Главная » Книги

Грот Константин Яковлевич - Материалы для жизнеописания Я. К. Грота, Страница 3

Грот Константин Яковлевич - Материалы для жизнеописания Я. К. Грота


1 2 3 4

не могла не отразиться на всемъ семейномъ строѣ и моральной атмосферѣ, среди которыхъ протекло раннее дѣтство Якова Карловича. Онъ не помнилъ своего дяди, но послѣн³й своей жизнью и нравственнымъ существомъ своимъ создалъ послѣ себя такую свѣтлую память въ семьѣ, что она сама по себѣ уже влекла къ нему и дѣйствовала благотворно на младшее поколѣн³е, особенно когда оно имѣло возможность ближе узнать эту личность изъ семейныхъ документовъ.
   Въ письмѣ къ своему другу П. А. Плетневу въ 1844 г. отецъ мой, разсказывая ему о найденной перепискѣ Цизмера, пишетъ: "Вечеромъ я съ своими домашними читалъ хранящуюся у сестры переписку "милыхъ отжившихъ", т. е. покойныхъ ближайшихъ родственниковъ нашихъ". Познакомивъ вкратцѣ своего друга съ этими лицами, онъ продолжаетъ: "Какъ пр³ятно вездѣ видѣть человѣка самаго благомыслящаго, честнаго, добраго, нѣжнаго сына и брата; не говорю уже о его французскомъ языкѣ и слогѣ, въ которыхъ видно перо опытнаго дипломатическаго чиновника... Чтенье писемъ покойныхъ наполнило меня особенно-священнымъ чувствомъ; я сблизился съ ними, какъ съ живыми, и научился смотрѣть на нихъ новыми глазами; ничто, кромѣ дѣйствительнаго обращен³я съ ними во время ихъ жизни, не могло такъ познакомить меня съ ними, какъ эти письма"... "Какъ я радъ особенно знакомству съ дядей", пишетъ онъ въ другомъ письмѣ; "что за чудный чѣловѣкъ: и прежде о немъ жило въ нашемъ семействѣ предан³е, какъ о добрѣйшемъ человѣкѣ, но оно было слишкомъ неопредѣленно и неполно. Бабушка (т. е. мать Цизмера) была, какъ видно, добрая мать, но въ образѣ мыслей не всегда такъ же возвышенна"74.
   Намъ остается представить наконецъ имѣющуюся въ нашихъ источникахъ характеристику того лица, которому Яковъ Карловичъ обязанъ естественно всего больше какъ природными своими задатками и качествами, такъ и раннимъ и плодотворнымъ ихъ развит³емъ и всѣмъ своимъ воспитан³емъ, т. е. характеристику его матери Каролины Ивановны. Въ бумагахъ отца сохранилась замѣтка о ней, составленная очевидно близкимъ лицомъ (не самимъ ли Я. К. ?)75 подъ впечатлѣн³емъ ея кончины (въ 1852 г.). Она заключаеть въ себѣ ея вѣрный и ярко написанный портретъ, разумѣется, главнѣйше какъ матери, что для насъ особенно цѣнно. Опуская извѣстныя фактическ³я данныя, я передамъ здѣсь главное содержан³е замѣтки, придерживаясь возможно точно выражен³й подлинника.
   Каролина Ивановна осталась вдовой76 съ тремя малолѣтними дѣтьми (дочерью и двумя сыновьями) и посвятила себя всецѣло ихъ воспитан³ю. Она приняла твердое рѣшен³е жить только для своихъ дѣтей и осталась ему вѣрна до гроба. Цѣня выше всего истинное образован³е и моральное развит³е, она старалась доставить ихъ своимъ дѣтямъ и, при всей ограниченности своихъ средствъ, сумѣла устроить своихъ сыновей въ высшемъ и лучшемъ тогда воспитательномъ заведен³и (Царскосельскомъ лицеѣ). Но чтобы все-же быть всегда вблизи ихъ и мочь оказывать на нихъ вл³ян³е, она сама переселилась въ Царское Село и провела тамъ съ ними пять счастливыхъ лѣтъ. Она всегда была дѣятельна и поддерживала въ домѣ строг³й порядокъ; была очень умѣренна и проста въ своихъ привычкахъ, непритязательна; мало требовала отъ другихъ, но сама давала имъ много.
   Такою она была и въ новыхъ услов³яхъ жизни, когда она съ любовью послѣдовала за старшимъ сыномъ (т. е. Я. К.) въ Финлянд³ю, и таковою ее знали въ послѣдн³е годы ея жизни въ маленькомъ дружескомъ кругу, который образовался около нея. Хотя ея матер³альныя средства были всегда очень ограничены, она все же умѣла мудрымъ хозяйничаньемъ достигать извѣстнаго благосостоян³я. Ея величайшимъ наслажден³емъ, какъ она сама въ томъ сознавалась, было давать, дѣлиться съ другими даже тѣмъ малымъ, что она имѣла. Это сказывалось какъ въ ея всегда сердечномъ гостепр³имствѣ, такъ и въ томъ, что она постоянно помогала бѣднымъ.
   Никогда не умствуя на темы о загробномъ м³рѣ и не напуская на себя наружнаго благочест³я, она была полна дѣтской вѣры въ Бога и безгранично предана Его святой волѣ. И Господь за ея чистосердеч³е взыскалъ ее своею благостью, даровавъ ей долгую безпечальную жизнь и счастье не только видѣть устроенными и счастливыми своихъ трехъ дѣтей, но еще въ послѣдн³е годы пр³обрѣсти любящую невѣстку и наконецъ дождаться внука77. Къ послѣднему она питала особую нѣжность, и въ предчувств³и своей близкой кончины не хотѣла пропустить ни одной минуты, когда могла отдаваться наблюден³ю за его развит³емъ. Кончина ея была неожиданна, ибо болѣла она очень недолго. И время и родъ ея смерти вполнѣ соотвѣтствовали ея собственному не разъ высказанному желан³ю - не дожить до слишкомъ глубокой старости и предшествующими долгими страдан³ями не быть въ тягость себѣ и другимъ. Смерти она не боялась, а послѣдн³я ея минуты были скрашены утѣшен³емъ религ³и.
   Невѣстка Каролины Ивановны дѣйствительно внолнѣ оцѣнила и полюбила ее. "По пр³ѣздѣ нашемъ въ Гельсингфорсъ, разсказываетъ моя мать въ своихъ "Воспоминан³яхъ", мы прямо проѣхали къ дому матери Якова Карловича, гдѣ насъ старушка встрѣтила, растроганная до слезъ, съ хлѣбомъ и солью. Я съ первой минуты отъ души полюбила ее и, чѣмъ болѣе узнавала ея горячую нѣжность къ неоцѣненному ея сыну, тѣмъ дороже она мнѣ становилась... Во всѣ три года нашей жизни съ нею ни разу не пробѣжало между нами и тѣни неудовольств³я или размолвки, и мужъ часто трогательно благодарилъ меня за так³я отношен³я къ доброй для него матери... Наши посѣщен³я маменьки такъ оживляли ея тихую однообразную жизнь, что она старалась какъ можно чаще устраивать съ нами свидан³я или у насъ или у себя. Нельзя представить себѣ того радуш³я и удовольств³я, къ какими гостепр³имная старушка угощала насъ, и какой для нея былъ праздникъ, когда мы у нея обѣдали"78. Много данныхъ и штриховъ для характеристики Каролины Ивановны разбросано также въ многолѣтней перепискѣ ея сына съ П. А. Плетневымъ въ 1840-хъ годахъ: всѣ они могутъ только подтвердить вѣрность только-что обрисованнаго ея духовнаго образа.
   Приведемъ здѣсь лишь слова о ней ея сына при сообщен³й Плетневу скорбной вѣсти о ея кончинѣ: ..."Жизнь ея была вся посвящена заботамъ о дѣтяхъ и неуклонному исполнен³ю самыхъ святыхъ обязанностей.... При воспоминан³и всѣхъ обстоятельствъ ея домашней жизни, при мысли о радостяхъ, которыя ей посланы были въ послѣдующ³е годы, отрадное утѣшен³е сливается съ скорбью, и можно сказать, что прожить такимъ образомъ 72¥ года и до конца сохранить всю бодрость и дѣятельность есть доля завидная"79. "Маменька - читаемъ далѣе - своею жизнью, т. е. всѣмъ характеромъ этой жизни и всею своею духовной физ³оном³ей оставила намъ самое святое и сладкое воспоминан³е, лучшее наслѣдство на всю жизнь. Человѣкъ такъ созданъ, что живыхъ не умѣетъ никогда оцѣнить вполнѣ; такъ и мы, какъ ни любили и какъ ни почитали ее, а теперь только поняли весь высок³й смыслъ ея жизни. Въ послѣднее время она еще болѣе прежняго была участлива, добра и нѣжна. Все какъ будто устроилось, чтобы оставить намъ ея образъ въ самой полной чистотѣ и ясности"80.
   Наконецъ, для пополнен³я характеристики нельзя не подчеркнуть здѣсь еще одной черты, отмѣченной ея сыномъ, которая очевидно была въ извѣстномъ смыслѣ рѣшающей, такъ сказать, провиденц³альной для духовнаго развит³я, направлен³я и судьбы ея дѣтей.
   По свидѣтельству Я. К., "она, хотя и была по происхожден³ю нѣмка, но любила все русское и, почитая Росс³ю своимъ единственнымъ отечествомъ, воспитала насъ въ любви къ русскому языку и народу, въ привязанности и благодарности къ Росс³и. И она раздѣляла мысль отца, что первый языкъ дѣтей долженъ быть русск³й; но и французск³й и нѣмецк³й мы усвоили себѣ въ ранн³е годы, незамѣтно, въ семейномъ кругу, такъ что мнѣ трудно припомнить, которому изъ нихъ я научился прежде"81.
  

III.

Дѣтство Я. К. Грота.

   Наши свѣдѣн³я о дѣтскихъ годахъ Якова Карловича до поступлен³я его въ Царскосельск³й лицейск³й панс³онъ 10-лѣтнимъ мальчикомъ, къ сожалѣн³ю, довольно скудны. Какой-либо семейной корреспонденц³и, подобной той, о которой была рѣчь выше, отъ этихъ годовъ не сохранилось. Семья жила вмѣстѣ, а Я. И. Цизмеръ - послѣ переселен³я въ Либаву - какъ разъ въ эпоху рожден³я Я. К., женился, зажилъ своею особою жизнью, а года черезъ три-четыре его уже не стало. Такимъ образомъ источники наши ограничиваются кое-какими семейными документами, предан³ями и главнымъ образомъ разбросанными тамъ и сямъ автоб³ографическими замѣтками и воспоминан³ями самого Якова Карловича.
   Въ эпоху самой бурно-стремительной и лихорадочной своей дѣятельности, самой упорной работы надъ собой и своимъ самосовершенствован³емъ, когда онъ наконецъ нашелъ свое настоящее призван³е и страстно отдался ему, именно въ финляндскую эпоху своей жизни (въ 1840-ые годы), онъ имѣлъ привычку, какъ впрочемъ и раньше въ годы канцелярской службы, отдавая себѣ строг³й отчетъ во всѣхъ своихъ поступкахъ, побужден³яхъ и движен³яхъ ума и сердца, заносить на бумагу въ видѣ дневника или бѣглыхъ замѣтокъ свои душевныя переживан³я, сознан³е прошлыхъ ошибокъ и увлечен³й, суровую критику и анализъ настоящаго образа дѣйств³й и настроен³я, и наконецъ рѣшен³я и требован³я для ближайшаго будущаго. "Послѣ лицея - говоритъ Я. К. въ одномъ письмѣ къ Плетневу въ 1845 г. - нѣтъ года, отъ котораго не осталось бы у меня письменныхъ слѣдовъ тогдашнихъ моихъ занят³й, помышлен³й и чувствъ. Признаюсь, мнѣ отрадно видѣть столько свидѣтельствъ постояннаго стремлен³я къ усовершенствован³ю себя, но вмѣсгѣ съ тѣмъ какъ ноетъ сердце при мысли, что не съ кѣмъ раздѣлить всѣхъ ощущен³й, возбуждаемыхъ въ душѣ образомъ своего прошедшаго!... "82. "Дома, по большой части - пишетъ онъ скоро затѣмъ - все еще вожусь за уборкою и просмотромъ своего архива. Какъ полезно возвращаться такимъ образомъ въ свое прошедшее, изучать свою собственную истор³ю! Всяк³й разъ при этомъ занят³и, я чувствую грусть какъ будто оплакиваю то, что изъ жизни исчезло невозвратно. Вмѣстѣ съ тѣмъ, видя заблужден³я, обманы прошедшаго, я переношусь въ будущее, думаю: пройдетъ еще нѣсколько лѣтъ, я опять оглянусь на нихъ, опять найду въ нихъ то же - какъ-бы избѣжать всего, о чемъ можно тогда пожалѣть? Придетъ и такая черта жизни, откуда въ послѣдн³й разъ посмотришь назадъ на протекшее - какъ-бы тогда не испытать слишкомъ горькихъ сожалѣн³й?"83 "Я нахожу, - читаемъ въ другомъ мѣстѣ - что хранен³е дружескихъ писемъ, своихъ журналовъ, замѣтокъ и всякихъ бумагъ, напоминающихъ обстоятельства нашей жизни, чрезвычайно полезно. Послѣ, черезъ много лѣтъ, эти слѣды прошедшаго живо возобновляють прежн³я положен³я, чувства, мысли, даютъ возможность сравнивать ихъ съ настоящимъ, повѣрять свои нынѣшн³я ощущен³я, и тѣмъ обогощаютъ опытность и сердце. Я это особенно ясно понималъ, разбирая нынче всѣ мои бумаги, изъ которыхъ нѣкоторыя восходятъ за время оставлен³я материнскаго дома. Сколько лицъ, обстоятельствъ, чувствъ, мыслей и плановъ они воскресили въ душѣ моей"84.
   Нѣкоторая часть этихъ старыхъ дневниковъ и замѣтокъ уцѣлѣла въ бумагахъ Я. К., а очень многое изъ впечатлѣн³й этого самонаблюден³я, изъ этихъ думъ и размышлен³й о настоящемъ и прошломъ попало въ эти самыя его письма къ другу П. А. Плетневу. Въ этомъ-то матер³алѣ и встрѣчаются показан³я и воспоминан³я, благодаря которымъ можно заглянуть и въ эпоху его ранняго дѣтства и собрать нѣсколько чертъ его дѣтскаго характера и его развит³я до 10-лѣтняго возраста.
   Яковъ Карловичъ родился въ тяжелую и полную великихъ тревогъ, но и высокаго подъёма народнаго духа, годину русской жизни, впрочемъ уже въ моментъ полнаго торжества русскаго оруж³я надъ непр³ятелемъ и его изгнан³я изъ предѣловъ Росс³и, 15-го декабря 1812 г. въ Петербургѣ (по словамъ Я. К., гдѣ-то по Садовой ул.). Въ его метрическомъ свидѣтельствѣ значится, что въ этотъ день у надворнаго совѣтника Карла Христ³ана Грота и его законной жены Каролины, рожденной Цизмеръ, родился сынъ Яковъ, что онъ былъ крещенъ 6-го января 1813 г. и воспр³емниками при томъ были колежск³й совѣтникъ Цизмеръ (т. е. дядя Я. К., Яковъ Ивановичъ), въ честь котораго онъ и былъ окрещенъ Яковомъ, и полковница Е. Ф. Энгельгардтъ. Вѣроятно это была тоже родственница - изъ семьи матери Карла Ефимовича, рожденной Энгельгардтъ.
   Среди разныхъ дневниковъ и автоб³ографическихъ замѣтокъ 30-хъ и 40-хъ годовъ, о которыхъ упоминалось выше, сохранились между прочимъ листки съ набросками конспекта цѣлой автоб³ограф³и, относящимися именно къ рожден³ю и первымъ годамъ дѣтства. Тутъ имѣется даже начало (нѣсколько строкъ) самой автоб³ограф³и съ заглав³емъ "Глава ²-ая. Первые 10 лѣтъ".
   Вотъ эти строки: "Я родился 15-го декабря 1812 года, день славный въ Русской истор³и, потому что считается днемъ окончательнаго изгнан³я французовъ изъ Росс³и. Я былъ ребенкомъ слабымъ. Тетка моя, Е. И. Цизмеръ, замѣтила, увидѣвъ меня, что мнѣ не быть долговѣчнымъ. На 5-мъ году стала обнаруживаться во мнѣ охота къ учен³ю. Поднимая съ полу всяк³й писанный лоскутокъ, я съ помощью маменьки разбиралъ его... ". На другомъ листкѣ находимъ так³е наброски конспекта (противъ даты рожден³я): "Во время беременности опасен³я отъ французовъ - продажа серебра - Петрозаводскъ - рожден³е - худощавость - "недолговѣченъ" - въ Садовой, домъ... ". Далѣе: "Смутныя воспоминан³я: прогулки въ Лѣтнемъ Саду - розги - Ѳёкла - нѣжность и плаксивость - любовь къ животнымъ: голуби; - болѣзнь старшаго брата - смерть его - живость воспоминан³й - макароны - черная женщина". Наконецъ по поводу внезапной потери отца Я. К. (объяснявш³й слабость воспоминан³й объ этомъ большей своей близостью къ матери) отмѣчаетъ: "дѣйств³е материнской нѣжности - вл³ян³е ранней потери отца на все развит³е - тѣсность окружающаго м³ра - неучаст³е къ постороннему - незнакомство съ жизнью... ".
   Вотъ и все содержан³е этихъ набросковъ довольно любопытныхъ и при всей своей лаконичности. Въ какой духовной обстановкѣ и атмосферѣ протекали годы ранняго домашняго воспитан³я Я. К., достаточно видно изъ представленной уже выше характеристики его семейнаго круга и родителей, въ особенности матери, всецѣло отдавшейся воспитан³ю дѣтей. Моральныя услов³я послѣдняго были несомнѣнно самыя благопр³ятныя, и силою этихъ раннихъ вл³ян³й были конечно значительно ослаблены вредныя дѣйств³я отрицательныхъ сторонъ и недочетовъ послѣдующаго лицейскаго воспитан³я, тѣмъ болѣе, что домашнее вл³ян³е не вполнѣ прекратилось и въ этотъ пер³одъ. Я. К. впослѣдств³и, вспоминая дѣтство, говорилъ о медленности и тугости своего развит³я въ юные годы, но онъ разумѣлъ тутъ конечно только развит³е умственное, медленное обогащен³е ума положительными знан³ями, а моральныя основы его послѣдующаго духовнаго роста были несомнѣнно заложены въ немъ въ дѣтск³е годы, въ домашней средѣ, и онъ не могъ впослѣдств³и не сознавать этого, ибо къ этой области примѣнимо особенно высказанное имъ какъ-то однажды (въ письмѣ къ другу) сужден³е, что "въ сферѣ образован³я человѣкъ до того возраста, когда онъ начинаетъ мыслить и дѣйствовать самобытно, совершенно зависитъ отъ общества, въ которомъ живетъ, что изъ этой окружающей его атмосферы онъ почерпаетъ всю свою духовную жизнь, а извѣстно, какъ запасъ, полученный въ юности, важенъ для всей жизни... "85.
   Однакожъ, если имѣютъ огромное значен³е въ жизни и развит³и человѣка духовная среда и обстановка его первоначальнаго воспитан³я, то этимъ не умаляется первенствующая роль и дѣйств³е его природныхъ задатковъ и способностей, его прирожденныхъ свойствъ характера и организац³и, его наклонностей и предрасположен³й, которыя обнаруживаются въ ребенкѣ обыкновенно очень рано; эти-то черты характера, когда онъ, достигнувъ сознательнаго возраста, вступаетъ въ водоворотъ жизни, опредѣляетъ свои цѣли, свой жизненный путь и свои идеалы, оказываютъ сильнѣйшее, часто рѣшающее вл³ян³е на направлен³е его судьбы и его развит³я, то облегчая ему, то часто крайне затрудняя осуществлен³е его стремлен³й.
   Поэтому для насъ такъ и драгоцѣнны показан³я и свидѣтельства о дѣтскомъ возрастѣ и дѣтскомъ характерѣ Я. К. Они намъ бросаютъ свѣтъ на дальнѣйш³е фазы его развит³я, на процессъ его послѣдующаго самовоспитан³я и работы надъ собой въ молодые и даже зрѣлые годы.
   Сгруппируемъ же здѣсь эти свидѣтельства, которыя и безъ помощи особыхъ коментар³евъ могутъ обрисовать достаточно полно и ярко дѣтск³й образъ Якова Карловича до его поступлен³я въ учебное заведен³е, да въ извѣстной мѣрѣ и въ годы его учен³я въ Царскосельскомъ лицеѣ.
   Яковъ Карловичъ, при своемъ всегдашнемъ стремлен³и къ самопознан³ю и наклонности къ самоанализу, долженъ былъ, конечно, самъ интересоваться своимъ дѣтствомъ, а потому естественно не только онъ внимательно слушалъ, но вѣроятно и выспрашивалъ свою маменьку о своемъ ребяческомъ возрастѣ, и этой-то его любознательности, какъ и экспансивности передъ другомъ, мы и обязаны сохранен³емъ этихъ любопытныхъ для насъ показан³й.
   Изъ нихъ явствуетъ, что преобладающими чертами характера или темперамента Я. К. въ дѣтствѣ были чрезвычайная живость, рѣзвость и впечатлительность, горячность, вспылчивость и нетерпѣливость, а вмѣстѣ доброта и мягкость сердца, нѣжность и чувствительность, переходившая даже въ плаксивость, что однакожъ не мѣшало веселости нрава, большой смѣшливости и шаловливости. Въ одномъ письмѣ къ Плетневу въ 1845 г. Я. К., посылая свой дневникъ, сообщаетъ о своихъ прогулкахъ съ матерью. На одной такой прогулкѣ "маменька, говоритъ онъ, разсказывала мнѣ о моемъ дѣтствѣ. Вотъ нѣкоторыя черты:
   "Я любилъ ее нѣжнѣе всѣхъ другихъ дѣтей. Когда отецъ бралъ меня на руки, я начиналъ бить ногами и кричалъ: "я хочу къ маменькѣ". Когда она уходила со двора, я былъ неутѣшенъ отъ безпокойства и тоски, рыдалъ, прислонялся головой къ подушкѣ стула и засыпалъ: въ такомъ положен³и она заставала меня по возвращен³и. Когда она днемъ закрывала глаза, чтобъ подремать, я умолялъ ее: "откройте глаза", боясь, что она умретъ, и стараясь удалить даже всякую мысль о возможности этого: воображен³е мое было тогда сильно поражено смерт³ю старшаго брата Александра, котораго я видѣлъ покойникомъ. Итакъ, чувствительность и плаксивость были двѣ главныя черты моего характера въ дѣтствѣ. Я былъ нелюдимъ: когда кто-нибудь приходилъ, я со слезами кричалъ: "гости пришли", объясняя горе свое тѣмъ, что маменька со мной не будетъ играть, и иногда уползая подъ стулъ. И послѣ, любя занят³я, рисуя, клея, выдумывая разныя надписи и т. п., я часто просилъ не ходитъ въ гости, потому что дома веселѣе. Я былъ большой лакомка, даже жаденъ; однакожъ, когда намъ дарили деньги, я не покупалъ себѣ сластей, а только просилъ у Розы и Кости (т. е. сестры и брата) удѣлить часть того, что они себѣ купили; самъ же говорилъ, что "это слишкомъ дорого; стану я на это тратить деньги". Когда меня звали къ ужину, я спрашивалъ: есть ли пироги или каша? и когда говорили, что нѣтъ, то продолжалъ свою работу, отказываясь отъ ужина. Двухъ лѣтъ я совершенно свободно говорилъ по-русски; когда у насъ гостила тетка (по отцу), то мы слышали нѣмецк³й языкъ и непримѣтно выучились ему. По-французски маменька при насъ часто разговаривала съ своей старшей сестрой; мы любили ихъ передразнивать, произнося въ носъ выдуманные звуки. Разъ маменька и тетка, готовя сестрѣ сюрпризъ къ именинамъ, говорили при мнѣ по-французски, чтобъ я ихъ не понялъ. Онѣ чрезвычайно удивились, когда я на другой день объявилъ имъ, что знаю, о чемъ онѣ говорили, - хотятъ подарить сестрѣ ножницы и наперстокъ. Шести лѣтъ маменька начала меня учить читать, но я не показывалъ большой охоты сидѣть за уроками; оттого для маменьки былъ большой сюрпризъ, когда я поднялъ съ полу бумажку и началъ разбирать ее; повторивъ нѣсколько разъ тотъ же опытъ, я скоро превзошелъ ея ожидан³я. Лѣтъ трехъ я получилъ подругу въ играхъ, маленькую Ѳёклу, дочь купленной въ домъ крѣпостной женщины Василисы. Скоро я такъ подружился съ этой дѣвочкой, что когда она надолго уходила, я и по ней плакалъ, какъ по маменькѣ".86
   "Что касается до воспоминан³й о дѣтствѣ моемъ, продолжаетъ Я. К. въ слѣдующемъ письмѣ, то надобно въ дополнен³е сказать и о нѣкоторыхъ дурныхъ качествахъ, напримѣръ жадности, отъ которой я не разъ бывалъ боленъ, и вспыльчивости, которая, при малѣйшемъ противорѣч³и, заставляла меня поднимать руку и не щадить моихъ товарищей. Но послѣ всякаго такого выражен³я гнѣва слѣдовало самое умильное раскаян³е, заставлявшее меня часто бросаться къ ногамъ и со слезами просить прощен³я у того, кого я обидѣлъ. Вообще я былъ нетерпѣливо страстенъ въ желан³яхъ: захотѣвъ чего-нибудь, не давалъ покоя домашнимъ, пока не буду удовлетворенъ, и показывалъ особенную живость въ принят³и впечатлѣн³й: когда обманывались наши дѣтск³я надежды несостоявшеюся прогулкою или другимъ чѣмъ-нибудь въ этомъ родѣ, друг³е слегка жалѣли, - я плакалъ неутѣшно. Животныхъ любилъ необыкновенно. Когда мы переѣзжали съ Крестовскаго, гдѣ одинъ годъ провели лѣто, я умолялъ, чтобы взяли съ собой въ городъ двухъ привязавшихся ко мнѣ собакъ. Мы садились въ лодку, - онѣ стояли на берегу; мои просьбы остались тщетными; я рыдалъ, какъ будто о потерѣ человѣка.... Вообще дѣтство мое богато трогательными для меня воспоминан³ями".87
   Живость, впечатлительность и склонность къ увлечен³ю сильно сказывались въ характерѣ Я. К. и впослѣдств³и, особенно въ пер³одъ кипучей молодости съ ея порывами и пылкими стремлен³ями, и Я. К. старался обуздывать ихъ, поскольку эти свойства мѣшали, особенно въ началѣ его ученаго поприща, сосредоточен³ю, уравновѣшенности и постоянству его въ занят³яхъ. Въ его замѣткахъ и письмахъ не разъ встрѣчаются на это указан³я. Однажды въ 1840 г. онъ приписываетъ даже свою склонность къ заболѣваньямъ (простудамъ) этой чертѣ своей легкой возбуждаемости и страстности. Для поправлен³я здоровья, говоритъ онъ, "нужны года и главное флегма, которой у меня нѣтъ. Когда я "работаю и даже гуляю, я постоянно бываю въ искуственно-лихорадочномъ состоян³и, отъ волнен³я крови, встревоженной работою ума или по крайней мѣрѣ души".88
   Что касается чувствительности Я. К., то и это свойство характера не покидало его до самыхъ зрѣлыхъ лѣтъ. Сильныя и глубок³я чувства горя, обиды, раскаянья, овладѣвая имъ, находили себѣ исходъ у него въ обильныхъ слезахъ, не только въ юности, но даже еще и въ зрѣломъ возрастѣ. Онъ самъ не разъ сознается въ этой своей слабости. Достаточно вспомнить истор³ю пережитыхъ имъ непр³ятностей въ началѣ его профессорства въ Гельсингфорсѣ.89.
   То обстоятельство, что воспоминан³я дѣтства всегда были такъ ярки въ душѣ Я. К., объясняется несомнѣнно его нѣжной дѣтской впечатлительностью и пылкимъ воображен³емъ. Этой яркости и живучести дѣтскихъ впѣчатлѣн³й и образовъ онъ самъ приписываетъ свое умѣнье переноситься въ дѣтск³й возрастъ и писать для него.
   Въ 1840-ые годы, въ Финляндскую эпоху своей жизни, онъ пробовалъ свои силы въ дѣтской литературѣ, и его стихи и проза для дѣтей, имѣвш³е и позже всегда не малый успѣхъ, печатались въ "Звѣздочкѣ" А. О. Ишимовой, а также изданы были и особымъ сборникомъ. Вотъ что онъ самъ писалъ Плетневу по поводу, одобрительныхъ его отзывовъ; здѣсь также особенно для насъ цѣнны его дѣтск³я воспоминан³я: "Тебѣ нравится то, что я пишу для дѣтей. Но мнѣ кажется, что всяк³й, кто былъ ребенкомъ, долженъ бы умѣть такъ-же писать. Въ дѣтствѣ воображен³е такъ живо, впечатлѣн³я такъ сильны, что врѣзываются на всю жизнь, и все, что я теперь мараю, не что иное, какъ повторен³е собственныхъ ощущен³й. Тогда-то я, какъ вѣроятно и всѣ дѣти, былъ истиннымъ поэтомъ. Боже мой! какой рай прекрасныхъ чувствъ и понят³й тогда разцвѣталъ въ душѣ моей! И все, что я тогда узнавалъ и чувствовалъ, тѣмъ сильнѣе оживляется въ памяти моей, чѣмъ я далѣе иду въ жизни. Это доказываетъ глубокую поэз³ю дѣтства; надобно пройти отрочество и большую часть юности, чтобы достигнуть сознан³я этой поэз³и, чтобы мужемъ, полнымъ человѣкомъ, вновь пережить утро своей жизни, когда душа еще жила общею жизн³ю всей природы. Все, что я тогда читалъ, всѣ книжные герои, которые тогда волновали ребяческую душу, во всей своей прелести живутъ въ моемъ воспоминан³и. Даже нѣкоторыя картинки неизгладимо остаются въ немъ. Всего прочнѣе тѣ образы, которые трогали сердце. Я часто дивлюсь, какъ живо дѣтское воображен³е: всѣ происшеств³я и лица, которыя я тогда узнавалъ, рисовались въ душѣ, какъ-будто дѣйствительно виданныя. Оттого я и чувствовалъ такую страсть къ рисован³ю, что самоучкой выучился довольно порядочно срисовывать и разцвѣчивать красками предметы съ натуры. Изъ книгъ, читанныхъ тогда (т. е., въ первомъ дѣтствѣ), особенно помню "Дѣтскую библ³отеку" (кажется, такъ) Шишкова. Это свидѣтельствуетъ въ пользу книги... "90
   Нѣтъ сомнѣн³я, что въ дѣтской чувствительной душѣ Я. К. занимали не послѣднее мѣсто и религ³озныя представлен³я и ощущен³я, безсознательно воспринимавш³яся отъ окружающихъ, отъ матери прежде всего, и получивш³я дальнѣйшее развит³е въ юношествѣ. Объ этомъ онъ и самъ свидѣтельствовалъ. Такъ въ той-же перепискѣ онъ дѣлится съ другомъ своими религ³озными воспоминан³ями лицейскаго времени91.
   Но если въ жизни сердца и чувствъ, а также воображен³я, Я. К. развился сравнительно рано, то не такимъ-же быстрымъ темпомъ шло развит³е его ума и природной любознательности, расширен³е умственнаго кругозора и учебные успѣхи. Для такого развит³я всѣ задатки имѣлись на лицо, но очевидно въ домашней обстановкѣ и услов³яхъ жизни крылись причины его замедлявш³я. Безъ сомнѣн³я ихъ слѣдуетъ искать въ ранней потерѣ отца, въ исключительно женскихъ рукахъ, въ которыя перешло воспитан³е, быть можетъ въ недостаткѣ системы и опредѣленной программы учен³я, въ плохихъ учителяхъ, а особенно въ слишкомъ узкой и замкнутой сферѣ домашней жизни и интересовъ. Эти неблагопр³ятный для умственнаго развит³я услов³я очевидно разумѣетъ и самъ Я. К., отмѣчая въ выше приведенномъ нами автоб³ографическомъ конспектѣ так³я обстоятельства, какъ "вл³ян³е ранней потери отца на все развит³е - тѣсность окружающаго м³ра - неучаст³е къ постороннему - незнакомство съ жизнью... ". Объ этомъ онъ упоминаетъ и въ своей автоб³ограф³и. На эту же черту своего нравственнаго воспитан³я онъ указываетъ впослѣдств³и и въ своей перепискѣ съ другомъ - по поводу своихъ ученыхъ занят³й и своей умственной подготовки въ юные годы, которую онъ всегда считалъ не соотвѣтствовавшею его призван³ю.
   Когда П. А. Плетневъ говорилъ ему о своемъ крайне позднемъ развит³и, и, не смотря на свое старшинство на 20 лѣтъ, утверждалъ, что "ты-де въ человѣчномъ отношен³и старѣе меня", Я. К. отвѣчалъ ему слѣдующее:
   "Такъ же, какъ ты, и я началъ поздно жить; или лучше: я началъ рано, ибо былъ счастливъ ребенкомъ, но тогда я былъ въ состоян³и полудикости (до того, что прятался подъ стулъ, когда входилъ незнакомый); въ мальчикѣ во мнѣ понят³я развивались медленно и трудно, если исключить языки; кромѣ литературы въ самомъ поверхностномъ смыслѣ, никакая наука незанимала меня и въ лицеѣ. Послѣ выпуска я долго продолжалъ быть мальчикомъ; но по мѣрѣ того, какъ служба болѣе и болѣе становилась мнѣ противною, а склонность къ наукѣ усиливалась, - разъяснялись въ этой борьбѣ понят³я и пробуждалась жизнь сердечная. Наконецъ Финлянд³я дала мнѣ толчокъ, отъ котораго все, что еще спало во мнѣ, проснулось. Итакъ, не полагай, будто я старше тебя духомъ, но, пожалуй, я согласенъ признать тебя ровесникомъ... "92.
   Въ другомъ мѣстѣ Я. К., разбирая причины недостаточности своихъ успѣховъ въ наукахъ въ юные годы, находитъ, что этими причинами были: "съ одной стороны плох³е преподаватели, дурные учебники и ложное направлен³е при воспитан³и, которое было чуждо убѣжден³я въ необходимости положительныхъ знан³й, а съ другой стороны, особенности моей духовной натуры и комплекц³и, которая всегда отвращалась отъ знан³й, предлагаемыхъ ей либо поверхностно, либо въ хаотическомъ видѣ, либо не во время. И умъ мой развивался, кажется, такъ медленно, что въ молодые годы еще вовсе не интересовался знан³ями самыми привлекательными для зрѣлаго ума"93. "Я живо чувствую, продолжаетъ онъ, какъ мое воспитан³е вовсе не соотвѣтствовало моему назначен³ю: еслибъ я рано попалъ въ руки хорошихъ наставниковъ, и потомъ, получивъ основательное элементарное образован³е, поступилъ въ какой-нибудь, хоть напримѣръ германск³й университетъ, тогда я могъ бы теперь быть писателемъ (писано въ 1847 г.). Но вмѣсто того я началъ учиться собственно только съ того времени, когда друг³е кончаютъ, да и то почти наперекоръ обстоятельствамъ, безпрестанно принужденный побѣждать различныя препятств³я... "94. Здѣсь конечно Я. К. говоритъ о недостаткахъ и пробѣлахъ главнымъ образомъ своего лицейскаго образован³я. Но до нѣкоторой степени тутъ играли роль и узк³я рамки домашней подготовки, которыя не могли не отразиться и на дальнѣйшемъ ходѣ умственнаго развит³я; все это не помѣшало однако Я. К. съ большими успѣхами проходить учебные курсы лицейскаго панс³она и лицея, и блестяще кончить послѣдн³й первымъ воспитанникомъ: такъ въ сущности ограниченъ и не сложенъ былъ курсовый объемъ лицейскаго учен³я. Свое самообразован³е, внушенное сознан³емъ этой ограниченности и жаждой къ расширен³ю знан³й, Я. К. началъ уже однако на лицейской скамьѣ.
   Объ учебномъ заведен³и для Я. К. зашла рѣчь, когда ему минуло 10 лѣтъ. Объ этомъ и поступлен³и въ лицейск³й панс³онъ онъ такъ разсказываетъ въ своей автоб³ограф³и.
   "До 10-лѣтняго возраста маменька воспитывала меня дома, частью сама, частью нанимая учителей изъ своихъ скудныхъ средствъ. Рѣзвость мальчика и требован³е болѣе сер³озныхъ уроковъ побудило ее подумать о помѣщен³и насъ - меня и младшаго брата моего Константина - на казенный счетъ въ лучшее общественное заведен³е того времени, Царскосельск³й лицей. Надежда моей матери основывалась на томъ, что покойный отецъ мой былъ лично извѣстенъ въ дѣтствѣ императору, и эта надежда оправдалась... Прошен³е на имя императора Александра Павловича, очень искусно написанное на французскомъ языкѣ служившимъ въ иностранной коллег³и барономъ Остенъ-Сакеномъ95, зятемъ директора лицея Е. А. Энгельгардта, было милостиво принято Государемъ, и 16 января 1823 года я поступилъ въ Царскосельск³й лицейск³й панс³онъ. Мать сама отвезла меня туда. Это была первая моя разлука съ нею. Мнѣ только-что минуло 10 лѣтъ. Можно представить себѣ, какъ я былъ потрясенъ этой внезапной перемѣной въ судьбѣ моей. Двое сутокъ я плакалъ непрерывно, сперва въ квартирѣ инспектора Ф. О. Нумерса, а потомъ между товарищами, и долго еще, какъ только мнѣ приходилось читать вслухъ или отвѣчать, слезы задушали мой голосъ при неотвязчивой мысли о родительскомъ домѣ...".
   Въ своемъ прошен³и къ Государю96 К. И. Гротъ, вспоминая прежн³я благодѣянiя монарха, а именно назначен³е ей довольно значительной по краткости службы мужа пенс³и, представляетъ обстоятельства, заставляющ³я ее еще разъ прибѣгнуть къ монаршей милости, - а именно невозможность дать сыновьямъ своимъ дома желательное образован³е.
   "...Daignez, Sire (читаемъ далѣе) achever Votre ouvrage, en protégeant encore aujourd'hui ces pauvres orphelins, comme Vous les avez protégé depuis le moment où ils ont eu le malheur de perdre leur père... Si je désire de préférence les voir placés à la pension du Lycée, c'est qu'ils sont l'un et l'autre d'une constitution et d'une santé trop délicates pour que je puisse les vouer au service militaire et que par cette raison je tiendrais surtout à ce qu'ils fussent formés pour la carrière civile. Ils seraient ainsi rendus dignes de servir un jour leur Souverain et leur patrie; ils apprendraient à remplir les devoirs sacrés que leur imposent les bienfaits de V. M. I. et dont je ne cesse de leur faire comprendre toute l'étendue...".
   На это прошен³е послѣдовало увѣдомлен³е отъ Начальника Главнаго Штаба Е. В. отъ 7 сентября 1822 г. изъ Вѣны, гдѣ въ то время находился Государь Александръ Павловичъ проѣздомъ на конгрессъ въ Верону:
   "Начальникъ Главнаго Штаба Его Императорскаго Величества имѣетъ честь увѣдомить Госпожу Коллежскую Совѣтницу Гротъ, что Государь Императоръ, снисходя на просьбу ея, Высочайше повелѣть соизволилъ старшаго ея сына помѣстить на казенный счетъ въ Панс³онъ Царскосельскаго лицея, о чемъ отъ него сообщено кому слѣдуетъ"97.

ПРИМѢЧАНIЯ.

   1. О своемъ дѣдѣ покойный академикъ, кромѣ краткаго упоминан³я о немъ въ своихъ автоб³ографическихъ замѣткахъ (Труды Я. К. Грота, т. V.), напечаталъ особое краткое извѣст³е въ "Сборн. отд. русск. яз. и слов. " 1868, т. V. (см. Труды, т. III, стр. 422-24). Главнымъ источникомъ ему служила автоб³ографическая замѣтка самого пастора въ III томѣ его большого труда "Bemerkungen über die Religionsfreiheit der Ausländer im Russ. Reiche" (St. Petersb. 1798, S. 42-60). Повидимому онъ не пользовался обстоятельной и сочувственной статьей о пасторѣ Гротѣ (съ его характеристикой) его друга пастора I. Буссе, помѣщенной въ "K. G. Sonntag's Aufsätze und Nachrichten für protestantische Prediger im Russischen Reiche", I Bandes l Hälfte, Riga, 1811, s. 67-101, значительно дополняющей извѣст³я другихъ печатныхъ источниковъ, на которую мы ниже не разъ будемъ имѣть случай ссылаться.
   Настоящ³й очеркъ составленъ на основан³и всѣхъ имѣющихся у меня матер³аловъ печатныхъ и рукописныхъ, русскихъ и нѣмецкихъ, а также сочинен³й самого пастора Грота.
   2. Городъ Плона (Plona, Pluna) былъ когда-то древнимъ славянскимъ поселен³емъ съ крѣпкимъ княжескимъ градомъ въ землѣ Вагровъ, вѣтви прибалт³йскаго племени Бодричей. Здѣсь въ 1105 г. былъ убитъ извѣстный славянск³й князь Крукъ. Въ 1139 Плона была взята Голштинцами и началось ея онѣмеченье.
   3. Въ извѣстныхъ запискахъ Болотова (Записки А. Т. Болотова, т. I, Спб. 1875, письма 62, 63 и слѣд., стр. 730) въ числѣ секретарей бар. Корфа имени Грота мы впрочемъ не встрѣчаемъ; это и объяснимо тѣмъ, что Гротъ былъ собственно призванъ къ Корфу для пасторскихъ обязанностей и лишь вслѣдств³е неосуществимости этого плана исполнялъ секретарск³я; но, безъ сомнѣн³я, Болотовъ не могъ всеже не знать Грота.
   4. Пасторъ I. Busse о Гротѣ ("loachim Christian Grot" - въ K. G. Sonntags Aufsätze u. Nachrichten für protest. Prediger im Russ. Reiche (Riga, 1811), S. 70.
   5. A. L. Schlötzer's öffentl. u. privat-Leben, von ihm selbst beschrieben, Göttingen, 1802, стр. 186.
   6. См. Записки А. Т. Болотова (1875) т. I, стр. 840, 845. Бильбасовъ, Истор³я Екатер. II., т. I. стр. 394. См. также Helbig, "Russische Günstlinge" Tüb. 1809. стр. 262.
   7. Самъ H. А. Корфъ, женатый во 2-мъ бракѣ на гр. Е. К. Скавронской (Š 1757) сестрѣ А. К. Воронцовой и двоюродной сестрѣ Императрицы Елизаветы Петровны, умеръ въ 1766 г. Въ 1758 г. скончался генералъ-поручикъ Григ. Ив. Корфъ. Не къ его ли вдовѣ поступилъ Гротъ?
   8. "Beitrag zum Nachdenken über wichtige Vorfälle unsers Zeitalters in einigen Religionsvorträgen" 1797. St. Petersb. u. Leipzig, in der Dykischen Buchhandlung. (В оригинале год смерти имп. Ел. Петр. приведен с опечаткой - 1961. Исправлено - Е.Ф., 2003)
   9. A. L. Schlözers öffentliches und privat-Leben, von ihm selbst geschrieben, I. Göttingen, 1802, стр. 186.
   10. Какъ проповѣдникъ съ церковной каѳедрѣ, Гротъ, подобно вообще людямъ его професс³и, имѣлъ самый большой успѣхъ въ молодыхъ своихъ годахъ, когда церковь едва могла вмѣстить всѣхъ стремившихся изъ всѣхъ частей города слушать любимаго пастора. Съ годами онъ терялъ свой молодой пылъ, а нѣкоторая сухость, склонность къ слишкомъ большой точности, къ строгой схемѣ и риторичности въ своихъ проповѣдяхъ, дѣлали его бесѣды болѣе утомительными; онъ не могъ въ той же мѣрѣ дѣйствовать на слушателей, хотя самъ въ душѣ глубоко чувствовалъ и волновался. См. Буссе о немъ, въ цитованной статьѣ, стр. 82-3 и слѣд.
   11. Николай-Фридрихъ Энгельгардъ (изъ вѣтви этого рода, оставшейся въ Швейцар³и) переселился въ Росс³ю въ первой полов. ХѴШ в.
   12. Helbig. Russische Günstlinge, Tübingen, 1809 I, стр. 318-326. Срв. Бильбасовъ, Ист. Екат. II, т. II, (Спб. 1891), стр. 115-116. (В оригинале год переворота приведен с опечаткой - 1862. Исправлено - Е.Ф., 2003)
   13. Словарь русскихъ свѣтскихъ писателей, соотечественниковъ и чужестранцевъ, писавшихъ въ Росс³и, доп. къ словарю духовн. писат. митрополита Евген³я, изд. И. Снегирева, т. I, М. 1835, стр. 351-352, срв. А. Ѳ. Бычкова, "О рукописи словаря русскихъ писателей". Сборникъ отд. русск. яз. и сл, V. стр. 282.
   14. St. -Petersb. u. Leipzig 1797. Разумѣется, Гротъ рѣшаетъ этотъ вопросъ утвердительно.
   15. "Kanzelvorträge über die Blattereinimpfung, veranlasst durch das jährliche Dankfest wegen ihres glücklichen Erfolgs an Ihro Kaiserliche Majestät Katharina der Zweiten und an Sr. Kaiserlichen Hoheit Paul Petrowitsch, nebst einem Beytrage zur Geschichte der Blattereinimpfung in Russland, und einem Anbange über die Tödtlichkeit der Pocken in Petersburg, zur Untersuchung der Frage über ihre Unschädlichkeit in Russland".
   16. Имъ приводится списокъ 41 сочинен³я, которыми онъ пользовался. Подробную реценз³ю на издан³е этихъ проповѣдей, съ краткимъ изложен³емъ ихъ содержан³я и приложен³й къ нимъ, далъ Бакмейстеръ въ своей "Russische Bibliothek", VII т. (1781 г.), DCCVI, стр. 488-515.
   17. Истор³я Екатерины II. Обзоръ иностранныхъ сочинен³й о Екатеринѣ II (1744-1796) т. XVI, ч. I. Берлинъ, (1897), стр. 110-111, срв. еще стр. 132 и 148.
   18. При этомъ онъ выразилъ Государынѣ свою мечту, чтобъ его трудъ былъ переведенъ и на русск³й языкъ (см. его посвящен³е въ книгѣ). Къ сожалѣн³ю, эта мысль осталась неосуществленной.
   19. См. эту Инструкц³ю - въ кн. "Записки о жизни ген. -фельдмарш. кн. Н. И. Салтыкова", изд. П. Свиньинымъ. Спб. 1818, стр. 66, 90-97 etc.
   20. См. Сборн. Имп. Р. Истор. Обществъ, т. XXIII стр. 297-8. Упоминая о приглашен³и юноши для нѣм. языка, императрица впрочемъ не называетъ его по имени. Письмо къ Гримму отъ 28 марта 1784: "M. Laharpe va être un de ceux qui seront mis auprès du dit M. Alexandre avec ordre de parler avec lui franèais; un autre a la commission de parler allemand". Здѣсь примѣчан³е о сынѣ пастора Грота.
   21. Beytrag zum Nachdenken über wichtige Vorfälle unsere Zeitalters in einigen Religionsvorträgen ("Seiner Kays. Majestät dem grossen Herrn Paul dem Ersten") St.-Petersburg und Leipzig. 1797.
   22. "Die schrecklichen Folgen von der Zügellosigkeit des niedern Volks". "Die Vorsehung Gottes bei den Friedenschlüssen der Völker". "Die Vorsehung Gottes bey den traurigen Schicksalen der Völker". "Die fürchterlichen Folgen der missverstandenen Volksfreyheit".
   23. "Kanzelvorträge über Religionslehren, die nach den Bedürfnissen der Zeit und der Umstände ausgewählt sind".
   24. Любопытно то, какимъ образомъ Гротъ былъ подвинутъ къ этому дѣлу. Объ этомъ такъ разсказываетъ его другъ, пасторъ Буссе: Въ 1774 г. нѣкоторые члены одной изъ массонскихъ ложъ, къ которымъ самъ онъ разумѣется вовсе не принадлежалъ (ибо никогда не былъ массономъ), возымѣли идею учрежден³емъ подобной страховой кассы поставить ложу на твердую ногу. Однакожъ наиболѣе почетные ея члены, видныя особы при дворѣ, полагали, что Государыня никогда не дастъ своего соглас³я на такое открытое учрежден³е ложи; но задумавш³е дѣло такъ привязались къ своему плану, что не могли его такъ легко бросить, и обратились тогда къ пастору Гроту, чтобы онъ устроилъ такое страховое учрежден³е при своей церкви. Гротъ увлекся идеей, принялъ ихъ съ распростертыми объят³ями, и взялъ на себя весь организац³онный трудъ. Онъ составилъ проектъ кассы, переданный для оцѣнки знаменитому математику Эйлеру и получивш³й его одобрен³е лишь послѣ многихъ съ его стороны возражен³й, противъ которыхъ Гротъ въ свою очередь написалъ рѣшительное опровержен³е. Надо замѣтить, что послѣдующ³й опытъ во многомъ оправдалъ сомнѣн³я великаго математика. Множество промаховъ, несоглас³й между членами и неудачъ, всегда неизбѣжныхъ въ новомъ дѣлѣ, доставили Гроту много тревогъ и разочарован³й. Пасторъ Буссе объ этомъ разсказываетъ подробнѣе въ своей статьѣ о Гротѣ.
   25. См. въ Смирдинской "Росписи", No 1877.
   26. Nachricht von einer neuen Einrichtung der Katharinenschule in der 2-ten Linie auf Wassiley-Ostrov (St.-Petersburg. Journal, Sept. 1779.), St. -Petersb. 1780 (вышла во 2-мъ изд. на русск. языкѣ). - Rede, die bei der am 3-ten Junius 1786 vorgenommenen Prüfung der Katharinenschule und bei der Niederlegung des Amtes ihrer Lehrer gehalten wurde, Reval.
   27. Изъ за границы (изъ Голштин³и, Альтоны, Копенгагена etc.) поступили еще пожертвован³я. Всего было собрано болѣе 12000 р. Вся постройка обошлась - до 17000.
   28. Joachim Chr. Grot's Beitrag zur Geschichte der Evang. - Lutherischen Kirchen in Russland nebst einigen Erbauungs-Reden, welche die Aufrichtung der Katharinen-Kirche veranlasset hat. Mitau u. Hasenpoth, 1772, 1-32. Еще см. въ его сочинен³и "Bemerk. üb. die Religionsfreyheit der Ausländer im Russ. Reiche", B. I. (1797), S. 111-122.
   29. Über frühzeitige Begräbnisse und Leichenhäuser. "Busse's Journal von Russl. 1795". B. I, S. 3-47, II, S. 144-150.
   30. "Gott mitten in seinen Strafgerichten voll schonender Barmherzigkeit", eine Predigt in Narva gehalten. Reval 1763.
   31. Rede bei der Feyer des Krönungsfestes der Kaiserin Katharina II, SPb. 1766.
   32. Всѣ онѣ перечислены въ спискѣ сочинен³й Грота въ словарѣ Recke u. Napierski (Mitau, 1829).
   33. "Von der Vermessenheit des Unglaubens" СПб. 1779. Эта рѣдкая брошюра имѣется у насъ съ этикетомъ ex libris "Изъ Библ³отеки Смирдина".
   34. Вотъ это заглав³е: Als Ihro Kayserl. Hoheit, dem Durchlauchtigsten Grossfürsten aller Reussen und Herzog von Schlesswig-Hollstein Peter, zur grössten Freude aller Unterthanen, den 20-sten December 1757 die Durchlauchtigste Prinzessin Anna gebohren wurde, wollte zur Bezeugung des darüber geschöpften Vergnügens bei denen dieserwegen angestellten Feyerlichkeiten zu Kiel das von dem Candidaten der Gottesgelehrtheit, I. C. Grot, zu diesem Ende verfertigte Schäferspiel: die dankbare Treue

Другие авторы
  • Елпатьевский Сергей Яковлевич
  • Габбе Петр Андреевич
  • Василевский Лев Маркович
  • Козлов Павел Алексеевич
  • Крючков Димитрий Александрович
  • Огарев Николай Платонович
  • Федоров Борис Михайлович
  • Введенский Иринарх Иванович
  • Червинский Федор Алексеевич
  • Карелин Владимир Александрович
  • Другие произведения
  • Кущевский Иван Афанасьевич - А. Горнфельд. Кущевский И, А.
  • Розанов Василий Васильевич - Предметная и курсовая системы экзаменов
  • Стороженко Николай Ильич - В. Шекспир
  • Лесков Николай Семенович - Карикатурный идеал
  • Ибсен Генрик - Cтолпы общества
  • Можайский Иван Павлович - Можайский И. П.: Биографическая справка
  • Соколовский Владимир Игнатьевич - Стихотворения
  • Лондон Джек - Трус Негор
  • Рылеев Кондратий Федорович - Агитационные песни, написанные совместно с А. А. Бестужевым
  • Лоскутов Михаил Петрович - Волшебная палочка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 204 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа