Главная » Книги

Чехов Антон Павлович - Записные книжки. Записи на отдельных листах. Дневники, Страница 15

Чехов Антон Павлович - Записные книжки. Записи на отдельных листах. Дневники



ы вместе с другими статьями в книгу "В голодный год", 1893) - см. Письма, т. IV, стр. 550.
   Стр. 13. 1. "Юг. вост. часть"...- 5-й участок, в котором Егоров был земским начальником, находился в юго-восточной части Нижегородского уезда. О положении крестьян в своем участке Егоров писал Чехову 3 декабря 1891 г.: "Мой участок пострадал от неурожая более, чем другие местности, так как, при полном неурожае хлеба, урожай яровых был ниже среднего,- многие селения только возвратили семена и то плохого качества; прибавьте к этому земледельческий характер населения, при отсутствии местных и посторонних заработков" (ГБЛ). 20 тыс. человек - это число совпадает с названным в письме Чехова к Суворину 22 января 1892 г. (см. выше).
   "Озимь не уродилась"...- В материалах Государственного архива Горьковской области в фонде "Нижегородская губернская чертежная Межевого архива" хранятся планы земельных участков Палицкой волости, владений вдовы гвардии капитана Дмитрия Нарышкина - Женни Петровны Нарышкиной. Сведений о пребывании Чехова в Нижегородской губернии в госархиве Горьковской области нет. О деятельности Егорова в качестве земского начальника 5-го участка Нижегородского уезда сообщается: "по поручению губернской административной власти собирались пожертвования в помощь голодающим, осуществлялась административно-судебная власть над крестьянским населением" (Государственный архив Горьковской области, ф. 829, ед. 2). По иску помещицы Нарышкиной Егоров в качестве земского начальника выступил на защиту интересов крестьян, требуя рассрочки на 3-4 года.
   Стр. 14. Похлебка из лебеды была частым явлением во время голода 1891-1892 гг. В связи с этим Чехов опубликовал в "Новом времени" заметку: "Вопрос" (1891, No 5610, 11 октября, без подписи). См. том XVI Сочинений.
   "Вопрос" был обращен к ученым: известны ли им питательные свойства лебеды? Через два дня в "Новом времени" (No 5612, 13 октября) был помещен ответ, в котором признавалась питательность лебеды, так как в ней есть и крахмал и белок. Чехов, однако, остался неудовлетворенным этим ответом (см. Письма, т. IV, стр. 284 и 506-507).
   Стр. 15. Снабжением голодающих школьников ведало Общество распространения начального образования. По официальным сведениям, в Нижегородской губернии пожертвования на питание учеников начали поступать с 15 октября 1891 г. Всего было снабжено продовольствием 199 училищ с 8909 учащимися, из них по Нижегородскому уезду получали продовольствие 35 училищ - 1211 учащихся ("Краткий исторический очерк деятельности Общества распространения начального образования в Нижегородской губернии 1872-1895". Составил Н. Иорданский. Казань, 1896, стр. 29). "Заведовали продовольствием учителя, учительницы, священники, попечители школ и очень редко частные лица" (там же).
   Помощь голодающим школьникам в Нижегородском уезде была организована по инициативе Чехова после его встречи с московской благотворительницей В. А. Морозовой. Чехов писал 11 декабря 1891 г. Егорову, что Морозова увлечена деятельностью Комитета грамотности, который устраивает столовые для школьников и отдает свои средства туда: "...В. А. пообещала мне содействие Комитета в случае, если Вы пожелаете устроить столовые для школьников и пришлете подробные сведения". В этот же день Чехов под впечатлением статьи Льва Толстого об организации столовых ("О средствах помощи населению, пострадавшему от неурожая" в сб. "Помощь голодающим". М., 1892) писал Суворину: "...вся статья состоит из советов и практических указаний, до такой степени дельных, простых и разумных, что, по выражению редактора "Рус<ских> вед<омостей>" Соболевского, статья эта должна быть напечатана не в "Сборнике", а в "Правительственном вестнике"". Егоров ответил Чехову 19 декабря: "Столовая для школьников может открыться с декабря; средства пока я имею; если бы можно было их увеличить значительно, то можно бы попробовать расширить их (столовые) до народных столовых, это было бы святое дело. Как организовать, сообщу при свидании с Вами; план у меня готов". В письме 1 января 1892 г.: "По поводу В. А. Морозовой я Вам писал, что с декабря месяца во всем моем участке открыты столовые, вероятно, будут и в будущем" (ГБЛ).
   Стр. 16. "Столовых нет"... - Имеются в виду даровые столовые - те "народные столовые", о которых писал Егоров в письме к Чехову 19 декабря (см. выше). После отъезда Чехова из Нижегородской губернии Егоров занялся устройством столовых для крестьян, о чем сообщал в письмах от 14 февраля, 6 и 19 марта 1892 г.
   "Пьянства нет"... - Вопрос о пьянстве во время голода имел принципиальное значение. В связи с тем, что крестьяне голодающих губерний получали пособие (о нем см.: I, 14 и I, 15), в печати нередко делались скептические замечания по поводу того, как крестьяне расходуют это пособие. Егоров возмущался "вздорной болтовней" о голодающих крестьянах, которую развели многочисленные корреспонденты, часто противореча друг другу: "Один кричит: голода нет, другой: мужик пухнет; мужик пьянствует - мужику не до водки; мужик отказывается от предлагаемых ему работ, а тянет руку к казенному пайку..." и т. д. (письмо Чехову от 3 декабря 1891 г.- ГБЛ). Здесь Егоров мог иметь в виду, в частности, интервью Н. М. Баранова, нижегородского губернатора, помещенное в "маленьком письме" А. С. Суворина ("Новое время", 1891, No 5618, 19 декабря). Баранов говорил, что крестьяне "не идут на работу, крестьяне балуются" и т. д. По поводу этих строк Суворин писал: "обличение лености и пьянства оставим на урожайные годы...", что вызвало одобрение Чехова (см. Письма, т. IV, стр. 286).
   "У кого один душевой надел"... - здесь затронут вопрос о главной беде в крестьянском хозяйстве, вызванной голодом. Крестьяне не имели возможности прокормить не только себя, но и лошадей. Отсюда - проект Егорова: скупить лошадей на деньги, собранные от пожертвований, и прокормить их до весны, с тем, чтобы весной вернуть крестьянам - "с уплатой денег осенью" (письмо Чехову от 3 декабря 1891 г.- ГБЛ). Свой проект Егоров послал в Нижегородскую губернскую продовольственную комиссию. 19 декабря он писал Чехову: "...лошади сильно подорожали: за ноябрь и декабрь месяцы масса лошадей перерезана. Завтра же посылаю на базар в с. Мурашкино Княгининского уезда купить несколько лошадей, чтобы положить начало делу. Приезд Ваш ко мне необходим для успеха дела".
   "Быть без лошади - значит "рушить крестьянство"".- Об этом см. в письме Егорова Чехову от 1 января 1892 г.: "Теперь у меня много крестьян обратились в безлошадные; весной пахать не на чем, а следовательно, полная погибель крестьянину".
   После отъезда Чехова из Нижегородской губ. Егоров писал ему о ходе "лошадиного дела". Покупка лошадей стоила ему 127 р. 75 к., корм для них - около 145 р. В марте он начал продавать крестьянам закупленных лошадей, но продажа шла плохо несмотря на то, что цены, назначенные за лошадей Егоровым, были много ниже базарных; "...сделано это мною потому, что покупатели крайне несчастные. Платеж денег отсрочил к декабрю месяцу" (19 марта 1892 г.). Егорову казалось, что неудача произошла оттого, что покупать лошадей начали слишком поздно. Чехов отвечал, ссылаясь на опыт воронежской администрации: "Суть в том, что чем дешевле и раньше Вы покупаете лошадь, тем дороже обходится ее кормежка и, стало быть, она сама. Как ни вертись, ничего не поделаешь" (29 марта 1892 г.).
   Павел Матвеевич Свободин был в числе друзей Чехова, которые немедленно откликнулись на его просьбу о пожертвовании денег для голодающих. "Всякие хлопоты по голодному делу и такие, о которых Вы пишете мне, Antoine, я, разумеется, приемлю с удовольствием и готовностью",- отвечал он 14 декабря 1891 г. на письмо Чехова (письма Чехова Свободину не сохранились) и сообщал, что "для начала дела" посылает рубль (ГБЛ). В этом письме Свободин просил "какую-нибудь полномочную бумажку", где было бы написано, что ему поручен сбор денег в помощь голодающим. В следующих письмах (27 декабря 1891 г.- Записки ГБЛ, вып. 16, стр. 229; 14 января 1892 г., два письма,- ГБЛ) Свободин называл Чехову новые суммы, собранные им. Часть их он передал Чехову в Петербурге, где Чехов был в конце декабря 1891 - первой декаде января 1892 г. По возвращении в Москву Чехов получил из Нижегородской губ. три чистых подписных листа (в письме Егорова от 10 января 1892г.) и один из них послал Свободину. "Лист для сбора пожертвований получил и сделаю все, что смогу",- писал Свободин во втором письме от 14 января 1892 г. В письмах к Е. П. Егорову от 26 и 29 января 1892 г. Чехов упоминал "подписной лист No 28", по которому часть денег была им передана Егорову в Белой, а часть отослана из Москвы. Сбор денег через П. М. Свободина отражен также в II, 1 и II, 2.
   Стр. 17. 1. "Три года", главы X и XV. Развитие мотива, намеченного в 1, 12, 4. В повести Федор Лаптев уговаривает Алексея Лаптева заняться административной карьерой, и тот понимает, что этого хочется самому Федору. Ступени административного повышения в РМ, 1895, Ns 2, стр. 119 (см. Сочинения, т. IX, стр. 380) иные: гласный - член управы - товарищ городского головы - управляющий департаментом или товарищ министра; в издании А. Ф. Маркса две последние должности заменены: "тайный советник и лента через плечо". Из этой записи ясно, что статья "Русская душа", о которой говорится в XV главе, связана с мечтой Федора о повышении по службе.
   2. "Три года", гл. I. Мотива "великого произведения" - нет. Московские разговоры о любви упоминаются дважды: в начале главы, в фразе повествователя ("Он вспоминал длинные московские разговоры..."), и в конце главы, в тексте письма Лаптева Кочевому ("Я вижу, как вы хмуритесь и встаете...").
   Стр. 18. 1. Из писем Чехова А. С. Суворину видно, что в 1892 г. он делился с Сувориным планами о какой-то пьесе. Очевидно, это было во время их совместной поездки в Воронеж в феврале 1892 г. "Когда буду писать пьесу, мне понадобится Берне",- писал Чехов 31 марта 1892 г. К замыслу пьесы с использованием цитат из Гейне и Людвига Берне Чехов возвращался и позже (см. письмо Суворину 16 февраля 1894 г.). 4 июня 1892 г. он сообщал еще об одной пьесе - комедии "Портсигар".
   Какая-то из этих пьес, вероятнее всего, первая, могла быть задумана по сибирским впечатлениям. В середине 1893 г. слухи о пьесе просочились в печать. Л. А. Гуревич прислала Чехову в письме (без даты - ГБЛ) вырезку из газеты ("Одесские новости", 1893, No 2648, 16 июня) - информационную заметку со словами: "Известный беллетрист Антон Чехов только что кончил новую комедию, героем которой является один из сосланных в Сибирь петербургских дельцов". Пьесой заинтересовались также П. И. Вейнберг и Суворин, которым Чехов отвечал одинаково: "Пьесы из сибирской жизни я не писал" - и уведомлял об окончании работы над книгой "Остров Сахалин" (см. Письма, т. V, стр. 216 и 217). Возможно, комментируемая запись имеет отношение к этому неосуществленному замыслу (героя должны сослать в Сибирь, но не отправляют туда, потому что он болен; сибирский колорит: "арестантики", переселенцы и т. д.).
   2. "Три года", гл. IX. О Кочевом. Ср. Сочинения, т. IX, стр. 52. Использованная в РМ (1895, No 1, стр. 51 - см. Сочинения, т. IX, стр. 376) деталь: "продавать билеты, афишки" в изд. Маркса отсутствует.
   3. Возможно, что и эта запись относилась к повести "Три года", либо к характеристике душевного состояния Лаптева в период его влюбленности в Юлию (отсюда его сожаление об утрате своего чувства в конце XIV главы), либо к словам Ярцева в защиту любви (спор о любви между Ярцевым и Юлией в гл. XIII).
   4. Запись сделана по воспоминаниям о пребывании в Вене 19-21 марта 1891 г.
   5. Волован - пирог из слоеного теста (франц.- см. I, 22, 5).
   Стр. 19. 1. Возможно, к повести "Три года" (гл. V, где говорится о крепком физическом сложении старика Лаптева, или гл. XVI, в связи с описанием закуски, поставленной для старика и Юлии); в повести мотива "прожорливости" нет. Впоследствии этот мотив использован в рассказе "В родном углу" (о дедушке - см. Сочинения, т. IX, стр. 317).
   2. "Три года", гл. IV. В повести конструкция сложно-подчиненного предложения сохранена ("Когда Лаптев и его жена <...> прощались с Ниной Федоровной..."), но смысл главного предложения - иной: вместо переживаний героя - реакция его больной сестры, лицо которой "судорожно покривилось от плача" {РМ, 1895, No 1, стр. 28; в изд. Маркса изменено - см. Сочинения, т. IX, стр. 30 и 368). Тягостные думы Лаптева перенесены на то время, когда он уже едет в купе вместе с женой ("его беспокоили разные мысли", "он думал уныло").
   3. "Три года", гл. X. "...Киш, прозванный вечным студентом".
   4. "Три года", гл. XIII. Юлия, обращаясь к Ярцеву, говорит о муже: "что называется человек-рубаха", на что следует реплика Кочевого: "какая он рубаха <...> Он не рубаха, а старая тряпка из бабьей юбки" (РМ, 1895, No 2, стр. 132 - см. Сочинения, т. IX, стр. 388). Ср. I, 35, 13.
   5.. "Три года", к гл. XV. Федор Лаптев пишет статью "Русская душа", но не для народа, а о русском народе - как он его понимает. Ср. I, 29, 2.
   6. "Три года", к гл. VII. Ср. размышления Лаптева о счастье, "которое, точно в наказание или насмешку, вот уже три месяца держит его в мрачном, угнетенном состоянии".
   7. "Три года", к гл. XV. Лаптев дает 100 р. второй жене Панаурова. В журнальном тексте он кроме того обещает помогать и лично Панаурову (РМ, 1895, No 2, стр. 148 - см. Сочинения, т. IX, стр. 392).
   8. "Три года", гл. V. В связи с воспоминаниями Лаптева о детстве ("он знал, что и теперь мальчиков секут...").
   9. "Три года", гл. IX. К словам Лаптева о брате Федоре. В журнальном тексте - "чтобы начать хлопотать" (РМ, 1895, No 1, стр. 51 - см. Сочинения, т. IX, стр. 377; в изд. Маркса - как в записной книжке - Сочинения, т. IX, стр. 52).
   10. "Три года", гл. I. Письмо Лаптева к Кочевому о Юлии: "Люблю я ее также за то, что она училась в Москве, любит нашу Москву и одевается по-московски" (РМ, 1895, No 1, стр. 12; в изд. Маркса изменено - см. Сочинения, т. IX, стр. 16 и 356).
   11. "Три года", главы I и IV. В гл. I Панауров обращается к Лаптеву не после ужина, а за ужином; в этой же главе о красоте Панаурова: "красивый", "на его красивую голову". О "легкой проседи" у любовницы Панаурова - в IV гл.
   12. "Три года", гл. I (Сочинения, т. IX, стр. 14). В журнальном тексте: "проел и пропил на лимонаде" (РМ, 1895, No 1, стр. 10 - см. Сочинения, т. IX, стр. 355).
   Стр. 20. 1. Не разобрана полустершаяся карандашная запись - две зачеркнутые строки.
   2. "Три года", гл. IV. Слова Нины Федоровны ("женился на мне из-за денег" - РМ, 1895, No 1, стр. 25; см. Сочинения, т. IX, стр. 365). Вместо "Любите моего брата..." в сцене прощания Нины Федоровны с Юлией - другие слова: "возьмите к себе моих девочек". Нина Федоровна и Юлия в повести не плачут.
   4. "Три года", к гл. IX. Имя младшей сестры изменено: Лида. "...заменявшая ей мать..." - в РМ, 1895, No 1, стр. 49; см. Сочинения, т. IX, стр. 375.
   5. "Три года". "По-французски" - в гл. III, в размышлениях Юлии, жалеющей о том, что она отказалась выйти за Лаптева замуж: "...москвич, кончил в университете, говорит по-французски...".
   6. "Три года", гл. VII. О Рассудиной. В полустершейся фразе, которая оканчивалась словами: "брать у него", возможно, была мысль о том, что Рассудина не хотела брать у Лаптева денег (ср.: "сойдясь с ним, она не допускала даже мысли о подарках..." - РМ, 1895, No 1, стр. 41; в изд. Маркса короче - см. Сочинения, т. IX, стр. 42 и 372).
   "Он должен был бы жениться на ней..." - соотносится с мыслями Лаптева: "...почему он устроил себе семью не с этою женщиной, которая его так любит и была уже на самом деле его женой и подругой?" "Она не любила ресторанов" - см. развитие этой темы в I, 26, 9. Последнюю фразу записи ср. в повести: "Благодаря ей он стал понимать и любить музыку, к которой раньше был почти равнодушен".
   7. "Три года". Намеченные в этой записи, не поддающейся полному прочтению, взаимоотношения Лаптева, Ярцева и Рассудиной могли относиться к гл. VII (где говорится о знакомстве Лаптева с Рассудиной у Ярцева) или XIV, в связи с новым поворотом в их отношениях (Рассудина сходится с Ярцевым).
   8. "Три года", гл. VII. "Я потеряла вас,- проговорила она,- и мне кажется, что я умерла..." (РМ, 1895, No 1, стр. 43 - см. Сочинения, т. IX, стр. 373).
   9. "Три года", гл. XIV. Ярцев - Лаптеву: "Я рад, что могу дать ей приют и покой..."
   10. "Три года", гл. XIV. Очевидно, продолжение предыдущей записи - о том, почему Ярцев сошелся с Рассудиной ("...ей же кажется, что оттого, что она сошлась со мной, в моей жизни будет больше порядка...").
   11. "Три года".
   Стр. 21. 1. "Три года", гл. VII. "...она, выходя со двора, чтоб ехать на концерт, сердито крикнула Косте: "Вы не умеете ходить с дамами под руку!" - и он, Лаптев, подумал: "Но отчего со мной она не так искренна"" (РМ, 1895, No 1, стр. 44 - см. Сочинения, т. IX, стр. 374).
   2. "Три года", гл. VII. О Рассудиной: "...она стала поводить плечами, как в лихорадке, и дрожать и, наконец, проговорила тихо, глядя на Лаптева с ужасом: "На ком Вы женились? Где у вас были глаза...""
   3. "Три года". Не использовано. Могло относиться к гл. IX. Зоя - в повести Лида.
   4. "Три года", гл. XV. В журнальном тексте резкость определений к "купеческому роду" еще более усилена: "Какой там именитый род? Драный род! - крикнул Лаптев в сильном гневе и швырнул стул к камину.- Драный, хамский род!" И ниже: "Драный, поганый, подлый род!" (РМ, 1895, No 2, стр. 145; в изд. Маркса несколько смягчено - см. Сочинения, т. IX, стр. 80 и 391).
   Признания Лаптева ("Во мне нет гибкости..." и "я робею перед идиотами...") в журнальном тексте сопровождены сравнением: "Как моллюск, мозгляк какой-то, ни гибкости, ни смелости..." (РМ, 1895, No 2, стр. 145; в изд. Маркса этого сравнения нет - см. Сочинения, т. IX, стр. 80 и 392).
   Стершаяся от времени запись со словами Лаптева: "От вашего именитого купеческого рода...", возможно, связана с мотивом вырождения. Ср. в повести: "В следующих поколениях мы дадим только трусов, преступников и сумасшедших!" (РМ, 1895, No 2, стр. 145 - см. Сочинения, т. IX, стр. 392).
   В повести нет следов записи со словами: "...вместо того, чтобы с презрением отвратиться от этого..." Но она несомненно имеет отношение к самообличению Лаптева в этом споре: "Да, не принадлежи я к вашему именитому роду, будь у меня хоть на грош воли и смелости, я давно бы швырнул от себя эти доходы..." С последней фразой в комментируемом отрывке ("Да, хотя дед уже не был крепостным...") ср.: "Дед наш уже не был крепостным, но мне за достоверное известно, что помещики его драли, драли..." и т. д.
   5. "Три года". Возможно, как предполагает Е. Н. Коншина, эта запись имела отношение к концу гл. VI, где Лаптев рассказывает Юлии о своем страхе перед отцом и о том, как Ярцев убедил его уйти из отцовского дома (см. Из архива Чехова, стр. 128).
   6. "Три года", гл. X. Хотя определения: "тип добродушного никудышника" в повести нет, характер Киша уже намечен в этой записи.
   7. "Три года", гл. XII. Использовано в подробном описании поведения Лаптева в антикварных и эстампных магазинах (РМ, 1895, No 2, стр. 129; в изд. Маркса изменено - см. Сочинения, т. IX, стр. 65 и 385-386).
   Стр. 22. 1. "Три года", гл. IV. О Федоре Лаптеве.
   2. "Три года", гл. XIII. В повести - не "все", а только Ярцев и Кочевой (они уходят из Сокольников пешком и только у вокзала нанимают извозчика). Слова Кочевого (РМ, 1895, No 2, стр. 135; в изд. Маркса изменено - см. Сочинения, т. IX, стр. 70 и 388).
   3. "Три года", гл. X. "...начала с того, что написала на каждой книге плохим почерком: "Сия книга принадлежит Алексею Федоровичу Лаптеву" <...> не могла решить Саше задачу..." (РЛ7, 1895, No 2, стр. 116-117 - см. Сочинения, т. IX, стр. 378). О гувернантке см. еще I, 24, 7.
   4. "Три года", к гл. X. Развитие образа, намеченного выше (I, 21, 6). Во время "социального спора" в повести Киш произносит, однако, другие слова, но они тоже связаны с проблемой денег. О том, что Киш не справлялся с поручениями, в повести сказано в общей форме, без примеров.
   5. См. примечание к I, 18, 5.
   6. "Три года", к гл. X. Не вошло.
   7. "Три года", гл. VII.
   Стр. 23. 1. "Три года", гл. XI. В поезде Панауров "приударяет" за Юлией (этого слова в повести нет), обращаясь к ней с вопросом: "А любовник у вас уже есть?"
   2. "Три года". Не вошло. О Юлии. Очевидно, было задумано к главам IX или X, где описывается жизнь Лаптевых в Москве. Новые знакомые Юлии: Кочевой, Киш, Ярцев (о его внешности г начале гл. X - иначе).
   3. "Три года", гл. I. Дополнение к словам Панаурова, обращенным к Лаптеву (см. I, 19, 11): "Вам будут изменять, потому что нет женщины, которая бы не изменяла"; "и вы будете холодно рассуждать, что без этих измен обойтись нельзя и что в сущности они ничего не значат и никому не приносят вреда" (РМ, No 1, стр. 10; в изд. Маркса изменено - см. Сочинения, т. IX, стр. 15 и 355-356).
   4. "Три года", гл. XI. Панауров - Юлии: " - "Что же вы боитесь, милая <...> Что тут ужасного? Вы просто не привыкли.
   Если женщина протестовала, ужасалась, мучилась, то для него это было признаком, что он произвел впечатление и нравится" (РМ, No 2, стр. 125; в изд. Маркса - короче - см. Сочинения, т. IX, стр. 61 и 383).
   5. "Три года". Не вошло. Возможно, к гл. X. Федор Лаптев {"брат") приходит в гости в дом Алексея Лаптева, у которого живут девочки (они упоминаются в этой главе только в РМ, 1895, No 2, стр. 117). Зоя - в повести Лида.
   6. "Три года", к гл. X. Не вошло. Сравнение с моллюском применено к Лаптеву в гл. XV (см. примечание к I, 21, 4).
   7. "Три года", гл. X. О Юлии. Ее слова перенесены в повесть без изменений. И далее: "Лицо ее задрожало от ненависти..."
   8. По расположению среди заметок и по содержанию может быть отнесено к повести "Три года". Зачеркнуто наряду с использованным материалом. В повести говорит о будущем Ярцев - в гл. X ("Жизнь идет все вперед и вперед..." и т. д.) и в гл. XIV ("...мы живем накануне величайшего торжества..."). Вероятнее связь этой записи с "социальным спором" в гл. X.
   Стр. 24. 1. "Три года". Не вошло. Хотя в сохранившейся части записи нет соответствия тексту повести, ее смысл связан со спором о социальном неравенстве в гл. X. В частности - позицией Кочевого ("Не ждать нужно, а бороться..." и т. д.).
   2. "Три года", гл. X. О Ярцеве, в связи с его житейским правилом: быть выше инстинктов. "...он верил в то, что русский суровый климат располагает к лежанью на печке и к небрежности в туалете, и потому никогда не позволял себе ложиться днем..." и т. д. (РМ, 1895, No 2, стр. 116 - см. Сочинения, т. IX, стр. 378). Мотив "победить природу" см. также в примечании к I, 36, 4.
   3. "Три года". О Федоре Лаптеве - с точки зрения Алексея ("жмется как-то застенчиво" - гл. V) и Юлии ("очень похожий на мужа, но более подвижный и более застенчивый" - гл. VI).
   4. "Три года", гл. XVII. Лаптев - Саше и Лиде: "...дядя Костя прислал письмо из Америки <...> Он соскучился на выставке..." Всемирная выставка, которая имеется здесь в виду, состоялась в Чикаго с мая по октябрь 1893 г. В повести действие происходит в начале июня 1893 г., когда выставка уже была открыта. Об этой выставке см. также примечание к II, 7, 4.
   5. "Три года". Не вошло. Если неразобранный текст относился действительно к Кочевому, то, возможно, в связи со спором в гл. X (ср. его ответ на рассуждения Ярцева о том, что против богача силу применять бессмысленно: "Так ли? А вы думаете, на уступочки он не пойдет?" (РМ, 1895, No 2, стр. 120 - см. Сочинения, т. IX, стр. 381).
   6. "Три года", гл. IX.
   7. "Три года", гл. X. После характеристики Киша: "По его рекомендации к Лаптевым была приглашена гувернантка Марья Васильевна, очень худая, смуглая девица, которую Киш рекомендовал как особу умную, интеллигентную и отзывчивую" (РМ, 1895, No 2, стр. 116 - см. Сочинения, т. IX, стр. 378). См. пояснение Е. Н. Коншиной к этой записи в кн.: Из архива Чехова, стр. 128.
   8. "Три года", гл. XVII. Разговор Лаптева с Початкиным. Об источниках странной речи Початкина и других приказчиков см. Сочинения, т. IX, стр. 461.
   9. "Три года". Не вошло. О Рассудиной и Лаптеве. Как и запись I, 20, 8, эти строки свидетельствуют о том, что характер Рассудиной был задуман сначала в более мягких тонах. Уже в журнальном тексте нет того оттенка жертвенности в образе Рассудиной, который чувствуется в этих двух записях: после бурного проявления обиды и обморока во время объяснения с Лаптевым Рассудина резко порывает с ним, и в дальнейших ее обращениях к Лаптеву совсем нет прежнего чувства. "На другой день" вместо "телеграммы", о которой говорится в комментируемой заметке, она присылает "записку": "Баста!"
   10. "Три года", гл. XVII. "В амбаре, несмотря на сложность дела и на громадный оборот, бухгалтера не было..."
   11. "Три года", главы XV и XVII. Первая фраза - к спору братьев Лаптевых в гл. XV: это ответ Алексея Лаптева на реплику Федора о том, что их род создал миллионное дело. Сжато (в одной фразе) очерченный путь от "мужика" до богача в повести развернут - РМ, 1895, No 2, стр. 146; в изд. Маркса - с изменениями. См. Сочинения, т. IX, стр. 81 и 392.
   Вторая фраза записи использована в начале XVII гл.: "Каждый день приходили в амбар комиссионеры, немцы и англичане..." и т. д.
   Стр. 25. 1. "Три года", гл. XV. К спору братьев Лаптевых. В повести отсутствуют слова Алексея Лаптева о принудительном воспитании веры в детях. Возможно, это вызвано вмешательством цензуры (см. Сочинения, т. IX, стр. 455). Другое отличие - в словах Федора об университетских людях: "для нашего дела не годятся" (вместо "никуда не годятся"). Все остальное вошло в повесть дословно.
   2. "Три года", гл. IV. Эта сцена в ином варианте была намечена выше: см. I, 20, 2. Слова Нины Федоровны и ответ Юлии - без изменений.
   3. "Три года", гл. XVII. Не Ново-Троицкий, а Бубновский трактир, не "векселей", а "кредита". Последняя фраза Початкина заменена словами повествователя: "Початкин стал объяснять, но Лаптев ничего не понял..." и т. д.
   Первые две фразы записи использованы в требовании Лаптева объяснить ему финансовое положение фирмы ("Отец ослеп, брат в сумасшедшем доме..." и т. д.).
   4. "Три года", главы XVI и V. Лаптев - Юлии (в гл. XVI): "Когда я узнал, что брат Федор безнадежно болен, я заплакал; мы вместе прожили наше детство и юность, когда-то я любил его всею душой..." Как отзвук прежнего облика "этого робкого, кроткого, умного человека" - в гл. V: "Брат Федор, бывший раньше тихим, вдумчивым и чрезвычайно деликатным..." В журнальной публикации у Федора вместо мании величия - прогрессивный паралич. В изд. Маркса Чехов вернулся к первоначальному варианту - душевной болезни.
   5. "Три года", гл. IV. Прямая речь Лаптева, которая в этой записи обращена к кому-то из его друзей, в повести заменена авторским описанием мыслей героя: "его не любили, но предложение его приняли..." и т. д.
   6. "Три года", главы V, VI и XVI. Об отце Лаптева: "Это хвастовство, этот авторитетный подавляющий тон Лаптев слышал и 10, и 15, и 20 лет назад" (гл. V); "И старик по обыкновению стал хвастать" (гл. XVI). Кроме того, в журнале: "...он по обыкновению начал хвастать..." (гл. VI - РМ, 1895, No 1, стр. 37 - см. Сочинения, т. IX, стр. 371); "Он по-прежнему был гордецом, самохвалом..." (РМ, 1895, No 2, стр. 150 - см. Сочинения, т. IX, стр. 393). См. также, I, 34, 9.
   7. "Три года", к гл. XI. О Юлии. Не вошло.
   8. "Три года", главы V и XVII.
   9. "Три года". Не вошло. К главам V или XVII, где говорится о беспорядочном ведении дела в амбаре Лаптевых и о благотворительности старика. Благотворительность "без разбора" - "нужно или не нужно" - характерна также для Алексея Лаптева и его сестры (об этом - в гл. V).
   10. "Три года". Не вошло. Ср. I, 25, 9 и примечание.
   Стр. 26. 1. "Три года". Не вошло. Возможно, связано с желанием Лаптева закрыть амбар и бросить "дело" (гл. XVII).
   2. "Три года", гл. XI. Панауров рассказывает Юлии анекдот: "Один турецкий паша..." и т. д.
   3. "Три года", гл. XIV. В конце главы - о Лаптеве, который "старался понять, почему Рассудина сошлась с Ярцевым, и объяснял себе это тем, что женщина не может долго оставаться без привязанности" (РМ, 1895, No 2, стр. 142). Ср. I, 30, 1.
   4. "Три года", главы XIII и XIV. В гл. XIII - о болезни Лиды (в записи: Зои), от которой заразились Юлия и ее ребенок. В начале гл. XIV: "Жена его часто уходила во флигель <...> плакать у Кости".
   5. "Три года", гл. X. ("Киш, картавя...").
   8. "Три года", гл. VII. Рассудина - Лаптеву: "...я вас любила за ум, за душу, а этой фарфоровой кукле нужны только ваши деньги".
   7. "Ариадна". Первая запись к рассказу. "Артист" - т. е. рассказ, обещанный журналу "Артист". Историю публикации этого рассказа см.: Сочинения, т. IX, стр. 470-471. В рассказе Ариадна говорит о Лубкове Шамохину: "Он уехал в Россию за деньгами" (о беременности героини - нет). Факты, лежащие в основе этой записи, освещены в статье: Э. А. Полоцкая. К истории рассказа Чехова "Ариадна" (Жизненные впечатления).- "Известия АН СССР". ОЛЯ, 1972, т. XXXI, вып. 1.
   8. "Три года", гл. I. Лаптев завидовал тем, которые "умеют петь или красноречиво говорить" и готов был упрекать себя за то, что, "несмотря на свои, в сущности, громадные средства, он не мог купить себе красоты, гибкости..." (РМ, 1895, No 1, стр. 4).
   9. "Три года", гл. VII. О Рассудиной. Развитие тезиса: "Она не любила ресторанов" в записи I, 20, 6.
   10. "Три года", гл. I. "Панауров отложил в сторону газету и сказал: "Скучно в нашем богоспасаемом городе!""
   И. "Три года", гл. III. Мысли Юлии о Лаптеве: "...всегда очень серьезный, по-видимому, умный <...> - и вдруг это объяснение..."
   12. "Ариадна" (к рассуждениям Шамохина). Не вошло.
   Стр. 27. 1. "Ариадна". В начале рассказа, в нервом обращении Шамохина к повествователю. Реплики повествователя ("А разве...") и ответа Шамохина в рассказе нет.
   2. "Три года", гл. I. Слова Лаптева (повторены буквально) - РМ, 1895, No 1, стр. 4; см. Сочинения, т. IX, стр. 352. Чехов был в Берлине в октябре 1894 г. Запись могла быть сделана под впечатлением встречи Чехова с настоятелем русской посольской церкви в Берлине А. П. Мальцевым, который был занят устройством ночлежных домов (см. Письма, т. V, стр. 583-584).
   3. "Ариадна". Не использовано. Ср. I, 26, 9.
   4. "Три года", гл. V. О развратной жизни - нет.
   5. "Три года", гл. IX. "Обедали Лаптевы в третьем часу".
   6. "Три года", гл. VII. Это третья запись об отношении Рассудиной к ресторанам (ср. I, 20, 6 и I, 26, 9).
   7. "Три года", гл. I (см. Сочинения, т. IX, стр. 455).
   8. "Ариадна". Не вошло. Ко второй фразе есть отдаленная параллель в словах Шамохина о том, что среди женщин бывают искусные фельдшерицы или пианистки (см. I, 28, 5 и примечание).
   9. "Ариадна". Слова Шамохина. Вместо "и задавила весь прекрасный пол" - и "погребла под собой весь этот прекрасный пол..." (РМ, 1895, No 12, стр. 22 - см. Сочинения, т. IX, стр. 402).
   10. "Три года", гл. I. В письме Лаптева к Кочевому - о Юлии ("какое чудесное выражение доброты").
   Стр. 28. 1. "Три года", гл. XV. О припадке Федора Лаптева.
   2. "Ариадна". Запись была сделана для повести "Три года". В рассказе "Ариадна" спирит - это брат героини, Котлович. "Он был высок, толст, бел, с маленькой головой..." Среди записей к повести "Три года" есть еще относящиеся к спириту: I. 29, 1; I, 29, 4 и I, 33, 2.
   3. "Ариадна". В заключительных словах Шамохина о воспитании женщин. 1) Косвенно, но близко к тексту записи: "Раз женщина видит во мне не человека, не равного себе, а самца и всю свою жизнь хлопочет только о том, чтобы понравиться мне..." а т. д. 2) Ближе к записи по смыслу, но без совпадений в тексте: "Внушайте девочке с пеленок, что мужчина, прежде всего, не кавалер и не жених, а ее ближний, равный ей во всем".
   4. "Ариадна". Ариадна - Шамохину, на пароходе. Фраза взята из жизни. См. воспоминания Т. Л. Щепкиной-Куперник в сб.: А. П. Чехов. Затерянные произведения, неизданные письма, новые воспоминания, библиография. Л., 1925, стр. 241.
   5. "Ариадна". Шамохин: "не трудно найти искусную фельдшерицу или пианистку, но найдите мне справедливую, не жестокую, логически рассуждающую женщину 1.." (РМ, 1895, No 12, стр. 24 - см. Сочинения, т. IX, стр. 403).
   6. "Три года", гл. IV. "...ему было обидно, что..." и далее дословно.
   7. "Три года", гл. II. Первую фразу Лаптев говорит Юлии ("Если б вы согласились быть моею женой, я бы все отдал..."). Остальное - его мысли после отказа Юлии: "Отдал бы все <...> Отдал бы все - совсем по-купечески. Очень кому нужно это твое все!"
   8. "Три года". Не вошло.
   9. "Три года", гл. XV. "Изредка он посматривал на нее через книгу и думал: женишься по страстной любви или совсем без любви - не все ли равно?" О смерти ребенка - в конце гл. XIII.
   Стр. 29. 1. "Ариадна". См. также I, 28, 2; I, 29, 4 и I, 33, 2. К спириту относится и запись I, 40, 3.
   2. "Три года", гл. XV. В повести Алексей Лаптев подает брату в пивной кружке не пиво, а воду (во время припадка Федора). Припадку предшествует спор братьев по поводу статьи Федора "Русская душа". Главная мысль статьи изложена в авторском тексте, близком к записи ("русской православной душе присущ идеализм в высшей степени..." и т. д.). Затем следует диалог братьев, также почти совпадающий с записью: " - Но тут ты не пишешь, от чего надо спасать Европу <...>
   - Это понятно само собой".
   3. "Три года", гл. I. В повести это мысль Лаптева, который чутьем влюбленного угадывает намерения Юлии: "...он сообразил, что если она после всенощной не пошла к себе переодеваться и пить чай, то..."
   4. "Ариадна". О Котловиче. Запись была сделана для повести "Три года". Ср. гл. IX: "Если кто из нашей братии занимается спиритизмом или магнетизмом, тот уж непременно и гомеопат, и метафизик, и символист..." и т. д. (РМ, 1895, No 1, стр. 52 - см. Сочинения, т. IX, стр. 377). В рассказе "Ариадна" - Шамохин о Котловиче: "...лечил мужиков гомеопатией и занимался спиритизмом".
   5. "Три года", гл. XII. Не вошло. В повести читатель узнает о судебном деле непосредственно из его описания, а не из разговора Кочевого с девочками. Мотив кражи "от голода" - только в РМ, 1895, No 2, стр. 131 - см. Сочинения, т. IX, стр. 387. В этой записи дается новое имя младшей дочери Панауровых - не Зоя, как в прежних записях, а Лида (промежуточный вариант: Оля).
   6. "Три года". Не вошло. Очевидно, относилось к тому периоду жизни Лаптева, когда он после женитьбы впал в мрачное настроение (конец гл. VII и последние главы, начиная с XIV).
   7. "Три года", гл. XV. О "сильном нервном возбуждении" Юлии после ухода Федора. "Страшно жить!.. Сегодня на улице я видела слепого ребенка. Надо скопить 20-30 миллионов и помогать... спасать людей... Страшно, страшно!.." (РМ, 1895, No 2, стр. 148- см. Сочинения, т. IX, стр. 393). К этому эпизоду см. также I, 36, 5.
   8. "Три года". Не вошло. К образу Лаптева. В повести Лаптев не "бросает богатства" по другим причинам. В гл. XV он говорит о своем безволии, которое мешает ему отказаться от доходов, в гл. XVII - о том, что не на кого бросить "дело".
   Стр. 30. 1. "Три года", гл. XIV. Ср. I, 26, 3.
   2. "Три года". Не вошло. В повести - только о некрасивой внешности и неизящных манерах Лаптева (гл. I). Комментируемая запись, вероятно, относилась к более позднему этапу в отношениях Лаптева с Юлией - после вспышки ее ненависти в гл. X.
   3. "Три года", гл. IX. Развито в характеристике романов Кости. О тенденциозности: "он писал всякий раз только на злобу дня; так, если ему почему-либо была несимпатична какая-нибудь вновь учрежденная должность, то он изображал несимпатичного героя в этой должности..." (РМ, 1895, No 1, стр. 51 - см. Сочинения, т. IX стр. 376). О бездарности прямо не говорится; она явствует из содержания и языка романов Кочевого.
   4. "Три года", главы XII и XV. В гл. XII - об отношении Юлии к "золотым карнизам" и т. д.; слов об отсутствии определенного вкуса у Юлии - нет. В гл. XV - о комнате Юлии.
   5. "Три года", гл. XII. Вместо "по-купечески" - "по-московски". О возмущении Кости бессодержательностью картин, о поведении гувернантки и о покупке картины, которая понравилась Юлии,- нет. О Лаптеве - в сравнении с Юлией, которая смотрела на картины "как муж, в кулак или бинокль". "Заплатил за всех" - только в РМ, 1895, No 2, стр. 128 (см. Сочинения, т. IX, стр. 385).
   Стр. 31. 1. "Три года", гл. XII. Эпизода с объяснением по поводу чьей-то "дерзости" - нет.
   2. "Три года". К гл. XII. Не вошло (как не вошел и рассказ Кости о воре - см. I, 29, 5).
   3. "Три года", гл. X.
   4. "Три года". Этого персонажа в повести нет.
   5. "Три года", гл. XVI. В связи с посещением Юлией старика Лаптева. Слова старика перенесены в повесть почти буквально. "Детей все-таки любит" - нет.
   6. "Три года", гл. I. Разговор Лаптева с доктором Белавиным. Реакции доктора на вопрос Лаптева нет.
   7. "Три года", гл. XV. Вопрос Юлии и ответ Федора (воспроизведено буквально).
   8. "Три года", гл. XIII. Разговор происходит в присутствии Кочевого. Слова Ярцева и Юлии приведены почти буквально.
   Стр. 32. 1. "Три года". Не вошло. Лаптев - Юлии. Проект - очевидно, насчет ночлежного дома, о котором Лаптев впервые говорит в гл. I.
   2. "Три года", гл. V. О приказчиках. Все детали использованы. Вместо "ссвысс" - "жвыссс".
   3. "Три года", гл. X. Ярцев - Кочевому, который утверждал, что жизнь идет назад: "Кто не имеет музыкального слуха, тому кажется, что музыканты дерут и что только он один это замечает. Жизнь, поверьте, идет своим естественным порядком, никто не дерет..." (РМ, 1895, No 2, стр. 121 - см. Сочинения, т. IX, стр. 382). Последних слов: "каждый дует в свою трубу..." - нет.
   4. "Ариадна". Лубков - Шамохину ("Она худа, и это мне нравится. Я не люблю полных").
   5. "Три года". Не вошло. Возможно, сравнение навеяно изображением молебна в гл. VI (торжественное молчание присутствующих перед началом службы, облачение священника и дьякона, речь священника и изменение высокого тона на простой, обыденный по окончании всей церемонии).
   6. "Три года", гл. XIII. Серенькую (в повести добавлено: московскую) погоду Кочевой и Ярцев "находили самою подходящей для своего здоровья" (РМ, 1895, No 1, стр. 135; в изд. Маркса снова появилось слово, родственное наречию "приятно" в записной книжке: "находили самой приятной и здоровой").
   7. Возможно, в связи с болезнью Федора Лаптева в повести "Три года" (не вошло).
   8. "Ариадна". В рассказе - только первая фраза, с заменой "говорила" на "уверяла".
   9. "Три года", гл. XIII. К словам Кочевого о Лаптеве. Первой фразы нет, вторая изменена ("...чтобы узнать, что он умный, добрый и интересный, нужно с ним три пуда соли съесть..."). См. также I, 34, 4.
   Стр. 33. 1. "Три года", гл. XIV. В этой главе дважды упоминается, что Лаптев лежит на диване у Ярцева.
   2. "Ариадна". О Котловиче. Предназначалось для повести "Три года". "Он" - очевидно, Лаптев, "она" - Юлия. О спирите см. также в других записях к повести "Три года": I, 28, 2; I, 29, 1 и I, 29, 4. К нему же относится запись I, 40, 3. В рассказе "Ариадна" отвращение к спириту чувствует Шамохин.
   3. "Три года", к гл. I. Девочек на ночь крестили Лаптев и Панауров, их отец.
   4. "Три года". Не вошло. К характеристике щедрости Лаптева (о ней говорится в главах II, XIII и XIV).
   5. "Три года", гл. III. О Лаптеве - в восприятии Юлии.
   6. "Три года", гл. II. В связи с желанием Лаптева чаще бывать у Белавиных.
   7. "Три года". Не вошло. В повести нет ни о хлопотах перед свадьбой, ни описания свадьбы.
   8. "Три года", гл. XV. Федор Лаптев - Юлии ("Я каждую ночь вижу сестру Нину").
   9. "Три года", гл. VIII ("Умерла она внезапно...").
   10. "Три года", главы III и XI. В гл. III: "Благодари дурному характеру доктора, кухарки и горничные часто менялись..." (РМ, 1895, No 1, стр. 21 - см. Сочинения, т. IX, стр. 363). В гл. XI: Юлии, приехавшей домой, "отворила незнакомая горничная..."
   11. "Три года". Не вошло. По времени относится к гл. IV, когда Лаптев после свадьбы уехал в Москву, оставляя умирающую сестру. О денежных делах сестры Лаптева - в гл. II.
   12. "Три года", гл. IX. Об отношении Юлии к Кочевому в начале знакомства. Все "словечки" Кости использованы.
   Стр. 34. 1. "Три года", гл. V. Старик Лаптев - о Юлии.
   2. "Три года", гл. XIV. Лаптев - Ярцеву. См. Сочинения, т. IX, стр. 75.
   3. "Три года", гл. XI ("...в холодном коридоре ожидали больные в шубах").
   4. "Три года", к гл. XIII. В словах Кочевого о Лаптеве (о "русском человеке" - нет).
   5. "Три года", гл. VIII и XI. Об ухудшении состояния Нины Федоровны читатель узнает не из письма доктора, а непосредственно из повествования; в конце VIII главы приводится телеграмма о смерти Нины Федоровны, без даты, но с подробным текстом. Содержание письма доктора использовано в его жалобах дочери (гл. XI).
   6. "Три года". Не использовано. В повести - только упоминание о том, что доктор ел "всегда очень много", и о трех рюмках водки за обедом и ужином ежедневно (гл. III - РМ, 1895, No 1, стр. 19; см. Сочинения, т. IX, стр. 361).
   7. "Три года", гл. XI. Вошло все, кроме детали: "людей меньше".
   8. "Три г

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 269 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа