Главная » Книги

Врангель Фердинанд Петрович - Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю, Страница 7

Врангель Фердинанд Петрович - Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю



ящего, на футы измеренного лот-линя при нем не находилось, а пройденные расстояния полагались по примерному соображению бега собак без поверки обсервованными широтами.
   Что полагаемые таким образом расстояния весьма не надежны и у Геденштрома всегда были слишком велики, в том свидетельствует его опись Новой Сибири, впоследствии поверенная лейтенантом Анжу. Явление гусей и филина в значительном отдалении от материка не должно также нас удивлять и отнюдь не может служить доказательством близости другой земли на севере, ибо гуси, пролетая к морскому берегу от юга и не находя воды, обыкновенно пускаются вдаль к полыньям, пока вскрытие рек не позовет их обратно, а филин есть плотоядная птица, ищущая пищи в объедках белых медведей. Если бы в исходе лета мы видели стада гусей, от севера через море к югу летящих, то, конечно, можно бы думать с некоторой основательностью, что они оставили северную землю и возвращаются в полуденные страны.
   Не видя возможности ехать далее на север, Геденштром желал выехать к Шелагскому мысу, но тонкий лед ему и в том покушении воспрепятствовал, так что с трудом нашел он свой старый след, по которому приехал 8 мая к Баранову Камню, где вторично сильная буря два дня его продержала.
   Проведя лето в Нижне-Колымске Геденштром отправился 18 сентября на нартах к Индигирке, делая всему берегу опись. На Индигирке застал он геодезиста Пшеницына, который оставался все лето на Яне и Индигирке, не находя возможности перебраться для летовки на Котельный остров.
   В половине октября отправился в Усть-Янск, прямым путем через тундру. "На сем пути, - говорит Геденштром, - примечательно озеро Хастах длиной 14, а шириной 6 верст. Оно в каждую осень выбрасывает на берег великое множество известного по естественной истории смолистого дерева (bituminosis Holz) в виде щеп. Берега завалены им в иных местах на аршин вышиною; между сими щепами попадается мелкими кусками вещество, очень похожее на камедь. Оно горит, как янтарь, но имеет смолистый запах, и судя по тому, есть, вероятно, не что иное, как затверделая смола лиственицы. Ближнее расстояние сего озера от моря 115 верст, от леса 20 верст".

 []

   Он сообщает нам и другое, не менее примечательное явление природы. "На тундре также находят леса, в ярах над озерами и реками целые березы с корнями и корой. Они истлели, но жители употребляют их на топку в случае недостатка в дровах. Они не дают пламени. Жители называют сии березы адамовщина".
   В Усть-Янске осведомился Геденштром о возвращении Санникова от Котельникова острова. Вот краткий отчет его:
   "Мещанин Бельков (компаньон купца Протодьяконова) вместе с мещанином Санниковым летовали сего 1810 года на Котельном острове для промысла мамонтовой кости и песцов. Они избрали для летования западную сторону острова, на которой предполагали иметь изобильнейшие промыслы, потому что до сего времени никто на сей стороне не бывал.
   Мещанин Санников, проходя по западному берегу Котельного острова, в 150 верстах от тех мест, до коих доходили прежние промышленники, нашел:
   1. На берегу выкопанную могилу: тело было вырыто медведем. Подле могилы стояла долгая, узкая и высокая нарта, строение коей от всех известных отлично и доказывало, что тащили ее люди лямками. В одном конце могилы сделан деревянный крест, обложенный свинцом с обыкновенною, церковной, русской надписью. Подле креста лежали железный ботас (род узкого однолезвийного копья) и две железные стрелы.
   2. В недальнем от сего места расстоянии было четырехугольное рубленое зимовье, в коем найдено несколько вещей из оленьего рога, тесанных топором.
   3. На речках, где линяют гуси, находил Санников гусиные кости в доказательство, что были здесь люди, а на морском берегу видел китовые позвонки. Также замечено им, что дикие олени сего места гораздо боязливее и осторожнее находящихся на матерой земле Сибири.
   4. Берег в том месте, до коего Санников доходил, оборачивается на восток, а на северо-западе, в примерном расстоянии 70 верст, видны высокие каменные горы".
   Как Санникову и всем устьянским и индигирским промышленникам было известно, что на западном берегу острова никто прежде не бывал, то виденные признаки бытия здесь русских людей приписывает Геденштром крушению какого-либо коча мореходцев XVII столетия.
   Замечание Санникова касательно высоких гор на NW от Котельного острова побудило к намерению весной следующего года подробнее все исследовать. Окончательную опись Новой Сибири и Фаддеевского острова поручили геодезисту Пшеницыну, а казачьему сотнику Татаринову, которого обучили употреблению компаса, приказано попытаться объехать с северной стороны полынью, протянувшуюся от Новой Сибири к Колыме.
   Занимаясь распоряжениями к приведению изложенных намерений для будущего года в исполнение, ездил Геденштром в Верхоянск, где получил повеление от иркутского гражданского губернатора возвратиться немедленно в Иркутск для личного обо всем отчета, с тем, чтобы ко времени отправления на острова быть опять в Усть-Янске.
   По прибытии Геденштрома 4 января 1811 года в Иркутск объявлено ему, что гражданский губернатор, видя отягощение, которое малочисленные жители берегов Ледовитого моря несут от экспедиции, представлял уже высшему начальству об ее уничтожении. По рассмотрении всех действий Геденштрома предположено было окончить опись островов Котельного, Фаддеевского и Новой Сибири, однакож с тем, чтобы все выполнено было без Геденштрома, которого губернатор оставил при себе.
   Вследствие сего даны нужные предложения геодезисту Пшеницыну, которому назначены в помощь мещанин Санников, сотник Татаринов и унтер-офицер Решетников, находившийся с Геденштромом во всех его разъездах.
   Геодезист Пшеницын выехав в начале марта 1811 года из Русского Устья (деревня на Индигирке) на Новую Сибирь, в нартах, объехал ее, описал и представил карту. Земля сия оказалась островом, имеющим в окружности 470 верст; с северной стороны Каменного мыса сотник Татаринов пускался в море, но, проехав не более 25 верст, доехал до тонкого льда, за которым видно было открытое без льдов море. Северные берега сей земли состоят из крутых, почти неприступных яров. Наносного леса на южной стороне довольно, а на северной, кроме двух губ, нигде его не находили.
   Мещанин Санников также в начале марта 1811 года пустился из Усть-Янска в трех нартах на Фаддеевский остров, оставив товарища своего унтер-офицера Решетникова для приготовления всего нужного к летованью на Котельном острове. Прибыв на Фаддеевский остров и дав нужный собакам отдых, 27-го отправился он в путь для объезда всего острова. В западной стороне его, с которой начал путь свой, море, почитаемое прежде проливом, оказалось заливом. Верхний конец сего залива оканчивается до самого моря низменным песком, которым Фаддеевский остров соединяется с Котельным. Северо- западная оконечность Фаддеевского острова состоит из каменного, высокого, узкого, далеко в море простирающегося мыса, от которого земля, оборачиваясь круто на юго-восток, составляет губу; в восточной части острова берег, склоняясь к юго-востоку, простирается до Благовещенского мыса, составляющего восточную оконечность острова, до которого Геденштром доезжал в 1809 году и с которого он пустился на Новую Сибирь.
   Отчет сей выписан мной из приложения к журналу Геденштрома.
   С северного берега видел Санников на севере землю с высокими горами; пустившись туда, проехал не более 25 верст, когда был удержан полыньей, простиравшейся во все стороны; земля ясно была видна, и он полагал, что она от него не более 20 верст отстояла. С Благовещенского мыса также пускался он на север в море, но, проехав не более 30 верст, доехал до открытого моря.
   12 апреля Санников возвратился в Усть-Янск и тотчас приступил к отправке оленей и прочего на Котельный остров для летовки. 2 мая обоз его выступил из Усть-Янска, а 17-го прибыл благополучно на Котельный остров. Олени по долгом ожидании, наконец, пригнаны на остров 9 июня, числом 23, тогда как лед во многих местах уже был изрезан щелями и сообщение делалось крайне опасным. Назначенные для Пшеницына на Фаддеевский остров олени по причине позднего времени не были приведены, почему предвиделись для него величайшие недостатки и затруднения провести лето в таком беспомощном состоянии.
   Олени, невзирая на то, что от трудного и дальнего пути к Котельному острову были весьма изнурены, скоро поправились, так что 25 июня могли отправиться в путь. Следуя на оленях, не могли всегда держаться берега, где редко бывают довольно хорошие для оленей кормовища; зная также западную и восточную стороны острова на дальнее расстояние, приняли намерение пройти внутрь земли как можно далее и тогда оборотиться к берегу и придерживаться его сколь возможно ближе, пока опять дойдут до известных уже мест.
   Таким образом пустились вверх по Царевой реке, с которой своротили вправо, на восточную сторону острова, к Санниковой реке, от которой все, уже держась берега, обошли весь остров вокруг. Сей путь совершили в 54 дня, и возвратились в зимовье 17 августа. На пути питались более дикими гусями и оленями; первых стреляли из ружей, а оленей убивал юкагирский князек посредством приученного к такому промыслу домашнего оленя, который неприметным образом приближался к табуну диких оленей и закрывал собой своего хозяина.
   В сем путешествии встретились следующие замечания достойные предметы:
   "1-е. В значительном расстоянии от берега на возвышенных местах лошадиные, буйволочные, бычачьи и овечьи головы и кости в великом множестве, ведущие к заключению, что сии животные водились здесь в древние времена целыми стадами. Но чем могли они питаться в такой бесплодной и суровой стране? Иначе изъяснить невозможно, как предположив, что тогда климат был здесь гораздо умереннее и сии стада рогатого скота, вероятно были современники мамонтам, кости которых во множестве там находятся, и тогда же произрастал и лес, окаменелые остатки которого встречаются целыми слоями в Новой Сибири.
   2-е. Многие признаки юкагирских жилищ. В Усть-Янске и на Индигирке есть предание, что лет за 150 множество юкагиров удалились на острова, избегая от свирепствовавшей тогда оспы; вероятно, что сей народ перешел потом на другие острова или земли Ледовитого моря.
   3-е. Из окаменелостей, кроме окаменелого и смолистого дерева, найдено в Санниковой речке на восточной стороне острова множество аммонитов в больших шарах затверделого ила. На западной стороне острова находимы были на берегу китовые кости, и они доказывают, что от Котельного острова к северу простирается беспрепятственно обширный океан, не покрывающийся льдом, подобно Ледовитому морю при материке Сибири, где никогда китов и костей их не видывано }Из описания путешествий XVIII столетия видно, что тогда киты нередко попадались в сем море.}.
   4-е. Из описания путешествия Санникова в 1810 году по западной стороне Котельного острова известно, что Санников тогда нашел на самом берегу старое русское зимовье и могилу с крестом и пр. Ныне Санников и Решетников, прибыв на то место, решились открыть могилу; они нашли в ней доревянный сруб, а в нем нижние челюсти человека и следующие вещи: 17 железных стрел, топор, колыб для литья пуль, пилу, две уды, огниво, кремень обитый, костяной гребень и истлевшие песцовые, оленьи и овчинные лоскутья, и юфтевые переды чарков (сибирских котов). Неподалеку от могилы нашли желтой меди кастрюлю, топор и перерубленные лыжи. Могила была вытаяна огнем, что доказывали найденные в ней обгорелые головни и опаленная дресва. Откуда человек русский зашел на сей остров? Кто его похоронил по обрядам русским и азиатским? Когда он здесь был и куда девались его товарищи? Вот вопросы, на которые ответить невозможно.
   5-е. Близ устья Царевой реки нашли также ветхое судовое дно. Доски были из соснового, а кокоры из кедрового леса. Конопать была засмоленные мочала".
   4 октября Санников отправился для обозрения низменного песчаного места, простирающегося вдоль восточной стороны острова, и для проезда оттуда на Фаддеевский остров, для наведания, как о том приказано ему было от Геденштрома, о геодезисте Пшеницыне.
   Геодезист Пшеницын в исходе апреля выехал из русского Усть-Янского селения с сотником Татариновым на Фаддеевский остров, полагая провести на нем лето. Он расположился в зимовье в ожидании оленей, которых должен был туда привести князек юкагирский, но как князек не прибыл, то старался Пшеницын пешком, сколько возможно, следовать берегом.
   Перенеся величайшие трудности, он не мог пройти и 50 верст; возвратился в зимовье и ожидал осени, чтобы выехать на матерую землю или на Котельный остров. К несчастью, не было в то лето мышей на острове (мыши островные часто кочуют с острова на остров и даже на матерую землю), и собаки совершенно изнурились, потому что вся надежда их прокормления полагалась на мышей, которых они летом сами ловят. Завезенный корм хранился только на обратный путь.
   6 октября прибыл Санников на Фаддеевский остров и застал геодезиста Пшеницына с товарищами в самой крайности. Большая половина собак у них перемерла, а остальные по недостатку в корме столь были худы, что никак ехать было невозможно, а также и в съестных припасах терпели они крайний недостаток.
   10 октября все с Санниковым и Решетниковым отправились с Фаддеевского и 13-го прибыли на Котельный остров, где геодезист Пшеницын, из записок Санникова и словесных рассказов, составил журнал и сочинил Котельному острову карту.
   27 октября отправились с Котельного острова в путь. На море подвержены были по причине тонкого льда и многих полыней великой опасности, но опытностью Санникова благополучно всего избавились.
   12 ноября с оленями прибыли благополучно в Усть-Янск. Отсюда Санников и Решетников 27-го числа выехали в Иркутск, куда прибыли 15 января 1812 года.
   Пшеницын оставался для распродажи вещей, припасов, оленей экспедиции и удовлетворения жителей за корм, нарты и прочее. Окончив все, возвратился он в Иркутск в сентябре 1812 года.
   Тем кончилась экспедиция Геденштрома, столь занимательная по многим отношениям. Особенно любопытны замечания сего достойного исполнителя опасного и трудного поручения о предметах естествознания льдистой страны, так что не излишним считаю выписать их вкратце из его журнала:
   "По всему берегу Ледовитого моря лес не растет. Он оканчивается постепенно; близ пределов своих покрыт мхом, низок и искривлен. На некоторое пространство от конца лесов растет еще низкий тальник и ерник (betula nana), которые с приближением к морю становятся приметно реже и ниже и, наконец, вовсе теряются. Из дерева одна лиственица растет в крайних к северу лесах.

 []

   Все пространство от лесов до берега Ледовитого моря состоит из тундры, т. е. покрыто мхом, крайне болотисто и усеяно озерами. В редких местах произрастает трава. Берег Ледовитого моря во многих местах весьма низок, почти равен с морем, так что зимой трудно было бы его отличать без наносного леса. Все доказывает, что сей увал в древние годы был берегом и что Ледовитое море удаляется от берегов Сибири. От низменных берегов простираются в море на дальнее расстояние мели, которые зимой, а часто и во весь год, покрыты густым и высоким торосом.
   Многие яры на берегах Ледовитого моря, рек и озер удивления достойны тем, что состоят из правильных слоев льда и земли. В некоторых видны ледяные жилы, перерезывающие земляные слои".
   На Ледовитом море в ясный весенний день, особенно в апреле месяце, видимы отдаленнейшие предметы. От устьев Индигирки часто видят Деревянные горы {Вышина их, по измерениям лейтенанта Анжу, около 20 сажен.} на Новой Сибири. Расстояние их от Индигирки не менее 312 верст. Быковский мыс, на правом устье Лены, имеет низменный берег, но также часто ясно виден бывает с мыса Борхая, влево от Яны, на расстоянии 115 верст {В журнале Геденштрома сказано 300 верст, но несправедливо.}.
   О северных островах Геденштром замечает, что берега их большей частью состоят из синеватой глины. Из произрастаний находится мох, и в редких местах низкая трава из рода солянок. Напротив, повсюду довольно так называемой куропаточьей травы: растение сие низкое, стелящееся, гнездообразное; им питаются белые куропатки. Наносного с моря леса довольно на берегах, кроме северных берегов Фаддеевского острова и Новой Сибири. Четвероногие: олени, выше станом оленей материка Сибири; песцы, белые и голубые; белые медведи; мыши, бурые с желтыми струйками, изредка белые; также замечены следы россомахи. Все сии звери туземные, вероятно, кроме россомахи. Птицы: белые куропатки; белые филины, какие бывают в Лапландии и по всему северу; турпаны, гагары и род черных гусей, величиной менее казарки, у коих крылья черные, хвост и спина бурые, брюхо и зоб светлобурые. Жители приморские называют их немками. Мясо их весьма вкусно и жирно. Рыбы: на Котельном острове, в Царевой реке, ловится красная рыба зубатка, а на Новой Сибири довольно рогатки. Она величиной до 4 вершков, походит на налима видом и вкусом, только брюхастее, и хвост у нее тонее; на голове четыре твердые, конической фигуры, возвышенности, от которых рыба сия и имя свое получила.
   Из ископаемых находится на Новой Сибири смолистое дерево; тут же поблизости есть превосходной доброты точильный камень. Упомянутые выше Деревянные горы названы сим именем от того, что образуют утесы, состоящие из горизонтальных, равной толщины слоев песчаника и смолистого дерева в виде бревен. В утесах бревна сии имеют горизонтальное положение, а на самой вершине горы стоят вертикально одно подле другого. Вышина концов на поверхности земли от 2 до 4 вершков. Вид их весьма походит на заваленную плотину, из которой выказываются одни концы. По всей поверхности горы разбросаны довольно большие куски каменного угля. Вид сего угля чрезвычайно обманчив, потому что он совершенно походит на потухший только что уголь, подернутый в некоторых местах пеплом. Геденштром не мог узнать, из чего состоит нежная, беловатая плева его, крепко, впрочем, соединенная с углем {Лейтенант Анжу говорит о Деревянных горах следующее: "Они суть не что иное, как отвесный, до 20 сажен, земляной яр, образующий морской берег, на расстоянии около 5 верст; в сем яре лежат, почти горизонтально, бревна кучами, местами по 50 вместе, выходящие концами своими наружу. Самое толстое, мною виденное, имело в диаметре полторы четверти; составом хрупки, полутверды, черного, слабо-лоснящегося цвета; горят на угольях трудно и издают смолистый запах".}.
   На Котельном острове попадаются аммониты. На всех островах находят изредка тёмнокрасные сердолики. Мамонтовые клыки, или, как некоторые называют, рога мамонта, не попадались тяжеле шести пудов, а напротив, на матером берегу, в некоторой отдаленности от моря, находили рога в 12 пудов. Взамен того островная кость свежее и белее. На первом Ляховском острове примечательно, что если отмель на западной стороне острова от продолжительных ветров обнажается, то находят на ней множество вновь нанесенных из моря рогов.
   Астрономические наблюдения Геденштрома для определения географического положения мест не заслуживают большого внимания. Широта Святого Носа, полагаемая им 71°50', разнствует ровно одним градусом недостаточно с определением лейтенанта Лаптева и около 1°5', также недостаточно, против вернейшей обсервации лейтенанта Анжу. В других местах берег более полуградуса положен южнее новейших определений. Северные острова слишком по долготе растянуты; от самого западного мыса Котельного острова до самого восточного Новой Сибири по карте Геденштрома 285 миль расстояния, но лейтенантом Анжу найдено оно не более 25 миль итальянских. Подобные неверности делают опись Геденштрома ненадежной.
   Читатель легко усмотрит из предшествовавшего, что хотя северные берега Сибири и прилежащие к ним острова были неоднократно осмотрены и частью описаны, однакож, за исключением капитанов Кука и Биллингса, ни одна географическая экспедиция, занимавшаяся в сей части света, не могла соответствовать требованиям географов и мореходцев, и морские карты берега разнствовали в широте некоторых пунктов на 1 1/2?. Так, например, на генеральной меркаторской карте, изданной капитаном Сарычевым при путешествии экспедиции капитана Биллингса, положены Святой Нос 70°53', а северный пункт берега между Алазеей и Колымой 70°07', у Геденштрома первый 71°50', второй 70°27', а на оригинальной карте Дмитрия Лаптева первый 72°50', а второй 71°05'.
   Сверх того, от Шелагского мыса до мыса Северного оставался берег вовсе еще неосмотренным, а известия о плавании казака Дежнева из Колымы в Берингов пролив были столь неопределенны, что Бурней находил в них доказательства в подтверждение гипотезы своей о соединении Америки с Азией перешейком близ Шелагского мыса {См. Burney's Chronological History.}.
   Наконец, неопровергнутые предания, возобновленные в позднейшее время мещанином Санниковым, о существовании земель на север от Котельного острова, и Новой Сибири и против реки Колымы делали географию сей части земли еще более неизвестной, в то время, когда северные берега нового материка приводились в точнейшие пределы трудами Росса, Парри и Франклина {Речь идет о северных берегах североамериканского континента. - Ред.}.
   Таковы, были причины, побудившие императора Александра I повелеть отправить к устьям реки Яны и Колымы двух морских офицеров с помощниками, снабдив их нужными инструментами и доставив все возможные способы к открытию предполагаемых в Ледовитом море земель и точнейшему описанию берегов Сибири между означенными реками и за Шелагский мыс. Морское начальство назначило два отряда, в каждом морского лейтенанта, двух помощников, врача, сведущего по части естествознания, и двух человек нижних чинов, знающих слесарное и плотничное ремесла. Один отряд, под начальством лейтенанта Анжу, должен был отправиться на реку Яну; другой, назначенный действовать с реки Колымы, поручен мне, и по собственному моему желанию определены к сему отряду:
  
   мичман Матюшкин
   штурман Козьмин,
   доктор медицины Кибер,
   слесарь Иванинков,
   матрос Нехорошков.
  
   Из числа инструментов для астрономических и физических наблюдений находилось при сем отряде:
  
   Секстанов - 3
   Артифициальных горизонтов со ртутью - 3
   Карманный секстан - 1
   Азимут-компас - 1
   Ручных пель-компасов - 3
   Термометров:
   ртутных - 3
   спиртовых - 4
   Барометров походных - 2
   Инклинатор - 1
   Искусственных магнитов - 2
  
   Государственный Адмиралтейский департамент в составленной для руководства инструкции изложил средства и цель отряда следующими словами.-
   "Из журналов прежних плавателей по Ледовитому морю видно, что в летнее время, за множеством носимого по оному морю льда, невозможно производить описи на мореходном судне. А как сержант Андреев в 1763 году и титулярный советник Геденштром и геодезист Пшеницын в 1809, 1810 и 1811 годах в весеннее время с удобностью по льду на собаках объезжали и описывали первые Медвежьи острова, а двое последних Ляховские острова и Новую Сибирь, то и ныне полагается таковыми же способами исполнить высочайшую волю его императорского величества, и первый отряд отправляемой экспедиции назначается для описи берегов от устья реки Колымы к востоку до Шелагского мыса и от оного на север, к открытию обитаемой земли, находящейся, по сказанию чукчей, в недальнем расстоянии".
   Экспедиция поступила в полное распоряжение сибирского генерал-губернатора, действительного тайного советника Михаила Михайловича Сперанского.
  

Глава вторая

Отъезд экспедиции из С.- Петербурга.- Прибытие в Иркутск.- Плавание по реке Лене. Город Якутск.

  
   Оба отряда нашей экспедиции отправились из С.- Петербурга 23 марта 1820 года и прибыли в Москву 3 апреля. Здесь отделился я от начальника второго отряда лейтенанта Анжу. Он решился пробыть в Москве со всеми нашими инструментами до установления летнего пути, а я, поручив оставшемуся при нем штурману Козьмину частный присмотр за инструментами, принадлежавшими моему отряду, поспешил с мичманом Матюшкиным в Иркутск, дабы там немедленно заняться нужными приготовлениями к дальнейшему пути. Для ускорения езды нашей мы взяли с собой только два небольших чемодана с необходимым платьем и бельем и отправились на обыкновенных перекладных.
   Разлитие многих рек по сю и по ту сторону Уральских гор крайне замедляло путешествие наше, но вместе с тем, однакож, и разнообразило его окружавшими нас видами. Все удолья {Низины. - Ред.} превратились в огромные вместилища вод и в озера; из них торчали вершины уже зеленевших дерев, представляя взору чудное явление пловучих садов, между которыми, несясь через холмы и горные хребты по хорошим и дурным дорогам, достигли мы, наконец, неизмеримой Сибири.
   От Москвы до Иркутска на пространстве 5317 верст, составляющем едва треть всего протяжения России от запада к востоку, встречали мы несколько раз весну и несколько раз зиму; своротя в сторону на незначительное по сибирскому размеру расстояние, мы могли бы найти столь же легко совершенное лето. В Казани зеленели уже деревья и луга украшались прекраснейшими цветами, а на высотах и в долинах Уральских гор лежал еще глубокий снег. В окрестностях Тобольска едва пробивалась светлозеленая трава по отлогим местам, между тем как в романическом Красноярске улыбалась нам роскошнейшая весна, а в Иркутске стояли сады уже в полном цвету. К сожалению, спеша на место нашего назначения, мы только мимолетом удивлялись беспрестанно сменявшимся красотам природы и резким противоположностям всякого рода, которые делались еще более резкими от быстрой езды нашей и от того, что, не в состоянии будучи следовать за постепенным изменением предметов, переносились мы из великолепных чертогов столицы белокаменной Москвы в юрты кочующих тунгусов, из необозримых дубовых и липовых лесов Казани на голые, снегом и льдом покрытые тундры по берегам Алазеи и Колымы. Какая разность в климате, произведениях, населении, физиономии, стран! Какое расстояние между степенью умственного образования жителей столицы и народов кочующих!

 []

   Коль скоро перешагнете за Уральский хребет, или, по-тамошнему, Каменный Пояс, следовательно, вступите в Сибирь собственно, вас поражают самым неожиданным образом редкое добродушие и приветливость обитателей сей страны, которую все еще представляют себе столь многие, особенно иностранцы, ужасной холодной пустыней, наполненной злодеями и преступниками. Вместо того, путешественник встречает здесь, именно в южной части, роскошную растительность, хорошо возделанные поля, отличные почтовые дороги, большие, хорошо устроенные деревни и совершенную безопасность, какую едва ли можно найти в образованнейших государствах Европы. Везде принимали нас с радушным гостеприимством и бескорыстием и без малейшей задержки тотчас отправляли далее. При перемене лошадей, случалось ли то днем или ночью, вещи наши лежали на большой дороге без всякого присмотра, и часто, при малейшем изъявлении насчет того опасения, нам отвечали простосердечно.- "Небось! Тут ничего не украдут".
   Мая 18-го приехали мы в Иркутск, и остановились в доме начальника адмиралтейства, лейтенанта М. И. Кутыгина, у которого в продолжение целого месяца, проведенного мной здесь, пользовался я самым радушным гостеприимством. Немедленно явился я к бывшему тогда сибирским генерал-губернатором Сперанскому. Удостоив меня самого лестного приема, он с предупредительной готовностью доставил мне всевозможные пособия к снаряжению и приготовлению всего нужного для нашего дальнейшего путешествия, так что в короткое время успел я запастись всем, что только здесь и отсюда получить было возможно. Между прочим M. M. Сперанский сообщил мне, по своей благосклонности, всю переписку, веденную им по предмету нашей экспедиции со всеми местными начальствами тех областей, через которые проезжать ей надлежало, как равно и донесения Геденштрома, посещавшего в 1811 году берега и острова Ледовитого моря, приказав мне представить собственное мнение мое обо всем, что казалось бы еще нужным и полезным для лучшего успеха в предприятии нашем. Письменные сведения и личное мое знакомство с Геденштромом, вызванным в Иркутск по распоряжению генерал-губернатора, были для меня весьма важны, ибо я узнал уже здесь, что предстоит мне в Нижне-Колымске и на берегах Ледовитого моря. Картина стран, покрытых вечным саваном, сотканным из снега и льдов, стран, где, кроме сурового климата, полагал нам непреодолимые препятствия еще недостаток в жизненных потребностях всякого рода, - такая картина была, признаюсь, по крайней мере непривлекательна; впрочем, она не имела никакого особенного влияния на веселую бодрость нашу, с какой, приступив к данному нам поручению, мы взяли для того надлежащие меры.
   По прибытии в Иркутск (в первых числах июня) лейтенанта Анжу с прочими к экспедиции принадлежащими чинами и с инструментами, оставили мы 25 июня столицу Сибири, исполненные признательности и благодарности за участие, дружбу и и все приятности, которыми пользовались в ней и которые были для нас тем драгоценнее, что здесь некоторым образом расставались мы с образованным светом, отправляясь года на четыре в льдистые пустыни, где надлежало отказаться от всех приятностей и наслаждений общественной жизни, которыми с избытком пользовались в гостеприимном Иркутске, и особенно в радушном семейном кругу тамошнего губернатора И. Б. Цейдлера.
   Июня 27-го прибыли мы все в местечко Качуг, находящееся в 236 верстах от Иркутска, на левом берегу Лены, которая отсюда начинает быть судоходной. Тут нашли мы устроенный для нас павозок, большое плоскодонное судно с палубой, и, нагрузив его припасами, заготовленными для нас в Иркутске адмиралтейством, пустились 28-го июня вечером вниз по течению величественной Лены.
   Урочище Качуг являет собой нечто похожее на пристань, ибо отсюда сплавляются все купеческие товары и казенные тяжести к разным городам и местам, лежащим по Лене.
   Для того употребляют суда двоякого рода: павозки и ангарки. Первые суть большие, широкие барки, которые нагружаются вескими тяжестями, отправляемыми до самого Якутска, но по причине своей величины они не могут подниматься вверх по реке, и потому, прибывши к месту своего назначения, разбираются и употребляются, как в Петербурге барки, на строение и дрова. Ангарки, напротив того, суда меньше, поднимающие не более 80 пудов груза, возвращаются назад греблей и бичевой. Есть еще род довольно больших, покрытых палубой судов с парусами: их употребляют для перевозки разных товаров по реке вниз и вверх. Путешественники налегке пользуются небольшими скороходными лодками и для безопасности держатся наветренного берега; со станций, расположенных здесь в известном, расстоянии одна от другой, они имеют право требовать столько гребцов, сколько лошадей значится в их подорожной, так что могут продолжать плавание свое довольно скоро и безостановочно, особенно вниз по реке.
   Но вот все, что по сие время сделано здесь в пользу внутреннего сообщения по рекам, а оно по своей великой важности заслуживает особенного внимания в столь малолюдной земле, какова большая часть Сибири, где поселения отдалены одно от другого нередко на несколько сот верст, и преимущественно потому, что поселения, лежащие далее к северу, не могут существовать, ежели не подвезут им необходимых для содержания запасов из более южных и более обработанных областей. Величественные, исполинские реки пересекают Сибирь с юга на север и, кажется, самой природой предназначены нести избытки из южных стран ее в отдаленные северные, обитатели коих терпят недостаток во всем: главные реки соединяются между собой множеством побочных, больших или меньших, но вообще судоходных, так что едва ли найдется какое-либо средоточное место, до которого нельзя было бы достигнуть водой. Таким благодеянием природы хотя и пользуются, отправляя с Якутской ярмарки {Большая часть товаров отправляется по условиям, заключаемым на Якутской ярмарке в начале августа; но как нижняя северная часть Лены замерзает обыкновенно в сентябре, то нередко случается, что значительные казенные караваны не доходят даже до Жиганска.} в Жиганск, и в прочие вниз по Лене лежащие селения на больших или меньших судах некоторые необходимые жизненные потребности и предметы роскоши, как то: муку, соль, чай, сахар, горячее вино, табак и незначительное количество материй, однакож, при несовершенстве судов и недостатке работников для приведения их в движение, плавание не только бывает весьма ненадежно, но и производится обыкновенно столь медленно, что транспорты часто зазимовывают, не достигнув места своего назначения, и принуждены бывают останавливаться до следующей весны, где придется. Конечно, в таком случае доставляется иногда сухим путем некоторая часть самых необходимых вещей, но сего рода доставление сопряжено с столь великими затруднениями и обходится столь дорого, что привозимые таким образом в незначительном количестве товары продаются по чрезвычайно высоким ценам и большая часть бедных жителей не в состоянии ими запасаться. Потому беспрестанно находятся они в мучительнейшей неизвестности насчет столь важных для них подвозов, тем более, что остановка их влечет за собой, кроме недостатка в той или другой жизненной потребности, вредные следствия для здоровья вообще. Наконец, и самое сохранение грузов, остановившихся на зимовку, в продолжение которой часть товаров подвергается порче, крайне обременяет прибрежных жителей, обязанных ставить нужное число сторожей для надзора за казенным имуществом.

 []

   Все сии неудобства можно устранить, по моему мнению, постройкой одного парохода, с помощью коего суда успевали бы проплывать в месяц от Качужской пристани до отдаленнейших мест нижней Лены. Совершая таким образом плавание, можно удобно делать два оборота в одно лето, и через то достаточно снабжать северную Сибирь всем нужным. От подобного ускорения судоходства по Лене, все пространство, тысячи на четыре верст, между Иркутском и берегами Ледовитого моря, получило бы новую жизнь, промышленность возросла бы в тех странах, жители их имели бы необходимые потребности надежнее и по гораздо дешевейшим ценам, и сибирское лето, поныне слишком короткое, показалось бы более продолжительным от благоразумного употребления времени. При великом множестве неизмеримых лесов, растущих по обоим берегам верхней Лены, снабжение парохода дровами, уже нарубленными, будучи сопряжено с незначительными издержками, представляет мало затруднений, а жителям открывает новую отрасль промышленности.
   Обратимся, однакож, к моему речному плаванию. Судно наше, скользя на поверхности величественной Лены, между высоких, романических берегов, неслось или по течению струй или под распущенным парусом, когда ветер благоприятствовал, или, в противном случае, на веслах.
   Лена принадлежит, как известно, к числу величайших рек на земном шаре. От Качужской пристани до станка Риги, (на расстоянии 400 верст) протекает она через страну гористую, покрытую дремучими лесами, между берегами живописными (особенно в верхней, южнейшей половине), в своих видах до бесконечности разнообразными. По скатам гор видишь обработанные поля, луга, огороды и между ними хижины поселян, живущих здесь отчасти отдельными дворами, а отчасти небольшими деревнями {Жителям сих мест причиняют великий вред разлития рек, которые от сильных проливных дождей и скоро растаявших снегов в ущельях гор нередко выступают из берегов и, разливаясь, заносят обработанные уже поля, луга и огороды вязким, бесполезным илом. Через то они лишаются плода трудов своих и средств для прокормления себя и содержания своих незначительных стад рогатого скота. В таком случае они обращаются к казенным магазинам, которые каждый год всегда изобильно пополняются избытками с плодоносных полей иркутских и красноярских. Сии запасные житницы весьма благодетельны и необходимы для существования здешних жителей; нуждающимся в пособии отпускают из них по дешевым ценам зерно и муку.}. Самая река усеяна множеством низменных островков, поросших лесом. Горы постепенно возвышаются и становятся более утесистыми; у станка Риги вдруг поворачивает Лена круто на восток, и с первого взгляда кажется, что сближающиеся внизу оба стремнистые берега, как будто стесняют течение реки. С сего места принимают многие отрасли горных хребтов направление к югу, и Лена, освободясь от стеснявших ее доселе гор и отвесных скал, величественно и великолепно продолжает свое течение между низменными берегами.
   Из рек, вливающихся в Лену на означенном пространстве, упомяну только об Орленге, впадающей в нее с правой стороны; она замечательна по мелкозернистому песчаному камню, добываемому в горах, образующих берега реки, и употребляемому жителями на бруски, которыми запаслись и мы; впоследствии они были для нас весьма полезны.
   Между Ригой и станком Усть-Кутским попадается кое-где несколько отмелей, затрудняющих плавание во время мелководья; далее, однакож, ходят употребляемые здесь плоскодонные суда везде беспрепятственно. При устье реки Куты, впадающей в Лену с левой стороны, построено русскими в 1631 году первое постоянное зимовье на берегах Лены, которую открыли в первый раз в 1607 году мангазейские или туруханские, а потом в 1628 году енисейские казаки. Последние спустились с верховья Идирмы в Куту, а первые поднялись по реке Нижней Тунгуске, из которой, преследуя непокорившиеся еще якутские племена через узкий волок, вошли в Вилюй, а по нему в Лену. От станка Заборья до города Киренска считается по сухопутному пути только 35 верст, а по Лене 105. Она течет большими извилинами по сему пространству, которое от того и названо Великими луками, и при глубине в семь сажен не имеет почти ни малейшего стремления. От станка Риги горы опять начинают показываться с правой и с левой сторон. У Киренска вся левая береговая покатость состоит из черного шифера с настилками слюды. Несколько верст вниз, на той же стороне, находятся слои зеленого шифера в красной глине; далее верст за 100 весь берег состоит из обыкновенной глины и не настоящего шифера. Около так называемых Щек, в 250 верстах ниже Киренска, левый берег образуют известковые скалы, содержащие в себе жилы кремнистой породы и кристаллы известкового шпата. Сии скалы беспрестанно умножаются на расстоянии 350 верст выше города Олекмы {По современной транскрипции - Олекминск. - Ред.}, у которого берега опять понижаются и делаются низменными. В них лежат во множестве обломки зеленого порфира, простого кварца с глиммерными блестками и глиммерным шифером в величайшем количестве. Около 150 верст до Олекмы крутой берег состоит из слоев разноцветного шифера, светлозеленых, а в промежутках светлосерых, очень тонких; попадается также шифер зеленого цвета, жесткий и неудобораскалываемый песчаник, а между шиферными настилками кое-где несколько гипса. Наконец, весь левый берег у Олекмы составляет глина, в которой сероватый шифер стелется довольно толстыми пластами, и нередко показывается прекрасный гипс ослепительной белизны.
   Около 180 верст выше Якутска, и станка Батомоя {По современной транскрипции - Битамай. - Ред.}, правый берег Лены образован из отвесно стоящих скал, которые по своему виду называются Столбами; в них, говорят, находятся различные породы мрамора. Далее, верстах в 60 ниже Столбов, видны в высоком отвесном берегу из чисто известкового камня пещеры, подземные ходы и тому подобное. Это, кажется, остатки от бывших поисков серебряной руды, которую, по известным признакам надеялись здесь открыть; но как найдено только незначительное количество свинца, а серебра вовсе не оказалось, то работы вскоре прекратились. В одной из сих пещер, в 120 верстах от Якутска, доктор Кибер нашел странное явление природы: посреди пещеры в несколько сажен глубины на утесистой почве растет, повидимому, довольно успешно лиственица, несмотря на мрак, ее окружающий.
   В заключение моих кратких, неполных замечаний о качестве Ленского берега, сообщу еще нечто о двух примечания достойных совершенно противоположных ключах, находящихся верст за 150 ниже Столбов. Один из них, вытекающий из крутого известкового утеса на левом берегу, издает серный запах при высокой температуре; другой, вьющийся на правом берегу, содержит холодную, весьма прозрачную, но вкусом присоленую воду.

 []

   Город Киренск есть не иное что, как довольно жалкая деревня, и не представляет ничего примечательного, кроме того, что жители его, занимаясь огородничеством, снабжают Якутск, между прочим, отличнейшей капустой, картофелем, репой и другой зеленью, даже огурцами, которые, однакож, в иные годы, при наступлении ранних морозов, не слишком удаются. Огороды располагаются всегда так, чтобы с северной и восточной стороны были защищены горами, утесами или лесом. Неподалеку от станка Частые Острова, около 250 верст ниже Киренска, Лена, при глубине в 12 сажен, с великим напором протесняется между скал, отвесно поднимающихся на 80 сажен. Сие место, называемое Щеки, знаменито по необыкновенно сильному и продолжительному эхо, повторяющему ружейный и пистолетный выстрел раз сто или более, и притом стань усиливающему отголосок, что кажется слышишь продолжительный беглый огонь, даже пушечную пальбу целого парка. На сем месте, рассказывали нам, случилось за несколько лет перед сим весьма печальное происшествие: тунгус, преследуя на лыжах лося, заметил в своем охотничьем пылу так же мало, как и перепуганный зверь, что находится на краю отвесной скалы, и оба низринулись в 80-саженную бездну, на неровный лед реки, где нашли их совершенно разбитыми.
   Поблизости Щек торчит из речного русла довольно высокий утесистый столб, который прибрежные жители, в знак признательности, называли Пьяным Бычком, потому что за несколько лет, к немалой их радости, разбилось об него по неосторожности кормчего судно с хлебным вином, причем, они, разумеется, поживились частью дорогого груза. Этот памятник столь занимательного кораблекрушения объехали мы благополучно и при заметно уменьшившейся быстроте течения проплыли мимо устья Витима, реки, знаменитой по добываемой на ее берегах слюде, а еще более по превосходным соболям, которые, после олекминских почитаются лучшими в целой Сибири. Вообще леса на правом берегу Лены изобилуют различными пушными зверями отличной породы, между тем как на левом берегу они попадаются реже и меха их ценятся не столь высоко. Естественной причины сказанному должно искать в том, что правый берег покрыт дремучими лесами, соединяющимися непосредственно с лесами Яблонного Станового хребта {Так называется горный хребет, протягивающийся вдоль Лены с востока на юг и соединяющийся с Байкальскими горами.}, в которые не проникали самые отважные промышленники; напротив того, левый берег не столь лесист, более заселен и, следовательно для них доступнее {На современных картах этот хребет подразделен на два: Яблоновый и Становой - Ред.}.
   Июля 9-го находились мы напротив города Олекмы {Олекминские соболи почитаются лучшими в Сибири; иной превосходный соболь продается по 50, по 100 рублей и дороже. Здешние беличьи меха, отличающиеся весьма густым, длинным и темносерым волосом, покупаются также в значительном количестве и по дорогим ценам. Потому Олекма есть важный город по торговле пушными товарами; он замечателен еще и тем, что составляет в Сибири порубежную черту земледелия, за которой, далее к северу, оно прекращается, да и здесь не всегда с успехом производится; часто ранние морозы уничтожают надежды земледельца. Сеют почти исключительно озимую рожь.}, тут же при сильном дожде поднялась с низу реки столь жестокая буря, что совершенно остановила течение реки с нашим павозком и заставила нас прибегнуть к средству, которое употребляется здесь в таких обстоятельствах не без успеха: связав веревками четыре листвени в ряд, прикрепили их веревками к передней части нашего судна и, привесив к ним камни, погрузили их вершины в реку с небольшим на сажень от поверхности воды; при такой глубине нижнее течение в реке, не будучи подвержено влиянию ветра, понесло нас вперед посредством нашего подводного паруса вопреки ветру и сильному волнению, причем нашего павозка не метало поперек реки, как прежде.
   Несмотря на продолжи

Другие авторы
  • Гуд Томас
  • Боткин Василий Петрович
  • Грибоедов Александр Сергеевич
  • Романов Олег Константинович
  • Стопановский Михаил Михайлович
  • Клейст Генрих Фон
  • Лисянский Юрий Фёдорович
  • Варакин Иван Иванович
  • Соколов Николай Матвеевич
  • Голдобин Анатолий Владимирович
  • Другие произведения
  • Кутузов Михаил Илларионович - Из журнала военных действий за 2 сентября 1812 г.
  • Блок Александр Александрович - Борис Зайцев. Побежденный
  • Олин Валериан Николаевич - М. П. Алексеев. (В. Н. Олин как переводчик Т. Мура)
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Внучка панцирного боярина
  • Политковский Николай Романович - Стихотворения
  • Чертков Владимир Григорьевич - М. В. Нестеров. Из писем к В. Г. Черткову
  • Тепляков Виктор Григорьевич - В. Г. Тепляков: биографическая справка
  • Мамин-Сибиряк Д. Н. - Сказка про славного царя Гороха и его прекрасных дочерей царевну Кутафью и царевну Горошинку
  • Лондон Джек - Любительский вечер
  • Некрасов Николай Алексеевич - Аристократка Л. Бранта
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 233 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа