Главная » Книги

Соймонов Федор Иванович - Описание Каспийского моря..., Страница 4

Соймонов Федор Иванович - Описание Каспийского моря...


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

отовы суда къ отъѣзду. Государь изволилъ на Гукеръ прибыть въ провожан³и Генерала Адмирала, Тайнаго Совѣтника Графа Толстова и Генерала Ма³ора и гвард³и Ма³ора Дмитр³ева-Мамонова. Тотже часъ приказалъ Его Величество Соймонову, дать сигналъ о походъ. Какъ уже все было въ движен³и то возвратился Государь въ городъ.
   Собственная морская ѣзда началась 14 Ноября отъ четырехъ бугровъ, и чинилась прямо къ Апшеронскому полуострову, причемъ больше ничего не произошло достопамятнаго, какъ что отчасти жестокой сѣверной вѣтръ къ скорой ѣздѣ способствовалъ, а отчасти сильнымъ течен³емъ въ море суда прибивало, больше нежели думали, къ западному берегу, и на самомъ ходу влекло ихъ весьма сильно къ Югу. Перьвое примѣтили 15 числа, увидя городъ Дербентъ въ четвертомъ часу по полудни, когда по счислен³ю надлежало еще быть имъ на шесть милъ отъ онаго, и мысъ у рѣки Самуры имѣть къ SZW. Но найдено разстоян³е отъ Дербента не больше одной мили къ западу, и мысъ рѣки Самуры усмотрѣли къ южнозападной сторонѣ. Второе сдѣлано на другой день, когда уже подходили къ Апшеронскому полуострову. По счислен³ю переѣхали они четыре мили въ одинъ часъ. И потому думали, что мысъ Бармакъ еще впереди, и въ южнозападной сторонѣ. Но сверхъ чаян³я увидѣли оной позади себя, въ сѣверозападной сторонѣ. Отъ того заключили, что прошедшей ночи больше шести милъ въ одинъ часъ переѣхали, что также отъ сильнаго течен³я въ море происходило.
   Какъ 18 Ноября около полудня со всѣмъ утишилось, то сталъ господинъ Соймоновъ на якорь не далеко отъ берегу на 28 саженяхъ глубины. По полудни паки возсталъ способной сѣверной вѣтръ, коимъ въ продолжен³и пути онъ пользовался. Однако не могъ онъ до наступлен³я ночи доѣхать до Апшеронскаго пролива, а входить въ оной ночью было опасно. И такъ надлежало опять стать на якорѣ, что было по его счислен³ю, за двѣ мили отъ пролива на 18 саженяхъ глубины. Въ ночи вѣтръ такъ усилился, что онъ мало уступалъ прежнему штурму. Опасались, что оторвутся якори, отъ чего бы могло воспослѣдовать кораблекрушен³е при Апшеронскомъ берегу, или при такъ называемомъ Святомъ островѣ: но къ великому счаст³ю удержались якорные канаты до разсвѣту, и тогда уже не трудно было принять так³е мѣры, кои бы привели суда въ безопасность. Господинъ Соймоновъ велѣлъ якорь отрубить, потому что при великомъ волнен³и моря не способно было оной вытащить. Вскорѣ потомъ вошелъ онъ въ проливъ Апшеронской.
   Апшеронской проливъ назначенъ былъ, чтобъ тамъ собираться всѣмъ судамъ, и другъ друга ждать до 30 Ноября. Тогоже дня, въ которой господинъ Соймоновъ туда вошелъ [и с³е было 19 числа] соединились съ нимъ еще 9 судовъ, изъ коихъ каждое въ минувшей штурмъ страшную претерпѣло опасность. Волны суда покрывающ³я, не однократно смывали людей съ деку. Принуждены были изъ нѣкоторыхъ судовъ побросать нѣсколько пров³анту въ море. Слѣдующаго дня [20 числа] увидѣли Эверсъ, при Сѣверномъ мысѣ Святаго острова между камнями стоящей, котораго погибели съ часу на часъ ожидали. Но онъ тамъ простоялъ тотъ день и слѣдующую ночь, пока вѣтръ утишился, и тогда [21 числа] с³е и еще другое судно гал³отъ къ прочимъ прибыли.
   Недоставало еще двухъ судовъ, о коихъ со всѣмъ отчаялись, чтобъ они пришли. По репортамъ отъ нѣкоторыхъ показано было: что видѣли судно безъ мачты по морю носящееся. Изъ чего заключали, что оно тялка самая та, коей нѣтъ, потому что на оной мачта была худа, о чемъ и корабельному Мастеру въ Астрахани было предложено, но не перемѣня мачты отправлены были. Такимъ образомъ почитали с³е судно со всѣмъ за пропавшее. Также о другомъ токмо малую имѣли надежду, потому что штурмъ безпрерывно былъ съ сѣверу, и слѣдовательно оному судну, есть ли бы чего несчастливаго не учинилось, надлежало прибыть на зборное мѣсто равномѣрно, какъ и проч³я. По симъ разсужден³ямъ казалось излишно, чтобъ тамъ медлить для оныхъ судовъ до опредѣленнаго къ собран³ю срока. Господинъ Соймоновъ донесъ о семъ Полковнику Шилову, которому хотя и не безприскорбно было, лишиться двухъ ротъ солдатъ, на обоихъ судахъ находящихся, но понеже ежечасно умножалась вѣроятность, что суда пропали: то на конецъ склонясь на то, далъ позволен³е къ отъѣзду. Объ одномъ изъ сихъ судовъ послѣ ничего больше не слыхали. А другое, подъ командою унтеръ Лейтенанта Князь Великаго-Гагина, спаслося, хотя сей Офицеръ самъ лишился при томъ жизни.
   Можно бы было прямо ѣхать въ Гиланъ, но понеже осматриван³е устья рѣки Кура было отъ Государя особливо поручено Капитану Лейтенанту Соймонову, то, мимо онаго ѣдучи, не хотѣлъ онъ упустить удобнаго къ тому случая. Ноября 28 дня прибылъ онъ къ устью) а 29 числа вошелъ въ рѣку со всѣми судами. Что онъ тамъ примѣтилъ, и въ которомъ устъѣ рѣки суда были, того не показано въ журнальной выпискѣ, сему извѣст³ю къ основан³ю служащей. Знать, что ничего не произошла достопамятнаго. Господинъ Соймоновъ вторично туда пришелъ въ слѣдующую весну, и тогда чинилось точное осматриван³е, о чемъ въ надлежащемъ мѣстѣ говорено будетъ.
   Отъ рѣки Кура отправлялась ѣзда въ Гиланъ, которая и окончилась въ краткое время безъ препятств³я. Какъ они вошли въ морской заливъ, или озеро Зинзили [у Олеар³я Ензели, а у Ганвая Енцелли, что больше сходствуетъ съ истиннымъ произношен³емъ] то Полковникъ Шиловъ послалъ Капитана Языкова въ Ряще, чтобъ тамошняго Везиря и Консула Апрамова извѣстить о своемъ прибыт³и, и требовать, чтобъ прислали къ нему лошадей въ Перибазаръ, для перевозки тягостей чрезъ восемь верстъ до Ряща. Въ тоже время Иностранной коллег³и Переводчикъ Петричи, Грекъ родомъ, пришелъ къ Полковнику съ извѣст³емъ: "что онъ провожалъ посланнаго отъ Шаха къ Государю Персидскаго Посла, и они де были намѣрены, итти сухимъ путемъ до Дербента; но съ Талишинскихъ горъ, отъ Ряще вдоль морскаго берега до рѣки Кура простирающихся, усмотрѣли они Росс³йск³я суда: и потому показалось Послу удобнѣе, ѣхать на судахъ чрезъ море, чего ради воротился онъ въ Ряще; а онъ Петричи чрезъ лежащей отъ Перибазара къ западу городъ Кескеръ пришелъ къ Полковнику, чтобъ его о томъ увѣдомить."
   По прошеств³и двухъ дней Капитанъ Языковъ возвратился изъ Ряща, и репортовалъ слѣдующее: "При его приходѣ въ Ряще собирались знатнѣйш³е изъ гражданъ въ домъ Везиря для совѣтован³я, и по окончан³и совѣта ему объявили, что въ городъ Ряще безъ указу своего Шаха не могутъ принять Росс³йскаго войска, и того ради ѣхалъ бы онъ назадъ, и сказалъ Полковнику, чтобъ онъ остался на своихъ судахъ, а въ противномъ случаѣ принуждены они будутъ чинить ему сопротивлен³е." С³е же представлен³е велѣно было и Даргѣ, яко депутату отъ города, съ Языковымъ пришедшему, повторить предъ Полковникомъ. Но Консулъ Апрамовъ обнадежилъ Языкова, что непостоянной народъ, которой прежнее свое намѣрен³е толь легко перемѣнилъ, склониться можетъ и на другую сторону, по добрымъ его представлен³ямъ.
   Когда Дарга хотѣлъ Полковнику учинить вышепомянутое объявлен³е, то подхватя слово, говорилъ Полковникъ: "что весьма онъ тому удивляется, какъ жители города Рящи, сами просивши Государя Императора всея Росс³и Самодержца о помощи и защищен³и противъ бунтовщиковъ, нынѣ, когда Его Императорское Величество исполнилъ по ихъ прошен³ю, сомнѣваются принять оное вспоможен³е, и въ Ряще пустить его не хотятъ. На судахъ онъ быть не можетъ, и еще меньше, безъ имяннаго Императорскаго указу, возвратиться въ Росс³ю. Въ Рящѣ конечно ему жить должно, а къ тому потребны лошади. Больше ничего онъ не требуетъ. Надлежитъ разсудить, какая та бездѣлица, въ которой ему отказываютъ. И не будетъ ли Велик³й Монархъ Росс³йской возбужденъ, толь несправедливою поступкою, къ отмщен³ю и наказан³ю тѣхъ, кои суть тому виною?" Отъ сихъ словъ забылъ Дарга то, что имѣлъ донести. Онъ обѣщалъ все дѣлать, чего Полковникъ ни потребуетъ. Но въ Рящѣ Везирь и народъ остались при прежнемъ ихъ намѣрен³и.
   Послѣ сего поспѣшалъ Полковникъ съ судами войти въ устье рѣки Перибазара, и занять лежащее нѣсколько верстъ вверьхъ по оной мѣстечко тогоже имени. Надлежало предупредитъ Везиря, которой также въ Перибазарѣ засѣстъ намѣрился. Ибо нигдѣ индѣ пристать было не можно, для нискихъ и 6 лотныхъ мѣстъ, со всѣхъ сторонъ озеро Зинзнли окружающихъ, и вездѣ камышемъ зарослыхъ. Одно токмо тамъ есть способное и хилое мѣсто Перибазаръ. Естьлибъ Везирь напередъ пришелъ въ Перибазаръ: то бы надлежало противъ его употребить силу, что было бы непристойно учинить вспомогательному войску. Напротивъ того должно бы теперь было начинать Везирю непр³ятельск³я дѣйств³я, естьлибъ онъ захотѣлъ изъ Перибазара Росс³янъ выгнать, къ чему предосторожность и благоразум³е толъ же мало допустили. И такъ стали суда на якоряхъ въ устьѣ рѣки Перибазара, и двѣ роты салдатъ пошли на шлюпкахъ и лодкахъ къ оному мѣстечку. Еще больше требовалось людей, пров³анту, оруж³я, аммуниц³и и пушекъ. Все то перевезено въ Перибазаръ на гукеръ и на большемъ корабельномъ ботѣ, хотя весьма трудно было, тянуть суда по многому камышу противъ воды. Вытащили нѣсколько пушекъ на берегъ, и здѣлали окопъ. И то все окончали въ два дни. Притомъ же съ находящимися въ устьѣ рѣки судами содержали безпрерывную коммуникац³ю,
   Везиръ с³е слышавъ приказалъ въ Рящѣ пригласить нѣсколько пушекъ, которыя хотѣлъ онъ употребить къ своему защищен³ю. Но вскорѣ потомъ одумался, и желалъ токмо знать: "правда ли, что отправленъ Полковникъ отъ самого Императора, и есть ли у него собственноручный Его Величества указъ для Защищен³я Гилани отъ бунтовщиковъ. Ибо естьли с³е такъ, говоритъ онъ, то ему легче будетъ въ томъ отвѣтствовать предъ своимъ Государемъ, что онъ пустилъ, Росс³янъ въ Ряще". Какъ о семъ увѣдомился Полковникъ чрезъ Консула, то больше не было нужды, какъ чтобъ позвать Везиря въ Перибазаръ для его увѣрен³я. Онъ пр³ѣхалъ въ великолѣпномъ статѣ, и съ состоящею изъ 200 человѣкъ свитою. Полковникъ поставилъ, чтобы ему въ честь, 200 человѣкъ солдатъ въ строй, съ заряженными ружьями. Все происходило по дружески. Полковникъ самъ объявилъ притчину своего прибыт³я, и показалъ его Императорскаго Величества указъ, которой поцѣловалъ Везирь съ величимъ почтен³емъ, и возвысилъ надъ своею головою. По семъ соглашенось о Полковничьемъ въ Ряще вступлен³и.
   Въ Рящѣ былъ каменной четвероугольной Караванъ-Сарай, или торговой домъ, по Росс³йски называемой, потому что Росс³яне обыкновенно тамъ жили, и продавали свои товары. У онаго были двои ворота, и посреди двора колодезь. Сей торговый домъ стоялъ на концѣ города, и съ городской стороны и была передъ нимъ широкая площадь, а съ другой лугъ большой. Оной подобенъ былъ замку, или безъ труда укроменъ быть могъ. Тамъ отвели Полковнику квартиру, которыя ему для своей безопасности лучше желать было не можно. Онъ шелъ туда съ пятью ротами; а въ Перибазарѣ остался Подполковникъ Колюбакинъ съ двумя ротами. Безчисленное множество народа смотрѣло на идущихъ въ преизрядномъ порядкѣ и при игран³и музыки Росс³янъ. Напротивъ того Росс³яне удивлялись величинѣ города, которой вдоль и поперегъ на пять верстъ мѣрою, и никакимъ не окруженъ крѣпостнымъ строен³емъ. По сему послѣднему обстоятельству нѣкоторые сомнѣвались назвать Ряще городомъ. Но есть ли разсудимъ по состоян³ю жителей, и ихъ пропитан³ю, въ торгахъ и мануфактурахъ состоящему; есть ли увидимъ тамъ однѣ токмо каменные и черепицею крытые домы; есть ли помыслимъ, что Перс³яне могли и не укрѣплять такова города, которой мы бы признавали за достойнаго наилучшимъ крѣпостнымъ строен³емъ: то не можемъ с³е мѣсто не почесть городомъ. Между тѣмъ признавать должно, что отъ недостатка крѣпостнаго строен³я происходили тамъ мног³я злоключен³я, и что жители въ прежн³я времена дважды претерпѣвали отъ Донскихъ Козаковъ нападен³я. О перьвомъ грабежѣ, бывшемъ въ 1636 году, упоминаетъ Олеар³й въ 6 кн. гла. 5 страница 369 путешественнаго своего описан³я. Второй грабежъ Стеньки Разина, въ 1668 году учиненной, еще больше былъ прежняго, потому что сей разбойникъ въ Ряще жилъ нѣсколько времени, и оттуда вывезъ несказанное богатство.
   Вскорѣ потомъ увидѣли судно на морѣ, и не обманулись въ мнѣн³и, что то будетъ одно изъ тѣхъ судовъ, которые въ минувшую осень за жестокою погодою отстали, и за пропавш³е почитаны были. Оное было гал³онъ, коимъ прежде командовалъ Унтеръ-Лейтенантъ Князь Великаго-Гагинъ, а тогда главнымъ Офицеромъ на немъ былъ Мичманъ Прончищевъ, Князь Великаго-Гагинъ съ однимъ матросомъ и съ однимъ служителемъ ѣхавъ близъ Дербента на лодкѣ къ берегу, потонулъ. Находящ³еся на суднѣ солдаты взяты немедлѣнно въ Ряще, а гал³отъ приведенъ къ прочимъ судамъ въ устьѣ рѣки Перибазара стоящимъ. Большой корабельной ботъ посланъ былъ въ Терки съ извѣст³емъ о занят³и города Ряща, какъ то Полковнику предписано было въ инструкц³и, и оттуда возвратился. Надлежало употребить с³е средство, потому что въ зимнее время, за льдомъ, въ Волгу войти не можно. Терской Комендантъ послалъ сухимъ путемъ извѣст³я въ Астрахань, а тамошней Губернаторъ отправилъ оныя къ Государю въ Санкпетербургъ.
   Назначенной въ Росс³ю Персидской Посолъ находился еще въ Рящѣ, и примѣтили, что Везирь старается его удержать отъ ѣзды. Напротивъ того домогался Полковникъ всячески его отправить, предвидя, коль Государю Императору будетъ пр³ятно с³е посольство. Посолъ назывался Измаилъ Бегъ. Онъ былъ уполномоченъ отъ Шаха Гусеина и отъ его сына Шаха Тахмаса, котораго друг³е Тахмазибомъ называли, чтобъ заключить съ росс³йскимъ Императоромъ союзъ противъ бунтовщика Миръ-Махмуда, и за чинимое Шаху Тахмасу вспоможен³е обѣщать нѣкоторыя при Касп³йскомъ морѣ лежащ³я провинц³и Шахъ Гусейнъ тогда его отправилъ, когда еще бунтовщики были въ пути къ Испагани. А тогда сидѣлъ Гусеинъ въ темницѣ, и Миръ-Махмудъ на престолѣ, которая перемѣна произошла 23 Октября въ Испагани. Того ради не оставилъ Измаилъ Бегъ, будучи въ пути, заѣхать къ Шаху Тахмасу, коего всѣ вѣрные Перс³яне признавали за одного законнаго наслѣдника престола, и требовать отъ него подтвержден³й. Есть ли дозволяется испытать по догадкамъ намѣрен³е Везиря, то кажется, что оное состояло въ томъ, чтобъ не лишиться своей власти. Шахъ Тахмассъ ни мало еще не утвердилъ своего правлен³я. Отставивши Испагань, странствовалъ онъ съ прошедшей весны по отдаленнымъ провинц³ямъ, и находился въ оное время, то въ Ардевилѣ, то въ Таврисѣ. Сверхъ того былъ онъ Государь слабаго разума, которой послѣдовалъ во всемъ совѣтамъ своихъ Министровъ. И такъ Везирю можно было надѣяться, чтобъ уничтожить с³е посольство. Но Измаилъ Бегъ положился на свою инструкц³ю, и на полномоч³е отъ двухъ Государей ему данное, и Полковникъ Шиловъ отвелъ его на суда, изъ коихъ два подъ командою Лейтенантовъ Лунина и Татищева, получили ордеръ, чтобъ перевести его въ Астрахань.
   Къ отъѣзду все было готово, и хотѣли слѣдующаго дня итти въ море, но ввечеру передъ тѣмъ въ 9 часу пришла вѣсть изъ Ряща отъ Консула Аврамова къ Капитану Лейтенанту Соймонову "что по Шахову указу Посолъ назадъ будетъ потребованъ, чего ради бы поспѣшали отправить его въ море до получен³я онаго указа." С³е же подтверждалъ вѣстникъ отъ Полковника Шилова. По сему надлежало судамъ съ Посломъ еще тойже ночи отъѣхать. Но какую бы предъявить причину такой поспѣшности? Господинъ Соймоновъ, зная, въ коль великомъ почтен³и состоитъ звѣздогадан³е у Перс³янъ, донесъ Послу: "Яко бы онъ нашелъ, что наступающей полунощной часъ много щаст³я предвѣщаетъ для его пути; и что сверьхъ того теперь полномѣсяч³е, чего ради надлежитъ поспѣшать, вытти въ море, пока вода не сбудетъ." Посолъ на все согласился, и такъ употреблены были всѣ шлюпки и лодки для буксирован³я судовъ въ море.
   Такимъ образомъ Измаилъ Бегъ поѣхалъ изъ Гилани въ началѣ Генваря 1723 года, въ той надеждѣ, что онъ моремъ скоряе, нежели сухимъ путемъ, прибудетъ въ Астрахань; но с³е было не возможно, потому что море обыкновенно замерзаетъ при устьѣ рѣки Волги. Но Послу о томъ не объявили. Напротивъ того Лейтенанту Лунину было приказано, чтобъ въ Апшеронскомъ проливѣ у Святаго острова промедлить подъ разнымъ видомъ до тѣхъ поръ, пока можно будетъ надѣяться, что Волга [что обыкновенно бываетъ въ Мартѣ мѣсяцѣ] вскрылася. Пришедши около половины Генваря въ помянутой проливъ, Посолъ съ начала радовался, что на Святомъ островѣ нѣсколько отдохнуть можетъ отъ безпокойств³я морской ѣзды. Но вскорѣ потомъ ему тамъ прискучилось, и Лейтенантъ Лунинъ едва его успокоилъ. Онъ принужденъ былъ Послу объявить истинную причину медлѣн³я, потому что Волга льдомъ покрыта. Какъ съ начала Марта настала теплая погода, то Лунинъ паки ѣзду началъ, и безъ дальнихъ препятств³й привезъ Посла благополучно въ Астрахань.
   По отъѣздѣ Посла, услышалъ господинъ Соймоновъ, какъ то здѣлалсь, что Консулъ прежде Везиря извѣстился о Шаховомъ указѣ, по коему Измаила Бега возвратить велѣно, и какимъ образомъ оной указъ задержанъ. Аврамовъ, слышавъ, что ожидаютъ такого указа, находился нарочно для того въ нѣкоторой деревнѣ, чрезъ которую курьеру съ указомъ ѣхать надлежало. Онъ позвалъ его къ себѣ въ квартиру, подчивалъ его, и толь много оказалъ ему дружества, что сей не спѣшилъ ѣхать въ Ряще. Между тѣмъ Аврамовъ отправилъ нарочнаго къ Полковнику и къ господину Соймонову. Какъ онъ услышалъ, или по крайней мѣрѣ могъ надѣяться, что суда въ море вышли, то онъ отпустилъ курьера въ Испагань, одаривъ его довольнымъ числомъ денегъ. Везирь, о всѣмъ произшедшемъ ничего не вѣдая, послалъ указъ на суда, въ томъ мнѣн³и, что Посолъ еще не уѣхалъ. Но сей былъ уже на морѣ. Такимъ образомъ коварство Везиря, испросившаго сей указъ у Шаха, предупреждено было хитрост³ю росс³йскаго Консула.
   Послѣ сего еще больше явилось признаковъ злаго Везирьскаго умысла, потому что ежедневно приходили въ Ряще вооруженные Перс³яне, коихъ намѣрен³и ни къ чему иному клонится не могло, какъ только чтобъ Росс³янъ оттуда выгнать. Сихъ Перс³янъ не можно было почесть за обученной ружью воинской народъ, потому что такихъ не находилось ни въ Гилани, ниже въ сосѣдственныхъ провинц³яхъ; но были токмо жители деревенск³я съ саблями, и немног³е имѣли ружья безъ замковъ, кои фитилями зажигаютъ. Къ каждому такому ружью не было у нихъ больше двухъ, или трехъ, камышемъ обверченныхъ патроновъ. Но множество оныхъ наводило страхъ Полковнику, однако не давалъ онъ знать, о томъ Везирю, потому что ни о чемъ жаловаться причины не было. Потомъ спустя нѣсколько недѣль увѣдомленось чрезъ чрех Армянскихъ и Грузинскихъ купцовъ, что собралось уже до 15000 человѣкъ. Да еще пришли въ Ряще два Везиря, Кесерской и Асторинск³й. Тогда Полковникъ приказалъ на углахъ Караванъ-сарая своего здѣлать два болверха. Везирь велѣлъ его спросить о причинѣ того. На то отвѣтствовалъ Полковникъ: "что Европейск³я воинск³я правила требуютъ такой предосторожности, хотя и нѣтъ никакой явной опасности." Съ того времени не посылалъ больше Полковникъ просить Везиря о лошадяхъ для перевозу нужныхъ снарядовъ и пров³анту изъ Перибзара; но онъ возилъ всѣ потребности на наемныхъ лошадяхъ, или перетаскивали оныя солдаты.
   Въ концѣ Феврадя послала три Везиря въ Полковнику, и велѣли ему сказать общимъ именемъ:"Не можно де имъ болѣе терпѣть пребыван³я его съ войскомъ въ ихъ землѣ; они де сами въ состоян³и защищать себя отъ своихъ непр³ятелей; и того де ради бы онъ вышелъ, пока его къ тому не понудитъ; на что требовали у него отвѣта." Какъ с³е непр³ятельское требован³е учинено не сверхъ чаян³я: то данъ на то тотчасъ отвѣтъ слѣдующ³й: "Не мы тому виною, говорилъ Полковннкъ, что мы сюда пришли. Везирь и жители города Ряща призвали насъ для своего защищен³я. И я не думаю, чтобъ нѣчто мною учинено или дозволено было, почему бы мое и порученнаго мнѣ войска пребыван³е здѣшнему народу противно быть могло. Какъ Велик³й Государь Императоръ Всеросс³йск³й чрезъ то, что онъ насъ послалъ, явно засвидѣтельствовалъ свое дружелюб³е къ Шаху и Персидскому государству: такъ я не сомнѣваюсь, что и назадъ онъ насъ позоветъ, когда будетъ ему представлено, что пребыван³е наше въ здѣшней странѣ больше ни нужно. Но безъ именнаго Его Императорскаго Величества указа не могу я съ мѣста тронуться. Невозможность исполнен³я того, чего они требуютъ, также изъ того явствуетъ, что отъѣхали отсюда Два судна съ Посломъ Измаилемъ Бегомъ, коихъ обратнаго прибыт³я ожидать должно, дабы всѣ при мнѣ находящ³еся люди могли вдругъ отправиться. Естьлибъ я и хотѣлъ учинить нѣчто безъ указу Всемилостивѣйшаго моего Государя, въ той надеждѣ, что премѣнивш³яся обстоятельства оправятъ мою поступку, и что Государь Императоръ по мудрому своему разсужден³ю не причтетъ того мнѣ въ вину: однако не могъ бы я ничего больше здѣлать, какъ чтобъ сперьва послать на судахъ въ Дербентъ всѣ тягости, и по возвращен³и судовъ итти мнѣ самому съ войскомъ." Сей толь благоразумной отвѣтъ удовольствовалъ Перс³янъ на нѣкоторое время, въ ожидан³и, что тягости, а особливо артиллер³я, которая наибольшей страхъ имъ наводила, на суда нагружены будутъ. Но Полковникъ не признавалъ за полезно, остаться безъ оныя; однако между тѣмъ приготовлялись суда къ отъѣзду, потому что надлежало Капитану Лейтенанту Соймонову окончать описан³е мѣстъ при устьѣ рѣки Кура, и оттуда ѣхать въ Астрахань.
   До приготовлен³я судовъ къ отъѣзду, говорилъ нѣкто господину Соймонову: "что можетъ притти на мысль Перс³янамъ, чтобъ суда, на рѣкѣ Перибазарѣ стоящ³я, сжечь нефт³ю; они де могутъ нѣсколько бочекъ, симъ землянымъ масломъ наполненныхъ, по зажжен³и онаго въ рѣку вылить; и есть ли де оная нефть доплыветъ до судовъ, то легко могутъ оные отъ того загорѣться." С³е хотя господинъ Соймоновъ почиталъ тогда за пустые рассказы, коими токмо въ страхъ его привести хотѣли: однако послѣ, когда онъ былъ въ Баку, и позналъ свойства нефти, и увидѣлъ, что оная дѣйствительно на водѣ горитъ сильнымъ пламенемъ выше полуаршина, удостовѣрился онъ, что опасность не была безъ основан³я. Особливо высокой и въ то время изсохшей камышъ, а по берегамъ рѣки Перибазара ростущей, въ которомъ суда стояли, причинилъ бы неминуемое нещаст³е, естьлибъ огонь то понялъ. Но можетъ быть, что Перс³янамъ на мысль сего не приходило, или что они не хотѣли употреблять такого способа: довольно, что суда остались въ цѣлости.
   Чрезъ нѣсколько дней потомъ увѣдомилъ Полковникъ Шиловъ Капитана Лейтенанта Соймонова, "что Везирь Кескерской вознамѣрился итти къ Зинлинскому проливу; а что онъ намѣренъ тамъ дѣлать, и сухимъ ли путемъ поѣдетъ, или водою отъ деревни Перибазара на судахъ, того не извѣстно. Но есть ли онъ поѣдетъ водою мимо росс³йскихъ судовъ, то бы господинъ Соймоновъ непреминулъ его принять честно, впрочемъ навѣдывался бы онъ сего намѣрен³яхъ." И такъ ожидали сперьва Везиря водою, но какъ услышали, что онъ поѣхалъ сухимъ путемъ, то послалъ господинъ Соймоновъ Мичмана Прончищева въ матросское платье одѣтаго, и съ матрозами на шлюпкѣ, къ проливу, подъ видомъ, яко бы тамъ ловить рыбу. Прончищеву приказано примѣчать всѣ Везирьск³я предпр³ят³я. Онъ пробывъ тамъ три дни, по возвращен³и своемъ репортовалъ, что съ Везиремъ было великое число войска коннаго; что Везирь прилѣжно осматривалъ устье пролива въ Касп³йское море; и что казалось яко бы онъ избиралъ мѣста, на которыхъ бы здѣлать батареи, или крѣпостцы, чтобъ пресѣчь входъ Росс³йскимъ судамъ въ Зинзилинское озеро. Господинъ Соймоновъ еще напередъ догадывался, что такое есть Везирское намѣрен³е, какъ то и по вѣроятности въ томъ сумнѣваться не можно однакожъ оное не произведено въ дѣйств³е.
   Въ началѣ Марта мѣсяца начали изготовлять суда, на которыхъ господину Соймонову итти въ море. Оныхъ было восемь. Ибо по данной Полковнику Шилову инструкц³и надлежало нѣсколько судовъ оставить для защищен³я гавани. Такимъ образомъ подъ командою Капитана-Лейтенанта Золотарева остались въ проливѣ Гукеръ, большой корабельной ботъ и эверсъ, изъ коихъ два перьвые снабдѣны были артиллер³ею. Марта 17 числа пошелъ господинъ Соймоновъ въ море.
   Едва онъ отъѣхалъ, то Перс³яне, услышавъ, что тягости никакой на судахъ не повезено, повторяли прежн³я свой требован³я, и наступали на Полковника Шилова съ томъ, чтобъ онъ неотмѣнно изъ Ряща выступилъ. Онъ представлялъ невозможность: "потому что осаталось у него токмо три судна, на которыя и четвертая часть находящагося при немъ войска умѣститься не можетъ." Сверьхъ того, говорилъ онъ: "не нахожу я причины, принимать отъ нихъ повелѣн³я, пока я не увѣдомлюсь о намѣрен³и ихъ Шаха." Чрезъ нѣсколько дней показывали ему указъ, яко бы отъ самаго Шаха присланной, тогоже содержан³я. Но хотябъ и подлинной былъ указъ, или подложной: однако Полковнику выѣхать было не можно. Грозили ему силою: онъ обѣщался оборониться. "Только Везири бы разсудили, когда они начнутъ непр³ятельск³я дѣйств³я, то имѣютъ они и отвѣтствовать во всѣхъ слѣдств³яхъ войны, которыя отъ того произойдутъ.
   Великое ихъ множество, и малое число Росс³янъ, придало Перс³янамъ смѣлости, что слѣдующаго дня изъ четырехъ пушекъ и нѣкотораго числа мѣлкаго оруж³я стрѣляли по росс³йскому Караванъ-Сараю. Росс³йской Капитанъ, Резинъ, застрѣленъ былъ, а больше никакова вреда не случилось. Полковникъ пробылъ тотъ день спокойно, ожидая ночи, когда Перс³яне отдыхать будутъ. Около полуночи послалъ онъ роту гранадеръ подъ предводительствомъ Капитана Шиллинга въ задн³е ворота на поле, съ такимъ приказан³емъ, чтобъ обошедши, напасть стыду на непр³ятеля. Какъ с³и далеко уже дошли, то Полковникъ приказалъ еще выступишь двумъ ротамъ въ передн³я ворота, и бить тревогу. Непр³ятели увидя, что съ двухъ сиоронъ вдругъ чинится на нихъ нападен³е, не знали, гдѣ больше требовалось ихъ сопротивлен³я. Больше 1000 человѣкъ, отчасти на мѣстѣ предъ Караванъ-сараемъ, отчасти же на побѣгѣ, побито. Чрезъ нѣсколько минутъ мѣсто сражен³я очистилось. За бѣгущими чинена погоня по всѣмъ улицамъ города.
   Тогоже дня думали Перс³яне истребить еще и три судна въ Зинзилинскомъ проливѣ стоящ³е, здѣлавъ въ ночи батарею изъ плетня землею насыпанную, и поставя на оной четыре чугунныя шести фунтовыя пушки. На разсвѣтѣ начали они стрѣлять изъ пушекъ. На судахъ было не больше 100 человѣкъ. Напротивъ того число Перс³янъ простиралось до 5000 человѣкъ. Как³я надлежало здѣсь принять мѣры? Должно ли удалиться? Капитанъ-Лейтенантъ Золотаревъ того не здѣлалъ. Онъ шелъ противъ огня. Судамъ велѣлъ онъ тянуться завозомъ къ батареи. Присемъ хотя и не было безъ урону, потому что непр³ятельское мѣлкое ружье доставало до людей у завоза бывшихъ и тянувшихъ: но какъ стали напротивъ батарей, и со всѣхъ судовъ, какъ изъ ружья, такъ и изъ пушекъ, стрѣляшь начали: то въ четверть часа ни одного непр³ятеля не осталось. Поимали нѣсколько побѣжавшихъ, которые на сандалахъ [малыя Персидск³я суда] чрезъ озеро Зинзилинское уйти хотѣли. Потомъ Перс³яне оставили Росс³янъ въ покоѣ, а вскорѣ потомъ пришли прибавочные Росс³йск³е полки, такъ что тѣмъ меньше Перс³янъ было опасаться.
   Между тѣмъ, какъ въ Рящѣ с³е произходило, пришелъ господинъ Соймоновъ къ рѣкѣ Курѣ, и особливо осматривалъ большой западной рукавъ сей рѣки. Онъ нашелъ мѣсто, на которомъ по нуждѣ заложить городъ можно. По правдѣ тамошняя страна ниская и болотная, которая выступающею изъ Касп³йскаго моря водою часто заливается, о чемъ посмотрѣть можно описан³е Полковника Гербера въ Ежемѣсячныхъ Сочинен³яхъ 1760 года на Октябрь мѣсяцъ стр. 299. Господинъ Соймоновъ думалъ, что можетъ быть еще найдется другое къ тому удобное мѣсто въ заливъ Кизылъ-Агачскомъ, съ западной стороны отъ рѣки Кура лежащемъ. С³е было содержан³е репорта посланнаго, по своемъ возвращен³и въ Астрахань, къ Его Императорскому Величеству.
   Когда господинъ Соймоновъ вошелъ въ Волгу, то встрѣтился съ нимъ Капитанъ-Лейтенантъ Мятлевъ, которой на трехъ эверсахъ везъ пров³антъ и друг³я потребности для находящагося въ Гилани войска. Бригадиръ Левашевъ стоялъ въ Астрахани съ четырьмя батал³онами пѣхоты, и былъ также назначенъ въ Гилань. Для перевезен³я сихъ употреблены пришедш³е съ господиномъ Соймоновымъ, и еще нѣкоторые въ Астрахани находящ³яся суда. Но знатнѣйшая экспедиц³я, къ завоеван³ю города Баку клонящаяся, осталась на будущее лѣто 1723 года, при которой какъ паки употреблялась служба господина Соймонова: то увидимъ мы произшедш³я при томъ походѣ дѣла по его журналу въ слѣдующемъ отдѣлен³и. Здѣсь надлежитъ намъ упомянуть еще о Персидскомъ Послѣ, которой тогда изъ Астрахани поѣхалъ въ Санктпетербургъ.
   Изламаилъ-Бегъ прибылъ въ Санктетербургъ 10 Авуста 1721 года, и 15 числа тогожъ мѣсяца былъ у Государя Императора на публичной ауд³энц³и. Сентября 12 дня, по данному ему отъ Шаха Тахмаса полномоч³ю, заключилъ съ Росс³йскимъ министерствомъ извѣстной {Зри Corps Diplomatique par Dumont. Tome VIII. Memores de Lamberti. Tome X. Schumans Corp. Iur Gent. Acad. p. 1959. Weber berandertes Rußland. Theil G. 103. Histoire de Pierre k Grand. Amft. 1742. 4. p. 475.} трактатъ. Потомъ 14 дня тогожъ мѣсяца воспослѣдовала отпускная его ауд³энц³я, и чрезъ нѣсколько дней поѣхалъ онъ назадъ въ Астрахань. Толь важное дѣло не можно бы было скоряе привести ко окончан³ю. По силѣ втораго артикула сего трактата всѣ Персидск³я при Касп³йскомъ морѣ лежащ³я провинц³и, Дагестанъ, Ширпанъ, Гилань, Мазандеранъ и Астрабатъ вѣчно уступлены Росс³и.
   Тогдаже Измаилъ-Бегъ поднесъ Государю ПЕТРУ Великому реляц³ю о произшедшихъ въ Перс³и безпокойств³яхъ, которыя за весьма вѣроятную почитаться можетъ. Она еще въ 1737 году внесена въ Санктпетербургск³я вѣдомости, которыя тогда при императорской Академ³и на нѣмецкомъ языкѣ печататься начали: но на росс³йскомъ языкъ она не печатана. Для того не безполезно быть можетъ, оную здѣсь сообщить. Кому въ томъ нужда, тотъ можетъ произшеств³е дѣлъ повѣрить съ тѣмъ что П. Церсо, Оттеръ, Ганвай, Шофел³е въ арт. Надиръ и друг³е о томъ написали. Мы будемъ тѣмъ довольны, чтобъ поправить находящ³яся въ нѣмецкомъ переводѣ погрѣшности, сколько безъ сношен³я съ оригинальною реляц³ею чиниться можетъ. Однако признаваемся, что можетъ быть въ нѣкоторыхъ именахъ еще останутся неисправности, а оныхъ прежде избѣжать не можно, пока описан³е Персидскаго государства въ совершенную ясность приведено не будетъ.
  

V.

О МЯТЕЖАХЪ МИРЪ-ВЕЙСОМЪ И МИРЪ-МАХМУДОМЪ ВЪ ПЕРС²И ПРОИЗВЕДЕННЫХЪ.

  
   Мансуръ-Ханъ былъ отъ Шаха Персидскаго Губернаторомъ въ Кандагарѣ, когда Миръ-Вейсъ, родомъ Авганецъ, сталъ появляться, и отъ Шаха, по представлен³ю Хана, поставленъ былъ надъ всѣми Авганцами главнымъ командиромъ. Послѣдовавш³й: за Мансуромъ въ Губернаторствѣ Грузинской Князь, Джюрджи Ханъ, не имѣлъ толь добраго мнѣн³я о Миръ-Вейсъ, потому что по прибыт³и своемъ въ Кандагаръ примѣтилъ, что Миръ-Вейсъ наполненъ бунтовскими намѣрен³и, и для того, наблюдая истинную вѣрность къ Шаху, отрѣшилъ онъ его отъ команды. Миръ-Вейсъ пошелъ въ Испагань жаловаться на Джюрджи Хана, которой напротивъ того приносилъ и свои жалобы, съ представлен³емъ, чтобъ сего безпокойнаго человѣка удержали въ столицѣ, въ противномъ случаѣ пребыван³е его въ Кандагарѣ можетъ произвесть худыя слѣдств³я. Однако Миръ-Вейсъ сыскалъ милость у скопца, Ахмуда Агай Хадце, бывшаго тогда государственнымъ казначеемъ, и чрезъ то онъ прежней свой чинъ паки получилъ. Сему опредѣлен³ю Джюрджи Ханъ противился, потому что не могъ онъ покинуть принятаго на Миръ-Вейса подозрѣн³я. По вторичнымъ его представлен³ямъ пошелъ Миръ-Вейсъ ко двору въ другой разъ. Министровъ Шаха задаривъ, опять выходилъ онъ милостивой себѣ указъ, которому Джюрджи Ханъ противиться не преставалъ. Но какъ Миръ-Вейсъ пришелъ въ трет³й разъ въ Испагань, и его подарки паки отъ всѣхъ Ханскихъ жалобъ его защитили: то не смѣя возвратиться въ Кандагаръ, предпр³ялъ онъ путь съ дозволен³я Персидскихъ Министровъ, на поклонен³е въ Мекку, а Шахъ поѣхалъ тогда въ Хоразанъ.
   Губернаторы въ Кандагарѣ содержали по старинному обыкновен³ю 12000 человѣкъ Тюфенцовъ, то есть мушкатеровъ, на Шаховомъ жалованье, для защищен³я сего пограничнаго города. Но Джюрджи Ханъ сверьхъ того имѣлъ при себѣ еще до 4.000 человѣкъ Грузинскаго войска, между коими и Тюфенцами частые произходили ссоры. Джюрджи Ханъ, принявъ сторону своихъ земляковъ, представлялъ Хану: что Тюфенцы не нужны; можно лучше надѣяться на Грузинцовъ. И какъ не трудно ему было получить на то соизволен³е отъ двора; то Тюфенцы отставлены, а Грузинцы стали такъ своевольны, что чинили Авганцамъ разные велик³е обиды. Въ самое то время возвратился Миръ-Вейсъ изъ Мекки, и слышавъ что произходило въ его отечествѣ, допущенъ былъ до Шаха, въ Хорзанѣ еще пребывающаго, цѣловать ему ноги, причемъ получилъ онъ случай принести на Джюрджи Хана жалобу, что онъ такъ худо поступаетъ съ Авгвнцами. Посланной къ Джюрджи Хану указъ для пресѣчен³я оныхъ ссоръ ничего не дѣйствовалъ. Дѣла остались въ прежнемъ состоян³и, и какъ Миръ-Вейсъ не переставалъ жаловаться, такъ и Губернаторск³е представлен³я всѣ на томъ окончили: чтобъ Миръ-Вейсу возвратиться въ Кандагаръ не дозволять; его де пребыван³е произведетъ велик³е мятежи, и Шахъ опасаться имѣетъ чтобъ чрезъ него не лишиться Кандагара. Коль бы счастлива была Перс³я, естѣлибъ въ Испаганѣ послѣдовали сему совѣту, а подкупленные новыми подарками придворные служители не выходили бы указу, чтобъ Миръ-Вейсу прежней его чинъ былъ возвращенъ. Притомъ нѣкто изъ знатнѣйшихъ Министровъ Шаха писалъ къ Джюрджи Хану: чтобъ онъ, по крайней мѣрѣ ему въ угожден³е, милостивѣе поступалъ съ Миръ-Вейсомъ, что имѣло желаемое дѣйств³е. Ибо съ того времени полагалъ Джюрджи-Ханъ надежду на Миръ-Вейса, и оказывалъ ему надлежащее его по чину почтен³е.
   У Джюрджи Хана былъ племянникъ Алексинъ Мирза именемъ, внукъ его брата. Сего опредѣлилъ онъ полководцомъ Кандагарскихъ войскъ. Пришло извѣст³е, что нѣкоторой народъ, Блутцы, взбунтовался. Алексинъ пошелъ туда съ войскомъ, и укротилъ мятежниковъ. Когда, онъ возвращался, то Джюрджи Ханъ поѣхалъ ему на встрѣчу, хотя и никакой Губернаторъ [Беглербегъ] обыкновенно не оставляетъ порученнаго города. Миръ-Вейсъ былъ въ Ханской свитѣ съ двумя или тремя стами Арганцовъ, на которые онъ совершенно могъ надѣяться. За три мили [Агачь] отъ Кандагара ночевалъ Ханъ въ своемъ саду, близь котораго находились нѣкоторые Миръ-Вейсовы деревни. Тогда казалось сему хитрому человѣку, что удобной есть случай къ произведен³ю въ дѣйств³е давно предпр³ятаго имъ намѣрен³я къ снискан³ю высочайшей себѣ власти уб³ен³емъ Джюрджи Хана.
   Онъ началъ дѣло съ знатнѣйшими служителями Хана, коихъ онъ поутру рано, яко бы по Шахову указу, забрать и убить велѣлъ. Потомъ четыре или 500 человѣкъ Авганцовъ обступили садъ, въ которомъ Ханъ стоялъ. Донесли Хану, что зделалъ Миръ-Вейсъ; но Ханъ тому не вѣрилъ, и тѣхъ уговаривалъ, кои Миръ-Вейсу противиться хотѣли. Между тѣмъ нѣкоторые изъ Миръ-Вейсовыхъ людей взлезли на кровлю Ханскихъ покоевъ, и проломавъ оную, самого Хана застрѣлили.
   По свершен³и сего дѣла поспѣшилъ Миръ-Вейсъ съ Авганцами въ Кандагаръ къ Къ городу пришедши велѣлъ онъ сказать Вкезирю и Мустуф³ю, яко главнѣйшимъ въ Кандагарѣ начальникамъ: что по Шахову указу казнилъ онъ Джюрджи Хана и знатнѣйшихъ его служителей, и что ему поручено отъ Шаха Губернаторство надъ Кандагаромъ. Везиръ и Мустуфи повѣрили ли тому, или нѣтъ, однако чрезъ три дни отворили они ему ворота. Какъ скоро Миръ-Вейсъ вошелъ въ городъ, то онъ послалъ Везиря и Мустуф³я въ темницу, также Джюрджи Ханову жену и дѣтей подъ караулъ забралъ.
   Между тѣмъ Алексинъ Мирза о томъ, что произходило провѣдавъ, пошелъ со своимъ войскомъ къ Кандагару, и въ надеждѣ, что Миръ-Вейсъ вступитъ съ нимъ въ сражен³е, поставилъ свой лагерь въ виду города. Но Миръ-Вейсъ думалъ инако. Мирзѣ Алексину велѣлъ онъ подъ клятвою сказать, что онъ здѣлалъ, то учинено "по Шахову указу; а въ ономъ указѣ также написано, чтобъ онъ ему, Алексинѣ Мирзѣ, здалъ Губернаторство въ Кандагарѣ, и такъ Алексинъ Мирза пришелъ бы къ нему въ городъ." Какъ сей тому повѣрилъ, и не опасаясь пришелъ въ городъ, но Миръ-Вейсъ тотчасъ взялъ его подъ караулъ. Потомъ больше онъ не сомнѣвался, съ Грузинскимъ войскомъ, безъ предводителя оставшимъ, вступить въ сражен³е, на которомъ онъ и имѣлъ счаст³е, побить большую часть онаго, а прочихъ въ бѣгъ обратить. Вскорѣ потомъ позволилъ онъ Алексину Мирзѣ и женѣ Джюрджи Хана, вытти изъ города, и выбрать самимъ себѣ мѣсто своего пребыван³я.
   Когда пришло о семъ извѣст³е къ Шаху, то Хозревъ Ханъ, другой Грузинской Князь, и брать Алексину Мирзѣ и Хану Вахтангу, посланъ Сипазаларомъ, или Генераломъ Фельдмаршаломъ, съ многочисленнымъ войскомъ въ Кандагаръ, чтобъ за смерть Джюрджи Хана отомстилъ Миръ-Вейсу и его сообщникамъ, и бунтъ бы укротилъ. Въ тоже время пошелъ и Абдулла Ханъ, со своимъ сыномъ Саадуллою, на службу Шахову въ Кандагаръ, и пришедши туда напередъ Хозрева, имѣлъ счаст³е, захватить Миръ-Вейсову жену и сыновей, и получить великую добычу. Но с³я корысть была ему не прочна. Миръ-Вейсъ чинилъ за Абдуллою погоню, и одержалъ надъ нимъ толь совершенную побѣду, что сей едва спасъ животъ свой побѣгомъ, и возвратился въ Испагань, въ жалостномъ состоян³и.
   Хозревъ Ханъ пришелъ подъ Кандагаръ въ небытность Миръ-Вейса. Есть рѣка Исала, четыре Агача, или 20 верстъ, отъ города, чрезъ которую Хозреву переправиться надлежало, въ чемъ нѣкоторые изъ Миръ-Вейсова войска хотѣли ему препятствовать. Но Хозревъ ихъ побѣдилъ, и отъ семи до восьми сотъ человѣкъ въ рѣки затопилъ, а перешедш³е чрезъ рѣку Перс³яне еще толикоежъ число на берегу порубили. С³е произвѣло великой страхъ въ Кандагарѣ. Одинъ изъ Миръ-Вейсовыхъ родственниковъ ушелъ на горы. Жители кричали съ городскихъ стѣнъ Персидскому предъ воротами лагеремъ стоящему войску: "чтобъ они къ нимъ вошли, Миръ-Вейса нѣтъ въ городъ." Но Везирь посланной отъ Шаха для содержан³я войска, и по его совѣту Хозреву поступать должно было, на то не согласился. Ничего не помогло, что нѣкоторые Ханы и друг³е знатные Офицеры Персидской арм³и ему представляли, что неотмѣнно городъ занять должно. Напротивъ того Везиръ говорилъ: "что Шахъ далъ ему казну для содержан³я войска, по росс³йскому счислен³ю 90000 рублей, токмо для того, чтобъ сыскать непр³ятеля, и его побѣдить, а не для взят³я беззащитнаго города; есть ли онъ с³е учинитъ, то долженъ онъ будетъ помянутые деньги дополнять своими." И такъ пошли Перс³яне на лежащую предъ городомъ гору Бабапеле, и тамъ окопались.
   Миръ-Вейсъ, возвращаясь съ бывшаго съ Абдуллою сражен³я, и увидя, что дорога въ Кандагаръ заперта Персидскою арм³ею, три дни укрывался въ нѣкоторомъ саду. Извѣстивш³еся о томъ Перс³яне тамъ его окружили. Онъ просилъ свободнаго проѣзду, и Везирь ктому присовѣтовалъ, дабы, когда онъ войдетъ въ городъ, взять оной приступомъ. какъ скоро Миръ-Вейсъ въ Кандагаръ пришелъ, то велѣлъ онъ бить въ набатъ, и говорилъ; "теперь счаст³е на моей сторонѣ." Да и въ самомъ дѣлѣ его выласки по большой части были счастливы. Алексинъ Мирза, въ Персидской арм³и находившейся, убитъ на одномъ сражен³и. Между тѣмъ время проходило, и Хозревъ Ханъ въ своемъ шанцѣ стоялъ семь мѣсяцовъ безъ пользы. Напослѣдокъ явился у Перс³янъ великой недостатокъ въ съѣстныхъ припасахъ, такъ что отъ трехъ до 400 человѣкъ на каждой день умирало съ голоду.
   Въ с³е время писалъ Миръ-Вейсъ къ Хану Хозреву: "есть ли Ханъ хочетъ просить Шаха, чтобъ Его Беличество простилъ его Миръ-Вейса за учиненное преступлен³е, то онъ пришлетъ своего сына въ закладъ своей вѣрности, и съ договорными пунктами ,на коихъ онъ намѣренъ здать городъ; между тѣмъ пошли бы они въ Семиндаверъ, куда его сынъ скоро прибудетъ съ договоромъ и съ богатыми подарками." Хозревъ Ханъ надѣясь чрезъ то достать своему войску съѣстные припасы, пошелъ туда съ арм³ею, хотя и отсовѣтывали ему въ томъ нѣкоторые знатные Офицеры; да и самъ Везирь не думалъ, что бы Миръ-Вейсу повѣрить можно. Но едва только арм³я вышла на чистое поле, то напали на оную Авганцы стылу, и причинили Перс³янамъ превеликое поражен³е. Самаго Хозрева поимали и казнили. Мугаметъ Кули-Мирза, Хозреву братъ, спасся побѣгомъ, и о семъ несчаст³и, такъ какъ Абдулла о своемъ, принесъ извѣст³е ко двору въ Испагань. Абдулла получилъ для себя и для своего сына 40 томановъ, или 500 рублей, на содержан³е, изъ доходовъ города Герата.
   Миръ-Вейсъ, пользовавшись еще нѣсколько времени счастливымъ успѣхомъ своего оруж³я въ завоеван³и нѣкоторыхъ Персидскихъ городовъ, напослѣдокъ умеръ, и по немъ принялъ владѣн³е надъ Авганцами и въ Кандагарѣ братъ его Енгуръ, которой убитъ другимъ своимъ братомъ Этелемъ.
   Тогда Курдши Баша, Мугамедъ Саманъ Ханъ, потамъ Сипазаларомъ въ Гератъ, для усмирен³я Авгвнцовъ. Но едва онъ вступилъ въ с³е достоинство, то скончался Манзуръ Ханъ, бывш³й Губернаторъ въ Кандагарѣ, опредѣлился на его мѣсто, которой уже послѣ двухъ лѣтъ пришелъ въ Гератъ. Сей вмѣсто того, чтобъ укрощать бунтовщиковъ, вдался въ роскошное жит³е. Между тѣмъ Миръ-Махмудъ, сынъ Миръ-Вейса, убилъ своего дядю Этеля, а принялъ въ Кандагарѣ правлен³е. Велик³е произошли раздоры между Манзуръ Ханомъ и Беглербегомъ въ Гератѣ, для чего для Фатали Ханъ, Губернаторъ въ Мешедѣ, получилъ отъ двора указъ, чтобъ взять обоихъ подъ караулъ. Такимъ образомъ получилъ Миръ-Махмудъ время и случай къ наибольшему своему усилен³ю.
   Потомъ Аббасъ Кули-Ханъ, сынъ Сефи Кули-Хана, получилъ Губернаторство въ Гератѣ, котораго прародители издавна пользовались симъ же достоинствомъ. Миръ-Махмудъ послалъ въ Гератъ не большое войско, подъ видомъ, яко бы забрать оттуда его родственниковъ. Аббасъ Кули-Ханъ, опасаясь другаго намѣрен³я, вознамѣрился оному противиться, и шелъ ему на встрѣчу три Агача отъ Герата до Маланскаго мосту. Самъ оставшись въ своемъ лагерѣ, приказалъ онъ своему дворецкому Ишиху Агази-Башѣ прогнать Авгвнцовъ. Но

Другие авторы
  • Вагинов Константин Константинович
  • Бутурлин Петр Дмитриевич
  • Фурман Петр Романович
  • Семенов Сергей Александрович
  • Бегичев Дмитрий Никитич
  • Иванов-Классик Алексей Федорович
  • Головин Василий
  • Шаврова Елена Михайловна
  • Хавкина Любовь Борисовна
  • Пешков Зиновий Алексеевич
  • Другие произведения
  • Майков Валериан Николаевич - Нечто о русской литературе в 1846 году
  • Маширов-Самобытник Алексей Иванович - Самобытник: Биографическая справка
  • Гартман Фон Ауэ - Бедный Генрих
  • Мерзляков Алексей Федорович - Стихотворения
  • Жуковский Василий Андреевич - Камоэнс
  • Пушкин Александр Сергеевич - М. Н. Волконская о Пушкине в ее письмах 1830-1832 годов
  • Соловьев Сергей Михайлович - История России с древнейших времен. Том 23
  • Короленко Владимир Галактионович - Несколько мыслей о национализме
  • О.Генри - Постскриптумы
  • Лукомский Георгий Крескентьевич - Три книги об искусстве Италии
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 85 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа