Главная » Книги

Лисянский Юрий Фёдорович - Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах, Страница 13

Лисянский Юрий Фёдорович - Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

е, по уверению Конфуция, он сам будет лишён права посещать это священное место после своей кончины.}. Между тем мне случилось невзначай повернуться назад и увидеть растворенную дверь, из которой на нас смотрели три прекрасно одетые женщины. Но лишь только я взглянул, как это явление вмиг исчезло. Однако же не трудно решить, кто из нас был любопытнее: мы или женщины, так как дверь и после того довольно часто отворялась, а по выходе нашем в галлерею две из них показались почти явно. Одна была уже пожилая, а другая ещё молодая, но лица у обеих от обильной краски и белил походили на картины. Выйдя из сераля, наш хозяин показал нам всё своё хозяйство, скотоводство и разные домашние постройки. Но так как всё это немногим отличается от нашего, то и не заслуживает особенного описания.
  

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ПЛАВАНИЕ КОРАБЛЯ "НЕВА" ОТ КАНТОНА ДО КРОНШТАДТА

  

Корабли "Нева" и "Надежда" предпринимают обратный путь.- Гаспарский пролив.- Острова Двух Братьев.- Зондский пролив.- Разлучение кораблей "Нева" и "Надежда".- Обход мыса Доброй Надежды.- Азорские острова.- Ла-манш.- Пребывание в Портсмуте.- Прибытие "Невы" в Кронштадт.

  
   Февраль 1806 г. Получив паспорт от китайского правительства, оба корабля "Нева" и "Надежда" снялись с якоря. Так как в Вампу стояло множество судов, а ветер был свежий и противный, то я нанял 30 лодок для буксира.
   10 февраля к полуночи стали мы на якорь у Бокка-Тигриса. Мне хотелось при вечернем отливе пройти далее, но этому воспрепятствовала проделка лоцманов. Войдя в самое узкое место у Бокка-Тигриса, они отпустили все лодки, буксировавшие мой корабль, не сказав мне о том раньше. А так как тогда была совершенная тишина, то корабль начал уклоняться к мели, почему я принуждён был бросить якорь на 5 саженях [около 9 м]. Впоследствии оказалось, что лоцманы сделали это для того, чтобы взять с меня больше денег. Однако кончилось тем, что я некоторых из них довольно порядочно наказал.
   11 февраля вместе с рассветом при северо-западном ветре мы вступили под паруса, а к 8 часам прошли линейный английский корабль "Бленам", который дожидался своих купеческих судов и должен был провожать их в Китайском море. На нём находился добровольцем наш капитан-лейтенант Михайло Миницкий, который вместе с нами пробыл несколько дней в Кантоне. Около этого времени ветер начал свежеть и предвещал непостоянную погоду. Однако мы успели к вечеру достигнуть Макао.
   12 февраля дул восточный ветер. В 6 часов утра вступили под паруса, а в девять, пройдя Макао, отпустили лоцмана и взяли восток-юго-восточный курс, к Макелесфильдской банке, как к самому лучшему месту для поверки своего счисления.
   15 февраля во втором часу после полудня мы находились недалеко от Макелесфильдской банки и пошли к юго-западу, или к острову Пуло-Сапате.
   Вчера мы поймали медузу, которая очень походила на голубой цветок с синим ободком вокруг беловатой и рассечённой немногими поперечниками пуговицы. Она была величиной около 6 дюймов [15 см], имела пуговицы не более полдюйма [немного более 1 см] и множество ножек, которые были усажены по обе стороны до самых концов маленькими, так сказать, запонками.
   19 февраля. Полагая, что остров Пуло-Сапата находился уже к северу от нас, мы пошли к острову Пуло-Арое и поставили все возможные паруса, так что в 6 часов вечера достали дно на 35 саженях [64 м], грунт серый песок.
   23 февраля. Хотя при восходе солнца погода была пасмурная, но к 7 часам утра небо прояснилось, и мы увидели к юго-западу остров Пуло-Теоман. Сперва нам показалась его южная оконечность, а потом северная, середина же всё время находилась в облаках. В 9 часов открылся остров Пуло-Памбелан, а вскоре после того и Пуло-Арое215 (как они названы на картах Арроусмита216). Каждый из них сперва показался нам двумя буграми, которые потом, по мере нашего приближения, слились в одно тело.
   В полдень я занимался астрономическими наблюдениями на 3°06' с. ш. и по всем своим хронометрам находился на западной долготе 225°10'. Поэтому я нашёл, что по хронометрам широта северной оконечности острова Теомана - 2°59'30", а долгота - западная 255°22'30". По расстоянию же луны от солнца, снятому мной в 4 часа пополудни, последняя оказалась 255°34', так что средняя между ними должна быть довольно сходна с настоящей, т. е. долгота западная, 255°28'15". По нашим пеленгам вышло также, что Пуло-Памбелан лежит от северной оконечности Теомана в 11 милях [20 км] на юго-восток, а Пуло-Арое - в 19,5 милях [35 км] на юго-восток. Следовательно, северная оконечность последнего находится на 2°44' с. ш. и в 255°16' з. д.
   Сегодня мы в первый раз после нашего отправления от Макао наблюдали прекрасный вид. Кроме берегов, мы любовались пятью кораблями, из которых четыре походили на принадлежащие Американским Соединённым Штатам. Глубина весь день у нас была около 36 сажен [67 м]; грунт - ил.
   24 февраля. Дул тихий северо-восточный ветер. Погода стояла приятная. Увидев опять на юго-западе вчерашние суда, я спустился, чтобы лучше их рассмотреть, и в 2 часа подошёл довольно близко, чтобы увериться, что они действительно были американские. Около того же времени мы заприметили две большие вооружённые лодки, которые шли прямо к вышеупомянутым судам на гребле и под парусами. Последние, подняв свои флаги, начали собираться вместе и в большом беспорядке. Поэтому я и заключил, что это были малакские корсары, и счёл за лучшее приблизиться к кораблю "Надежда", который тогда находился от меня на расстоянии около 9 миль [16 км].
   По сегодняшнему лунному наблюдению выходило, что средняя долгота северной оконечности острова Теомана будет - западная - 255°34'.
   25 февраля погода продолжалась подобная вчерашней и ещё несколько теплее. Поутру мы перешли в третий раз экватор, и видели одно купеческое судно, которое, казалось, направлялось в Банкский пролив217 [пролив Банка или Бангка], а в полдень были сделаны наблюдения на 3° ю. ш. и в 253°37' з. д. В это время остров Тоти был от нас в 15 милях [27 км] на юго-западе. Удостоверясь в этом и достав дно на глубине 19 сажен [35 м] (грунт - белый песок с ракушкой), я направил путь к Северному мысу острова Банка218. Повидимому, уже началось юго-восточное течение, которое, по описаниям, в Гаспарском219 проливе бывает иногда весьма сильным. Мы так быстро продвигались вперёд, что в половине четвёртого увидели Северный мыс Банки, или мыс Песант. Он появился в то время, когда остров Тоти был на западе и казался небольшим холмом. Глубина тогда была 18 сажен [33 м], грунт - белый мелкий песок с ракушкой. За несколько минут перед этим меня встревожил желтоватый цвет воды под кораблём, но вскоре оказалось, что это происходило от рыбьей икры, плававшей в большом количестве по поверхности моря. К заходу солнца Северный мыс был на юге в 19 милях [35 км] и несколько к западу. Но так как ветер дул тогда тихо, а ночь была лунная, то я и решился держать курс до утра между югом и востоком, чтобы непременно удержаться на глубине 18 сажен [33 м].
   26 февраля дул свежий, северный ветер. Но так как мы заприметили на рассвете, что корабль "Надежда" от нас отстал, то я был принуждён лежать в дрейфе до 7 часов. В семь часов, имея Северный мыс на северо-западе, а второй или мыс Брисе220 на юге-западе, я взял курс на юго-восток. В полдень, находясь на южной широте 2°03' и западной долготе 253°07'30", мы пеленговали второй мыс на 77° к юго-западу, а остров Гаспар, который только что перед этим открылся, на 55° к юго-востоку. С этого пункта мы пошли на юго-юго-восток, и вскоре увидели прямо по линии курса Навир, или Каменный Корабль {Островок в Северной части Гаспарского пролива.}. До появления острова Гаспара я шёл более по лоту, который беспрестанно показывал 16 сажен [29 м]. Грунт был - песок с ракушкой. Берега же, хотя и были видны на западе, но, вследствие отдалённости и несходства с картой, помогали мне очень мало.
   Мыс Брисе, вместо того, чтобы оказаться первым после Северного, вышел вторым и привёл было нас в замешательство. В 4 часа мы начали проходить мимо острова Гаспар и взяли курс на восток-юго-восток, чтобы приблизится к Навиру. Глубина продолжалась от 14 до 15 сажен [от 25 до 27 м], грунт прежний.
   Навир сперва показался нам судном под парусами; когда же мы приблизились, то увидели, что это был камень, на котором в двух местах растёт несколько деревьев.
   Восточный мыс острова Банка покрыт лесом. Далее начинается довольно высокий хребет. Глубина с 15 сажен [27 м] увеличилась опять до 19 [35 м]. Пройдя несколько километров к югу, мы положили якорь на глубине 19 1/2 сажен [около 36 м], грунт - крупный песок. В 8 часов вечера я измерил морское течение и нашёл, что оно достигло 172 мили [2,8 км] в час и было направлено к юго-юго-востоку.
   27 февраля. Ветер северный. Ночью продолжалось течение до 1 1/2 мили [2,3 км] в час к юго-востоку, а утром начало уменьшаться, так что к 6 часам оно было равно лишь 3/4 мили [1,4 км] к юго-востоку. Около 7 часов мы снялись с якоря.
   Входя в пролив между островом Средним и юго-восточной оконечностью острова Банка, я держался ближе к последнему, так что, достигнув самого узкого места, находился от южного мыса первого острова на расстоянии не менее 3 миль [5,5 км]. В 11 часов, к моему крайнему удовольствию, наш корабль удалился от всех опасностей. В самой узкой части пролива мы имели от 27 до 30 сажен [от 49 до 55 м] глубины, грунт - крупный песок и ракушка. По выходе из неё, глубина стала несколько меньше и грунт мельче. К сожалению, я не мог сегодня сделать полуденного наблюдения, чтобы совершенно окончить описание Гаспарского пролива. Впрочем, большого различия быть не может, потому что мы брали частые пеленги.
   Вскоре после полудня мы прошли мимо небольшого острова, который сочли за Мелководный221. Его берег показался нам мало изрезанным. По пеленгам он находился на 5 миль [9 км] далее к западу, по сравнению с картой Маршанда222.
   Гаспарский пролив, по мнению моему, настолько удобен для плавания, как только можно пожелать. От острова Тоти, держась глубины около 18 сажен [33 м], где грунт состоит из одного песка, а иногда с ракушкой, можно дойти прямо до острова Гаспара. Самое большое его неудобство состоит в том, что крепкий северный или южный ветер должен производить большую зыбь в проливе, вследствие которой не очень спокойно стоять на якоре, если того потребует случай. Но так как это место еще никем обстоятельно не описано, то, может быть, при тщательном осмотре около берега Банки найдётся и удобная гавань. Однако, как бы то ни было, Гаспарский пролив и при современных о нём сведениях следует предпочитать Банкскому, так как в нём редко случится останавливаться на якоре более одной ночи.
   По хронометрам и лунным наблюдениям, сделанным мной 23, 24, 25 и 26-го числа, определены два главные пункта Гаспарского пролива: первый - остров Тоти, лежащий на южной широте 3°30' и западной долготе 254°07', второй - остров Гаспар, широта которого южная 2°22'30", долгота западная 252°50'30". Весьма жаль, что при нашем выходе из пролива небо было покрыто облаками и поэтому лишило нас способа определить точнее положение южного мыса острова Банка и островов, лежащих к югу от Среднего. По пеленгам же могу заключить, что остров Мелководный (если мы действительно видели его, а не какой-либо другой) прежде был неправильно указан.
   28 февраля. Ночь была дождливая, с порывами, но поутру небо несколько прочистилось, и мы на рассвете опять увидели те же самые суда, о которых упомянуто выше. Надо думать, что они пользовались благоприятными ветрами, так как они от нас немного отстали, хотя и проходили Банкским проливом. В 9 часов глубина, бывшая непрерывно до этого времени 6т 13 до 16 сажен [от 24 до 30 м], вдруг начала уменьшаться и притом справа появился низменный берег. Это обстоятельство заставило меня немедленно спуститься к востоку и потерять некоторое время, чтобы опять войти в настоящую глубину. При этом ветер был настолько благоприятным, что корабли около 6 часов вечера подошли к островам Двух Братьев223, а к 8 часам, обойдя их, стали на якорь. В то время, когда мы проходили мимо упомянутых островов, пошёл проливной дождь с ужасным громом и молнией. Однако же, держась глубины от 11 до 10 сажен [20-18 м], мы удачно избавились от опасности. Хотя проход между этими островами и мелью, лежащей к западу от южного из них, не широк, но довольно хорош, так как можно держать близко к островам. Дно же правильное, если глубина его не уменьшается ниже 10 сажен [18 м]. Наш якорь был положен на глубине 15 сажен [27 м], грунт - ил.
   Острова Двух Братьев довольно высоки и покрыты лесом. Их можно видеть в ясную погоду за 20 миль [37 км]. Нужно только остерегаться течения, которое здесь иногда переменяется с юго-восточного на северо-восточное.
   1 марта в 7 часов утра при северо-западном ветре мы вступили под паруса и легли на юго-юго-западный курс, имея в виду берега Явы, Суматры и острова Среднего. В 9 часов прямо по курсу открылся остров Северный224, к которому мы подошли около полудня. В 2 часа заприметили, что ветер начал утихать, а течение было противное; мы положили якорь на 18 саженях [33 м] глубины при песчаном грунте. Корабль "Надежда" также остановился около 1/4 мили [около 0,5 км] мористее от меня на глубине 24 сажен [около 44 м].
   3 марта мы было вступили под паруса, но, вследствие последовавшей перемены северного ветра на южный, "Нева" принужена была вторично бросить якорь. Корабль же "Надежда" продолжал лавировать и к вечеру скрылся от нас за мыс Тока [Туа]225.
   4 марта. В полночь ветер начал дуть с северо-запада. Поэтому, не теряя времени, я снялся с якоря. Но лишь только мы приблизились к мысу Тока, то наступила тишина и принудила нас бросить якорь опять на 23 сажени [42 м], но в гораздо худшем месте. Мы находились тогда не более 1 1/2 кабельтова [278 м] от острова Свиного226 и имели каменный грунт. В таком положении "Нева" оставалась до 2 часов пополудни, когда задул западно-юго-западный ветер, и я решился лучше лавировать, нежели остаться далее на таком месте, где первый крепкий ветер мог бы выбросить нас на берег. Пользуясь юго-восточным течением, в 3 часа мы прошли Стром-рок227, или Средний камень, и к заходу солнца, лавируя, сделали 6 миль [11 км] от Среднего острова, так что моё положение стало гораздо лучше, чем можно было ожидать при снятии с якоря. Ночь была лунная, а потому я решил держаться лучше под парусами, чем остановиться на глубине 35 сажен [64 м], на которой мы тогда находились. До 8 часов вечера течение очень сильно помогало нам, с того же времени сделалось обратным.
   5 марта. После полуночи течение стало опять благоприятным, а около 4 часов и ветер повернул к северо-западу. Поэтому до рассвета мы держались к западу-юго-западу. Как только, поставив все паруса, мы явственно рассмотрели берега, то направили свой путь к Принсеву острову [Принсен или Панайтан]228, решив пройти между ним и берегами острова Явы. Лавируя во время прошлой ночи, я держался ближе к берегам Явы. На север я направлял курс только до тех пор, пока мог пеленговать остров Средний на востоке-северо-востоке, так как он, как мне казалось, определён правильнее, нежели острова Каракатоа229, Самбурику и мыс Тока, которые означены на карте Дапре де Манивиммета {Она считается лучшей в Ост-Индском атласе230.} неправильно. Ни одни пеленги их у нас не пересекались, хотя были взяты с точностью. Впоследствии это заключение подтвердилось нашим описанием, по которому положение многих пунктов сильно переменилось. Стром-рок нам казался тремя продолговатыми камнями и был окружён высоким буруном, или всплеском волн. Между ним и островами, лежащими у берега Суматры, удобно лавировать при помощи течения, так как расстояние между ними около 5 миль [9 км].
   В полдень мы поровнялись с северной оконечностью Принцева острова, а в четвёртом часу подошли к камням, называемым Плотниками. Судя по быстроте своего хода, мы скоро надеялись спуститься в океан, но ветер внезапно утих. Потом настало маловетрие с запада. Всё это позволило нам обойти мыс Первый лишь с большим трудом. В это время корабль "Надежда", с которым мы соединились утром, находился в некоторой опасности. Сравнение с ним позволило мне быть довольным своим положением. В пятом часу корабль "Нева" находился на расстоянии около 5 миль [9 км] от мыса Первого и нисколько не повиновался рулю. Поэтому пришлось его буксировать гребными судами, что продолжалось до полуночи, когда вышеупомянутый мыс находился от нас в 7 милях [13 км] на северо-северо-востоке.
   Наш выход из Зондского пролива совпал со смертью Степана Коноплёва. Ещё во время нашего пребывания в Кантоне он начал страдать диарреей231, которая перед смертью превратила его в мумию. Хотя ничего не было упущено при лечении этого человека, но ничто не помогло. Таким образом, поровнявдгась с западным мысом Явы, мы предали его мёртвое тело морским глубинам.
   6 марта. Ночью корабль "Нева" прижимало довольно ощутимо к западному мысу Явы, но, к счастью, задул лёгкий северо-восточный ветер и удалил нас от весьма неприятных обстоятельств. На рассвете мы увидели к западу от себя корабль "Надежда". Поэтому мы заключили, что во время тишины, царствовавшей вокруг нас, он пользовался порядочным ветром, с помощью которого так скоро мог к нам приблизиться. В 6 часов берега скрылись от нас на севере и оставили "Неву" в обширном пространстве океана.
   По более короткому расстоянию и по своей безопасности Зондский пролив имеет столько же преимуществ перед Малакским, сколько и Гаспарский по сравнению с Банкским. По моим наблюдениям, только два места в нём кажутся несколько беспокойными, а именно на курсе мимо островов Среднего и Принцева. В отношении первого я предпочёл бы проход, между Суматрой и Стром-роком, где можно лавировать без всякого опасения, а для последнего - между островом Принцевым и Суматрой, хотя при постоянном ветре и тот путь, которым мы шли, нельзя назвать плохим. На нём следует только придерживаться к Плотникам, потому что течение, направленное к юго-востоку, в случае тишины или перемены ветра, может прижать корабль к подветренному берегу. Что же касается самой середины Зондского пролива, то по ней можно лавировать и в тёмную ночь, а во время тишины остановиться на якоре, хотя не везде на малой глубине. Лучше всего выжидать хорошего постоянного ветра у острова Северного, где лежать довольно спокойно, и тогда двинуться в путь.
   Берега и острова пролива покрыты лесом. К ним можно близко подходить, кроме некоторых, да и то местами. По нашим наблюдениям, течение оказалось настоящим приливом и отливом и имеет скорость до 2 миль [3,7 км] в час. Какое действие производят на него крепкие ветры, сказать утвердительно не могу, но надобно думать, что они имеют иногда большое влияние. Становиться на якоре у острова Принцева следует подле самого берега. Хотя мы проходили от него не далее 1 1/2 мили [2,3 км], однако в одном только месте могли достать дно на глубине в 40 сажен [73 м].
   Морское течение сильно способствовало нашему скорейшему прибытию из Кантона к Гаспарскому проливу. Оно было направлено на юго-запад со скоростью 16 миль [30 км] в сутки. В самом же проливе оно направлялось к юго-востоку, а иногда и к юго-юго-востоку, как это подробно отмечено в нашем дневнике.
   8 марта. Бурная ночь с беспрерывным дождём показала нам ясно, что мы еще не достигли тех мест, где дуют пассатные ветры. В пятом часу пополудни на юго-восток 39° показался остров Рождества232. Я приказал взять крюз-пеленг и нашёл, что по полуденному наблюдению середина острова должна лежать на 10°17'30" ю. ш. и 253°57'50" з. д, К заходу солнца погода опять испортилась, дули порывистые ветры, и до полуночи было так темно, что мы едва могли видеть друг друга на расстоянии сажени. В полночь небо очистилось, но вместо того наступила другая неприятность, ибо ветер совсем утих, и корабль повлекло прямо к берегу, почему я был принуждён привязать на скорую руку к двум якорям канаты, которые по выходе из пролива были отвязаны.
   9 марта. На рассвете остров Рождества находился в 15 милях [28 км] к северо-востоку. Сколько мы ни старались удалиться от него, но из-за маловетрия не могли достигнуть в этом успеха до самой ночи.
   Сегодня мы уже более не видели водяных змей233, которые ежедневно нас забавляли от самых китайских берегов. Они различного цвета, большей частью жёлтые и, кажется, принадлежат к тем же породам, какие водятся у Карамандельских берегов.
   11 марта. Ветер тихий, между югом и востоком, погода приятная. В полдень мы достигли южной широты 11°33' и западной долготы 256°54'. Полагая, что мы уже находимся в полосе пассатных ветров, я воспользовался этим случаем и провёл почти целый день на корабле "Надежда". Крузенштерн сообщил мне, что он во время прохода между островами Явой и Принцевым подвергался большой опасности. Его корабль едва не был нанесён на мыс Фраяр234, но, к счастью, подул тихий северный ветер и вывел его из затруднения. Это обстоятельство служит достаточным доказательством, что в этом месте надо проходить только при постоянном свежем ветре, а не во время тишины или маловетрия.
   22 марта. Ветер свежий, юго-юго-восточный, погода пасмурная, с дождём. В полдень мы находились на 19°14' ю. ш. и в 278°36' з. д. Погода до сих пор стояла одинаковая. Солнце показывалось изредка, и почти непрестанно находили шквалы с дождём. Птиц мы не видали никаких.
   1 апреля дул северо-западный лёгкий ветер, и погода, которая в прошедшие пять дней была довольно хорошая, опять сделалась дождливой и с порывистыми ветрами. Сегодня мы вступили в полосу переменных ветров, ибо юго-восточный пассат совсем прекратился.
   12 апреля. К рассвету нас окружило множество разноцветных бабочек, а особенно белых, которые, конечно, были отнесены от мыса Среднего Наталя235. Хотя он и находится от нас в расстоянии 2°40', но является самым ближним. Убедившись, по многим лунным наблюдениям, что наши хронометры показывают восточнее чем следует, я придал им 2'27" времени, а ход оставил прежний до появления берега.
   15 апреля. Ветер свежий, юго-восточный, погода пасмурная. Корабль "Надежда" скрылся от нас из виду. Ночью пушечными выстрелами и зажжёнными ракетами я давал ему знать о месте, где мы находились. Поутру я употребил всё своё старание его отыскать, но мои усилия остались тщетными. К полудню появился густой туман и принудил меня держать надлежащий курс, тем более что ветер дул благоприятный, которым обязательно следует пользоваться там, где несколько часов дают иногда величайшую разность в плавании. Итак, мы уже в третий раз разлучаемся внезапным образом.
   Находясь в прежнее моё путешествие, около двух лет тому назад, на мысе Доброй Надежды, я имел случай познакомиться с его отмелью, и потому заключил, что проходить её гораздо лучше у самого края, чем на малой глубине, т. е. по середине или ближе к берегу. Я направил свой путь между широтами 36 и 37°. Хотя, совершая его, мне предстояло сделать не малый круг, но течение, которое в этом месте гораздо быстрее, нежели в других, возвратило мне вышеуказанную потерю. В продолжение этих суток мы совершили полный круг своего плавания от кронштадского меридиана. Поэтому, придав потерянный день, 16-е число я назвал уже семнадцатым.
   18 апреля было маловетрие между югом и востоком, погода стояла приятная. В 8 часов утра мы достали дно на 110 саженях [201 м], грунт - мелкий, жёлтый песок с битой ракушкой. К полудню, когда мы вошли в южную широту 38°18' и западную долготу 338°37', цвет воды заметно переменился. Поутру около нас появилось множество чаек. В 5 часов пополудни глубина была 106 сажен [194 м], грунт - мелкий, жёлтый песок, а около 8 часов мы прошли полосу, похожую на отмель. Надобно думать, что она произошла от встречного течения, которое привело в движение находящиеся в воде блестящие частицы. От этого она походила на огненную полосу, как бы составленную из искр.
   20 апреля мы достигли южной широты 35°31' и западной долготы 341°. В 3 часа пополудни на северо-западе 47° показался мыс Доброй Надежды. А так как подул довольно свежий юго-восточный ветер, то мы, не теряя ни минуты, поставили все паруса, чтобы с поспешностью плыть к северо-западу. Сегодня в первый раз мы увидели чаек, которых англичане называют шагами. Они величиной с гуся, совершенно белые, кроме крыльев, концы которых чёрные.
   24 апреля. Сегодня мы могли себя поздравить, что не только благополучно обошли южную оконечность Африки, но и получили юго-восточные пассатные ветры.
   Освидетельствовав количество съестных припасов, я увидел, что, при хозяйственном употреблении, их было бы достаточно на три месяца. Полагая, что в течение этого времени мы можем достигнуть Европы, я решился оставить прежнее своё намерение итти к острову Св. Елены, а направил свой путь прямо в Англию, будучи уверен, что столь отважное предприятие доставит нам большую честь. Еще ни один, подобный нам мореплаватель не отваживался на такой далёкий путь, не заходя куда-либо для отдыха. К этому смелому подвигу меня побуждало также и само желание моих подчинённых, которые, будучи в совершенном здоровье, только о том и помышляли, чтобы отличиться чем-нибудь чрезвычайным. Я сожалел единственно об одном, что подобное путешествие должно нас разлучить с кораблём "Надежда" до самого нашего прибытия в Россию. Но что делать? Имея случай доказать свету, что мы заслуживаем в полной мере ту доверенность, какую оказало нам отечество, нельзя было не пожертвовать этим удовольствием. "Нева" находилась в море уже более трёх месяцев, в продолжение которых офицеры потратили много своей свежей провизии, а нижние чины употребляли непрерывно солёное мясо. Поэтому, чтобы никто не потерпел недостатка в пище и не подвергся болезням, я первым приказал отдать всю свою живность, оставив для себя только 20 кур, а для нижних чинов установил следующий рацион.
   Для завтрака я предписал употреблять ежедневно чай, а для обеда и ужина - суп с солониной, кладя в него по полфунту [200 г] чая, вместо зелени.
  

Сверх того:

  
   В воскресенье - каша из сарацинского пшена (риса) с патокой.
   " понедельник }
   " среду } - пикули или разная зелень, приготовленная в уксусе;
   " четверг - каша из сарацинского пшена с патокой.
   " вторник } - сарацинская (рисовая) каша с 6 фунтами [2,4 кг]
   " пятницу } - сушёного бульона.
  

Распределение воды в неделю:

  
   Мне - 3 1/2 ведра
   Семи офицерам - 17 1/2 ведер
   Команде на чай - 17 1/3 "
   " на суп - 21 ведро
   " для питья - 42 ведра
   Для птиц и скота - 10 1/2 вёдер
   Итого - 112 вёдёр
  
   Сверх этого, у меня было большое количество эссенции для елового пива, которое нам служило здоровым и приятным напитком.
   11 мая. Третьего дня мы прошли гринвичский меридиан, а сегодня утром, при лёгком ветре с востока-юго-востока и приятной погоде, находились на экваторе. В полдень я занимался астрономическими наблюдениями на 0°37' с. ш. и 16°48' з. д. В этой точке я предпочёл перейти в северное полушарие для того, чтобы иметь удобный случай запастись как можно больше дождевой водой, так как дожди здесь бывают сильнее, нежели далее к западу. Кроме того, я не хотел слишком много удаляться от островов Зелёного мыса, которые, в случае нужды, могли бы подать нам немалую помощь.
   12 мая. С самого начала этого месяца погода у нас была прекрасная, и дул свежий пассатный ветер. Как это обстоятельство, так и множество разных птиц и рыб, ежедневно нам попадавшихся, кажется, поздравляли нас со скорым достижением Европы.
   16 мая мы находились на северной широте 6°48' и западной долготе 21°05'. Вместе с восходом солнца начал дуть попутный ветер. Погода была приятная, какой мы не имели с самого прибытия на экватор. Такая перемена нас очень обрадовала. В прошедшие дни шёл сильный дождь, и шквалы находили ежеминутно, а особенно 13-го числа ночью. От беспрестанных вихрей море кипело, как в котле, и, освещенное молнией, казалось совершенно огненным. Она часто сверкала над нами с ужасным треском, но без всякого вреда. Впрочем, неприятная погода дала возможность нам собрать до 30 бочек дождевой воды и поспешно удалиться от мест, в которых мореплаватели иногда мучатся по нескольку недель.
   9 июня северо-восточный пассатный ветер продолжался до широты 28°. Сперва он дул с севера, а потом начал уклоняться к востоку и много благоприятствовал нашему плаванию. С вышеуказанной же широты, после маловетрия, продолжавшегося 4 дня, мы получили северо-западные ветры, при помощи которых достигли Азорских островов. В 9 часов сегодня утром в 35 милях [65 км] на юго-юго-востоке открылись острова Корво и Флюри [Флорес]236. Тогда я снял 12 лунных расстояний, по которым долгота южной оконечности первого из них оказалась 31°06' и, следовательно, довольно сходна с предполагаемой в Ост-Индских лоциях. По наблюдениям, наша полуденная широта была 40°13', а южная оконечность острова Корво находилась тогда в 35 милях [65 км] на юго-юго-востоке. Сегодня подошедший к нам английский вооружённый катер уведомил меня о военных действиях между Россией и Францией. Хотя мы и снабжены были письменными свидетельствами от французского правительства для свободного плавания даже и в случае воеиных обстоятельств, но при этом я счёл нужным приготовить свою артиллерию и поступать весьма осторожно при всякой встрече с неприятельскими кораблями.
   Во время перехода через экватор мы наблюдали довольно сильное западное течение, которое скоро переменилось на юго-восточное и продолжалось до северной широты 9°. Далее оно изменило направление на юго-западное, а временно на северо-западное и имело скорость около 15 миль [28 км] в сутки до тропиков. Отсюда же и до области переменных ветров оно было направлено к юго-западу, а потом изменилось на юго-восточное и продолжалось до Азорских островов. Здесь мы нашли, что были им снесены на 30 миль [55 км] к югу от экватора и на 3° к западу. Проходя между северными широтами 21 и 36,5°, мы постоянно видели морскую траву, которая составляла иногда довольно большие плавающие островки, служащие жилищем мелкой рыбе и крабам, которых мы наловили громадное количество.
   24 июня вечером мы дошли до отмели Ла-Манша, а к ночи достали дно на 90 саженях [165 м], грунт - мелкий, сырой песок с ракушкой. Со времени нашего отплытия от Азорских островов мы встречались с разными вооружёнными судами, из которых одно только английское осмелилось к нам подойти, другие же держались на далёком расстоянии. Начальник его, Вилькинсон, прислал мне множество газет и довольно большое количество картофеля, что с нашей стороны было принято с благодарностью. В полдень по сделанным нами наблюдениям мы были в северной широте 46°40' и в западной долготе 9°41'.
   26 июня. Ночь был мрачная и дул крепкий юго-западный ветер. Но я принуждён был итти на всех возможных парусах, чтобы избавиться от большого корабля, который гнался за мной еще со вчерашнего утра. Около полудня небо несколько прояснилось и позволило нам сделать наблюдения на 49°48' с. ш., на глубине 42 сажен [77 м], грунт - песок с ракушкой. Из этого я заключил, что мы уже миновали мыс Лизард, а потому и направил свой путь к мысу Старту. К вечеру наступила темнота, причинившая нам немалое беспокойство, тем более, что мы, после своего вступления в Ла-манш, еще не видали берегов. К счастью, к нам подошёл перевозочный бот и взялся провести "Неву" в Портсмут за 50 гиней237.
   28 июня. При восточном ветре около 9 часов вечера мы бросили якорь на Портсмутском рейде238. Таким образом, мы окончили весьма длинное плавание прямо из Кантона, не заходя никуда в порты. При этом находившиеся на моём корабле люди были совершенно здоровы и не терпели ни в чём ни малейшего недостатка.
   29 июня. Утром я съехал на берег и был весьма ласково принят губернатором сэром Джоном Прево. Он охотно вызвался не только оказать нам всякую зависящую от него помощь, но даже обещал доставить мне случай видеть в городе то, что показывается не всякому чужестранцу.
   Нуждаясь в отдыхе и желая также поправить корабль в некоторых частях, я был принуждён простоять в Портсмутском рейде около двух недель. Пользуясь этим временем, я решился побывать в Лондоне, где публика и все мои знакомые осыпали меня лестными приветствиями. Во время нашего пребывания в Портсмуте корабль "Нева" посещали многие англичане, а особенно дамы, которые очень интересовались увидеть первый русский корабль, совершивший столь важное путешествие.
   13 июля, при свежем западном ветре, мы снялись с якоря.
   14 июля дул настолько свежий восточный ветер, что, дойдя до Даунca239, мы принуждены были остановиться на якоре посреди эскадры лорда Кита и на другой же день вступили под паруса.
   20 июля. На рассвете нам показались берега Неза240, а к заходу солнца и Роб-Сноут241.
   21 июля. Мы пришли к Скагенскому маяку. Сегодня умер у нас матрос Иван Горбунов. В прошлую шведскую войну он был ранен в грудь и на обратном пути часто страдал болями, а по прибытии в Портсмут не показывал уже больше надежды на выздоровление. Для облегчения его страданий были употреблены все способы. Его поили даже минеральной водой, но всё оказалось тщетным.
   23 июля. В полночь достигли мы Гельсингерского рейда, где, простояв на якоре до 10 часов утра, опять вступили под паруса.
   24 июля. Прошли Зунд. Так как ветер постоянно дул с востока, то мы были принуждены итти на всех парусах, чтобы, лавируя, можно было продвигаться вперёд. После того как мы миновали остров Борнгольм, появился туман и продолжался до 3 августа, или во всё время плавания до острова Даго. Отсюда при ясной погоде и западном ветре мы подошли вечером к острову Гогланду.
   5 августа с полуночи начал дуть настолько крепкий западный ветер, что корабль "Нева" почти без парусов шёл до 11 миль [20 км] в час и поутру остановился на якоре в Кронштадте.
   Таким образом, почти после трёхлетнего отсутствия, мы возвратились на родину к неописуемой радости и удовольствию наших соотечественников.

 []

  

ПРИМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА

  

К ПРЕДИСЛОВИЮ

  
   1 Граф Николай Петрович Румянцев (1754-1826), второй сын фельдмаршала, графа П. А. Румянцева и его жены, урождённой кн. Голицыной.
   До 1808 года занимал ряд ответственных должностей по линии Министерства иностранных дел и в торгово-финансовых учреждениях.
   С 1808 г. Р. назначен министром иностранных дел. Впоследствии был канцлером. Собрал обширную и ценную библиотеку, которую завещал русскому народу. Интересовался географией и вопросом об открытии морского прохода из Атлантического океана в Ледовитый, для чего снарядил на свои средства экспедицию на судне "Рюрик" под начальством Коцебу. Оказывал также покровительство Российско-Американской компании, имевшей обширные земли на северо-западном берегу Америки.
   2 Граф Николай Семёнович Мордвинов (1754-1845). Участвовал во второй турецкой войне, в 1792 г. был назначен председателем Черноморского адмиралтейского управления, а затем членом Адмиралтейской коллегии и адмиралом. С воцарением Александра I становится крупным государственным деятелем, чему в первые годы правления Александра I способствовала дружба М. со Сперанским.
   3 Действительный статский советник Николай Петрович Резанов (1764-1807), посланник в Японии, один из учредителей Российско-Американской компании. Был правителем канцелярии Г. Р. Державина, назначенного секретарём для доклада по сенатским делам. На этом посту выполнял ряд ответственных поручений Екатерины II. В 1797 г. назначен в сенат обер-еекретарём. Был женат на дочери купца Г. И. Шелехова, крупного деятеля русской колонизации на северо-западе Америки. Р. в 1795 г. подал прошение на высочайшее имя об учреждении Российско-Американской компании. Представителем её в Петербурге Р. был ряд лет. В 1803 г. Р. было присвоено звание камергера, а затем он был назначен посланником в Японию с целью завязать торговые сношения. Эта задача не была выполнена, так как японское правительство отказалось принять посланника и его подарки.
  

К ТЕКСТУ

Часть первая.

Глава I

  
   4 В описании этого путешествия время указано по новому стилю.
   5 Брандвахтенный фрегат - трёхмачтовый военный корабль, второй по величине после линейного, поставленный на рейде или в гавани для наблюдения за движением судов, особенно за входом и выходом на рейд. На нём велась запись всех приходящих и уходящих из гавани судов.
   6 Гогланд - небольшой остров в Финском заливе.
   7 Дагерорт - маяк, стоит на полуострове того же названия (остров Даго).
   8 Бизань-руслень - руслень, т. е. площадка по бокам корабля, служащая для отвода вант бизань-мачты, т. е. снастей, укрепляющих с боков третью мачту, считая от носа корабля. На русленях укрепляют также юнферсы, или круглые деревянные блоки, которые привязывают к нижним концам вант. С русленей обычно бросают ручной лот.
   9 Стефенс - населённый пункт на юго-восточном берегу датского острова Зееланд.
   10 Драгоэ (соврем. Драгор) - небольшой приморский город на побережье Дании в проливе Зунд.
   11 Брам-реи и брам-стеньги. Брам-реи - третьи снизу горизонтально расположенные стальные, железные или деревянные брусья, к которым привязываются так называемые "прямые" паруса. Стеньга - деревянное продолжение мачты, идущее вверх от неё. Слово "брам" ставится перед названием такелажа, снастей и парусов, относящихся к стеньге. В зависимости от принадлежности к той или иной мачте, стеньгам присваиваются дополнительные названия. На фок-мачте - фор-стеньга, на грот-мачте - грот-стеньга. На брам-стеньге поднимается брамсель, т. е. прямой парус, который привязывается к брам-рее.
   12 Гельсингер - портовый город на датском берегу к югу от Копенгагена.
   13 Зарифить парус - убрать его. Рифы - поперечные ряды завязок, продетые сквозь парус, при помощи которых можно уменьшить его площадь. Этих завязок на каждом парусе несколько рядов. В зависимости от силы ветра - берут один, два, три, четыре рифа. Зарифить все рифы - убрать паруса на данной мачте. Марсель - второй снизу парус ва мачте. Он ставится обычно между нижней реей и марс-реей, т. е. второй снизу реей на мачте.
   14 Риф - подводная или слабо выдающаяся над уровнем моря скала. Авгольтекий риф расположен вблизи острова Ангольт, лежащего в средней части пролива Каттегат.
   15 Грот-мачта - вторая, считая с носа. "Грот" - означает прямой парус, самый нижний на грот-мачте. Он привязывается к рее, называемой грот-реей. Слово "грот" прибавляется также к названию рей, парусов и такелажа, расположенных выше марса грот-мачты, т. е. находящейся на этой мачте площадки, которая служит для разных работ по управлению парусами.
   16 Английская морская миля (sea mile, или natural mile) равна 6 080 футам, или 1 853 м. В основу её измерения кладётся длина 1' дуги меридиана, считая землю шаром, объём которого равен объёму земного сфероида. В зависимости от того, какими величинами пользуются для определения размеров сфериода, размеры мили получают различное значение. В СССР, например, где все карты строятся на основе данных сфероида Бесселя, величина морской мили устанавливается в 1 852 м, т. е. 6 076,1 фута. Лисянский пользовался английской морской милей, которую при пересчётах мы приняли равной 1,8 км. В настоящем издании мили, футы и сажени (сажени морские - 6-футовые) переведены в метрические меры. При этом следует иметь в виду, что на суше Лисянский употреблял русские сажени, а на море - морские.
   17 Мыс Скаген - крайний северо-восточный мыс полуострова Ютландии.
   18 В прежнее время интрюмом назывался трюм.
   19 Дромель и Бромель - пункты на южном берегу Норвегии.
   20 На парусных военных судах деком называли палубу. Этот термин большей частью применялся к тем палубам, на которых была установлена артиллерия. Кроме того, деком называлось также пространство между двумя палубами, на котором личный состав размещался для жилья. В настоящее время палубу называют деком лишь на гражданских судах.
   21 Шкала барометров, которыми пользовался Лисянский, была разделена на английские дюймы и на десятые доли их, или линии. В настоящем издании показания барометров даны в метрических мерах. Перечисления сделаны из того расчёта, что один дюйм равен 2,54 см, а одна линия 2,54 мм.
   22 Банка Дип-Вотер расположена у юго-восточного побережья Англии. Орфорднес - мыс на юго-восточном берегу Англии. Норд-Форланд (соврем. Норс-форланд) - мыс в северной части пролива Па-де-Кале.
   23 Каналом иногда называется Ла-Манш (у Лисянского Ламанш).
   24 Гудвин-Санд - мель близ английского берега в северной части пролива Па-де-Кале. Овер-фал - мель близ английского берега с северной части пролива Па-де-Кале.
   23 Фордевинд - попутный ветер.
   26 Зюйд-Форланд (соврем. Саус-форланд) - мыс на южном берегу Англии в северной части пролива Па-де-Кале.
   Риф Варн расположен в самой узкой части пролива Па-де-Кале к юго-западу от Дувра и к западу от Кале.
   27 Дунженес - мыс на английском берегу пролива Па-де-Кале к юго-западу от Дувра.
   28 Бичи Гед - мыс на южном берегу Англии к юго-западу от Дунженеса. Остров Вайт - крупный остров у южных берегов Англии к юго-западу от Портсмута.
   29 Лечь в дрейф - расположить паруса относительно ветра таким образом, чтобы судно не имело хода вперёд и оставалось почти на месте.
   30 Вильгельм-Готлиб Тилезиус-фон Тиленау (1769-1857), естествоиспытатель, член Академии наук. Родился в Тюрингии. В 1797 г. получил степень доктора философии Лейпцигского университета, где изучал также медицину. В 1803 был приглашен к участию в экспедиции Крузенштерна, где вёл наблюдения, преимущественно по зоологии. Результатом этих исследований является ряд работ, напечатанных в изданиях Академии наук. Эти работы посвящены, главным образом, кишечнополостным, иглокожим и рыбам.
   31 Георг Генрихович Лангсдорф (1774-1852), доктор медицины. Родился в Рейнской области. В 1803 г. был приглашён естествоиспытателем на корабль "Надежда". После возвращения из кругосветного плавания Л. был назначен адъюнктом по ботанике в Академию наук, а затем был экстраорди

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 455 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа