Главная » Книги

Минаев Иван Павлович - Львиный остров

Минаев Иван Павлович - Львиный остров


1 2 3

  

Львиный островъ

Письма съ острова Цейлона.

"Вѣстникъ Европы", No 2, 1875

I. Отъ Галле до Гамбантоты.

  
   На "Львиномъ островѣ" львовъ нѣтъ; онъ славится слонами, на немъ водятся леопарды, медвѣди, шакалы, обезьяны, крокодилы и много другихъ звѣрей и птицъ; но львовъ нѣтъ, и врядъ-ли они были когда-либо здѣсь. А между тѣмъ туземцы называютъ свой островъ Сингала-двипа, т.-е. островъ или страна львовъ; арабы передѣлали это имя въ Серендибъ, португальцы въ Zeilan, голландцы въ Ceilan, англичане въ Ceylon, откуда и наше - Цейлонъ. Если вы обратитесь за объяснен³емъ имени къ туземцу, или станете искать его въ туземныхъ книгахъ, и тамъ, и тутъ найдете одно и то же объяснен³е. Вижая былъ первый ар³ецъ изъ Инд³и, пришедш³й съ толпою бродягъ на островъ; онъ пришелъ сюда, покорилъ туземное, вѣроятно, не-ар³йское населен³е, и сталъ царствовать на островѣ; въ продолжен³и многихъ лѣтъ, его потомки мирно владѣли островомъ. Вижая происходилъ отъ женщины и льва, a потому звался "сингала", львинымъ; въ честь его, поворенный островъ получилъ назван³е также львинаго. Очевидно, что легенда нисколько не объясняетъ происхожден³я назван³я; она имѣетъ всѣ признаки народной этимолог³и, и конечно обязана своимъ происхожден³емъ имени страны, сдѣлавшемуся непонятнымъ задолго до создан³я легенды. Вопросъ о томъ, почему островъ, на которомъ нѣтъ львовъ, зовется львинымъ, занималъ также умы туземцевъ. Но не только островъ звался львинымъ, царствовавшая династ³я, по старому инд³йскому обычаю, могла также именоваться - львиною (сингала). И подобно тому, какъ Косала или Могада, могло значить имя и царя, и страны, такъ и "сингала" въ нѣкоторыхъ случаяхъ обозначало царя, въ другихъ подвластную ему страну. Первобытный умъ, настроенный видѣть всюду чудесное и усматривать въ имени или описан³е сущности предмета, или истор³ю его происхожден³я, ухватился за имя царя, a наивная вѣра во все чудесное помогла создан³ю легенды. Явилось объяснен³е очевидной странности, и никому оно не казалось невѣроятнымъ: не царь звался именемъ страны, a страна приняла царское имя, a царь звался львинымъ, потому что происходилъ отъ льва.
   Возможно и другое объяснен³е этого имени; оно не приходило въ умы туземцевъ, и, конечно, какъ не согласное съ тѣмъ, что гласятъ ихъ книги, будетъ ими отвергнуто. Весьма рано островъ былъ обращень въ буддизмъ; его цари и народъ были ревностные чтители учен³я "вѣщаго". Существующ³я развалины на островѣ свидѣтельствуютъ о томъ, съ какимъ усерд³емъ воздвигались здѣсь монастыри, храмы и т. д., и въ каждомъ храмѣ непремѣнно найдешь изображен³е льва. Не звался-ли "вѣщ³й" львомъ изъ роду Саньевъ? Не въ память-ли его на громадныхъ гранитныхъ столбахъ до сихъ поръ стоятъ фигуры львовъ? Отъ этихъ не сгинувшихъ львовъ и ведетъ свое начало назван³е острова; оно явилось по водворен³и буддизма, и въ назван³и острова "львинымъ" есть прямое указав³е на то, что учен³е льва изъ рода Саньевъ пустило на островѣ глубок³е корни и имѣло тысячи поклонниковъ. Островъ имѣлъ и друг³я назван³я; онъ звался по цвѣту своей почвы "мѣднокраснымъ"; изъ этого туземнаго имени греки сдѣлали Тапробане.
   Слава о благодатномъ островѣ давно гремитъ на Западѣ. Весьма вѣроятно, что уже финик³йск³я суда являлись сюда, въ своихъ поискахъ за восточною роскошью; можеть быть, отсюда флотъ Соломона привозилъ тѣ восточные товары, которые въ библ³и названы инд³йскими именами. Позднѣе, съ острова получались на Западѣ: корица, товаръ вавилонск³й, о которомъ говорится въ откровен³и: "горе, горе, градъ велик³й Вавилонъ..... и купци земствъ возрыдаютъ и восплачутся о немъ, яко бременъ ихъ никто же купуетъ.... и корицы, и ѳим³ама, и мѵра, и ливана". Первыя подробности объ островѣ получены были на Западѣ за восемнадцать столѣт³й до водворен³я на немъ новыхъ европейцевъ; отъ полководцевъ Македонскаго завоевателя европейцы услыхали разсказы о слонахъ, слоновой кости, о драгоцѣнныхъ камняхъ и водяныхъ чудовищахъ острова. По покорен³и Египта Августомъ и вслѣдъ за открыт³емъ муссоновъ, когда торговля съ Востокомъ получила значительное развит³е, значен³е Цейлона возвышается, и вмѣстѣ съ тѣмъ свѣдѣн³я о неиъ дѣлаются болѣе точными. Плин³й зналъ, сволько городовъ и сколько жителей на островѣ. Ему извѣстны были рѣки и минеральныя богатства острова. Свѣдѣн³я Птолемея объ островѣ еще болѣе опредѣленны и полны. Множество мелочныхъ подробностей, сообщаемыхъ имъ, могутъ быть даже въ настоящее время подтверждены очевидцемъ. Съ развит³емъ торговли росли и расширялись свѣдѣн³я объ островѣ. Послѣ грековъ, сюда стали приходить арабы, персы, китайцы. Изъ книги Косьмы Индикоплевста узнаемъ, что на островѣ въ его время были персы христ³ане; въ особенности арабы имѣли большое значен³е для торговли сь Востокомъ. Съ VI по XI ст. по Р. Х., вмѣстѣ съ персами, они овладѣли совершенно торговлею съ Цейлономъ; послѣ того, какъ торговое значен³е Багдада и Бассоры возросло на счетъ значен³я Александр³и, ихъ суда встрѣчались въ Галле (Pointde-Galle) съ судами китайцевъ. Цейлонъ, лежащ³й на половинѣ пути между Арав³ей и Китаемъ, долженъ былъ сдѣлаться значительнымъ мѣстомъ склада. Здѣсь былъ центръ м³ровой торговли, и купцы отдаленнѣйшихъ странъ встрѣчались на Цейлонѣ. Сюда приходили китайцы съ своими шелками. Отсюда арабы вывозили тѣ предметы восточной роскоши, на которые и старая и новая Европа такъ падка. Такое положен³е дѣлъ продолжалосъ долгое время, и только во времена новѣйш³я, вслѣдъ за торговлею венец³анцевъ, мирныя отношен³я запада въ востоку смѣнились враждебными. Въ 1517 г., на Цейлонѣ услыхали первый выстрѣлъ. Въ обмѣнъ за естественныя богатства португальцы принесли туземцамъ "учен³е мира" и мечъ. Они владѣли частью острова полтораста лѣтъ, и во все это время война не превращалась. Съ фанатизмомъ истребляя старую вѣру и безуспѣшно водворяя христ³анство, португальцы оставили на островѣ кровавый слѣдъ. Вовлеченные въ громадныя издержки, они принуждены были наконецъ оставить островъ. Ихъ смѣнили голландцы, и въ концѣ прошлаго столѣт³я англичане. Разсматривая развит³е нашихъ свѣдѣн³й о Цейлонѣ, убѣждаемся, что съ этимъ именемъ связаны самыя фантастическ³я представлен³я о Востокѣ; распространен³ю этихъ свѣдѣн³й во многомъ способствовали пресловутое путешеств³е Синдбада, усердно читавшееся въ Европѣ въ средн³е вѣка и вообще арабск³е писатели, для которыхъ Цейлонъ, кромѣ торговаго значен³я, имѣлъ и религ³озное. Сюда, на поклонен³е Адамовой горѣ и слѣду, начиная съ X ст. по Р. Х., стекались благочестивые странники. Съ этой горой мусульмане связали поэтическое предан³е о падшемъ прародителѣ. Когда Адамъ былъ изгнанъ изъ рая и низверженъ съ седьмого неба, съ этой горы бросилъ онъ послѣдн³й взоръ на потерянный рай; здѣсь, въ слезахъ и полный раскаян³я, онъ искупалъ свой грѣхъ подвижничествомъ; въ продолжен³и многихъ лѣтъ онъ простоялъ на одной ногѣ. Его слѣдъ видимъ до сихъ поръ. Этотъ quasi-слѣдъ буддисты называютъ слѣдомъ вѣщаго, христ³ане - св. Ѳомы. Словомъ, на островѣ Цейлонѣ, начиная съ древнихъ временъ, сталкивался востокъ съ западомъ. Разсказы о тропической роскоши его природы, о минеральныхъ богатствахъ, воспламеняли фантаз³ю восточныхъ и западныхъ авантюристовъ. За богатствомъ сюда плыли китайцы съ востока, съ запада греки, затѣмъ персы, арабы, венец³анцы и т. д., кончая англичанами.
  

---

  
   Суда "Peninsular a Oriental Steam Navigation Company" обыкновенно пристаютъ къ Point-de-Galle, на зарѣ, рано утромъ, и предъ глазами путешественника предстаетъ островъ во всей своей роскошной красѣ. Самый путь, которымъ идутъ эти суда, способствуетъ усилен³ю перваго впечатлѣн³я. Они идутъ путемъ англ³йскимъ, тѣмъ путемъ, на которомъ англичане построили ворота въ Инд³ю, и ключи отъ этихъ воротъ они крѣпко держатъ въ своихъ рукахъ. Въ Гибралтарѣ путешественникъ видитъ послѣднюю картину европейсвой природы. Затѣмъ пароходъ останавливается въ Мальтѣ, Александр³и и, наконецъ, въ Аденѣ. Печальнѣе Адена или острова Сокотора (у котораго пароходъ не останавливается) нельзя ничего себѣ представить: голыя скалы, казармы, укрѣплен³я и невыносимый зной. Лѣтомъ, въ ³юнѣ, переѣздъ отъ Александр³и до Инд³и едва-ли можетъ считаться нетягостнымъ. Жара въ Красномъ морѣ, муссоны въ океанѣ утомляютъ большинство путешественниковъ. И вотъ, наконецъ, послѣ восьмидневнаго переѣзда отъ Адена до Point-de-Galle, пароходъ останавливается y Цейлона. Пестрая картина, развернувшаася передъ вашими глазами, отчасти уже знакома вамъ по описан³ямъ различныхъ путешеств³й: двойныя лодки сингалезцевъ, торгаши мавры съ драгоцѣнными каменьями, потомки арабовъ, когда-то торговавшихъ въ Цейлонѣ; сингалезцы съ чудными длинными волосами, распущенными совершенно такъ же по-женски, какъ это описалъ Птолемей, ихъ простой и нельзя сказать, чтобы удобный костюмъ, описанный китайцами въ VII вѣкѣ по Р. Х., - всѣ эти мелочи и детали сообщены и изображены въ любомъ путешеств³и по Цейлону. Едва пароходъ успѣлъ стать на якорь, какъ со всѣхъ сторонъ на него налетѣли лодки, лодочки; на палубѣ показались разнообразныя народности, населяющ³я Галле; все это двигалось, кричало, шумѣло, a кругомъ -
  
         ...цвѣлъ Бож³й садъ;
   Растен³й радужный нарядъ
   Хранилъ слѣды небесныхъ слезъ.
  
   Я вышелъ на берегъ однимъ изъ первыхъ, переѣхавъ съ парохода въ просторной лодкѣ плута мавра. Въ узенькую, двойную лодку сингалезцевъ, хотя описанную уже классичесими авторами, я не хотѣлъ садиться; со мною былъ багажъ, да къ тому же лодка не внушала къ себѣ довѣр³я. Я сторговался съ мавромъ за двѣ рупи (4 шил.); но, когда мы пристали въ берегу, я увидалъ, что не отдѣлаюсь двумя рупи. По словамъ мавра, каждый джентльменъ прибавляетъ что-либо на гребцовъ; a гребцовъ было четверо. Поспѣшивъ отдѣлаться отъ гребцовъ и мавра, я прошелъ простою галлереею въ таможню, гдѣ моего чемодана и не раскрывали даже. Въ отелѣ (Oriental Hôtel), куда я отправился затѣмъ, мнѣ отвели просторную комнату во второмъ этажѣ, съ окнами, выходящими на морѣ. Галле - полуевропейск³й городъ, и представляетъ мало примѣчательнаго. Но для новичка на Востокѣ и здѣсь найдется кое-что любопытное.
   Какъ только приходитъ пароходъ и пассажиры соберутся въ отелѣ, кто въ ожидан³и парохода, отправляющагося въ Европу, либо въ Китай, или Австрал³ю, кто посидѣть только нѣсколько часовъ на сушѣ и затѣмъ плыть дальше, въ Мадрасъ, Калькутту, словомъ, какъ только на просторной, крытой террассѣ отеля завидятся пр³ѣзж³е, чутьемъ почуютъ это мѣстные торгаши и набѣгутъ со всѣхъ сторонъ, каждый съ своимъ товаромъ. Опять мавры съ драгоцѣнными каменьями, или часто со стекломъ и мѣдью вмѣсто перла и золота. Мнѣ разсказывали анекдоть объ одномъ мѣстномъ высокопоставленномъ лицѣ. Особа, пользующаяся больщою популярностью между туземнымъ населен³емъ, и особенно между будд³йскимъ духовенствомъ, имѣетъ нѣкоторую слабость къ драгоцѣннымъ камнямъ и считаетъ себя знатокомъ. Случилось разъ особѣ ѣхать на пароходѣ изъ Галле въ Коломбо. На томъ же пароходѣ ѣхалъ одинъ изъ мѣстныхъ жителей, изукрашеннфй перстнями, запонками, и т. п. различными драгоцѣнностями. Особенно выдавался одинъ перстень, бросавш³йся прямо въ глаза любителю драгоцѣнныхъ каменьевъ. Владѣлецъ перстня снялъ его и обязательно предложилъ осмотрѣть; зная, что особа считаеть себя и считается знатокомъ драгоцѣнныхъ каменьевъ, онъ при этомъ лукаво попросилъ оцѣнить камень.
   - Я заплатилъ за камень меньшей величины сто фунтовъ - отвѣчалъ знатокъ;- вашъ больше и, конечно, стоитъ дороже.
   - Ваше высовопр-ство ошибается - отвѣчалъ владѣлецъ перстня,-я заплатилъ за него всего рупи (2 шил.); когда же по проѣздѣ въ Лондонъ показалъ камень знакомому ювелиру, онъ сказалъ мнѣ, что я передалъ шиллингъ.
   Но большинству пр³ѣзжихъ и проѣзжихъ этотъ случай, конечно, неизвѣстенъ, и мавры бойко торгуютъ на террассѣ. Правда, приходится слышать, какъ, вмѣсто трехъ фунтовъ, покупщикъ предлагаетъ три рупи. Мавръ саркастически улыбается, отходитъ на время, возвращается сызнова, и называя себя N firut, т.-е. я лучш³й, первый ювелиръ, предлагаетъ вновь поторговаться. За маврами идутъ друг³я нац³ональности; сингалезцы съ палками изъ различныхъ мѣстныхъ деревъ, съ фигурами слоновъ изъ слоновой кости; персы изъ Бомбея съ произведен³ями Кашемира. Внезапно, среди глухого говора на террассѣ, доносится съ улицы какой-то пискливый визгъ. To очарователь змѣй; и онъ явился заработать деньгу. Я видѣлъ пляску змѣй въ первый же день своего пр³ѣзда въ Галле. Потомъ въ Коломбо я видѣлъ двухъ мальчиковъ, очарователей змѣй. Одному изъ нихъ было не болѣе десяти лѣтъ. Оба были совершенно голы, съ препоясанными чреслами, и обращались съ змѣею очень безцеремонно; обвязыкали змѣею шею, таскали ее въ рукахъ. А змѣей была Cobra de Capello. Змѣю, одну или нѣсколькихъ, сохраняютъ въ круглой плетенкѣ. Волшебникъ садится на корточки передъ плетенкою и, наигрывая свою свирѣль, слегка шевелить и подталкиваетъ плетенку. Тихо и какъ будто не охотно поднимаетъ голову змѣя; мало по-малу она раздражается, поднимается вертикально и быстро, съ шипѣн³емъ протягиваетъ голову къ голой колѣнкѣ очарователя, который такъ же быстро отстраняетъ свою колѣнку. И въ этомъ состоитъ обыкновенно пляска змѣй.
   Отель въ Галле, хотя выстроенный и принадлежащ³й европейской компан³и, представляетъ нѣкоторыя любопытныя, мѣстныя черты. Онъ считается по справедливости однимъ изъ лучшихъ во всей Аз³и. Комнаты просторны, прохладны и содержатся въ чистотѣ; двери и окна плотно притворяются; прислуга, вся изъ мѣстнаго населен³я, внимательна и расторопна; большинство слугь сингалезцы, и всѣ безъ исключен³я въ своемъ нац³ональномъ костюмѣ: босоноги и, вмѣсто панталонъ, ноги плотно обвиваются юбкою; но сверху надѣвается или коротенькая куртка, или жакетка англ³йскаго покроя; длинные волосы заплетены въ пучокъ на затылкѣ. Каждаго европейца слуга зоветъ "master", что почти равно-сильно нашему "баринъ", какъ звался въ Росс³и всяк³й въ нѣмецкомъ одѣян³и. Туземецъ очень услужливъ, но лѣнивъ, труслиь, подобострастенъ и страшно любопытенъ. Сдѣлайте только видъ, что не прочь отвѣчать на его вопросы, и слуга, принесш³й утромъ чашку чаю, закидаетъ васъ вопросами. Ему какъ будто необходимо знать все, чтл до васъ касается; онъ не прочь освѣдомиться, любите-ли и часто-ли ѣдите, и уже, конечно, спроситъ васъ, когда вы ѣдете, куда ѣдете и откуда пр³ѣхали. Оставьте книги на столѣ, и будьте увѣрены - ваши книги, особенно если то туземныя, восточныя, подвергнутся тщательному осмотру; но слуга не ограничится однимъ этимъ: при первомъ удобномъ случаѣ, мягко улыбаясь, онъ начнетъ васъ допрашивать, зачѣмъ вамъ, европейцу, так³я книги, ваше-ли дѣло читать ихъ? Звонковъ въ отелѣ нѣтъ, нѣтъ ихъ и въ частныхъ домахъ. Слугу зовутъ, или хлопая въ ладони, или же, всего чаще, выкрикивая: "boy"! Утромъ, въ отелѣ, вы услышите протяжные крики: "boy"! раздающ³еся изъ разныхъ комнатъ. И какъ, бывало, на Руси на кличъ: "малый", отзывался сѣдовласый, сгорбленный старецъ, такъ и здѣсь; крикнете "boy", и въ вашу дверь просунется сѣдая, беззубая голова. Слово "boy" весьма вѣроятно есть какое-нибудь испорченное индустанское имя слуги; но, въ настоящее время, въ устахъ англичанъ, оно значитъ не болѣе какъ французсвое: "garèon" и, крича "boy", никто не думаетъ о происхожден³и слова и не соединяетъ съ нимъ другого значен³я. Хотя въ вашей комнатѣ вывѣшено объявлен³е, что слугамъ не слѣдуетъ давать денегъ, что плата за всякую услугу будетъ прописана въ вашемъ счетѣ, и объявлен³е, конечно, извѣстно слугамъ, но тѣмъ не менѣе получить "подарочекъ", видѣть "ваше вниман³е къ себѣ", слуга не прочь, и не прочь въ нѣкоторыхъ случаяхъ заявить о томъ, конечно весьма робко, выражая слабую надежду на такое благополуч³е. Дадите достаточно или много, онъ приложитъ руку ко лбу, въ знакъ благодарности, дадите мало - онъ все-таки приметъ вашу монету въ обѣ руки, но благодарности при этомъ не увидите, руки ко лбу онъ не приложитъ. Въ мѣстахъ, какъ Галле, гдѣ бываетъ наплывъ всякаго рода иностранцевъ, эта привычка "видѣть къ себѣ вниман³е" развита довольно сильно.
   На другой день моего пребыван³я въ Галле, рано утромъ, часовъ въ шесть я вышелъ прогуляться. Въ этотъ часъ, въ воздухѣ, около моря чувствуется освѣжительная прохлада; съ моря несется пр³ятный вѣтерокъ. Миновавъ фортъ и солнцемъ спаленный, огромный лугъ, лежащ³й между тою частью города, гдѣ живутъ европейцы, и предмѣстьями, я углубился въ одну изъ улицъ. Я шелъ по ровному какъ полъ шоссе, подъ тѣнью громадныхъ кокосовъ и банановъ. Красно-мѣдный цвѣтъ дороги (откуда ведетъ начало греческое назван³е острова), тропическая растительность кругомъ и издали ясно слышимый шумъ волнъ, ударяющихъ оберегъ, вся эта обстановка, для непривычнаго глаза сѣверянина, имѣла видъ театральности; не вѣрилось, что все это дѣйствительность, что это природа, a не дѣла рукъ человѣческихъ, не громадная оранжерея или зимн³й садъ съ таинственнымъ каскадомъ. Туземный городъ просыпался; я могъ видѣть и еще лучше обонять это; всюду чувствовался невыносимый запахъ кокосоваго масла. Кое-гдѣ, праздно сидя y пороговъ своихъ мазанокъ, на меня глядѣли сингалезцы; въ нѣкоторыхъ мѣстахъ я могъ видѣть, какъ свершался женск³й туалетъ, или вѣрнѣе, наблюдать охоту за чужеядными звѣрями, гнѣздящимися въ дебряхъ, на благородной части человѣческаго тѣла - занят³е, любимое въ Итал³и и не безызвѣстное на Руси. На встрѣчу мнѣ попадались совершенно голые кули (рабоч³е), двуколески, тащимыя быкомъ или парою быковъ; все это двигалось, съ провиз³ею, въ европейск³й городъ. Попадались монахи, молча стоявш³е около какой-либо лавочки: въ знакъ того, что святой отецъ желаетъ получить подаян³е; проситъ объ этомъ ему запрещалъ канонъ. Мимо меня проходили благочестивые сингалезки съ завтракомъ на банановыхъ листахъ; они спѣшили въ монастыри кормить отцовъ. Кое-гдѣ нѣжная мать, захвативъ въ грязную горсть грязную воду, терла черное личико совершенно голаго мальчика. Наблюдая эти мелочи окружавшей меня картины, я незамѣтно прошелъ около трехъ миль, и уже хотѣлъ возвращаться домой, какъ вдругъ за моей спиной раздался дѣтск³й голосъ: Sir! bud temple! Мальчишка, лѣтъ двѣнадцати, вызывался показать будд³йск³й храмъ. Онъ затвердилъ эти три англ³йск³я слова, зналъ въ придачу "three pence", и былъ мѣстнымъ гидомъ. Отъ нечего дѣлать я пошелъ за нимъ. Мы свернули въ сторону, въ чащу, и стали подниматься по узенькой тропинкѣ, въ гору. Растительность, не стѣсняемая мазанками, вытянувшимися въ одну лин³ю, вдоль дороги, была здѣсь еще роскошнѣе и разнообразнѣе. Хотя уже было около восьми часовъ, но въ тѣни чувствовалась пр³ятная прохлада. Не успѣлъ я сдѣлать нѣсколькихъ шаговъ въ гору, какъ увидалъ, что за мною тянется цѣлая стая голыхъ, грязныхъ, въ полномъ смыслѣ слова, черномазыхъ ребятъ. Одинъ мальчуганъ тащилъ громадный кокосъ и, макая грязные пальцы въ прорѣзанное отверст³е, предлагалъ мнѣ попить соку. Я отказался. "Sir! по three pence-coco-nut" т.-е. вѣдь это даромъ! упраши-валъ меня мой гидъ. На вершинѣ холма я нашелъ маленьк³й храмъ и рядомъ, побольше, келью. Храмъ не представлялъ ни чего любопытнаго. Незатѣйливая архитектура, деревянныя статуи Будды, цвѣты передъ статуями и т. д., все что потомъ мнѣ случалось видѣть во множествѣ другихъ новыхъ храмахъ. На фронтонѣ, прямо надъ дверью, намалеваны были ворона и англ³йск³й гербъ; подъ этимъ украшен³емъ были прописаны латинскою азбукою годъ построен³я, имя монастыря и главнаго монаха; послѣдн³й титуловалъ себя Rеѵd. Осмотрѣвъ храмъ, я повернулъ къ выходу и хотѣлъ уходить, но увидалъ, что y выхода стоитъ послушникъ, лѣтъ четырнадцати, и протягивая ко мнѣ блюдо, выказываетъ намѣрен³е не пропустить меня въ выходу; очевидио, онъ сбиралъ деньги за посмотръ. Я зналъ, что такой поборъ противенъ будд³йскимъ уложен³ямъ. Двѣ тысячи лѣтъ съ лишкомъ тому назадъ, подобный поступокъ подалъ поводъ въ расколу въ будд³йской общинѣ. Въ сѣверной Инд³и, въ городѣ Ваопши, монахи вздумали по окончан³и утреннихъ молитвъ сбирать деньги съ м³рянъ. Они выставили посрединѣ храма блюдо, и приглашали благочестивыхъ дѣлать вклады. Вѣсть объ этомъ быстро пронеслась между буддистами; произошелъ скандалъ, и на соборѣ вскорѣ послѣ того созванномъ, еретики были отлучены отъ будд³йской общины. Но то было давно. Тогда на храмахъ не рисовались вороны и англ³йск³й государственный гербъ, англичане не ѣзжали осматривать храмовъ, и монахи не называли себя "реверендами". Несмотря на всѣ эти смягчающ³я вину обстоятельства, я отказался сдѣлать вкладъ. Монахи приняли мой отказъ очень добродушно; извѣстили о моей скупости тотчасъ же главнаго старца, и это не помѣшало установиться добрымъ отношен³ямъ между мною и старѣйшимъ монахомъ, плутоватымъ старикомъ. Я осмотрѣлъ его книги, получилъ на другой день полный списокъ заглав³й его рукописей. Мы разстались добрыми пр³ятелями. Когда я доститъ опять улицы и, прощаясь съ моимъ путеводителемъ, далъ ему мелочь, я увидалъ, что на мою благодарность предъявляетъ право вся моя непрошенная и незванная свита. Десятки рукъ протягивались ко мнѣ, со словами: Sir! give! Sir! give! Sir! three pence! и т. д. Я оставался глухъ къ жалобнымъ просьбамъ; a толпа между тѣмъ прибывала. Просили и тѣ, которые не знали даже, гдѣ я былъ, и за какую услугу просятъ друг³е; но сорвать что бы то ни было съ сэра тамъ любезное дѣло, какъ не позаняться имъ! Разогнать толпу было однако-же очень легко, и я очень скоро отдѣлался отъ ребятъ. Взрослые молча смотрѣли на эту потѣху, и при другомъ случаѣ охотно попытались бы тѣмъ же способомъ поживиться европейскимъ карманомъ.
   Я вернулся въ отель въ завтраку. Ѣдятъ на Цейлонѣ много и часто. Англичане ѣдятъ по-европейски, и свою кухню завели также въ здѣшнихъ отеляхъ, принявъ отчасти нѣкоторыя мелк³я подробности изъ мѣстной обстановки; такъ, фрукты всѣ мѣстные: ананасы, манго, платаны, апельсины и т. д.; все это не привозное. Совершенно мѣстное блюдо также сиччу; сингалезцы ѣли его до Р. Х.; объ этомъ говорится въ ихъ хроникахъ. Сиччу приготовляется изъ рису съ различными горячительными приправами; кромѣ того, къ нему подаютъ рыбу, цыплятъ, говядину, как³е-то фрукты, какую-то икру. Все это смѣшивается и сначала кажется вкуснымъ; но очень скоро сиччу надоѣдаетъ; его подаютъ ежедневно, за завтракомъ, полднекомъ и обѣдомъ. Все остальное - привозное изъ Европы или Австрал³и: говядина изъ Австрал³и; пиво изъ Англ³и; вина изъ Европы и Австрал³и; даже сливочное масло и соль часто привозныя изъ Европы. A соли на Цейлонѣ много; это давно извѣстно и вскорѣ, послѣ моего прибыт³я сюда, я могъ убѣдиться въ этомъ собственными глазами. Но не даромъ англ³йск³е военные оркестры такъ часто разыгрываютъ на чужбинѣ: "There is по place like home". Бродя по всему свѣту, англичанинъ нигдѣ не можетъ забыть милой родины, которую онъ такъ поэтически назвалъ: "home". Какъ воздухъ, ему необходимы различныя мелочи, составляющ³я англ³йск³й комфортъ и напоминающ³я любезную сердцу родину. Есть и другая причина, почему всюду, гдѣ заведутся англичане, тамъ является большой спросъ на всяк³я англ³йск³я вещи. Мнѣ случилось разъ говорить объ охотѣ въ Инд³и, съ англичаниномъ, долго тамъ жившимъ и очень образованнымъ человѣкомъ; мой собесѣдникъ, страшный спортсменъ, жаловался на то, что англ³йск³я собаки не выносятъ здѣшняго климата. На мой вопросъ, нельзя ли ихъ замѣнить туземными, онъ отвѣчалъ, что хотя туземныя собаки вообще очень плохи, однако-же между ними попадаются иногда очень хорош³е экземпляры; но, прибавилъ онъ, не принято находить что-либо туземное хорошимъ или равнымъ по достоинству съ англ³йскимъ. Такой отзывъ мнѣ показался характернымъ. Мой англичанинъ проговорился, и ненарокомъ выказалъ много правды. Мнѣ случалось сообщать этотъ отзывъ другимъ англичанамъ; нѣкоторые смѣялись, друг³е положительно отрицали справедливость словъ охотника; въ его словахъ, однако-же, есть правда; быть можетъ, онъ преувеличилъ, и рѣзко выразилъ то, что дѣйствительно существуетъ, хотя и въ не столь значительной степени, и въ чемъ можно убѣдиться каждый день, на каждомъ шагу, садясь за обѣдъ, входя въ домъ англичанина, прислушиваясь въ его отзыву о туземцахъ, неангличанахъ.
   Въ Галле я прожилъ нѣсколько дней. Развезя рекомендательныя письма и поѣздивъ по городу, я поспѣшилъ отправиться на востокъ, по южному берегу острова. Мой путь лежалъ чрезъ Matara, Tangalle - въ Hambantota. Ежедневно, кромѣ воскресенья, изъ Галле въ Matara отправляется крытая коляска. Европеець платитъ за мѣсто шесть рупи; бюргеры, т.-е. лица смѣшаннаго происхожден³я, мудан³ары (чиновники-туземцы) половину; остальные туземцы платятъ еще меньше. Европеецъ платитъ больще, но для него устроена коляска, и онъ полный господинъ въ ней. Если онъ является позднѣе, когда переднее мѣсто уже занято, туземецъ или туземка, бюргеръ или бюргерша должны уступить ему свое мѣсто. Для европейца всегда есть мѣсто, онъ имѣетъ право согнать съ мѣста туземца или бюргера, заставить ихъ дожидаться слѣдующей коляски. Так³я преимущества оплачиваются двойною цѣною. Наканунѣ моего отъѣзда, мнѣ сказали въ отелѣ, что коляска заѣдетъ за мною. Я всталъ задолго до шести часовъ, позавтракалъ и сталъ ожидать пр³ѣзда коляски. Пробило семь, a коляски не было; мною овладѣло безпокойство, не уѣхала ли коляска безъ меня, и я обратился за разъяснен³емъ къ управляющему отелемъ. Онъ успокоилъ меня, сказавъ, что хотя коляска должна выѣзжать въ 6 1/2, но обыкновенно отъѣздъ замедляется, и обязательно послалъ слугу узнать, когда наконецъ выѣдетъ коляска. Слуга вернулся съ извѣст³емъ, что коляска выѣдетъ чрезъ десять минутъ, но заѣхать въ отель не можетъ, такъ какъ лошади молодые и останавливать ихъ трудно. Я отправился въ Office и, придя туда, къ удивлен³ю моему, нашелъ, что лошадей не запрягали. Пассажиры были въ сборѣ. Двѣ бюргерши занимали передн³я мѣста и, при моемъ приходѣ, стали видимо недоумѣвать о томъ, что имъ дѣлать: уступить ли мѣсто добровольно, или ждать заявлен³я правъ европейца. Какой-то служитель оффиса предложилъ мнѣ очистить переднее мѣсто. Наконецъ, въ восемь лошади тронулись и борзо понеслись вскачь, несмотря на то, что въ коляскѣ сидѣло человѣкъ восемь. Я сидѣлъ на козлахъ, и могъ отлично видѣть все кругомъ. Мы ѣхали берегомъ моря, но всю дорогу подъ тѣнью кокосовъ; въ нѣкоторыхъ мѣстахъ волны прибивали не болѣе какъ саженяхъ въ трехъ отъ дороги. Шоссе отъ Галле до Матары великолѣпное, но стоитъ оно громадныхъ издержекъ, и плата, взимаемая съ проѣзжихъ, также очень высока. Птолемей называетъ всю страну около Матары, въ востоку и западу, страною слоновъ; слоны водились здѣсь еще въ началѣ настоящаго столѣт³я, теперь ихъ нѣтъ здѣсь, они встрѣчаются далѣе въ востоку, около Гамбантоты. Чрезъ каждыя пять милъ мѣнялись лошади въ нашей коляскѣ; мы ѣхали быстро, среди довольно оживленнаго движен³я. Приходилось обгонять множество пилигримовъ, отправлявшихся или въ Катрагамъ, или въ Потараганга; нѣкоторые шли пѣшкомъ, друг³е ѣхали въ двуколкахъ, запряженныхъ однимъ быкомъ. Кое-гдѣ, по дорогѣ, въ деревняхъ стояли разукрашенння колесницы, имѣвш³я также отправиться въ Катрагамъ, гдѣ въ 20-хъ числахъ ³юля должно было быть великое празднество. Пассажиры мѣнялись на каждой станц³и. Иногда, не доѣзжая станц³и, кто-нибудь выходилъ или садился; хотя внутреннихъ мѣстъ было всего четыре, но по временамъ въ полдень сидѣло человѣкъ пять и даже шесть. Въ Беллегамѣ, на половинѣ дороги, мы простояли около часу; я успѣлъ осмотрѣть здѣсь одну достопримѣчательность: Беллегамъ - мѣстечко рыбачье; кругомъ лѣсъ кокосовъ, хлѣбныхъ деревъ, ареки, яка, и многихъ другихъ деревъ; страна очень плодородна и изобилуетъ воздѣланными полями. Не доѣзжая полмили до мѣстечка, въ сторонѣ отъ дороги и въ кущѣ кокосовыхъ деревъ стоитъ громадная гранитная скала; въ ней вдѣлана, или можетъ быть высѣчена изъ этой скалы гигантская фигура въ коронѣ и царскомъ одѣян³и. Въ народѣ фигура зовется "прокаженнымъ царемъ"; объ этомъ царѣ разсказывается такая легенда. Ни на южномъ берегу, ни въ Коломбо, никто не могъ указать мнѣ литературный источикъ легенды. Всѣ, къ кому я обращался, повторяли одно и то же. Въ глубокой древности, въ центральной части острова, былъ нѣк³й благочестивый царь; внезапно онъ былъ пораженъ сильнѣшею проказою. Опечаленный и огорченный народъ сталъ молиться демонамъ и приносить жертвы. Не принимая участ³я ни въ томъ, ни въ другомъ, царь, почтивъ "вѣщаго" приношен³емъ цвѣтовъ и поручивъ себя его защитѣ, впалъ въ глубокое забытье, продолжавшееся очень долго. И было царю видѣн³е: великое водное пространство открылось передъ нимъ: оно было зелено вблизи и голубаго цвѣта издали. Попробовалъ царь воду; она была горька и непр³ятна на вкусъ. По берегамъ воднаго пространства высились деревья; такихъ деревъ невидывалъ царь наяву; высоки, стройны, безъ сучьевъ и вѣтвей, съ обил³емъ перовидныхъ листьевъ на верхушкѣ. Проснулся царь и недоумѣлъ, чтл значитъ этотъ сонъ; свершилъ опять приношен³я и молился усерднѣе прежняго. Было ему другое знамен³е. Огромный змѣй (Cobra de capello) предсталъ передъ нимъ. И поднявъ голову, змѣй упорно смотрѣлъ на царя. Затѣмъ, трижды поклонившись царю, змѣй испилъ воды изъ сосуда, стоявшаго передъ царемъ, и удалился. Потрясенный видѣн³емъ и появлен³емъ змѣя, царь отправился подъ тѣнь священнаго дерева (ficus religiosa), гдѣ и заснулъ. Опять предстало ему то же видѣн³е, и видить онъ: подъ тѣнью громаднаго дерева стоитъ Судодана, отецъ "вѣщаго", и указывая на югъ, говоритъ: "иди на югъ; тамъ увидишь так³я же деревья, наяву; ихъ плодъ исцѣлитъ тебя; воспламевни дерево, и плодъ упадетъ на землю. За грѣхъ въ первомъ перерожден³и ты пораженъ проказою. Но змѣй, испивъ отъ твоей воды, искупилъ твой грѣхъ". Проснулся царь, созвалъ свою свиту и отправился на югъ, который въ то время былъ не заселенъ. Здѣсь увидалъ царь безбрежное водное пространство и кокосовыя пальмы. Видятъ царь и его спутники высок³я деревья съ перовидными листьями и громадными плодами, и не знаютъ, какъ достать плодъ; взобраться на дерево имъ казалось совершенно невозможнымъ. Тутъ царь вспомнилъ завѣтъ Судоданы, и приказалъ поджечь дерево. Съ трескомъ повалился великанъ. Три мѣсяца питался царь кокосами, и по истечен³и этого времени исцѣлился совершенно. Въ память своего избавлен³я царь воздвигъ въ скалѣ свою статую.
   Отсюда до Матары одиннадцать миль; мы перемѣнили еще разъ лошадей, и въ 12 часовъ я былъ въ Матарѣ въ Resthous. Resthous - постоялый дворъ, устроенный правительствомъ. Въ Матарѣ постоялый дворъ прекрасно устроенъ и прекрасно содержится. Всюду чистота и опрятность. Домъ состоитъ изъ трехъ большихъ комнатъ на планѣ; срединная - пр³емная, по бокамъ двѣ спальни. Полъ каменный, покрытъ цыновками. Въ спальняхъ покойныя постели и умывальники. Передн³й фасадъ окруженъ верандою. Изъ срединной комнаты крытый ходъ ведетъ въ столовую, откуда открывается видъ на море. Въ Resthous можно имѣть завтракъ, обѣдъ и даже нѣкоторые предметы роскоши: сливочное масло изъ Европы и французсу³я вина. Обѣдъ и завтракъ, впрочемъ, болѣе длинны, нежели вкусны. Черезъ часъ, по пр³ѣздѣ въ Матару, я вышелъ на улицу, съ тѣмъ, чтобы начать осмотръ того, что меня интересовало здѣсь. Отсюда на востокъ начвналось древнее царство Рогула, здѣсь процвѣталъ буддизмъ въ началѣ нашей эры, и въ послѣднее время между буддистами южнаго берега стало замѣтно особенное развит³е благочестивыхъ стремлен³й: монастыри возобновляются, книги собираются, и въ этомъ отношен³и югъ перещеголялъ центръ и сѣверъ острова, гдѣ, напротивъ, упадокъ вѣры очевиденъ. На улицѣ я недолго оставался въ недоумѣн³и, съ чего начать и куда идти. Ko мнѣ подошелъ какой-то человѣкъ въ сильно поношенномъ европейскомъ костюмѣ; типъ лица его былъ восточный, хотя цвѣтъ кожи и не такъ теменъ, какъ y кровнаго сингалезца. На довольно правильномъ англ³йскомъ языкѣ, онъ предложилъ мнѣ свои услуги. Тогда я очень удивился его произношен³ю и знан³ю анг³³йскаго языка; но, побывавъ впослѣдств³и въ разныхъ мѣстахъ, и видѣвъ въ Коломбо даже будд³йскихъ монаховъ, говорившихъ по-англ³йски, я привыкъ въ этому распространен³ю англ³йской рѣчи на островѣ. Всюду говорятъ по-англ³йски, т.-е. въ каждомъ значительномъ мѣстечвѣ вы можете найти одного или нѣсколькихъ человѣкъ, говорящихъ бойко по-англ³йски. Языкъ правителей распространяется помимо вл³ян³я или требован³я самого правительства. Правительство какъ будто совершенно не добивается распространен³я англ³йскаго языка. Въ Совотво, напр., я видѣлъ полицейскихъ служителей, т.-е. лицъ, принадлежащихъ къ мѣстной администрац³и, ни слова не знавшихъ по-англ³йсуи. Правительство отпускаетъ деньги одинаково на школы англ³йск³я и на Grovernment Vernacular Schools, т.-е. на школы, въ которыхъ не учатъ англ³йскому языку. И въ послѣднемъ отчетѣ о народномъ образован³и стоятъ так³я цифры: въ 1869 г. число Fernacular Schools было 69, въ 1872 оно возросло до 152; въ 1869 въ нихъ было 2661 ученивъ, въ 1872 г. 6344. Въ томъ же отчетѣ я нахожу слѣдующее: The number of the English ad Anglovernacular schools has been almost staionary; because, 6 the Englishspeaking population increased, missionary and aivate enterprise helped to supply the educational wants of the communities at large station. Англ³йск³й языкъ распространяется отасти чрезъ школы мисс³онеровъ. Въ эти школы идутъ дѣти и христ³анъ, и буддистовъ. Буддисты читаютъ здѣсь Евангел³е и библ³ю, и если не всегда выходятъ христ³анами, то всегда пр³обрѣтаютъ знан³е англ³йскаго языка. Одинъ очень свѣдущ³й чиновникъ, англичанинъ, на южномъ берегу, сообщилъ мнѣ, что при повышен³и или при выборѣ лицъ довѣренныхъ онъ не обращаетъ никакого вниман³я на знан³е англ³йскаго языка, и всегда предпочитаетъ лицъ, пользующихся уважен³емъ между своими; лица, отрекш³яся отъ своей нац³ональности, въ большей части случаевъ не заслуживаютъ никакого довѣр³я. Въ другомъ мѣстѣ мнѣ сообщили, что англичане въ послѣднее время стали даже тяготиться распространен³емъ своего языка. Туземецъ, выучившись языку своихъ правителей, стремится выдти изъ своей среды, хлопочетъ объ оффиц³альномъ положен³и, хочетъ быть чѣмъ-нибудь въ администрац³и. И масса предложен³я превышаетъ спрось. Не навязыкая свой языкъ чрезъ школы, англичане съумѣли добиться его распространен³я. Англичанинъ, какъ-бы хорошо онъ ни говорилъ по-сингалезски, въ оффиц³альныхъ сношен³яхъ, письменно или устно, знаетъ одну рѣчь, англ³йскую и, вслѣдств³е этого, суть вещей такова, что англ³йск³й языкъ, англ³йск³е нравы сильно распространяются здѣсь, и, нѣтъ сомнѣн³я, будутъ распространяться еще долго. Вл³ян³е англ³йской культуры сказывается въ великихъ и малыхъ вещахъ. Оно замѣтно даже въ современномъ буддизмѣ. Въ Коломбо я имѣлъ честь принимать y себя одного будд³йскаго монаха; онъ явился съ визитомъ, точно какой-нибудь епископъ, и этотъ столпъ буддизма оставилъ мнѣ карточку, на которой значилось: Revd H. Sumangala. High Priest of Adaal Peak. Онъ говорилъ по-санскритски и по-пали, и охотно беседовалъ по-англ³йски, не гнушался пожат³я руки невѣрнаго и на прощан³и, кивая головою, произносилъ: good bye! A кланяться м³рянину запрещалъ законъ! Сингалезцы англичанятся безсознательно; мног³е, сохраняя свою юбку, вмѣсто панталонъ, думаютъ, что остаются вѣрны своей нац³ональности.
   Мой гидъ оказался бюргеромъ, и за 1 шил. въ день согласился показать все примѣчательное въ Матарѣ. Но, кромѣ будд³йскихъ храмовъ, здѣсь ничего не было примѣчательнаго; a потому мы и начали съ храмовъ.. Но въ первомъ же храиѣ мы встрѣтили совершенно нелюбезный пр³емъ. Я пожелалъ осмотрѣть храмъ. Монахи заупрямились и потребовали денегъ за осмотръ; получивъ, конечно, отказъ, отцы поставили мнѣ другое услов³е: я долженъ былъ разуться при входѣ въ храмъ; и на это не согласился. Тогда, испытавъ всѣ эти средства, монахи покончили тѣмъ, что пустили меня въ храмъ безъ всякихъ услов³й. Множество храмовъ осмотрѣлъ я около Матары; много любопытнаго видѣлъ въ нихъ, но еще болѣе курьезнаго. Самый примѣчательный храмъ расположенъ въ трехъ миляхъ отъ Матары, онъ любопытенъ по немногимъ остаткамъ древности и по историческимъ воспоминан³ямъ. Храмъ Дондера, о которомъ я говорю, въ глазахъ буддистовъ былъ когда-то такъ же святъ, какъ Адамова гора или развалины Ануродапуры. Разрушенный въ XVI столѣт³и португальцами, въ настоящее время онъ представляетъ не много любопытнаго: кое-гдѣ виднѣются старые столбы да главныя ворота; вотъ и все, что осталось отъ древности; всѣ столбы съ средневѣковыми надписями вывезены отсюда въ послѣднее время англичанами. И о быломъ велич³и, когда многочисленныя колонны спускались почти къ самому морю, едва можно составить приблизительно вѣрное представлен³е, смотря на кое-гдѣ разбросанныя колонны и обломки колоннъ. Здан³е храма можетъ считаться любопытнымъ образчикомъ современной будд³йской архитектуры. Вгутри необыкновенно много живописи: истор³я Будды, истор³я его перерожден³й наглядно размазаны по стѣнамъ. Рядомъ съ будд³йскою святынею встрѣчаешь здѣсь инд³йскихъ боговъ; Восудева изображенъ въ нѣсколькихъ экземплярахъ. Ему посвященъ небольшой придѣлъ.
   Не даромъ старая Копра въ настоящее время славится благочест³емъ монаховъ и м³рянъ. Около Мотиса и далѣе y развалинъ, около Гамбантоты я видѣлъ очень характерныя проявлен³я религ³ознаго чувства. Однажды я зашелъ въ одинъ храмъ, среди полдня. Жара была невыносимая въ полномъ смыслѣ слова. Я спѣшилъ укрыться подъ прохладную сѣнъ какой-нибудь кельи, и взойдя во дворъ храма былъ пораженъ страннымъ зрѣлищемъ: прямо передо мною, вблизи ступы, припавъ лбомъ въ раскаленному граниту, лежалъ старикъ; онъ былъ препоясанъ только y чреслъ; жгуч³е лучи солнца падали на его обнаженную спину. Но онъ какь будто не чувствовалъ ихъ, и спокойно, нараспѣвъ, возносилъ молен³е "вѣщему": "о, ты, кого славитъ все сущее на землѣ, и все сущее въ небѣ, тебѣ, кого чтутъ люди и боги, покланяюсь. Да будетъ мнѣ это во благо!" Неподдѣльность и наивность религ³ознаго чувства въ данномъ случаѣ были несомнѣнны, и дѣтская вѣра во всемогущество мнимыхъ останковъ "вѣщаго", вѣра, смягчавшая горькое сознан³е ограниченности человѣческихъ силъ, была даже трогательна. Но, по единичнымъ фактамъ такого рода нельзя составить себѣ вѣрнаго представлен³я о религ³озномъ настроен³и современныхъ буддистовъ. Ихъ благочест³е въ своемъ проявлен³и такъ отлично отъ того понят³я, которое обывновенно въ Европѣ соединяется съ этимъ словомъ; ихъ философ³я, м³росозерцан³е такъ оригинальны и чужды европейскому пониман³ю, a потому неудивительно, что результатъ первыхъ наблюден³й бываетъ почти всегда отрицательный: замѣчаешь какой-то непонятный дѣтск³й страхъ, и, какъ его слѣдств³е, громадное развит³е суевѣр³я; вѣра, религ³озное настроен³е - ускользають отъ наблюдателя.
   ...Осмотрѣвъ храмъ Дондера, я выѣхалъ изъ Матары въ Тангалле. Тангалле, какъ Матара, и далѣе Гамбантота, самъ по себѣ не представляетъ никакого интереса. Здѣсь былъ нѣкогда голландск³й фортъ: въ настоящее время тамъ тюрьма. Тутъ голландцы ожесточенно воевали съ туземцами изъ-за соли. Но въ десяти миляхъ отъ Тангалле, къ сѣверу, стоитъ знаменитый храмъ Му³агири-Галле; на него ѣздятъ смотрѣть даже тѣ, кого буддизмъ совершевно не интересуетъ. Моя поѣздка туда была довольно оригинальна; я ѣхалъ въ сопровожден³и мудал³ора. Около семи миль дорога торная, большая; затѣмъ, мы вышли изъ кабр³олета и должны были идти около трехъ миль тропинкою, среди частью оставленныхъ рисовыхъ полей и очень дикаго пейзажа. Кругомъ была необыкновенная тишина, и нашъ небольшой караванъ двигался среди совершенно пустынной мѣстности. Въ одномъ мѣстѣ я видѣлъ, какъ въ нѣсколькихъ саженяхъ впереди огромная Cobra переползла намъ черезъ дорогу; нѣсколько дальше тропинка терялась въ болотѣ; два здоровыхъ кули, составлявшихъ нашу свиту, скрестивъ руки, изобразили стулъ, и на немъ перетащили насъ чрезъ болото. По дорогѣ мудал³оръ разставилъ своихъ кули; чрезъ каждую милю мы находили подъ тѣнистыми пальмами: стулья для отдохновен³я, прислуту съ водою (очень грязною), молодыми кокосами, виномъ и какою-нибудь закускою. Пройти три мили можно было весьма легко, не утомившись. Въ монастырѣ насъ ожидали; въ Dhammasâla, т.-е. здан³и, гдѣ произносится проповѣдь, накрытъ былъ столъ и готовъ былъ завтракъ. На террассѣ стояли стулья, покрытые бѣлымъ. Этимъ выражалось особое уважен³е къ гостямъ. Въ самомъ здан³и, прямо передъ нашимъ столомъ, стояли два громадныхъ сундука съ книгами. Посидѣвъ нѣсколько и обмѣнявшись привѣтств³ями съ монахами, мы пошли осматривать горные храмы. Они выстроены въ скалѣ имѣющей видъ куба; съ двухъ сторонъ скала совершенно перпендикулярна. На вершину ведутъ ступени (545), высѣченныя изъ твердаго камня. Поднявшись ступень пятьдесять, входишь на первую террассу; здѣсь въ скалѣ сдѣланы два храма; въ одномъ изъ нихъ, правомъ, множество фресковъ, и нѣкоторые очень древни. Тутъ же, въ скалѣ, на довольно значительной высотѣ, вырѣзана надпись древнѣйшею азбукою. Въ храмѣ налѣво особенно любопытны изображен³я на наружной стѣнѣ: фигуры птицъ и львовъ. Поднявшись еще сто ступеней, входишь на вторую террассу; здѣсь опять два храма и передъ ними резервуаръ чистой воды, окруженный каменною оградою. На третьей террассѣ, еще выше, стоитъ священное древо Ficus religiosa. Подъ его тѣнью выстроенъ небольшой храмъ. Мы поднимались при страшномъ солнопёкѣ, по раскаленнымъ ступенямъ. Нигдѣ не было тѣни. Около двадцати ступеней, высѣченныхъ въ перпендикулярной стѣнѣ, вели на самую вершину. По бокамъ висѣли желѣзныя цѣпи. Цѣпляясь за нихъ, мы взобрались на вершину. Видъ отсюда дѣйствительно гранд³озенъ. На югь виднѣется море; въ кущѣ деревъ показываются съ одной стороны Тангалле, съ другой - Матара и даже Беллигамъ. Былъ уже двѣнадцатый часъ и нестерпимо жарко. Сходить внизъ было труднѣе, и мы медленно двигались. Предан³е говоритъ, что монастырь выстроенъ въ 83 г. до Р. Х., царемъ Валагамбагу. Конечно, оть того времени осталось немного, развѣ та надпись, о которой я упомянулъ, да каменныя ступени. Фигуры Будды (18 ф. длины) принесены были сюда въ III в. по Р. Х. Къ этому же времени относится сооружен³е резервуара. Въ XVI в. португальцы разрушили храмы и разогнали монаховъ, въ XVIII храмы и монастырь были возобновлены вонд³йскимъ царемъ Киртифи. Изъ Гесонгалле, черезъ Гамбантоту, я отправился къ замѣчательнымъ развалинамъ Tessa mahârama; здѣсь вѣроятно нужно искать упоминаемый Птолемеемъ Магамъ. Лошадей или лошадь въ Тангалле достать невозможно; нужно было нанять быковъ и ѣхать въ мѣстной, крытой двуколкѣ. Дорога не отличается красотою или удобствомъ; она смѣло можетъ быть уподоблена нашимъ проселочнымъ, и будетъ памятна даже ѣзжавшему по нимъ. Кругомъ разстилается мелк³й лѣсъ, всюду видъ запустѣн³я. Днемъ, въ томительную жару быки, подгоняемые нестройными выкрикиван³ями погонщика, едва передвигаютъ ноги. Въ бонди можно было или лежать, или сидѣть, поджавъ ноги. Безпрестанные толчки мѣшаютъ заснуть и не позволяютъ читать; a кругомъ смотрѣть не на что. Какъ только переѣдешь рѣку Велаве, то исчезаютъ послѣдн³я рисовыя поля и кокосы. Начинается страна песку и мелколѣсья; нѣтъ ничего печальнѣе этой страны: точно, какъ будто здѣсь люди жили когда-то, и бѣжали, гонимые нездоровымъ климатомъ. Я ѣхалъ цѣлые сутки до Гамбантоты (24 м.), и отъ непривычки ѣздить на быкахъ сильно утомился.
  

II. Перагера.

  
   Ежегодно, въ августѣ, въ различныхъ городахъ Цейлона празднуется "Перагера", по улицамъ города проходитъ нѣсколько ночей къ ряду оригинальная процесс³я. Я добивался напрасно отвѣта на вопросъ, что это за процесс³я? Въ память чего устроенъ праздникъ? Оевропеивш³еся сингалезцы говорили, что праздникъ нѣчто подобное нашимъ ярмаркамъ; друг³е утверждали, что процесс³я была утверждена на потѣху конд³йскихъ царей, въ память рожден³я бога Вишну. Но были и так³е, которые

Другие авторы
  • Поплавский Борис Юлианович
  • Прокопович Феофан
  • Пальм Александр Иванович
  • Толстой Иван Иванович
  • Диль Шарль Мишель
  • Абрамович Владимир Яковлевич
  • Тютчев Федор Иванович
  • Мордовцев Даниил Лукич
  • Леонтьев Константин Николаевич
  • Гиппиус Владимир Васильевич
  • Другие произведения
  • Ранцов Владимир Львович - Кардинал Ришелье. Его жизнь и политическая деятельность
  • Мопассан Ги Де - Оливковая роща
  • Уайльд Оскар - Стихотворения
  • Вербицкая Анастасия Николаевна - А. Н. Вербицкая: биобиблиографическая справка
  • Богданов Александр Александрович - Заявление в расширенную редакцию "Пролетария"
  • Полевой Николай Алексеевич - Вольный мученик
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Литературное объяснение
  • Крашенинников Степан Петрович - Описание земли Камчатки. Том первый
  • Тургенев Иван Сергеевич - Часы
  • Трилунный Дмитрий Юрьевич - Лира Оссиана
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 385 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа