Главная » Книги

Соймонов Федор Иванович - Описание Каспийского моря..., Страница 2

Соймонов Федор Иванович - Описание Каспийского моря...


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

абатскому, или къ Низовому, которое послѣднее зван³е и нискому онаго положен³ю прилично. Здѣсь Росс³йск³е суда изъ Астрахани обыкновенно приставали для Персидскаго торгу: потому то мѣсто и наречено Низовая пристань. Она лежитъ по примѣчан³ю мореплавателей нашихъ подъ 41° 30' высоты полюса, напротивъ того Олеар³й 15' меньше означилъ. Разныя рѣки, общее имя Низовыя имѣющ³я, впадаютъ тамъ въ море. Тогда находились тамъ два Русск³е, да три Персидск³е суда [Бусы] на берегу, потому что тамъ нѣтъ гавани. Судовая садка на мѣлъ есть тамъ общее обыкновен³е, отчего для мягкаго грунта, никакого вреда не приключается. Когда опять въ море итти захотятъ, то весьма удобно съ мѣли спускаются. Тамъ была безпрерывная ярманка между Росс³йскими и Персидскими купцами, кои жили въ худыхъ шелашахъ, потому что никакихъ прямыхъ жителей, ниже домовъ, въ близости не было. Знатнѣйшей торгъ состоялъ въ шелку сырцу. Перс³яне и Армяне привозили оной шелкъ на верблюдахъ и лошакахъ изъ Шамах³и. Изъ Росс³йскихъ товаровъ по большей части тамъ продавались: сукна, полотна, юфти и разныя мѣлочи, какъ: иглы, наперстки, зеркала и проч. Изъ юфтей наипаче употреблялись токмо задки, кои у Перс³анъ Сапры называются. Они себѣ дѣлаютъ изъ нихъ Хози, или туфли, которыя въ грязную погоду, и во время дальней ходьбы, сверьхъ своихъ сафьянныхъ сапоговъ надѣваютъ, и есть ли они въ домъ придутъ, то оставляютъ оныя у дверей. Торги были тогда въ Низасапѣ не такъ велики, какъ въ прежн³я времена, когда еще Грузинцы и Мингрельцы обыкновенно привозили туда товары свои, что приписывали взбунтован³ю Лезговъ, разбоямъ Даудсека, которой насил³емъ своимъ заперъ всѣ дороги. О семъ человѣкѣ пространнѣе объявилъ Полковникъ Герберъ въ своихъ извѣст³яхъ.
   Вообще надлежитъ примѣчать объ оной странѣ, что хотя горы отъ Дербента идутъ къ югу; однако до берега не касаются, но отъ онаго въ нѣкоторыхъ мѣстахъ на 50 верстъ отстоятъ. Такимъ образомъ между горами и моремъ находится обширная ровнина, многими рѣчками и лѣсами испещренная, и по ея плодород³ю безчисленными населенная деревнями. Тамъ имѣются хорош³е скотск³е заводы, пашни и сады съ изрядными плодами. С³ю страну можно почесть за наилучшую при всемъ Касп³йскомъ морѣ. Туда принадлежитъ и Низовая пристань. При хребтѣ Бишъ-Бармакъ, отъ Низовой пристани къ югу лежащемъ, паки проходятъ Дербентск³я горы до морскаго берега.
   Мореплаватели наши, пробывъ нѣсколько дней у Низовой пристани, взяли Свѣжей воды, и запаслись другими потребностями. Для продолжен³я пути своего поохали они въ концѣ ²юня мѣсяца къ Апшеронскому проливу не отдаляясь нигдѣ отъ берегу. Апшеронской проливъ имѣетъ назван³е отъ мыса Апшерона, которой отъ города Баку къ востоку нарочито далеко простирается въ Касп³йкое море. Оной состоитъ изъ ускаго водянаго ходу, между твердою землею и нѣкоторыми островами.
   Берегъ отъ Бишъ-Бармака то гористъ, то низокъ. И нигдѣ лѣсу не видно. Подлѣ берега есть почти вездѣ хорошей грунтъ для метан³я якорей. Два камня, два брата называемые, лежатъ въ морѣ подъ 40° 45' высоты полюса. Извѣстно было мореплавателямъ нашимъ, что ихъ остерегатся надлежитъ: но лоцманы ихъ были толь неискусны, что они то мѣсто указать не знали. Для предосторожности при наступающей ночи стали на якорѣ на 12 саженъ, а не задолго передъ тѣмъ была глубина 25 саженъ. По разсвѣту увидѣли предъ собою два камня такъ блиско, что Шнава Святая Екатерина отстояла отъ одного камня не далѣе, какъ на якорной канатъ. Они казались выше воды на подоб³е обороченныхъ корпусовъ посредственныхъ судовъ. Естьлибъ хотя не много подались къ Востоку, тобы легко одна изъ Шнавъ могла разбиться о с³и камни. Послали туда, описывать ихъ положен³е. Они лежатъ одинъ близъ другова, на 6 саженъ глубины, но въ маломъ разстоян³и гораздо глубже.
   Тогоже дня около полудни прибыли они въ Апшеронской проливъ, которой начинается при островѣ, называемомъ Святымъ. Сей проливъ почитается за наилучшую гавань на Касп³йскомъ морѣ, потому что суда стоятъ въ ономъ отъ всѣхъ вѣтровъ безопасно. Также ночью въѣзжать можно, есть ли токмо виденъ берегъ матерой земли и сѣверной конецъ святаго острова. На восточной сторонѣ острова простирается гряда, скрытыхъ камней въ южновосточную сторону нарочито далеко въ море, которая мореплавателямъ очень опасна, и по тамошнему языку называется Ураносъ. Островъ Святой потому такъ названъ, что нѣкоторой Дервишъ, за святаго почитаемой, тамъ погребенъ. Для того приходятъ Перс³яне съ твердой земли на островъ, и отравляютъ у гроба свои молитвы. Тамъ находятся двѣ могилы, одна Дервишева, а другая слуги его. Перьвая подъ тремя покрышками, подъ одной холщевой и двумя шерстяными. Другая безъ покрыт³я. Притомъ стоятъ мног³я лампады съ деревяннымъ масломъ, и малыя восковыя свѣчи, или огарышки оныхъ. Всякой приходящей приноситъ съ собою свѣчи, или лампады съ масломъ, которыя горятъ у гроба до тѣхъ поръ, пока все изойдетъ, или по случаю угаснетъ. Островъ длиною на 7 верстъ, и шириною въ нѣкоторыхъ мѣстахъ на версту, а въ иныхъ меньше. Кромѣ одного шелковичнаго дерева чрезвычайной величины, ничего больше на немъ не росло, да и ни травы на немъ не было. Однако живетъ на острову много дикихъ козъ, которыя тамъ плодятся, и не извѣстно чѣмъ они кормятся, развѣ ростущимъ на камняхъ мохомъ. Мног³е журавли, дик³е гуси и друг³я птицы, рыбою питающ³яся, имѣютъ на ономъ гнѣзда свои на сучьяхъ великаго шелковичнаго дерева видѣли черныхъ змей чрезвычайной величины, въ сажень длиною и въ поларшина толщиною, коихъ сперьва почитали за ядовитыхъ, но послѣ матрозы брали некоторыхъ въ руки безъ малѣйшаго себѣ вреда. Берега матерой земли суть ниски и безлѣсны. Находятся тамъ два выкопаные колодезя, въ коихъ есть прѣсная вода. На пригоркѣ стоятъ три башни изъ тесанаго камня, въ разстоян³и одна отъ другой на версту и меньше. Оттуда къ Сѣверу стоятъ еще десять такихъ башенъ. Перс³яне говорятъ, будто оныя построены Александромъ Великимъ: но они никакова къ тому доказательства не приводятъ. При концѣ пролива, по нѣсколько въ сторону, стоитъ островъ Жилой, однако на немъ жилья нѣтъ. Сказываютъ, что потому такъ именованъ, что извѣстной Донской Казакъ Стенька Разинъ, разбойничая на Касп³йскомъ морѣ, жилъ тамъ нѣсколько времени. Матрозы ловили тамъ много тюленей
   Апшеронской мысъ лежитъ подъ 40° 23', и предъ собою имѣетъ извѣстную мѣлъ издревле шахъ называемую. Проѣхавши с³и мѣста прибыли они къ городу Баку. Сей городъ лежитъ въ заливъ, которой вдался въ землю на подоб³е полукруга. Весь заливъ надеженъ для кораблей, и вездѣ хорошей грунтъ для броcан³я якорей. Предъ онымъ лежатъ два острова, Наргемъ и Вульфъ, кои такъ названы по ихъ сходству съ лежащими предъ Репелемъ островами. Баку обведенъ тремя стѣнами изъ бѣлаго пещанаго камня. Наружная стѣна вышиною въ одинъ, середняя въ два, а внутренняя въ три сажени. Кромѣ разныхъ мечетей примѣчан³я достоинъ въ городѣ большой каменной домъ славнымъ Шахомъ Абасомъ I, построенной; и оной стоитъ пустъ. Предъ городомъ увидѣли они много торговыхъ судовъ, кои тамъ нефть брали, для развезен³я по другимъ Персидскикъ гаванямъ, въ чемъ состоитъ торгъ немалой для великаго расходу сего землянаго масла. Въ то время, когда Баку состоялъ подъ росс³йскою державою, еще больше о томъ увѣренось.
   Жители города Баку махали нашимъ судамъ, чтобъ они подошли ближе, а мореплаватели наши дали имъ пр³ятельск³е знаки для призыву ихъ къ себѣ на суда. Но съ обѣихъ сторонъ одинъ къ другому пр³ѣхать не осмѣлились. Суда лавировали по заливу, и чинили свои примѣчан³я токмо на морѣ, не приставая къ берегу.
   Изъ Бакинскаго залива ѣхали они къ устью рѣки Кура, на которомъ пути нашли они четыре малые безлѣсные острова, на коихъ кромѣ нѣкоторыхъ малыхъ нефтяныхъ колодезей, не было ничего примѣчан³я достойнаго. Везирь есть простираюшейся въ море мысъ, предъ которымъ лежитъ островъ Спиней. Отъ Баку до Везиря берегъ посредственной высоты, и нѣкоторыя тутъ есть небольш³я горы. Но оттуда до рѣки Кура мѣста всѣ ниск³я, на коихъ и лѣсу никакого не находится. Сей мысъ лежатъ подъ 39° 40' высоты полюса, а сѣверное устье рѣки Кура подъ 39° 20'.
   Пришедши къ оному устью, стали они на якорь на 12 саженяхъ глубины. У рѣки Кура по обоимъ берегамъ на 10 верстъ мѣста всѣ ниск³я и мокрыя, гдѣ только ростетъ камышъ; и такъ далеко ѣхали они вверьхъ по сей рѣкѣ въ шлюпкахъ. Какъ стали появляться берега сух³е и къ селен³ямъ способные, то они далѣе итти не отважились; да и должность ихъ того не требовала. Возвратившись къ своимъ судамъ по общему совѣту опредѣлили они, за поздымъ временемъ, заключить на сей годъ изслѣдован³я свои, и запастись токмо прѣсною водою и рыбою, для возвратнаго ихъ пути въ Астрахань.
   Между тѣмъ жители земли Салл³ана, примѣтивъ издали Росс³йск³я суда, желали знать, съ какимъ намѣрен³емъ они туда пр³ѣхали. Мореплаватели наши сего не чаяли. Офицеры вышли въ малолюдствѣ на берегъ, чтобъ посмотрѣть чинимыя при пещаномъ заплескѣ отъ устья рѣки Кура къ сѣверу рыбьей ловли. При нихъ никакого не было оруж³я, кромѣ нѣкоторыхъ охотничьихъ фузей для стрѣлян³я птицъ. Ибо всякъ думалъ, что ниск³я мокрыя мѣста защищаютъ ихъ отъ всякаго нападен³я. Но едва токмо начали ловить рыбу, то до 300 человѣкъ конныхъ, съ огненнымъ ружьемъ, и копьями вооруженныхъ, изъ за камышей появилось, которые ѣхали на рыболовное мѣсто. Страхъ то причинилъ, что Офицеры почли ихъ за великое войско. Они видѣли опасность свою, но пособить себѣ не знали, потому что и гребцы были у невода; чего ради ничего бы не помогло, естьлибъ они хотѣли бѣжать на шлюпки, и такъ они не показавъ никакого знаку робости, гдѣ были, тутъ и стояли. И с³е служило имъ въ пользу; ибо Салл³анцы пришедъ отъ того въ размышлен³е, за 100 саженъ отъ нихъ остановились; можетъ быть они думали, что такая бодрость происходитъ отъ надежды на другую, хотя невидимую, большую силу. Наконецъ двое начальниковъ и 20 или 30 человѣкъ рядовыхъ отважились ближе подъѣхать, кои поздравя спросили, что за люди мореплаватели? и куда ѣдутъ? На с³е отвѣтствовано чрезъ толмача краткими словами; а когда они больше любопытствовать начали, и между тѣмъ ихъ безпрестанно больше народу подъѣхало, то Карлъ фонъ Верденъ велѣлъ имъ сказать: "Что онъ такой же или больше ихъ Офицеръ и командиръ предъ ними стоитъ, а они сидятъ на лошадяхъ, для того съ ними и говорить больше не хочетъ". Сказавъ с³е пошелъ онъ съ прочими Офицерами къ шлюпкамъ, на кои между тѣмъ и гребцы убрались; а Салл³анцы остались на своихъ мѣстахъ. Такимъ образомъ мореплаватели наши избавились опасности, которая. какъ они послѣ слышали, была немалая, потому что оной Салл³анской народъ во время общаго мятежа также отложился отъ Персидскаго правлен³я. По отъѣздѣ Росс³янъ думали они показать свою храбрость и искусство, скакан³емъ на лошадяхъ по пещаному берегу, и метан³емъ копей. Напротивъ того съ судовъ давали имъ страхъ Росс³йской силы, нѣсколькими выстрѣлами изъ пушекъ, но безъ ядеръ.
   Слѣдующаго дня всѣ три шнавы въ возвратной путь вступили, и 7 Сентября прибыли къ устью рѣки Волги, а 12 въ Астрахань.
   До зимы оставалось еще времени, которое лучше употребить не могли, какъ чтобъ осмотрѣть и описать разныя устья рѣки Волги, и оныя положить на ту карту, которая сочинялась о учиненномъ кораблеплаван³и. На такой конецъ Капитанъ Лейтенантъ фонъ Верденъ и Лейтенантъ Соймоновъ сѣли въ осмнадцативельныя шлюпки; и какъ они сперьва пр³ѣхали къ знатнѣйшему и большому Ярконскому устью, то потомъ осматривали и всѣ проч³я устья, и ѣхали по западному берегу до угла двенатцати Колковъ, гдѣ лежитъ островъ сего же имени. Они хотѣли возвратиться въ Астрахань, но возставшей сѣверной вѣтръ имъ въ пути возпрепятствовалъ.
   Между разными устьями Волги ростетъ на нискихъ мѣстахъ много камышу, въ которомъ звѣриные промышленники бьютъ кабановъ, а на берегу ставятъ капканы для воковъ и лисицъ. С³и люди называются тамъ Камышчиками, или и Гулебщиками. Они живутъ въ камышахъ зиму и лѣто, и во весь годъ не приходятъ въ городъ. Такихъ наши Офицеры нашли камышниковъ, кои имъ указали мѣсто, гдѣ стоять между камышами, на малыхъ по ихъ нарѣч³ю сухихъ Грипахъ. Простоя тамъ нѣсколько дней, увидѣли они, что вода вся сбѣжала отъ сильнаго Сѣвернаго вѣтра въ море, и что ихъ шлюпки, ходящ³е на четырехъ футахъ, стали на суши. Также и на морскомъ берегу, сколь далеко видѣть могли, все было сухо. Тогда руками брали множество сазановъ въ ямахъ, въ коихъ вода осталась; а какъ Сѣверной вѣтръ утихъ, то вода изъ моря по прежнему прибыла, и они продолжая путь свой благополучно возвратились въ Астрахань.
   Какъ скоро они журналъ мореплаван³я своего переписали, и по оному сочинили карту, то господинъ Соймоновъ поѣхалъ въ Санктпетербургъ, для поднесен³я оныхъ Государю, что учинилось Ноября 30 дня. Чрезъ нѣсколько недѣль отправленъ онъ назадъ въ Астрахань съ такимъ повелѣн³емъ, чтобъ слѣдующаго лѣта продолжить описан³е Касп³йскаго моря до Астрахани.
   С³я вторая поѣздка отправлялась лѣтомъ 1720 года онымижъ персонами и на тѣхже трехъ шнавахъ. Отшедши отъ Астрахани въ концѣ Ма³я мѣсяца, поѣхали они прямо къ устью рѣки Кура. Но Куръ кромѣ извѣстнаго по прежней ѣздѣ устья, имѣетъ еще четыре друг³е рукава, устьями своими въ море впадающ³е, изъ коихъ два текутъ паральлельно съ перьвымъ рукавомъ, и впадаютъ къ востоку; а друг³е два отдѣлившись отъ прочихъ текутъ къ югу; и понеже берегъ имѣетъ тамъ положен³е отъ востока къ западу, то устья оныхъ двухъ рукавовъ находятся по сему берега и положен³ю, и не столъ къ открытому морю, какъ въ заливѣ. Изо всѣхъ послѣдней, или изъ южныхъ западной, есть самой большой рукавъ. Нѣсколько въ сторонѣ лежащ³й и по имени рѣки названной Куръ островъ, лежитъ подъ 39° 3' высоты полюса.
   Находившись въ заливѣ рѣки Кура, обрѣли они и островъ Кизилъ-Агачь въ маломъ разстоян³и отъ берега, и позади онаго простирающейся отъ сѣвера къ югу перешѣекъ, за коимъ есть другой заливъ Кизилъ Агацкимъ называемой. Не много подалѣе впадаютъ три рѣки въ море, Дошитъ, Ленкара и Астара. При устьѣ Астары рѣки, которое на картѣ означено подъ 38° 30' высоты полюса, вышли они на берегъ; и тогда примѣтилъ ихъ тамошней Бегъ, или начальникъ, которой поздравя ихъ по дружески, просилъ къ себѣ въ гости. Карлъ фонъ Верденъ, Князь Урусовъ и Соймоновъ пошли къ нему съ тремя гардемаринами.
   Бегъ ввелъ ихъ въ стоящей на берегу шелашъ, здѣланной на четырехъ столбахъ и камышемъ покрытой. Какъ Офицеры съ нимъ сѣли, то онъ спросилъ: Кто таковы проч³е трое? указывая на гардемариновъ. И какъ ему сказали, что то молодые дворяне мореплаван³ю учащ³еся, то просилъ онъ, чтобъ и они сѣли. Онъ подчивалъ нашихъ принесенными при нихъ изъ его деревни Персидскимъ кушан³емъ и напитками. А напитокъ состоялъ изъ густо-свареннаго винограднаго соку, которой по ихъ Душапъ называется. Сей сокъ такъ густъ, какъ жидкой медъ. Когда пить его хотятъ, то мѣшаютъ съ водою. Притомъ играли его музыканты, и знатнѣйшей изъ нихъ билъ въ бубенъ, на коемъ желѣзные кольцы навѣшены, и пѣлъ пѣсню, о которой Бегъ сказывалъ, что оная здѣлана въ похвалу славнаго ихъ Персидскаго Шаха Науширвана, котораго память для его правосуд³я они паче прочихъ почитаютъ. "Такой же похвалы, продолжалъ онъ, достоинъ и вашъ Императоръ, о чемъ я больше вѣдомъ, нежели проч³е мои земляки, потому что я былъ въ Алеппѣ и Смирнѣ, и о великихъ дѣлахъ его много слышалъ". Потомъ спрашивалъ онъ о причинъ ихъ ѣзды; на что ему отвѣтствовали, что то дѣлается для одного того, чтобъ Росс³йск³е торговые суда могли ходить безъ опасен³я. Хотя онъ с³е и хвалилъ словами: однако въ самомъ дѣлѣ видно было, что онъ инаго мнѣн³я былъ, нежели чтобъ то для однихъ торговыхъ судовъ здѣлалось. "Всякое сѣмя", сказалъ онъ "во свое время плодъ свой приноситъ". На что какъ спрашивали изъяснен³я, то онъ токмо усмѣхнулся, и склонилъ рѣчь на другую матер³ю. На обнадеживан³я въ разсужден³и торговъ отвѣтствовалъ онъ такимъ образомъ: "что ему весьма пр³ятно будетъ видѣть ихъ яко знакомыхъ пр³ятелей пришедшихъ въ нему съ товарами". Больше ничего не могли изъ него вывѣдать. Офцеры благодарили его за пр³ятельское угощен³е, и простясь съ нимъ просили его къ себѣ на суда. Но онъ тѣмъ отговаривался, что будучи на водѣ всегда ему голова болитъ. При отъѣздѣ отъ сего мѣста поздравили они учтиваго своего хозяина семью пушечными выстрѣлами.
   Отсюда продолжалась ѣзда въ Гиланъ къ морскому заливу Зинзили называемому, которой собственно есть озеро на 20 или больше верстъ въ обширности, въ пространной горами окруженной равнинѣ, куда ходятъ изъ Касп³йскаго моря ускимъ каналомъ, длиною верстъ на 10. Берегъ отъ рѣки Кура до того мѣста состоитъ изъ высокихъ горъ, а ниск³я мѣста между горъ и моря, такожъ и нижн³я и средн³я и высок³я горы, всѣ лѣсомъ покрыты, а наипаче плодоносными деревами. Между лѣсами видны были мног³я деревни, и строен³е каменное красною черепицею крытое, преизряднаго виду. Когда ночью тихою вѣтръ съ земли вѣялъ, то ощущали пр³ятной запахъ отъ плодоносныхъ деревъ, помаранцовъ, гранатныхъ яблокъ и проч. Водяной ходъ вездѣ чистъ и безопасенъ, грунтъ песчаной, и якорныя мѣста способныя, прѣсной воды вездѣ довольно въ малыхъ изъ горъ въ море текущихъ рѣчкахъ.
   Пришедши предъ Зинзилинской заливъ, стали они на якорь, гдѣ хотя и есть хорош³е якорные грунты: но судамъ отъ сѣверныхъ вѣтровъ и отъ сильнаго морскаго волнен³я не безъ опасности. Слѣдующаго дня шли они на трехъ шлюпкахъ каналомъ въ Зинзилинской заливъ, и чрезъ оной въ малую рѣку перибазаръ, на которой они разстоян³емъ 5 верстъ прибыли къ деревнѣ тогоже имени, и отъ жителей учтиво были приняты. Въ Ряще итти они не посмѣли. Надлежало во всемъ наблюдать видъ, что ихъ изъискиван³я касаются токмо до купечества. Для того почитали они за довольное, чтобъ въ Перибазарѣ запастись съѣстными припасами, и возвратились къ своимъ судамъ. Высота полюса усмотрѣна въ Перибазарѣ 37° 34'.
   Отъ Зизилинскаго залива пришли они къ рѣкѣ Себдурѣ [Сефидъ-рудъ] подъ 37° 26' высота полюса, а оттуда къ рѣки Фузѣ. По сей ѣхали они вверьхъ 6 верстъ, и къ ихъ удивлен³ю увидѣли въ малой деревнѣ великолѣпной каменной мостъ о пяти сводахъ, которой, по скаскамъ жителей, построенъ ²²²аосмъ Аббасомъ великимъ. Такихъ постовъ много есть бъ Гилани, не токмо чрезъ больш³я рѣки, но и чрезъ малыя рѣчки.
   Потомъ ѣзда отправлялась подлѣ берега провинц³и Мазандеранъ, или по Росс³йскому произношен³ю Мизандрона. Сей берегъ лежитъ отъ востока къ западу подъ 36° 30' высоты полюса. Около средины онаго притти они къ пристани, гдѣ въ то время была ярманка. По большой части товаръ состоялъ въ муравленой глиняной посудѣ. Вездѣ были ровныя мѣста, и лѣсистыя и жилыя. Горы казались въ нарочитомъ отдален³и. С³е же состоян³е земли продолжается даже до Астрахани.
   У Астрахани есть большей морской заливъ, и удобные для морскихъ судовъ пристанище. Въ заливъ течетъ рѣка Астрабатъ, а подалѣе въ ономъ лежитъ городъ Астрабатъ, и коемъ господинъ Соймоновъ пишетъ, что оной свойствѣннѣе Ферабатомъ называется. Въѣздъ въ заливъ глубиною на восемь футовъ, предъ устьемъ рѣки Астрабата глубина въ 10 футовъ, а самая рѣка не глубже четырехъ футовъ. Высота полюса 36° 43 минуты.
   Такимъ образомъ мореплаватели наши исполнили по данной имъ инструкц³и въ описан³й западнаго и южнаго берега Касп³йскаго моря и находящихся при оныхъ острововъ, заливовъ и гаваней. Для провѣдыван³я и описан³я восточнаго берега, не имѣли они повелѣн³я. Однако продолжали они свою ѣзду на 24 мили подлѣ онаго берега, и потомъ шли чрезъ море назадъ къ вышепомянутой рѣкѣ Фузѣ, дабы имъ познать точную ширину Касп³йскаго моря. По учинен³и сего слѣдовали они прямо въ Астрахань, и при благополучномъ вѣтрѣ прибыли въ 12 дней къ устью рѣка Волги.
   Изъ Астрахани поѣхали всѣ Офицеры вмѣстѣ въ Санктпетербургъ, до Саратова водою, а оттуда сухимъ путемъ. По прибыт³и ихъ въ Санктетербургъ поднесли они Государю Императору сочиненную ими о Касп³йскомъ морѣ карту, которая какъ содержала токмо западной и южной берегъ, то Государь повелѣлъ, на оной также означить сѣверной и восточной берега по описан³ю князя Александра Бекевича и Порутчика Кожина. Такимъ образомъ здѣлалась та карта, которая въ 1721 году послана отъ Государя въ Парижскую Академ³ю Наукъ. Всякъ оную принималъ съ пристойными ей многими и хвалами. Да и самымъ дѣломъ должно приписать сей картъ, что истинное положен³е видъ Касп³йскаго моря, по издан³и толь многихъ Географами неисправныхъ представлен³й, которыя самъ ученой и прилѣжной Олеар³й токмо мало могъ поправить, съ подлинною достовѣрност³ю извѣстны стали.
  

III.

О ПОХОДѢ ПЕТРА ВЕЛИКАГО Къ лежащимъ при Касп³йскомъ морѣ Персидскимъ провинц³ямъ въ 1722 году.

  
   По заключен³и мира со Шведами 1721 года, открылись намѣрен³е Великаго Императора, для чего онъ повелѣлъ съ такою прилѣжност³ю описать Касп³йское море, и оному сочинить карту. Волынской уже напередъ былъ отъ Государя пожалованъ вамъ Губернаторомъ въ Астрахань, коему повелѣно чинить къ предбудущимъ предпр³ят³ямъ всяк³я приготовлен³я. Пѣхотные полки имѣвш³е свой квартиры въ Финлянд³и, и привыкш³е къ морскому ходу на галерахъ и малыхъ судахъ, получили указъ, стоять на зван³яхъ квартирахъ въ Кашинѣ, Романовѣ, Ярославлѣ. И въ друг³я мѣста Волгѣ. Потомъ въ началѣ 1722 гола повелѣно имъ было строить отъ каждаго полку довольное число судовъ, по образцу тѣхъ, кои употреблялись въ Финлянд³и между шерами и островами, и для того назывались Островск³я лодки. Въ тоже время посланы въ Астрахань мног³е морск³е служители, и особливо всѣ тѣ, которые были въ прежнихъ посылкахъ и при списан³и Касп³йскаго моря, въ числѣ коихъ былъ и Господинъ Соймоновъ. Журналъ его содержитъ наипаче то, причемъ онъ самъ находился. Но мы стараться будемъ, чтобъ и сверьхъ того произшедш³я дѣла дополнить изъ другихъ извѣст³й, дабы какъ возможно, просвѣтить с³ю часть Истор³и Великаго Императора.
   Государь изволилъ въ Москву подняться еще въ Декабрѣ мѣсяцъ, чтобъ присмотрѣть, какъ чинятся къ водяному пути потребныя приготовлен³я. Онъ повелѣлъ господину Соймонову приготовить нѣсколько большихъ струговъ, кои съ Оки обыкновенно съ хлѣбомъ въ Москву приходятъ, чтобъ два пѣхотные полка, Ингерманландской и Астраханской, на оныхъ умѣстились. Гвардейск³е полки приняли друг³я суда; и такъ по вскрыт³и льду все было въ готовности. Суда нагружены были пров³антомъ, артиллер³ею и аммуниц³ею, а солдаты служили на оныхъ работниками.
   Ма³я 15 дня вступилъ Государь Императоръ въ путь изъ Москвы, въ провожан³и Императрицы Его супруги. Ѣзда отправлялась по рѣкамъ Москвѣ и Окѣ до Нижняго Новагорода, на стругѣ, Москворѣцкимъ называемомъ. На кормѣ онаго здѣланы были способныя каюты, и на носу устроено удобно для гребли на подоб³е галеръ. На всякой сторонѣ было по 18 веселъ. Въ Нижнемъ Новѣгородѣ находились построенныя на Волгѣ Островск³я лодки, такожде нѣсколько изъ ходящихъ по Волгѣ большихъ судовъ, Насады называемыхъ, кои изготовлены были къ настоящему предпр³ят³ю. Тамъ же строили морск³я суда, гал³оты, шуйты, эверсы, въ кои и въ насады грузили все то, что привезено съ Москвы на стругахъ. къ каждому изъ сихъ судовъ придано по три Островск³я лодки, чтобъ оныя для поспѣшен³я тянуть во время противнаго вѣтра. Но с³е было ненужно. Ибо Волга весною отъ прибыван³я воды дѣлается довольно быстрою, такъ что Государь уже 27 Ма³я въ Казань прибылъ. Тамъ имѣлъ Государь удовольств³е, получить, чрезъ Геодезиста Евреинова, извѣст³е, о ѣздѣ онаго на Камчатку и къ Курильскимъ островамъ, о чемъ уже упомянуто въ сихъ сочинен³яхъ 1758 году на мѣсяцъ Апрѣлъ страница 325.
   Остатки города Булгаръ, ниже устья рѣки Камы на повосточной сторонѣ рѣки Волги лежащ³е, возбудили въ Императорѣ, когда мимо Ѣхалъ, любопытство, чтобъ оные осмотрѣть. Онъ сожалѣлъ, что древн³я строен³я со всѣмъ разваливаются, о чемъ вспомнивъ въ Астрахани, писалъ 2 ³юля къ Губернатору Казанскому, и велѣлъ немедленно послать туда нѣсколько каменщиковъ для починки фундаментовъ у башенъ, и чтобъ впредь такимъ же образомъ и протч³я старыя строен³я починили. Губернаторъ получилъ же притомъ указъ, чтобъ велѣлъ списать находящ³яся тамъ Татарск³я и Армянск³я гробныя надписи, коимъ полезнымъ трудомъ Истор³я онаго стараго города нѣсколько изъяснена, потому, что коп³и съ надписей остались въ сохранен³и въ Казанской Губернской канцеляр³и.
   Въ Саратовѣ пришелъ старой Ханъ Агока къ Государю Императору на ауд³энц³ю. Оказанное ему милостивое принят³е обрадовало сего 83 лѣтнаго старика такимъ образомъ, что онъ сказалъ: Теперь охотно умру, удостоившись у Великаго Императора толъ любезнаго ему разговору. Онъ умеръ въ слѣдующемъ 1723 году.
   ²юня 11 дня прибылъ Государь въ Астрахань. Тотъ часъ публикованъ и повсюду разосланъ былъ манифестъ на Татарскомъ, Турецкомъ и Персидскомъ языкъ сочиненной, и напечатанной, для показан³я причинъ сего военнаго похода всѣмъ народамъ, до коихъ это касалось. Князь Дмитр³й Кантемиръ, бывшей Господарь Молдавской, сочинилъ сей манифестъ, будучи отъ Государя нарочно для того взятъ въ походъ, чтобъ вспомогательствовать въ такихъ дѣлахъ; причемъ также имѣлась малая Типограф³я Арапскихъ литеръ, надъ которою Князъ Кантемиръ имѣлъ дирекц³ю.
   Сей манифестъ въ тоже время напечатанъ и на Немецкомъ языкъ {Росс³йско-Турецкой Персидской военной Ѳеатръ. Перьвая часть Франкфуртъ при Майнѣ 1724. въ 8. стр. 57. Премѣненной Росс³и часть вторая стр. 56.}, съ котораго мы здѣсь внесемъ оной для дополнен³я истор³и.
   "Бож³ею поспѣшествующею милост³ю Мы ПЕТРЪ Перьвый Императоръ и Всеросс³йск³й, Самодержецъ восточныхъ и сѣверныхъ царствъ и земель отъ запада и югу, Государь надъ землею, Царь надъ морями, и многихъ другихъ государствъ и областей обладатель и по Нашему Императорскому достоинству Повелитель и проч".
   "Всѣмъ подъ Его Величества Всепресвѣтлѣйшаго, великомочнаго, благополучнѣйшаго и грознаго, стараго Нашаго вѣрнаго пр³ятеля Шаха, державою и въ службѣ его состоящимъ честнѣйшимъ и почтеннымъ Сипазаларамъ, Ханамъ, Корбшицамъ, Агамъ надъ пѣхотою, Топжибашамъ, Беглербегамъ надъ арм³ею, Султанамъ, Везирямъ и дрѵгимъ начальникамъ, Полковникамъ и Офицерамъ при войскѣ, также почтеннымъ учителямъ, Имаманъ, Муазинамъ и другимъ духовнымъ особамъ; и надзирателямъ надъ деревнями, купцамъ, торговымъ людямъ и ремесленникамъ и всѣмъ подданнымъ, какогобъ оные закона и нац³и ни были, объявляемъ Нашу Императорскаго Величества милость".
   "По получен³и вами сего Нашего Императорскаго указа да будетъ вамъ извѣстно, что какъ въ 1712 году отъ рождества Нашего Спасителя ²исуса Христа [то есть отъ Магомета въ 1124 году] состоящей въ подданствѣ Его Величества, всепресвѣтлѣйшаго великомочнаго и грознаго, Нашего вѣрнаго пр³ятеля и сосѣда, государствами и землями знатнѣйшаго Персидскаго Шаха владѣлецъ Лесгинской земли, Даудъ-Бегъ, и владѣлецъ Кази-Кумыцк³я земли. Сурхай, собрали въ оныхъ странахъ многихъ зломысленныхъ и мятежныхъ людей разныхъ нац³й, и противъ Его Шахова Величества, Нашего пр³ятеля, взбунтовались, также лежащей въ Ширванской провинц³и городъ Шемах³и приступомъ взяли, и не можно многихъ подданныхъ Его Величества Шаха, Нашего пр³ятеля, побили, но и Нашихъ Росс³йскихъ людей по силѣ трактатовъ и старому обыкновен³ю для торговъ туда пр³ѣхавшихъ, безвинно и немилосердо порубили, и ихъ пожитки и товары на четыре мил³она рублей похитили, к такимъ образомъ противу трактатовъ и всеобщаго покоя Нашему государству вредъ причинили".
   "И хотя по указу Нашего Императорскаго Величества Астраханской Губернаторъ много разъ посылалъ къ начальникамъ сихъ бунтовщиковъ, и потребовалъ у нихъ сатисфакц³и, да хотя и Мы видя прекращен³е купечества, отправили Посла съ дружелюбивою грамотою къ Шаху, Нашему пр³ятелю, и повелѣли требовать сатисфакц³ю на вышепомянутыхъ бунтовщиковъ: но и понынѣ еще ничего на то не учинено; потому что Его Величество Шахъ хотя и весьма желалъ наказать бунтовщиковъ, и Намъ чрезъ то учинитъ сатисфакц³ю, былъ воспрепятствованъ недостаткомъ силъ своихъ".
   "А понеже Наше росс³йское государство сими злодѣями, какъ въ имѣн³яхъ, такъ и въ чести, весьма обижено, и не можно за то получить никакой сатисфакц³и: то Мы молившись Господу Богу о побѣдѣ, Сами намѣрены итти съ Нашимъ непобѣдимымъ войскомъ на оныхъ бунтовщиковъ, уповая, что Мы такихъ враговъ, кои обѣимъ сторонамъ толъ много досады и вреда причинили, по достоинству накажемъ, и Сами себѣ сыщемъ справедливую сатисфакц³ю".
   "Того ради всѣхъ Его Величества всепресвѣтлѣйшаго великомочнаго и грознаго, Нашего любезнаго пр³ятеля Шаха въ подданствѣ состоящихъ начальниковъ и подданныхъ всякихъ вѣръ и нац³й, Перс³янъ и иностранныхъ, Армянъ, Грузинцовъ и всѣхъ въ сихъ странахъ нынѣ пребывающихъ всемилостивѣйше обнадеживаемъ, и твердое искреннее и непремѣнное имѣемъ соизволен³е, чтобъ въ вышереченныхъ провинц³яхъ, какъ жителямъ, такъ и находящимся тамъ иностраннымъ, наималѣйшаго вреда не чинилось, и никто бы ни до нихъ самихъ, ниже до ихъ имѣн³я, селъ и деревень не касался; какъ то Мы Нашимъ Генераламъ, Офицерамъ и другимъ командующимъ, какъ пѣхотнымъ, такъ и коннымъ, и вообще при всей арм³и наикрѣпчайше запретили, чтобъ никому ни малѣйшей обиды учинено не было; но есть ли кто изъ нашихъ хотя въ маломъ чемъ уличенъ будетъ, то тотъ часъ строгое наказан³е за то воспослѣдовать имѣетъ. Но Мы разумѣемъ с³е подъ такою кондиц³ею, чтобъ вы, какъ то пр³ятелямъ надлежитъ, въ своихъ жилищахъ спокойно пребывали, грабежа вашего имѣн³я не опасались, ниже для того укрывались, и свои пожитки не разсѣвали. Но есть ли Мы извѣстимся, что вы присовокупитесь къ симъ дерзостнымъ грабителямъ, и имъ тайно или явно деньгами, либо съѣстными припасами, помогать станете, или въ противность сего Нашего всемилостивѣйшаго обнадеживан³я, оставя домы и деревни въ бѣгъ ударитесь, то Мы принуждены будемъ, признавать васъ за нашихъ враговъ, и безъ милосерд³я изгонять огнемъ и мечемъ. Вы тогда истребитесь, и все ваше добро будетъ разграблено. Но вы будете сами тому виною, и на страшномъ суду предъ Всемогущимъ Богомъ въ томъ отвѣтъ дать имѣете".
   "Такожъ и всѣмъ со стороны свѣтлѣйшей Оттоманской Порты въ сихъ провинц³яхъ, для торговъ, или другихъ дѣлъ, находящимся подданнымъ, подаемъ мы, сверьхъ прежде учиненныхъ трактатовъ, вновь твердое и несомненное обнадеживан³е, нынѣшнимъ Нашимъ Императорскимъ указомъ, что по вступлен³и нашего войска, въ помянутыя страны, ничего они опасаться не имѣютъ, но свои торги и друг³я дѣла безъ опасен³я продолжать будутъ, токмо бы пребывали въ тишинѣ и покоѣ."
   "Такожде Мы къ наблюден³ю безопасности, для васъ и вашего имѣн³я, отдали строг³е приказы Нашимъ Генераламъ и другимъ начальникамъ, чтобъ всѣмъ свѣтлѣйш³я Порты въ сихъ мѣстахъ находящимся купцамъ, есть ли они токмо спокойно поступать будутъ, какъ имъ самимъ, такъ и ихъ товарамъ, ни малѣйшей обиды, вреда, или утѣснен³я не чинить, какъ то заключенной между обоими нашими дворами вѣчной миръ требуетъ; ибо Наше мнѣн³е есть не инако, какъ сей вѣчной миръ [есть ли Богъ соизволитъ] содержать твердо и ненарушимо, что Мы засвидѣтельствуемъ Нашею Императорскою совѣст³ю. Да и Мы не сомнѣваемся, что также со стороны свѣтлѣйшей Порты с³е дружество наилучше соблюдено, и обѣщанное непремѣно содержано будетъ."
   "Для сихъ причинъ повелѣли мы сей Нашъ Императорской указъ собственною Нашею рукою подписанной напечатать, и съ самъ оной, елико можно наискоряе, послать, и вамъ раздать, дабы вы не могли отговариваться незнан³емъ. И такъ вы по оному поступать имѣете. Впрочемъ желаемъ вамъ здрав³я и благополучнаго пребыван³я. Писано въ Астрахани 15 ²юня отъ рождества Христова 1722 году".
   Больше мѣсяца прошло времени, пока учинено разпоряжен³е судамъ, на коихъ было ѣхать чрезъ Касп³йское море. Прежн³я три шнавы и два больш³е корабельные бота паки здѣсь служили. Ктому еще употреблено одинъ гукеръ, девять шуитъ, 17 тялокъ, одна яхта, семъ эверсовъ, 12 гал³отовъ, 34 ластовыхъ судовъ разной величины и множество островскихъ лодокъ, которыя ходя подлѣ береговъ къ морской ѣздѣ способны были. Напротивъ того не взято ни однаго изъ прежде употребляемыхъ въ Астрахани бусовъ, потому что оныхъ неспособность и опасность была извѣстна. И подлинно отъ сихъ бусовъ ничего добраго надѣяться было можно. Сложен³е ихъ не дозволяло ни на парусахъ ходить противъ вѣтру, ниже лавировать, ниже дрейфоватъ, ниже на якорѣ стоять. Когда они имѣли вѣтръ съ кормы, то большой парусъ нарочито имъ способствовалъ. Но есть ли вѣтръ перемѣнился, и сталъ противенъ: то подъимали они другой маленькой парусъ, Гуляй называемой, и возвращались назадъ. Такова то состоян³я были с³и Бусы. Всѣхъ къ сей ѣздѣ употребляемыхъ судовъ считалось 442, хотя съ одной Самому Императору приписанной реляц³и стоитъ токмо 274, можетъ быть потому, что Его Величество не включалъ всѣхъ лодокъ въ число морскихъ судовъ. Пѣхоту, артиллер³ю, аммуниц³ю и великой запасъ провиз³и, не можно было инако вести, какъ водянымъ путемъ. Но конница пошла еще изъ Царицына сухимъ путемъ, также и два корпуса Донскихъ и Малоросс³йскихъ Козаковъ шли степью и горами. По напечатанной тогда въ иностранныхъ земляхъ росписи командированное въ сей походъ войско состояло изъ
   22000 пѣхоты
   20000 Козаковъ
   30000 Татаръ
   20000 Калмыковъ
   9000 конницы;
   5000 матрозовъ.
   Всѣхъ считалось 106000 человѣкъ.
   Но мы не ручаемся за исправность сего счислен³я. Слѣдующая роспись знатнѣйшимъ судамъ, и ѣхавшимъ на оныхъ персонамъ, есть надежнѣе, потому что она взята изъ журнала господина Соймонова.
   Государь Императоръ на корабельномъ ботѣ, которымъ прапилъ Подпорутчикъ Золотаревъ, потому что оной Золотаревъ на семъ ботѣ ходилъ въ перьвую поѣздку, съ Государемъ былъ Астраханской Губернаторъ Волынской.
   Генералъ Адмиралъ Графъ Апраксинъ, которой имѣлъ главную команду надъ всѣмъ симъ флотомъ, на Гукерѣ, Прмнцесса Анна называемомъ, при немъ Лейтенантъ Соймоновъ.
   Тайной Совѣтникъ Графъ Толстой на Шнавѣ Астрахань; с³ю велъ Подпорутчикъ Лунинъ.
   Господарь Молдавск³й, Князь Кантемиръ, на Шнавѣ святый Александръ, которую велъ Подпорутчикъ Юшковъ.
   Капитанъ отъ флота фонъ Верденъ на Шнавѣ святая Екатерина, яко предводитель ластовыхъ судовъ.
   Проч³е морск³е Офицеры разпредѣлены были по шуйтамъ, гал³отамъ, эверсамъ и другимъ малымъ судамъ. Одинъ гал³отъ назывался Кабинетнымъ, потому что на ономъ ѣхалъ кабинетъ-Секретарь Макаровъ съ канцеляр³ею. Два Капитана перьваго ранга, Мартынъ Гослеръ, которой обыкновенно командовалъ собственнымъ Его Величества военнымъ кораблемъ, Ингерманландъ называемымъ, и Никита Вильбой остались въ Астрахани, чтобъ отправить проч³е ластовые суда, но вскорѣ потомъ получилъ Вильбой указъ, чтобъ и ему слѣдовать за Государемъ. Ея Величество Государыня Императрица осталась въ Астрахани, со всѣми бывшими съ нею дамскими особами.
   ²юля 18 дня началась ѣзда изъ Астрахани. Тогда Генералъ Адмиралъ, по приказу Государя Императора, вперьвые Поднялъ Генералъ Адмиральской флагъ. Ибо хотя онъ на Бальт³йсскомъ морѣ часто командовалъ всѣмъ флотомъ, и почитаемъ былъ Генераломъ Адмираломъ: однако ни когда еще не имѣлъ онъ другова, кромѣ бѣлаго флагу и потому собственное начало достоинства Генерала Адмирала съ сего времени считать должно. Для того, какъ скоро флагъ показался, то поздравили его нѣкоторыми выстрѣлами изъ пушекъ съ города, и находящ³еся на Островскихъ лодкахъ солдаты, также и съ берегу смотрящ³й народъ троекратно Ура прокричали. Самъ Императоръ поѣхалъ съ корабельнаго бота къ Генералу Адмиралу на Гукеръ, чтобъ его поздравить, почему сей престарѣлой честнѣйш³й мужъ не могъ отъ слезъ удержаться; толь весьма была ему чувствительна высокая с³я милость. Всѣ Министры, Генералы и Штабъ-Офицеры слѣдовали за Государемъ. Никто не хотѣлъ бытъ послѣднимъ, во оказан³и своей радости Генералу Адмиралу. Въ толь маломъ суднѣ, каковъ есть Гукеръ, едва вмѣстилось толикое множество людей.
   По возвращен³и Государя на корабельный ботъ, приказалъ Генералъ Адмиралъ учинить генеральной сигналъ о походѣ. Тогда произошло великое замѣшательство, какъ отъ множества судовъ, коими вся Волга была покрыта, такъ и отъ быстраго рѣки течен³я. Судно на судно напирало. Должно было больш³е суда буксировать малыми, чтобъ привести ихъ таки въ порядокъ, И въ ономъ содержать. Того дня не далѣе дошли, какъ до Иванчука, что есть рыбной заколъ Серг³евотроицкаго монастыря, въ 30 верстахъ отъ Астрахани, на которомъ мѣстѣ больш³е суда стали на якоряхъ, а малые приставали къ берегу. С³и рыбные заколы, общимъ именемъ Учуги называемые, извѣстны изъ Струйсенова описан³я, въ которомъ также рисунокъ онымъ находится. Такихъ учуговъ еще три имѣется на Волгѣ и на Яикѣ они также въ употреблен³и.
   ²юля 19 дня по утру въ началѣ осьмаго часа по данному сигналу паки поѣхали, и около полудня прошли послѣдней Учугъ, откуда прибыли суда ввечеру къ Ярконскому устью. С³ю ночь стояли они еще не рѣкѣ. На третей день, то есть 20 ²юля, пошли они въ море, и стали на якоряхъ у острова, Четыре бугра называемаго. На семъ мѣстѣ 21 числа, у Генерала Адмирала на Гукерѣ, въ присутств³и Государя Императора, были совѣтъ, на которомъ опредѣлено слѣдующее; 1) есть ли погодою суда разнесетъ, то собиратся имъ къ уст³ю рѣки Терки. 3) Государь соизволилъ на корабельномъ своемъ ботѣ командовать авангард³ею. Всѣмъ малымъ весельнымъ судамъ, особливо Москворѣцкому Стругу и Островскимъ лодкамъ слѣдовать за Его Величествомъ вдоль подлѣ береговъ. 3) Всѣмъ ластовымъ судамъ подъ командою Капитана фонъ Вердена итти прямо къ острову Чеченю, и тамъ ожидать указа. 4) Гукеру и двумъ Шнавамъ, на коихъ были Графъ Толстой и Князь Кантемиръ, ѣхать подлѣ береговъ, такъ блиско, какъ глубина дозволитъ.
   Кабинетъ курьеръ Чеботаевъ посланъ моремъ въ Гиланъ, чтобъ навѣдаться о тамошнемъ дѣлъ состоян³и, что тѣмъ удобнѣе учиниться могло, понеже съ прошлаго года Росс³йской Консулъ Семенъ Аврамовъ, находилгя въ Рящѣ, и еще въ семъ году пошли туда нѣсколько Росс³йскихъ купецкихъ судовъ, о коихъ прибыт³и еще извѣст³я не имѣлось.
   Тогоже дня въ 3 часу по полудни, нашелъ весь флотъ при тихомъ сѣверномъ вѣтрѣ въ море. Корабельной ботъ, на которомъ Государь ѣхать изволилъ, и слѣдующ³я за онымъ Островск³я лодки видны были въ маломъ отдален³и. Ввечеру въ исходѣ 9 часа возсталъ южно-западной вѣтръ, и слѣдовательно противной, съ перемѣннымъ порывомъ. Для того приказалъ Генералъ Адмиралъ дать сигналъ къ бросан³ю якорей. Черезъ часъ сталъ вѣтръ паки благополучной. Новой день сигналъ къ продолжен³ю ѣзды: но Островск³я лодки онаго не слышавъ, стояли до слѣдующаго утра на якоряхъ.
   Во время ночи Гукеръ и Шнавы, отдалились нѣсколько отъ берегу. Какъ скоро день насталъ, то старались опять къ оному приближиться. Но уже былъ полдень, когда Императорской ботъ сталъ паки у нихъ въ виду. Онъ стоялъ на якорѣ подъ мысомъ 12 холмовъ. По полудни около четырехъ часовъ подошли они къ боту весьма блиско. Генералъ Адмиралъ хотя и представлялъ главнаго командира, однако не смѣлъ въ семъ случаѣ ничего здѣлать безъ Императорскаго соизволен³я. Онъ послалъ Мичмана Ржевскаго, просить у Государя повелѣн³я; ѣхать ли ему далѣе, или здѣсь стать на якорѣ? Тогда примѣчено, что Государь на данной минувшаго вечера сигналъ къ стоян³ю на якоряхъ, гнѣваться изволилъ. Онъ спрашивалъ у Мичмана о причинѣ онаго. И какъ сей отвѣтствовалъ, что противной вѣтръ тому былъ причиною, и что черезъ часъ паки данъ сигналъ къ отъѣзду: то Государь на то сказалъ: однако Островск³я лодки назади остались. На повторенной докладъ, что дѣлать? отвѣтъ былъ: Генералъ Адмиралъ пусть дѣлаетъ, что хочетъ. Слышавъ с³е Генералъ Адмиралъ тотчасъ приказалъ бросить якоря, и такъ всю ночь стояли; между тѣмъ подошли Островск³я лодки.
   Слѣдующаго утра [23 дня] повелѣлъ Государь на своемъ ботѣ якорь поднять и поѣхалъ прямо по морю къ устью рѣки Терека, куда Его Величество тогоже дня и прибылъ. Но Генералу Адмиралу и двумъ шнавамъ надлежало прежде буксироваться въ округъ мыса 12 холмовъ, и для того они такъ скоро за Государемъ итти не могли. Сверьхъ того Императорской ботъ шелъ скоряе, нежели ихъ суда. По симъ причинамъ были они принуждены, переночевать у острова Чеченя, за пять миль отъ устья рѣки Терека, а на другой день [24 Дня] къ 12 часу предъ полуднемъ прибыли они къ оному устью. Проч³я суда и Островск³я лодки съ войскомъ назади остались, потому что ихъ ѣзда вдоль берега въ округъ Кизлярскаго залива была гораздо далѣе.
   Между тѣмъ временемъ Государь Императоръ, ѣздивши на шлюпкѣ къ городу Терки, изволилъ притти къ Генералу Адмиралу на Гукеръ. Тогда уже не думано больше о прошедшемъ. Всѣ мысли Великаго Монарха были только о худомъ положен³и города Терки, и о высаживан³и война на Аграханскомъ мысѣ, чего для Государь привезъ съ собою двухъ Козаковъ изъ города Терки, кои бы показали къ тому удобное мѣсто. Что же Государю положен³е города Терки не понравилось, тому причина тамошнее ниское, мокрое и нездоровое мѣсто. Городъ стоялъ на маломъ острову между протоками рѣки Терека, и въ округъ онаго росъ одинъ токмо камышъ. Противъ города за рѣкою на южной сторонъ хотя и находилось небольшое высокое мѣсто, на которомъ жили Терск³е Черкасы и Козаки, но Росс³йской гарнизонъ заключенъ былъ въ тѣсной крѣпости. Для того Государь вознамѣрился перевесть городъ на другое мѣсто кчему вскорѣ потомъ при строен³и крѣпости Святаго Креста оказался удобной случай.
   Искан³е мѣста, гдѣ бы высадить войско, поручено Лейтенанту Соймонову. Генералъ Адмиралъ далъ ему 12 весельную шлюпку, и людямъ приказано запастись на два дни пров³антомъ. Вышепомянутые Терск³е Козаки съ нимъ поѣхали. Они вошелъ [25 числа] въ Аграханской заливъ, и съ начала держался праваго или западнаго берега, под

Другие авторы
  • Хвощинская Надежда Дмитриевна
  • Мало Гектор
  • Лихачев Владимир Сергеевич
  • Крестовская Мария Всеволодовна
  • Терещенко Александр Власьевич
  • Эразм Роттердамский
  • Словацкий Юлиуш
  • Кошко Аркадий Францевич
  • Ножин Евгений Константинович
  • Лукомский Александр Сергеевич
  • Другие произведения
  • Струговщиков Александр Николаевич - Романс
  • Некрасов Николай Алексеевич - Воскресные посиделки. Первый пяток
  • Бичурин Иакинф - Замечания на статью в русской истории Г. Устрялова под названием "Покорение Руси монголами"
  • Ростопчина Евдокия Петровна - Нелюдимка
  • Шершеневич Вадим Габриэлевич - Ангел катастроф
  • Сумароков Александр Петрович - К Подьячему, Писцу или Писарю, то есть, к таковому человеку, который пишет, не зная того что он пишет
  • Измайлов Александр Ефимович - ("Евгений Онегин", глава I)
  • Замятин Евгений Иванович - Рассказ о самом главном
  • Лукашевич Клавдия Владимировна - Моим читателям
  • Хомяков Алексей Степанович - Церковь одна
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 63 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа