Главная » Книги

Картавцев Евгений Эпафродитович - Поездка в стовратные Фивы

Картавцев Евгений Эпафродитович - Поездка в стовратные Фивы


1 2 3 4

  

Поѣздка въ стовратныя Ѳивы

(1889 г.)

I.

  
   18-го марта, чуть свѣтъ, пр³ѣхали мы въ С³утъ, главный городъ Верхняго Египта, гдѣ оканчивается лин³я желѣзной дороги. Большинство пассажировъ вышло на станц³и; насъ же, не перемѣняя вагона, провезли до Нила, какъ разъ къ пристани.
   Немедленно перебрались мы на пароходъ, взяли билеты и устроились въ доставшихся намъ каютахъ.
   Оставалось еще часа три до отхода парохода, и мы, воспользовались этимъ, чтобы осмотрѣть С³утъ и получить, такимъ образомъ, понят³е объ египетскомъ провинц³альномъ городѣ.
   Поѣздку совершали, конечно, на ослахъ. Между Ниломъ и городомъ въ собственномъ смыслѣ - раскинуты дачи, жилье болѣе состоятельныхъ обывателей, преимущественно европейцевъ; всѣ онѣ размѣщены просторно и окружены садами; послѣдн³е обведены глубокими канавами, за которыми насыпи, усаженныя кактусами. Вотъ гдѣ посмотрѣть кактусы: стволы невысок³е, выгнутые, припавш³е къ землѣ, но нерѣдко въ ногу толщиною; вѣтви или, вѣрнѣе сказать, как³е-то широк³е, лопатообразные отростки или ползутъ во всѣ стороны, или поднимаются другъ надъ другомъ и сажени на полторы надъ корневищемъ. Изогнутые стволы и вѣтви - отростки одного кактуса спутываются и пересѣкаются со стволами и вѣтвями, отростками другихъ; вдобавокъ, они усажены сплошь здоровыми твердыми и длинными иглами; все это вмѣстѣ составляетъ такую ограду, сквозь которую не пробраться мы животному, ни человѣку. Надежна да и красива эта ограда. Особенно она красива теперь, когда кактусы въ цвѣту; на каждомъ отросткѣ сѣраго, зеленаго или сѣро-зеленаго цвѣта десятокъ или дюжина яркихъ цвѣтковъ красно-кирпичныхъ, розовыхъ или малиновыхъ.
   Мы проѣхали городск³я ворота. У самыхъ воротъ нѣчто въ родѣ нашей гауптвахты и десятка полтора, два солдатъ. Въ городѣ попадаются улицы и узк³я, какъ вообще на Востокѣ, и широк³я, на европейск³й ладъ. Дома сложены преимущественно изъ нильскаго кирпича; только мечети каменныя. Характеръ построекъ въ узкихъ улицахъ тотъ же, что и въ аз³атской части Каира; широкихъ, хорошихъ домовъ мало. Проѣхались по городу въ разныхъ направлен³яхъ и часа черезъ два вернулись на пароходъ. Въ первомъ классѣ, кромѣ насъ, оказалось еще три пассажира, всѣ трое англичане: одинъ военный докторъ, а двое - офицеры; всѣ трое ѣдутъ въ Вади-Яльфу. Мѣсто это у вторыхъ нильскихъ пороговъ, въ 1.500 верстахъ отъ Александр³и. Тамъ стоитъ англ³йск³й гарнизонъ, наблюдающ³й за тѣмъ, что дѣлается въ Суданѣ; составъ его постоянно мѣняется, такъ-что одни и тѣ же люди рѣдко остаются тамъ болѣе полутора года. Есть, однако, офицеры, принимающ³е на себя обязанность пробить тамъ три года къ ряду; такими особенно дорожитъ британское правительство; они получаютъ ежегодно 2-хъ-мѣсячный отпускъ, не считая въ томъ числѣ время проѣзда отъ Вади-Яльфа до Александр³и и обратно, и эти три года по чинопроизводству и по пенс³и считаютъ имъ за шесть лѣтъ службы.
   Ушли мы изъ С³ута часовъ въ девять утра. Почтовый пароходишко, на которомъ мы ѣдемъ, довольно невзраченъ и очень невеликъ, Огромное движущее его колесо прикрѣплено сзади на кормой, какъ въ паровыхъ баржахъ, которыми у насъ по Касп³йскому морю возятъ ныньче керосинъ наливомъ. Трясеть оно пароходъ ужасно. Оказалось потомъ, что всѣ нынѣшн³е почтовые пароходы египетскаго правительства на Нилѣ построены по одному типу и одинаково неудобно; строили ихъ англичане для экспедиц³и своей въ Судатъ; къ каждому пароходу справа и слѣва прикрѣплялась широкая баржа съ войсками и съ припасами, и поэтому-то они и построены такъ, что движущее колесо одно и находится сзади. Когда экспедиц³я кончилась, большинство пароходовъ и баржъ оказались англичанамъ ненужными; они и уступили ихъ египетскому правительству, которое и возитъ теперь на нихъ и пассажировъ, и почту. Капитана на пароходѣ нѣтъ. Кто его замѣняетъ - сказать трудно; боцманъ, или кассиръ, или почтовый чиновникъ - не знаю; распоряжался то тотъ, то другой, то трет³й, но добиться отъ нихъ, кто хозяинъ на пароходѣ, намъ такъ и не удалось.
   Важнѣйшей для насъ лично особой былъ прислуживавш³й намъ мальчикъ лѣтъ 14-ти. Сначала мы было ворчали на него, но потомъ только дивились. И въ первомъ, и во второмъ классѣ, онъ убиралъ каюты, чистилъ обувь и платье, подавалъ чай, завтракъ, ленчъ, обѣдъ и вечерн³й чай; онъ же исполнялъ всѣ поручен³я и требован³я, и до свѣту, и въ серединѣ дня, и поздно вечеромъ; онъ спалъ не раздѣваясь, сидя на деревянномъ стулѣ; откликался на всяк³й зовъ во всякую пору, дня и ночи, и отвѣчалъ на всѣхъ языкахъ, на которыхъ обращались къ нему,- во всякомъ случаѣ, не менѣе, какъ на пяти - на арабскомъ, на турецкомъ, англ³йскомъ, французскомъ и итальянскомъ, да, кажется, понималъ по-гречески и по-нѣмецки.
   Мы шли довольно узкимъ русломъ среди совершенно ровныхъ, широкихъ песковъ, составляющихъ въ обыденное время русло рѣки. Я говорю: "въ обыденное время", потому что время нашей поѣздки было временемъ самаго низкаго стоян³я водъ Нила.
   Мы ѣдемъ Ниломъ и невольно удивляемся. Это не рѣка; это словно большая, широкая улица немалаго города. Движен³е судовъ постоянное - пароходы, груженыя барки, дахаб³и, больш³я лодки и крошечные челноки.
   Всего меньше, конечно, пароходовъ. Грузы идутъ почти исключительно сверху внизъ, и потому могутъ пользоваться обоими даровыми двигателями - течен³емъ и вѣтромъ.
   Дахаб³и, чрезвычайно красивыя, легк³я суда съ громадными бамбуковыми мачтами, поворотливыя, прекрасно идущ³я и по течен³ю, и противъ течен³я, и по вѣтру, и противъ вѣтра; въ нихъ двѣ-три каюты; особенно любятъ ихъ путешественники, не боящ³еся потерять много времени и достаточно богатые, чтобы оплатить поѣздку въ нихъ въ течен³е мѣсяца или двухъ. Путешествуютъ въ дахаб³яхъ обыкновенно цѣлымъ обществомъ, пять-шесть человѣкъ; берутъ съ собой повара; кочуютъ на суднѣ, а днемъ или ѣдутъ по рѣкѣ, или дѣлаютъ экскурс³и въ глубь долины, преимущественно уже на ослахъ. Дахаб³ю можно нанять и самому или условиться съ драгоманомъ, и тогда уже его дѣло озаботиться объ ѣдѣ, о ослахъ, лошадяхъ и проводникахъ. Есть египетск³е вельможи, а также богатые англичане и американцы, у которыхъ свои собственныя дахаб³и; въ такомъ случаѣ эти послѣдн³я смотрятъ какъ самыя роскошныя игрушки, корма, носъ, борта покрыты рѣзьбой и вызолочены; палуба или выложена дорогимъ деревомъ, или обита кожей; снасти и такелажъ изумительной чистоты отдѣлки; каюты же устроены какъ пароходные будуары.
   Сколько интереснаго для новичка попадается сначала на Нилѣ!
   Вотъ подходимъ мы къ пристани. У самой барки, въ которой причаливаетъ пароходъ, стоятъ два пѣшихъ полицейскихъ и два всадника, съ карабинами и саблями. Костюмъ полицейскихъ прекурьезный: коротеньк³я свѣтло-голубыя курточки, обшитыя золотымъ позументомъ, и того же цвѣта брюки; нижняя часть ноги покрыта бѣлыми штиблетами; сапоги огромные, толстые; въ рукахъ у каждаго длинная, порядочной толщины бамбуковая трость, которую они ежеминутно пускаютъ въ дѣло съ самымъ притомъ равнодушнымъ видомъ; на лѣвомъ боку тесакъ, на головѣ красная феска. Едва мы остановились, на пароходъ взошелъ широк³й, могуч³й негръ. Ему на голову взвалили небольшой сундучокъ; одинъ полицейск³й пошелъ около него справа, другой - слѣва; одинъ конный поѣхалъ впереди, другой - сзади, и оба держатъ карабины въ рукахъ. Это, видите ли, пароходъ нашъ везетъ мѣсячное жалованье чиновникамъ; на каждой пристани отпускаемъ мы по сундучку, набитому французскими наполеонами или англ³йскими гинеями, и всюду, подъ добрымъ эскортомъ четырехъ вооруженныхъ людей, отправляются они въ ближайш³й городъ. Прежде посылали только съ двумя полицейскими, но въ послѣднее время народъ такъ оголодалъ, что не разъ отбивали у полицейскихъ ящикъ, всегда заключающ³й отъ 50 до 60.000 франковъ, а то и болѣе; потому и усилили теперь охрану. Но вотъ что замѣчательно и что поразило нашъ глазъ. При конвойныхъ золота начальства нѣтъ; принимая сундукъ, конвойные расписки въ получен³и его не даютъ, а сдающ³й его чиновникъ ея и не требуетъ. Меня это заинтересовало. Я сталъ разспрашивать, и кассиръ пояснилъ мнѣ такъ. "Всяк³й знаетъ, когда придетъ пароходъ и что онъ привезетъ деньги; за ними высланы негръ, полицейск³е и конвойные; и пассажиры на пароходѣ, и народъ на пристани видѣли, что сундукъ я сдалъ, а посланные его приняли - чего же мнѣ бояться? Черезъ 1 1/2 часа онъ будетъ на мѣстѣ назначен³я, его вскроютъ и пересчитаютъ деньги; а не будетъ его на мѣстѣ черезъ два часа, или не всѣ деньги окажутся въ цѣлости - поднимутъ такой шумъ, что скоро все выяснится.
   Идемъ мы рѣкой, нерѣдко въ нѣсколькихъ саженяхъ отъ отмелей, бывшихъ еще недѣлю тому назадъ подъ водой. Ближайш³я къ рѣкѣ пространства ихъ засажены огородиной; между каждымъ рядомъ посадокъ натыканы почти сплошныя стѣнки изъ засохшихъ переломанныхъ пальмовыхъ вай, или что-то въ родѣ низенькихъ соломенныхъ щитовъ; но расположен³е загородочекъ этихъ различное; одинъ - подъ прямымъ угломъ къ рѣкѣ, друг³я - подъ острымъ или тупымъ, третьи - параллельно. Земля, видите ли, дорога, особенно влажныя мѣста; поэтому, какъ только вода достигнетъ своего наименьшаго уровня, ближайш³я къ ней мѣста засаживаются овощами; одни изъ нихъ любятъ отѣнен³е, друг³я - солнопекъ; натыканныя стѣнки и имѣютъ цѣлью или отѣнить растен³е, или, напротивъ, усилить и такъ уже жгучее освѣщен³е - отсюда разнообраз³е направлен³й въ посадкѣ растен³и и раздѣляющихъ ряды ихъ стѣнокъ.
   Деревни и города попадаются часто, но наружный видъ ихъ мало обѣщающ³й; всѣ дома сложены изъ необожженыхъ кирпичей, сдѣланныхъ изъ нильскаго ила; такъ они и остаются - темно-сѣрые, не отштукатуренные. Выдѣляются только мечети и минареты ихъ, обыкновенно выкрашенные въ бѣлый цвѣтъ. Кровли домовъ плоск³я, нерѣдко у самаго края уставлены высокими горшками, опрокинутыми вверху дномъ; это придаетъ нѣкоторымъ домамъ,- особенно тѣмъ, что побольше,- характеръ башенъ съ бойницами; впечатлѣн³е это еще сильнѣе, когда дома трехъ-этажные, стоятъ особнякомъ и имѣютъ пирамидальную форму (т.-е. форму пирамиды, усѣченной на половину высоты, вообще очень любимую въ Египтѣ).
   Но вотъ обращаютъ на себя вниман³е наше, особенно въ деревняхъ, высок³е узк³е дома, вокругъ каждаго изъ этажей которыхъ идутъ как³е-то широк³е выступы. Присматриваемся въ бинокли. Выступы словно изъ хворосту. Такъ оно и есть въ дѣйствительности. Устроены они для того, чтобы на нихъ жили и водились голуби, которые въ Египтѣ носятся цѣлыми тучами. На хворостяныхъ, заплетенныхъ соломой, выступахъ этихъ накопляется масса голубинаго помета; его очищаютъ раза два, три въ годъ и большими парт³ями сбываютъ въ Англ³ю и Герман³ю, гдѣ онъ употребляется какъ одно изъ лучшихъ удобрительныхъ средствъ.
   Нерѣдко на берегу видимъ людей, идущихъ съ толстыми кривыми палками въ рукахъ; палки эти они отъ поры до времени прикладываютъ къ колѣну, отламываютъ кусокъ, препровождаютъ въ ротъ и потомъ жуютъ. Это сахарный тростникъ. При первой болѣе продолжительной остановкѣ драгоманъ нашъ m-r Дмитри (мы взяли его съ собой въ Верхн³й Египетъ) купилъ вамъ нѣсколько кусковъ его. Довольно вкусно,- сокъ дѣйствуетъ очень прохлаждающе; древесину выплевываютъ.
   Въ этой части течен³я Нила не мало сахарнаго тростнику; его переработываютъ на особыхъ заводахъ; въ одинъ день мы проѣхали мимо трехъ изъ нихъ.
   День склоняется къ вечеру. Темнота наступила быстро. На пароходѣ зажгли огни. Пообѣдали. Опять вышли на палубу. Какъ холодно! ужъ мы на 23° широты, а чуть солнце зашло - приходится кутаться въ плэдъ.
   Но вотъ появились свѣтящ³яся точки... одна, двѣ, а потомъ и дѣлая сотня. Это городъ - мѣсто ночевки. Пароходы ходятъ только днемъ. Причалили и стали.
  

---

  
   19-го марта, рано утромъ, двинулись дальше.
   Чѣмъ больше подвигаемся мы въ югу, тѣмъ чаще попадаются вдоль береговъ "садуфы" и "сак³и" - приспособлен³я для поднят³я воды на окрестныя поля.
   Для устройства "садуфа" выкапываютъ у самаго берега яму такъ, чтобы въ все свободно втекала вода рѣки; на откосѣ берега ставятъ столбъ съ утвержденнымъ вверху его длиннымъ бревномъ въ видѣ коромысла и съ прикрѣпленной въ концу его бадьей; устройство точь-въ-точь какъ журавли нашихъ колодцевъ; бадьей зачерпываютъ воду изъ ямы, подымаютъ вверхъ, гдѣ и выливаютъ въ другую яму, откуда вода канавками расходится по полямъ. Таково устройство садуфа въ Нижнемъ Египтѣ, гдѣ берега Нила невысоки; дальше, вверхъ по течен³ю, садуфы изъ одноярусныхъ обращаются въ двухъ-трехъ и даже четырехъярусные. Первая яма - у поверхности Нила, вторая - на откосѣ берега, аршина четыре выше первой, третья - на томъ же откосѣ, тоже аршина на четыре надъ второй, и т. д., и надъ каждой по журавлю; изъ первой ямы воду поднимаютъ журавлемъ и льютъ во вторую; изъ второй въ третью и т. д. У каждаго изъ журавлей работаетъ одинъ или два человѣка. Такимъ образомъ, въ Верхнемъ Египтѣ приходится каждую, нужную для поливки, бадью воды зачерпнуть четыре раза и четыре же раза поднять ее вверхъ работой человѣческихъ мускуловъ прежде, чѣмъ дойдетъ она до уровня волей. Отъ восхода солнца до самаго его заката работаетъ у каждаго садуфа отъ 6 до 10 человѣкъ (отъ 4 до 8 собственно подымаютъ воду, остальные направляютъ воду по канавамъ); работаютъ они наг³е, какъ мать родила, не имѣя на себѣ ничего кромѣ пояса благопристойности, работаютъ на горячемъ тропическомъ солнцѣ, работаютъ даже нерѣдко при жгучемъ дыхан³и хамсина. Смотришь на эту работу и диву-дивишься. Поставить бы, кажется, насосъ - и двухъ человѣкъ за-глаза довольно. Но нѣтъ, какъ мы дешево стоитъ насосъ, средствъ на устройство его нѣтъ, а трудъ феллаха нипочемъ. И работаютъ тысячи ихъ, вдоль всѣхъ береговъ Нила, работаютъ какъ каторжные... Изрѣдка только, тамъ, гдѣ къ рѣкѣ подходятъ земли богатыхъ владѣльцевъ, является нѣкоторое сбережен³е человѣческаго труда, замѣной его быками или буйволами; для этого вмѣсто "садуфа" устроивается "сак³я". Въ берегѣ вырывается нѣчто въ родѣ узкаго, въ аршинъ шириной, заливчика; въ него вставляется огромное колесо, иного больше нашихъ мельничныхъ; на наружной сторонѣ обода насажены кувшины. Низъ колеса въ водѣ, и потому кувшинчики, одинъ за другимъ, наполняются ею; когда, съ поворотомъ колеса, кувшинъ, полный воды, окажется на самомъ верху, вода выливается въ резервуаръ, устроенный немного ниже уровня верхней части колеса; отсюда вода, если берегъ невысокъ, расходится по полю, или же колесомъ второй "сак³и", черпающей воду изъ этого уже резервуара, подымается еще выше.
   Чѣмъ больше подымаемся мы по Нилу, тѣмъ рѣже попадаются города. Деревень все же много, но не у самаго берега. Онѣ преимущественно на возвышенностяхъ, менѣе затапливаемыхъ рѣкой, и всегда притомъ у одного изъ безчисленныхъ каналовъ, прорѣзывающихъ долину по всѣмъ направлен³ямъ.
   Каналы - одна изъ главныхъ особенностей Египта; ими достигается болѣе равномѣрное распредѣлен³е разлива, они же даютъ воду для поливки такихъ частей долины, которыя безъ содѣйств³я ихъ не произвели бы ни былинки, а теперь родятъ богатѣйш³я жатвы. Каналы самой разнообразной величины; есть шире и глубже нашей Фонтанки; по нимъ вверхъ и внизъ ходятъ суда на парусахъ, а есть въ два, три аршина ширины. Вдоль береговъ и большихъ, и малыхъ каналовъ - "сак³и" и "садуфы", также какъ и вдоль Нила. Когда воды рѣки уже сильно спадутъ, выходы изъ каналовъ закрываются чѣмъ-то въ родѣ "застолокъ", подобныхъ нашимъ мельничнымъ; вода, слѣдовательно, сверху изъ Нила, иногда за мног³е десятки верстъ, можетъ еще входить въ каналъ, но выхода ей уже нѣтъ; она, значитъ, у устья канала будетъ стоять выше, чѣмъ безъ запруды, и такимъ образомъ наполняетъ второстепенные и третьестепенные каналы, которые безъ этого не принесли бы населен³ю столь необходимую имъ влагу.
   Мѣстность вдоль по Нилу очень однообразна. Рѣка проходить въ восточной части долины, преимущественно невдалекѣ отъ арав³йской цѣпи горъ; западныя же лив³йск³я возвышенности отдѣлены отъ Нила почти всей шириной долины и съ парохода едва замѣтны въ видѣ легкихъ холмовъ, всегда покрытыхъ дымкою. Иногда рѣка подходитъ къ самымъ скаламъ арав³йской цѣпи. Совсѣмъ отвѣсно высятся тогда онѣ надъ всю. Желтые и сѣрые камни этихъ громадъ смотрятъ сумрачно, грозно и дико. Нерѣдко з³яютъ въ нихъ глубок³я мрачныя пещеры. Не природа образовала ихъ. Она выдвинула изъ нѣдръ земли сплошныхъ могучихъ великановъ, и люди, мног³я тысячелѣт³я тому назадъ, поднялись на страшную высоту и высѣкли пещеры эти, добывая въ нихъ тѣ огромные камни, изъ которыхъ сложены были потомъ пирамиды. И чѣмъ ближе къ Нилу, чѣмъ отвѣснѣе, выше и неприступнѣе скалы, тѣмъ болѣе выбито въ нихъ пещеръ, тѣмъ больше ихъ и тѣмъ мрачнѣе смотрятъ онѣ. Неудивительно, что это именно такъ; двигать по суху безъ дорогъ тысячепудовые камни куда тяжелѣе, чѣмъ со скалы, отвѣсно внизъ, осторожно спустить ихъ на судно и водой доставить туда, гдѣ воздвигались искусственные исполины-пирамиды.
   Но мѣстъ, гдѣ горы неприступными головокружительной высоты, обрывами спускаются прямо въ рѣку, не много. Обыкновенно горы излучистой лин³ей тянутся вдоль лощины, гдѣ течетъ теперь Нилъ, то приближаясь къ нему сажень на двѣсти, на триста, то уходя на версту, на двѣ и даже на три. Пейзажъ выигрываетъ или тогда, когда онѣ здѣсь прямо у берега, или когда онѣ тамъ всего дальше. Въ первомъ случаѣ дѣйствуютъ на глазъ и воображен³е громадность, дикость и рѣзкость формъ; во второмъ случаѣ размѣры уменьшаются, формы округляются, дик³й характеръ вовсе стушевывается; а между тѣмъ солнечные лучи, проходящ³е сквозь воздухъ, полный мелкихъ, невидимыхъ глазу частицъ, освѣщающ³е горы подъ острымъ угломъ, придаютъ имъ лиловатый оттѣнокъ, и только гребни ихъ вырисовываются надъ зеленоватой площадью долины.
   Но все это вторые планы пейзажа. Къ нимъ можно причислить и города, и деревни, и кущи пальмъ, преимущественно на западной, лѣвой сторонѣ нильской долины.
   Первые же планы куда какъ мало приглядны. Рѣка протоками идетъ по обсохшему руслу. То направо, то налѣво тянутся песчаныя безконечныя отмели. Самые берега изъ засохшаго ила, безъ всякой растительности, и всѣ слоями отъ 1/4 до 1/2 аршина толщины каждый.
   И сколько ни идемъ мы - все тоже и тоже.
   Ходишь, смотришь, вглядываешься - и все тоже. Тѣ же пески, тѣ же берега, то же освѣщен³е. Утомительное, тяжелое однообраз³е.
   Невольно взглянешь на пароходъ, даже заинтересуешься, что на немъ дѣлается.
   Удивляютъ насъ, признаться, спутники наши, англичане. Ѣдятъ они какъ и мы. Но пьютъ на удивлен³е. Мы знаемъ, что подъ египетскимъ солнцемъ днемъ мясо ѣсть не слѣдуетъ, а отъ спиртныхъ напитковъ - Боже избави. Для нихъ же, видно, законъ этотъ не писанъ. Вчера былъ вѣтеръ сѣверный, и потому было не такъ-то жарко. Сегодня же вѣтра нѣтъ. Жжетъ солнце неумолимо. Натянули надъ палубой тентъ, и все же дышать нечѣмъ. Докторъ-англичанинъ тоже жалуется на жару и начинаетъ прохлаждаться. Потребовалъ тарелку чего-то въ родѣ пикулей, до того нашпигованныхъ перцемъ, гвоздикой и тому подобнымъ, что я самаго маленькаго кусочка съѣсть не могъ; взялъ онъ также полбутылки сельтерской воды и бутылку рому,- и прохлаждается. Просидѣлъ часа полтора, съѣлъ 1/4 часть пикулей, выпилъ съ стаканъ сельтерской воды и не оставилъ ни одной капли рому. Приходить одинъ изъ офицеровъ; докторъ говоритъ ему: "прекрасное отъ жары средство сельтерская вода и капельку рома для вкуса", и вотъ пресерьезно требуютъ они еще бутылку рому и уже вдвоемъ допиваютъ остатокъ сельтерской воды и осушаютъ ромъ.
   Кормятъ на пароходѣ невозможно скверно, берутъ же за обѣдъ и завтракъ полгинеи съ лица, т.-е. по 12 1/2 франковъ, по тогдашнему курсу болѣе 5 рублей; обѣдъ куда хуже, чѣмъ полуторарублевый въ любомъ петербургскомъ ресторанѣ; тоже и завтракъ. За все остальное нужно платить отдѣльно, а цѣны очень серьезныя: напр., полбутылки сельтерской воды 60 коп. Шесть дней провели мы на пароходѣ, три дня ѣдучи вверхъ и три дня возвращаясь, и каждый день ѣда обходилась намъ по 10 руб. съ лица, а чай былъ съ нами московск³й.
   Бродя по пароходу, усѣлся я какъ-то у самаго носа въ третьемъ классѣ, наблюдая суетню прислуги и нѣкоторыхъ изъ пассажировъ. Прямо противъ меня, вытянувшись пластомъ на самомъ солнышкѣ, лежитъ юноша лѣтъ 20-21, видимо европеецъ и сѣверянинъ. Долго внимательно смотрѣлъ онъ на меня, и потомъ вдругъ на чистѣйшемъ русскомъ языкѣ обратился ко мнѣ: "далеко ли ѣдете?" Удивился я. Оказывается - воспитанникъ московскаго межевого института; заболѣлъ, доктора послали его на ютъ, начальство же дало годовой отпускъ. Вотъ и поѣхалъ онъ сначала на Кавказъ, оттуда, въ октябрѣ, въ Каиръ. Средствъ мало, думалъ при содѣйств³и консульства получить какую-нибудь работу или уроки - ничего не вышло. Позвали его недавно въ гости въ Вади-Яльфу, да и билеты на проѣздъ туда и обратно дали,- вотъ и ѣдетъ, а въ маѣ опять на Кавказъ. Призналъ онъ меня по цвѣтной вышивкѣ ворота моей рубашки.
   Ночевать остались въ Кенэ, третьемъ по величинѣ городѣ Египта, болѣе 100.000 жителей.
  

---

  
   На слѣдующ³й день, 20-го марта, берега были все тѣ же. Въ Нилѣ воды какъ будто бы побольше; на глазъ это, впрочемъ, мало замѣтно, но обозначается движен³емъ парохода. Въ первый день нашего пути мы то-и-дѣло садились на мель; это, впрочемъ, задерживало насъ мало; песокъ на двѣ рѣки настолько неплотный, что стягиваются съ него очень легко,- покачаются, покачаются на мѣстѣ, сразу дадутъ сильный задн³й ходъ и - пошли. Во второй день врѣзывались мы въ мель всего разъ, да нѣсколько разъ зацѣплялись дномъ парохода. Теперь же, въ трет³й день, идемъ совершенно свободно. Одна изъ особенностей Нила состоитъ въ томъ, что количество воды увеличивается въ немъ не къ устью, а отъ устья вплоть до того мѣста, гдѣ впадаетъ въ него Атбара, несущая воды сѣверной Абиссин³и. Съ перваго раза это можетъ показаться страннымъ, но это такъ въ дѣйствительности и очень притомъ естественно. Отъ впаден³я Атбары до устья Нилъ проходитъ около 2.500 верстъ, не принимая ни одного притока; между тѣмъ идетъ онъ по песчаному руслу, въ странѣ вѣчнаго солнца и жары; количество воды въ рѣкѣ не только поэтому не увеличивается, но масса ея теряется, путемъ просасыван³я въ почву, испарен³емъ и еще болѣе отводится каналами на орошен³е полей.
   Къ полудню будемъ въ Луксорѣ, на развалинахъ древнихъ стовратныхъ Ѳивъ. прежде мы думали проѣхать еще дальше до Ассуана и первыхъ пороговъ - это верстъ на двѣсти выше Ѳивъ,- но выяснилось, что въ такомъ случаѣ мы или вовсе не будемъ имѣть времени для осмотра замѣчательныхъ разваливъ ѳивскихъ храмовъ, или же намъ придется очень долго жить въ Луксорѣ, такъ какъ пароходы, по окончан³и сезона, ходятъ не часто.
   Не было еще одиннадцати часовъ, когда m-r Дмвтри началъ указывать намъ далеко впереди на правомъ берегу рѣки как³е-то высок³е предметы. Одинъ онъ называлъ обелискомъ, другой - пилономъ, трет³й - большою залой и т. д. Мы, однако, ничего разобрать не могли, поняли только, что эти отдаленные великаны, замаскированные другими постройками - остатки громаднѣйшаго карнакскаго храма.
   Но вотъ показалась деревушка; среди ней высится европейское здан³е съ вывѣскою: Hôtel Karnac. Проходимъ мимо - окна забиты, нѣтъ и признака жизни. Намъ объясняютъ, что хозяева другого отеля, Hôtel Louxor, гдѣ мы должны остановиться, купили Hôtel Karnac для устранен³я конкурренц³и, а купивъ его - заколотили всѣ входы и выходы.
   Но вотъ и приставь. Раздались пароходные свистки. Мы причалили. Наконецъ-то мы у цѣли нашего долгаго странствован³я.
   Нетерпѣливо сбѣжали мы съ парохода и быстро взобрались на кручу берега. Пыльная набережная окружала насъ; налѣво лѣпились крохотные домики; направо возвышались как³я то развалины; передъ нами - Нилъ, за нимъ - широкая долина, а дальше - разорванные гребни горъ.
   На той почвѣ, которую попираемъ мы теперь, стоялъ одинъ изъ величайшихъ городовъ не Египта только, а всего древняго м³ра. Сто воротъ, сто выходовъ было изъ него и - въ случаѣ войны - 2.000 съ головы до ногъ вооруженныхъ воиновъ выходило изъ каждыхъ воротъ.
   По этому Нилу, что спокойно струитъ передъ вами тих³я воды свои, мног³е вѣка звучали тимпаны, гремѣло оруж³е, къ небу неслись грозные крики безчисленныхъ ратей, съ угрозой врагамъ подымались они по немъ далеко, далеко за предѣлы эѳ³опск³е или спускались къ морю, а тамъ шли и несли знамена фараоновъ до Касп³я и до уходящаго въ небо хребта кавказскаго.
   A эти пустынные, тамъ за долиной разорванные гребни горныхъ кряжей! Тысячелѣт³я хранили они въ нѣдрахъ своихъ могилы фараоновъ и бренные останки ихъ,- да и кто знаетъ, не хранятъ ли они и теперь могилъ и останковъ куда болѣе того, что открыто было до сихъ поръ? Мы направились въ гостиницу мимо величественной колоннады, остатка прежняго храма, потомъ свернули по узенькой песчаной улицѣ и шли вдоль высокой каменной стѣны, но вотъ въ ней ворота - это входъ въ гостинницу.
   Цѣлыхъ три дня видѣли мы вокругъ себя только скалы, пески да неприглядные илистые берега. И вдругъ разомъ, переступивъ только порогъ калитки, очутились мы въ роскошномъ тропическомъ саду.
   Широкая, убитая щебнемъ, дорожка, ведетъ къ отелю. Направо, налѣво и впереди, у самыхъ стѣнъ гостинницы, высятся стройныя пальмы. Между ними и вокругъ нихъ, на веселящемъ зеленью своею газонѣ - олеандры, сплошь покрытые своими чудными колокольчиками; кусты розъ, сажени въ полторы высотой, сверху до низу усыпанные алыми и розовыми цвѣтами и бутонами, раскинулись между стволами тополей и грецкихъ орѣховъ; померанцы стоятъ, какъ молокомъ облитые своими крохотными бѣлыми цвѣточками; пестрыя клумбы высятся вдоль дорожекъ; зелень блеститъ весенней свѣжестью. Отовсюду несетъ пр³ятной сыростью только-что обильно облитой земли.
   Отель двухъ-этажный. Внизу кругомъ его крытая галерея, аркадами отдѣленная отъ сада; во второмъ этажѣ, какъ разъ надъ нею, широчайшая терраса, тоже охватывающая все здан³е. Намъ, по выбору нашему, дали комнаты во второмъ этажѣ окнами на сѣверъ, съ выходами на террасу.
   Мы заказали завтракъ. Спѣшно устроились у себя въ нумерахъ и пошли смотрѣть садъ. Оказалось, что за окончан³емъ сезона въ порядкѣ только лицевая сторона его отъ входа; остальное не прибрано, не выметено, но все же хорошо. Пальмы, бамбукъ, акац³и, грецк³е орѣхи, лимоны, апельсины, померанцы, рожки, кактусы, алое - словомъ, вся южная флора. Но для насъ главная прелесть сада была даже не въ этомъ, а въ живыхъ голосистыхъ его обывателяхъ. Богъ знаетъ, когда въ послѣдн³й разъ слышали мы птицъ,- еще, конечно, минувшимъ лѣтомъ на родинѣ,- а тутъ ихъ видимо-невидимо; большое пространство, сплошь покрытое растительностью, привлекло пернатыхъ со всей окрестности; весело носятся они съ вѣтви на вѣтвь, щелкаютъ, свистятъ, щебечутъ и поютъ.
   Вернувшись въ гостинницу, мы усѣлись въ лектор³и. Но едва успѣли мы развернуть - кто каррикатурный, кто иллюстрированный журналъ, какъ одинъ изъ слугъ пришелъ сообщить, что насъ спрашиваетъ господинъ, и онъ назвалъ длиннѣйшую и мудренѣйшую арабскую фамил³ю.
   Мы подумали, не есть ли это обыденное въ тѣхъ мѣстностяхъ приставан³е, и уже хотѣли отправить "господина" по добру во здорову, но онъ, изъ другой комнаты видимо слѣдивш³й за переговорами слуги, самъ появился въ дверяхъ и, любезно раскланиваясь, подошелъ въ намъ. Это былъ мужчина высокаго роста, красивый, видный, одѣтый по-европейски; цѣпочка съ брелоками, перстни на пальцахъ, чистота и модный покрой жакетки ясно показывали, что не попрошайство - его цѣль. Мы поднялись. Рекомендуется - русск³й и британск³й, и бельг³йск³й консулъ въ Луксорѣ. Очень, конечно, рады. По-французски говоритъ плохо, такъ что едва его поймешь. Одинъ изъ насъ обратился къ нему по-итал³янски; консулъ обрадовался, и они затараторили очень оживленно. Но вотъ подали завтракъ; за столомъ насъ всего пятеро: какой-то бельг³ецъ съ женой да мы трое. Ѣда прескверная; всему, говорятъ, виною конецъ сезона. Въ гостинницѣ 150 нумеровъ, и съ ноября по конецъ февраля рѣдко бываютъ пустые; теперь же занято всего четыре; вся европейская прислуга - повара, прачки, лакеи-кельверы - уже уѣхали въ Итал³ю и Швейцар³ю и вернутся оттуда только по окончан³и тамошняго сезона, въ октябрѣ; готовятъ же и служатъ намъ мѣстные.
   За завтракомъ мы сидѣли довольно долго. Я спросилъ вторую чашку кофе. Только-что подалъ мнѣ ее слуга и отошелъ къ прилавку, какъ быстро вбѣжалъ другой слуга, очень скоро заговорилъ съ первымъ и энергическими жестами сталъ показывать на насъ вообще и на меня въ особенности. Нѣсколько мгновен³й недоумѣн³е было видно на лицахъ ихъ, но потомъ они бросились въ намъ. Подававш³й мнѣ кофе обратился ко мнѣ тономъ, въ которомъ и восклицан³е, и вопросъ слышались въ одинаковой мѣрѣ: "московъ, московъ, московъ!?" Я недоумѣвающе смотрѣлъ на него. Тогда, забывъ, повидимому, принятые въ отелѣ порядки, онъ началъ слегка пальцемъ тыкать меня въ плечо, снова повторяя: "московъ, московъ!"... а затѣмъ билъ себя въ грудь и говорилъ: "Копть, коптъ! Кристосъ, коптъ! Кристосъ!"
   Копты пришли въ восторгъ. Быстро на лѣвой рукѣ засучили они до плеча рукава одежды и показывали татуированный ниже плеча большой православный крестъ. Ударяя по немъ и цѣлуя его, они повторяли: "Московъ, коптъ, Кристосъ, ami, ami, ami! Коптъ, Акъ-падишахъ, ami, ami!"
   Большинство сельчанъ Верхняго Египта копты-христ³ане, въ городахъ же - мусульмане. Здѣшнее христ³анство - дѣло проповѣди, трудовъ и мученичества великихъ ѳиваидскихъ отшельниковъ; оно уже со времени женитьбы ²оанна III на Соф³и Палеологъ стало видѣть въ Москвѣ своего защитника; побѣды Екатерины надъ турками еще болѣе укрѣпили эту мысль.
   Послѣ завтрака мы надумались, что англичане въ консулы дурака не выберутъ, что, слѣдовательно, консулъ можетъ намъ оказаться полезенъ, да и сообщитъ многое, чего безъ знакомства не узнаешь,- поэтому рѣшили сдѣлать ему визитъ. Оказалось, консульство перешло въ нему отъ отца и не мало содѣйствовало его обогащен³ю, такъ что онъ самый состоятельный изъ обывателей Луксора. Отъ гостинницы до его дома не болѣе сотни шаговъ. Принялъ онъ насъ предупредительно, угостилъ кофе, шербетомъ, вареньями; показывалъ старое оруж³е, монеты и тому подобное, звалъ на слѣдующ³й день отобѣдать чисто по-арабски, безъ ножей, вилокъ и салфетокъ, и съ арабской кухней, и затѣмъ вызвался проводить въ Карнакъ.
   Поѣхали, конечно, на ослахъ. Большой карнакск³й храмъ состоялъ изъ множества частей. Главнѣйшая - въ видѣ длиннаго прямоугольника, вытянутаго съ востока на западъ. Въ ней примыкаютъ пристройки. Важнѣйш³я изъ нихъ идутъ длинной полосою прямо на югъ, выходятъ за прежнюю ограду храма и тянутся въ видѣ аллеи сфинксовъ, изрѣдка прерываемыхъ постройками меньшихъ храмовъ.
   На встрѣчу этой лин³и шла прежде другая отъ Луксорскаго храма, такъ что обѣ главныя святыни древнихъ Ѳивъ, отстоящ³я слишкомъ на двѣ версты одна отъ другой, все же соединялись между собою.
   Главный входъ въ карнакск³й храмъ былъ съ запада, со стороны Нила. Сначала шла аллея сфинксовъ; потомъ небольшой пропилонъ, т.-е. преддвер³е, въ родѣ тѣхъ тр³умфальныхъ воротъ, которыя особенно часто строились у насъ въ царствован³е Александра I и Николая I; только, конечно, египетск³я ворота покрупнѣе нашихъ, складывались изъ огромныхъ камней не имѣли сводовъ. За пропиловомъ - новая коротенькая аллея сфинксовъ, а затѣмъ пилонъ. Каждый пилонъ представляетъ собой не что иное, какъ огромную стѣну, воздвигнутую поперекъ храма, т.-е. по его ширинѣ; стѣна эта въ основан³и шире и все съуживается вверхъ, такъ что наружныя стороны ея наклонены подобно боковымъ гранямъ пирамидъ, но наклонъ только гораздо круче, такъ что издали сооружен³е можно счесть совсѣмъ отвѣснымъ; по самой серединѣ этой стѣны проходъ, отличающ³йся отъ всякаго рода каменныхъ воротъ нашихъ не одной только громадностью, но и тѣмъ, что стѣнки его скошены вверхъ, какъ и внѣшн³я стѣны пилона, и что надъ нимъ верхней покрышки, потолка, никогда не дѣлалось. Первый самый большой пилонъ выстроенъ позже остальныхъ частей главнаго храма, во времена Птолемеевъ; онъ даже не былъ никогда окончательно достроенъ, и, несмотря на это, онъ - самый большой изъ пилоновъ храма; нынѣшняя его высота около 21 сажени, длина 53 сажени, ширина болѣе 7 саженъ. Сѣверная, лѣвая отъ входа, половила его значительно повреждена.
   За пилономъ идетъ первый дворъ храма; западную его сторону составляетъ 1-й пилонъ, восточную - 2-й пилонъ; сѣверная же и южная - изъ толстыхъ стѣнъ, впереди которыхъ рядъ колоннъ; пространство между стѣнами и колоннами прикрыто сверху огромными камнями, такъ что образуетъ закрытыя галереи. Во дворѣ этомъ на стѣнѣ перваго пилона высѣчена надпись, сдѣланная по распоряжен³ю ученой коммисс³и, сопровождавшей Наполеона въ его экспедиц³и; она указываетъ градусы широты и долготы, подъ которыми находятся главнѣйш³я развалины Египта.
   За первымъ дворомъ идетъ второй пилонъ, нѣсколько меньшихъ размѣровъ, но болѣе древн³й, чѣмъ первые пилонъ и дворъ.
   У входа стояли двѣ огромныхъ статуи; одна изъ нихъ еще на ногахъ - это, повидимому, Рамзесъ I.
   За вторымъ пилономъ идетъ большая зала колоннъ, замѣчательнѣйшая изъ залъ, оставленныхъ вамъ Египтомъ. Потолокъ поддерживался 134 громадными колоннами; 12 изъ нихъ, ближайшихъ къ серединѣ у самой оси храма, чуть-чуть больше остальныхъ. Высота колоннъ этихъ почти 11 саженъ, окружность семь аршинъ, т.-е. каждая изъ нихъ такой же величины, какъ Вандомская колонна въ Парижѣ, воздвигнутая въ память побѣдъ наполеоновской великой арм³и. Изъ колоннъ этихъ двѣ упали, одна накловилась, а остальныя стоятъ, такъ же высоко поднявъ головы, какъ и при постройкѣ ихъ за 15 вѣковъ до Рождества Христова.
   И стѣны, и колонны залы покрыты изображен³ями, обыкновенно раскрашенными, и надписями. Одна изъ замѣчательнѣйшихъ картинъ, высѣченная, впрочемъ, на внѣшней сторонѣ пилона, составляющаго восточную стѣну залы, изображаетъ Сети I въ боевой колесницѣ; передъ нимъ склонились побѣжденныя имъ племена; сир³йцы и евреи устилаютъ древесными вѣтвями его путь и возносятъ славу царю, "взглядъ котораго, подобно солнцу, даруетъ жизнь". Другой рисунокъ изображаетъ возвращен³е Сети домой; его встрѣчаютъ подданные, самъ онъ на Нилѣ, въ лодкѣ, подъ которой въ водѣ плаваютъ и играютъ крокодилы и бегемоты. На третьемъ Сети приноситъ жертву богамъ. На четвертомъ Сети избиваетъ колѣнопреклоненныхъ у ногъ его плѣнниковъ, а возлѣ него стоить Ѳивавда, олицетворенная женщиной, и подаетъ ему колчанъ, полный стрѣлъ.
   За залой колоннъ идетъ трет³й пилонъ, меньше второго; за третьимъ пилономъ - узк³й дворъ, а потомъ четвертый, еще меньш³й, пилонъ. Передъ проходомъ сквозь этотъ пилонъ, слѣдовательно въ узкомъ дворѣ, стояли два обелиска изъ с³енскаго гранита, въ 11 саженъ высоты каждый; одинъ изъ нихъ упалъ и разбить въ куски.
   За четвертымъ пилономъ - "дворъ карр³атидъ", названный такъ потому, что вдоль стѣны пилона приставлены въ нему огромныя человѣческ³я фигуры, теперь сильно попорченныя, а частью и вовсе уничтоженныя. Дворъ этотъ былъ нѣкогда украшенъ 24 огромными колоннами; часть ихъ сняли еще при знаменитой царицѣ-регентшѣ Хоттасу, для того, чтобы поставить два обелиска передъ проходомъ въ пятый пилонъ. Эти обелиски - лучш³е изъ оставленныхъ намъ древнимъ Египтомъ; тотъ изъ нихъ, который стоитъ еще на мѣстѣ, имѣетъ болѣе 14 саженъ высоты и почти на три сажени выше украшающаго теперь площадь Соглас³я въ Парижѣ; оба обелиска эти самой тонкой работы, покрыты письменами, а верхушки ихъ были въ свое время вызолочены.
   За пятымъ пилономъ - дворикъ, гораздо меньше предъидущаго, съ выходами на сѣверъ и на югъ. Затѣмъ шестой и наименьш³й изъ пилоновъ, замѣчательный своими "географическими таблицами"; это не что иное какъ изображен³е Тутмеса III, грозно занесшаго руку надъ цѣлою толпою плѣнныхъ; они стоятъ рядами, руки связаны сзади; тѣло прикрыто чѣмъ-то въ родѣ щита, на которомъ написано назван³е страны или города, откуда взятъ плѣнникъ. Изучен³е этихъ именъ - въ связи съ лицомъ и формами плѣнника, до котораго относятся - дали возможность очень пополнить географ³ю древняго м³ра временъ, на два или на три столѣт³я предшествовавшихъ исходу евреевъ изъ Египта; всѣхъ назван³й было до 1.200, но надписей, сохранившихся достаточно хорошо для того, чтобы прочесть ихъ, осталось всего 628.
   За шестымъ пилономъ идетъ небольшой дворикъ, а затѣмъ такъ-называемыя гранитныя комнаты, предшествовавш³я самому святилищу; эти комнаты долго принимались за святилище, но Марр³этъ доказалъ ошибочность этого мнѣн³я; онѣ невысоки, сложены изъ полированнаго гранита и сплошь покрыты надписями и рисунками, отлично раскрашенными; ихъ окружаетъ нѣчто въ родѣ корридора, на стѣнахъ котораго найдены и прочтены "таблицы лѣтосчислен³я", въ которыхъ погодно описаны подвиги Тутмеса III.
   Отъ святилища храма, по странной случайности, не сохранилось почти ничего, кромѣ части фундамента. Повидимому, сложено оно было изъ известковаго камня; тутъ, во время наполеоновской экспедиц³и, арабы брали камень, употреблявш³йся ими на добыван³е извести; отдѣльные камни, зарытые въ землѣ, показываютъ величиной своей, что они должны были служить основан³емъ дѣйствительнымъ гигантамъ.
   Около 25 саженъ въ длину занимаетъ почти пустое пространство прежняго святилища. Потокъ начинаются развалины построекъ, отдѣлявшихъ святилище отъ прочаго м³ра. Такова "комната предковъ", на стѣнахъ которой изображенъ Тутмесъ III, приносящ³й жертву 57 предшественникамъ своимъ на престолѣ египетскомъ; всѣ они посажены въ четыре ряда и подъ каждымъ изъ нихъ подписано его имя.
   Затѣмъ идетъ цѣлый рядъ залъ и комнатъ, въ одной изъ которыхъ были найдены останки священныхъ крокодиловъ; потомъ еще нѣсколько стѣнъ, образующихъ корридоры и наружную стѣну храма.
   Длина всего храма 172 сажени; наибольшая его ширина - длина перваго пилона, 53 сажени, а окружность 445 саженъ, т.-е. почти верста.
   При этомъ не слѣдуетъ еще забывать, что все вышеописанное относится только въ главной части храма; въ нему, и съ востока, и съ запада, примыкали и примыкаютъ друг³е храмы; въ непосредственной съ ними связи находились искусственныя озера, на которыхъ помѣщались употреблявш³яся при богослужен³и священныя ладьи. Этотъ главный храмъ и важнѣйш³е, примыкавш³е къ нему и составлявш³е съ нимъ нѣчто нераздѣльное, обнесены были толстою стѣной въ формѣ четырехъ-угольника; въ стѣнѣ этой было, повидимому, пять выходовъ,- четыре изъ нихъ черезъ храмы, и только одинъ, близь сѣверо-восточнаго угла, употреблялся, вѣроятно, для нуждъ обыденной жизни.
   Окружность этой стѣны, охватывавшей карнакск³й храмъ, со всѣми къ нему пристройками, равняется 1.125 саженямъ, а вся площадь храма внутри этихъ стѣнъ составляетъ около 240 десятинъ, т.-е. не менѣе средней величины помѣстья центральной нашей черноземной полосы.
   Постройка храма тянулась безконечно долго. Самыя древн³я части его - святилище и комнаты крокодиловъ - возведены фараономъ Усартезеномъ болѣе чѣмъ за три тысячи лѣтъ до Р. X. Затѣмъ къ храму стали дѣлать пристройки, пригоняя ихъ съ западной его стороны. Главнѣйш³я: Тутмеса I (около 1678 до Р. X.); залъ карр³атидъ, великой царицы-регентши Хатосу, установившей больш³е обелиски; Сети I и Рамзеса II (съ 1456 по 1339 г. до Р. X.), воздвигшихъ большой залъ съ колоннами; Торока и Псамметиха (съ 715 по 527 г. до Р. X.), устроившихъ первый большой дворъ съ колоннадами, и, наконецъ, Птолемеевъ, сложившихъ первый гигантск³й пилонъ (съ 108 по 81 годъ до Р. X.).
   Не видя храма, мы уже знали изъ описан³й главнѣйш³е размѣры и пилоновъ, и дворовъ, и колоннъ; но когда увидѣли все это, то были совершенно поражены: все оказалось и красивѣе, и величественнѣе, чѣмъ думали мы, и все сохранилось гораздо лучше, чѣмъ ожидали.
   Часа три прошло, пока мы бѣгло, въ общихъ чертахъ, осмотрѣли эту величайшую изъ развалинъ м³ра; солнце было уже очень низко, и приходилось спѣшить возвращен³емъ домой.
   Послѣ обѣда бесѣдовали мы съ супругами-бельг³йцами и потомъ поднялись на широкую террасу, куда выходили двери нашихъ комнатъ. Ночь была удивительно хороша. Тепло; воздухъ насыщенъ запахомъ розъ и померанца; тихо такъ, что листъ не шелохнется, ни звука вокругъ; звѣзды ярко горятъ въ темно-синей, скорѣе даже черной глубинѣ неба.
  

---

  
   21 марта встали мы чуть свѣтъ, напились кофе и - въ путь. Ѣдемъ на лѣвую сторону Нила осматривать гробницы царей, въ лив³йскомъ кряжѣ горъ.
   Очень холодное утро! Нилъ переѣзжаемъ въ большой лодкѣ и преусердно кутаемся въ плэды. Остановились у песчанаго откоса; здѣсь лодка будетъ ожидать нашего возвращен³я. Невдалекѣ толпа погонщиковъ и чуть не цѣлое стадо осѣдланныхъ ословъ.
   Идемъ къ нимъ. Къ каждому изъ насъ бросается нѣсколько человѣкъ. Поднимается неистовый гвалтъ. Высматриваю осла и хочу сѣсть на одного изъ нихъ, но двое здоровыхъ дѣтинъ не только не помогаютъ мнѣ, а тянутъ долой. Съ сотоварищами моими тоже. Вижу - m-r Дмитри что-то неистово кричитъ по направлен³ю къ лодкѣ. Трое дюжихъ гребцовъ съ веслами въ рукахъ бросаются въ вамъ. "Остановитесь, подождите, господа!" - вопитъ m-r Дмитри. Начинается свалка. Дмитри, гребцы и часть погонщиковъ колотятъ остальныхъ. Особенно усердствуетъ m-r Дмитри; ременная короткая плеть его дѣйствуетъ преисправно. Черезъ минуту или двѣ вся группа раздѣлилась; около насъ остались Дмитри, гребцы, человѣкъ пять погонщиковъ и двѣ дѣвочки; отдѣлены отъ насъ и побиты человѣкъ десять, двѣнадцать. Усаживаемся верхомъ. Оказывается, что возлѣ насъ тѣ погонщики, съ которыми наканунѣ заключилъ услов³е m-r Дмитри. Остальные явились въ надеждѣ оттѣснить ихъ и захватить кл³ентовъ. Мног³е изъ нихъ и награждены за это уд

Другие авторы
  • Зейдер Федор Николаевич
  • Гоголь Николай Васильевич
  • Ольденбург Сергей Фёдорович
  • Брусилов Николай Петрович
  • Свенцицкий Валентин Павлович
  • Елисеев Александр Васильевич
  • Красовский Василий Иванович
  • Михайлов А. Б.
  • Мякотин Венедикт Александрович
  • Трачевский Александр Семенович
  • Другие произведения
  • Масальский Константин Петрович - Черный ящик
  • Аскоченский Виктор Ипатьевич - Асмодей нашего времени
  • Катенин Павел Александрович - Песни в Сельме
  • Достоевский Федор Михайлович - Как опасно предаваться честолюбивым снам
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Метерлинк-утешитель (О "жёлтой опасности")
  • Вольтер - Пришествие, на нашу землю, и пребывание на ней, Микромегаса; из сочинений г. Вольтера
  • Меньшиков Михаил Осипович - М. В. Меньшикова. Как убили моего мужа
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Между прочим
  • Каменский Андрей Васильевич - Роберт Оуэн. Его жизнь и общественная деятельность
  • Полевой Петр Николаевич - Корень зла
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 508 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа