Главная » Книги

Соймонов Федор Иванович - Описание Каспийского моря..., Страница 5

Соймонов Федор Иванович - Описание Каспийского моря...


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

сей былъ побѣжденъ, и едва спасся бѣгомъ. Когда Ишикъ Агази-Баша возвратился къ Аббасу Кули-Хану, то сей отнявъ у него все имѣн³е, посадилъ его въ темницу. Между тѣмъ Авганцы пошли назадъ. Спустя нѣсколько времени Ишикъ Агазъ-Баша нашелъ способъ склонить Аббаса Кули-Хана великими подарками, къ возвращен³ю себѣ прежняго чина. Но какъ нѣкоторые негодующ³е въ уѣздѣ города Герата взбунтовались, и себѣ избрали въ предводители; Ишика Агази-Башу, то передавшись къ нимъ, напалъ онъ нечаянно на Гератъ, и Аббаса- Кули-Хана взялъ въ полонъ. Тогда въ Гератѣ былъ Дзаферъ Кули-Ханъ, Губернаторъ города Форага. Сей просилъ о тамошнемъ Губернаторствѣ, и оное получилъ.
   Однажды ночью {При семъ помнить должно, что Магометане въ постъ мѣсяца Рамазана ѣдятъ токмо ночью.} во время поста, весь мѣсяцъ Рамазанъ продолжающагося, имѣлъ Дзааферъ Кули-Ханъ пиршество, на которомъ былъ Абдулла Ханъ и его сынъ Саадулла, что подало причину къ новымъ ссорамъ. Абдулла требовалъ большое блюдо нѣкотораго кушан³я, и Дзааферовъ дворецкой отказалъ въ томъ посланному грубыми словами. Потому Саадулла съ 300 человѣкъ своихъ людей въ туже ночь вышелъ изъ города, и сталъ на нѣкоторомъ мѣстѣ, на три дни ѣзды отъ Герата. Дзааферъ Кули-Ханъ вышелъ съ 700 человѣкъ противъ его, но ничего не могъ здѣлать, потому что нѣкоторые знатные отъ него отпали, и перешли на другую сторону. Чрезъ то умножилось Саадуллово войско до 700 человѣкъ; и тогда онъ отважился, дать бой съ Дзааферомъ Кули-Ханомъ, и шелъ ему на встрѣчу. Приближившись къ непр³ятелю, притворился онъ, яко бы отъ страху назадъ отступаетъ, и чрезъ то уловилъ онъ Дзаафера Кули-Хана, что сей изъ укрѣпленнаго своего лагеря вышелъ. Какъ скоро с³е было здѣлано, то Саадулла напалъ на Дзаафера, и взялъ его съ полонъ. Потомъ пошелъ Саадулла въ Гератъ, гдѣ Ишикъ Агази-Баша, по совѣтован³и съ жителями города, отворилъ ему ворота. Но онъ скоро потѣрялъ всю любовь чрезъ учиненныя гражданамъ насильств³я, потому что онъ многихъ съ женами и дѣтьми сажалъ безъ всякой причины въ темницы.
   Шахъ думалъ с³и безпокойств³я чрезъ то прекратить, что Фатали-Хана, Губернатора города Мешеда, здѣлалъ Сипазаларомъ, и послалъ его въ Гератъ съ многочисленнымъ войскомъ. По приближен³и сего къ городу, обратился Саадулла въ бѣгъ, и войско Фатали-Хана за нимъ гналося. На четыре дни ѣзды разстоян³емъ отъ Герата поставилъ Саадулла свой лагерь. Со всѣхъ сторонъ обступили его многолюдствомъ, и взяли въ полонъ; но чрезъ нѣсколько дней Губернаторъ города Низабура выпустилъ его ночью. Тотже часъ Фатали-Ханъ учинилъ за нимъ погоню, и онъ бы легко его преодолѣлъ, естьлибъ въ тоже время, когда Фатали-Ханъ догналъ Саадуллу, не отпали отъ него нѣкоторые народы, въ семъ извѣст³и Дшемгирами называемые. Отъ того Саадулла пришелъ въ смѣлость, перемѣтчики ему помогали, Фатали-Ханъ убитъ на сражен³и, Саадулла вошелъ паки въ Гератъ; а Дшемгиры разграбили тамошнюю казну.
   Потомъ казалось Саадуллѣ, яко бы онъ ничего больше опасаться въ Гератѣ не имѣетъ. И такъ захотѣлъ онъ итти въ Кандагаръ, чтобы съ Миръ-Махмудомъ дать бой о преимуществѣ. Миръ-Махмудъ послалъ ему на встрѣчу нарочитую силу, которая имѣла счаст³е, убить его въ сражен³и. Миръ-Махмудъ послалъ голову его, яко бунтовщика имъ наказаннаго, къ Шаху, которой тогда находился въ Казбинѣ, желая чрезъ то доказать свою вѣрность, причемъ велѣлъ сказать: "что хотя его отецъ здѣлался Шаху невѣрнымъ: однако онъ не хочетъ ему въ томъ послѣдовать." Вскорѣ послѣ того и самъ онъ пришелъ ко двору, чтобъ еще больше увѣрить Шаха о своей вѣрности. Правда, что мног³е знатные разсудили, что сему человѣку вѣрить не можно; скрывается де въ томъ токмо хитрость и обманъ, какъ то и отецъ его тоже дѣлалъ, старающ³йся обложить Шаха и его Министровъ, дабы ему тѣмъ удобнѣе произвести свое плутовство въ дѣйство: но Фетали-Ханъ, Ехтимъ-Девлетъ, или перьвой Министръ, такъ ему помогалъ, что Шахъ далъ ему еще мног³е драгоцѣнныя подарки и одѣян³я, и пожаловалъ ему грамоту, бытъ Губернаторомъ въ Кандагарѣ. И такимъ образомъ Миръ-Махумудъ отъ двора отпущенъ былъ.
   Вскорѣ потомъ Зефи-Кули Ханъ объявленъ Сипазаларомъ, для усмирен³я Герата, въ которомъ прежн³я мятежи еще продолжались. Какъ сей пошелъ изъ Казбина, то Шахъ послалъ къ Миръ-Махмуду указъ, чтобъ онъ со своимъ войскомъ шелъ въ Гератъ, и вспомогалъ бы къ возстановлен³ю общаго покоя. Но Миръ-Махмудъ подъ видомъ, яко бы онъ идетъ въ Гератъ, обратился на Кирманъ, завоевалъ городъ, и взявши въ плѣнъ многихъ жителей, повелъ ихъ въ Кандагаръ.
   Мѣжду тѣмъ хотѣлъ Зефи Кули-Ханъ итти въ Мешедъ, но сошелся на дорогѣ съ войскомъ набѣгающихъ Курдовъ, подъ предводительствомъ одного Бега. Исбивши изъ оныхъ отъ семи до 8000 человѣкъ, чрезъ с³е такъ здѣлался неистовъ, что велѣлъ онъ порубить до 3000 человѣкъ собственнаго своего войска. Потомъ пошелъ онъ въ городъ Казиръ, гдѣ получилъ воздаян³е за свою свирѣпость. Малое войско Авганцовъ едва только показалось предъ городомъ, когда всѣ отъ него отпали. И такъ не трудно было Авгвнцамъ овладѣти городомъ, и казнить Зефи Кули-Хана, лучшей судьбины недостойнаго.
   Толъ мног³е внутренн³е мятежи произходили прежде паден³я царства Персидскаго, и открывали Миръ-Махмуду дорогу къ плѣнен³ю самого Шаха въ его столицѣ. Въ то самое время, когда Шахъ отъ сего бунтовщика въ крайней находился опасности, Измаилъ-Бегъ былъ отправленъ изъ Испагани. Для того оканчиваетъ онъ здѣсь реляц³ю свою.
   Къ сему извѣст³ю присовокупимъ мы еще другое, также отъ нѣкоего природнаго Перс³янина произходившее, и по его разсказыван³ю записанное Нѣмецкимъ Офицеромъ въ 1725 году въ Дербентѣ. Когда въ 1720 году, приближился Миръ-Махмудъ къ Персидскимъ границамъ, то послалъ Шахъ Гусейнъ въ Дербентъ Полковника своей гвард³и Махмудъ-Бега съ нѣкоторою суммою денегъ, и съ указомъ къ Шамхалу и Узмею, владѣльцу надъ Хайтаками, чтобъ они къ защищен³ю Государства выслали свои войска противъ бунтовщиковъ. На посланные отъ Шаха деньги надлежало тому Полковнику вооружить войска, и содержать въ походѣ. Но оныхъ денегъ къ помянутому намѣрен³ю недоставало. Махмудъ-Бегъ принужденъ былъ еще больше занять въ Дербентѣ. Коль мало чрезъ то произвѣдено въ дѣйство, и какъ напротивъ того оныя вспомогательные войска подъ предводительствомъ Сурхая и Даудъ-Бега отложились отъ Шаха, о томъ можно читать въ извѣст³яхъ {Зри Ежемѣсяч. Сочинен³я 1760 на мѣсяцъ Сентябрь стр. 227.} Полковника Гербера. Не смотря на то требовали заимодавцы отъ Махмуда-Бега платежа; и понеже для воспослѣдовавшей въ Испагани перемѣны заплатить было нѣкому: то Махмудъ- Бегъ задержанъ былъ въ Дербентѣ. Его разсказыван³е много разнится отъ извѣст³я Измаила-Бега: однако за тѣмъ не должно всего опровергнуть. Так³я обстоятельства надлежитъ оставить до будущаго лучшаго изѣяснсн³я.
   На четыре дни ѣзды отъ Кандагара, такъ то начинается с³е извѣст³е, кочуетъ Татарск³й нарядъ Калишинцами называемой, которой имѣетъ пропитан³е отъ скотоводства, и подобно какъ Калмыки и Монгалы, перекочуютъ со своими кибитками съ одного мѣста на другое, по тому, какъ паства для ихъ скота требуетъ. Они считаютъ себя вольными. Хотя и принадлежатъ къ Кандагару: Однако иногда передаются великому Моголу, какъ то въ военныя времена между Шахомъ и Моголомъ обыкновенно приставали они къ сильнѣйшей сторонъ. Они могутъ поставить войска, до 15000 человѣкъ, и имѣютъ своихъ Элбеговъ, или Князей, которое, достоинство за нѣсколько сотъ лѣтъ было наслѣдственно въ Миръ-Вейсовой фамил³и.
   Въ то время, когда Миръ-Вейсъ былъ Элибегомъ надъ Калишинцами, послалъ Шахъ въ Кандагаръ Ханомъ, или Губернаторомъ Грузинскаго Князя, которой оставя Христ³анскую вѣру принялъ Магометанской законъ. Сей взялъ туды съ собою нѣсколько тысячь человѣкъ своихъ земляковъ, кои чинили Калишинцамъ всякое утѣснен³е. Не довольно, что скотъ у нихъ похищали, главное сокровище, жены, не были отъ насильств³я Грузинцовъ свободны. Элибегъ Миръ-Вейсъ жаловался о томъ Хану, и неоднократно повторялъ свои жалобы, но не токмо не получилъ никакой сатисфакц³и, но еще и отказано ему поносными словами. Наконецъ отвѣтствовалъ онъ Хану съ огорчен³емъ: "что онъ вѣрной слуга Шаху, которому и впредь готовъ сказывать всякое послѵшан³е, но понеже Ханъ не даетъ ему никакой управы надъ его земляками: то онъ принужденъ будетъ, самъ искать оную, и донести ²²²аху о несправедливыхъ Ханскихъ поступкахъ". Миръ-Вейсъ дѣйствительно послалъ ко двору свои на Хана жалобы. Но Ханъ жаловался также на Миръ-Вейса, и его описалъ, яко тайнаго врага правительству, "котораго стеречься должно, чтобъ онъ не произвѣлъ мятежей, надлежитъ его взять подъ караулъ, или со всѣмъ его истребить; есть ли с³е угодно, тобъ прислали ему о томъ указъ". О семъ слышалъ Миръ-Вейсъ, но ни мало не давалъ знать, что то ему извѣстно, токмо съ того времяни берегся онъ тѣмъ больше Ханскихъ подъисковъ.
   Когда пришли ко двору съ обѣихъ сторонъ жалобы, то до тѣхъ поръ ихъ не разсматривали, пока Шахъ не предпр³ялъ ѣзду въ Мешедъ на поклонен³е. Тогда вздумалось Министрамъ, призвать къ себѣ Губернатора и Миръ-Вейса изъ Кандагара, дабы ихъ помирить, или прекратить ихъ ссоры судейскимъ приговоромъ. По приходѣ ихъ ко двору, Ханск³е доносы такое дѣйств³е имѣли, что Миръ-Вейсъ былъ арестованъ. Оказались доказательства, что дѣйствительно Миръ-Вейсъ худое имѣлъ намѣрен³е, но къ тому подали перьвый ему поводъ ссоры съ Ханомъ. Нѣкоторые придворные служители за него вступились. Разсматриван³е поручено такимъ людямъ, кои еще напередъ были задарены Миръ-Вейсомъ. Самъ перьвой Министръ, или Эхтемаутъ-Деплетъ, держалъ его сторону, что послѣ еще больше оказалось. Чрезъ с³е учинилось, что разсматриван³е дѣла отставлено, и что одинъ изъ знатнѣйшихъ скопцовъ, Мугамедъ-Ага, въ великой милости состоявшей, учинилъ за Миръ-Вемса Шаху прошен³е. По сему Миръ-Вейсъ освободился изъ подъ караула, и назадъ въ Кандагаръ отпущенъ былъ съ Ханомъ, съ коимъ по виду и помирился и одинъ другому обѣщалъ между собою содержать дружество.
   По возвращен³и ихъ въ Кандагаръ умѣлъ Миръ-Вейсъ оказывать себя совершенно довольнымъ, и такъ угодить Хану, что сей почиталъ его за наилучшаго своего правителя. Часто пр³ѣжжая въ Кандагаръ, всегда приходилъ онъ къ Хану на поклонъ, также и Ханъ не оставлялъ довольно его подчивать. Все подозрѣн³е миновалось такъ совершенно, что когда Миръ-Вейсъ просилъ нѣкогда Хана, чтобъ онъ посѣтилъ его его въ его юртахъ: сей ему обѣщался, и чрезъ нѣсколько дней потомъ пришелъ къ нему съ малою свитою. Миръ-Вейсъ имѣлъ тогда свой станъ за пять Агачь, что въ семъ извѣст³и истолковано: три мили нѣмецкихъ, отъ Кандагара. Онъ принялъ Хана по дружески, подчивалъ его наилучшимъ образомъ, и упоилъ довольно. Но какъ по прощан³и Ханъ хотѣлъ садится на лошадь, то подговоренные на то люди Хана и его свиту изрубили.
   Перьвая потомъ нужда была, чтобъ овладѣть городомъ Кандагаромъ, прежде нежели придетъ туда извѣст³е о произшедшемъ. На такой конецъ употребилъ Миръ-Вейсъ слѣдующую хитрость: надѣлъ онъ на себя платье убитаго Хана, и сѣлъ на его лошадь; знатнѣйш³е его служители также переодѣлись въ платье убитыхъ съ Ханомъ людей, и сѣли на ихъ лошадей. Миръ-Вейсъ поспѣшалъ напередъ, а нѣсколько тысячь его народу за нимъ слѣдовали. По приходѣ его къ городу, думали караульные, разсуждая по платью и по лошадямъ, что то ихъ Ханъ, и такъ отворили ему ворота. Ибо то было въ сумеркахъ, потому не могли они лица разпознать. Вдругъ караульныхъ порубили, и ворота обставили своими, пока протчей народъ Калишинцовъ прибылъ. Такимъ образомъ овладѣлъ Миръ-Вейсъ городомъ Кандагаромъ. Большая часть жителей, а особливо Грузинцы, побиты, и на ихъ мѣста посѣлились калишинцы въ городѣ.
   Великое богатство, Миръ-Вейсомъ въ Кандагарѣ похищенное, привело его въ состоян³е, чтобъ привлекать къ себѣ еще другихъ около живущихъ народовъ, и содержать ихъ на жалованье для своей обороны. Въ числѣ оныхъ наипаче были Авганцы, въ кибиткахъ же кочующей народъ, котораго считалось до 20000 человѣкъ. Понеже какъ с³и, такъ и Калишинцы, были Сунны, то одинакой ихъ законъ служилъ къ большему укрѣплен³ю общаго ихъ интереса. Всѣ Сунны провинц³и Кандагасской почитали Миръ-Вейса за своего избавителя, отъ ига Персидскаго. Перс³яне крайнее претерпѣвали отъ нихъ гонен³е, не будучи въ состоян³и къ сопротивлен³ю.
   Между тѣмъ Миръ-Вейсъ безпрестанно имѣлъ съ знатнѣйшими двора въ Испаганѣ тайную перписку, кои остались на его сторонѣ, потому что присылаемые отъ него подарки по взят³и города Кандагара стали еще быть знатнѣе. Отъ того здѣлалось, что когда по получен³и извѣст³я о явномъ взбунтован³и Миръ-Вейса, Шахъ указалъ, послать столько войска, сколько потребно, въ Кандагаръ, чтобъ не дать времени бунтовщику усилиться: то однако ничего не учинено. Все шло весьма продолжительно; ибо Эхтемаутъ-Деплетъ [перьвой Министръ] всячески старался Миръ-Вейса охранять; войско было раздѣлено на разныя парт³и, яко бы чрезъ то хотѣли бунтовщику помочь въ побѣдѣ. Нѣкоторые думали, что Эхтемаутъ-Деплетъ о всемъ противъ бунтовщика предпр³ятомъ, вѣсть ему подалъ, и чрезъ то помогъ къ усиливан³ю его, и къ продолжен³ю внутреннихъ безпокойств³й. Но онъ за то и принялъ себѣ достойное наказан³е. Ибо какъ нѣкогда, посланное къ нему отъ Миръ-Вейса письмо съ драгоцѣнными подарками, попалось Шаху въ руки: то глаза ему выкололи, и другой возведенъ на его мѣсто.
   С³я перемѣна при Дворѣ привела Миръ-Вейсовы дѣла нѣкоимъ образомъ въ замѣшательство. Лишившись своего защитника, началъ онъ бояться, что будутъ противъ его употреблять сильнѣйш³я средства, которымъ долго противиться не будетъ въ состоян³и. Того ради отправилъ онъ своего сродника посланикомъ къ Великому Моголу, съ такимъ предложен³емъ: что онъ и его народъ пойдетъ къ нему въ подданство, и здастъ ему городъ Кандагаръ, есть ли за то Велик³й Моголъ обнадежитъ его защищен³емъ противъ Перс³янъ. Но Моголъ ужаснувшись такой измѣны, велѣлъ Посланцу обрѣзать носъ и уши, и послалъ его назадъ къ Миръ-Вейсу безъ дальнаго отвѣта.
   Все счаст³е бунтовщика зависило отъ худаго военнаго состоян³я Персидскаго государства, которое во время правлен³я Шаха Гусейна въ такой пришло упадокъ, что не инако, какъ съ великимъ трудомъ, набрать войско было можно, и когда оное было набрано, то несоглас³е между начальниками предупреждало всѣ добрыя намѣрен³я. Одинъ бунтъ возставалъ противъ другова, и напослѣдокъ никто не зналъ, которой стороны держаться, или кому повиноваться. Такимъ образомъ жилъ Миръ-Вейсъ 17 лѣтъ въ спокойномъ владѣн³и Кандагаромъ, и какъ онъ умеръ въ 1719 году, {Безъ сомнѣн³я произошла здѣсь ошибка. Ибо, что Миръ-Вейсъ умеръ въ 1717 году, то подтверждается всѣми прочими извѣст³ями.} то сынъ его Миръ-Махмудъ послѣдовалъ ему въ правлен³и, и въ бунтовскихъ умыслахъ на Персидское государство. Сей сверьхъ владѣн³я Кандагаромъ, еще на пространнѣйш³я склонился намѣрен³я, въ коихъ также счаст³е ему послужило. Миръ-Махмудъ пошелъ въ Перс³ю, и одну провинц³ю по другой присовокупилъ къ своимъ завоеван³ямъ. Сказываютъ, что съ начала выступилъ онъ не больше какъ съ 15000 человѣкъ Авганцовъ. Но изъ сихъ помалу по удачливымъ произшеств³ямъ произросло великое войско. Какъ изъ Ширпана никакой не пришло Шаху помощи, то Миръ-Махмудъ въ 1732 году взялъ Испагань, и самаго Шаха съ большею част³ю его фамил³и посадилъ въ темницу. Онъ умеръ въ 1722 году въ Испаганѣ, и родственникъ его Ельщерифъ, [котораго мы называемъ Ешрефомъ] послѣдовалъ ему въ правлен³и. Здѣсь кончится реляц³я Махмудъ-Бега {Можно еще читать о сихъ мятежахъ: Chronicon Peregrinantis, feu Historia ulyimi belli Perfarum cum Aghuanis gesti, которую книгу переведъ съ Турецкаго языка Профессоръ Клод³й, и въ печать издалъ въ Лейбцигѣ, 1731, въ четвертку.}. Теперь мы продолжать будемъ разсматривать достопамятности въ журналъ господина Соймонова содержащ³еся.
  

VI.

О ЭКСПЕДИЦ²И ВЪ БАКУ.

   Когда Государь Императоръ изволилъ изъ Астрахани поѣхать въ Москву, то приказалъ Его Величество въ Казани и въ Нижнемъ Новѣгородѣ со всякимъ поспѣшен³емъ построить 30 большихъ гекботовъ, кои бы по вскрыт³и рѣкъ поплыли въ Астрахань. Но дабы тѣмъ исправнѣе все произходило, то остались Ма³оры гвард³и Румянцовъ въ Казани, а Князь Юсуповъ въ Нижнемъ Новѣгородѣ для надсматриван³я. Дальное распредѣлен³е Государя состояло въ данной Генералъ-Ма³ору Матюшкину инструкц³и, въ которой написаны были с³и по Его Величества обыкновеннаго кратк³я, но важныя слова: "Когда придутъ весною изъ Казани 15 гекботовъ: тогда съ четырьми полками на оныхъ итти къ Бакѣ, и взять." Для сего остался Матюшкинъ въ Астрахани съ част³ю бывшаго съ Государемъ на Дербентскомъ походѣ войска. Гекботы пришли, которые съ великимъ поспѣшен³емъ вооружили, и еще пять гал³отовъ и нѣколько бусъ прибавили. По вооружен³и росписаны были суда на три части. Одна часть состояла подъ повелѣн³емъ главнаго командира Генерала Ма³ора Матюшкина, друг³я подъ командою Генерала Ма³ора Князя Трубецкова, а третьею командовалъ Бригадиръ Князь Борятянской. Капитаны-Лейтенанты Князь Урусовъ, Пушкинъ и Соймоновъ были главнѣйшими морскими Офицерами при трехъ частяхъ эскадры. Артиллер³ею командовалъ Ма³оръ [бывшей послѣ Полковникомъ] Герберъ.
   ²юня 20 дня 1733 года отправились они отъ Астрахани, и шестаго ²юля прибыли къ Бакѣ, гдѣ суда посреди залива стали на якорь. Генералъ-Ма³оръ Матюшкинъ взялъ съ собою изъ Астрахани письмо отъ Персидскаго Посла Исмаила-Бега къ Султану [главнѣйшему начальнику] города Баку, въ которомъ письмѣ Посолъ старался склонить Султана, чтобъ онъ здалъ городъ Росс³янамъ. С³е письмо послалъ Матюшкинъ съ Ма³оромъ Нечаевымъ въ городъ, и при томъ велѣлъ сказать: "что онъ присланъ по Великаго Государя Императора Всеросс³йскаго указу, чтобъ принять городъ въ защищен³е противъ бунтовщиковъ: и того ради онъ уповаетъ, что Султанъ не будетъ противиться его предпр³ят³ямъ, но наипаче поступитъ по предложенному отъ Измаила-Бега совѣту". Но Бакинцы устояли въ прежнемъ своемъ упорствѣ. Ма³ора въ городъ не пустивъ задержали два часа, на пристани, и отпустили съ слѣдующимъ словеснымъ отвѣтомъ: "Жители городя Баку вѣрные подданные Шахова Величества, и уже четыре года противъ бунтовщика Дауда стояли, да и впредь сколько бы оной бунтовщикъ жить ни имѣлъ, и сколько бы ни силенъ здѣлался, они того не опасаются, чего ради и войска на вспоможен³е себѣ ни единаго человѣка, и пров³анта ни единаго батмана имѣть не желаютъ. Что же касается до письма Посольскаго, то оное де писано въ Росс³и, и сверьхъ того они не обязаны, слѣдовать совѣту Измаила-Бега, ниже принимать отъ него повелѣн³я".
   Потому отвѣту приказалъ Матюшкинъ тотчасъ дѣлать настоящ³я приготовлен³я къ атакѣ. Сперьва командированы два Полковника, Остафьевъ и Безобразовъ, съ четырьмя батал³онами къ выходу на берегъ. И артиллер³и Ма³оръ Герберъ получилъ приказан³е, чтобъ держать въ готовности два бомбардирскихъ гекбота, и еще пять другихъ, на которыхъ были 18 фунтовые мѣдные пушки.
   ²юля 21 дня въ 7 часу поутру начали перевозить командированныхъ солдатъ на берегъ на шлюпкахъ и ботахъ подъ прикрыт³емъ одного большаго бота и нѣкоторыхъ бусъ. С³е дѣлалось безъ всякаго помѣшательства, и не малая часть солдатъ на берегъ сошли, и обметались рогатками. Но тогда появилась сильная изъ города конная выласка, въ надеждѣ что могутъ управиться съ росс³янами, пока с³и не перевезутъ еще пушекъ на берегъ. Но въ томъ они обманулись. Ма³оръ Герберъ имѣлъ уже двѣ полевые пушки въ готовности, съ коими какъ сталъ производить скорую стрѣльбу но немедлѣнно всѣ побѣжали назадъ въ городъ.
   Тогда же и семъ гекботовъ, дна бомбардирскихъ, а пять для стрѣлян³я бреша по данной отъ Генерала-Ма³ора Матюшкина диспозиц³и, подшелъ ближе къ городу, полуциркулемъ стали на якорь. Осажденные думали, воспрепятствовать судамъ стрѣлян³емъ изъ своихъ пушекъ, и дѣйствительно не было безъ труда людямъ, пока шли суда на предписанныя мѣста. Но какъ уже съ судовъ пушки дѣйствовать начали, то и часа не вытерпѣли Перс³яне, отъ своихъ пушекъ побѣжали, и больше не было отъ нихъ стрѣльбы слышно. Мортиры также оказали свое дѣйств³е, и отъ третьей бомбы, искусствомъ Штикъ-юнеера Чиркова, учинился въ городѣ великой пожаръ. Въ тотъ день до вечера брошено 94 бомбы въ городъ. На берегу здѣлали батарею, подлѣ Россй³скаго лагеря помянутыхъ двухъ батал³оновъ, и поставили на оную четыре гоубицы. Какъ изъ сихъ, такъ и съ судовъ, день и ночь стрѣляли въ брешъ, чтобъ же дать осажденнымъ времени, проломанныя мѣста задѣлывать. И тако въ четыре дни довольной брешъ былъ здѣланъ, однако осажденные къ здачѣ еще никакой склонности не оказали, время препроводя въ пустыхъ выласкахъ на помянутую батарею, и то все на лошадяхъ, чаятельно для того, чтобъ скоряе отъ гонящихся за ними Росс³янъ уйти возможно было.
   ²юля 25 дня опредѣлено было взять городъ приступомъ, причемъ Генералъ-Ма³оръ слѣдующее здѣлалъ распоряжен³е: на берегу ночью учинить въ лагерѣ тревогу, яко бы оттуда учиненъ быть имѣетъ приступъ. Когда же осажденные обратятъ туда всю свою силу: то находящемуся на судахъ войску здѣлавъ десантъ итти въ проломное мѣсто. Но сему учиниться не можно было, потому что возсталъ въ ту ночь сильной съ берегу вѣтеръ, которой суда съ мѣстъ стаскалъ, такъ что и стрѣльбу продолжать было не можно. Сей случай употребили осажденные себѣ въ пользу, и въ ту же ночь задѣлали проломы, такъ что, какъ день насталъ, никакого вреда на отъ нихъ было не видно.
   Слѣдующаго утра поимали Перс³янина, которой ѣхалъ въ городъ съ арбузами. Привели его къ Генералу Ма³ору Матюшкину; но какъ онъ ничего не зналъ сказать: то разсудилъ Генералъ Ма³оръ его отпустить въ городъ, и послалъ съ нимъ письмо къ начальнику и жителямъ города, слѣдующаго содержан³я: "Генералъ Ма³оръ укорялъ ихъ, что они не повѣрили письму полномочнаго Посла Шахова, и противились его совѣту; также и оскорбили его Генерала Ма³ора, что они посланнаго его не пустили въ городъ; они бы разсудили, что ихъ городская стѣна сколькобъ крѣпка ни была, однако отъ Росс³йскихъ ядръ развалилась; что же они проломы задѣлали и замазали, однако имъ то не поможетъ; замаска еще и высохнуть времени не имѣла, потому она отъ перьваго выстрѣлу паки развалиться можетъ. И для того бы они здались на дискрец³ю, что какъ учинятъ, то обнадеживаетъ ихъ Всевысочайшею Императорскою милост³ю, и что всякой при своемъ имен³и остаться инѣетъ безъ малѣйшаго поврежден³я; есть ли же они еще дольше противиться будутъ, и на тотъ день на милостивую дискрец³ю не здадутся: то при неминуемо воспослѣдующемъ взят³и города никому никакого пардона учинено не будетъ."
   С³е письмо имѣло такое дѣйств³е, что при получен³и онаго и одного часа не прошло, какъ осажденные выставили бѣлыя знамена на приморскихъ набережныхъ башняхъ. Да притомъ же съ берегу знаки давали, чтобы кого къ нимъ прислали, для свѣдан³я о ихъ намѣрен³и. Генералъ Ма³оръ послалъ двѣ вооруженные шлюпки съ Офицерами, съ коими пришли изъ города четыре депутата объявляющ³е, что жители желаютъ здать городъ, и въ учиненной противности просятъ прощен³я.
   Въ присудств³и сихъ депутатовъ писалъ Генералъ Ма³оръ Матюшкинъ договорные пункты, и послалъ оные съ ними въ городъ. Депутаты просили для здачи нѣсколько часовъ времени, дабы отворить ворота, которые при началѣ осады землею засыпали,
   Между тѣмъ хотя сильной вѣтръ съ прежней ночи и много умалился, однакожъ вовсе не утихъ, и волнен³е было не мало, чего ради не безъ труда было перевесть на берегъ Генерала Ма³ора Матюшкина, потому что онъ чрезвычайно боялся ѣхать на шлюпкѣ. Но ему неотмѣнно надлежало быть на берегу, для взят³я города во владѣн³е. Напослѣдокъ перевезли его на большомъ ботѣ.
   На берегу находящ³еся батал³оны были поставлены въ строй, а Бакинск³е жители почти всѣ вышли за городъ безъ оруж³я, увѣдомляя Генерала Ма³ора, что все ко вшеств³ю Росс³янъ готово. Вшеств³е произходило въ наилучшемъ порядкѣ. Ворота и друг³я мѣста караулами заняли. Посреди города есть большая площадь, на которой стоитъ знатнѣйшая мечетъ. Тамъ учредили гауптвахтъ. Солдатамъ отвели квартиры въ двухъ пустыхъ каменныхъ караванъ-сараяхъ, въ Армянскомъ и въ Индѣйскомъ, въ коихъ имъ гораздо было безопаснѣе, нежелибъ по обывательскимъ домамъ разставленнымъ быть.
   Въ городѣ найдено 80 пушекъ мѣдныхъ и чугунныхъ и двѣ больш³е гоубицы безъ станковъ. Пороху и другой аммуниц³и было очень мало, особливо не доставало ядеръ къ гоубицамъ. Но дабы изъ нихъ стрѣлять, то собирали Перс³яне ядра отъ Росс³йскихъ 18 фунтовыхъ пушекъ, и клали по три и по четыре въ гоубицу. Тогда спознали притчину, для чего ядра всегда переносило чрезъ суда. Ибо Перс³яне не могли поворотить гоубицы, и прицѣлить безъ лафетовъ.
   Что касается до гарнизона въ городѣ, то оной состоялъ изъ 700 человѣкъ Перскдскихъ солдатъ подъ командою одного Юсъ-Баши [то есть Полковника] Дер³я Кули-бега, которые приняты въ службу. Какъ Юсъ-Баши доносилъ на Султана, и какъ Султанъ взятъ подъ караулъ, и отосланъ въ Росс³ю, то находится въ извѣст³яхъ Полковника Гербера, въ Октябрѣ 1760 году стр. 294 сихъ Ежемѣсячныхъ Сочинен³й. Но тамъ должно поправить денъ взят³я города Баку; потому что изъ журнала господина Соймонова явствуетъ, что то было 26 числа, ²юля, въ которое городъ здался, и принятъ во владѣн³е. Есть ли то правда, что иностранной писатель {Перемѣненная Росс³я часть 2, стр. 106.} объявляетъ, что извѣст³е о семъ взят³и 14 Сентября [чаятельно по новому стилю] пришло въ Санктетербургъ: то никакая почта скоряе ходить не можетъ.
   Капитанъ-Лейтенантъ Соймоновъ за нужное признавалъ, осмотрѣть еще заливъ Кызылъ-Агатской, о которомъ онъ доносилъ Государю Императору, что тамъ можетъ быть найдется удобное мѣсто для заложен³я города. Получивъ къ тому позволен³е отъ Генерала Ма³ора Матюшкина, поѣхалъ онъ туда на большомъ почтовомъ ботѣ, съ 18 гранадерами для своей безопасности, и нашелъ рѣку Кызылъ-Агачъ {С³я рѣка называется у господина Вонная Кецильагахъ, что есть справедливо по Англинскому произношен³ю. Но нѣмецкому переводчику надлежало было писать по нѣмецкому произношен³ю. Зри часть I. Стр. 287 По Олеар³еву путешественному описан³ю кн. VI, глав. 5. Стр. 370 находится городокъ Кизыль-Агачь при сей рѣкѣ, и полторы мили отъ берегу полагаетъ онъ два острова Келехолъ и Аалыбалухъ, которые также означены и картѣ господина Соймонова. Шардинъ путеш.Томъ I. Стр 268 называетъ рѣку Кизыльбеце и говоритъ, что при оной лежитъ городъ Ардепиль.} по показан³ю рыбака въ близости того мѣста, на которомъ стоялъ онъ на якорѣ. Измѣривъ глубину возвратился онъ къ Баку. Что касается до способности къ заложен³ю города, то не упомянуто о томъ въ журналѣ. Можетъ статься, что господинъ Соймоновъ не такъ нашелъ, какъ онъ надѣялся. Сверьхъ того, какъ намѣрен³е Государя Императора было то, чтобъ новой городъ споспѣшествовалъ торгу съ Грузин³ею посредствомъ рѣки Кура: то бы едва можно было получить с³е совершенно при рѣкѣ Кызылъ-Агачѣ, и не безъ трудности бы было въ сухопутномъ перевозѣ. Кажется, что для того господинъ Соймоновъ обратилъ мысль свою на рѣку Куръ, и не смотря на нискую страну, избралъ тамъ мѣсто, согласно съ Государевымъ намѣрен³енъ, какъ о томъ въ надлежащемъ мѣстѣ показано будетъ.
   Прочее время пребыван³я своего въ Баку употребилъ господинъ Соймоновъ, сколько дѣла его по командѣ ему дозволяли, на описан³е достопамятностей натуры, которыми оная страна предъ дрѵгими преисполнена. Онъ разъѣжжалъ по окольнымъ мѣстамъ, и описывалъ, что онъ видѣлъ, не разсуждая о томъ, что друг³е прежде его о сихъ же достопамятствахъ писали. Однако примѣчан³я его иного служатъ къ дополнен³ю того, что Олеар³й, Кемпферъ, Бруйнъ, Герберъ о семъ повѣствуютъ, чего ради не за излишно признано быть можетъ оныя сюды внести. И хотя часть сихъ примѣчан³й еще въ 1739 году господиномъ Соймоновымъ, бывшимъ въ то время Оберъ-Прокуроромъ Правительствующаго Сената, сообщена была къ тогдашнимъ примѣчан³ямъ при вѣдомостяхъ, и напечатана въ 57 части примѣчан³й означеннаго года; однако то нашему намѣрен³ю препятствовать не можетъ. Ибо, кромѣ того, что оныя примѣчан³я нынѣ рѣдко у кого находятся, то возъимѣемъ мы здѣсь случай, поправить нѣкоторые тогда при печатан³и учиненныя ошибки, и то, чего тамъ нѣтъ, прибавить изъ журнала господина сочинителя.
   Въ разстоян³и 12 верстъ отъ города Баку, с³и суть слова господина Соймонова, есть на полуостровѣ Апшеронѣ на сухой равнинѣ мѣсто на нѣсколько верстъ въ обширности, гдѣ нефть находится, и гдѣ нѣкоторыя мѣста горятъ съ безпрестаннымъ, пламенемъ, также тамъ восходящ³е изъ земли пары, есть ли кто поднесетъ къ нимъ пламя, зажигаются, и употребляются въ разную потребу. С³я страна есть нѣсколько ниже проч³я земли, и видъ имѣетъ кругловатой долины. Тамъ находится нѣсколько колодезей отъ 4 до 10 футовъ глубины съ бѣлою нефтью, также девять каменныхъ полатъ, и одинъ садъ, въ которомъ есть на семъ футовъ глубины выкопанной колодезь съ пресною водою. Около 500 шаговъ отъ оныхъ полатъ есть то мѣсто, на которомъ изъ разщелинъ земли выходитъ непрестанное пламя, однако безъ всякаго треску, и безъ вреда подходящимъ къ сему мѣсту. Много такихъ находится разщелинъ горящихъ, иногда больше, иногда меньше. Загорается мѣсто, которое прежде не горѣло, напротивъ, же того на другомъ погасаетъ пламя, есть ли истощится въ землѣ матер³я огонь производящ³я. Дождь сему огню не вредитъ, хотя множествомъ воды оной погасить можно. Въ каменныхъ полатахъ живутъ Индѣйск³е Пильгримы старинной Персидской секты Гевровъ, или почитателей огня, и питаются милостинею, въ чемъ не могутъ имѣть недостатку, потому что часто туда приходятъ люди изъ окололежащ³я страны, а особливо живущ³е въ Баку. Индѣйск³е купцы, для отправлен³я святому огню поклонен³я. То вѣроятно, что с³и Гевры стараются для собственной своей пользы о содержан³и непрерывнаго огня, и есть ли одно мѣсто горѣть перестанетъ, то зажигаютъ дрѵгое. Ибо въ самомъ дѣлѣ кажется, что оной огонь одинакое имѣетъ начало съ восходящими вездѣ изъ земли парами, кои всякой тотчасъ зажечь можетъ. Есть ли на землѣ здѣлается узкая борозда произвольною фигурою, на два, или три вершка глубины, и поднесутъ къ той бороздѣ пламя, то тотже часъ загарается вся та фигура на поларшина вышиною. Въ домахъ дѣлаютъ жители малую на земли яму той же глубины, ставятъ туда глиняные трубочки въ четыре или пять вершковъ вышиною, и зажигаютъ изходящей сквозь трубочки паръ лучинкою, или соломинкою; тогда по величинѣ верьхняго отвѣрст³я трубочки произходитъ пламя такой же вышины, какъ на полѣ, которое довольно жарко, что с³и люди надъ онымъ котелъ ставить, и кушен³е себѣ варить могутъ Они употребляютъ и так³е, или друг³е, изъ камышу здѣланные трубочки, вмѣсто свѣчь, потому что сквозь оные пускаютъ пары, и вверьху зажигаютъ. Нѣкоторые дѣлаютъ также фигурные подсвѣшники изъ многихъ вмѣстѣ сложенныхъ трубочекъ, потому что изходящ³е во всѣ дырочки пары вверьху горять, но чрезъ то пламя сквозь среднюю, трубку изходящихъ паровъ нѣсколько уменьшается. Трубка хотя изъ сухова камышу здѣланная не скоро загорается: отъ пламени; чему причина множество съ стремлен³емъ восходящихъ паровъ при выходъ сопротивлен³я не имѣющихъ, и для того къ сторонамъ трубки не касающихся. Кельи Индѣйскихъ Пилигримовъ бываютъ отъ того теплы, такъ, что они другаго огня не требуютъ. Есть ли они хотятъ свѣчи свои погасить, то покрываютъ оные сукномъ. Симъ же способомъ тамошн³я жители жгутъ и извѣсть: выкапываютъ яму, положатъ въ оную извѣстковые камни, зажигаютъ пары, и до тѣхъ поръ жгутъ, пока камни перегорятъ. Тогда утушаютъ пламя брошенною туда землею. Пламя паровъ въ тонъ разнится отъ протчаго огня, что оно гораздо бѣляе, и подобно пламени отъ зажженной вотки. Отъ того не произходитъ ни дыму ни копоти, и покои въ домахъ потому не коптеютъ. Запахъ такой, какъ отъ серы, или пороху, и отъ терпентину, Кажется, что горюч³е пары произходятъ отъ нефти, которою всѣ нижн³е земные слои наполнены. Но понеже пламя нефти, есть ли горитъ въ лампадѣ, не весьма разнится отъ масленаго пламени, и бываетъ отъ него копоть въ покояхъ: то надлежитъ быть парамъ гораздо чище и свѣтляе. Самой верхней слой земли, такихъ паровъ въ себѣ не имѣющей, коего по сей причинѣ отбрасываютъ или разгрѣбаютъ, рѣдко бываетъ на четверть аршина глубиною. Оная земля весьма суха, и больше походитъ на песокъ, нежели на собственную землю. О сей же матер³и говорено и въ письмѣ господина Надворнаго Совѣтника Лерха, которое напечатано во второй части Верьхъ-Саксонской Горной Академ³и господина Цимермана страница 177, также находится извѣст³е о томъ же въ Философическихъ трансакц³яхъ 1748 году, и въ Физическихъ увеселен³яхъ часть перьвая страница 198, но оное требуетъ себѣ изъ здѣсь приведеннаго поправлен³я.
   Впрочемъ весь недостатокъ дровъ въ Баку нефтью награждается, поточу что она нетокмо въ лампадахъ употребляется, но всѣмъ при Касп³йскомъ морѣ лежащимъ провинц³ямъ, и внутрь самой Перс³и, но и къ варен³ю кушан³я она пригодна. О семъ Пишетъ также господинъ Лерхе въ вышепонянутомъ письмѣ. Бросятъ нѣсколько пригоршней земли, польютъ нефтью, и зажгутъ бумагою, то загорается сильнымъ пламенемъ. Надъ пламенемъ ставятъ таганъ, а на таганъ котелъ съ кушан³емъ, которое варится скоряе, нежели дровами. Чемъ больше мѣшаютъ землю палкою, тѣмъ сильняе горитъ пламя. Но понеже къ сему употребляютъ токмо черную и нечистую нефть: то произходитъ отъ того копоть и худой запахъ: покои отъ того чернѣютъ, однако кушан³е не имѣетъ худаго вкусу. Въ то время, когда городъ Баку состоялъ подъ Росс³йскимъ владѣн³емъ, давали каждому Офицеру и солдату порц³ю нефти. Впрочемъ нефть продавалась изъ казны для государственной Прибыли, отъ которыя ежегодно приходило 20 000 рублей. Симъ примѣчан³емъ дополняются извѣст³я господина Соймонова. Теперь мы услышимъ отъ него другихъ достопамятностей.
   Въ Бакинскомъ заливѣ, двѣ версты отъ города къ Югу, видны, на четыре сажени глубины, остатки большаго каменнаго строен³я, котораго хотя большая часть уже и развалилась, однако въ нѣкоторыхъ мѣстахъ выше воды еще знаки есть. Сказываютъ, что то былъ караванъ-сарай, которой въ старину стоялъ на твердой землѣ, и землетрясен³емъ поглощенъ моремъ.
   Сквозь городъ протекаетъ ключевая вода, и вышла изъ полу горы, при низу которой стоитъ городъ. С³я гора состоитъ изъ цѣлаго камня. И по изслѣдован³ю съ несказаннымъ трудомъ и работою во оной камень прорубленъ проходъ, по которому с³я вода бѣжитъ. Ходъ не вездѣ идетъ прямо, но иногда и криво, и разнымъ пространствомъ. Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ онъ ширѣ, въ другихъ уже, индѣ выше, индѣ ниже, можетъ быть потому, какъ мягкость или твердость камня работѣ способствовала, или препятствовала. Наконецъ приходятъ къ началу ключа на 100 саженъ отъ города, которое разстоян³е мало не за одинъ прорубленой проходъ въ камени почесть можно.
   Въ каменной горѣ, за 200 саженъ отъ города, около средины оныя, есть отверст³е, отъ котораго прорублено въ низъ въ гору камнемъ 46 саженъ, шириною около трехъ аршинъ, а вышиною какъ человѣку рукою достать можно. По окончан³и же той лѣсницы здѣлана полата, яко гротъ, и въ срединѣ басейнъ, глубиною въ аршинъ, въ которомъ пресная и чистая вода всегда содержится. Есть ли все с³е токмо для того здѣлано, чтобъ доставать пресную воду: то удивительно, какъ толь трудную и долговременную работу предпр³ятьмогли, не зная, получатъ ли желаемое, или нѣтъ.
   Въ сосѣдств³и города Баку находятся во многихъ мѣстахъ колодези, или родники, въ коихъ вода съ землею смѣшена на подоб³е жидкаго киселя. И отъ той густоты обыкновенно, по натурѣ жидкихъ тѣлъ, не течен³я, но одно вспучиван³е бываетъ, то есть, въ такомъ колодезѣ въ срединѣ; каковабъ велика или мала скважина ни была, та густая вода вздувается по нѣскольку вершковъ вверьхъ, а потомъ тотъ яко бы пузырь прорывается, и та жидкая матер³я на всѣ стороны разливается, а потомъ то разлитое на всѣ стороны отъ скважины засыхаетъ, и отъ того около скважины бугромъ дѣлается, и то такъ часто, что чрезъ нѣсколько минутъ и вздувается и прорывается. Такой бугоръ, въ шесть саженъ вышиною находился со многими малыми на равномъ мѣстѣ, пять верстъ отъ Баку къ югу, въ низу было въ окружности на 24 сажени съ половиною. Господинъ Соймоновъ принялъ трудъ, все точно измерять. Онъ опустилъ камень на снуркѣ въ отверст³е, и усмотрѣлъ, что камень шелъ глубже, нежели была поверьхность земли, на которой сей бугоръ стоялъ. Превосходную вышину онаго безъ сомнѣн³я надлежитъ приписать великому его отверст³ю три аршина въ поперешникѣ имѣющаго, отчего оной противъ другихъ производилъ больш³е пузыри, и больше матер³и выбрасывалъ. Господинъ Лерхе также упоминалъ о сихъ ростущихъ горахъ въ приведенномъ и мѣстѣ; такожъ и Кемпферъ {Amoen. exot. p. 283.} описалъ такую гору, которая была осьми саженъ вышиною, и называлася Югтопа. Жители близъ лежащ³я деревни ему сказывали, что иногда больш³е камни выбрасывало въ отверст³е. Здѣсь кончится описан³е господиномъ Соймоновымъ усмотрѣнныхъ достопамятностей.
   Потомъ надлежало ѣхать обратно въ Астрахань. Большая часть судовъ еще прежде возвратилась, какъ скоро находящ³яся на оныхъ артиллер³я, аммуниц³я, пров³антъ и проч. были выгружены, и привезены въ городъ. Токмо три еще находились въ Баку; то были тѣ, на которыхъ ѣхали, Генералъ Ма³оръ Матюшкинъ, Генералъ Ма³оръ Князь Трубецкой, и Бригадиръ Князь Борятинской. Послѣдней остался въ Баку, по Государеву указу Коммендантомъ, да при семъ остались Полковники, Остафьевъ, Безобразовъ и Фразеръ. Тогда получилъ господинъ Соймоновъ на свое судно пасажировъ, какихъ онъ еще не имѣлъ, а именно: Султана Бакинскаго и трехъ его братей, которыхъ онъ везъ въ Астрахань со всѣмъ ихъ наличнымъ имѣн³емъ.
   По прибыт³и въ Астрахань получилъ Генералъ Ма³оръ Матюшкинъ Государевъ указъ, въ которомъ Его Императорское Величество за рачительную и вѣрную его службу пожаловалъ его Генераломъ Лейтенантомъ, а притомъ велелъ ему, для лучшаго наставлен³я о будущихъ предпр³ят³яхъ, быть къ его Императорскому Величеству, и взять съ собою Капитанъ-Лейтенанта Соймонова. Передъ отъѣздомъ изъ Астрахани послалъ Генералъ Лейтенантъ Матюшкинъ ордеръ къ Князю Борятинскому въ Баку, въ такой силѣ (чтобъ отправить довольную команду къ рѣкѣ Куру, дабы, по данной отъ Государя Генералу Матюшкину инструкц³и, овладѣть тою страною. Вскорѣ потомъ Капитанъ Нетисовъ отправленъ былъ къ Государю съ извѣст³емъ, что то учинено, и что Подполковникъ Зимбулатовъ съ батал³ономъ драгунъ пошелъ туда моремъ, овладѣлъ провинц³ею Салл³анскою.
   Матюшкинъ и Соймоновъ по многимъ трудностямъ, отъ худой дороги и перемѣной погоды происходившимъ, прибыли къ Государю. Матюшкинъ впалъ въ болѣзнь, и лежалъ нѣсколько нѣдель. Между тѣмъ Государь Императоръ многократно его посѣщалъ, и былъ въ то самое время у Генерала, когда Капитанъ Нетисовъ приѣхалъ изъ Баку курьеромъ. Государь изволилъ спросить: "во многомъ ли числѣ послана команда въ Салл³анъ? На то донесено: что съ однимъ батал³ономъ. Очень мало, сказалъ Государь; потому что вѣдомо, что та Сальянская Княгиня Канума великая воровка, и опасно, чтобъ чего худова не учинилось; и притомъ приказалъ опредѣлить къ Бригадиру Борятинскому ордеромъ, чтобъ людей туда прибавить, и чтобъ отъ той Княгини имѣли всякую осторожность." Такимъ образомъ Государь предвидѣлъ, что вскорѣ потомъ воспослѣдовало въ Салл³анѣ. Ибо Зимбулатовъ и всѣ Офицеры тамъ убиты, какъ то извѣстно по описан³ю Полковника Гербера въ Сочинен³яхъ 1760 Октября страница 301. Но притомъ есть та разность, что Герберъ приписалъ с³е безчеловѣч³е Салл³анскому Султану Гусану Бегу.
   Государь Императоръ сносилъ карту Капитана-Лейтенанта Соймонова, о нижней странѣ рѣки Кура, съ малою карточкою тойже страны и Гилани изъ Баку съ Капитаномъ Нетисовымъ присланною. На послѣдней означены были два озера, по обѣимъ сторонамъ рѣки Кура, коихъ не было на Соймоновой картѣ. Но господинъ Соймоновъ легко въ томъ извинился, потому что такъ далеко не ходилъ онъ вверьхъ по рѣкъ; ибо разстоян³е сихъ озеръ есть до 70 верстъ отъ устья рѣки Кура. "Правда, сказалъ Государь, Салл³анъ страна изрядная. Но далеко отъ моря. Въ разсужден³и сего то мѣсто, на которомъ предложилъ Соймоновъ, быть городу выгодняе." Тогда же Государь повелѣлъ Генералу Лейтенанту Матюшкину, пстроитъ на томъ мѣстѣ крѣпость, и для того самому туды ѣхать, а потомъ принять главную команду надъ войскомъ въ Гилани. Казанскихъ Татаръ, Черемисовъ и Чувашъ назначено 5000 человѣкъ въ работу въ устью рѣки Кура и въ Гиланѣ, и какъ чрезъ нѣсколько дней посланъ о томъ указъ къ Губернатору въ Казань: то с³и люди еще прежде прибыт³я Генерала Матюшкина и Капитана-Лейтенанта Соймонова въ Астрахань, были уже въ Баку, и въ Гилань отправлены.
  

Ѵ²².

О ѢЗДѢ ВЪ ГИЛАНЪ.

   Для коронован³я Государыни Императрицы ЕКАТЕРИНЫ АЛЕКСѢЕВНЫ отложено отправлен³е Генерала Матюшкина, потому что Государь Императоръ изволилъ, чтобъ онъ прежде былъ при сей церемон³и. Какъ оное торжество совершилось въ Москвѣ 7 Ма³я 1724 года, и Государь поѣхалъ назадъ съ Санктепетербургъ: то Генералъ Матюшкинъ, и съ нимъ Капитанъ Лейтенантъ Соймоновъ, отправились на двухъ легкихъ стругахъ въ Астрахань, куда прибыли они въ четыре нѣдели, 15 Августа.
   По прибыт³и въ Астрахань получили они извѣст³е о приключившемся Подполковнику Зимбулатову и всѣмъ Офицерамъ ею команды несчаст³и у Княгини Салл³анской. Генералъ Лейтенантъ послалъ Капитана Лейтенанта къ Ярконскому устью, чтобъ онъ выбралъ лучш³я изъ находящихся тамъ судовъ, и привелъ въ состоян³е къ ѣздѣ въ Гилань. А въ крѣпости Святаго Креста, въ которой тогда командовалъ Генералъ Ма³оръ Кропотовъ, послалъ онъ ордеръ, о присылкѣ нѣкоторой части солдатъ, которыхъ онъ намѣренъ былъ взять съ собою въ Гилань. Въ Ярконскомъ устьѣ выбралъ господинъ Соймоновъ три судна и приказалъ приготовить, а Кропотовъ репортовалъ, что по тогдашнимъ нуждамъ за невозможное ему показалось, изъ гарнизона крѣпости Святаго Креста отустить солдатъ. Между тѣмъ прошла уже половина Октября мѣсяца; чего ради думалъ Генералъ Матюшкинъ, что за поздымъ осеннимъ

Другие авторы
  • Вагинов Константин Константинович
  • Бутурлин Петр Дмитриевич
  • Фурман Петр Романович
  • Семенов Сергей Александрович
  • Бегичев Дмитрий Никитич
  • Иванов-Классик Алексей Федорович
  • Головин Василий
  • Шаврова Елена Михайловна
  • Хавкина Любовь Борисовна
  • Пешков Зиновий Алексеевич
  • Другие произведения
  • Майков Валериан Николаевич - Нечто о русской литературе в 1846 году
  • Маширов-Самобытник Алексей Иванович - Самобытник: Биографическая справка
  • Гартман Фон Ауэ - Бедный Генрих
  • Мерзляков Алексей Федорович - Стихотворения
  • Жуковский Василий Андреевич - Камоэнс
  • Пушкин Александр Сергеевич - М. Н. Волконская о Пушкине в ее письмах 1830-1832 годов
  • Соловьев Сергей Михайлович - История России с древнейших времен. Том 23
  • Короленко Владимир Галактионович - Несколько мыслей о национализме
  • О.Генри - Постскриптумы
  • Лукомский Георгий Крескентьевич - Три книги об искусстве Италии
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 92 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа