Главная » Книги

Грот Константин Яковлевич - Материалы для жизнеописания Я. К. Грота

Грот Константин Яковлевич - Материалы для жизнеописания Я. К. Грота


1 2 3 4

  

МАТЕР²АЛЫ

ДЛЯ ЖИЗНЕОПИСАН²Я АКАДЕМИКА

Якова Карловича Грота

(1812 -1893).

ВСТУПИТЕЛЬНЫЙ ОЧЕРКЪ.

ПРЕДКИ, СЕМЬЯ и ДѢТСТВО.

СОСТАВИЛЪ

К. Я. Гротъ.

(Къ 100-лѣтней годовщинѣ рожден³я академика 15 декабря 1912 г. ).

С. -ПЕТЕРБУРГЪ.

ТИПОГРАФ²Я ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМ²И НАУКЪ.

Вас. Остр., 9 лин., No 12.

1912.

  

Напечатано по распоряжен³ю Императорской Академ³и Наукъ.

Ноябрь 1912 г. Непремѣнный Секретарь, Академикъ С. Ольденбургъ.

Отдѣльный оттискъ изъ Сборника Отдѣлен³я русскаго языка и словесности

Императорской Академ³и Наукъ, т. XC, No l.

Оцифровка и оформление: Е. К. Федоров, 2003

Разбивка на страницы и переносы удалены, орфография оригинала сохранена,

Предки, семья и дѣтство Я. К. Грота.

².

Пасторъ ²оакимъ Гротъ

дѣдъ Якова Карловича1.

   Какъ извѣстно, дѣдъ Я. К. Грота, лютеранск³й пасторъ, выдающ³йся проповѣдникъ въ Петербургѣ и ученый писатель, пользовавш³йся неизмѣннымъ благоволен³емъ и сочувств³емъ императрицы Екатерины II, переселился въ Росс³ю изъ Голштин³и въ концѣ царствован³я императрицы Елизаветы Петровны.
   ²оакимъ (Якимъ, Ефимъ) Христ³анъ Гротъ родился въ голштинскомъ городѣ Плонѣ или Плэнѣ (Plön)2, резиденц³и герцогства Holstein-Plön, 14 ³юня 1733 г. Въ метрической книгѣ церкви стараго города (Altstädtische Kirche) за этотъ годъ (стр. 252, No 330) значится, что 17 ³юня былъ крещенъ родивш³йся у мѣстнаго герцогскаго адвоката и фискала Христ³ана Грота и его жены Елизаветы Екатерины Доротеи - сынъ ²оакимъ Христ³анъ. Мать его была дочерью придворнаго проповѣдника (Hofprediger) ²оакима Шмиттена.
   Среднее образован³е Якимъ Гротъ получилъ въ мѣстномъ первокласномъ учебномъ заведен³и (Breitenauische Schule), главнымъ образомъ подъ руководствомъ извѣстнаго тогдашняго педагога, ректора Эрнста Альберти изъ Гамбурга, который не только упражнялъ своихъ учениковъ въ письменныхъ работахъ (сочинен³яхъ) и руководилъ въ изучен³и языковъ: латинскаго, греческаго, еврейскаго и французскаго, но также знакомилъ ихъ съ логикой и философ³ей по основнымъ началамъ Вольфа. Какъ и въ новѣйшее время, въ тогдашней школьной программѣ было много лишняго и обременительнаго, въ жизненномъ отношен³и безполезнаго. Гротъ впослѣдств³и часто жаловался на то, какъ его непроизводительно мучили въ школѣ латинской просод³ей и еврейскимъ слогоударен³емъ. Однако-жъ классическ³е языки онъ зналъ порядочно и умѣлъ говорить по-латыни, насколько это было обычно среди тогдашнихъ ученыхъ. Вообще онъ любилъ изучать иностранныя языки, а любимымъ его языкомъ впослѣдств³и былъ французск³й.
   Въ 1751 г. Гротъ, 18-ти лѣтъ, ища высшаго образован³я, поступилъ въ ²енск³й университетъ, при содѣйств³и своего дяди (со стороны матери) Шмиттена, тогдашняго пастора при Датскомъ посольствѣ въ Вѣнѣ. Какъ видно изъ перечня университетскихъ учителей (профессоровъ), приводимаго Гротомъ, онъ прошелъ здѣсь курсъ слѣдующихъ предметовъ: философскихъ наукъ, математики, "камеральной науки" (проф. Darjes), научной истор³и (проф. Fabricius), естествовѣдѣн³я (проф. Hamberger), краснорѣч³я (Blaufuss), богословскихъ наукъ (Keusch), еврейскаго языка (Hirt), экзегетики (Zenkel) и церковной истор³и (Zickler). Въ 1753 г. Гротъ вернулся въ свой родной городъ, гдѣ его принялъ послѣ соотвѣтственнаго испытан³я кандидатомъ на должность проповѣдника тогда знаменитый, также и какъ писатель, суперинтентентъ Гансенъ (Hanssen). Затѣмъ онъ занимался частнымъ преподаван³емъ во многихъ дворянскихъ семьяхъ въ г. Килѣ и въ его сосѣдствѣ и состоялъ членомъ Кильскаго "Общества изящныхъ наукъ", въ издан³яхъ котораго принималъ живое участ³е.
   Въ 1758 г., въ эпоху семилѣтней войны, онъ, по чьей-то вл³ятельной рекомендац³и (вѣроятно изъ близкихъ ему голштинскихъ придворныхъ сферъ) былъ приглашенъ домашнимъ пасторомъ къ тогдашнему русскому губернатору въ Кенигсбергѣ, генералъ-аншефу барону Николаю Андреевичу Корфу, тому самому, что ѣздилъ въ 1742 г. въ Голштин³ю за наслѣдникомъ русскаго престола Петромъ Ѳедоровичемъ. Такъ какъ однако этотъ планъ пасторства у Корфа встрѣтилъ как³я-то затруднен³я, то Гротъ принялъ на себя секретарск³я у него обязанности. Здѣсь между прочимъ онъ имѣлъ возможность расширить свои познан³я, особенно во французскомъ языкѣ3. Онъ нашелъ здѣсь вообще благопр³ятныя услов³я для своего умственнаго и нравственнаго развит³я и для удовлетворен³я своихъ духовныхъ интересовъ: онъ завелъ знакомства въ университетскомъ м³рѣ, между прочимъ съ бывшимъ тогда приватъ - доцентомъ знаменитымъ философомъ Кантомъ. Онъ не разъ вспоминалъ впослѣдств³и, какъ скрасило его тогдашнюю жизнь въ Кенигсбергѣ дружеское общен³е съ Кантомъ, а также съ извѣстнымъ нѣмецкимъ писателемъ-юмористомъ и юристомъ Гиппелемъ4.
   Къ пребыван³ю Грота въ Кенигсбергѣ относится еще одно случайное извѣст³е о немъ, передаваемое Шлёцеромъ5, а именно, что онъ познакомился тамъ съ будущимъ могущественнымъ фаворитомъ, тогда поручикомъ Григор³емъ Орловымъ, приставленнымъ послѣ Цорндорфской битвы (гдѣ онъ отличился и былъ раненъ) къ адъютанту прусскаго короля гр. Шверину, взятому въ плѣнъ въ этомъ сражен³и (12 авг. 1758 г.) и препровождавшемуся въ Петербургъ (въ мартѣ 1759 г.)6. По словамъ Шлёцера, I. X. Гротъ частенько игрывалъ тогда на билл³ардѣ съ поручикомъ Орловымъ, о чемъ впослѣдств³и фаворитъ и сановникъ не разъ вспоминалъ благосклонно при встрѣчахъ съ нимъ. Возможно, что Гротъ, какъ секретарь Корфа, владѣвш³й хорошо языками, былъ приставленъ къ гр. Шверину во время его пребыван³я въ Кенигсбергѣ, а потому и имѣлъ случай часто проводить время съ Григ. Орловымъ. Въ Кенигсбергѣ Гротъ прожилъ года два, а въ 1760 г. судьба привела его въ Петербургъ, куда его повидимому взялъ съ собой получивш³й тогда новое назначен³е бар. Корфъ и гдѣ онъ и поселился окончательно: Росс³я стала его второй родиной. Ему минуло тогда 27 лѣтъ.
   Намъ точно не извѣстно, при какихъ обстоятельствахъ совершилось это переселен³е, но изъ словъ самого Грота (въ его автоб³ограф³и), что онъ поѣхалъ домашнимъ учителемъ въ семью овдовѣвшей генеральши Корфъ, можно заключить съ большою вѣроятностью, что это мѣсто онъ получилъ черезъ своего Кенигсбергскаго начальника и что эта вдова Корфъ была родственницей послѣдняго7. Пробывъ въ семьѣ Корфъ два года, Гротъ въ 1762 г. перешелъ на такую же должность въ Нарву къ гофмаршалу Dücker'у. Этими годами учительства онъ воспользовался для продолжен³я самообразован³я, особенно для изучен³я итал³анскаго языка, не оставляя мысли о пасторствѣ, въ чемъ видѣлъ свое призван³е и къ чему чувствовалъ непреодолимое влечен³е. Между тѣмъ за эти первые годы пребыван³я Грота въ Росс³и онъ успѣлъ уже получить рядъ предложен³й - именно въ смыслѣ его стремлен³й къ духовному поприщу, и одно изъ нихъ, наиболѣе для него привлекательное и почетное, и было имъ принято.
   Въ 1761 г. его приглашали на должность преподавателя въ пушкарскую (т. е. артиллер³йскую) школу и вмѣстѣ проповѣдника (Nachmittagsprediger), а въ 1762-мъ онъ получилъ предложен³е ѣхать пасторомъ въ Сибирь съ генералъ - лейтенантомъ И. И. Шпрингеромъ (назначеннымъ комендантомъ Омской крѣпости). Но онъ отклонилъ и то и другое: первое - какъ онъ самъ говоритъ - потому, что соединен³е означенныхъ двухъ обязанностей не было ему по душѣ, да и казалось ему непосильнымъ, а второе - вслѣдств³е нежелан³я забираться въ такую даль. Не задолго до воцарен³я Екатерины II, т. е. до переворота, устранившаго съ престола Петра III и возведшаго на него Великую Екатерину, ²оакимъ Гротъ, повидимому еще до своего поступлен³я на педагогическую должность (къ Дюккеру) въ Нарву, состоялъ нѣкоторое время полковымъ пасторомъ при Голштинскомъ полку. На этомъ эпизодѣ въ жизни его нельзя не остановиться, хотя къ сожалѣн³ю никакихъ болѣе точныхъ и подробныхъ извѣст³й о немъ мы и не имѣемъ.
   Какъ голштинецъ родомъ, сынъ герцогскаго адвоката и внукъ придворнаго пастора, попавш³й вѣроятно благодаря этому на службу къ бар. Корфу, лицу близкому къ престолу и къ Петру III, который имъ, Корфомъ, былъ привезенъ въ Росс³ю, Гротъ, по смерти въ дек. 1761 г. императрицы Елизаветы Петровны и со вступлен³емъ на престолъ питавшаго особую слабость ко всему голштинскому Петра ²²²-го, могъ безъ сомнѣн³я расчитывать на высокое покровительство и на успѣшное достижен³е своихъ желан³й.
   Выборъ его въ пасторы "Голштинскаго" полка уже свидѣтельствуетъ о вниман³и, которое ему было оказано со стороны императора Петра III. Извѣстно, что послѣдн³й для своего Голштинскаго полка построилъ даже лютеранскую церковь въ Оран³енбаумѣ. Очевидно голштинск³я симпат³и несчастнаго Петра III не могли не обѣщать успѣха и значен³я Гроту. Не даромъ послѣдн³й уже подъ конецъ жизни (въ 1797 г.), въ посвящен³и одного изъ сочинен³й своихъ императору Павлу Петровичу выразился о себѣ, какъ о дѣятелѣ, "которому, какъ рожденному голштинцу 35 лѣтъ передъ тѣмъ (т. е. въ 1762 г.), казалось, открывались самыя счастливые виды, и который все-же, хоть онъ и увидѣлъ ихъ исчезновен³е, былъ въ этомъ второмъ своемъ отечествѣ призванъ на занимаемый имъ постъ"8. Однакожъ всѣмъ планамъ Петра наступилъ быстрый конецъ, ибо ³юньск³й переворотъ измѣнилъ все, и Голштинское войско должно было спѣшно оставить Росс³ю.
   По вступлен³и на престолъ Екатерины II, Гротъ оставался еще нѣкоторое время домашнимъ наставникомъ въ Нарвѣ въ домѣ гофмаршала Дюккера. Какъ здѣсь, такъ въ другихъ мѣстахъ своего пребыван³я онъ время отъ времени выступалъ на проповѣдническую каѳедру, по просьбѣ того или другого пастора. Въ 1764 г. онъ, по приглашен³ю изъ Киля, чуть было не рѣшился принять профессорскую каѳедру краснорѣч³я и поэз³и въ Кильскомъ университетѣ. Но какъ разъ въ то же время въ Петербургѣ открылась для него другая перспектива. Скончался пасторъ лютеранской церкви на Васильевскомъ островѣ Конр. Мейнтель. Его преемникомъ молва называла нарвскаго пастора и школьнаго преподавателя г. Ланге, на мѣсто котораго въ Нарвѣ имѣли въ виду пригласить Грота и даже послали ему запросъ о соглас³и его на это. Гротъ уѣзжалъ въ это время на нѣсколько мѣсяцевъ въ Эстлянд³ю. Одновременно съ этимъ запросомъ онъ получилъ еще другой изъ Петербурга, сперва частнаго характера, а затѣмъ, по его желан³ю - офиц³альный, не пр³ѣдетъ ли онъ въ Петербургъ для произнесен³я пробной проповѣди въ лютеранской церкви на Васильевскомъ островѣ.
   Отложивъ свой отвѣтъ на нарвское предложен³е, Гротъ не могъ не отозваться утвердительно на петербургское, представлявшее ему очень привлекательную перспективу. Послѣ пробной проповѣди въ Петербургѣ онъ дѣйствительно былъ избранъ приходомъ и приглашенъ туда. Такимъ образомъ послѣ посвящен³я онъ и вступилъ на каѳедру Василеостровской церкви, уже при немъ получившей назван³е Екатерининской (при постройкѣ каменнаго храма). Свою вступительную проповѣдь онъ сказалъ 12 дек. 1764 г. въ 3-ье воскресенье Филиппова поста. У Грота въ Петербургѣ тогда уже были хорош³е и вл³ятельные друзья, напр. акад. Эйлеръ, знаменитый историкъ Шлёцеръ и библ³ографъ Л. И. Бакмейстеръ, изъ которыхъ два послѣдн³е дѣятельно помогли его избран³ю. Шлёцеръ такъ разсказываетъ объ этомъ въ своей автоб³ограф³и: "Бакмейстеръ и я нѣсколько способствовали тому, что прибыльный приходъ достался Гроту; мы ходили изъ дома въ домъ къ тѣмъ нѣмцамъ, которые должны были подать свой голосъ, и высказывались о несомнѣнности того, что на сторонѣ Грота большинство прихожанъ. И дѣйствительно оно оказалось въ его пользу. Я остался въ тѣсной пр³язни съ нимъ и часто пользовался его столомъ и экипажемъ"9.
   Такимъ образомъ ²оакимъ Гротъ достигъ наконецъ завѣтной цѣли своихъ стремлен³й, и ставъ пасторомъ и проповѣдникомъ въ Василеостровскомъ приходѣ въ 1764 г., въ молодомъ еще возрастѣ (31 года), съ честью занималъ этотъ постъ 35 лѣтъ до самой своей смерти въ дек. 1799 г., ставъ подъ конецъ "сен³оромъ" петербургскаго протестантскаго духовенства. Тутъ началась и протекла вся его проповѣдническая, общественная и учено-писательская дѣятельность10.
   Въ 1766 г., слѣдовательно 33-хъ лѣтъ, онъ женился на Христинѣ Сусаннѣ Энгельгардъ, третьей дочери уже покойнаго тогда доктора медицины и директора сухопутнаго госпиталя Николая Фридриха Энгельгардта11, котораго сынъ, т. е. шуринъ Якима Грота, Николай Николаевичъ, по странному капризу судьбы, принималъ, какъ извѣстно, непосредственное участ³е вмѣстѣ съ братьями Орловыми въ переворотѣ 1762 года и въ устранен³и отъ престола Петра ²²²-го. Онъ былъ отданъ отцомъ въ военную службу, въ 1761 г. сталъ сержантомъ гвард³и и такимъ образомъ попалъ въ товарищи къ Орловымъ, которые, привлекши его въ число сторонниковъ Екатерины II, рекомендовали его императрицѣ, какъ отважнаго и рѣшительнаго человѣка. Онъ и принялъ ближайшее участ³е въ ихъ дѣлѣ и, снискавъ тѣмъ благоволен³е государыни, сдѣлалъ свою дальнѣйшую карьеру, достигнувъ чина генералъ-лейтенанта и подъ конецъ поста Выборгскаго губернатора (онъ умеръ въ концѣ 1770-хъ или въ началѣ 1780-хъ гг.)12. Можно предположить, что Гротъ сошелся съ семьей Энгельгардтовъ черезъ Орловыхъ-же, такъ какъ съ Григор³емъ О., какъ мы видѣли, былъ знакомъ еще по Кенигсбергу. Отъ этого брака у Якима Грота было двое дѣтей: сынъ Карлъ Христ³анъ (Карлъ Ефимовичъ), отецъ Якова и Константина Карловичей, и дочь Амал³я, бывшая замужемъ за К. Линкомъ. Въ 1783 г. пасторъ Гротъ овдовѣлъ и черезъ 2 года, въ 1785 г., женился вторично, на дочери Бременскаго купца Мар³и Бушеръ.
   Свыше 35-лѣтняя дѣятельность Грота въ Росс³и, не только пасторско - проповѣдническая, но и учено-литературная, а также общественная, оставила замѣтный слѣдъ какъ въ истор³и той сферы культурной и общественной жизни, въ которой онъ дѣйствовалъ, такъ и въ соотвѣтственныхъ областяхъ науки и литературы. Дѣятельность его, глубоко проникнутая религ³озностью и высоко - нравственнымъ направлен³емъ, началами истинной гуманности и терпимости и культурно-прогрессивными стремлен³ями, снискала ему любовь, искреннее уважен³е современниковъ и свѣтлую память въ потомствѣ, а его научные и литературные труды создали ему почетную извѣстность въ ученой литературѣ, такъ что имя его занесено не только въ современные нѣмецк³е словарные, б³ографическ³е и библ³ографическ³е, труды (напр. Кордеса, Мейзеля, Бакмейстера, Рекке и Наперскаго), но и въ извѣстный словарь русскихъ свѣтскихъ писателей митрополита Евген³я (переизд. Снегиревымъ, т. I)13.
   I. X. Гротъ за свою жизнь написалъ много, и его печатные труды представляютъ нѣсколько томовъ проповѣдей, историческихъ изслѣдован³й, а также духовныхъ пѣсенъ. Именно въ этихъ трехъ областяхъ: проповѣднической, учено-исторической и духовно-литературной вращалась его писательская дѣятельность. Но прежде, чѣмъ обозрѣвать это литературное его наслѣд³е, сообщимъ то, правда, немногое, но характерное, что извѣстно о его общественной дѣятельности, по большей части связанной съ его пасторскимъ служен³емъ.
   Конечно, религ³озныя и нравственныя темы составляли главную сущность пасторскихъ бесѣдъ и проповѣдей I. X. Грота. Но этими темами не исчерпывался кругь тѣхъ задачъ, которымъ - по убѣжден³ямъ его - должна была служить церковная каѳедра. Онъ смотрѣлъ шире на свое призван³е и считалъ не только позволительнымъ, но и соотвѣтственнымъ гражданскому своему долгу - касаться злободневныхъ и животрепещущихъ общественныхъ и государственныхъ вопросовъ, освѣщая ихъ съ религ³озно - нравственной стороны и горячо призывая общество къ тому или другому благому дѣлу, или предостерегая его отъ увлечен³й и опасностей. Одна изъ послѣднихъ его печатныхъ работъ между прочимъ имѣла въ виду, повидимому, принцип³ально обосновать его взглядъ на пастырское призван³е. Издан³е его рѣчей политическаго характера носитъ заглав³е: "Матер³алы для размышлен³я о важныхъ событ³яхъ нашего вѣка, въ проповѣдяхъ" и заключаетъ въ себѣ предислов³е о вопросѣ: "можно ли съ церковной каѳедры говорить о гражданскихъ дѣлахъ"14.
   Первое мѣсто среди такихъ темъ общественнаго и вмѣстѣ государственнаго значен³я въ проповѣдяхъ Грота занимаетъ спец³альный вопросъ о проникавшемъ въ то время въ предѣлы Росс³и оспопрививан³и, котораго убѣжденнымъ и ревностнымъ сторонникомъ и пропагандистомъ онъ и выступилъ съ 1769 г. въ 11-ти послѣдовательно въ течен³е нѣсколькихъ лѣтъ сказанныхъ проповѣдяхъ. Эти проповѣди, выходивш³я въ печати и отдѣльно, изданы имъ затѣмъ вмѣстѣ въ 1781 г. въ I томѣ его проповѣдей "Peterburgische Kanzelvorträge" (Leipzig u. Riga) и имѣютъ еще слѣдующ³й титулъ: "Проповѣди объ оспопрививан³и, вызванныя ежегоднымъ благодарственнымъ торжествомъ по случаю его счастливаго исхода у Ея Имп. Вел. Екатерины II и Его Имп. Высочества Павла Петровича, съ присоединен³емъ матер³аловъ къ истор³и оспопрививан³я въ Росс³и, и приложен³я о смертности отъ оспы въ Петербургѣ - для изслѣдован³я вопроса о ея безвредности въ Росс³и"15. Оспопрививан³е тогда только-что входило у насъ, но очень туго, въ употреблен³е. Къ нему относились съ недовѣр³емъ и предубѣжден³емъ; оно имѣло ярыхъ противниковъ, даже и въ нѣмецкомъ петербургскомъ обществѣ, и раздавались голоса (и въ печати), порицавш³е пропаганду и защиту этого метода съ церковной каѳедры, но глубокая убѣжденность въ его спасительности, просвѣщенность взглядовъ и гражданское мужество пастора Грота заставили его энергично выступить съ высоты своей каѳедры съ защитой и горячей пропагандой этого благодѣтельнаго средства противъ гибельнаго бича, представляемаго оспенной эпидем³ей.
   Первые благопр³ятные опыты прививки оспы были произведены въ Лифлянд³и и въ Петербургѣ въ 1768 г. Въ Лифлянд³и д-ръ Шулинусъ совершилъ въ течен³е 8 лѣтъ прививку оспы 1023 дѣтямъ, изъ которыхъ умеръ только одинъ. Въ Петербургѣ первые счастливые опыты были сдѣланы на 10 дѣтяхъ въ сентябрѣ 1768 г. и вслѣдъ затѣмъ сама императрица Екатерина, убѣжденная въ пользѣ этого новаго метода, желая показать благой и авторитетный примѣръ своимъ подданнымъ, дала привить оспу себѣ и своему сыну вел. кн. Павлу Петровичу. Вскорѣ послѣ того было учреждено на Петербргской сторонѣ общественное заведен³е для оспопрививан³я, куда стали обращаться все чаще и гдѣ каждый ребенокъ содержался до выздоровлен³я на счетъ государыни. Однако жъ недовѣр³е и предубѣжден³е были еще сильны, и энергическая, убѣдительная, изъ года въ годъ (съ ноября 1769 г.) проповѣдь пастора Грота, хотя бы для извѣстнаго слоя населен³я, не могла не имѣть значен³я и не сыграть своей роли - тѣмъ болѣе, что Гротъ не ограничивался голословной защитой новаго средства и увѣщан³ями, а основывалъ свои выводы и положен³я на приводимыхъ имъ данныхъ науки и опыта авторитетныхъ медиковъ и изслѣдователей, пр³обрѣвшихъ славу въ этомъ вопросѣ въ Англ³и, Франц³и, Герман³и, Швец³и и Росс³и. Ко всѣмъ его рѣчамъ приложены примѣчан³я съ ссылками на труды этихъ ученыхъ авторитетовъ16 и на разныя печатныя извѣст³я и матер³алы.
   В. А. Бильбасовъ въ своей "Истор³и Екатерины Второй" (т. XII), давая отзывъ о печатномь издан³и 1-ой проповѣди I. X. Грота о благѣ оспопрививан³я (произнесенной 21 ноября 1769 г., въ день чествован³я привит³я оспы Екатеринѣ и Павлу Петр.) говоритъ о значен³и этихъ выступлен³й слѣдующее: "Всякое содѣйств³е въ этомъ отношен³и было въ то время крайне необходимо, и церковное слово уважаемаго пастора было, вѣроятно, не менѣе плодотворно, чѣмъ примѣръ императрицы. Въ то время "проповѣдь объ оспопрививан³и" была настолько новостью, что авторъ счелъ долгомъ въ довольно пространной Vorrede защитить избранную имъ тему для проповѣди. Три года подъ-рядъ (гораздо дольше, какъ доказываетъ число рѣчей) проповѣдникъ возвращался къ этой темѣ 21 ноября. Въ первой разсматриваемой проповѣди онъ говорилъ о пользѣ оспопрививан³я "aus allgemeinen Gründen", въ слѣдующемъ 1770 году - "aus besonderen Gründen", а въ 1771 г. - "in Ansehung der Pflichten gegen Gott". Замѣчательно, что изъ всѣхъ трехъ проповѣдей только во второй, въ примѣчан³и, упоминается одинъ разъ Димсдэль, между тѣмъ какъ Heusler и Jänisch положены въ основу проповѣдей; очевидно авторъ отдаетъ предпочтен³е способу названныхъ нѣмецкихъ ученыхъ передъ системою прививки Димсдэля, сочинен³е котораго было въ то время переведено уже на всѣ языки. Во всѣхъ 3-хъ проповѣдяхъ оцѣнивается по достоинству "подвигъ Екатерины"17.
   Большую заслугу Грота въ этомъ важномъ для общества и государства дѣлѣ не могла не признать сама Екатерина, которой ("Der Grossen Frau") онъ, какъ всего больше послужившей своимъ высокимъ личнымъ примѣромъ распространен³ю спасительнаго медицинскаго открыт³я, посвятилъ издан³е этихъ своихъ проповѣдей18. Она по собственному побужден³ю захотѣла засвидѣтельствовать почетнымъ отлич³емъ свое къ нему благоволен³е и признательность, и пожаловала ему большую золотую медаль, отчеканенную въ память турецкой войны и Кучукъ-кайнардж³йскаго мира (1775).
   Благоволен³е императрицы къ пастору Гроту было проявлено еще и другимъ образомъ. Екатерина, столь заботившаяся о воспитан³и своихъ внуковъ великихъ князей Александра и Константина Павловичей, придавала большое значен³е раннему усвоен³ю ими практическаго знан³я иностранныхъ языковъ, что видно и изъ знаменитой ея "инструкц³и", составленной и данной для руководства воспитателю вел. княз. князю Н. И. Салтыкову. Здѣсь имѣются, между прочимъ, так³я указан³я: "языкамъ не иначе учить, какъ разговаривая съ ними на тѣхъ языкахъ (но чтобъ притомъ не позабывали своего языка русскаго)", и далѣе: "молодые люди, къ нимъ приставленные..., играя, могутъ иногда дать дѣтямъ такое знан³е, какое отъ приставниковъ не такъ скоро перенять бы могли".... "Языкамъ учить такъ, чтобъ изъ приставниковъ одинъ говорилъ съ Ихъ Высочествами по-нѣмецки, другой по-французски, а друг³е по-русски"19. Императрица сама заботилась о примѣнен³и на дѣлѣ своихъ мыслей и воспитательныхъ пр³емовъ, и согласно ея желан³ю къ великимъ князьямъ были приглашаемы ихъ сверстники, хорошо владѣвш³е иностранными языками для совмѣстныхъ игръ и разговоровъ. Въ числѣ такихъ юношей былъ приглашенъ ко двору - по волѣ императрицы - и сынъ пастора Грота, Карлъ (отецъ Якова Карловича), которому тогда (въ половинѣ 1780-хъ годовъ) было лѣтъ 14-15 и который уже въ самые юные свои годы, благодаря своимъ выдающимся способностямъ, особенно къ языкамъ, прекрасно владѣлъ, кромѣ русскаго, нѣмецкимъ (какъ своимъ отеческимъ) и французскимъ языками. Объ этомъ фактѣ имѣется упоминан³е самой императрицы въ ея письмахъ къ Гримму20.
   Кромѣ злободневнаго тогда вопроса о пользѣ и законности оспопрививан³я, пасторъ Гротъ отзывался въ своихъ проповѣдяхъ на разные друг³е современные вопросы, явлен³я и событ³я государственнаго и политическаго значен³я: у него напр. есть цѣлый рядъ такихъ проповѣдей общественно-политическаго характера, направленныхъ противъ современныхъ ему революц³онныхъ движен³й (по поводу событ³й во Франц³и) и предостерегающихъ общество и народъ отъ соблазновъ и увлечен³й народовласт³я. Таковыя его рѣчи отчасти были издаваемы отдѣльно, а затѣмъ главнѣйш³я были соединены и съ посвящен³емъ импер. Павлу Петровичу вышли въ 1797 г. подъ заглав³емъ "Матер³алы для размышлен³я о важныхъ событ³яхъ нашего вѣка въ проповѣдяхъ"21. Сюда вошли, послѣ предислов³я, устанавливающаго принцип³ально законность трактован³я такихъ темъ съ церковной каѳедры, слѣдующ³я рѣчи: 1) "Ужасныя послѣдств³я необузданности простого народа; 2) Божье провидѣн³е при заключен³яхъ мира между народами" (на торжествѣ 2 сент. 1793 г. по случаю заключеннаго 29 дек. 1791 г. мира съ Турц³ей); 3) "Божье провидѣн³е въ горестныхъ судьбахъ народовъ" (1794); "Ужасныя послѣдств³я превратно понимаемой народной свободы". (тоже 1794 г.)22.
   Цѣлый рядъ другихъ проповѣдей пастора Грота, которыя - по выражен³ю Бакмейстера въ его упомянутой резолюц³и - "или имѣли, подобно рѣчамъ объ оспопрививан³и, особый поводъ, или касались предметовъ, рѣдко обсуждаемыхъ съ церковной каѳедры", которыя при этомъ "отвѣчали потребностямъ времени и которыхъ издан³е имѣло цѣлью распространен³е дѣятельнаго христ³анства", вошли во ²²-ой томъ его собран³я проповѣдей "Petersburgische Kanzelvorträge", вышедш³й въ 1782 г. (St. Petersburg, Riga u. Leipzig) и имѣющ³й еще подзаглав³е: "Проповѣди о наставлен³яхъ религ³и, избранныхъ согласно потребностямъ времени и обстоятельствъ"23.
   Общественная дѣятельность Якима Грота не исчерпывалась однако его пасторскимъ служен³емъ (проповѣдью изустною и печатною). Онъ и другими путями старался оказывать пользу и помощь ближнимъ и всему обществу, идя всегда съ вѣкомъ въ культурныхъ задачахъ и начинан³яхъ. Имъ было основано первое у насъ общество страхован³я жизни въ видѣ особыхъ кассъ, сперва при Екатерининской церкви24. Эта крупная заслуга отмѣчена авторомъ русской статьи о Гротѣ въ "Словарѣ русскихъ свѣтскихъ писателей" (Митр. Евген³я и Снегирева). Вотъ что говорится въ ней: "Гротъ завелъ въ 1775 г. общество 550 человѣкъ для смертныхъ случаевъ. По силѣ этого установлен³я, наслѣдникамъ каждаго умершаго члена сего общества выдавалось извѣстное количество денегъ, смотря по суммѣ вклада. Это первая (въ Росс³и?) мысль о застрахован³и жизни, которая въ наше время все распространяется". Объ этомъ обществѣ издана Гротомъ книжка по-пѣмецки и по-русски: "Учрежден³е основаннаго въ С. -Петербургѣ на смертные случаи общества", выдержавшая 3 издан³я, въ 1775, 178025 и 1794 гг. (послѣднее дополненное на обоихъ языкахъ). Въ 1777 г. явился и французск³й ея переводъ подъ заглав³емъ "Règlement d'une association, faite pour l'établissement d'une caisse mortuaire à St.-Pétersbourg, traduit de l'allemand" (St.-Pétersb. 1777). Распространен³е этой книжки уже свидѣтельствуетъ объ успѣхѣ предпр³ят³я. Гротъ не только посвятилъ много силъ и времени на учрежден³е и поддержан³е такихъ страховыхъ кассъ, но естественно имѣлъ съ ними много хлопотъ и непр³ятностей.
   Какъ пасторъ, Якимъ Гротъ много сдѣлалъ для ввѣренной его попечен³ю Екатерининской церкви и для своей Василеостровской паствы. Шлёцеръ и Бакмейстеръ не даромъ такъ горячо его рекомендовали послѣдней при его избран³и. Онъ блестяще оправдалъ общ³я надежды. О проповѣднической его дѣятельности и нравственномъ ея вл³ян³и уже было говорено выше. Не мало заботъ посвятилъ пасторъ Гротъ устройству возникшей при храмѣ нѣмецкой Екатерининской школѣ. Свидѣтельствомъ этого о ней попечен³я служатъ двѣ его печатныя брошюры, относящ³яся къ судьбѣ этой школы26.
   Большимъ дѣломъ Грота, въ сотрудничествѣ съ другими членами церковнаго конвента, было сооружен³е каменнаго храма на мѣстѣ прежней деревянной церкви, получившаго съ соглас³я императрицы Екатерины назван³е Екатерининской и красующагося и нынѣ на углу 1-ой лин³и и Большого проспекта Васильевскаго острова. Истор³ю постройки этой церкви сообщаетъ самъ пасторъ Гротъ въ своихъ сочинен³яхъ. Василеостровская лютеранская община, начинающая свою истор³ю съ 1728 г., еще въ 1743, при Елизаветѣ Петровнѣ, подняла вопросъ о постройкѣ каменной церкви, но это предпр³ят³е встрѣтило тогда больш³я затруднен³я и было оставлено. Только въ 1765 г., т. е. на другой годъ по вступлен³и въ должность пастора Грота и, безъ сомнѣн³я, по его иниц³ативѣ, дѣло было поднято вновь и съ помощью широко и умѣло организованныхъ денежныхъ сборовъ - не только среди протестантскихъ общинъ въ Росс³и, но и во многихъ заграничныхъ торговыхъ городахъ (поддерживавшихъ сношен³я съ Росс³ей) - энергично двинуто впередъ; менѣе чѣмъ черезъ три года строительныя работы настолько подвинулись, что оказалось возможнымъ устроить торжественную закладку храма 22 ³юня 1768 г., при чемъ Гротомъ при большомъ стечен³и паствы было произнесено слово, послѣ чего задѣлана въ фундаментѣ памятная мѣдная доска съ соотвѣтственною латинскою надписью. "Мы переживаемъ сегодня, говорилъ пасторъ въ своей рѣчи, достопамятный день, когда кладется основной камень этого здан³я, подъ покровительствомъ Монархини, которая въ своемъ велич³и гнушается всякаго насил³я надъ совѣстью, и при различ³и въ вѣроисповѣдан³и, не дѣлаетъ различ³я въ благодѣян³яхъ, которыми осыпаетъ своихъ подданныхъ; этотъ день для насъ тѣмъ болѣе знаменателенъ, что мы отъ Нея Самой получили разрѣшен³е дать этому храму имя Екатерины, долженствующее вызывать благоговѣн³е въ самомъ отдаленномъ потомствѣ".
   Уже осенью того-же года стѣны церкви были подведены подъ крышу, и работы - при дружномъ содѣйств³и всего церковнаго конвента и неусыпными заботами Якима Грота - производились такъ успѣшно и быстро, что уже черезъ 2 года, весной 1770 г. приступлено было къ внутренней отдѣлкѣ церкви. Между тѣмъ сборъ средствъ неутомимо продолжался, и первоначально, собранныя суммы (ок. 4000) быстро возросли крупными пожертвован³ями Петербургскихъ покровителей и щедрыхъ дарителей, начиная съ самой монархини и кончая самыми скромными членами петербургскаго общества. Высокихъ лицъ при Дворѣ и многихъ сановниковъ привлекъ къ пожертвован³ямъ тогдашн³й патронъ церкви генералъ-лейтенанть Ѳ. фонъ-Дицъ (v. Dietz). Кромѣ самой императрицы, пожаловавшей 2000 руб., наслѣдника цесаревича (500 р.) и герцога Курляндскаго Петра (400 p.), довольно крупныя по тогдашнему суммы (по 100 р. и по 50) пожертвовали так³е русск³е сановники, какъ графы Кириллъ и Александръ Разумовск³е, графъ Петръ Шереметевъ, графъ Строгановъ, И. И. Бецк³й, генералъ-аншефъ Зах. Чернышевъ, генералъ-лейтен. А. Бибиковъ и друг.27 Въ украшен³и (внутреннемъ) церкви приняли участ³е мног³е высокопоставленные и видные члены Василеостровской лютеранской общины. Наконецъ, къ началу 1771 г. всѣ работы были закончены, и 26-го января этого года состоялось торжество освящен³я воздвигнутаго прекраснаго храма. Пасторъ Гротъ въ своемъ историческомъ очеркѣ подробно описываетъ это торжество, на которое собрались по особымъ приглашен³ямъ, кромѣ всей многолюдной паствы, мног³е сановники, придворные высок³е чины, иностранные послы, наконецъ даже представители русской церкви въ лицѣ одного члена Синода и двухъ священниковъ. Передъ освящен³емъ новаго храма пасторъ Гротъ сказалъ въ прежней церкви прочувствованную проповѣдь. Къ этому торжеству была сочинена имъ кантата, которую положилъ на музыку извѣстный тогда композиторъ Палшовъ. Часть этой кантаты была исполнена передъ проповѣдью, а часть послѣ - русскими пѣвчими императорской придворной капеллы. Вся церемон³я освящен³я произошла чрезвычайно торжественно, и публики собралось такъ много, что не только были заняты всѣ мѣста въ новомъ обширномъ храмѣ, но и всѣ проходы28.
   Мы съ намѣрен³емъ остановились подробнѣе на этомъ фактѣ сооружен³я Екатерининской церкви, какъ на одномъ изъ крупныхъ дѣлъ I. X. Грота и важномъ эпизодѣ въ его жизни. Они не могли не упрочить его значен³я и вл³ян³я въ обществѣ, не расширить и не укрѣпить всеобщаго къ нему уважен³я.
   Въ концѣ своей жизни онъ, всегда увлекавш³йся новыми начинан³ями и идеями, носился съ планомъ устройства особаго морга (Leichenhaus) для мнимо-умершихъ, ради предупрежден³я преждевременнаго погребен³я таковыхъ. Къ этому предмету относится и одна статьи его "О преждевременныхъ погребен³яхъ и о моргахъ"29. Этотъ проектъ, который очень увлекалъ его, докладывался имъ и обсуждался въ нѣсколькихъ собран³яхъ конвента церкви св. Петра, но по недостатку отзывчивости и содѣйств³я другихъ онъ не получилъ дальнѣйшаго движен³я.
   Намъ остается сдѣлать общее краткое обозрѣн³е учено-литературныхъ трудовъ пастора Грота, какъ результатовъ его проповѣднической, литературной и ученой (истор³ографической) дѣятельности, представляющихъ значительный какъ историческ³й - для XVIII вѣка, такъ и автоб³ографическ³й матер³алъ, не лишенный интереса для историка той эпохи.
   О литературныхъ итогахъ проповѣднической дѣятельности Грота и объ издан³яхъ его проповѣдей какъ отдѣльно, такъ и въ 2-хъ-томномъ собран³и ("St.-Peterburgische Kanzelvorträge" I и II, 1781-1782) было уже достаточно сказано выше. Слѣдуетъ однакожъ дополнить сказанное еще нѣсколькими указан³ями.
   Первая иапечатанная проповѣдь Грота, сказанная еще въ Нарвѣ въ 1763 г., т. е. еще до назначен³я пасторомъ въ Петербургъ, была издана въ Ревелѣ ("Господь въ своихъ карахъ - исполненный щадящаго милосерд³я")30. Изъ отдѣльныхъ проповѣдей, вызванныхъ разными случаями, можно упомянуть, кромѣ ужъ выше отмѣченныхъ, рѣчь по случаю торжества коронац³и Екатерины31 и цѣлый рядъ поминальныхъ рѣчей, относящихся къ кончинѣ извѣстныхъ дѣятелей, сановниковъ и частныхъ лицъ (лютеранъ, прихожанъ). Между послѣдними заслуживаетъ вниман³я слово, произнесенное въ 1766 г. надъ гробомъ стараго покровителя Грота - генералъ-аншефа, сенатора и кавалера Николая-Фридриха (Андреевича) барона Ф. Корфа, напечатанное во 2-мъ томѣ Дингельштедтовой "Nordische Casualbibliothek oder Sammlung heiliger Reden (Dingelstädts N. C. Riga 1787)32. Нѣкоторыя проповѣди пастора Грота появлялись и въ русскомъ переводѣ. Такъ въ 1779 г. была издана по-нѣмецки и по-русски (оба текста рядомъ) его проповѣдь: "Слово о продерзости невѣр³я, въ 1-ое воскресенье послѣ св. Пасхи на Евангел³е Св. ²оанна, гл. 20, гл. 19-31, говоренное лютеранской Екатерининской церкви, на Васильевскомъ острову, пасторомъ Якимомъ Христ³яномъ Гротомъ; переведенное съ нѣмецкаго коллежскимъ переводчикомъ Фридрихомъ Рихманомъ"33. Такимъ образомъ и русское петербургское общество имѣло возможность знакомиться съ пасторскими выступлен³ями I. X. Грота. Къ сожалѣн³ю, какъ мы видѣли, его надежда видѣть свои проповѣди о пользѣ оспопрививан³я тоже на русскомъ языкѣ не осуществилась. Но едва-ли можно сомнѣваться въ томъ, что его проповѣди на эту тему привлекали въ Екатерининскую церковь и нѣкоторыхъ просвѣщенныхъ русскихъ, черезъ которыхъ они проникали и въ болѣе широк³е круги русскаго общества.
   Собственно литературная дѣятельность Якима Грота, сосредоточившаяся, по избран³и имъ пасторскаго поприща, на духовной поэз³и, т. е. точнѣе на церковно-лютеранскомъ стихосложен³и, началась рано, маленькими стихотворными опытами, между прочимъ въ шуточномъ и драматическомъ родѣ. Въ пер³одъ учительства въ Килѣ онъ выступалъ со стихами на разные случаи, частью отъ своего имени, частью отъ имени Кильскаго литературнаго общества, въ издан³яхъ котораго принималъ участ³е. Однимъ изъ первыхъ его сочинен³й была пастушеская пьеса, изданная въ Гамбургѣ въ 1757 г. какимъ-то его пр³ятелемъ. Эта пьеса ("Die dankbare Treue". Schäferspiel), какъ видно изъ ея длиннаго заглав³я, была написана по случаю рожден³я въ 1757 г. дочери Анны у великаго князя и наслѣдника росс³йскаго престола Петра Ѳеодоровича и представлена на бывшемъ по этому случаю торжествѣ въ Килѣ "обществомъ молодыхъ пастушекъ и пастуховъ"34. За этимъ маленькимъ произведен³емъ слѣдовало болѣе крупное: заимствованная по сюжету у французскаго автора (Saintfoy) трагед³я въ стихахъ (въ 5 дѣйств³яхъ) "Целоида"; эту пьесу напечаталъ въ 1760 г. его пр³ятель лейтенантъ Ѳедоръ Пассекъ въ Кенигсбергѣ, безъ вѣдома автора35.
   Эти литературные и поэтическ³е опыты не были только случайными шалостями досуговъ юнаго Грота. По его собственному признан³ю въ предислов³и къ издан³ю собран³я его духовныхъ пѣснопѣн³й (уже на склонѣ дней, въ 1793 г.), труды въ области поэз³и были всегда однимъ изъ пр³ятнѣйшихъ его занят³й. "Не только юношей, но еще и мальчикомъ я посвящалъ ей мног³е часы, не занятые необходимыми и обязательными работами и предоставлявш³еся всецѣло мнѣ и моему вкусу. Такихъ занят³й я не оставлялъ и позже въ зрѣлые годы"36. Разумѣется, въ соглас³и съ настроен³емъ, вкусами и пасторскимъ своимъ призван³емъ, Гротъ скоро спец³ализировался въ поэтическихъ своихъ увлечен³яхъ на духовной или церковной поэз³и, и въ этой области онъ достигъ немаловажныхъ результатовъ, принесъ большую пользу развит³ю этой отрасли церковнаго обихода и не одной своей паствѣ, и составилъ себѣ почтенное имя и память въ послѣдующихъ поколѣн³яхъ лютеранъ въ Росс³и. Но, строг³й и требовательный и вмѣстѣ недовѣрчивый къ себѣ, онъ долго не рѣшался выступать публично и печатно съ плодами своего духовнаго творчества. Ставъ въ 1764 г. пасторомъ въ Петербургѣ, онъ скоро убѣдился въ полной неудовлетворительности и устарѣлости сборника лютеранскихъ пѣснопѣн³й (Gesangbuch, стар. рижскаго издан³я), тогда единственнаго и общепринятаго, и въ насущной потребности составлен³я новаго, лучшаго сборника. Но на первыхъ порахъ онъ не встрѣтилъ достаточной въ этомъ дѣлѣ поддержки со стороны петербургскихъ своихъ коллегъ. Только лѣтъ черезъ десять ему удалось склонить ихъ преемниковъ къ составлен³ю новаго дополнительнаго сборника церковныхъ пѣсенъ, одобренныхъ всѣми 3-мя петербургскими конвентами (вышелъ въ Спб. въ 1773 г.), а еще черезъ десять лѣтъ, въ 1783, старый Gesangbuch былъ окончательно замѣненъ новымъ, составленнымъ Гротомъ съ соучаст³емъ пасторовъ Вольфа и Рейнбота, - сборникомъ37, куда вошло уже 57 пѣсенъ, сочиненныхъ самимъ Гротомъ и разумѣется одобренныхъ его коллегами. Наконецъ уже спустя 30 лѣтъ послѣ вступлен³я своего на каѳедру, за немного лѣтъ до своей кончины, въ 1793 г., онъ издалъ цѣльный сборникъ своихъ собственныхъ церковныхъ пѣснопѣн³й, прибавивъ къ прежнимъ 57-ми еще 125, да еще 25 передѣланныхъ старыхъ и новыхъ пѣсенъ38. Изъ приложеннаго къ нему предислов³я видно, съ какой осторожностью, разборчивостью и строгостью къ себѣ авторъ поступалъ съ самаго начала и до конца въ дѣлѣ опубликован³я и въ введен³и въ обиходъ своихъ произведен³й. Ихъ признанныя авторитетами и обществомъ внутренн³я - по содержан³ю - и внѣшн³я - по выразительности - достоинства доставили имъ популярность и упрочили ихъ успѣхъ на долго39.
   Если однако плоды проповѣднической дѣятельности пастора Грота, т. е. собран³е его проповѣдей и затѣмъ сборникъ сочиненныхъ имъ духовныхъ пѣсенъ составляютъ весьма цѣнный вкладъ въ соотвѣтственныя области духовной литературы, то все-же не ими главнѣйше опредѣляется составленное имъ себѣ почтенное литературное имя. Оно заслужено имъ другими, болѣе капитальными трудами, а именно научно-историческими. Гротъ былъ однимъ изъ первыхъ сер³озныхъ и основательныхъ историковъ евангелическихъ (да и другихъ) исповѣдан³й въ Росс³и. Его капитальный трехтомный трудъ по этому предмету, представляя продолжен³е и расширен³е работъ его предшественника въ этой области, пастора А. Бюшинга, завоевалъ себѣ на долго авторитетное мѣсто въ истор³и предмета и послужилъ руководствомъ и основан³емъ для многихъ послѣдующихъ трудовъ. Первымъ печатнымъ опытомъ въ историческомъ родѣ была небольшая работа Грота, вышедшая въ 1772 г. и касавшаяся судьбы той лютеранской церкви и того прихода, которымъ ему суждено было посвятить всю свою жизнь, всѣ свои духовныя силы и дарован³я. Это его "Матер³алы для истор³и евангелическо-лютеранскихъ церквей въ Росс³и, съ приложен³емъ нѣсколькихъ поучительныхъ рѣчей, вызванныхъ сооружен³емъ Екатерининской церкви"40.
   Предпринявъ, быть можетъ, еще до этой работы свое большое историческое изслѣдован³е, Гротъ трудился надъ нимъ долг³е годы, и оно появилось въ свѣтъ всего за два года до его смерти, т. е. въ 1797 г., въ 3-хъ томахъ (3-³й томъ уже въ 1798 г.) подъ заглав³емъ: "Замѣчан³я о свободѣ вѣроисповѣдан³й иностранцевъ въ Росс³йскомъ государствѣ"41. Какъ уже свидѣтельствуетъ заглав³е, здѣсь предметъ изслѣдован³я не ограничивается одними протестантскими исповѣдан³ями, а обнимаетъ и друг³я инославныя: дѣйствительно, Гротъ отводитъ мѣсто въ своихъ "Замѣчан³яхъ" также судьбамъ римско-католическаго исповѣдан³я, реформатскаго, церкви армянской, братской (Гернгутской) общины и проч. Руководящей идеей труда его является историческое, документальное подтвержден³е положен³я о принципѣ вѣротерпимости и свободы совѣсти для иностранцевъ и инородцевъ, какого держались издавна монархи Росс³и и который нашелъ себѣ яркое и дѣятельное выражен³е при Екатеринѣ II и при Павлѣ; сочинен³е Грота вышло въ свѣтъ ужъ при послѣднемъ, и авторъ могъ констатировать, что вкоренивш³йся принципъ нисколько не былъ нарушенъ и при немъ. Понятно, что благоговѣн³е и благодарность лютеранскаго пастора къ великой Екатеринѣ, къ ея мудрости, государственнымъ талантамъ и великодуш³ю, отражаются въ трудѣ его всюду, гдѣ идетъ рѣчь о ея дѣйств³яхъ.
   Изъ предислов³я Грота къ ²-му тому сочинен³я его видно, съ какой ученой добросовѣстностью и требовательностью къ себѣ онъ работалъ и исполнялъ поставленную себѣ задачу. Онъ сознавалъ вполнѣ всю ея широту и трудность и недостаточность своихъ источниковъ, но по части ихъ собиран³я и критическаго использован³я онъ сдѣлалъ все возможное, такъ что трудъ его своимъ новымъ матер³аломъ дополняетъ и во многомъ исправляетъ данныя и выводы его предшественника (Бюшинга). Тѣмъ не менѣе онъ сознается, что не могъ исполнить всего, что ему представлялось желательнымъ. Со свойственными ему скромностью и чистосердеч³емъ онъ не отрицаетъ, что могъ иногда допустить ошибку и что въ работу его могло вкрасться невѣрное извѣст³е: "при всей осторожности, этого не всегда можно избѣжать. Но я надѣюсь, говоритъ онъ, что это лишь рѣдк³й случай. Чтобы дать своему труду возможное совершенство, я всѣ его отдѣлы перерабатывалъ трижды: исправлялъ свѣдѣн³я, о недостовѣрности которыхъ узнавалъ, а новыя включалъ, пока была еще возможность... "42 Выражая надежду, что трудъ его будетъ и спец³алистами, и разными категор³ями читателей признанъ полезнымъ и принятъ благосклонно, онъ между прочимъ замѣчаетъ, что его "современники найдутъ въ немъ матер³алъ для истор³и царствован³я великой государыни, которая своимъ многообъемлющимъ умомъ, своей трудоспособностью и многочисленными благодѣян³ями, осчастливившими ея подданныхъ, займетъ исключительно-выдающееся положен³е среди монарховъ своего вѣка". Это было писано, конечно, уже по смерти Екатерины.
   Если новѣйшая строгая критика находитъ все-таки кое-как³я болѣе слабыя стороны въ трудѣ Грота, какъ напр. "въ характерѣ разсказа хвалебный тонъ - подъ впечатлѣн³емъ либеральныхъ мнѣн³й и распоряжен³й Екатерины II въ пользу иновѣрцевъ", въ повѣствован³и о XVI-XVII вв. еще перевѣсъ недостовѣрныхъ сообщен³й и незначительная доля вполнѣ точнаго - при искусно составленной фабулѣ (а всѣ эти недочеты слишкомъ понятны при недостаткѣ и случайности извѣст³й), то все-же та-же критика признаетъ, что авторъ приступилъ къ издан³ю своего труда "послѣ продолжительныхъ занят³й - съ большимъ запасомъ свѣдѣн³й", что "искусность фабулы, ясность и связность разсказа (разумѣется о древнѣйшей московской эпохѣ XVI-XVIIвв.)... надолго сдѣлали книгу Грота почти единственнымъ пособ³емъ для ознакомлен³я съ истор³ей протестантскихъ общинъ въ Московскомъ государствѣ. По ней и подъ ея вл³ян³емъ писались историческ³я повѣствован³я объ этихъ общинахъ и церквахъ какъ нѣмецкими, такъ и русскими авторами"

Другие авторы
  • Мольер Жан-Батист
  • Толстой Илья Львович
  • Ландау Григорий Адольфович
  • Иванов Вячеслав Иванович
  • Незнамов Петр Васильевич
  • Шулятиков Владимир Михайлович
  • Ростиславов Александр Александрович
  • Приклонский В.
  • Якобовский Людвиг
  • Март Венедикт
  • Другие произведения
  • Ломоносов Михаил Васильевич - Краткое руководство к красноречию
  • Достоевский Федор Михайлович - И. Ф. Анненский. Достоевский до катастрофы
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Синяя куртка
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Казнь
  • Житков Борис Степанович - Галка
  • Добролюбов Николай Александрович - Этимологический курс русского языка. Составил В. Новаковский. - Опыт грамматики русского языка, составленный С. Алейским
  • Поплавский Борис Юлианович - По поводу "Атлантиды - Европы"
  • Измайлов Александр Ефимович - Руслан и Людмила. Поэма в шести песнях. Соч. А. Пушкина
  • Усова Софья Ермолаевна - Николай Новиков. Его жизнь и общественная деятельность
  • Де-Пуле Михаил Федорович - Нечто о литературных мошках и букашках по поводу героев г. Тургенева
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 228 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа