Главная » Книги

Соймонов Федор Иванович - Описание Каспийского моря..., Страница 8

Соймонов Федор Иванович - Описание Каспийского моря...


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Огурчинскаго.
   Оттуда начинается Краснводской заливъ, у коего къ сѣверу находится мысъ, на которомъ стоятъ горы, по заливу Красноводскими называемыя. Отъ мыса простирается коса въ море, которую объѣжжаютъ въ разстоян³и четверть мили, глубина шесть и семь саженъ. Грунтъ песокъ сѣрой съ густымъ иломъ. Противъ горъ Красноводскихъ въ разстоян³и мили на двѣ отъ берега глубина 12 и 15 саженъ, грунтъ мѣстами пещаной, но больше изъ раковинъ каменистой.
   Къ сѣверу отъ горъ Красноводскихъ берегъ ниской съ бугорками. На полторы и на двѣ мили отъ берега глубина восемь, 12, 15 и 18 саженъ, и вездѣ грунты каменистые, рѣдко гдѣ крупные раковины. С³е продолжается почти до угла Камеля. Не дошедши до сего за милю отъ берега глубина 12 и 15 саженъ, грунты чистые пещаные.
   Отъ угла Камеля до угла Пещанаго берегъ равной посредственной высоты, во многихъ мѣстахъ крутые яры, такъ что подлѣ самаго моря яры, и ни малаго заплеску нѣтъ. Разстоян³емъ на одну милю и меньше, и на полмили, глубина около 20 саженъ. Грунты безъ песку и илу, одна крупная ракушка, выключая одно мѣсто мало южнѣе Ракшечнаго угла, гдѣ въ глубинѣ на десять саженъ есть грѵнты пещаные. Сей уголъ означенъ на картѣ подъ 42°35' токмо имени не написано. Отъ Пещанаго угла есть входъ въ Александровъ заливъ глубина отмѣла, грунты мѣлкой ракушки съ дресвою.
   Потомъ слѣдуетъ, по описан³ю, уголъ Притрунъ, а по немъ утолъ, или мысъ, Тюкъ-Караганъ. Перваго на картѣ не означено, да и не показано такого выгибу берега, которому бы приличествовало с³е знан³е. Берегъ равной тому, что южняе Пещанаго угла, такожъ и приглубъ, и грунты ракушечные. Противъ угла Тюкъ- Караганскаго съ разстоян³и одной мили глубина семъ и восемь саженъ, грунты песокъ чистой. Вокругъ острова Кулаловъ, такожъ и къ востоку острова въ бухту, глубина 3, 4 и 5 саженъ, грѵнты пещаные. О находящейся при южномъ концѣ острова Кулаловъ гавани уже выше упомянуто. Входъ туда на восемъ футъ глубины между банками. Посреди гавани означена на картѣ глубина отъ 12 и 13 футъ.
   Мертвой Култукъ есть имя залива, отъ Тюкъ-Карагана къ востоку простирающагося. Южной берегъ онаго высокъ и гористъ, сѣверной мимо рѣки Яика, и даже до Волги, низокъ и равенъ. Предъ симъ вездѣ мѣста мѣлки, и обросли камышемъ. Предъ симъ въ Култукѣ лежатъ острова, Орловъ и Лебяжей, которые Капитанъ Карлъ фонъ Весденъ несправедливо положилъ блиско южнаго берега. Вообще весь заливъ получилъ другой видъ на новой картѣ господина Соймонова, что есть одно изъ ея превосходствъ. Гдѣ впадаетъ въ Култукъ рѣка Емъ, [Емба] тамъ на картѣ приписанъ Ембинской Проранъ. Изъ того видно, что Проранъ [какъ и у рѣки Кумы {Зри выше на стр. 105.}] есть Географической терминъ вмѣсто котораго обыкновенно говорятъ Прорва. При устьѣ рѣки Яика есть на картѣ погрѣшность гридоровальщика, которую объявить должно, дабы оная отъ незнающихъ не была принята за правду, и далѣе бы не распространялась. Городъ Гурьевъ называется на картѣ городъ Крѣевъ, котораго имя и на Вудруфовой картѣ несправедливо удержано.
   Описан³е заключается ѣздою отъ острова Кулаловъ, къ Четыремъ Буграмъ, гдѣ глубина 6, 5, 4 и 3 сажени, грунты иловатые и пещаные. С³я ѣзда представлена на картѣ отъ острова Кулаловъ къ NNW, и достигаетъ берега твердой земли около 10 миль восточнѣе Четырехъ Бугровъ. На срединѣ разстоян³я глубина шесть саженъ, которая уменьшается до двухъ и до двухъ съ половиною саженъ, чемъ будетъ ближе къ твердой землѣ, или къ острову. Другая ѣзда отъ Кулаловъ поперегъ моря Касп³йскаго къ Аграханскому мысу представлена на Вулруфовой картѣ. Вудруфъ издалъ также описан³е морскихъ береговъ и водянаго ходу, {У Ганвая часть I, стр. 288.} по елику Касп³йское море было ему извѣстно; однако гораздо не съ такою подробност³ю и точност³ю, какая находится въ описан³и господина Соймонова, а именно: какъ оное напечатано при Адмиралтейской коллег³и, а не такъ, какъ здѣсь мы сообщили вкратцѣ.
   Еще нѣчто должно намъ присообщить о наблюденныхъ на Касп³йскомъ морѣ склонен³яхъ магнитной стрѣлки, что тѣмъ нужняе, чемъ примѣчается немалая въ томъ разность, между Верденовой и новою картою господина Соймонова. На картѣ Карла фонъ Вердена означены слѣдующ³е:
  
   Близъ Дербента - 12° 09'
   Противо Низовой пристани - 12 00
   Противъ угла Везиря - 13 51
   Предъ заливомъ Зинзилинскимъ - 11 44
   Предъ рѣкою Себдурою - 11 57
   Предъ Мисандрономъ - 11 18
  
   На картѣ господина Соймонова:
  
   У Четырехъ Бугровъ - 6 00 W
   При устье рѣки Яика - 6 06
   При островѣ Кулалинскомъ - 8 02
   При Дербентѣ - 9 07
   При Низовой пристани - 7 41
   Противъ угла Везиря - 8 20
   Противъ рѣки Астары - 8 22
   Предъ Мисандрономъ - 6 15
  
   О сей разности разсуждать, было бы излишно. Но сего желать должно, когда уже часто усмотрѣны были так³е перемѣны въ одномъ и томъ же мѣстѣ съ одинакою магнитной стрѣлкою, и не объявили притомъ обстоятельствъ погоды при разныхъ наблюден³яхъ, то бы прилѣжные наблюдатели съ особливою точност³ю примѣчали, и записывали всѣ обстоятельства воздуха при каждомъ наблюден³и. Ибо что притягивающая сила магнита отъ тепла уменьшается, а отъ стужи умножается, также что склонен³е къ западу въ теплыя часы дня бываетъ больше, а въ студеные часы ночи меньше, то усмотрѣно опытами въ наши времена, {Philos. Trans. 1759 Vol. L. I. С. I. р. 399.} но оное можетъ быть еще больше требуетъ изъяснен³я.
   Еще остается, по случаю сообщеннымъ господиномъ Соймоновымъ разсужден³й дать нѣкоторое извѣст³е о торгахъ чрезъ Касп³йское море отправляемыхъ; причемъ не будетъ излишнее, оглянуться назадъ въ давно прошедш³я времена, и разсмотрѣть, когда и какъ начались с³и торги, и коимъ образомъ прежде отправляемы были.
  

XII.

О ТОРГАХЪ ЗА КАСП²ЙСКОЕ МОРЕ.

   Надежныхъ не имѣемъ извѣст³й, чтобъ Росс³яне произвели торги при Касп³йскомъ море до Татарскаго владѣн³я. Ибо хотя Булгары, или Болгары, на рѣкѣ Волгѣ, такъ какъ отъ нихъ произшедш³е на Дунаѣ, вѣроятно были народъ Славянской; и хотя въ Росс³йскихъ лѣтописцахъ находятся подлинныя извѣст³я, что Росс³йск³я Велик³е Князи около половины 12 столѣт³я расширили свое владѣн³е до живущихъ при рѣкѣ Волгѣ Болгаръ, завоеван³емъ главнаго ихъ города Бряхимова: однако мало вѣроятно, чтобъ Росс³яне, при опасности отъ прочихъ, около Волги и Касп³йскаго моря живущихъ народовъ, не токмо чрезъ оное море, но и до онаго отважились ѣздить для торговъ. Паче того кажется, что гости въ оныя времена отправляемы были посредствомъ Болгаровъ, такъ какъ и Хязары, Печенѣги и Половцы въ минувш³е времена переводили торги между Росс³ею и восточными народами.
   Бряхимовъ почитается за тотъ городъ, котораго развалины извѣстны подъ именемъ Болгаръ, отъ устья рѣки Камы 60 верстъ въ южную сторону, а отъ Волги пять верстъ къ востоку. Тамъ найдены Армянск³е надгробные надписи, которые по объявлен³ю Армянина, списавшаго оные въ 1722 году, {С³и списки принадлежать къ тѣмъ, о коихъ упомянуто выше сего въ III главѣ на стр. 57.} гораздо старѣе того времени, когда Татаре, подъ предводительствомъ Чингиса Хяча и его сына Туши Хана, а именно: около 1220 года, покорили себѣ с³е Булгарское царство. Но Армяне издавна вдалися въ купечество, и можетъ быть жили между Булгарами, не для какой другой причины, какъ чтобъ скупать у Росс³янъ драгоцѣнную мягкую рухлядь и юфти. Росс³йск³е юфти издревле и нынѣ еще называются Булгаръ въ Бухар³и. Изъ того выводимъ мы доказательство и для Бухарцовъ, что они, или ихъ предки, обыкновенно покупали с³и Росс³йск³е товары у Булгаровъ. Слѣдовательно Бряхимовъ, или старой городъ Булгары, былъ то мѣсто, на которомъ Росс³яне имѣли съ восточными народами общ³е торги, такъ что не нужно было имъ для сего намѣрен³я предпринимать дальные ѣзды и мореплаван³я.
   Подъ Татарскимъ правлен³емъ было съ начала подобное обыкновен³е, потому что въ Ханской станъ, или въ такъ называемую большую орду, купцы собирались, и большую частъ торговъ тамъ отправляли. Но сей станъ былъ перемѣнной; то былъ онъ на Волгѣ, то на Дону; то находился близъ Астрахани, то близъ Азова, то въ срединѣ между обѣими рѣками. По малу Астрахань здѣлалась центромъ купечества, также и торги отправлялись съ Черкасскимъ городомъ Тюменью, которой послѣ переименованъ Терки. Купеческ³е караваны рѣдко имѣютъ опасаться, чтобъ Татаре и друг³е восточные народы обидъ имъ чинили, или ихъ пограбили; слѣдовательно можно было торгамъ и тогда еще продолжаться, когда Велик³й Князь Иванъ Васильевичъ I. свергнулъ иго Татарскаго правлен³я, и когда онъ, такожъ и сынъ его, Велик³й Князь Василей Ивановичъ, въ своихъ войнахъ протво Татаръ были такъ счастливы, что Казанское царство принуждено было принять отъ нихъ указы.
   Когда Венец³анской Посланникъ Амброс³й Контарени {Его пут³описан³е глава 6.} въ 1475 году возвращался изъ Перс³и: то поѣхали съ нимъ купцы чрезъ Касп³йское море въ Астрахань съ товарами, съ сарачинскимъ пшеномъ, съ шелкомъ и съ шелковыми штофами, чтобъ продать оныя Росс³янамъ и Татарамъ, были промѣнять на друг³е товары. Онъ засталъ {Контарини глава 8.} въ Астрахани Росс³йскихъ купцовъ, у которыхъ занялъ онъ денегъ. Въ Астрахани была тогда великая ярмарка, откуда благовонныя вещи [Parfums] чрезъ Азовъ возили въ Итал³ю. Астраханской Князь Казинахъ посылалъ ежегодно Посланника къ Великому Князю въ Москву, для получен³я отъ него подарковъ. Съ нимъ обыкновенно ѣздили мног³е Татарск³е купцы. {Тамже.} И такъ въ оное время отправлялись сильные торги въ Астрахани.
   О торгахъ въ Тюмень имѣемъ мы подъ 6983 годомъ [1475] примѣръ въ росс³йскихъ лѣтописяхъ, въ коихъ упоминается, что въ семъ году 40 человѣкъ Устюжскихъ купцовъ, {С³и пошли въ верьхъ по Югѣ, а оттуда по рѣки Вяткѣ, по которой вошли они въ Каму и далѣе съ Волгу. При семъ прилично упомянуть, что Плин³й въ Натур. истор. кн. 2. гл. 67. и Помпей Мела кн. III., гл. 5, пишутъ о Индѣцахъ, которые ѣхавши моремъ пристали къ морскому берегу Герман³и; а с³и писатели, кажется, будто думали, что оные Индѣйцы пришли туда чрезъ Касп³йское и чрезъ Ледовитое море. Положимъ, что такъ, то конечно соединен³е помянутыхъ убито Казанскими Татарами. Никакой народъ не былъ такъ безпокойной, кокъ с³и Татаре. Хотя осторожно съ ними поступали, и въ Ханы имъ ставили изъ нихъ же: однако они часто взбунтовались, и для того многократно надлежало брать Казань новою войною. Послѣднее и совершенное взят³е Казани учинено Царемъ Иваномъ Васильевичемъ въ 1552 году, по коемъ въ 1554 году воспослѣдовало и взят³е Астрахани. Чрезъ то открылась безопасная ѣзда къ Касп³йскому морю; чего ради и вскорѣ потомъ расширились торги до Персидской рѣкѣ, подала бы симъ людямъ кратчайшую и удобнѣйшую ѣзду къ Ледовитому морю, нежели Сталенбергъ стр. 97, описываетъ, когда по его мнѣн³ю держали они путь вдоль рѣкъ, Камы, Колвы и Печеры. Но совсѣмъ нѣтъ никакой вѣроятности при семъ мореплаван³и. Можетъ статься, что то были Норманцы, Гренландцы, или жители сѣверной Америки, кои вѣтромъ занесены были къ Германскимъ берегамъ. Римской Проконсулъ въ Галл³и можетъ быть погрѣшилъ въ имени, или признавалъ онъ Инд³ю за общее имя, подъ которымъ разумѣлись всѣ отдаленные и не извѣстные земли. По крайней мѣрѣ уже и друг³е находились въ семъ мнѣн³й, между коими сочинитель общ³я истор³и о купечествѣ и мореплаван³и частъ I, стр. 160. пишетъ, что то были Лопари, коихъ почли за Индѣйцовъ.} съ товарищами въ Тюмень поѣхавшихъ, убито Казанскими Татарами. Никакой народъ не былъ такъ безпокойной, кокъ с³и Татаре. Хотя осторожно съ ними поступали, и въ Ханы имъ ставили изъ нихъ же: однако они часто взбунтовались, и для того многократно надлежало брать Казань новою войною. Послѣднее и совершенное взят³е Казани учинено Царемъ Иваномъ Васильевичемъ въ 1552 году, по коемъ въ 1554 году воспослѣдовало и взят³е Астрахани. Чрезъ то открылась безопасная ѣзда къ Касп³йскому морю; чего ради и вскорѣ потомъ расширились торги до Персидской провинц³и Ширвана; а торги въ Тюмени можно уже было почитать за внутренн³е. Ибо когда Черкасск³е Князья вскорѣ по взят³и Астрахани поддались Царю своевольно: то населили Тюмень Росс³йскими жителями, или лучше за рѣкою противъ города построили новой городъ, Терки нарѣченной. О торгахъ въ Бухар³ю заподлинно не извѣстно, отправлялись они тогда чрезъ Касп³йское море или нѣтъ; ибо Бухарск³е купцы, въ Москву съ Татарами приходивш³е, можетъ быть ѣздили сухимъ путемъ.
   Въ 1553 году по счастливому случаю открыли Англичане путь моремъ къ Архангельску городу, или по тогдашнему именован³ю, къ Святому Николаю, {Николѣской, оной же и Корельской монастырь, при западномъ устьѣ рѣки Двины. Истор³я сего открыт³я описана Гаклуйтомъ въ его навигац³яхъ стр. 259 и Климентомъ Адамомъ in Auct. rer. Moscov.} ищучи дороги въ Китай и въ Инд³ю чрезъ Ледовитое море. Царь Иванъ Васильевичъ, довольно предвидя, какая произрасти можетъ польза его государству, чрезъ с³ю новую вѣтвь купечества, далъ имъ велик³е вольности. Они торговали безпошлинно, гдѣ хотѣли, тамъ учреждали свои канторы и магазины для поклажи товаровъ, и въ каждомъ имъ удобномъ мѣстѣ могли они продавать свои товары. Они приняли намѣрен³е, производить торги и съ Бухар³ею, въ той надеждѣ, не откроютъ ли они чрезъ то искомую дорогу въ Инд³ю и въ Китай, къ чему водяной путь по Волгѣ и по Касп³йскому морю показалъ имъ нѣкоторую способность. Царь Иванъ Васильевичъ за благо принялъ с³е предложен³е, апробовалъ оное безъ изъят³я.
   Въ 1558 году Антонъ Енкинсонъ ѣздилъ въ Бухар³ю, котораго ѣзда имъ самимъ описана, и неоднократно въ свѣтъ издана печатан³емъ {Зри у Гаклуйта стр. 347. Тепенота Relations de divers Voyages curieux частъ I. Витзена Noord en Oost Tattary второе издан³е стр. 396. Recuiel des Vouages an Nord Tome IV. Собран³е всѣхъ пут³описан³й частъ VII. стр. 520 нѣмецкаго издан³я.}. Мы приведемъ главнѣйшее изъ его пути описан³я, и присовокупимъ къ тому собственныя наши изъяснен³я, что особливо нужно для чиненной Енкинсономъ ѣзды по Енкинскомъ заливѣ, о коемъ еще не могли мы привесть довольнаго извѣст³я.
   Когда Енкинсонъ пришелъ въ Москву, то уже были тамъ Бухарск³е торги въ нарочитомъ состоян³и, {Гахлуйта стр. 338.} и ничто не было такъ обыкновенно, какъ принимать Пословъ изъ Бухар³и, и опять туда посылать. Енкинсонъ получилъ отъ Царя вѣрующ³е грамоты ко всѣмъ Князьямъ и владѣлецамъ, мимо коихъ ему надлежало ѣхать; такъ что онъ больше походилъ на Росс³йскаго Посла, нежели на купца Англинскаго. Однако онъ имѣлъ съ собою всякихъ товаровъ, дабы усмотрѣть, как³е наибольше раскупать будутъ, и какая изъ того произойдетъ прибыль. Изъ Москвы поѣхалъ онъ 25 Апрѣля 1558 года, а 14 ²юля прибылъ въ Астрахань.
   Онъ пишетъ, что земля между Волгою и Камою называется Вахень. О чемъ хотя мы не имѣемъ ничего показать для изъяснен³я: однако должно оное примѣчать, потому что можетъ быть подастъ оное поводъ другимъ къ ислѣдован³ямъ. Напротивъ того когда Энкинсонъ называетъ Нагайскихъ Татаръ Мачгатъ: то имѣемъ мы отъ того ту пользу, что имя Манкатъ, у Абулгаз³я толъ часто упоминаемое, можемъ изъ того изъяснить лучше, нежели сочинитель здѣланныхъ на то примѣчан³и. {Зри Абулгаз³я стр. 495.}
   Въ Астрахани засталъ Енкинсонъ Татарскихъ и Персидскихъ купцовъ, которые также намѣрены были ѣхать въ Бухар³ю. Здѣлавъ съ ними сообщество, поѣхали вмѣстѣ на одномъ изъ обыкновенныхъ тамошнихъ судовъ, и отправились изъ Астрахани 6. Августа. Что онъ шелъ не Ярховскимъ устьемъ, коимъ нынѣ выходятъ въ Касп³йское море, то явствуетъ изъ того, что онъ пишетъ: ѣхалъ де онъ вдоль восточнаго берега, рѣки Волги, и нашелъ мног³е кривизны и мѣли. И такъ кажется ѣхалъ онъ тѣмъ устьемъ, которое на Фонъ-Верденскомй картѣ называется Уваринскимъ; оно восточнѣе всѣхъ прочихъ, чего ради болѣе и способствовало Енкинсону къ его намѣрен³ю. Итакъ говорится о семъ устье, когда онъ опредѣляетъ оному высоту полюса.
   Въ его пут³описан³и полагается высота полюса Астрахани на 47° 9', а устья рѣки Волги на 46° 27'. Напротивъ того въ пр³общенномъ къ пуг³описан³ю реестръ широтъ ставитъ Астрахань подъ 46° 31', а устье Волги, какъ прежде подъ 46° 27'. Надобно думать,что въ обоихъ мѣстахъ опечатка. Въ другомъ реестрѣ высотъ полюса у Гаклуйта {Стр. 451.} показано: Астрахань подъ 46° 10' и 46° 9', у Олеар³я {Пут³опис. кн. 4. гл. 10. стр. 194.} 46° 22', а на Фонъ Верденовой картѣ означенъ городъ подъ 46° 15'. Хотя Уваринское устье лежитъ сѣвернѣе Ярковскаго и Четырехъ Бугровъ, коихъ широты извѣстны изъ вышеписаннаго: {Стр. 236.} однако Уваринское устье южнѣе Астрахани. На Фонъ Верденовой картѣ означено с³е устье подъ 46° 8', а на картъ господина Соймонова не вступно 46°, хотя имени тамъ не приписано. При семъ надлежитъ объявить о погрѣшности на Вудруфовой картѣ, на которой при семъ рукавѣ рѣки Волги показано, что оной впадаетъ въ Яикъ; также погрѣшилъ и Ганвай, {Часть ². стр. 87. нѣмецкаго переводу.} поставляющ³й Астрахань подъ 47° высоты полюса, не смотря на то, что Вудруфъ положилъ оной больше полуградусомъ южнѣе на своей картѣ, Енкинсонъ считаетъ отъ Астрахани до сего устья 20 Англинскихъ морскихъ миль, а оное почти столько же, какъ до Ярковскаго устья, потому что Ганвай {Часть I. стр. 289.} полагаетъ послѣднее растоян³е на 60 простыхъ миль Англинскихъ.
   Теперь послѣдуемъ мы Енкинсону въ его морской ѣздѣ, сличая притомъ и его карту у Ортел³я [in Theatro orbis Terrar.] находящуюся. Августа 11 отъ устья рѣки Волги пошедши, переѣхалъ онъ семъ милъ [разумѣются Англинск³е морск³е мили, называемые Leagus] къ ONO, до острова, которой по находящемуся на немъ бугру, Аккургаръ, [на картѣ стоитъ Аурганъ, но чаятельно должно быть Акъ-Курганъ, т. е. бѣлой бугоръ] описываетъ онъ, яко удобной признакъ для мореплавающихъ. 10 миль оттуда пришелъ онъ къ острову, которой выше прежняго, и въ описан³и именуется Бав³аата, а на картъ Богната называется. Отъ сихъ двухъ острововъ къ сѣверу есть, по его объявлен³и, большой заливъ, которому приписываетъ онъ имя Синяго моря, но то кажется несправедливо, потому что извѣстно, что токмо Аральское море к нѣкоторыхъ писателей Синимъ моремъ называется. Оттуда шелъ онъ 10 милъ къ OZN. Противной вѣтръ понудилъ его стать на якорь на одну сажень глубины. 15 числа восталъ штурмъ изъ SO, чего ради для безопасности старался онъ удалиться отъ берега. 16 числа вѣтръ былъ сѣверной. Держа курсъ къ SO, перешли они восемь миль. 17 тѣмъ же курсомъ потѣрявши землю изъ виду, переѣхали 30 миль. 18 дня къ О, 20 мидь. Они пришли къ землѣ Боглеата у Енкинсона называемой, подъ 46° 24' высоты полюса, и считали растоян³е 74 мили отъ устья рѣки Волги. Здѣсь карта ничего не служитъ къ изъяснен³ю, потому что помянутое имя не находится на оной; какъ то и нынѣ оное не извѣстно. Но говорится о сѣверномъ берегѣ Касп³йскаго моря, которой лежитъ SZO, и NZW на тамошнемъ нѣкоторомъ мысу отправляли мимоѣдущ³е Магометане поклонен³е у гроба Татарскаго мнимаго святаго.
   Западнымъ вѣтромъ пришли они 19 числа, 10 милъ къ OSO, предъ устье рѣки Яика, о которой Енкинсонъ птшетъ, что она имѣетъ начало въ Сибири, и течетъ черезъ землю Татаръ Нагайсхихъ. С³е говорено въ оное время справедливо. Но нынѣ уже Нагайцы тамъ не живутъ. На день ѣзды отъ устья, вверьхъ по рѣкъ Яику, былъ Нагайской Татарской городокъ Серавикъ, въ которомъ жилъ Князь Смилла имекуемой. Народъ имѣлъ пропитан³е отъ скота и разбоя. Нынѣ тамъ форпостъ Яицкихъ Козаковъ именуемой Сарачиновъ, 59 верстъ отъ города Гурьева, которой, какъ изъ Енкинсоновой описи видно, въ его время не былъ еще построенъ. На полградуса выше при Яикѣ, показанъ на картѣ еще другой городъ подъ именемъ Шакашикъ, о коемъ мы никакого изъяснен³я подать не можемъ.
   20 числа прежнимъ курсомъ переѣхали 16 миль. 21 шли чрезъ заливъ, коего ширину считали на 6 миль. По ту сторону залива показался мысъ, а предъ нимъ лежали два острова, яко хорошей признакъ для мореплавающихъ. Потомъ поворачивается морской беретъ къ NO, и дѣлаетъ другой заливъ, въ которой течетъ рѣка Емъ. Собственное произношен³е сего имени у тамошнихъ народовъ есть Дхемъ, или Дженъ, а Росс³яне говорятъ Емба. Устье сей рѣки поставлено на картѣ господина, Соймонова точно подъ 46 градусомъ; чего ряди сочинителт примѣчан³й къ Абулгаз³ю {Генерал. Истор. о Татарахъ стр. 730.} погрѣшаетъ, объявляя для онаго 47° 50'. Оная рѣка, по словамъ Еткинсона, имѣетъ свое начало въ землѣ Калмыцкой, что должно разумѣть о праотцахъ тѣхъ Калмыкъ, кои послѣ перешли на Волгу.
   22, 23 и 24 чиселъ стояли они на якорѣ; 25, при благополучномъ вѣтрѣ, перешедъ 20 миль, проѣхали они мимо нискаго острова, около котораго были мног³е мѣли. Отъ сего острова, которой кажется однимъ изъ Лебяжьихъ острововъ, {Зри. выше сего на стр. 253.} простирается большой заливъ къ N. [или лучше къ O]. Но они поворотили къ S, для взятья больше глубины. И въ семъ курсѣ перешли 10 миль. Потомъ [26] къ OSO, 20 миль, послѣ чего показалась имъ матерая земля къ югу. На ней было много вострыхъ холмовъ, и чѣмъ далѣе подлѣ оной ѣхали, тѣмъ гористѣе она становилась. Они ѣхали 20 милъ вдоль сего морскаго берега.
   27 числа перешли они чрезъ Заливъ, котораго южной берегъ больше наполненъ горами, нежели въ прежнихъ странахъ видны. За онымъ заливомъ простирается высокой мысъ въ море. Какъ они сей мысъ проѣхали, то возсталъ жестокой штурмъ изъ востока, угрожающ³й имъ погибелью. Сей штурмъ продолжался три дни. Тогда уже недалеко они находились отъ своей мѣты, а именно: отъ гавани Мангуслава, откуда Енкисонъ со своими товарищами хотѣлъ начать ѣзду сухимъ путемъ въ Бухар³ю. Въ другомъ маломъ заливѣ надлежало имъ еще 12 милъ переѣхать, чтобъ туда прибыть Но штурмъ не допустилъ ихъ, пристать въ Мангуславѣ. Прибило ихъ судно къ противу лежащему берегу залива. Грубой народъ и ниская земля, безъ всякой способности для судовъ, гдѣ никто прежде ихъ еще не приставалъ, такъ то описываетъ Енкинсонъ с³е мѣсто. Его опредѣлен³е высоты полюса Мангуслава, которое онъ нигдѣ, какъ здѣсь, могъ учинить, доказываетъ, что оба с³и мѣста. Но великое между собою имѣютъ разстоян³е.
   По наблюден³ю Енкинсона находится Мангуславъ подъ 45° высоты полюса, а однако онъ пишетъ, что то естъ самое южное мѣсто на Касп³йскомъ морѣ. Либо онъ думалъ, что весь южной берегъ Касп³йскаго моря лѣжитъ съ тѣмъ, которой онъ нашелъ 26 Августа, въ равной высотѣ, или онъ хотѣлъ токмо говорить о той странѣ, которую онъ объѣхалъ. Ложное мнѣн³е издревлѣ бывшее, якобы длина Касп³йскаго моря простирается отъ востока къ западу, получила отъ сей ѣзды нѣкоторое подкрѣплен³е. Енкинсонъ считалъ длину моря, отъ востока къ западу 200, а ширину отъ сѣвера къ югу 150 миль. [Leagues.] Хотя Олеар³й {Зри его карту о Касп³йскомъ морѣ.} доказалъ тому противное, однако Тепенотъ {Въ предувѣдомлен³и къ Енкинсонову пут³описан³ю [Voyages au Nord. Tome IV. p. 404.] Тепенотъ думалъ, яко бы Скалигеръ еще до Олеар³я с³е же утверждалъ, въ чемъ онъ чаятельно полагался на книгу de Subtil. Exere. L. I. p. 177, ибо тамъ напечатано: Eius [Caspii maris] longitudo septemorionem ipectans etc. Но кто посмотритъ на слѣдующ³я слова, тотъ долженъ заключить, что Скалигеръ разумѣлъ противное.} думалъ, что въ томъ больше послѣдовать должно Енкинсону. Послѣ того извѣдыван³е не токмо оправдало Олеар³ево открыт³е; но и пропорц³я объявленной имъ длины моря къ ширинѣ нашлася еще гораздо больше, какъ то показываетъ очевидность при сравнен³и его карты съ нашими.
   Впрочемъ упоминаетъ Олеар³й, {Стр. 215.} что имя Мангуславъ испорчено, вмѣсто котораго должно произносить Минкишлакъ. Но по прямому надобно Манкишлакъ; ибо такъ и пишетъ Абулгаз³й, {Въ Генеал. истор³и О Татар. стр. 640.} такъ и нынѣ еще то имя выговариваютъ. За нѣсколько лѣтъ послалъ Его С³ятельство господинъ Генералъ Аншефъ, Сенаторъ и Камергеръ, Графъ Романъ Лар³оновичъ Воронцовъ купеческ³е гал³оты къ восточному берегу Касп³йскаго моря, и тогда говорили, что они пошли въ Манкишлакъ. Между тѣмъ не можно утверждать, чтобъ с³е было Мангуславъ, гдѣ присталъ Енкинсонъ. Гал³оты дѣлаютъ оное сомнительнымъ, потому что въ сѣверо-восточномъ заливѣ, для малой его глубины и многихъ мѣлей, можно ѣздить на малыхъ токмо ботахъ, или баркахъ. Но с³е доказываетъ Енкинсонова ѣзда, что Мангуславъ обыкновенная была гавань, куда тогда изъ Астрахани, такъ какъ въ наши времена въ Тюкъ-Караганъ, для торговъ ѣздили. Натурально было начинать кораблеплаван³е вдолъ береговъ, пока еще не отважились ходить по открытому морю.
   Но гдѣ сему Мангуславу показать настоящее мѣсто на картѣ? И какъ мы рѣшимъ ту разность мнѣн³й, которая причиняетъ толь много замѣшательства? По нашему мнѣн³ю опредѣленная высота полюса, 45 градусовъ, прмѣченной Енкинсономъ курсъ и его карта у Ортел³я, не оставляетъ намъ никакого сомнѣн³я. На какое ложное извѣст³е привело сочинителя примѣчан³е къ Абулгаз³ю {Стр. 449.} ктому, чтобъ Енкинсономъ примѣченную высоту полюса Мангуслава признать за несправедливую, и с³е мѣсто превратить въ городъ, которой будто лежитъ подъ 38° 30' на Трухменскомъ берегу Касп³йскаго моря? {С³е заблужден³е находится и въ Общей Истор³и путешеств³й, часть VII. стр. 251.} Такому же положен³ю мѣста слѣдовалъ и Страленбергъ на своей картѣ. Безъотвѣтно кажется, мужу, которой чинитъ наблюден³я высотъ полюса, приписать погрѣшность въ семи градусахъ съ половиною. Енкинсонъ ничего не говоритъ о городѣ; паче того онъ сказываетъ, что тамошн³е народы живутъ не въ городахъ но въ кибиткахъ. На Трухменскомъ берегу, гдѣ Страленбергъ ставитъ Манкишлакъ, никогда не было города. Не употребилъ бы Енкинсонъ столько времени, какъ ми скоро услышимъ, на ѣзду въ Ургенчь, есть ли бы ему было ѣхать туды зачиная путь отъ Трухменскаго берега. С³и основан³я чаятельно усмотрѣлъ и господинъ д'Анвилле, {Carte d'Asie.} потому что полагаетъ онъ Манкишлакъ по Енкинсоновой запискѣ подъ 45°; но понеже не имѣлъ онъ лучшей карты образцомъ, какъ фонъ Верденову: то произошла изъ того та погрѣшность, что положилъ онъ Манкишлакъ въ углу позади острова Кулаловъ, чего бы не было, естьлибъ господинъ д'Анвилле имѣлъ лучшую карту, и наблюдалъ бы притомъ курсъ судна. Карта господина Соймонова рѣшитъ все сомнѣн³е. Съ оною во всемъ согласуется Енкинсоново мореплаван³е. Въ крайнемъ углу сѣверовосточнаго залива простирается подъ 45° высоты полюса малой уской заливецъ къ югу, которой хотя и очень малъ; однако имѣетъ все свойства, чтобъ насъ увѣрить о подлинномъ мѣстѣ Енкинсонова пристанища; чего ради не сумнѣваемся поставить Мангуславъ, или Манкишлакъ, въ крайнемъ култукѣ онаго заливца. Понеже Вудруфова карта есть коп³я съ карты господина Соймонова, то можетъ и она служить изъяснен³емъ всего вышеписаннаго.
   Теперь послѣдуемъ мы Енкинсону въ ѣздѣ его, которую онъ сухимъ путемъ отправилъ. С³я ѣзда началась 14 Сентября караваномъ изъ 1000 верблюдовъ состоящимъ. Въ перьвые пять дней дошли они до Тимура Султана, Князя Мангуславскаго, которой со своимъ народомъ жилъ въ степи, безъ города, или крѣпости. Черезъ 20 дней пришли они къ заливу Касп³йскаго моря, о которомъ сказывали, что большая рѣка Оксусъ прежде тамъ впадала, но свое течен³е перемѣнила, и впадаетъ въ другую рѣку Ардокъ, а с³я де течетъ подъ сѣверъ, и до 1000 милъ подъ землею свое течен³е имѣвши, вливается въ озеро Китай. Такъ то баснословили въ оное время. Баснь объ отведен³и рѣки Оксуса Трухменцами тогда еще не извѣстна была, да не можно бы было тогда еще объявить о страхѣ тамошнихъ народовъ отъ Росс³янъ, яко о причинѣ отведен³я рѣки оныя.
   Тевенотъ здѣлалъ при семъ много примѣчан³й, что что темно. Но можно здѣсь воперьвыхъ признать заливъ Балханъ, или Красные воды, въ которой прежде текъ Оксусъ, и оной можетъ отстоять отъ Мангуслава на 20 дней ѣзды караванной. Потомъ вмѣсто рѣки Ардокъ можно разумѣть Аральское море. А о озеръ Китаѣ извѣстно, что оно разнится отъ Аральскаго, и что оное то, изъ коего рѣка Объ, подъ именемъ Би, протекаетъ. На картѣ поставлена рѣка Сиръ, въ Китай озеро втекающая. Можно с³е, такожъ и подземельное течен³е на 1000 миль, безъ сомнѣн³я почитать за баснословное прибавлен³е.
   Отъ помянутаго залива въ два дни дошли они до залива Селлизуре, [на картѣ Шайсуре] котораго нынѣ больше не находится. {Сочинитель общей истор³и путешеств³й часть VII. стр. 250 и 524. мнитъ, что Селлизуръ можетъ быть есть увеселительной домъ Саллизарай; но на чемъ основана с³я догадка, того тамъ не показано.} Тамъ жительствовалъ Ханъ, надъ Туреоманами [Трухменцами} правлен³е имѣвшей. Земля была плодородна, преизящными дынями и арбузами изобилующая. Но Енкинсонъ перемѣнилъ имена сихъ плодовъ; потому что арбузы, которые изъ его описан³я такъ признавать должно, называетъ Росс³йскимъ именемъ дыни, а малые сахарные дыни, кои не много больше егурца, именуетъ карбузами. Извѣстно уже изъ Олеар³я, {Пут³описан³е кн. 4. гл. 10. стр. 195.} что Татара не говорятъ Арбузъ, но Карбузъ. Жители имѣли также нѣкоторый родъ жита, сорочинскому пшену подобной, по ихъ Егуръ называемой. Оно росло кистьми на большихъ стебляхъ, какъ на сахарномъ тросникъ. Можетъ быть, что то было Бухарское просо, или Турецкая пшеница, Маисъ именуемая.
   Отъ Селлизура, или Шайсура, пришли они въ три дни ко городу Ургеневъ, или лучше Ургенчь, потомъ въ 18 дней въ Каитъ, или Катъ [на картѣ стоитъ Каитъ, а тутъ же показано устье рѣки Ардоха къ Оксу.] А наконецъ въ 16 дней въ Бухары, главной городъ той земли. Особливыя обстоятельства пути, опасности отъ разбойниковъ, и достопамятности мѣстъ не принадлежатъ къ нашему намѣрен³ю. На Англинск³е товары мало было расходу, поточу что много оныхъ привезли и изъ Алеппо и Смирны. Енкинсонъ не могъ свои товары отдавать такъ дешево, какъ друг³е продавали въ Бухарахъ. Дорогая ѣзда, пошлины и неминуемые вездѣ подарки возвышали оныхъ цѣну. Да сверьхъ того караванъ отъ Усбековъ къ грабительству склонныхъ часто находился въ превеликой опасности; чего ради Енкинсонъ не могъ совѣтовать своимъ землякамъ, чтобъ продолжать торги въ Бухар³ю. Теперь упомянемъ еще кратко о возвратной его ѣздѣ.
   Отъ города Бухары до Мангуслава ѣхалъ Енкинсонъ пять недѣль и нѣсколько дней. Онъ нашелъ свое судно на томъ же мѣстѣ, на которомъ оное оставилъ; но безъ якоря, безъ канатовъ и безъ парусовъ. Имѣя съ собою пеньку, скоро здѣлали потребные канаты, а парусы изъ выбойки. Вмѣсто якоря служилобъ телѣжное колесо, естѣлибъ не пришла Росс³йская барка изъ Астрахани, на которой было два якоря. Одинъ изъ сихъ купилъ Енкинсонъ, и такимъ образомъ отправлялась ѣзда благополучно. Ма³я 28 дня 1559 года возвратился Енкинсонъ въ Астрахань. ²юля 10 отправился онъ въ Москву, а 2 Сентября туда прибылъ. Онъ былъ въ состоян³и разсказывать Царю Ивану Васильевичу о тѣхъ странахъ, въ коихъ онъ былъ, много неизвѣстнаго; онъ искупилъ 25 человѣкъ Росс³янъ изъ неволи; отъ Хановъ, Бухарскаго, Балханскаго, Ургенческаго, и отъ другихъ Князей пришли съ нимъ шесть Посланцовъ, его смотрѣн³ю порученные: и такъ можно ему повѣрить, когда онъ хвалится, что Государь Царь его принялъ съ особливою милост³ю.
   Въ присообщенной росписи высотъ полюса показано: Ургенчь на 20 дней ѣзды отъ Касп³йскаго моря; а именно отъ Мангуслава, подъ 42° 18', Бухари на 20 дне³³ ѣзды отъ Ургенча, подъ 39° 10'.
   Англичанинъ Рихардъ ²онсонъ, бывшей въ семъ пути съ Енкинсономъ, привезъ съ собою извѣст³е о пути каравановъ въ Китай (которое записалъ онъ въ Бухарахъ по словесному объявлен³ю разныхъ людей. С³е извѣст³е можно читать у Гаклуйта, {Navigations p. 387.} Тевенота, {Relations de divers Voyages. Tome I. Voyage de Ienkinson p. 26.} Витзена, {Noord en Oost Tartaiye, 2 издан³е стр. 404.} и въ сѣверныхъ путешеств³яхъ. {Voyages an Nord. Tome IV. p. 507.}
   Потомъ Англичане устремились на торги съ Персидскою провинц³ею Ширванъ, и то былъ опять Енкинсонъ, которой къ тому положилъ начало. {У Гаклуйта стр. 359 и слѣд.} Королева Елисаветъ снабдила его повѣренными письмами къ Государю Царю Ивану Васильевичу и къ Шаху, съ коими онъ 14 Ма³я 1561 года поѣхалъ изъ Лондона. ²юля 14 дня пр³ѣхалъ онъ къ Святому Николаю, или къ устью рѣки Двины, а 20 Августа прибылъ онъ въ Москву. Въ самое то время сочетался Царь Иванъ Васильевичъ, бракомъ съ Черкасскою Княжною Мар³ею Темрюковною. Его Величество не токмо дозволилъ Енкинсону продолжать путь свой, но и поручилъ ему важную комис³ю для исполнен³я въ тѣхъ мѣстахъ, куда онъ придетъ. Персидской Посланникъ, въ то время въ Москвѣ бывшей, съ нимъ отправился.
   Изъ Москвы поѣхали они 27 Апрѣля 1562 года, а ²юня 10 дня прибыли въ Астрахань, ²юля 15 былъ Еткинсоновъ отъѣздъ изъ Астрахани, а Персидской Посланникъ прежде его въ путь отправился. Кажется, что Енкинсонъ началъ свою ѣзду тѣмъ же рукавомъ рѣки Волги, коимъ онъ ѣхалъ идучи къ Мангуславу, ибо устье, по его описан³ю, лежало къ SO. И онъ считалъ туда, какъ и прежде, 20 миль Англ³йскихъ. Оттуда показано къ SW 9 милъ до трехъ острововъ, потомъ SSW 40 милъ до четырехъ круглыхъ острововъ, одинъ подлѣ другаго лежащихъ, кои называетъ онъ Каллика, или Шаллика. Да не потребуютъ отъ насъ изъяснен³я на так³я испорченныя и изъ употреблен³я вышедш³я имена. Имена Тюленей, Чечень, Учъ, Аграханъ имъ не упомянуты, можетъ быть потому, что оныя тогда еще были не извѣстны. Какъ онъ держался по прежнему SSW отъ Шалликанскихъ острововъ, то на другой день оказалась земля Туке и Тыимень. [должно быть Терки и Тюмень.] Но они не отважились тамъ приставать, опасаясь разбойниковъ. Хаталетъ, или Шаталетъ, островъ, на 100 миль отъ Шаллики, проѣхали они при противномъ вѣтрѣ. Потомъ предъ землею Шанкалъ [Шамхалъ] на глубинѣ трехъ и до четырехъ саженъ стали на якорь. Здѣсь претерпѣлъ Енкинсонъ великую опасность отъ штурма семь дней продолжавшагося. Отъ Шаталета шелъ онъ 150 милъ къ Ширванскому берегу, а потомъ 30 милъ да Дербета. Но как³е должны здѣсь разумѣть мили? Англинск³е морск³е мили, [Leagues] коихъ считается, 20 въ одномъ градусъ, здѣсь и приличествуютъ, развѣ сказать, что Енкинсонъ весьма ошибся въ счислен³и курса. Но отъ Астрахани до Волжскаго устья безспорно считаетъ онъ морскими милями; а простые Англинск³е мили на море неупотребительны.
   По сему извѣст³ю лежитъ городъ Дербентъ подъ 41° высоты полюса. Можетъ статься, что то опечатка. Енкинсонъ чаятельно написалъ 42°. Его извѣст³е о семъ городѣ согласно съ общимъ слухомъ, что оный построенъ Александромъ Великимъ. Холмъ, на которомъ стоитъ городъ, будто называется Кастове, а большая Кавкасская стѣна простирается до Тифлиса главнаго города въ Груз³и.
   Ѣхавши 80 миль SO и SSO, пришли они къ Шабрану, гдѣ судно выгрузили. Тамошней начальникъ Алканъ Мирза былъ мужъ обходительной и услужливой. Енкинсонъ получилъ отъ него 40 человѣкъ для караулу, дабы жители его не ограбили. Товары его навьючили на верблюдовъ, а самъ онъ ѣхалъ на лошадяхъ, такъ въ шесть дней прибылъ онъ въ Шамах³ю. Здѣсь княжилъ Абдулла Ханъ подъ владѣн³емъ Шаха; его не было въ городѣ, онъ жилъ за 30 милъ оттуда въ горахъ подъ шатрами для прохладнаго воздуха. Енкинсонъ поѣхалъ къ нему, и принятъ учтиво. Также получилъ онъ отъ него всякое вспоможен³е, чтобъ удобно и безопасно доѣхать въ Касбинъ, гдѣ тогда Шахъ находился.
   Отъ Шамах³и считаютъ 30 милъ до Явата [Джеватъ] при рѣкъ Курѣ, гдѣ Абдулла Ханъ имѣлъ изрядной донъ съ наполненными всякимъ плодомъ садами. Оттуда въ 10 дней пришелъ Енкинсонъ въ Ордовиль, [Ардебиль] не находя на дорогъ ни города, ни другаго недвижимаго жилища. Тамошняя земля плодородна, [Моганская степь] а жители кочуютъ въ кибиткахъ; четыре дни ѣзды отъ Ардебиля къ западу стоитъ городъ Тебрисъ, или Таврисъ, гдѣ Шахъ имѣлъ прежде столицу, пока опасен³е отъ Турецкаго оруж³я его не побудило оной оставить, и переѣхать въ Касбинъ. Въ сей городъ надлежало еще Енкинсону ѣхать. На ѣзду туда употребилъ онъ 10 дней.
   Шахъ Тахмасъ заключилъ тогда миръ съ Турками, онъ же и ненавидѣлъ Христ³янъ для ихъ вѣры: с³и двѣ причины удерживали его, чтобъ не принять заблаго Енкинсоновы предложен³я, къ учрежден³ю безпоредственной комерц³и между Англ³ею и Перс³ею. Повѣрить можно, что Турки, дабы не претерпеть имъ убытка въ торгахъ съ Перс³ею, употребляли всяк³я средства, къ уничтожен³ю намѣрен³й Англичанъ. Сказали, якобы Енкинсонъ шп³онъ, посланной отъ Португальцовъ, владѣющихъ тогда Ормусомъ. Немного не дошло до того, что съ посольствомъ, отъ Шаха Тахмаса въ Константинополь отправляемымъ, не послали его въ подарокъ великому Султану Солиману. И такъ еще за счаст³е почитать ему долженствовало, что получилъ позволен³е, прежнею дорогой ѣхать назадъ, препроводивши всю зиму въ Казбинѣ.
   Пр³ѣхавши въ Джеватъ, гдѣ Абдулла-Ханъ въ то время находился, принятъ онъ былъ опять весьма дружелюбно. Аблулла-Ханъ и въ отсудств³и старался о Енкисонѣ;, и много помогъ, что ему въ Касбинѣ ничего худаго не приключилось. Нынѣ далъ онъ Англичанамъ жалованную грамоту, чтобъ торговать въ его землѣ со всякими товарами безпошлинно, и отправилъ съ Енкинсономъ Посланца къ Государю Царю Ивану Васильевичу, дабы и съ Росс³ею, для пользы обѣимъ нац³ямъ, содержать доброе соглас³е.
   Въ Шамах³и пришелъ Армянинъ отъ Грузинскаго Царя къ Енкинсону съ представлен³емъ: "что сей Государь, для непрестанныхъ обидъ отъ Турковъ и Перс³янъ претерпѣваемыхъ, желаетъ отдаться въ росс³йское покровительство, есть ли онъ можетъ надѣяться на Царское вспоможен³е". На с³е бы Енкинсонъ далъ свое мнѣн³е, и показалъ бы средства, какъ Грузинскому владѣльцу отправить Посланца въ Росс³ю. Отвѣтъ Енкинсоновъ былъ такой: "Грузинской Государь безъ сомнѣн³я получитъ отъ Царя все по его желан³ю, а для Посланца удобнѣйшая дорога, ѣхать чрезъ Черкасскую землю [Кабарду], гдѣ отъ Князя Темрюка, коего дочь Царь взялъ за себя въ супружество, можетъ надѣяться всякаго вспоможен³я." С³е почесть должно за перьвое начало тѣхъ переговоровъ, которые съ того времени непрерывно продолжались между Росс³ею и Груз³ею.
   Судно, на которомъ пр³ѣхалъ Енкинсонъ по Касп³йскому морю въ Шабранъ, служило ему и къ возвратному пути. Но о семъ никакихъ обстоятельствъ въ описан³и его не показано. Возвратное его прибыт³е въ Астрахань было 30 Ма³я 1563 года, 20 Августа пр³ѣхалъ онъ назадъ въ Москву. Слѣдующею зимою учредилъ онъ новое отправлен³е въ Перс³ю съ Англинскими товарами, подъ смотрѣн³емъ Факторовъ Томаса Алдкока и Рихарда Шейн³я.
   Томасъ Алдкокъ {Зри у Гаклуйта стр. 374, гдѣ хотя и поставленъ 1563 годъ для его ѣзды, но можетъ быть то опечатка.} отправился изъ Ярославля 10 Ма³я 1564 года, а 24 ²юля прибылъ въ Астрахань. Ѣзда его чрезъ Касп³йское море продолжалась одну токмо недѣлю, то есть съ 4 до 11 числа Августа. Онъ присталъ къ берегу въ Мед³и, [Ширыанъ] а 21 Августа прибылъ въ Шамах³ю. Оттуда поѣхалъ онъ съ Касбинъ, гдѣ нарочитая была ему въ торгахъ удача. Но на возвратномъ пути напали на него разбойники, и онъ убитъ недалеко отъ города Лепакта. {Лепакта безъ сомнѣн³я есть также опечатка, а должно быть Джепатъ. Ибо притомъ упомянуто что Абдулла Ханъ тамъ находился.} Рихардъ Шейни на другой годъ возвратился въ Росс³ю, откуда онъ купеческой компан³и въ Лондонѣ учинилъ предложен³е, чтобъ впредь учинить отправлен³е въ Гилань, а главное дѣло употребить бы ктому смирныхъ и трезвыхъ людей, въ чемъ онъ своего послѣдователя Рихарда ²онсона не очень похваляетъ.
   Съ Рихардомъ ²онсонсмъ ѣздили Александеръ Кичинъ, которой умеръ въ Шамах³и, и Артуръ Едвардсъ. Отъ сего остались письма, напечатанныя у Гаклуйта, {Стр. 376 и 385.} изъ коихъ можемъ мы привѣсть нѣкоторыя до сей ѣзды надлежащ³я обстоятельства. Они ѣхали на Краерѣ, точно для того въ Ярославлѣ построенномъ. 15 Ма³я 1565 года былъ ихъ отъѣздъ изъ Ярославля, а 30 ²юля изъ Астрахани. Отъ противныхъ вѣтровъ ѣзда здѣлалась нѣсколько продолжительна, такъ что уже 23 Августа прибыли къ назначенной имъ пристани Назовое [Низабатъ

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 83 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа