трудовой земледельческой жизни и нравственного совершенствования?
   Хотя мне лично не довелось до сих пор побывать в Канаде, но благодаря счастливой случайности, я располагаю вполне аутентичными сведениями о канадских духоборцах, сведениями, полученными из первых рук, именно из личного общения с выдающимися членами духоборческой общины.
  

- 49 -

   АРХИВ
   14 июня 1931 года, проживая в Праге, в Чехословакии, получил я из Нью-Йорка от П. П. Веригина телеграмму следующего содержания: "Делегация духоборцев, состоящая из 6 членов, выезжает 14 июня из Нью-Йорка на пароходе "Бремен", направляясь в Европу. Пожалуйста, выезжайте навстречу делегации и возьмите на себя помощь и руководство в том деле, которое ей поручено. Подробности - письме, которое везет с собой делегация".
   У меня уже прежде были сношения с духоборцами. Между прочим, при моем посредстве духоборцами распространено было несколько сот долларов среди болгар, пострадавших от страшного землетрясения в 1928 году. Я не мог дать себе ясного отчета в том, в каком собственно деле понадобилась теперь духоборцам моя помощь, но я знал, что эти люди слов на ветер не бросают и даром ничего не предпринимают. Поэтому я пошел навстречу желанию Веригина, выехал к 20 июня, ко дню прибытия "Бремена" в приморский город Бремергафен в Германии, встретил духоборцев /обратив их внимание на себя большим плакатом с русской надписью: "Братьям-духоборцам - привет!"/, проводил их до Берлина, устроил в недорогом отеле, показал им вегетарианскую столовую и затем принял участие в том деле, которое поручено было им общиной.
   Дело состояло в том, чтобы добиться визы для въезда в Советскую Россию и войти в отношения с советским правительством по вопросу о переезде всех оставшихся в России духоборцев в Америку. Последние, жестоко преследовались "коммунистическим" правительством. Американские собратья готовы были им помочь чем только могли: ассигнованием средств на переезд их через океан, устройством на сельскохозяйственные и другие работы в Америке и т. д. К тому же, П. П. Веригин видел свою специальную, историческую задачу в воссоединении всех духоборцев в одном месте. Я охотно взялся помочь, чем мог братьям духоборцам.
   Мы вместе с делегациями посетили неоднократно советское посольство на улице Унтер-ден-Линден, вместе сочиняли и отправляли прошения на имя Калинина и Сталина, беседовали со случайно наехавшим в то время в Берлин Луначарским, привлекли в качестве ходатаев за наше дело выдающихся представителей берлинской интеллигенции и других влиятельных европейцев. /Под письмом, отправленным в Москву, стояли подписи: проф. Алберта Эйнштейна, Артура Голичера, Отто-Лемана-Руссбюльта /председателя германской лиги прав человека и гражданина/, проф. Фр. Зигмунда-Шультце, ген. фон. Шенаиха, Ромена Роллана, Виктора Маргерита, Жоржа Пиоша, Феннера Броквея, Георга Ленсбери и Дж. Кенворти/. И затем ждали ответа на наше ходатайство.
   В свободное время мы осматривали Берлин, посещали музеи и знакомились с представителями передовых общественных, религиозных и пацифистских организаций, в свою очередь проявлявших огромный интерес и исключительное внимание к милым заокеанским гостям.
   Делегация состояла из трех мужчин и трех женщин, точнее - трех отцов и трёх взрослых их дочерей. Во главе делегации стоял выдающийся духоборец, один из директоров общины Г. В. Верещагин.
   Здесь не место останавливаться подробнее на деятельности берлинской духоборческой делегации. Скажу сразу, что советской властью во всем было духоборцам отказано - даже в возможности хотя бы на один день и хотя бы в сопровождении от самой границы советских агентов посетить Москву для непосредственных переговоров с правительством, - не говоря уже о разрешении пребывающим в Советской России духоборцам выселиться в Америку. Возможно, что московская власть не захотела повторять недавнего опыта с немецкими крестьянами меннонитами, бегство которых из Советской России произвело
  

- 50 -

   АРХИВ
   огромное впечатление на цивилизованный мир.
   Проживая с делегацией в Берлине в течение около трех месяцев я, разумеется, имел случай не раз подробно беседовать с членами делегации о жизни духоборцев в Канаде. И вот какая картина вырисовывалась передо мной на основании их простых и искренних братских рассказов.
   Духоборцы проживают в четырёх провинциях Канады: Британской Колумбии, Саскачеване, Альберте и Манитобе. Общее число американских духоборцев за последние десятилетия сильно возросло. В 1899 г. их было 7380 человек. Ныне число всех, проживающих в Америке духоборцев равняется 15000. Из этих 15000 приблизительно 1 тысяча человек рассеялась по городам, слилась с американским населением и уже не имеет ничего общего с основной частью духоборцев. 7000 человек проживает в общине, в коммуне, а остальные 7000 - в качестве самостоятельных фермеров. Последние, выступив из коммуны, тем не менее сохранили свою верность главным духоборческим принципам: остались за немногими исключениями вегетарианцами, противниками военной службы и т. п. Мало того, новому руководителю обданы П. П. Веригину удалось добиться организационного воссоединения всего "духоборческого народа": именно, независимо от тех органов управления, какие существуют в общине-коммуне, вся масса канадских духоборцев, т. е. община и фермеры вместе признают авторитет общего Центрального исполнительного комитета именованных духоборцев Канады. Некоторые общедухоборческие дела решаются именно этим комитетом, причем характерно, что во главе его стоит не Веригин и не какой-либо другой представитель общины, а духоборец фермер. Последнее обстоятельство, очевидно, должно быть приписано общему чутью и такту Веригина.
   Административный центр коммуны находится в городке Бриллианте, расположенном в Британской Колумбии, в очень живописной холмистой местности, на берегу красивой и широкой, с прекрасно кристально-прозрачной водой реки Кутеней. Мимо проходит великая Канадская железная дорога, пересекающая всю Канаду от берегов Атлантического до берегов Тихого океана, от города Монреаля до города Ванкувера.
   Если смотреть сверху, с окрестных скал, то прямо внизу у реки можно видеть духоборческий городок. Рельсы, железнодорожная станция. Огромные корпуса мармеладной фабрики, элеватор, госпиталь, электрическая станция, две лавки, школа - все эти строения кирпичные, явление исключительное в Канаде вне городов /а Бриллиант, конечно, является скорее поселком, чем городом/. За рекою, в бесконечную даль простирается слегка волнистая цветущая равнина. По ней, на огромном расстоянии раскинуты среди прекрасно возделанных полей, фруктовых садов и рощ духоборческие села, вернее хутора. Хутора эти построены на определенном расстоянии /метров 150-200/ друг от друга и как правило, состоят из двух прекрасных кирпичных двухэтажных домов с общим двором и огородом. Обилие зелени, внутренняя планомерность всего поселения, ослепительный блеск реки действуют на зрителя, кто бы он ни был, чарующе. Бриллиант построен уже после переселения духоборцев в Британскую Колумбию и само название присвоено было городку по желанию духоборцев.
   В городке, а главное, в окружающих его хуторах проживает до 6000 членов духоборческой коммуны. На отделенные Саскачевань и Альберту приходится лишь 1000 человек /не считая духоборцев фермеров/. В каждом духоборческом селе или хуторе проживает обыкновенно от 80 до 100 человек.
  

- 51 -

   АРХИВ
   Все дома в селах построены по одному и тому же плану. Нижний этаж разделен на два помещения. Одно является залой для собраний, приема гостей и т. д., другое - кухней-столовой, где приготовляется обед и где духоборцы обедают за общими длинными столами. /Приготавливается общий вегетарианский обед хозяйками-духоборками, по очереди/. В верхнем этаже дома имеется ряд жилых комнат, из которых каждая представляется одной семье. Взрослый юноша или взрослая девушка получают также отдельную комнату. Вокруг домов всегда много цветов.
   Тех, кто приезжает к духоборцам в первый раз, поражает цветущий вид населения. Только что посетивший в Канаде духоборцев известный швейцарский писатель Вернер Циммерман так описывает внешность духоборцев: "Редко когда встречал я людей столь красивых и цветущих здоровьем.

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 237 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа