Главная » Книги

Врангель Фердинанд Петрович - Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю, Страница 18

Врангель Фердинанд Петрович - Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

но охота причинила нам более вреда итпотери времени, нежели выгоды, ибо, хотя после долгого боя один из медведей был убит, но мясо его оказалось так твердо, что не годилось даже и на корм собакам. Притом рассвирепевший зверь переранил у нас многих собак. Потеряв большую часть дня и до крайности утомившись, мы расположились на ночлег. Ночью видели признак приближающейся весны: летящее на NW большое стадо черных уток, (anas nigra), здесь, в северных странах Сибири, часто покрывающих собой, в полном смысле сего слова, огромные плавающие льдины.
   По полуденному наблюдению 19 апреля мы находились под 71°18' широты и 4°36' счислимой долготы. Сильный северо-западный ветер, поднимая густую метель, заставил нас ранее обыкновенного остановиться и остаток дня провести на месте.
   На другой день, несмотря на продолжавшиеся ветер и снег, мы поехали далее. В трех верстах от ночлега встретили гладкую полосу, окраенную с севера высокими торосами, имевшими направление к SSO. На запад от них видны были ледяные горы старого, а на восток нового образования. Здесь в трещину, затянутую тонким слоем льда, мы измерили глубину моря: она равнялась 21 сажени на илистом дне. Течение заметили довольно быстрое к OSO. На северо-восточной части горизонта поднимались темносиние столбы пара. Проехав сегодня всего около 39 верст расположились ночлегом на высоком ледяном хребте, образовавшемся от соединения старых и новых торосов, из коих новые простирались на восток до краев горизонта.
   Мичман Матюшкин и штурман Козьмин 21 апреля, рано поутру, отправились на одной легкой нарте искать прохода на восток.
   С великим трудом проехали они версту на NNO, через частые остроконечные торосы, и достигли края огромной полыньи, шириной по крайней мере в две версты. На восточной стороне ее лед казался изрезанным множеством щелей. С вершины высокой льдины показывались вдали большие, не покрытые льдом пространства. Полынья простиралась от OSO к WNW до пределов горизонта, и местами неслись по ней небольшие тонкие ледяные поля. Около сажени ниже поверхности моря замечено сильное течение на SO. Глубина была 19 1/2 сажен, грунт зеленый ил. Открытое море снова пресекло нам дальнейший путь. Мы решились, согласно с первым планом, достигнуть меридиана Шелагского мыса, следуя по скатам старых торосов, где езда была удобнее и безопаснее.
   Проехав всю ночь и беспрестанно погружаясь в глубокие снега, мы подвинулись только на 27 верст к SSO, принуждены были остановиться и дать роздых утомленным собакам.
   Поутру 22 апреля густой туман застлал всю окрестность и скрывал от нас даже ближайшие предметы. Когда ветер несколько рассеял его, на южной части горизонта ясно очертились черные острые скалы Шелагского мыса, югозападный край которого пеленгован на SO 33°, от нас в 87 верстах.
   В 3 1/2 часа пополудни взяли мы азимуты солнца, по которым исчислено склонение ручного пель-компаса 18°49' восточное. Полуденная высота солнца дала нам 70°52'41" широты, долгота по пеленгам 6°40' к востоку от Большого Баранова Камня. Счислимая долгота отстояла от истинной к западу на 24, или на 8 миль.
   Наблюдения над инклинатором дали следующий вывод:
   Делением к О:
  
   Нижний конец стрелки - 81°25'
   Верхний - 81°25'
   Среднее - 81°25'
  
   Делением к W:
  
   Нижний конец стрелки -78°30'
   Верхний - 78°30,
   Среднее - 78°30'
   Среднее наклонение стрелки 79°57 1/2'
  
   Постепенно увеличивавшаяся глубина моря и множество полыней противоречили близкому расстоянию, в каком от нас, по счислению, находился берег, так что делали невозможным, если бы мы не были в том уверены, самое предположение, что берег материка отстоит от нас только на 90 верст. Такое замечание ведет к заключению, что наши неудачные опыты открытия предполагаемой земли нимало не опровергают ее существования, а только показывают, что мы, несмотря на все усилия, не могли ее отыскать. Впрочем, не смею утверждать, чтобы непреодолимые препятствия, встреченные нами, и впредь сделали подобные попытки безуспешными. Необходимым считаю, наконец, заметить, что недавно взломанный около нас лед был по большей части очень толст и покрыт твердым снегом, а к северу казался тонким и обнаженным; также что северные ветры всегда распространяют влажность в воздухе. Отсюда можно с достоверностью заключить, что свойства моря по мере удаления его на север переменяются.
   К вечеру при свежем SSW ветре небо покрылось тучами. Езда на SW весьма затруднялась высокими торосами и глубоким снегом, что заставило нас переменить направление на SSO. Здесь мы заметили во льду полусгнившее сосновое бревно, изрубили его на мелкие части и взяли с собой, благодаря судьбу за умножение нашего топлива. Проехав в принятом направлении 19 верст, встретили непроходимые торосы, простиравшиеся до самого Шелагского мыса, и уверились в невозможности проникнуть далее. Утесы мыса резко рисовались на горизонте; их оконечность запеленгована на SO 31°. Хотя небо совершенно было чисто и ясно, но ни на востоке, ни на севере не видели мы признаков земли. Принимая в соображение, что каждый не совсем низменный берег бывает видим здесь в расстоянии 50 верст и что мы находились в 80 верстах от Шелагского мыса, - можно с основанием утверждать, что к северу от сего мыса, на расстоянии 130 верст нет предполагаемой земли. Выше уже достаточно доказано, что на 300 верст к северу от Большого Баранова Камня никакая земля не существует.
   Мы имели корму собакам только на четыре дня, находясь в 200 верстах от нашего ближайшего склада с провиантом, что, при наступавшей притом весне, побудило нас обратиться назад. На следующий день (23 апреля) мы проехали 26 верст в западном направлении через торосы и рыхлый снег. В полдень находились под 70°50' широты и 2°8' счислимой долготы, к западу от Шелагского мыса.
   После полудня, в меридиане Песчаного мыса, показалась нам на юг, несколько выше истинного горизонта, низменная земля. Мы находились от сибирского материка, по крайней мере, в 90 верстах, почему и могли понять, что явление происходило от обыкновенного в полярных морях и нами уже несколько раз замеченного, преломления лучей света.
   Сегодняшний путь был совершенно подобен вчерашнему. Мы видели много медвежьих и песцовых следов и, проехав 35 верст, остановились на ночлег.
   На следующий день полуденная высота солнца дала 70°54' широты; счислимая долгота 3°12' на запад от Шелагского мыса. По трудной дороге, через торосы и глубокий рыхлый снег, проехали 38 верст. Вечером многочисленные стаи черных уток тянулись высоко над нашей головой к западу.
   Несмотря на трудный путь, 29-го проехали мы 43 версты: вблизи от нашего ночлега нашли свежее осиновое бревно. Сегодня кончились наши остальные припасы и корм для собак, но как по счислению, на верность которого можно было полагаться, мы находились на расстоянии дневного пути от склада с провиантом, то на следующий день, 27-го смело продолжали путь и продвигались довольно скоро, потому что торосы сделались здесь реже и менее. В 10 верстах от склада встретили следы мичмана Матюшкина, в начале поездки искавшего здесь прохода на север. Проехав всего до 40 верст, остановились на ночлег у склада с провиантом. Недалеко отсюда нашли толстое сосновое бревно. Таким образом, имея средство обогреться и несколько отдохнуть, а также накормить усталых и голодных собак, расположились остаться здесь на весь следующий день. Судя по разрытым льдинам и сильно утоптанному снегу, должно было предполагать, что во время нашего 28-дневного отсутствия медведи делали неоднократные, но, к счастью, безуспешные попытки проникнуть к нашим запасам. Мы нашли их все в целости.
   Быстрое приближение теплого времени и худое состояние наших нарт делали невозможным продолжение путешествия и заставили нас возвратиться прежней дорогой. Мы отправились по старому пути, между тем значительно поправившемуся, ибо рыхлый снег между торосами отвердел и сделался совершенно плотным, что нам очень благоприятствовало, так что 29 апреля проехали мы 55, а на следующий день 50 верст, и 1 мая вечером достигли берега. Здесь расположились мы ночлегом между Большим и Малым Барановыми Камнями.

 []

   Несмотря на чрезвычайную усталость, мы проснулись с рассветом и восхищались давно невиданной землей, не покрытой снегом. Даже мореходец после долгого плавания порадуется, увидев берег, а мы после 46-дневного скитания по пустынным равнинам Ледовитого моря, среди вечных льдов и снегов, беспрестанно борясь с опасностями и недостатками, часто не имея средств развести огонь и защищая оцепеневшие от полярных бурь и холода члены только легкой палаткой, с радостью приветствовали землю и прибрежные холмы. Несмотря на их дикость, они казались нашим утомленным взорам живописными и прелестными. Зеленеющий мох, низкие кустарники и щебетание птичек показывали скорое наступление весны и наше возвращение в оживленную страну. Радостно поздравляли мы друг друга с счастливым окончанием трудов. С истинным удовольствием исполняю я здесь сладостную для меня обязанность выражением искреннейшей благодарности моим ревностным спутникам: мичману Матюшкину и штурману Козьмину за их неутомимое усердие в продолжение всей поездки. Только их деятельности и терпению обязан был я тем, что наши проводники, следуя примеру офицеров, охотно и без ропота переносили все труды и опасности.
   Мая 4-го приехали мы в Походск, где нас встретил друг и сослуживец лейтенант Анжу. Он прибыл сюда со своей экспедицией с Новой Сибири, чтобы через Нижне-Колымск возвратиться на Яну берегом. Неожиданное свидание в отдаленных ледяных пустынях доставило нам великую радость. Она была, однакож, помрачена видом бедствий и недостатков, нас окружавших. Шесть тунгусских семейств, умирая с голода оставили свои степи и, напрягая последние силы, пришли в Походск, в надежде найти здесь какую-нибудь помощь и спасение от голодной смерти. Но здешние жители сами были не в лучшем положении. Истощив свой скудный запас, они питались самыми отвратительными предметами. Только близкое наступление весны и надежда на удачный лов рыбы поддерживали еще их ослабевшие силы. Всеобщее уныние и отчаяние были ужасны. Мы разделили весь остаток нашей провизии между несчастными и утешались мыслью, что спасли хоть немногих от голодной смерти.
   Мая 5-го возвратились мы, наконец, в Нижне-Колымск после 57-дневного отсутствия, проехав всего 1355 верст. Здесь нашел я новые предписания от сибирского генерал-губернатора касательно занятий экспедиции в нынешнем году. Наш спутник доктор Кибер все еще был нездоров, страдая своей прежней болезнью.
   Нижне-Колымск, как мы и ожидали, был уже совершенно пуст. Все жители его рассеялись по лесам и тундрам за промыслами. В местечке оставались только два постоянных жильца - инвалид-казак и старуха-мещанка Оухомясиха, по обыкновению встретившая нас вкусным пирогом и деятельной услужливостью старавшаяся изгладить в нас воспоминания о понесенных трудах и лишениях.
   Мая 10-го шел первый дождь, но вскоре после того выпал довольно глубокий снег. Мая 17-го на берегу, в местах, наиболее подверженных влиянию солнца, показалась молодая трава, а 22-го тронулся по Колыме лед, в нынешнем году покрывавший реку 259 дней. С тем вместе выступила из берегов вода и принудила нас 26-го числа оставить избу и расположиться со всеми собаками, вещами и припасами на ее плоской кровле. Здесь как будто на уединенной скале среди океана, ожидали мы, единственные живые существа в местечке, окончания наводнения, приблизив к себе карбас и ялик, с тем, чтобы в случае большой опасности спасться на Пантелеевскую сопку, и при самой высокой воде составляющую безопасное убежище. Жители перед отъездом на летние промыслы обыкновенно выставляют все свое движимое имущество на крыши; и теперь все они были завалены ящиками, бочонками, санями и пр.
   Мая 31-го вода начала сбывать, и мы спустились в избу, но еще долгое время, несмотря на беспрерывныый огонь очага, жили в холодной и сырой атмосфере.
  
  

Глава шестая

Путешествие по Каменной тундре, летом 1822 года.

  
   Летние месяцы 1822 года предположено было отделить на описание морского берега от устья Колымы до Большого Баранова Камня и поверку астрономических наблюдений, сделанных в 1821 году.
   Когда весенний разлив рек прекратился, я послал 11 июля четырех надежных людей в деревню Пантелеевку и оттуда велел ехать на лошадях в новый стан наш с поручением выстроить карбас, настрелять гусей и лебедей и наловить как можно более рыбы, всегда составлявшей главную часть зимних запасов экспедиции.
   Июня 23-го отправился я с лейтенантом Анжу, мичманом Матюшкиным и штурманом Козьминым вниз по реке на катере "Колыма" и осмотрел рыбные ловли в селениях Крестовом, Черноусовом и Походске. Здесь расстался с нами лейтенант Анжу и поехал верхом с тремя проводниками через тундру к берегам Индигирки. Июня 26-го достигли мы скалистого мыса Крест, на правом берегу Колымы, и застали там два русских семейства, посетившие сию страну для рыбной ловли. В 15 верстах отсюда впадает в Колыму небольшая речка Пантелеевка.
   Местоположение урочища во всех отношениях представляет существенные преимущества перед Нижне-Колымском, так что перемещение сюда городка, вероятно, имело бы выгодное влияние не только на городских, но и вообще на всех окружных жителей. Возвышенный берег не покрывается здесь весенней водой и представляет сухую площадь, где удобно могут поместиться все здания Нижне-Колымска. Наносный лес лучшего качества для строения попадается здесь во множестве, а берега и острова представляют отличные пастбища, могущие доставлять лошадям достаточное количество сена на зиму. Вообще прозябение здесь гораздо сильнее и разнообразнее, нежели в окрестностях Нижне-Колымска. Лиственица достигает порядочной высоты, и ствол ее здесь гораздо ветвистее; окрестности изобилуют разными полезными травами и ягодами. Кроме того, Крест лежит в центре всех селений и деревень, жители которых несколько раз в год должны посещать острог для покупки съестных припасов и других потребностей. Перемещение острога из Нижне-Колымска в Крест можно произвести легко, потому что взаимное расстояние их всего 25 верст вниз по реке, и перенос немногих, достойных того строений, не может стоить больших трудов и издержек. Наконец, положение Креста гораздо приятнее и здоровее, а от близлежащих холмов и лесов самый воздух здесь не столь суров и холоден, как в Нижне-Колымске. Словом, перемещение сюда местечка было бы истинным благодеянием и имело в короткое время самые выгодные последствия на всю страну.
   Крутой берег, заворачивающийся здесь на NO 40°, состоит из твердой каменной глины тёмнокрасного и зеленого цвета: последняя, нередко похожая на зеленый шифер, лежит слоями по направлению от NO 60° к SO 30° и по наклону к горизонту под углом 65°.
   Противный ветер задержал нас целый день, и только 28 июля могли мы продолжать путь. На протяжении 15 верст северный берег крут и утесист. Скалы того же образования, каков подле Креста, тянутся вдоль по течению воды, но потом уклоняются во внутренность страны и примыкают к западному скату Суровой горы, омываемой Пантелеевкой, имеющей свой источник в так называемых Белых Камнях и впадающей здесь в Колыму, образуя устье в 12 сажен шириной. Отсюда поплыли мы вверх по Пантелеевке. Полная нартенная упряжка довольно быстро тянула лодку нашу бичевой против течения воды. До деревни Пантелеевой, лежащей в 17 верстах от устья, берега реки состоят из чернозема и обросли тальником, ольховником и местами обгорелым лиственичным лесом.
   Продолжительная теплая погода наполнила воздух роями комаров, истинной язвой сибирских тундр, так что мы радовались, когда достигли деревни Пантелеевой и заперлись в дымном сарае. Селение расположено на левом берегу реки, среди пространной равнины, поросшей тучной травой и усеянной озерами, обильными рыбой. Зимой живут здесь в восьми хижинах семь семейств, летом по большей части переходящих на Колыму. Гора Пантелеева с ее раздвоенной вершиной - в 8 верстах отсюда, на противоположном берегу реки.
   Здесь встретили мы неутомимого купца Бережного, нашего спутника во второй поездке по Ледовитому морю, и он выручил нас из большого затруднения. Несмотря на всевозможные старания, не мог я достать себе в Нижне-Колымске лошадей, необходимых для дальнейшего путешествия, и, вероятно, провел бы все короткое лето в тщетных поисках, если бы Бережной сам не предложил нам десять из своих лошадей, решительно отказываясь от всякой за то платы. Он ехал к Чаунской губе за мамонтовыми костями и, узнав, что Матюшкин также предполагает посетить те места, добровольно вызвался ему сопутствовать.
   Следующий день занимались мы окончательными приготовлениями к путешествию и, пользуясь свободным временем и хорошей погодой, посетили Пантелееву гору. До самой вершины ее идет узкая дорожка, протоптанная здешними жителями, обыкновенно собирающими на горе растущую там в изобилии голубицу (vaccinium eliquinosum). Такой работой занимаются здесь девушки, не стесненные заботами хозяйства. С половины августа ежедневно с утра до ночи на горе раздаются их веселые песни.
   Правый берег реки, на расстоянии шести верст, постепенно, но почти незаметно возвышается; далее неровности и возвышения становятся значительнее и примыкают к подошве сопки. Поднимаясь на порядочную высоту, она защищает собой от действия холодных северных ветров равнину, на юг лежащую, и много способствует прозябению. Густой лиственичный лес, покрывавший южный скат горы и соседнюю равнину, пятьдесят лет тому сделался жертвой пожара, истребившего в то время все леса на север от Анюя. Замечательно, что только за два года снова показался лиственичный подрост, но молодые деревья составляют уже хотя невысокую, но прекрасную рощу среди поля, испещренного цветами. Выше на горе растут душица, богородская трава, ромашка, а по камням стелется стланец и, наконец, тальник, ближе к вершине горы, являющейся только отдельными листочками. Между низменными кустарниками зеленеет мох, но самая вершина сопки совершенно обнажена. Разительная противоположность голой, черной вершины с подошвой горы, покрытой яркой зеленью лиственицы и испещренной пышными цветами, делает вид подгорья еще прелестнее.
   Отсюда осмотрели мы окрестность. От северо-запада до юга сливается с горизонтом необозримая низменная тундра, изрезанная озерами, унизывающими левый берег Колымы и устья обоих Анюев. Колыма, с ее бесчисленными, отчасти зеленеющими, отчасти обнаженными островами, открывается отсюда на протяжении 130 верст до самого моря. Северную часть горизонта заслоняла от нас гряда плоских гор; за ними показывались покрытые вечным снегом и льдом вершины Сухарных гор, a еще далее на север - черные зубчатые верхи прибрежных скал Ледовитого моря. На восток поднимаются Белые Камни. Хребет их идет на OSO, а потому представляется отсюда отдельной горной купой. На юго-восток и юг стелется низменная равнина, обставленная по горизонту цепью гор, которые тянутся по берегам рек Анюя и Тимкины. Таким образом с Пантелеевой сопки открывается пространство около 300 верст в поперечнике.
   Самая вершина горы покрыта обломками черного аспида и изредка белого гранита. Слои твердого камня горы нигде не показываются. Южный скат наклонен к горизонту под углом 30°, а северный идет гораздо крутее. Ущелий и даже значительных оврагов мы не заметили.
   Кроме главной вершины, на западном скате горы другое значительное возвышение, рядом небольших холмов соединяющееся с Суровой горой, как первая вершина таким же образом примыкает к Белым Камням. Высота главной вершины, взятая из Нижне-Колымска, равнялась 0°48'45", а расстояние ее оттуда 14,758 саженям; следственно, гора поднимается на 1491 английский фут над горизонтом острога. При тихой, ясной погоде в 5 часов пополудни термометр Реомюра показывал на вершине горы 1 1/2°, а при подошве горы 5° тепла.
   Взяв с горы пеленги самых заметных пунктов окрестности, мы возвратились в деревню. По полуденной высоте солнца, взятой 29 июня, она лежит под 68°57' широты и 0°40' долготы на восток от Нижне-Колымска. Склонение ручного пель-компаса было 12 1/2° восточное.
   По закате солнца ртуть в термометре тотчас спустилась ниже 0°, а к ночи густые тучи облегли со всех сторон гору и поднялся сильный западный ветер. На рассвете верхняя часть горы была покрыта снегом; в долине шел проливной дождь. Непогода задержала нас здесь до 1 июля. Тогда атмосфера очистилась, и воздух сделался снова теплый, так что мы могли продолжать путь. Мичман Матюшкин отправился с купцом Бережным в Островное на Малый Анюй взять там толмача чукотского языка и ехать к Чаунской губе. Мой путь лежал на север к Барановым Камням, где, согласно с моей инструкцией, должно было поверить определение широты, сделанное капитаном Биллингсом в 1787 году. Меня сопровождали штурман Козьмин, матрос и два якута с шестью вьючными лошадьми.
   В первый день проехали мы только 11 верст, по низменности между горами Пантелеевой и Суровой, и остановились ночевать на северном скате Суровой, подле небольшого озера. Страна, нас окружавшая, ничем не защищенная от влияния холодных северных ветров, представляла вид самый унылый и пустынный. Лиственица, столь пышно и могущественно произрастающая за горой, превращается здесь в низменный, изогнутый кустарник; местами стелются тальник и березовый ерник не более фута вышиной. Обгорелые пни и кусты, следы пожара, делают картину еще печальнее. В долинах между горами грунт глинистый, но дно озера, подле которого мы остановились, было покрыто крупным песком, и оттого озерная вода была чиста и прозрачна. Несмотря на унылые окрестности, мы провели, однакож, вечер довольно приятно. Воздух был теплый, небо ясное, в даже в полночь термометр стоял на 5° тепла. В гладкой поверхности озера рисовались вершины Пантелеевой горы и Белых Камней. Я воспользовался спокойствием воды и взял секстанами угловую высоту видимых гор. Таким наблюдением с помощью прежде взятых пеленгов и полуденных высот определил я следующие возвышения:
  
   Средняя вершина Белых Камней - 2509 англ. фут.
   Восточная вершина Пантелеевой - 1739 3/4 " "
   Западная вершина Пантелеевой - 2167 " " "
  
   В глубоких ущельях Белых Камней лежало еще много снега, отчасти никогда не тающего, отчего произошло и название сих гор. Вершины их не были покрыты снегом, что происходит не столько от действия солнечных лучей или теплоты, сколько от сильных порывистых ветров, нередко среди зимы свевающих снег с возвышений. Такое обстоятельство весьма затрудняет здесь точное обозначение высоты снежной линии. Известно, что в сибирских тундрах, открытых влиянию солнечных лучей, растаивает слой земли не толще 4 и 6 вершков. На берегу моря всегда находятся выкинутые льдины, не тающие летом, и там же, а отчасти и в долинах, снег лежит иногда от одной зимы до другой, и, вероятно, море было бы сковано вечным льдом, если бы напор речной воды и господствующие здесь весной сильные ветры не разламывали его.
   Июля 2-го по полуденной высоте солнца мы нашли 68°41'49" широты и 160°51' долготы на восток от Гринвича. Магнитная стрелка склонялась на 12 1/2° к востоку. Термометр показывал 8° тепла.
   Мы следовали по течению разных ручейков, скатывающихся с гор Пантелеевой и Суровой и впадающих в речку Филипповку, на берегах которой расположились мы ночевать, проехав сегодня всего 20 верст. Дорога шла по глинистому болоту, изредка покрытому тальником и иссохшими лиственичными кустами. На берегах речки растут, однакож, довольно высокие и прямые ивы и лиственицы, а также попадаются голубица и княженика (rubus arcticus), у которой листья, как у земляники, а ягоды наподобие малины, но она отличается нежным ароматическим вкусом и запахом, так что трудно поверить, что она созревает в здешнем климате.
   Речка Филипповка вытекает из Белых Камней, течет довольно быстро по песчаному дну и впадает в Колыму. В ней ловится в изобилии рыба хариус из рода salmo thymallus. Филипповская долина в прежние времена славилась множеством сохатых, или сибирских лосей. Большой лесной пожар в 1770 году разогнал их, но впоследствии, когда лес снова начал подрастать, они опять появились и в короткое время так размножились, что в 1812 году редкий охотник не убивал здесь полдюжины сохатых. Десятеро жителей деревни Пантелеевки на свою долю застрелили семьдесят. Нельзя утвердительно сказать, по какой причине после того сохатые опять исчезли, но упоминаемая мной была последняя счастливая охота. В наше пребывание появление сохатого в Колымском округе почиталось уже редкостью и составляло эпоху в охотничьем промысле. На Омолоне и к югу оттуда лоси еще водятся, но в малом количестве. Уход сего полезного зверя имел самое пагубное влияние на жителей Колымского края, ибо они лишились в нем единственного пособия на случай неудачной рыбной ловли и оленьей охоты.
   Июля 3-го при южном ветре термометр показывал поутру 8°, а в полдень 10 1/2° тепла. Несмотря на приятность такой погоды, мы нетерпеливо ожидали, однакож, возвращения холода, избавлявшего нас и лошадей от множества комаров. Полуденная высота солнца дала 68°52'59" широты, в долготе 162°4' восточной от Гринвича {Долготы считаны здесь вообще к востоку от Гринвича, почему впоследствии особо о том упоминаемо не будет.}. Магнитная стрелка склонялась на 13° к востоку.
   Следуя извилистому течению Филипповки, мы поехали на север, имея в виду Сухарные горы. Проехав 10 верст, оставили мы берега речки и направили путь наш на NW, чтобы переправиться через горную гряду, связывающую Сухарные горы с Ларионовым Камнем, стоящим на правом берегу Колымы. Не надеясь найти вблизи хорошей травы для лошадей, я решился остановиться здесь на ночлег. Тут под 69°5' широты прекращается высокоствольный лес, и место его заступает низменный, стелющийся кустарник в палец толщиной. Мы достигли предела Каменной тундры - необозримой голой разницы, усеянной большими камнями и скалами и обставленной со всех сторон снежно-вершинными горами. Холод был здесь чувствителен и заставил нас закутаться в шубы. При захождении солнца ртуть в термометре спустилась на 1° ниже нуля.
   На следующий день поднимались мы на горный хребет, около девяти верст, до того места, откуда начинается спуск. Всю дорогу ехали мы по тропинке, пробитой стадами оленей. На вершине гряды, из полуденной высоты солнца, вывели 69°5'22" широты, в 162°6' счислимой долготы. Склонение магнитной стрелки было 15° к востоку. При ясной погоде совершенно видны отсюда устья Колымы, но густой туман позволил нам взять только два пеленга.
   Северный скат гряды, через которую мы переехали, был совершенно различен от южного, который поднимается постепенно и едва заметно, когда северный, напротив, круто спускается в узкую низменную долину, идущую по направлению SW 56° и состоящую из нескольких параллельных отлогих террас. Каменных слоев мы не заметили, но все пространство было усеяно обломками белого гранита и черного шифера.
   Направо отсюда поднимаются Сухарные горы, составляя узел, от которого расходятся хребты и гряды, перерезывающие всю страну. Они состоят из нескольких отдельных сопок, идущих на NNO и покрытых вечным снегом. Мы отправились далее по их направлению, следуя извилинам долины, замкнутой с одной стороны Сухарными горами, а с другой - возвышениями, обставляющими правый берег Колымы. Для отдыха лошадям остановились мы у небольшой речки - Каменной Виски, впадающей в Колыму, огибая северный скат Ларионова Камня. В 8 верстах отсюда переправлялись мы через правый рукав Сухарного ручья и остановились на ночлег, проехав еще 6 верст, у другого рукава того же ручья, на лугу поросшего сочной травой. В долинах лежало еще много снега, и лошади наши шли через него не проваливаясь. Ночью при тихом северовосточном ветре термометр показывал 2 1/2° холода.
   Июля 5-го по полуденному наблюдению мы находились под 69°17'65" широты и 162°03' счислимой долготы. Склонение магнитной стрелки было 5 1/2° восточное. Мы переправились еще через два довольно быстрых рукава Сухарного ручья. Сии протоки, соединясь, впадают в Колыму против Сухарного балагана. В долине течет еще так называемый Глубокий ручей, омывая противоположный скат невысоких холмов, идущих вдоль правого берега Сухарного ручья, и впадая в Колыму недалеко от Лаптева маяка. Берега Глубокого ручья земляные, и в них находят промышленники много мамонтовых костей. Переправясь через холмы, достигли мы Медвежьей речки, извивающейся по долине, образованной скатами прибрежных холмов и Сухарных гор, загибающихся здесь на юго-восток. Она значительнее предшествовавших, до 10 сажен шириной, и местами так глубока, что через нее нельзя переправляться вброд. Здесь линяло множество диких гусей, и мы дополнили ими нашу мясную провизию, уже несколько дней совершенно истощенную. На сухих песчаных местах растет здесь дикий лук, составивший весьма вкусную и здоровую приправу к нашей похлебке.
   Мы ночевали у подошвы горы, примыкающей к Барановым Камням. В полночь при 3° холода шел снег. К утру, при ясном небе, ртуть поднялась на 5° тепла. Путь наш лежал через прибрежные холмы, идущие параллельно с берегом моря. Они состоят из слоев льда и земли и отделяются один от другого глубокими оврагами. С вершины одного из них осмотрели мы Ледовитое море. На север носились огромные ледяные горы, а на восток, при далеко выдавшемся в море Большом Барановом Камне, до самого материка стоял неподвижный, сплошной лед.
   Мы выехали на берег при Малом Барановом Камне, в том самом месте, где 35 лет тому приставал во время своей экспедиции капитан Биллингс и поставил доныне хорошо сохранившийся деревянный крест с надписью: 1787 года, 12 июля. Для проверки сделанных им тогда наблюдений остановились мы здесь на ночлег. Погода на следующий день благоприятствовала нашим работам. При чистом небе и небольшом северо-восточном ветре термометр показывал 5° тепла.
   По наблюдениям двумя секстанами полуденной высоты солнца широта места вышла 69°38'00" при долготе по нашим прежним наблюдениям 162°49'.
   Соответствующие азимуты солнца показывали склонение ручного компаса на 12 1/2° к востоку. Такое внезапное уменьшение склонения казалось мне тем более странным, что по мере увеличения широты места оно здесь вообще увеличивается.
   Для поверки других наблюдений капитана Биллингса поехали мы на восток, вдоль скалистого берега, по крутым изрытым тропинкам, где наши лошади неоднократно падали и заставляли нас часто останавливаться. Такая дорога и беспрестанные, сильные порывы ветра в глубоких оврагах затрудняли и замедляли наше путешествие, так что с трудом достигли мы места, где капитан Биллингс делал наблюдения 29 июня, а именно - устья небольшой речки, впадающей в бухту, на западной стороне Баранова Камня, там, где он наиболее выдался в море.
   Западная сторона мыса состоит из простого кварца, щетки которого, правильных кристаллов, попадаются в дюйм величиной. Кажется, что кварцевый слой идет подле моря на NO 20° - SW 20°, наклоняясь к горизонту под углом 65°. На восток не видно каменных слоев, но вся поверхность завалена грудами весьма плотного черного шифера, проросшего кварцем. На самом берегу лежат неправильные слои белого мелкозернистого гранита; обломки его разбросаны и по горе.
   При ясной погоде и 7е тепла 8 июля мы продолжали наши наблюдения двумя инструментами, по коим полуденная высота солнца дала широту места 69°41'48" при долготе 163°19', а склонение магнитной стрелки было 13° на восток.
   Окончив наши занятия, мы поспешили к тому месту, где капитан Биллингс делал свои наблюдения 6 июля, руководствуясь для отыскания его картой, выданной нам из Адмиралтейств-коллегии.
   Восточный скат горы, через которую мы переправлялись, и отлогий берег поросли тучной травой. На них паслись значительные стада диких баранов, во множестве здесь водящихся; с неимоверной быстротой карабкаются они по крутым скалам мыса. От них, как выше было мной замечено, происходит и самое название Барановых Камней. Дорога через гору была весьма утомительна, потому что от подошвы до вершины покрыта она огромными глыбами белого гранита, составляющего и кекуры на вершине, вид которых - четырехугольные параллелепипеды от 50 до 60 футов вышиной, а северные и южные стороны несколько шире. На восток от гранита идет опять шифер, не образующий, однакож, кекур, а вертикально упирающийся в море продолговатым мысом (по-здешнему отпрядышем) в 30 футов вышиной.
   Вообще у сих гор отлогие скаты на WNW и OSO, а на О и W - крутые. У ложбин, по которым текут ручьи и речки, впадающие в море, направление также на WNW. С вершины видно значительное пространство моря. Весь залив между Большим и Малым Барановыми Камнями был покрыт неподвижным льдом; огибая мысы, он простирался до предела горизонта. Вечером было совершенное безветрие при чистом небе, а в полночь термометр показывал 5° тепла.
   По полуденной высоте солнца, взятой 9 июля одним секстаном, мы определили 69°40'34" широты при 163°52' долготы; склонение магнитной стрелки было 13 1/2° восточное. Мыс Малого Баранова Камня (за которым делали мы наблюдения 8 июля) лежал от нас в 7 итальянских милях, по пеленгу на SW 89°30'.
   Не могу утверждать, чтобы мы определили широту именно того самого места, где наблюдал в 1787 году капитан Биллингс. Берег здесь однообразен везде, крут, без всяких местных отличительных признаков, и мы могли руководствоваться только одним показанным у Биллингса расстоянием от Малого Баранова Камня. Недостаток съестных припасов принудил нас отклониться от берега и приблизиться к многочисленным озерам, прорезывающим всю сию страну и составляющим любимое пристанище линяющих гусей. Нам удалось в короткое время застрелить их 15 штук, что для настоящего времени года, по уверению наших проводников, было весьма счастливой охотой. В прежние времена гусиная охота бывала здесь обыкновенно весьма изобильна, но с некоторого времени гуси предпочитают, кажется, берега Индигирки, где туземцы убивают их тысячами на корм собакам, запасаясь на зиму. Гусей добывают здесь двояким образом: бьют в поле палками или загоняют стаю их в пустой урос и режут. В обоих случаях, особенно в первом, требуется навык и большое проворство охотника. Линяющие гуси, потеряв перья из крыльев, не могут летать, но зато бегают по тундре так скоро, что их почти невозможно догнать. Видя опасность и не надеясь уйти, они ложатся на землю, протягивают шею и спрятав голову под мох или под кочку, лежат неподвижно, как убитые: неопытный охотник легко проходит мимо. В каждой большой стае гусей свой вожатый, которого все другие покидают только при самой крайней опасности. Здешние жители различают четыре породы гусей: белый гусь, прежде во множестве водившийся по берегам Ледовитого моря, а ныне совершенно исчезнувший: гуменник, обыкновенный дикий гусь, самый крупный из серых; казарка и пискун - оба гораздо менее других пород, так что пискун ростом немного выше домашней утки, или, по-здешнему, острохвостки.
   Некоторые из озер окружены довольно высокими земляными холмами, где находят много мамонтовой кости. Сия холмистая, усеянная озерами равнина обставлена с юга цепью гор, далеко изгибающейся внутрь страны и соединяющей Малый Баранов Камень с Большим, который издали походит на отдельный остров.
   Гусиная охота вывела нас на берег в 15 верстах на восток от Большого Баранова Камня. Значительное пространство моря покрывалось еще сплошным льдом. Здесь провели мы ночь, а на другой день (10 июля), при совершенном безветрии и при 7° тепла, поехали далее.
   Капитан Биллингс сделал свое четвертое и последнее наблюдение на северо-восточной оконечности Большого Баранова Камня; туда и мы отправились, оставя обоих проводников наших на месте для продолжения охоты.
   При устье Земляной речки, извивающейся между горами, заметили мы многочисленную стаю гусей; увидев нас, с криком бросились они в море, переплыли через полынью на твердый лед и быстро скрылись из вида. Впоследствии имел я случай заметить, что и олени, спасаясь от охотников, переплывают на морской лед. Взбираясь на южный свес Большого Баранова Камня, мы увидели в небольшой долине стадо диких оленей, щипавших молодую траву. К несчастью, лай собак, наших перепугал их, и нам ни одного не удалось застрелить. Спустясь в долину, заметили мы большие клочья оленьей шерсти: вероятно, для линянья олени выбирают берега моря, где избавляются ст преследования комаров.
   По удобной дороге вдоль отлогого берега достигли мы горы, через которую должно было нам перебираться, ибо восточный и западный скаты Большого Баранова Камня спускаются обрывами в море. Через южную гору перешли мы довольно легко, хотя крутость северной стороны несколько затрудняла спуск, но переход через северную гору представлял нам гораздо большие препятствия. Крутые скаты горы состояли здесь из каменных, гладких слоев и покрыты были множеством обломков гранита и аспида, скользивших из-под ног, скатываясь с ужасной высоты в море, они ежеминутно угрожали увлечь за собой всадников и лошадей. С неимоверными усилиями продолжая путь целых полчаса, я уверился в невозможности достигнуть горной вершины и решился попытаться обойти гору с юга, через возвышение, связывающее ее с южной горой, что нам удалось, и мы выехали по глубокому оврагу снова на север, к берегу моря, именно в том месте, где скала поворачивает к SO.
   По моему мнению, здесь был тот самый пункт, где капитан Биллингс делал свои наблюдения 21 июля 1787 года. Место заметно тут потому, что высокая, скалистая северо-восточная сторона камня примыкает здесь к более отлогому берегу, а к западу отсюда, на высоком холме, стоят несколько кекур самых восточных на всем пространстве берега.
   Большой Баранов Камень составляет собственно две горы, соединенные по направлению на NNO крутой грядой, но каждая из них образуется также из двух возвышенностей, продолговатых, по направлению WNW. Впрочем, издали сии разделения незаметны, и весь мыс представляет вид длинной крыши, заостренной к северу. Восточная сторона скалы из черного шифера, а западная из белого гранита; направления слоев нельзя было рассмотреть, ибо все пространство изрезано здесь щелями, и покрыто множеством камней. Находящиеся на запад кекуры, также из белого гранита, стоят в два ряда, по направлению на NNO, и все несколько наклонены к OSO.
   Вечер сегодня был лучший из всего лета. Термометр в полночь показывал 10° тепла при ясном небе и совершенном безветрии. Напротив, на другой день, июля 11-го, при 5° тепла, дул свежий западный ветер. Полуденными наблюдениями двумя секстанами найдена широта 69°43'56" при долготе 164°10'. По соответствующим азимутам склонение магнитной стрелки было 12°35' восточное.
   В 2 часа пополудни густой туман покрыл всю окрестность, вскоре пошел дождь, и такая погода стояла до 19 июля. По счастью, мы успели уже поверить все сделанные Биллингсом наблюдения. Из следующей таблицы яснее усмотрится разность широт, определенных в 1787 и 1822 годах.

Место наблюдений

1787 г.

Широты

1822 г.

Широты

Разность

   У северного мыса Малого Баранова

Июня 29-го

69°27'26"

Июля 8-го

69°41'48"

14'22"

   Между Большим и и Малым Барановым Камнями

Июля

6-го

69°27'43"

Июля 9-го

69°40'34"

12'51"

   На W стороне Малого Баранова

Июля

12-

13-го

69°22'48" 69°22'44"

Июля 7-го

6938 00"

15'14'

   У NO оконечности Большого Баранова Камня

Июля

21-го

69°35'56"

Июля 11-го

69°43'56"

8'00"

   В Нижне-Колымском

68°17'14"

68°31'51"

14'37"

   Здесь надобно еще заметить, что Биллингсово наблюдение 21 июля делано было с корабля, в трех милях на север от Большого Баранова Камня {Описание путешествия капитана Биллингса, изданное секретарем экспедиции Сауэром (английский подлинник), стр. 77.}; следственно, разность в широте увеличится до 11 миль, если место нашего наблюдения 11 июля находится именно на том самом меридиане, где стоял корабль Биллингса. В противном случае самая малая разница в долготе обоих пунктов производит значительное различие в широте, потому что берег круто изгибается здесь по меридиану.
   Выше было уже сказано, что нельзя с точностью определить пункта, с которого наблюдал Биллингс; следственно, только о трех из его наблюдений можно достоверно утверждать, что они были нами повторены, а именно о первом, третьем и пятом, в коих разность довольно одинакова, около 14'.
   Склонение магнитной стрелки по всему берегу, от Ннжне-Колымска до Большого Баранова Камня, с 1787 года уменьшилось почти на 5'.

Места наблюдений


Другие авторы
  • Рачинский Сергей Александрович
  • Сапожников Василий Васильевич
  • Козачинский Александр Владимирович
  • Грум-Гржимайло Григорий Ефимович
  • Евреинов Николай Николаевич
  • Мар Анна Яковлевна
  • Виноградов Сергей Арсеньевич
  • Бутурлин Петр Дмитриевич
  • Хвольсон Анна Борисовна
  • Ознобишин Дмитрий Петрович
  • Другие произведения
  • Горький Максим - Материалы по царской цензуре о заграничных изданиях сочинений М. Горького и иностранной литературе о нем
  • Добролюбов Николай Александрович - Что такое обломовщина?
  • Шопенгауэр Артур - И. Лапшин. Артур Шопенгауэр
  • Соловьев Юрий Яковлевич - Ю. Я. Соловьев: биографическая справка
  • Щепкина Александра Владимировна - Из "Воспоминаний"
  • Картер Ник - Инес Наварро, прекрасный демон
  • Шекспир Вильям - Монолог Гамлета (Быть или не быть...)
  • Корнилов Борис Петрович - Воронова О. П. Корнилов Б. П.
  • Белинский Виссарион Григорьевич - (Рецензии 1838 г.)
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - К современным событиям
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 181 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа