Главная » Книги

Врангель Фердинанд Петрович - Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю, Страница 4

Врангель Фердинанд Петрович - Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю



ов, также и охотников отпустить на новию землю, что остров против реки Колымы, и удержался-де, мой государь, за тем, что без указу не смели, и ваша милость того медлить не изволь".
   Трауернихт отправил два отряда - один к устью реки Яны, другой на Колыму; им предписали обозреть Ледовитое море летом или зимой и не возвращаться, доколе не разрешат вопроса об островах или новой земле.
   Первый отряд из 11 казаков поручен казаку Меркурию Вагину. Он отправился из Якутска 1711 года осенью; выехал из Устьянска на нартах в мае месяце 1712 года и, держась берега до Святого Носа, пустился прямо на север. Они приехали к одному острову, на котором не было никакого леса; вокруг него езды 9 или 12 дней. С сего острова видели другой остров или землю, но за поздним временем и по недостатку в съестных припасах отправились назад к матерой земле, с тем, чтобы летом запастись рыбой и следующей зимой опять выступить в путь. Они вышли на берег между Святым Носом и рекой Хромой при урочище, где якутский казак Катаев в прежние времена поставил крест, почему оно прозвано "Катаев крест". Оттуда направили путь на Хрому для рыбного промысла, но, не имея съестных припасов, принуждены были есть собак, на которых ехали, наконец и мышей, и потому должны были возвратиться к морскому берегу, где прожили все лето, питаясь рыбой, дикими гусями, утками и их яйцами. Бывшие с Вагиным казаки, наскуча пребыванием в сих местах и опасаясь, что на пути к усмотренному острову будут подвержены еще большим нуждам и голоду, убили Вагина, его сына, одного казака и одного промышленника. По возвращения в Устьянск убийцы скрыли преступление разными вымыслами, и об острове не упомянули ни слова. Положение первого Ляховского острова объясняет обретение Вагина; величина его, конечно, не соответствует показаниям, но преувеличения важности обретения весьма часты в повествованиях древних путешествователей.
   Второй отряд, воеводой Трауернихтом отправленный, состоял из 22 человек, на одном шитике {Шитики того времени были длиной в пять сажен, шириной в две сажени, с палубой, плоскодонные, конопачены мхом: вместо веревок и канатов на шитиках употребляли ремни лосиные; паруса бывали роздужные, якори деревянные, с навязанными каменьями. Ныне шитиками называют беспалубные большие рыбацкие лодки; о якорях прибрежные жители понятия не имеют, и паруса ровдужные употребляют весьма редко. Ровдуга - оленья шкура, выделанная в замшу. - Ред.}, под управлением казака Василия Стадухина. Из донесения его от 28 июля 1712 года видно, что он усмотрел на восточной стороне Колымы протянувшийся в море мыс, окруженный непроходимыми льдами, но не заметал никакого острова, и что жестокой погодой с моря отнесло его назад, причем он едва не погиб. Стадухин, вероятно, говорит о Шелагском мысе, который предшественники его назвали Святым Носом.
   В 1714 году были еще два подобных отправления казаков Алексея Маркова и Григория Кузякова. Первому велено итти в море с устья Колымы, и ежели увидит, что шитики неудобны, дозволено построить другие суда. Каждому дано было по одному матросу из присланных Гагариным в Якутск, для предположенной морской экспедиции из Охотска.
   Марков по приезде в Устьянское зимовье, послал 2 февраля 1715 года в Якутск донести, что на Святом море летом и зимой всегда стоит лед, и потому в назначенный путь невозможно отправиться иначе, как нартами на собаках; он отправился 25 марта, взяв девять человек. 3 апреля возвратился он опять в Устьянское зимовье и привез известие, что ехал по морю прямо на север семеро суток с самою большей, на собаках возможной скоростью, но ни земли, ни острова не видел, достиг такого места, где льдины стояли, как высокие холмы, всходил на оные и вдали не усмотрел никакого берега. По недостатку корма для собак многие с голоду издыхали, и ими кормили остальных. В 17 дней беспрерывной езды Марков не мог проехать более 680 верст, или 340 верст в одну сторону; следовательно, правя на север, он должен бы увидеть какой-либо остров из лежащих против устья реки Яны и Святого Носа, а потому в справедливости показаний Маркова должно сомневаться.
   О путешествии Кузякова не отыскано никаких сведений, кроме слышанного Миллером от якутских жителей, будто бы Кузяков также отправился в море на собаках, и предприятие его было так же безуспешно, как и Маркова.
   Такие неудачи остановили на некоторое время предприимчивых казаков в дальнейших покушениях, но в 1723 году сын боярский Федот Амосов опять обратил внимание на какой-то остров, простирающийся от устья Яны до устья Индигирки и далее. Он вызвался покорить жителей острова и для исполнения такого предприятия отправлен с отрядом. Вместо того, чтобы поиски начать с Яны или Индигирки, поехал он на Колыму. При самом выходе из устья сей реки, июля 13-го {В "Сибирском Вестнике" сказано - апреля 18-го, а у Миллера - июля 13-го; сие последнее согласнее с показанием Амосова, что в море несло лед.} 1724 года встретилось такое множество несущегося льда, что не решился он продолжать путь далее.
   Между тем промышленник Иван Вилегин подтвердил слух о помянутом острове, рассказывая, что в ноябре 1720 года он ездил вместе с промышленником Григорием Санкиным с устья реки Чукочьей по льду на тот остров или землю, но за беспрерывными ветрами и туманом они не могли ехать вдаль, почему и не знают, твердая ли то была земля или остров и есть ли на нем жители и растет ли лес {В "Сибирском Вестнике" сказано, что Вилегин нашел тут лес, но у Миллера того нет.}. Видели старые юрты и места прежде бывших юрт, но не могли узнать, какому народу они принадлежат. Землю сию при ясной погоде можно усмотреть с реки Чукочьей, и казалось, что она простирается мимо Индигирки и Святого Носа до меридиана реки Яны, с одной стороны, а с другой - мимо устья Колымы и далее, до жилищ шелагов, - поколения чукчей. Вилегин заключал так по рассказам какого-то Копая из племени шелагов и полагал, что достигнуть до сей земли водой ни с устья реки Колымы, ни с Чукочьей и Индигирки невозможно по причине множества льда, но против жилищ шелагов море бывает чище, и потому должно искать земли с сей стороны.
   Амосов, утвердясь на сем мнении, пошел морем подле берега к жилищу Копая, которого достиг 7 августа 1723 года, но по множеству льдов не только не мог продолжать путь, но даже с трудом возвратился.
   В следующую зиму Амосов решился для открытия острова ехать на нартах, и прислал о своем путешествии в Якутскую воеводскую канцелярию следующее донесение: "Отправясь в намеренный путь из Нижне-Колымского зимовья ноября 3-го 1724 года, нашел я на море остров или землю и оттуда 23-го того же месяца возвратился обратно на Колыму. На той земле видел старые земляные юрты, а какие в них жили люди и куда сошли, неизвестно. Наконец, съестных припасов и корма для собак недостало; для сей причины невозможно было ничего более и проведывать. Путь по льду был весьма труден, потому что море замерзло негладко. Везде стояли высокие льдины, и лед от выступающей морской соли был шероховат" {Описание сих путешествий и некоторых из следующих заимствованы мною из "Сибирского Вестника" на 1821 год, а поправлены, где были несогласия, с сочинением Миллера.}.
   В бытность свою в Якутске Миллер лично спрашивал Амосова об его путешествии. По словам его, жилище Копая - на 200 верст к востоку от устья Колымы, близ небольшого острова, возле самого берега лежащего. От матерой земли между реками Чукочьей и Алазеей езды до открытого Амосовым острова один день, и вокруг оного столько же; на сем острове горы немалой высоты, которые видимы и с матерой земли; из животных попадались олени; служащий для них пищей мох растет по всему острову.
   Обретение Вилегина и Амосова одно и то же. Оба они были на первом Медвежьем острове, на котором прежде их бывали промышленники и, по слухам, давно, уже имели о нем сведение. Вилегин, не зная, что находился на маленьком острове, и услыша, вероятно, об усмотренной против Яны земле (первый Ляховский остров), вообразил, что сии две земли соединяются и составляют берег одной обширной земли. Но можем ли мы полагаться на показание Копая? Его жилище было, без сомнения, подле острова Сабадея (около 200 верст от Колымы, как Амосов Миллеру сказывал), а против сего места к северу на 2 1/4° по широте (около 230 верст) мы в 1821 году ни малейших признаков земли не нашли, да и чукчи, живущие около Шелагского мыса, с которыми в 1822 году мы имели сношения, не знали ни о какой земле в сих странах, хотя и не скрывали от нас, что со скалы Якан (около 200 верст к востоку от Шелагского мыса и в 300 верстах от жилища Копая) иногда видны в море горы. Может быть, Копаю и Вилегину то было известно, но удивительно, что они, говоря об одном только острове против Колымского устья и о Большой Земле, за ним лежащей, не знали о прочих четырех островах, составляющих одну купу с островом, который усмотрен Вилегиным. Не должно ли заключить, что сии-то четыре острова и приняты за Большую Землю?
   Карты наши в то время были сообразны поверхностному обозрению северных берегов Сибири, которые от Карского моря до восточной оконечности Азии в продолжение половины столетия открыты казаками и промышленниками, неутомимыми в трудах, но не имевшими никаких познаний. Все путешественники, бывшие до того времени при упомянутых берегах, также не имели способов и нужных сведений для изображения берега с некоторой верностью, и потому карты наши составлены были, так сказать, наугад, на основании сбивчивых, темных рассказов.
   Казацкий полковник Шестаков, приехавший в 1726 году из северной Сибири в С.-Петербург, сочинил карту, которую напечатали, а потом скопировали в Париже географы Делиль и Бюаш. На сей карте остров Копай назначен на расстоянии двухнедельной езды от матерого берега и по параллели занимает такое же пространство, какое находится между противолежащими сему острову реками Колымой и Алазеей; на карте написано, что остров Копай обитаем непокорными шелагами. За ним к северу проведен берег Большой Земли, и в надписи сказано, что отстоит он от острова Копая на неполный двухдневный переезд (следовательно, остров от матерого берега Сибири далее, нежели от Большой Земли).
   Против северо-восточной оконечности Азии на востоке означен большой остров с следующей надписью: "Остров против Анадырского носа; на нем многолюдно и всякого зверя довольно; дани не платят, живут своей властью".
   Северный берег Чукотской земля проведен довольно ровной чертой, и губа Чаун и Шелагский мыс неприметны.
   Другая карта, попавшаяся историографу Миллеру, сочинена якутским дворянином Иваном Львовом. На сей карте изображены два носа. Крайний к северо-востоку, обыкновенно называемый Чукотским Носом, или Восточным мысом, назван Шелагским и не ограничен. Другой, лежащий прямо на юг от первого, назван Анадырским Носом, и между сими двумя мысами, в обширной губе, положен остров, обитаемый чукчами, а против Анадырского Носа назначены два острова один другого к берегу ближе, с следующей надписью: "До первого острова от берега езды водой полдня. На нем обитают люди, коих чукчи называют ахьюхалят. Они говорят особым языком; платье носят из утиных кож: питаются моржами и китами. За недостатком у них на острове лесу, варят рыбьим жиром. Другой остров от первого находится в расстоянии двух дней езды водой. Жители оного называются по-чухотски пеекели. Они щеки пронимают и вставляют в них зубы; живут в крепких местах; платья носят из утиных же кож". За сими островами изображена большая земля с надписью: "Чукчами именуются кичинэлят. Сии говорят особливым языком; платье носят соболье; живут в землянках, а бой у них лучной. Звери в них водятся всякие, коих кожи употребляют на платье. Лес там растет ельник, сосняк, лиственник и березняк".
   Миллер упоминает еще о карте, в Якутске же сочиненной. На сей карте Шелагский Нос так же не ограничен, и против него проведена неограниченная земля, где надписано: "Обитаемая народом кыкыкме, который подобен юкагирам". Над Шелагским Носом надписано: "Жители говорят языком особливым. На бою весьма жестоки, и покорить их не можно. Хотя из них кто и в полон попадет, тот сам себя убивает".
   Не только на сих картах, составленных в Якутске самоучками-географами, но и на сочиненной Берингом в 1728 году, по возвращении его из первого плавания к восточным берегам Чукотской земли, не отличают Шелагского Носа, а чтобы согласить карты с плаванием Дежнева, присовокупили к последнему мысу, на некоторых картах, название Святого Носа, а на других, полагаясь на вышеупомянутую карту Львова, оставляли Шелагский его мыс на севере неограниченным, и тем изъявляли сомнение о плавании Дежнева; но должно заметить, что оно не было известно сочинителям тех карт, ибо Миллер первый нашел сведение о нем в Якутском архиве 1736 года {Предположение Врангеля о том, что плавание Дежнева не было известно до изысканий Миллера - ошибочно. На самом деле открытие Дежнева нашло отражение на современных ему картах и было забыто лишь впоследствии. - Ред.}. В названной на одной карте Большой Земле, за островами против Анадырского Носа, мы узнаем северо-заладпый берег Америки, и Большая Земля против Шелагского Носа также назначена по неосновательным сведениям о дальнейшем протяжении того берега на север. Предположение наше объясняется следующим обстоятельством.
   В 1711 году якутский казак Попов, который из Анадырского острога ездил на Чукотский Нос, между прочим сказывал: "Напротив Носа, по обеим его сторонам, как в Колымском так и в Анадырском море, виден остров, называемый чукчами Большой Землею, на коей живут народы с продетыми в щеки большими зубами", и пр. Потом говорится о береге, простирающемся южнее и севернее Чукотского Носа (конечно, о берегах Америки), и слова ясно доказывают, что тогда называли Колымским морем часть океана к северу от Чукотского полуострова, а находящуюся по южной стороне его - Анадырским морем. Восточную часть Чукотского полуострова, следовательно, и ту часть берега, где тогда назначили Шелагский мыс, Попов называет Чукотским Носом. Итак, по моему мнению, из сего весьма ясно видно, отчего на картах, сочиненных по сбивчивым рассказам безграмотных людей, назначена против Шелагского Носа Большая Земля.

 []

   Выше упомянуто, что известный географ Делиль перенес и на свою карту неверности Шестакова карты. На изданной Делилем в 1728 году карте изображены: остров против Колымского устья, в широте 73°, а за ним, в широте 75°, Большая Земля, будто бы открытая россиянами в 1723 году по указанию шелагского князя Копая; но в означенном году ездил Амосов к Копаю, и не сделано никаких новых открытий.
   По обстоятельном рассмотрении бывших в то время известий о Большой Земле в Северном Ледовитом океане не найдено ни одного, которое достойно и малого вероятия. При нынешних сведениях наших о сих странах было возможно несколько пояснить неосновательность географии северо-восточной Азии и находить незначащие острова или чистое море там, где в начале XVIII столетия полагали обширные земли.
   Следующие путешествия совершены нашими мореплавателями единственно для исправления карт северных берегов Сибири.
   В царствование императрицы Анны Иоанновны предпринято опознание {В первом издании явная опечатка (напечатано "отозвание").- Ред.} берегов Сибири от Белого моря до Берингова пролива, и исследование возможности Ледовитым морем пройти из Архангельска в Камчатку. Адмиралтейств-Коллегия, для лучшего исполнения сего предприятия, положила отправить мореплавателей в Ледовитое море в одно время из трех разных мест: 1) от города Архангельска два судна на восток до устья Оби; 2) из реки Оби на восток, до устья Енисея одно судно; 3) из реки Лены два судна - одно на запад к устью Енисея, другое на восток, мимо устья Колымы до Берингова пролива.
   Для первого отряда коллегия сделала все нужные распоряжения, предоставя главному командиру Архангельского порта выбор и снабжение судов. По совету мореходцев того края построили два коча - "Экспедицион" и "Обь", длиной в 52 1/2 фута, шириной в 14 футов, глубиной в 8 футов. Экипаж каждого судна состоял из 20 человек; командирами определены лейтенанты Муравьев и Павлов.
   Они отправились от города Архангельска 4 июля 1734 года, достигли Мутного залива (в Карском море) и возвратились зимовать к устью реки Печоры. В июне месяце 1735 года вышли опять в море, прошли не далее, как в прежнее плавание, и зимовали попрежнему в реке Печоре. Адмиралтейств-Коллегия. уважив представление лейтенанта Муравьева, что он не мог иметь желаемых успехов от того, что ходил на кочах, приказала построить у города Архангельска два палубных бота, длиной в 60 и 50 футов, и отправить оные под командой лейтенантов Скуратова и Сухотина; на место лейтенанта Муравьева поступил лейтенант Малыгин, который был тогда на реке Печоре. Мая 27-го 1736 года на коче "Экспедицион" он пошел вниз по реке; 29-го против устья коч льдом разбило, и едва могли спасти людей и часть груза. Исправя немедленно другой бывший с ним коч "Обь", Малыгин отправился в путь 17 июля. Превозмогая чрезвычайные затруднения от льдов, задержанный долгое время под островом Долгим, где 7 августа присоединились к нему вышеупомянутые боты под начальством лейтенантов Скуратова и Сухотина, Малыгин пересел на первый бот, а на второй определил Скуратова; Сухотина на коче "Обь" отправил в Архангельск и с двумя ботами дошел до реки Кары, где остался зимовать. Сухотин возвратился в Архангельск благополучно.
   В сем году, в июле и августе месяцах, геодезист Селифонтов описал на оленях западный берег Обской губы и, переехав на карбасе к острову Белому, осмотрел часть его южного берега. В ноябре присоединился он к лейтенанту Малыгину. В следующем году, марта 16-го, Селифонтов отправлен вторично на оленях с самоедами к Ледовитому морю, для описи матерого берега и острова Белого. Действия его неизвестны.
   В начале июня 1737 года вскрылась река Кара, но как море очищается ото льда не прежде половины июля, то Малыгин и Скуратов, с общего совета, положили пробыть на месте до 1 июля. В половине июня показалась между служителями цынготная болезнь, которую однакож успели истребить противоцынготными травами, растущими по окрестным тундрам {Четырехкратное путешествие капитан-лейтенанта Литке, стр. 87.}.
   3 июля наши мореплаватели достигли устья реки Кары; в море видно было еще весьма много льду. Направили плавание по возможности к северу; наконец, 23 июля усмотрели остров Белый и 24-го легли на якорь в проливе, отделяющем остров от матерого берега. Широту определили 73°8'. Прилив шел от W только четыре часа, а отлив восемь часов от О. Первый приносил с собой соленую воду, последний - пресную. Течение отлива было многим сильнее течения прилива, которое иногда было едва ощутительно. Прикладный час 3 часа, возвышение воды 1 1/2 фута. Пролив усеян мелями, между коими бывают сильные спорные течения. Противные ветры задержали лейтенанта Малыгина в сем проливе 25 дней. Обогнув (по Миллеру) мыс, называемый самоедами Ялмал, 18 августа боты вошли, наконец, в Обскую губу, 11 сентября в реку Обь, 5 октября в реку Сочву, где и зимовали; служителей поместили в Березове по квартирам. Лейтенант Малыгин возвратился берегом в С.-Петербург; Скуратов и подштурман Головин на прежних ботах 11 августа 1739 года пришли в реку Двину, испытав на пути множество опасностей от льдов.
   Другие два отряда, которым надлежало осмотреть берега от реки Оби к востоку, поступили в распоряжение командора Беринга. Он приказал построить в Тобольске дубель-шлюпку, названную "Тобол", назначил командиром лейтенанта Овцына и снабдил его наставлениями, данными Адмиралтейств-Коллегией. Дубель-шлюпка была длиною 70, шириною 15, глубиною 8 футов, двухмачтовая, с восемью двухфунтовыми Фальконетами; вооружена, как шнява; экипаж состоял из 53 человек; сверх того иеромонах, штурман и геодезист {Помещаемое здесь описание путешествии лейтенантов Малыгина, Овцына, Прончищева, Лаптева и штурманов Челюскина и Минина заимствовано мной частью из записок бывшего Государственного Адмиралтейского департамента на 1820 год; довольно значительные ошибки и пропуски в сем извлечении, мной замеченные, исправлены и пополнены из подлинных журналов.}.
   15 мая 1734 года по совершенном изготовлении дубель-шлюпки "Тобол" лейтенант Овцын отправился из Тобольска вниз по Иртышу, и с ним несколько дощеников, нагруженных провиантом и морской провизией. Тобольский губернатор Плещеев, флота капитан Чириков и профессора Академии Наук, находившиеся при Камчатской экспедиции, провожали лейтенанта Овцына несколько верст: девять дней он шел вниз по Иртышу, миновал многие русские деревни и остяцкие юрты; 24 мая остановился на короткое время при устье сей реки, у большой слободы, называемой Самаховский Ям, и, переменив проводника, продолжал путь далее, вниз по реке Оби.
   2 июня пришел он к городу Березову, принял на суда проводников и служителей, назначенных в дополнение к имеющейся у него команде. Через три дня отправился далее, и 12-го в полдень достиг Обдорского острожка, последнего российского селения при реке Оби.
   15-го Овцын пришел к устью реки Оби, где она впадает в Обскую губу тремя рукавами, и по восточному, в котором глубина больше, вышел в губу 19 июля. В сие время от сильного и крепкого ветра дощеники так повредились, что плавания на них продолжать было невозможно; один разломали, из леса построили на берегу магазин и выгрузили в него провиант и прочие запасы. При этом месте семь озер, почему и назвали оное Семиозерным. Широта по наблюдениям найдена 65°36'.
   Оставя караул при магазинах, 21-го Овцын продолжал путь далее, подле правого берега Обской губы. 26-го послал на лодках унтер-офицера и семь человек служителей вперед к Ледовитому морю для доставления при устье Обской губы знаков и для встречи ожидаемых от города Архангельска судов; по препятствию от противных ветров и мелей, между коими надлежало искать фарватер, Овцын шел вперед по Обской губе к северу весьма медленно. 6 августа пришел он в широту 70°4' и, опасаясь пускаться далее по приближавшейся осени и наставшим морозам, решился итти зимовать к Обдорскому острожку и прибыл к нему 4 сентября.
   Во время плавания по Обской губе лейтенант Овцын на берегах ее находил безлесные тундряные места и землю, замерзшую в самое лето глубже полуаршина; имел частые свидания с кочующими самоедами: видел по тундре много оленей и медведей, и один раз приметил в губе плавающих белуг.
   Дубель-шлюпку разгрузили и выгрузили все припасы в магазины, люди перебрались в острог. 13 октября река Обь покрылась льдом.
   В ноябре приехали в Обдорск с западной стороны оленные самоеды для взноса в казну ясака и сказывали, что прошедшего лета видели на берегу Ледовитого моря, близ реки Кары, русских людей, посланных из Пустозерска на оленях для поставления маяков {Астрономических знаков. - Ред.}. Овцын с теми самоедами отправил в Пустозерск двух казаков к Муравьеву для извещения его о плавании своем по Обской губе и о маяках, поставленных на ее устье.
   1735 года, мая 29-го, лейтенант Овцын пошел вниз по Оби, но льдом принуждаем был беспрестанно останавливаться у берегов. 6 июня пришел он к семиозерным магазинам и взял оставленную прошедшего года провизию. 11-го продолжал путь далее; вскоре вновь задержан льдом, неподвижным по всей Обской губе. 20-го лед взломало, и фарватер начал очищаться, но до 8 июля Овцын шел на дубель-шлюпке вслед за льдом весьма медленно; в то время оказалась у многих из бывших с ним цынга, которая вскоре усилилась до того, что в половине месяца из 53 человек оставалось здоровых только 17 человек. Овцын был также тяжко болен, и с совета своих подчиненных принужден 18 мюля пойти в обратный путь. Предполагая зимовать в Тобольске, как для лучшего излечения больных и исправления поврежденной дубель-шлюпки, так и для запаса на будущее время провизии, он, при помощи присланных к нему из Обдорска и Березова служителей, сколько возможно поспешал плаванием, но пришел к Тобольску не прежде 6 октября; в сие время по Иртышу уже несло лед, и река вскоре стала.
   Через два месяца по прибытии в Тобольск Овцын, получа от болезни облегчение, отправился в С.-Петербург для личного донесения Адмиралтейств-Коллегии о своем плавании и предстоявших препятствиях к исполнению возложенного на него дела. Он представлял, что ежели ему поведено будет на будущее лето итти в Ледовитое море, то, по причине опасного плавания между льдами, нужно дать еще другое судно для взаимного вспомоществования в случае повреждения одного из них, и что он почитает полезным послать весной по зимнему пути на оленях или на собаках геодезиста описывать берега Ледовитого моря до устья реки Енисея. Адмиралтейств-Коллегия, находя представление основательным, предписала Овцыну построить в Тобольске к будущему лету палубный бот для совокупного плавания с дубель-шлюикой, назначила на оный командиром флотского мастера Кошелева и положила отправить геодезиста для описи берегов Ледовитого моря. Овцын поспешил возвратиться в Тобольск, взяв с собой мастера Кошелева, которому, поручено было строение нового судна; они прибыли на место 24 февраля, приступили к заготовлению лесов и марта 11-го заложили палубный бот длиной в 60, шириной в 17, глубиной в 7 1/2 футов. Как ни поспешали строением, но не успели приготовить бота к плаванию на следующее лето.
   В 1736 году, мая 23-го, лейтенант Овцын на дубель-шлюпке с дощениками, нагруженными провиантом, отправился из Тобольска вниз по рекам Иртышу и Оби. 14 июня пришел в Березов, где простоял до 23-го для перегружения провианта и для разных исправлений на дубель-шлюпке. 4 июля миновал Обдорск, 7-го достиг устья реки Оби, оставил дощеники у семиозерных магазинов и на дубель-шлюпке следовал далее к северу по Обской губе. 28-го прошел то место, откуда возвратился в 1734 году; 5 августа достиг в широту 72°34', где остановлен льдом, который впереди покрывал всю Обскую губу и стоял еще твердо с прошедшей зимы. Лейтенант Овцын ходил взад и вперед около сего места в ожидании, что лед будет взломан и унесен в море: видя, что он стоит неподвижно, решился, с совета своих подчиненных, для зимования возвратиться в Обдорск, куда и прибыл 26 сентября. В начале октября река Обь покрылась льдом. В декабре месяце приехали к Обдорскому оленные самоеды для взноса в казну ясака; с ними отправлен геодезии ученик описывать берег Ледовитого моря.
   1737 года, мая 5-го, флотский мастер Кошелев и штурман Минин, на вновь построенном боте, названном "Почталион-Обь", пошли от Тобольска вниз по реке Иртышу и Оби, 5-го прибыли к Обдорску и вступили под начальство лейтенанта Овцына. В то время дубель-шлюпка была готова к походу. Овцын определил на нее командиром мастера Кошелева, а сам перешел на бот.
   29 июня оба судна отправились от Обдорска вниз по реке Оби. 9 июля пришли к семиозерным магазинам: взяли на суда оставленный в них прошедшего лета провиант и другие припасы. 14 июля пошли далее к северу по Обской губе, но за противными ветрами и туманами весьма медленно. 6 августа находились в широте 72°46', у правого берега Обской губы, близ залива, называемого Гыдыям {Современное наиманованм - Гыданска губа.- Ред.}, вдавшегося внутрь берега к юго-востоку на 160 верст; в вершине его впадает речка того же названия.
   7 августа лейтенант Овцын, по совету своих подчиненных, положил, по позднему осеннему времени, не осматривать левого берега Обской губы, а поспешить к реке Енисею, на другой день мореплаватели вышли в Ледовитое море; близ устья Обской губы, в широте 72°40', увидели, что направление прилива на SW по 3 1/2 мили, отлива на NO с равной скоростью. При попутном ветре, продолжая путь к северу до широты 73°56', встретили густой, высокими буграми стоявший лед, на котором сидели чайки во множестве; глубина в сем месте была 11 сажен: течение моря к западу по 3/4 мили в час. Здесь видели кита. Поворотили от льдов к берегу на SOtS, и впереди льдов уже не было. На другой день усмотрели на ONO землю; глубина была 7, 6 и 5 сажен; грунт серый и крепкий песок. 10-го приблизились к невысокому и ровному берегу, у которого стали на якорь в расстоянии полумили, на глубине 2 1/2 сажени, имея северный мыс на NNO, южную оконечность берега на StO. Для обозрения сего берега послан на ялботе штурман Минин, который, к вечеру возвратясь, донес, что берег ровный, невысокий, положение от SW к NO; по заплескам лежит много выброшенного морем леса; далее внутрь берега шесть озер, соединенных одно с другим речкой, впадающей в море, по озерам и речке множество диких гусей, уток и чаек. Земля везде тундряная, и нет никакого растения; вдали видели диких оленей и одного белого медведя. Широта якорного места найдена 73°10'; склонение компаса 1/2 румба восточное; течение моря примечено, с 7-го часа утра до полудня, 3/4 мили к северу.
   Следующие шесть дней мореплаватели наши, при противных ветрах, днем лавировали, а в ночное время стояли на якоре. 16-го находились в широте северной 73°18'; тогда северо-восточный мыс, называемый Мате-Соль {В Хронологической истории Берха, ч. 1, стр. 124, ошибочно сказано, что сие четвертое плавание Овцына было в 1738 году и что он тогда, обошед мыс Ялмал, вошел в реку Енисей; у Миллера также ошибка в годе, но мыс называет он Мать-соль. Мыс Ялмал, как мы выше видели, находится на западной стороне Обской губы. Мать-Соль на самоедском языке значит "Тупой мыс" (современное название этого мыса - Матте-Саль.- Ред.).}, был от них на OSO в 3 1/2 милях. На сем мысе лейтенант Овцын приказал поставить из выкидного леса знак с надписью, что он в 1737 году, 16 августа, прошел с двумя судами из Обской губы к востоку. В сем месте вода горька и солона, цвета светлозеленого; прилив и отлив N и S по 3 1/2 мили. Идучи далее к О, на глубине 10, 7, 5 сажен, заметили 17-го числа множество леса, несомого от S к N. Глубины оказывались весьма неравные, и обширные мели простирались от берега в море. За мысом Мате-Соль к StO вдался большой залив на 100 верст, шириной до 35. Далее сего залива морской берег до устья реки Енисея простирается к SO на 160 верст.
   30 августа мореплаватели наши подошли к устью реки Енисея и чрезвычайно были обрадованы прибытием на лодке геодезии ученика Прянишникова, который близ устья Енисея ожидал суда, чтобы показать им вход в реку.
   1 сентября оба судна благополучно вошли в устье реки Енисея и остановились у магазинов, которые, по приказанию начальства, нарочно построены для припасов, нужных нашим путешественникам. Широта сего места найдена 71°33', склонение компаса 3/4 румба восточное.
   Получив из магазинов провиант и взяв проводника, знающего фарватер реки, лейтенант Овцын пошел 2 сентября Енисеем; в продолжение месяца поднимался он вверх под парусами, поспешая сколько возможно к городу Туруханску, но 2 октября остановлен льдом и зимовал в Ангутском заливе, не доходя 30 верст до Туруханска. Мастер Кошелев на дубель-шлюпке отстал на несколько верст, не мог итти далее, принужден был спуститься вниз по Енисею и при устье реки Денешкиной остался для зимованья в 100 верстах от Туруханска.
   1738 года лейтенант Овцын по доносу подчиненных отдан под суд. Мастер Кошелев потребован в С.-Петербург для отчета по делам. Штурману Минину предписано следующего лета итти в Ледовитое море и стараться обойти Таймурский мыс.
   По наступлении весны оба судна были освидетельствованы, и оказалось, что дубель-шлюпка к плаванию ненадежна. Штурман Минин приготовил бот, на котором июня 4-го отправился вниз по реке Енисею и 3 августа пришел к ее устью. По выходе в море продолжал плавание подле берега; 8 августа миновал утесистого, каменного берега мыс, называемый Ефремов Камень, в широте 72°36'; 9-го в широте 72°53', на глубине 15 сажен, встретил густой лед, который принудил его возвратиться к зимовью Волгину; широта его найдена 72°20'. Простояв три дня, Минин пошел опять к северу, вдоль утесистого каменистого берега. 16-го в широте 73°8' стал на якорь за утесистым же каменистым островом, от матерого берега в 4 милях; далее, за великими льдами, продолжать плавание было невозможно. 22-го послали на ялботе штурмана Стерлегова, подле берега, для осмотра, не найдется ли где возможность пройти. Через три дня посланный возвратился и донес, что он шел подле самого берега, между льдов, с великой трудностью; в 40 верстах от судна увидел, что берег заворотился к востоку и дальний мыс впереди был тогда на ONO 1/4 О в 16 милях {13 августа 1922 года геолог Н. Н. Урванцев нашел на побережье Ледовитого океана, между устьями рек Енисея и Пясины, деревянную доску, на которой вырезана следующая надпись: "1738 году августа 23 дня мимо сего мыса, именуемого Енисея Северовосточного, на боту Оби Почталионе от флота штурман Федор Минин прошел к осту оной в ширине 73° 14' N". Доска передана для хранения Географическому обществу Союза ССР,- Ред.}.
   Итти к нему штурман Стерлегов не мог по недостатку взятой им провизии и принужден был возвратиться к судну. Вдоль северного берега того острова, за которым бот был на якоре, глубина 19 и 20 сажен.
   Штурман Минин, простояв за островом до 30 августа, по причине наступивших морозов, отправился в обратный путь.- 13 сентября вошел в реку Енисей и зимовал, не доходя до города Туруханска, у зимовья Исакова Терехино.
   1739 года, июня 3-го река вскрылась. Штурман Минин весной занялся описью тех частей Енисея, которые в прошедшие годы не были еще осмотрены; в фарватере нашел он от 2 до 8 сажен глубины. 18 июня на боте ходил Минин вверх Енисея к Туруханску, чтобы запастись провизией, должен был ожидать ее до 31 июля и потому отправился в предназначенный ему путь весьма поздно, дошел только до устья реки Енисея и возвратился.
   В 1740 году из Туруханска на собаках послан штурман Стерлегов к устью Енисея для описи морского берега до реки Таймуры {Современное наименование - река Таймыра. - Ред.}. Он поехал от Волгинского зимовья, при устье Енисея, и 22 марта был у северо-восточных островов, в широте по наблюдению 73°5'; 23-го начал опись: в тот же день, в широте по наблюдению 73°9', нашел склонения компаса 10° восточнее; ему казалось, что в 3 и 4 верстах от берега носился лед, и, как он говорит: "над водой стоит пар, яко дым". Продолжая опись вдоль берега на север, Стерлегов почти каждый день определял широту по наблюдениям. Берег материка и близ него лежащие острова скалисты, до широты 75°13', в которой находился Стерлегов апреля 12-го. 14-го на высоком каменном мысе, в широте 75°26', поставили маяк. "Компаса склонение от правого севера (так говорит Стерлегов) весьма много стало показывать, и неравное, и уповаемо, что в здешних северных местах магнитная сила служить не стала". По причине боли в глазах от блестящей белизны снега как у проводников, так и у Стерлегова, он принужден пойти в обратный путь и остановился при устье реки Пясины, в зимовье двух промышленников, чтобы дать отдохнуть собакам, из коих большая половина так истощала, что не могла далее везти нарт. 29 мая достигли устья реки Енисея.
   Штурман Минин 7 июня на боте отправился вниз по реке Енисею, 4 августа вышел в Ледовитое море и следовал вдоль берега к северу. Прошед острова Северо-восточные {К северо-востоку от острова Диксона.}, терпел жестокий шторм от SW и NW, потерял ялик, который висел на боканцах, и 14 августа для укрытия от волнения зашел за риф, где и отстоялся на якоре. Продолжая плавание, 16-го находился близ устья реки Пясины, в которое по причине мелей войти не мог. 17-го осмотрел залив в устье сей реки, дабы в случае нужды найти надежное убежище. Залив закрыт от NW ветров; глубина 4 1/2 сажени, грунт хорош. 20-го в широте по наблюдениям 74°43' усмотрели за двумя островами закрытый заливец. При благополучном ветре, продолжая плавание на N, находили глубину 8 и 10 сажен и вдруг лотом не достали дна {В журнале не упомянуто, сколько сажен линя выпустили.}. Августа 21-го, в широте 75°15', Минин встретил непроходимый лед, и потому в журнале его сказано.- "От незнания впереди положения берега, к прибежищу от всех случаев, к сохранению судна, принужден был поворотить назад". Время, уже настало холодное, и Делилев термометр опускался на 209° (Реомюр 3°). 28 августа вошли в устье реки Енисея, вверх которой продолжали плавание до широты 69°40', где 16 сентября при устье реки Дудина остановились зимовать.
   В 1741 году штурман Минин описывал реку Енисей до города Енисейска, где, оставя бот "Почталион-Обь", с командой отправился в С.-Петербург.
   На дубель-шлюпку "Якутск", подобную "Оби", построенную в Якутске, назначен командиром лейтенант Прончищев, которому предписано итти Ледовитым морем, от устья Лены на запад к Енисею, навстречу боту "Оби" под командой лейтенанта Овцына. В то же время приготовлено было в Якутске другое судно "Иркутск" под начальством лейтенанта Ласиниуса, которому велено итти на восток по Ледовитому морю, близ берегов, и стараться пройти Беринговым проливом в Восточный океан, а потом продолжать путь к Камчатке или к реке Анадыру.
   Июня 30-го 1735 года оба судна отправились вниз по течению реки Лены, сопровождаемые дощениками, на коих погружен был запасной провиант с другими разными потребностями. Плавание по Лене совершили без всякого затруднения: глубина по реке найдена от 4 до 9 сажен; берега были покрыты лиственичным и березовым лесом. Мореплаватели миновали много островов, на которых, как и на берегах реки, видели промышленников, ловивших рыбу; по всем сим обстоятельствам путешествие было довольно приятное.
   2 августа пришли к устью Лены, впадающей в Ледовитое море пятью рукавами, образуя через то четыре острова; 8-го восточным рукавом, называемым Быковский проток, вышли в Ледовитое море; тогда, перегрузив на суда провиант и припасы, отправили дощеники обратно в Якутск.
   9 августа оба мореплавателя расстались, пожелав друг другу достигнуть благополучно назначенной им цели. Ласиниус пошел на восток. Прончищев, за противным ветром, не прежде 14-го направил путь к северу, обходя острова Кирылол, Тумиты и Креста, которые лежат в устье реки Лены и ее рукавами отделяются от матерой земли.
   16 августа Прончищев увидел к северу множество льда, и потому, не удаляясь от вышепомянутых островов, но держась подле них, шел к северу и северо-западу, на глубине 1 1/2, 2 и 2 1/2 сажени; 24-го пришел к западному устью рукава Лены, поворотил на юг, внутрь губы, к устью реки Оленек, к которому приблизясь, 26-го числа стал на якорь и послал промеривать фарватер, ведущий в реку. 30-го вошел в устье и, остановясь у берега, против пустых летних промышленнических юрт, расположился зимовать.
   20 сентября крепким северным ветром нанесло с моря в реку множество льда, который бывшим тогда морозом скрепило, и река стала.
   5 октября отделали для жилья землянки, и команда с судна перебралась в них. Широта сего места по наблюдениям найдена 72°54'. 10 ноября солнце скрылось за горизонт {*}.
   С наступлением весны 1736 года лейтенант Прончищев начал приготовлять судно к походу, но река Оленек вскрылась до устья не ранее 21 июня, и тогда в море стоял еще твердый лед.
   3 августа отнесло льды от устья Оленека, и Прончищев направил путь к северо-западу.
   5-го, пришед в устье реки Анабара посылал геодезиста Чекина вверх по реке промеривать глубину; через шесть дней Чекин возвратился.
   12-го Прончищев отправился далее к северу вдоль берега, но, отойдя только 32 мили, встретил льды, между коими при противном ветре лавировал; 13-го пробрался к устью губы Хатанги, которая при входе шириной до 30 миль, на середине два острова, один низменный, и от него к западу другой, утесистый каменный; глубина в устье от 9 до 12 сажен. Прончищев, усмотря на берегу шалаш, послал проведать, нет ли там жителей; посланные, вскоре возвратясь, объявили, что усмотренный шалаш - зимовье промышленников; людей не видали. Нашли только собак и свежий хлеб, из чего заключили, что хозяин вышел на промысел.
   {* В Записках Адмиралтейского департамента выведена из показанного времени сокрытия солнца за горизонт широта места 70°57', и по разности сей широты с определенною Прончищевым заключили, что сия последняя определена неверно. Основываясь на ошибочном предположении и на широте устья Колымы, найденной капитаном Биллингсом 69°29', на 1°46' менее означенной на прежних картах Ледовитого моря, выведено заключение, что берег Ледовитого моря на прежних картах, т. е. картах, сочиненных морскими офицерами, бывшими с Прончищевым, положен на полтора градуса севернее настоящего. Для опровержения всего этого нужно только заметить:
   1. Широта устья Оленека на карте Прончищева 72°54', широта устья Оленека на карте лейтенанта Анжу 72°57'.
   2. Широта (счислимая) маяка при устье реки Колымы Лаптевым 70°05', Врангелем 69°35'.
   3. В больших северных широтах, зимой и при таянии снегов весной, горизонтальная рефракция бывает так велика и неравномерна, что нарушает верность обыкновенного математического вычисления широт по времени сокрытия светил за горизонтом.}
   По наблюдению высоты солнца августа 14-го находились в широте 74°48'; склонение компаса было 1 1/2 румба восточное, устье губы Хатанги отстояло на SW 2°44' в 30 милях.
   17-го увидели губу, покрытую сплошным льдом, мимо коего пробирались далее с великим трудом, на глубине от 2 до 14 сажен. Между льдом видели много островов, но за туманом величины их определить не могли. По счислению мореплаватели наши полагали, что они в 120 милях от устья губы Хатанги, в широте 70°20'.
   18-го, держась подле стоячего льда, по препятствиям от льда плавающего, шли вперед весьма медленно. Высокие горы, покрытые снегом, видимы были за низменным берегом в отдалении на юго-западе. Море было наполнено буграми плавающего льда, и в губе стоял неподвижный, гладкий лед.
   19-го прошли мимо большой губы, которая простиралась на юго-запад до 20 миль; впереди увидели два острова и между ними пролив шириной около мили.
   Прошед сии острова, Прончищев держал к северу, дабы обойти сплошные, неломанные льды, пролегающие из губы в море: суда были подвержены непрестанной опасности быть раздавленными от льда. В полдень мореплаватели наши полагали, что находятся против устья реки Таймуры, берега коей возвышены. Глубина моря поперек губы Таймурского устья была от 10 до 35 сажен {В Записках Адмиралтейского департамента сказано, что 18 августа с 5 сажен вдруг оказалось 113 сажен глубины, а немного далее лотом дна не достали. В подлинном журнале Прончищева о том ничего не упомянуто.}.
   Пробиваясь далее к западу, видели между островами много плавающих белуг и летающих чаек. Это еще более удостоверяло, что были точно при устье реки Таймуры {Прончищев ошибался, полагая себя против устья Таймуры, впадающей в губу по западной стороне северо-восточного мыса, которого он не обошел, в чем легко можно удостовериться, сравнив журнал его с описью лейтенанта X. Лаптева и штурмана Челюскина.}, но войти в него не имели возможности по причине стоявшего сплошного льда, который, кажется, всегда неподвижен; у берегов не видно было никаких заплесков, но от него простирались в море ледяные закраины, по коим во множестве ходили белые медведи. 20 августа, около полуночи, судно льдами сжало со всех сторон, так что не было возможности итти далее, и потому, в широте северной 77°29', Прончищев решился по совету своих подчиненных возвратиться и итти зимовать в реку Хатангу или другое удобное место. В сие время настала совершенная тишина, сделался мороз, и море покрылось льдом. Оставалось одно средство - пробираться назад греблей между льдов.
   25-го задул крепкий северный ветер, и судно со льдами понесло к югу. Мореплаватели наши отчаивались в своем спасении, но на другой день, к счастию их, сильными порывами ветра разнесло весь лед и открылся свободный путь; тогда воспользовались благополучным ветром, пришли к устью реки Хатанги, но войти в него не имели возможности по множеству льда и оттого направили путь к реке Оленеку; 28-го достигли ее устья; за противными ветрами и льдами носимы были шесть дней взад и вперед. Весь экипаж от стужи и трудов был в великом изнеможении и едва управлял парусами, которые от мокроты и стужи обледенели. Прончищев больной не мог выходить из каюты; болезнь его еще более усилилась от отчаянного положения его судна, и он, к крайней горести всех подчиненных, умер 30 августа. После него вступил в начальствование судном штурман Челюскин.
   3 сентября мореплавателям нашим удалось войти в устье Оленека. На другой день они с надлежащей почестью отдали последний долг бывшему своему начальнику. Несчастная супруга Прончищева, бывшая с ним в его путешествии, лишась нежно любимого ею мужа, не перенесла такой потери; снедаемая печалью, она вскоре за ним последовала, и похоронена с ним вместе.
   18 сентября Оленек покрылся льдом. Штурман Челюскин зимовал при сей реке; следующего 1737 года, в исходе июля, вышел он на дубель-шлюпке в Ледовитое море и, предполагая, что, после тщетных покушений прошедшего лета и при очевидной невозможности миновать северный Таймурский мыс, предпринимать вторичное плавание на запад к устью Енисея напрасно, решился итти назад к устью Лены и по оной вверх возвратиться в Якутск. По прибытии в сей город не нашел он там командора Беринга, который был тогда в Охотске, послал к нему рапорт о своем возвращении и отправился в С.-Петербург для личного объяснения высшему начальству о плавании лейтенанта Прончищева. Адмиралтейств-Коллегия, по рассмотрении карты Ледовитого моря, представленной штурманом Челюскиным, не утвердясь на его объяснениях о невозможности пройти к реке Енисею, положила для большего удостоверения испытать еще раз, не удастся ли следующим летом на дубель-шлюпке по Ледовитом

Другие авторы
  • Габбе Петр Андреевич
  • Анненкова Прасковья Егоровна
  • Кушнер Борис Анисимович
  • Данте Алигьери
  • Яворский Юлиан Андреевич
  • Аскоченский Виктор Ипатьевич
  • Кун Николай Альбертович
  • Коста-Де-Борегар Шарль-Альбер
  • Лукомский Владислав Крескентьевич
  • Страхов Николай Николаевич
  • Другие произведения
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Крылов
  • Андерсен Ганс Христиан - В детской
  • Полевой Петр Николаевич - Корень зла
  • Дружинин Александр Васильевич - Ньюкомы, роман В. М. Теккерея
  • Куприн Александр Иванович - Брильянты
  • Есенин Сергей Александрович - Страна негодяев
  • Эдельсон Евгений Николаевич - Несколько слов о современном состоянии и значении у нас эстетической критики
  • Иванов-Разумник Р. В. - Реферат Иванова-Разумника "Отношение Максима Горького к современной культуре и интеллигенции"
  • Соловьев Сергей Михайлович - История России с древнейших времен. Том 4
  • Лесков Николай Семенович - Граф Михаил Андреевич Милорадович (Биографический очерк)
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 350 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа