Главная » Книги

Лисянский Юрий Фёдорович - Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах, Страница 4

Лисянский Юрий Фёдорович - Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

;  Гостеприимство и помощь, оказанные нам губернатором острова Св. Екатерины, Франциском Шевером Курадо, обязывает меня изъявить ему торжественную мою благодарность, тем более, что его обхождение с нами основано было не на расчёте, но на искреннем к нам расположении. Он не только с охотой удовлетворял все мои запросы, но и сам всячески старался занять меня предметами, заслуживающими особенного внимания любопытного путешественника.
   Проводя большую часть времени на берегу, я имел случай видеть, каким образом здешние жители, как белые, так и чёрные, празднуют святки. Первые забавлялись увеселениями по обычаю европейских католиков, а последние - по африканским обрядам. Разделясь на разные партии, они веселились до самого крещения, занимаясь по улицам пляской и представлением своих сражений. Не знаю, когда эти люди имели отдых, ибо они шумели повсюду как днём, так и ночью. Впрочем, мне нигде не случалось видеть столь тихих и порядочных невольников, как на этом острове. Во всё время моего пребывания я не видал ни одного пьяного или развратного человека.
   Природных американцев видеть нам не случалось. Они, по словам губернатора, не имеют никаких сношений с португальцами. Как меня уверяли, американцы всех вообще арапов считают за обезьян и, встречаясь с ними, подчас убивают.
   Кажется невероятно, чтобы могли существовать люди столь ограниченных понятий. Басня эта, по мнению моему, выдумана для того только, чтобы удержать арапов от побега.
   Главную пищу здешних жителей составляет корень маниок66, а потому его разводят в большом количестве. Он весьма здоров, питателен и на вкус приятен. Из него делается мука, которую можно употреблять с молоком или с водой, наподобие толокна, и для печения хлеба. Белизной своей он не уступает нашему крупчатому, но на зубах жёсткий.
   Корабли, имеющие нужду в починке или в снабжении жизненными припасами, должны предпочтительнее останавливаться на том месте, где мы стояли на якоре, нежели у Бон-Порта или близ города. Кроме безопасности от ветров и хорошего грунта, вода находится здесь очень близко. В окрестностях можно лучше достать все припасы, которые мы, по нашему неведению, заказали в Ностре-Сеньора-дель-Дестере. Водой можно там запасаться или подле острова Атомириса или в местечке, называемом Св. Михаил, которое гораздо удобнее, но невыгодно по своей отдалённости.
   Когда мы пришли к этому острову, то погода была весьма умеренная. Но с половины января сделалось теплее, вплоть до самого нашего отправления. Термометр на корабле всё время показывал от 21 до 29°67. В последнем случае жара была несносная.
   Хотя около этого времени ветры дуют здесь, вообще, с северо-востока {На острове Св. Екатерины ветры бывают периодические. С мая по ноябрь дуют южные, а с ноября по май - северные.}, но бывают также и южные ветры с дождём и продолжаются до двух суток. С нашего прибытия последние дули изредка, а после случались чаще и несколько мешали нам в работе.
   Приливы и отливы при острове Св. Екатерины невелики, если только ветры умеренные. Первые идут с северо-востока, а последние с юга. Повышение и понижение уровня воды в обыкновенное время бывает около 3 футов [1 м], а в прошедшее полнолуние отмечено было в 5 футов [1,5 м].
   Полагаясь на чужие слова, я весьма опасался этой местности, однако же, опыт доказал, что бояться было нечего. Занимаясь непрестанно работой с утра до вечера в такое время, когда солнце находилось почти в самом зените, мы не чувствовали ни малейшего расстройства в своём здоровье. Несмотря на это, надлежит остерегаться на первый случай употребления воды и сна на открытом воздухе. В первые две недели на моём корабле было от трёх до шести человек больных, которые страдали резями в животе и чувствовали небольшую лихорадку. Но всё это проходило через двое или трое суток. Кажется, что чай, который я велел давать матросам каждое утро, и слабый грог, вместо воды, были для них весьма полезны.
  

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

ПЛАВАНИЕ ОТ ОСТРОВА СВ. ЕКАТЕРИНЫ ДО ОСТРОВА СВ. ПАСХИ

  

Отплытие от острова Св. Екатерины.- Обход мыса Сан-Жуана.- Обход Огненной Земли.- Разделение кораблей вследствие бури и чрезвычайно туманной погоды.- Остров Св. Пасхи.- Его описание.

  
   Февраль 1804 г. Четвертого числа в 2 часа пополудни ветер подул с юго-востока, и мы снявшись с якоря, прошли между островами Алваредо и Св. Екатерины. Во время приближения нашего к северной оконечности последнего, ветер усилился и принудил нас взять по два рифа у марселей, а около 6 часов мы были уже вне опасности.
   Этот пролив столь же хорош, как и между Галом и Алваредо. Мы придерживались более острова Св. Екатерины, опасаясь шквалов с востока. Однако же находились на большой глубине, которая от якорного нашего места увеличивалась от 5 до 15 сажен [от 9 до 27,5 м]. Грунт сперва был песок, а потом ил. К 7 часам все небольшие острова остались к западу от нас.
   В первые два дня нашего плавания свежий ветер дул с юго-востока, потом начал поворачивать к северу и перешёл напоследок в северо-восточный ветер. Поэтому корабли шли с такой скоростью, что 11-го числа достигли 38° 19' ю. ш. и 50°47' з. д. Проходя устье реки Лаплаты, мы чувствовали довольно сильное течение на северо-восток, но так как мы это предполагали еще наперёд, то и направили свой путь более к юго-западу.
   12 февраля. Ветер дул юго-западный, с порывами; погода была пасмурная. Такое обстоятельство, конечно, для нас было весьма неприятно, ибо, кроме задержки в пути, настала чувствительная стужа. Сегодня явились большие касатки и альбатросы {Альбатросы - большие морские птицы; они водятся в холодном климате, а иногда бывают около мыса Доброй Надежды в таком множестве, что в час можно наловить удою до дюжины. Самый большой альбатрос изловлен нами при моём возвращении из Индии в 1799 году. От конца одного крыла до другого он был длиной в 10 футов [3 м].}. Один из них был чёрный, кроме перьев под брюхом и крыльями, которые были белыми.
   18 февраля. На 45°29' ю. ш. и 58°32' з. д. мы делали астрономические наблюдения. В 6 часов пополудни снято несколько лунных расстояний, по которым долгота оказалась 58° 55' и, следовательно, на 22 мили [41 км] западнее долготы, которую показывали хронометры. Около 9 часов, занимаясь чтением в каюте, вдруг почувствовал я удар в подветренном борте. Воображая, что это произошло от излишнего и внезапного наклона корабля, я тотчас вышел наверх, но, вместо того, увидел позади судна беловатое тело. Судя по удару и по множеству летавших вокруг птиц, я счёл его за мёртвого кита, которого мы коснулись. К счастью, это чудовище не попалось под нос нашему кораблю, в противном случае, при нашем быстром ходе, мы могли бы потерять мачты.
   19 февраля. Хотя и начали показываться птички, предвестники бури, однако, поскольку барометр стоял высоко, мы не пугались их. Мореплаватели называют этих птичек бурными потому, что нередко своим появлением они предвещают худую и ветреную погоду. В действительности, правильнее именовать их морскими ласточками, ибо они весьма походят на береговых ласточек, но только больше размерами. Цветом они чёрные, около хвоста имеют белое пятно, а на концах крыльев с обеих сторон белые полосы. Во время бури держатся обыкновенно в струе корабельного пути и, летая, очень часто машут крыльями. В 4 часа пополудни мы были на глубине 70 сажен [130 м], а в 8 часов - 50 сажен [92 м]; грунт - мелкий песок.
   22 февраля. Мы переходили из одной широты в другую с такой скоростью, что чувствовали частую перемену и в климате. Но с 19-го числа, когда мы пришли на измеримую глубину, термометр вдруг понизился, и наступил чувствительный холод. Сегодня около нашего корабля появилось множество китов средней величины. Один из них подошёл почти к борту. Они забавляли нас наиболее тем, что непрестанно гонялись за островками, составленными из сплетшейся травы, которые мы начали проходить, начиная с широты 40°.
   25 февраля. В 4 часа утра мы увидели землю Штатов68. Погода была пасмурная, потом хотя несколько и прояснилось, но берег едва можно было рассмотреть. В 9 часов мы находились на глубине 45 сажен [82 м], грунт - песок, мелкий камень и коралл. В 11 часов мы могли пеленговать мыс Сан-Жуан. По замеренному румбу оказалось, что из наших хронометров NoNo 136 и 50 отличались от истинной долготы на 1°1' к востоку. До 3 часов пополудни наш курс был на юг, но так как ветер начал поворачивать к северо-западу, то мы легли к юго-востоку. Всё утро не выходили у нас из виду беленькие птички, величиной с бурных. Они летали большей частью около плавающей травы, которой наши корабли были окружены гораздо больше прежнего. В 6 часов мы прошли через полосу сильного течения, простиравшуюся с востока к западу. Хотя море по обе стороны её пенилось и волновалось, но сама она, как бы составленная из особенного вещества, пребывала тихой и гладкой. Это явление, может быть, произошло от встречи двух противоположных течений.
   Неусыпно заботясь о сохранении здоровья людей, я приказал с этого дня класть в горох сушёный бульон, с солёной же пищей употреблять тыкву и лук, а для завтрака давать чай или пивное сусло. Такая пища и тёплая одежда, которая уже заблаговременно была выдана, без сомнения, предотвратила многие болезни, на которые прежние мореплаватели весьма жалуются в подобном климате.
   О морском течении скажу здесь только то, что всё время оно было переменным и что южное и западное оказались на расстояний около 25 миль [46 км] от земли Штатов. В первые три дня, по нашем отплытии от острова Св. Екатерины, течение несло нас к юго-востоку, а против устья реки Лаплаты - к северо-востоку. За этим устьем, имеющим в ширину около 140 миль [260 км], между мысами Св. Марии и Св. Антонио, течение устремилось к югу, но потом отклонилось к северу. При этом последнем течении корабль "Нева" обошёл мыс Сант-Жуан.
   Еще не успели мы, так сказать, осмотреться в пространстве южной части океана, как встретились с противными ветрами и худой погодой. 26-го числа начал дуть юго-западный ветер с порывами, а на 27-е число превратился в шторм. Поэтому мы принуждены были итти на весьма малых парусах. На 28-е хотя ветер и стих, но сильное волнение продолжалось по 29-е число.
   29 февраля. Сегодня вторично сделалась жестокая буря. Море было в чрезвычайном движении, а волны ударяли в наш корабль с такой свирепостью, что выломали почти все наши шхафуты {Шхафут - часть ограды корабля, лежащая между грот и фок-мачтами, по верхнему деку.}. Если бы к полудню несколько не утихло, то, конечно, мы лишились бы всех гребных судов, хотя они и были прикреплены к палубе. Легко можно себе вообразить, в каком неприятном положении мы тогда находились. Кроме ужасного волнения и жестокого ветра, нас чрезмерно беспокоили ещё непрестанный дождь, снег и град.
   В продолжение всего шторма нам сопутствовала птица величиной с гусёнка, похожая издали на альбатроса. Голова у ней толстая, шея короткая, хвост клином; верхняя часть крыльев, голова, хвост и нос чёрные. По отношению к голове нос слишком длинен, на конце с желтоватой шишкой. Спина с черноватыми пятнами. Нижняя часть крыльев белая, с чёрными полосами по концам.
   1 марта всё еще продолжалась мокрая погода, хотя ветер и утих. 2-го же числа наступил прекрасный день. Пользуясь этим благоприятным временем, мы делали наблюдения, которые показали, что мы находились на южной широте 59°02' и долготе 63°45'. Но удовольствие наше продолжалось недолго, ибо ветер вечером 3-го числа из северо-восточного сделался северо-западным, а вскоре потом западным и дул тихо.
   6 марта были видны чёрные птицы величиной с обыкновенную утку, с беловатыми и довольно длинными носами. Около нас также летали буревестники и бурные птички. Сегодня я занимался осмотром своего запасного магазина с зеленью и к великому моему удовольствию нашёл целую бочку луку и сто тыкв, не повредившихся и годных к употреблению в пищу. Кроме того, у нас оставалось ещё несколько ветвей бананов. Я крайне жалел, что мало запасся лимонами в Ностре-Сеньора-дель-Дестере, потому, что они показались мне еще недозрелыми. Но они могли бы доспеть на корабле, что и случилось с лимонами, которые взяты были офицерами.
   9 марта. К нам прилетела птица, похожая на виденную нами во время прошедшего шторма, с той только разницей, что голова у ней была белая и хвост не клинообразный; она весьма похожа на бюфонова костолома.
   17 марта. В прошедшие две недели продолжались попеременно то тишина, то лёгкие, но большей частью противные ветры, исключая 11-е число, когда дул свежий восточный-юго-восточный ветер, и 14-го, когда были северные ветры. В эти два дня корабль "Нева" подвинулся вперёд на значительное расстояние. 15-го погода была ясная, а вечером показались небольшие, так называемые, Магеллановы облака69. Их было только два; цветом они белые и бывают видимы в южной, довольно высокой широте.
   Того же числа мы миновали островок из сплетшейся травы, похожий на виденные нами против Патагонских берегов. Думаю, что он был отнесён от Терры дель Фуэго (Огненной Земли) или от материка дувшими там недавно северными ветрами.
   21 марта погода была прекрасная, и хотя 18 и 19-го числа продолжалась тишина, но 20-го подул свежий, попутный ветер, при котором сегодня мы достигли, по самым исправным наблюдениям, 51°33' ю. ш. и 93°29' з. д. Таким образом, обойдя мыс Горн, мы вошли в Великий океан, ибо в полдень сего числа находились мы на 50 миль [92 км] севернее мыса Виктории, или северной оконечности Мегелланова пролива. С крайним удовольствием могу здесь упомянуть, что до сих пор на моём корабле не было ни одного больного человека. Правда, со времени отправления нашего из Кронштадта случались временные припадки, однако же, они продолжались не более двух или трёх дней.
   Хотя многие мореплаватели опасаются обходить мыс Горн, но, по моим наблюдениям, он почти ничем не отличается от всех других мысов, лежащих в больших широтах. Как по описанию прежних мореплавателей, так и по собственным нашим данным должно заключить, что около этого мыса, даже и в зимнюю пору, также случается совершенно тихая погода и переменные ветры, как и в Европе. Если лорд Ансон70 получил здесь большое повреждение во время свирепствовавшей тогда бури, то это могло бы случиться и в Ламанше. Я уверен, что, справившись в журналах судов Американских Соединённых Штатов, корабли которых ежегодно плавают этим путём к северо-западным берегам Америки, можно обнаружить гораздо больше успехов, нежели неудач, при обходе мыса Горн. При этом имеется одно только то неудобство, что путешественник, по причине величайшего отдаления этого мыса от населённых мест, лишаясь мачт или претерпевая какое-либо несчастие, не скоро может получить помощь. Хотя на южной стороне Терры дель Фуэго (Огненной Земли) находится множество гаваней, но так как они мало известны, то кораблю, а особенно повреждённому, опасно их отыскивать. Впрочем и там нельзя получить большой помощи, так как на всём вышеуказанном берегу, как это можно видеть из разных описаний, растёт только кустарник. Английский капитан Блай, встретившись здесь с плохой погодой, после тщетных усилий, продолжавшихся несколько недель, принуждён был, наконец, спуститься к мысу Доброй Надежды. Равным образом и мне однажды случилось перед Ламаншем провести около месяца так, что не более трёх раз можно было нести марсели, зарифленные всеми рифами71.
   Барометр, по моим наблюдениям, поднимается у мыса Горн в ясную погоду не так высоко, как в северном полушарии на той же широте, а в плохую опускается гораздо ниже. При юго-западных ветрах он почти всегда понижался у нас и тогда часто погода стояла бурная, с дождём, градом и снегом. Барометр иногда и повышался при переменных юго-западных и северо-восточных ветрах. В это время была туманная и сырая погода, но потом, как только ртуть поднималась, погода становилась лучше, а нередко переменялся и ветер, сперва к югу, после к востоку, и, наконец, к северу. К неудобствам этих мест можно причислять холод, град и снег, которые часто случаются вместе со шквалами, а также дожди, бывающие во время крепких ветров. Таким же неприятностям подвергаются и те, кто принуждён осенью обходить Норд-Кап. Достойно замечания, что перед худой погодой около мыса Горн бывают большие утренние и вечерние росы. Весьма вероятно, что те, кому случается оставаться в этом месте очень долго, не избегнут неприятностей, но более от стужи или от ненастной погоды, нежели от чего-либо другого. Некоторые мореплаватели упоминают о чрезвычайно сильных западных течениях, бывающих в этих местах. В пример можно привести и лорда Ансона, корабли которого прежде, нежели перешли на западную сторону Магелланова пролива, были снесены к востоку на довольно значительное расстояние. Но и в этом случае я должен сказать обратно. По лунным наблюдениям с 31 марта по 3 апреля выходит, что корабль "Нева", во время своего двадцатичетырёхдневного плавания от земли Штатов до мыса Виктории, подвинулся к востоку только на 40 миль [74 км] по долготе {Крузенштерн в своём журнале показывает, что его корабль был снесён на вышеуказанном расстоянии на 3,5° к востоку72. Такую разность можно приписывать не чему иному, как только тому, что он на действие волнения, сильного во время нашего обхода мыса Горна направленного к востоку, полагал в своих вычислениях гораздо менее, нежели я. Астрономические же наблюдения на обоих кораблях были всегда сходны между собой.}. Из наблюдений же, сделанных в разные дни, было видно, что течение влекло нас иногда к югу и западу, а иногда к северу и востоку. Словом, мыс Горн такое место, где случайно можно повстречаться с плохим и хорошим, с обстоятельствами, могущими содействовать успешному плаванию или препятствующими этому.

 []

   О времени, когда лучше обходить Горн, а также и о расстоянии, на котором при этом держаться от берегов, имеется весьма много различных мнений. Мореплаватели, проходившие этот мыс четыре раза, уверяли меня, что самое лучшее время декабрь или январь. Один предпочитает Ламееров пролив, а другой советует обходить землю Штатов по восточную сторону, а потом, если позволит ветер, держать путь прямо на мыс. Он уверяет притом, что близ Терры дель Фуэго (Огненной Земли) чаще случаются переменные ветры, нежели далее к югу. Английский шкипер, с которым мне привелось видеться на острове Св. Екатерины, уверял меня, что апрель и начало мая он предпочитает всем другим месяцам, и говорил, будто бы испанцы никогда не оставляют реки Лаплаты раньше половины марта. Но, как бы то ни было, я всегда оставался при своём мнении и, к великому моему удовольствию, на самом опыте мог удостовериться в его справедливости. Поэтому и думаю, что гораздо лучше обходить землю Штатов с западной стороны в ясную погоду при северных ветрах. Больше всего должно стараться достигнуть южной широты 58°5', хотя бы то было при северных ветрах. Находясь же в этой широте, надлежит продвигаться до 80° или 82° долготы, а потом направлять путь к северу. Если юго-западные ветры будут продолжительны, то лучше пролежать до 60 или до 61° ю. ш., нежели уменьшать её, не прибавляя чувствительным образом долготы, и, лавируя, ожидать перемены.
   Зыбь здесь, повидимому, продолжается долго, а особенно западная, в которой мы находились всегда сами. Держаться далеко к западу я советую не только по причине течений, которые, как уже упомянуто выше, мы не нашли чрезмерно сильными, но также и для того, чтобы, уклоняясь далее в море, сделать себе попутными юго-западные и даже западные ветры,
   На многих английских картах в южной широте 56°05' и в западной долготе 62° обозначен небольшой островок. Однако же о существовании его в этом месте я сомневаюсь, ибо 26 февраля, находясь от него в 15 милях [28 км], я мог бы видеть землю, если бы она тут существовала. Но ни я и никто из находившихся на моём корабле людей не приметил ни малейших признаков земли. То же самое можно сказать и об острове Пинис Дюдозе, который указан под 46°37' ю. ш. и 58° 15' з. д.
   24 марта северо-северо-восточный ветер усилился, и погода наступила пасмурная, с мелким дождём. После полудня настал густой туман и продолжался до самой ночи. Во время тумана я шёл на немногих парусах, чтобы, не разлучаться со своим спутником. Но эта предосторожность оказалась тщетной. 25-го марта на рассвете корабль "Нева" остался один. Весь этот день мы старались всеми способами отыскать корабль "Надежда". Но, видя все свои усилия бесполезными, решились итти к острову Св. Пасхи. Здесь не нужно, кажется, описывать наших чувств при этом случае, а довольно сказать, что мы остались одни в самом неприязненном климате, отдалённые от обитаемых мест и не имея никакой другой помощи, кроме той, какую могли сами себе подать.
   28 марта с полуночи поднялся юго-западный ветер и вдруг так усилился, что я с трудом мог убрать паруса и едва не лишился фок-мачты. К утру тучи спустились почти до самых наших флагштоков {Флагштоками называются верхи брам-стеньг; или самых высоких мачт на корабле.} и носились с чрезвычайной быстротой. Поэтому я было приготовился к шторму. Однако же к полудню показалось солнце, а к вечеру ветер несколько приутих.
   Со вчерашнего числа пристали к нам две птицы, похожие на костолома, но только крылья у них короче, нежели у последнего. До подъёма на воздух они некоторое расстояние пробегают по воде73.
   31 марта по хронометрам достигли мы 39°20' ю. ш. и 98°42' з. д. Последняя от найденной посредством лунных наблюдений отличалась на 1°51' к западу, что, однако же, кажется, слишком много.
   Разлучась с кораблём "Надежда", я расположил свой путь таким образом, чтобы пройти несколько западнее того места, где капитан Маршанд74 видел птиц, которые, как он говорит в описании своего путешествия, не удаляются никогда от берегов. Вчера и сегодня мы находились около вышеуказанного места, но никаких признаков земли не видали. Временами погода становилась пасмурной, со шквалами с запада, продолжавшимися почти всю прошедшую неделю.
   13 апреля. С 1 по 13 апреля время года стояло еще непостоянное, но ветры дули легче, и шквалы находили реже. Сегодня делал я наблюдение на 29°45' ю. ш. и 104°49' з. д. Долготу эту можно, без всякого сомнения, принимать за самую точную, ибо и по лунным наблюдениям она вышла 104°33'.
   За несколько дней перед этим мы поставили на палубу кузницу и начали ковать топоры, ножи, большие гвозди и долота для островитян Тихого Океана. 10-го числа я приказал привязать к якорям канаты, чтобы можно было пристать во всей готовности к острову Св. Пасхи, до которого при попутном ветре надеялся дойти в короткое время.
   16 апреля. Поскольку с самой полуночи начали находить шквалы н погода казалась переменной, то я поутру в 3 часа лёг в дрейф, что продолжалось до 7-го часа. В это время мы снялись опять с дрейфа, хотя горизонт был покрыт облаками.
   В 11 часов увидели мы остров Св. Пасхи, лежащий прямо против нас. Направляя путь с юга на северо-запад, корабль "Нева" около 5 часов подошёл к восточной части острова. Лишь только приблизились мы к первому камню из лежащих у южной оконечности острова, начали появляться шквалы с севера и густой мрак покрыл берега. Поэтому, повернув к востоку, на ночь мы зарифились.
   Не доходя до острова Св. Пасхи, видели мы множество небольших птичек, похожих на голубей, но поменьше. Из этого мы заключили, что находились недалеко от острова.
   17 апреля поутру берег отстоял от нас в 12 милях [22 км] к западу. В 8 часов, при северо-западном ветре мы подошли к южной оконечности острова, у которой лежат два камня. Один из них весьма удивительного вида, ибо издали походит на корабль под грот-брамселем75, так что штурман наш счёл его за корабль "Надежда". Проходя мимо камней, мы встретили много полос травы.
   Остров Св. Пасхи с восточной стороны показался мне весьма приятным. Во многих местах он покрыт зеленью. Мы видели несколько аллей из банановых деревьев, весьма хорошо рассаженных, и кустарников, подле которых должны быть жилища, потому что как вчера вечером, так и сегодня поутру, мы примечали там дым. Почти на самой середине восточного берега стоят две высокие чёрные статуи, из которых одна казалась вдвое выше другой. Они, по моему мнению, составляют один памятник, ибо находятся близко одна подле другой, и обе обнесены палисадом. Южная часть острова весьма утёсиста и состоит из камня, издали похожего на плиты, лежащие горизонтальными слоями. На вершине утёса видна зелень. Обойдя южную оконечность острова, я продрейфовал к западу до полудня, а потом подошёл к западному берегу мили на три. В этом положении мне открылось якорное место, по берегам которого был виден большой бурун. Тут мы приметили несколько деревьев и четыре чёрных истукана, из которых три были высокие, а четвёртый как будто бы до половины изломан. Они стоят у самого моря и представляют собою памятники, описание которых находится в путешествии Лаперуза76. Сегодня я стал бы на якорь, если бы не опасался западных ветров, при которых стоять здесь опасно. Хотя лёгкий ветер дул с северо-северо-запада, но иногда находили дождевые тучи, и, судя по облакам, погода казалась весьма непостоянной.
   Не найдя здесь своего спутника, я решился дожидаться его несколько дней, а между тем заняться описанием берегов и лучше познакомиться с этим местом, достойным любопытства. Для этого я опустился вторично к восточной части острова. Мы прошли вдоль неё километрах в пяти и к полудню обогнули восточный мыс. Тогда облака, начавшие показываться еще с утра, наконец, скопились, и пошёл проливной дождь с переменным ветром. Поскольку мне не хотелось потерять последних своих пеленгов, то, удалясь от берега на расстоянии около 7 миль [13 км], я лёг в дрейф.
   Середина восточной части острова Св. Пасхи ниже своих оконечностей и местами покрыта растениями, около которых находятся жилища островитян.
   От берега мы были в столь близком расстоянии, что весьма явственно могли видеть людей, собравшихся из любопытства. Иные из них бежали вслед за нами, а другие влезали на груды камней. Около 9 часов во многих местах появился дым, а потому я и заключил, что островитяне в это время готовили себе пищу.
   На утёсистом берегу стоят пять монументов, из которых первый мы приметили тотчас по обходе южной оконечности острова. Он состоит из четырёх статуй. Второй находится несколько подалее и состоит из трёх истуканов. Потом следует третий, тот же самый, который мы видели вчера. Четвёртый и пятый стоят ближе к восточному мысу. У последних двух находится гораздо больше жилищ, и подошва горы окружена растениями. Там представилась нам весьма обширная плантация, похожая на банановую, и другие насаждения, среди которых, как казалось, был сахарный тростник. Хотя дул северо-западный ветер, но по берегу разливались буруны. Я приметил только одно песчаное место, но и оно было усеяно таким множеством камней, что не может служить пристанью. По самому берегу лежит много камней; некоторые из них мы сочли за сидящих людей. В иных же местах они образуют большие груды, наверху которых приметно было что-то белое. Вероятно, они составлены нарочно жителями и что-нибудь означают.
   Люди казались нам обнажёнными и темноватого цвета. Из животных мы не видели ни единого.
   Сегодня около нашего корабля показалось множество летучей рыбы. Из морских птиц я видел до сих пор только три рода: тропических, диких, о которых я упоминал прежде, и чёрных, похожих на последних как видом, так и полётом, но только несколько больше.
   При заходе солнца настала совершенная тишина, и потому мы должны были остановиться на ночь в 9 милях [16 км] к северу от восточного мыса.
   19 апреля на рассвете подул тихий южный ветер, с большой юго-западной зыбью. Увидев берега, мы направили свой путь вдоль северного. Моё намерение было пройти вдоль него столь же близко, как и вдоль восточного берега. Но маловетрие и тишина, продолжавшиеся попеременно с дождём, не позволили выполнить это намерение. Впрочем, самое дальнее расстояние от берега было не более 5 миль [9 км]. Мы могли явственно рассматривать не только мысы и другие места, составляющие главный предмет описаний путешественников, но даже насаждения и жилища. Эта часть острова Св. Пасхи менее населена, чем восточная.
   Между северным и восточным мысами нами замечены четыре памятника, из которых первый находился посредине и состоял из одной статуи, второй и третий - из двух статуй каждый, а последний - из трёх. Подходя к ним, мы увидели, что жители развели в разных местах огонь, продолжавшийся до самого вечера. Может быть, это означало приглашение, чтобы мы подошли к берегу. Однако же, не находя нигде удобного места, чтобы пристать, я продолжал свой путь к западу.
   Между тем, был отправлен ялик для наблюдения над течением, которого он не нашёл, хотя нам непрестанно попадались плавающие полосы травы. Я велел наловить её и приметил, что иная обросла кораллами, другая у корня имела частицы красного коралла с ракушками, иная же, будучи переломана посередине, содержала множество искр, которые при внимательном рассмотрении оказались весьма малыми животными.
   20 апреля. Ночь была дождливая. Так как погода продолжалась еще ненастная, то и сегодня я не был расположен стать на якорь, а решился пройти западным берегом. После полудня сперва настала тишина, но в третьем часу подул лёгкий ветерок, при котором наш корабль сделал два галса77. Потом наступил мрак. Около 6 часов спустился я к югу, где и пробыл до следующего утра. Продолжавшаяся зыбь с юго-запада распространила большое волнение по всей западной стороне острова, на которой мы заметили множество огней и разных растений. Поэтому можно заключить, что она столь же населена, как и восточная. Всю ночь шёл дождь при переменных ветрах с севера к югу.
   21 апреля, при самом восходе солнца, мы направили свой путь к берегу. Но порывистый ветер и часто находившие мрачные облака принудили нас до 8 часов дважды ложиться в дрейф. Около 9 часа небо прочистилось, и корабль подошёл к губе Кука. Но так как ветер дул с юго-запада, то я не решился стать там на якорь. Чтобы не удалиться от острова, не оставив какой-либо приметы для корабля "Надежда", на случай его прибытия после нас, я отправил лейтенанта Повалишина на ялике с тем, чтобы он, взяв с собой некоторое количество ножей, набойки, бутылок и прочего, роздал всё это островитянам и, между тем, старался бы обозреть местоположение и измерить глубину, не приставая к берегу. В 2 часа пополудни ялик воротился к кораблю с несколькими бананами, сладким картофелем78, иньямами79 и сахарным тростником.
   Поровнявшись с восточным мысом, спустились мы к Маркизским островам.
  

 []

Описание острова Св. Пасхи

  
   Остров Св. Пасхи80 найден голландским мореплавателем Рогевеном в 1722 году. Я не намерен входить в подробности истории открытия этого острова, потому, что о нём уже весьма много было написано раньше, а помещу здесь только то, чему сам был очевидцем.
   Мы увидели остров, не доходя до него 40 миль [74 км], хотя горизонт был и не совершенно чист. В ясную погоду, кажется, можно его видеть миль за 60 [километров за 110]. Сперва показалась нам пологая гора с бугром по правую сторону на западе-северо-западе. Пройдя 10 миль [18,5 км], мы потеряли из виду упомянутый бугор, а слева приметили две небольшие возвышенности, которые потом соединились с означенной горой. Обходя этот остров довольно близко, я не нашёл нигде такого места, где кораблю можно было бы стоять на якоре. Берега повсюду утёсистые, кроме двух небольших заливов на восточной стороне острова, за южной оконечностью, и на северной, не доходя северного мыса.
  
   Так называемая губа Кука, куда послан был мной ялик, повидимому, - лучшее место для пристани. Но и она опасна при западных и юго-западных ветрах. Зыбь бывает в это время стоит велика, что на якорь нельзя полагать большой надежды, особенно же у самого берега. Находясь в 1 1/4 мили [в 2 км] от бурунов, мы нашли, что глубина в этом месте была 60 сажей [110 м]. Грунт - твёрдый камень. Повалишин нашел в 1,5 кабельтовых8I [278 м] от берега глубину в 10 сажен [18 м], в 3 кабельтовых [560 м] - глубину в 16 сажен [29 м], а в 4 кабельтовых [740 м] - 23 сажени [42 м]. Но так как Лаперуз пишет, что на 24 саженях [44 м] должно класть якорь, то это и составит только около 5 кабельтовых [925 м] от берега. К этой губе можно смело подходить со всех сторон, смотря по ветру. В якорном месте также ошибиться нельзя, ибо только против него находится небольшая песчаная отмель, всюду же камень, от северного мыса до южного.
   Здешние жители не столь бедны, как описывают предшествовавшие нам мореплаватели. Если они имеют недостаток в скоте, чего я, однако, утверждать не могу, не побывав на берегах острова, то, по крайней мере, они снабжены многими весьма здоровыми и питательными растениями. Жилища их хотя не могут равняться с европейскими, однако же довольно хороши. Своим видом они походят на продолговатые бугры или на лодки, обращенные вверх дном. Некоторые дома стоят поодиночке, а иные по два и по три вместе. Окон никаких не видно, а двери делаются посредине строения, небольшие и похожие на конус. Около каждого жилища есть поле, усаженное бананами и сахарным тростником. По берегам находится множество статуй, верные изображения которых можно, видеть в описании путешествия Лаперуза82. Они высечены из камня с весьма грубым изображением человеческой головы и покрышкой цилиндрического вида. Кроме того, нами замечено много куч камней с небольшими черноватыми и белыми пятнами наверху. Кажется, и они служат вместо каких-то памятников.
   Жители, по нашим наблюдениям, разводят огонь всегда около 9 часов утра. Из этого можно заключить, что они в эту пору готовят себе пищу вне своих жилищ и около того же времени обедают. Удивительно, почему жители острова Св. Пасхи, как рассказывают многие мореплаватели, нуждаются в воде, когда они могут без большого труда запастись ею во время нередко случающихся в течение года дождей. В Западной Индии находится множество островов, не имеющих ни рек, ни источников. Однако же обитатели их, чему я сам был свидетелем, делают обширные ямы в земле и накапливают в них зимой такое количество дождевой воды, что во всё остальное время года довольствуются ею без всякой нужды. Лаперуз уверяет, что жители описываемого нами острова Пасхи привыкли пить морскую воду, а потому о запасах пресной воды они мало заботятся.
   Приближаясь к губе Жука, мы увидели на берегу множество островитян. Приметив наш ялик, все они тотчас бросились к небольшой песчаной отлогости и с крайним нетерпением ожидали его приближения, изъявляя криком свою радость и показывая знаками, где ему удобнее пристать. Увидав, что ялик остановился, тотчас же бросились в воду около 30 человек и приплыли к нему, невзирая на сильный бурун. Повалишин, повторяя несколько раз "теео", что означает "друг" на их языке, сделал знак, чтобы они подплывали к его ялику не все разом, а только по одному человеку. Сперва отдал он бутылку с письмом от меня к Крузенштерну, объяснив им знаками, чтобы её показали такому же большому судну, как наше, когда оно пристанет к острову. Потом дарил каждого пятаками на цепочках, которые островитяне немедленно надели на шею, а также кусками набойки, горчичными бутылками с деревянными, привязанными к ним палочками, на которых было написано "Нева", и ножами. Последние были для них гораздо приятнее, нежели все прочие вещи. Я очень жалел, что не послал их больше, а особенно, когда узнал, что к ялику приплывал старик лет 60 и, принеся с собой небольшой травяной мешочек варёного сладкого картофеля, усиленно просил нож. Однако же, получив несколько копеек, которые я приказал нанизать на проволоку, вместо серёг, и набойки, он был доволен подарками и возвратился назад, отдав матросам не только сахарные трости и мешочек с картофелем, но также и мат, сплетённый из тростника, на котором, вместо лодки, он приплыл к ялику. Может быть, старику в его жизни не один раз случалось видеть европейцев. Он только один имел длинноватые волосы и небольшую тёмносерую бороду. Все же прочие были острижены, черноволосы и без бород. Каждый из них имел, по пучку тростника, которым, как казалось, они поддерживали себя на воде. Матросы указывали им на корабль "Нева", но они изъявляли крайнее своё сожаление, что плыть так далеко не могут. Из этого, а также и употребления для плавания пучков тростника и мата можно заключить, что тех лодок, о которых упоминает Лаперуз, на острове Св. Пасхи уже не было в употреблении.
   Повалишин думает, что на берегу было в это время около 500 человек, между которыми находились и малолетние дети. Он так захлопотался со своими гостями, приплывшими к ялику, что не мог рассмотреть, все ли они были мужчины или находились в числе их и женщины. Многие из них покрыты были от шеи до колен некоторым родом плаща, а иные держали куски белой и пёстрой ткани, величиною с обыкновенный платок, которым беспрестанно махали. По его словам и всех бывших с ним, островитяне лицом и тёмнооранжевым цветом тела походят на южных европейцев, загорелых от солнечного зноя. По лицу, носу, шее и рукам проведены были у них узенькие черты. Уши они имели обыкновенные, сложение тела здоровое, а ростом иные были до 6 футов [1,8 м]. Ялик стоял столь близко от берега, что можно было явственно рассмотреть несколько жилищ и камень, из которого составлены ближние монументы или статуи. По указанию Повалишина, они высотою около 13 футов [4 м]. Четвёртую часть их составлял цилиндр, поставленный на головах статуй.
   Об изделиях островитян с точностью судить не могу. Но кошелёк и мат, подаренные стариком Повалишину, заслуживают некоторого внимания. Первый длиной в 15 дюймов [38 см] и сплетён весьма искусно из травы, а второй длиною около 4 3/4 фута [1,5 м], шириною 15 1/2 дюймов [39 см]. В середине последнего положены сахарные трости, оплетённые камышом. Шнурок же, которым скреплён мат и из которого сделаны были ушки у кошелька, хотя также состоит из травы, но чистотой нимало не уступает льняному, каким с самого начала он нам и показался. Кук полагает остров Св. Пасхи под 27°06' ю. ш. и 109°46' з. д. По моим же наблюдениям, середина его лежит под 27° 9'23" ю. ш. и 109°25'20" з. д. Широта южного мыса оказалась 27°13'24", а долгота 109°30'41". С Куком мы не согласны в отношении числа жителей острова. Хотя сам я и не был на берегу, но если иметь в виду пятьсот человек, которые, приметив наш корабль, немедленно сбежались из ближних мест, то что же надлежит заключить о прочих, находящихся на острове селениях. Сверх того, обходя остров, насчитали мы 23 дома, стоящих недалеко от берегов. Положив, что это число составляло только половину всех жилищ и что во всяком из них живёт по 40 человек, выйдет всего 1 840 человек. Итак, по моему мнению, на острове Св. Пасхи должно быть всех жителей, по крайней мере, полторы тысячи.
   Из деревьев, кроме небольших, да и то изредка растущих, нигде никаких не замечено, исключая бананы, которыми, мне кажется, как и другими съедобными растениями, усажена двадцатая часть острова. Остальные же места, даже сами вершины гор, поросли низкорастущей травой и с моря представляют весьма приятный вид.
   Во время нашего плавания вокруг острова снято несколько азимутов83, которые по двум разным пель-компасам показали среднее склонение магнитной стрелки84 - 6°12'0".
  

ГЛАВА ПЯТАЯ

ПЛАВАНИЕ КОРАБЛЯ "НЕВА" ОТ ОСТРОВА СВ. ПАСХИ ДО ОСТРОВОВ МАРКИЗСКИХ И ВАШИНГТОНОВЫХ

  

Острова Фату-Гива [Футу-Гива], Мотане [Сан-Педро], Тоу-Ата [Фаху-Ата], Гоива-Гова [Гиваоа, Ла Доменика], и Фатугу [Футу-Хугу].- Обнаружение островов: Уа-Гунга [Уахуга], Нука-Гивы, Уа-Боа.- Имена вещей с жителями острова Нука-Гивы.- Посещение короля.- Описание королевского жилища.- Залив Жегауа.- Корабли "Надежда" и "Нева".

  
   Апрель 1804 г. За несколько миль от берега установился юго-восточный ветер. Поэтому мы питали надежду, что непременно будем пользоваться пассатными ветрами85, и уже опять попали в тот климат, где царствует ясная и приятная погода. Но оказалось совсем не так. С 26 апреля ветры сделались переменными, а с 30-го дули северо-восточные до самых Маркизских островов86. Из этого можно заключить, что в этой части света юго-восточный пассат не простирается столь далёко от экватора, как по восточную сторону Америки.
   В продолжение нашего плавания не случилось ничего достойного внимания, кроме того, что команда довольно хорошо отдохнула от трудов, понесённых около мыса Горн. Нередко сопутствовали нам тропические птицы и акулы. Последних мы ловили на уду. Они служили нам свежей и вкусной пищей.
   7 мая на самом рассвете увидели мы остров Фату-Гива в 30 милях [55 км] к западу. Он представился нам в виде трёх довольно ровных холмов. Облака сперва закрывали его вершины, но вскоре потом исчезли и позволили нам зарисовать вид острова. К востоку от северной оконечности лежит продолговатый плоский камень, который мы миновали в четырёх милях. Он должен быть опасен для судов, ибо находится на самом открытом месте и милях в одиннадцати от берега. Едва мы прошли Фату-Гиву, как вдруг появился остров Мотане, который с одной стороны имеет обрывистый, а с другой покатый берег. Затем начали показываться по порядку Тоу-Ата, Гоива-Гова и Фатугу, Последний весьма приметен. Это не что иное, как высокий кругловатый камень, с небольшой изрытой оконечностью, которую мы обошли около 7 часов вечера. В полдень, находясь на параллели южной оконечности острова Мотане, я делал наблюдения на 10°00' ю. ш. Хотя на картах этот остров изображён меньше острова Фатугу, но на самом деле он вдвое больше. Мы довольно долго пробыли по восточную сторону всех упомянутых островов, для более обстоятельного и удобного их осмотра. Все они показались мне гористыми и утёсистыми, кроме Тоу-Ата, который местами положе прочих, но и на нём видны высокие хребты. Обойдя остров Фатугу, мы направили свой путь на северо-запад, а находясь между Фатугу и островом Уа-Гунга, легли в дрейф, чтобы во время ночи не пройти мимо чего-нибудь, достойного внимания.
   8 мая, приближаясь на рассвете к острову Уа-Гунга, мы обошли его с юго-западной стороны. Лишь только мы подошли к камням, лежащим у северо-западного мыса, погода вдруг сделалась непостоянной, а вскоре потом наступило совершенное безветрие. Хотя это и не было опасно, ибо с самого утра мы держались от берега не ближе 4 миль [7 км], весьма жаль, что такой случай совершенно не допустил нас описать этот остров. Во время приближения нашего к упомянутым камням, на западе появился остров Нука-Гива, а к юго-западу остров Уа-Боа. По сделанному сегодня наблюдению южная оконечность Уа-Гунга лежит под 8°56' ю. ш. Остров этот также довольно высок и, из-за множества находящихся на нём хребтов, неровен и неправилен. На юго-западной стороне есть несколько небольших заливов, где гребные суда могут удобно приставать. Для больших кораблей, кажется, можно считать годным только тот залив, который находится у самой южной оконечности острова, хотя впрочем и он не совсем закрыт от южных ветров. Подле него лежат небольшие острова, из которых один высокий и утёсистый, а другой плосковатый и покрыт зеленью.
   В долинах мы видели множество растений, посаженных руками человека, однако же, ни людей ни жилищ нигде не приметили. Лейтенант Гревс {}Путешествие Ванкувера87. пишет, что на его корабле были многие из жителей острова Уа-Гунга, и называет их ласковыми и добродушными.
   После полудня дул северо-восточный ветер, почему мы и легли сперва на северо-запад, а в 6 часов вечера, находясь близ северного мыса острова Нука-Гивы, поворотили от берега.
   9 мая. С самой полуночи начали находить тучи, а около 3 часов на море установилось безветрие. Корабль несло к берегу Нука-Гивы, но, к счастью, подул свежий ветер и помог отойти от берега. Около 9 часов, когда мы находились подле восточного берега острова, к нам пришла лодка с восемью островитянами. Приближаясь к кораблю, один из гребцов затрубил в раковину, а другой непрестанно махал белым лоскутом ткани. Приняв это за знак, что они не имеют против нас никаких неприязненных намерений, я приказал также махать с нашего корабля белыми платками и полотенцами, а напоследок мы вывесили белый флаг. Как только лодка приблизилась к кораблю и нами был подан знак островитянам на него взойти, то они вдруг бросились в воду и с помощью верёвок, спущенных за борт, влезли на корабль с величайшей проворностью. За всякую безделицу я давал им по ножу или по гвоздю, чем они были весьма довольны, а особенно первыми. Матросы, побуждаемые любопытством, обступили их отовсюду, однако же, это ни мало не мешало гостям непрестанно петь, плясать и прыгать различным образом. Между тем, они ни на минуту не переставали любоваться полученными подарками. Заприметив ещё четыре лодки, которые спешили к нам, я приказал удалиться всем островитянам, находившимся на корабле. Они исполнили это без малейшего ослуша

Другие авторы
  • Линден Вильгельм Михайлович
  • Лебедев Владимир Петрович
  • Львова Надежда Григорьевна
  • Тарасов Евгений Михайлович
  • Панаева Авдотья Яковлевна
  • Стерн Лоренс
  • Грильпарцер Франц
  • Бегичев Дмитрий Никитич
  • Голенищев-Кутузов Арсений Аркадьевич
  • Анненский Иннокентий Федорович
  • Другие произведения
  • Каратыгин Петр Андреевич - М. Барановская. Грибоедов и его современники в зарисовках П. А. Каратыгина
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Любовь куклы
  • Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Париж, 12 августа
  • Старицкий Михаил Петрович - Недоразумение
  • Тургенев Иван Сергеевич - Генерал-поручик Паткуль. Трагедия в пяти действиях, в стихах. Спб. Сочинение Нестора Кукольника
  • Бородин Николай Андреевич - Мартовская революция
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Алфавитный указатель произведений
  • Фирсов Николай Николаевич - Петр I Великий, Московский царь и император Всероссийский
  • Розанов Василий Васильевич - Перед Вифлеемской звездой (1908)
  • Кони Анатолий Федорович - Памяти Д. В. Григоровича
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 409 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа