Главная » Книги

Рачинский Сергей Александрович - Школьный поход в Нилову Пустынь, Страница 3

Рачинский Сергей Александрович - Школьный поход в Нилову Пустынь


1 2 3

ицы, съ большимъ веселымъ домомъ, громаднымъ старымъ садомъ, обширнымъ паркомъ и великолѣпною церковью. Церковь эта, построенная въ началѣ нынѣшняго столѣт³я, отличается самою своеобразною структурою. По обѣимъ сторонамъ ея стоятъ, совершенно отдѣльно, двѣ высок³я колокольни. Планъ самой церкви - равносторонн³й трехугольникъ съ закругленными углами. Отъ этого трехугольника, стѣнами, параллельными сторонамъ, отрѣзаны три малыхъ трехугольника, изъ коихъ одинъ составляетъ алтарь главнаго храма, два друг³е - боковые придѣлы. Остающ³йся между ними правильный шестиугольникъ и составляетъ главный храмъ, увѣнчанный высокимъ куполомъ. Три массивныхъ фронтона на толстыхъ колоннахъ украшаютъ три стѣны храма, осѣняя три входа, къ коимъ ведутъ широк³я каменныя крыльца. Въ церкви хранится высокочтимая икона,- громадная, старинная коп³я Ченстоховской иконы Бож³ей Матери.
   Радостно приняли меня радушные хозяева. Съ наслажден³емъ напился я кофею, съ наслажден³емъ, въ ожидан³и ребятъ, полежалъ часа два въ настоящей постели. Между тѣмъ Николя, пр³ѣхавш³й со мною, несмотря на дождь, набрасывалъ видъ пруда и парка, а въ обширной школѣ готовился прекрасный обѣдъ, накрывались столы, натаскивалась солома для отдыха ребятъ. Тотчасъ по ихъ прибыт³и началась ѣда и чаепит³е. Ребята, довольные и сытые, лишь часочекъ повалялись на соломѣ, и торопились совершить послѣдн³й, легк³й переходъ: отъ Бобровки до Татева всего пятнадцать верстъ.
   Я опять поѣхалъ впередъ, ибо опасался, что и въ Татевѣ насъ еще не ожидаютъ, и нужно было распорядиться на счетъ ужина. Погода прояснилась: было тепло и солнечно. Дорога наша шла все Ржевскимъ уѣздомъ, мимо двухъ помѣщичьихъ усадебъ. Тутъ въ концѣ прошлаго столѣт³я произошло событ³е, о коемъ передамъ разсказъ очевидца, восьмидесятилѣтней старушки - слышанный мною лѣтъ тридцать пять тому назадъ.
   Въ серединѣ прошлаго столѣт³я, весь этотъ уголокъ Ржевскаго уѣзда составлялъ одно обширное имѣн³е, принадлежавшее князьямъ Долгорукимъ, потомство коихъ по женской лин³и до сихъ поръ владѣетъ значительною ея част³ю, съ усадьбою Талицею. Самая же лучшая частица этого имѣн³я - усадьба Сидорово на берегу рѣки Березы близъ церкви, съ каменнымъ домомъ и небольшимъ участкомъ отличной земли - была проиграна въ карты нѣкимъ княземъ Долгорукимъ деревенскому сосѣду, Свистунову, за родомъ коего еще недавно состояло это имѣньице. Свистуновъ этотъ былъ человѣкъ домовитый и богатый. Въ бытность свою воеводою, гдѣ-то въ Сибири, онъ скопилъ немало добра, и въ обширныхъ подвалахъ Сидоровскаго дома, уцѣлѣвшихъ до сихъ поръ, кромѣ старыхъ медовъ и водокъ, хранились кубышки, наполненныя золотою и серебряною монетою, жемчугомъ, старинными серебряными крестами.
   Князь Долгорук³й очень жалѣлъ объ утратѣ Сидорова и поручилъ своему преданному управляющему какъ-нибудь оттягать у Свистунова проигранное въ карты имѣн³е. Этотъ усердный слуга, желая угодить своему барину, вздумалъ завладѣть тѣмъ документомъ, на основан³и коего Свистуновъ владѣлъ Сидоровомъ. Для этого онъ выбралъ время, когда хозяина не было дома, всѣ крестьяне косили на дальней пустоши, а старуха хозяйка осталась дома одна съ маленькою племянницею (отъ которой я и слышалъ этотъ разсказъ), и съ малочисленною прислугою. Въ Сидоровск³й домъ, среди бѣла дня ворвалась вооруженная ватага, безъ труда перевязала хозяйку и всѣхъ слугъ, угрозами вынудила старушку выдать ключи, и принялась за обыскиван³е всѣхъ запертыхъ помѣщен³й.
   По счаст³ю, одинъ дворовый мальчикъ успѣлъ незамѣченный разбойниками ускользнуть въ садъ, затѣмъ перебраться черезъ рѣку и добѣжать до Татева съ вѣст³ю объ этомъ разгромѣ.
   Въ то время жилъ въ Татевѣ мой прадѣдъ, Богданъ Алексѣевичъ Потемкинъ (депутатъ Бѣльскаго уѣзда въ Екатерининской коммисс³и объ уложен³и). Узнавъ о случившемся, онъ тотчасъ сѣлъ на коня, и во главѣ многочисленной, вооруженной дворни поскакалъ на выручку.
   Между тѣмъ разбойники, овладѣвъ ключами, прежде всего устремились въ подвалы, полагая, что тамъ найдется и нужный имъ документъ, и еще много иного, что кстати захватить не мѣшаетъ. И дѣйствительно, нашлись и кубышки. и множество боченковъ съ водками, наливками и медами. Сими послѣдними занялись прежде всего, и началась веселая, поспѣшная попойка.
   Не успѣла она кончиться, какъ нагрянулъ дѣдушка съ своимъ войскомъ. Долгоруковцы, уже совершенно пьяные, не выдержали натиска, и послѣ краткаго сопротивлен³я, разбѣжались. Но нѣкоторые изъ нихъ успѣли, захвативъ завѣтныя кубышки, сѣсть на свои подводы и ускакать по Ржевской дорогѣ. За ними тотчасъ пустилась погоня. Часть добра была отбита, часть побросана разбойниками въ ручьи и рѣчки, пересѣкающ³е дорогу. Одинъ изъ этихъ ручьевъ до сихъ поръ сохранилъ назван³е Крестоваго, отъ старинныхъ крестовъ, отъ времени до времени, находимыхъ на его илистомъ днѣ.
   Документъ, изъ-за котораго былъ учиненъ этотъ разбой, хранился въ невзрачномъ шкапчикѣ, на который никто не обратилъ вниман³я. Вся эта истор³я никакихъ дальнѣйшихъ. послѣдств³й не имѣла, ибо Долгоруковск³й управляющ³й съ того же дня безъ вѣсти пропалъ, а самъ князь, живш³й въ Петербургѣ, конечно, съ удивлен³емъ узналъ о подвигахъ своего вѣрнаго слуги...
   Въ самомъ Сидоровѣ, такъ называемый Осташковск³й большакъ выходитъ на настоящ³й большакъ, соединяющ³й Ржевъ съ Бѣлымъ. Надъ темной полосой лѣса виднѣются высок³я рощи Татевской усадьбы и погоста. Лѣтъ тридцать тому назадъ, отсюда былъ прекрасный видъ на домъ и на церковь; но теперь все потонуло въ зелени: едва выглядываетъ изъ-за верхушекъ березъ бѣлая колокольня. Длинный мостъ ведетъ черезъ рѣку Березу, составляющую тутъ границу и Смоленской губерн³и, и Татевскихъ владѣн³й. Мы уже дома...
   Радостно встрѣчаютъ насъ домашн³е, радостно школьныя бабушки. О нашемъ приближен³и уже знали. Въ школѣ готовится ужинъ. Вся эта старая, извѣстная намъ наизусть обстановка, кажется намъ какъ будто новою. Деревья потемнѣли и еще погустѣли; рожъ поблѣднѣла. Цвѣты въ палисадникѣ и капуста въ огородѣ сильно разрослись. Вскорѣ высыпаетъ на школьную площадку нашъ караванъ, уже нѣсколько растаявш³й; нѣкоторые изъ ребятъ, не доходя до Татева, свернули въ свои деревни. Начинается чаепит³е, разборъ безчисленныхъ просфоръ, привезенныхъ изъ Пустыни. Тихо надвигается свѣтлая ночь. Мы сидимъ подъ высокимъ навѣсомъ крыльца, пока бабушки жарятъ собранные ими для насъ грибы. Робкая собачка церковнаго сторожа торопливо подбѣгаетъ и на почтительномъ разстоян³и становится на задн³я лапки, выпрашивая баранковъ. Знакомая ласточка, невѣдомо откуда и зачѣмъ прилетающая каждый день во время вечерняго чая, садится на рѣзьбу, окружающую образъ Спасителя, и продолжительно и радостно щебечетъ. Церковная колокольня, стоящая прямо противъ входа въ школу, все бѣлѣе выступаетъ на темнеющемъ небѣ востока. Ранн³й ужинъ опять собираетъ всѣхъ насъ въ тѣсной столовой и на вечерней молитвѣ въ послѣдн³й разъ поется тропарь Преподобному Нилу.
  

---

  
   Разсказъ мой конченъ. Остается дополнить его лишь нѣкоторыми изъ мыслей, развертывавшихся въ моемъ умѣ во время длинныхъ переходовъ отъ одной деревушки къ другой, подъ веселый говоръ ребятъ, въ виду широкихъ лѣсныхъ горизонтовъ, лишь изрѣдка прерываемыхъ бѣлѣющимъ профилемъ далекой колокольни.
   Начну съ соображен³я, не имѣющаго ничего общаго съ религ³озною цѣл³ю нашего путешеств³я. Нѣтъ сомнѣн³я, что школьное учен³е въ нашихъ бѣдныхъ сельскихъ училищахъ весьма мало прибавляетъ къ скудному запасу наглядныхъ практическихъ свѣдѣн³й, коими обладаетъ ребенокъ, выростающ³й въ тѣсной, однообразной средѣ, ограниченной какимъ-нибудь десятиверстнымъ разстоян³емъ. Этотъ недостатокъ наглядности, непосредственнаго знакомства съ предметами, о коихъ идетъ рѣчь въ школѣ и въ книгахъ, не можетъ быть восполненъ однимъ показыван³емъ картинокъ, которыя сами становятся понятными лишь по аналог³и съ предметами знакомыми и видѣнными. Повѣритъ ли читатель, что мног³е изъ моихъ спутниковъ, умные мальчики лѣтъ 13-16, пишущ³е безъ орѳографическихъ ошибокъ, поющ³е по нотамъ, восхищающ³еся Одиссеею Жуковскаго, и музыкою Моцарта, никогда не видали - не говорю парохода и телеграфной проволоки - но парома и вѣтряной мельницы! Дѣло въ томъ, что обил³е нашихъ ручьевъ и рѣчекъ до сихъ поръ позволяетъ обходиться безъ вѣтряныхъ мельницъ, но рѣчки эти столь незначительны, что въ паромныхъ переправахъ нѣтъ никакой нужды. Выбралъ я примѣръ самый рѣзк³й, но то же самое можно сказать о тысячѣ самыхъ обыкновенныхъ техническихъ приспособлен³й и земледѣльческихъ пр³емовъ, растен³й и животныхъ, явлен³й природы и жизни человѣческой. Всѣ эти вещи, предполагаемыя общеизвѣстными, роковымъ образомъ остаются неизвѣстными или загадочными для ребенка, видѣвшаго на своемъ вѣку лишь десятокъ лѣсныхъ деревушекъ, изумительно похожихъ одна на другую. Вотъ одна изъ причинъ, по которымъ дѣльныя книги, трактующ³я о предметахъ общеполезныхъ, нашими школьниками читаются столь туго, оставляютъ въ умахъ ихъ столь мало слѣдовъ. Между тѣмъ, самые предметы, о которыхъ ведется рѣчь въ этихъ книгахъ, возбуждаютъ въ крестьянскихъ дѣтяхъ живѣйш³й интересъ, когда удается показать имъ ихъ въ дѣйствительности, а не въ скверныхъ политипажахъ. О томъ, что они видѣли, они охотно пополняютъ свои свѣдѣн³я чтен³емъ. Такъ, напримѣръ, книги о пчеловодствѣ всегда читаются съ интересомъ учениками изъ тѣхъ деревень, гдѣ водятся пчелы.
   Едва-ли нужно присовокуплять, что образовательныя путешеств³я - для крестьянскихъ ребятъ дѣло совершенно невозможное и немыслимое, что единственною побудительною причиною, которая можетъ заставить ихъ родителей согласиться, въ лѣтнее время, на продолжительную отлучку дѣтей изъ дома, есть всѣмъ понятное, всѣми раздѣляемое желан³е, чтобы они могли поклониться какой-либо всѣми чтимой святынѣ. Да и самая организац³я путешеств³я возможна лишь при такой его цѣли. Только общее приподнятое, молитвенное настроен³е дѣтей позволяетъ давать имъ во время пути желательную свободу, при сохранен³и должнаго порядка. Между моими спутниками, конечно, были мальчики самыхъ разнообразныхъ характеровъ, въ томъ числѣ, весьма шаловливые. Однако, ни одной шалости, стоющей упоминан³я, не произошло, и въ течен³и девяти дней мнѣ пришлось сдѣлать только два-три легкихъ выговора.
   Другое замѣчан³е мое коснется матер³альной стороны вашего путешеств³я, но не лишено и значен³я болѣе общаго. Оба наши похода въ Нилову Пустынь были совершены во время поста. Лишь благодаря этому обстоятельству, а также широкому гостепр³имству обители, они оказались намъ по карману. Черный хлѣбъ, капусту, гречневую крупу, конопляное масло, картофель и лукъ можно имѣть повсюду, и припасы эти не дороги. Въ нынѣшнемъ году, девятидневное путешеств³е 66 человѣкъ обошлось намъ рублей въ 200, т. е. немногимъ болѣе трехъ рублей на человѣка. Конечно, и так³я деньги не всегда имѣются подъ рукою, но все-таки это деньги небольш³я.
   И, что еще важнѣе, никто изъ насъ во время этого путешеств³я не ощущалъ ни малѣйшаго упадка силъ. Ребята только два раза (вслѣдств³е ужасной погоды, настигшей насъ подъ Осташковомъ,- и послѣ дневнаго перехода въ 46 верстъ на возвратномъ пути) сильно утомились; но достаточно имъ было выспаться, чтобы снова стать свѣжими и бодрыми. Произошло это отъ того, что всѣ мы, отъ мала до велика, привыкли добрую половину года довольствоваться самою незатѣйливою постною пищею. Для ребятъ же, такая незначительная прибавка къ ихъ обычной д³этѣ, какъ чай и нѣсколько баранковъ изъ пшеничной муки, уже составляла средство укрѣпляющее и возбуждающее.
   Прошу читателей обратить вниман³е на то расширен³е личной свободы, которое проистекаетъ отъ сохранен³я простой, повидимому, несущественной привычки, столъ недавно утраченной нашими образованными классами. Въ обыденномъ течен³и жизни, мы не замѣчаемъ того ярма, которое налагаетъ на насъ изнѣженность нашего желудка. Но какъ только мы чувствуемъ потребность выйти изъ этой пошлой, надоѣдливой колеи, тяжелою гирею виснутъ намъ на шеѣ нами же созданныя немощи. Для человѣка, слабѣющаго при лишен³и мясной и молочной пищи, путешеств³е, подобное совершенному нами, рѣшительно немыслимо.
   Не стану входитъ тутъ въ разсмотрѣн³е сложнаго вопроса о степени вреда или пользы пищи, исключительно растительной. Предметъ этотъ слишкомъ обширенъ и спец³аленъ, и я предпочитаю отослать читателя къ соображен³ямъ профессоровъ Бекетова и Энгельгарта, писателей, коихъ нельзя заподозрить въ "клерикальныхъ предразсудкахъ". Замѣчу только, что при рѣшен³и подобныхъ вопросовъ, кромѣ столь цѣнныхъ лабораторныхъ опытовъ и частныхъ наблюден³й, необходимо класть на вѣсы и опытъ вѣковъ и милл³оновъ, который у всѣхъ передъ глазами. Несомнѣнно, что всѣ немощи, зависящ³я отъ ненормальнаго питан³я,- анем³я во всѣхъ ея видахъ и хроническ³е недуги желудка - всего болѣе распространены въ классахъ нашего общества, не соблюдающихъ постовъ, а также между людьми столь бѣдными, что мясная пища для нихъ составляетъ рѣдкость. Это наводитъ на мысль, что истина тутъ, какъ во многихъ случаяхъ, лежитъ на серединѣ, и что всего полезнѣе для человѣка нормальнаго - поперемѣнное употреблен³е пищи исключительно растительной, и той же пищи съ прибавкою молока и мяса - то есть - безхитростное соблюден³е постовъ.
   Они и соблюдаются до сихъ поръ девятью десятыми русскихъ людей. Но въ самое новѣйшее время этотъ обычай начинаетъ колебаться, вслѣдств³е учащающагося пребыван³я крестьянъ въ городахъ, вслѣдств³е паден³я общественныхъ преградъ между зажиточными крестьянами и полуобразованными слоями сельскаго населен³я, вслѣдств³е постояннаго возвращен³я въ деревни молодыхъ солдатъ, отвыкшихъ отъ долгихъ постовъ. Это колебан³е - начало великаго зла. Стоитъ только вспомнить, что на привычкѣ къ постамъ въ значительной мѣрѣ зиждется несравненная выносливость русскаго солдата, его способность къ чрезвычайнымъ усил³ямъ при самыхъ тяжкихъ внѣшнихъ услов³яхъ; стоитъ только сообразить, что всякая крестьянская семья средняго достатка, отказываясь отъ постовъ, тѣмъ самымъ погружается въ безъисходную бѣдность,- и мы согласимся, что вопросъ о постахъ заслуживаетъ самаго серьезнаго вниман³я со стороны всякаго образованнаго человѣка, и, прежде всего, со стороны экономистовъ и людей военныхъ.
   И по отношен³ю къ жизни нашихъ образованныхъ классовъ, вопросъ о постахъ имѣетъ значен³е громадное. Постъ заключается не только въ воздержан³и отъ извѣстнаго рода пищи, но еще болѣе въ воздержан³и отъ цѣлаго ряда шумныхъ, суетныхъ и дорого стоющихъ удовольств³й. Не ложится ли отсутств³е перерывовъ въ этихъ удовольств³яхъ. въ этихъ тратахъ, тяжелымъ бременемъ на бюджеты безчисленныхъ семей? Не въ немъ ли заключается одна изъ причинъ преждевременной пресыщенности и вялости молодежи высшихъ классовъ? И въ концѣ-концовъ, не въ немъ ли заключается одно изъ услов³й, плодящихъ ту нравственную дряблость, то постыдное порабощен³е привычкамъ развлечен³я, роскоши и комфорта, которое гнететъ и губить современное большинство? Обо всемъ этомъ здѣсь распространяться не мѣсто, но обо всемъ этомъ приглашаю подумать моихъ читателей.
   Наконецъ, мнѣ остается предотвратить одно недоразумѣн³е, къ коему можетъ подать поводъ появлен³е въ печати этого дневника. Я въ немъ съ любовью изобразилъ свѣтлый, радостный моментъ въ жизни сложившейся около меня сельской школы. Но я далекъ отъ мысли рекомендовать кому-либо подражан³е ея устройству, ея порядкамъ. Татевской школѣ недостаетъ главнаго элемента благотворнаго вл³ян³я на окружающую среду - элемента прочности. Школа, въ коей учен³е никогда не прерывается; школа, ежегодно выпускающая учителей и плодящая вокругъ себя друг³я школы; школа, удерживающая въ своихъ стѣнахъ тѣхъ учениковъ, которыхъ, по ихъ способностямъ и семейному положен³ю, желательно направить на иную дѣятельность, чѣмъ земледѣльческую, и готовящая ихъ къ разнообразнымъ жизненнымъ поприщамъ - такая школа рѣшительно непосильна одному человѣку, и школа Татевская неминуемо должна въ близкомъ будущемъ закрыться или обратиться въ школу самую заурядную. Лишь необычайное стечен³е благопр³ятныхъ обстоятельствъ позволило ей просуществовать въ теперешнемъ своемъ видѣ двѣнадцать лѣтъ. Драгоцѣнная помощь воспитанныхъ школою учителей изъ крестьянъ весьма непродолжительна, ибо эти молодые люди, достигнувъ полнаго умственнаго и нравственнаго развит³я - женятся, а работать плодотворно въ школѣ съ общежит³емъ можетъ только учитель холостой, коего жизнь принадлежитъ шкодѣ безъ остатка. Дѣло это весьма отвѣтственное и сложное, и требуетъ трудовъ, которые не могутъ бытъ оплачены никакими деньгами, но которые можно съ радост³ю нести всю жизнь... Бога для. Школы, подобныя Татевской, могутъ являться лишь въ видѣ рѣдкихъ исключен³й, всегда будутъ имѣть характеръ одиночныхъ опытовъ...
   Но, по силѣ вещей, во всей сѣверной Росс³и не предвидится времени, гдѣ бы сельск³я школы могли обойтись безъ школьныхъ общежит³й въ той или иной формѣ, ибо рѣдко возможны въ ней значительныя скоплен³я земледѣльческаго населен³я, ибо суровый климатъ не позволяетъ дѣтямъ ходить въ школу на разстоян³е, превышающее 3-4 версты.
   Кому же взять на себя попечен³я объ этихъ общежит³яхъ? Гдѣ матер³альныя и нравственныя силы, способныя постоянно и повсемѣстно справляться съ этою задачею?
   Не сомнѣваюсь, что силы эти кроются въ нашихъ монастыряхъ. Живое монашество - необходимый органъ всякой живой церкви, а церковь наша жива. Въ толпѣ смиренныхъ, малограмотныхъ тружениковъ, постоянно выдѣляющихся изъ крестьянства, чтобы нести въ монастыряхъ всю тяжесть сложныхъ обязанностей инока, съ каждымъ годомъ будутъ умножаться люди, твердо грамотные, прошедш³е черезъ правильную школу. Они съ радост³ю понесутъ и это послушан³е. Возрожден³е образовательной, воспитательной дѣятельности монастырей привлечетъ въ ихъ стѣны и немалое количество людей, гораздо болѣе образованныхъ.
   Ибо велико обаян³е общаго, чистаго дѣла, не умирающаго со смерт³ю отдѣльныхъ дѣятелей. Велико обаян³е нравственной свободы, достижимой только черезъ отречен³е отъ многаго. Немногимъ посильна дѣятельность одинокая. Немногимъ доступны высш³я ступени жизни созерцательной. Но люди, мучимые потребност³ю отдавать себя безъ остатка служен³ю Богу и ближнему, всегда были, есть и будутъ. Нѣтъ болѣе полнаго сочетан³я этихъ двухъ служен³й, чѣмъ христ³анское учительство, то учительство, которое не полагаетъ своимъ трудамъ ни мѣры, ни конца, которое прилагаетъ къ милостынѣ духовной дивныя слова Пушкина о милостынѣ вещественной:
  
   Торгуя совѣстью предъ блѣдной нищетою,
   Не сыпь даровъ своихъ разсчетливой рукою -
   Щедрота полная угодна небесамъ.
   Въ день страшнаго суда, подобно нивѣ тучной,
         О, сѣятель благополучный,
   Сторицею воздастъ она твоимъ трудамъ.
   Но если, пожалѣвъ земныхъ трудовъ стяжанья,
   Вручая нищему скупое подаянье,
   Сжимаешь ты свою завистливую длань -
   Знай, всѣ твои дары, подобно горсти пыльной,
         Что съ камня моетъ дождь обильный,
   Погибнутъ, - господомъ отвергнутая дань!

С. РАЧИНСК²Й.

   Татево.
   ²юль 1887.

"Русск³й Вѣстникъ", NoNo 11-12, 1887


Другие авторы
  • Гольдберг Исаак Григорьевич
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич
  • Костомаров Всеволод Дмитриевич
  • Берви-Флеровский Василий Васильевич
  • Вульф Алексей Николаевич
  • Брешко-Брешковский Николай Николаевич
  • Розен Егор Федорович
  • Гауф Вильгельм
  • Энгельгардт Егор Антонович
  • Адамович Ю. А.
  • Другие произведения
  • Вяземский Петр Андреевич - В. Нечаева. Вяземский
  • Тургенев Иван Сергеевич - Провинциалка
  • Решетников Федор Михайлович - Подлиповцы
  • Долгорукая Наталия Борисовна - Своеручные записки княгини Натальи Борисовны Долгорукой, дочери г.-фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева
  • Семевский Михаил Иванович - Прогулка в Тригорское
  • Бюргер Готфрид Август - Избранные стихотворения
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Сергей Андреевич Муромцев
  • Осипович-Новодворский Андрей Осипович - Новодворский Андрей Осипович: биографическая справка
  • Милюков Павел Николаевич - Воспоминания
  • Корш Федор Евгеньевич - Стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 153 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа