Главная » Книги

Певцов Михаил Васильевич - Путешествия по Китаю и Монголии, Страница 20

Певцов Михаил Васильевич - Путешествия по Китаю и Монголии


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

упнейший приток - р. Чингил (Чингиль), принявший выше в свою очередь многочисленные притоки, из них наиболее крупные: справа - Ильзыт-булак (Чанкан); слева - Берткем и Цаган-гол. После слияния с Чингилом Булугун принимает название Урунгу (или менее распространенное - Булун-тохой, Бурлу-тохой. См. комм. 13) и выходит через область предгорий на Джуигарскую равнину. С этой частью течения Урунгу мы уже познакомились по описанию М. В. Певцова.
   28. Обилие плавника на Урунгу во время паводка отмечали и другие путешественники, посетившие эту реку.
   В верховьях, в пределах Монгольской Народной Республики, Урунгу имеет падение в среднем 7,6 м на 1 км. Выходя в Синьцзяне на равнину, река течет значительно спокойнее, но и там совершенно непригодна в качестве водного пути. Читатель далее узнает, что М. В. Певцов, возвращаясь из экспедиции, сделал попытку спуститься по Урунгу на плоту. Попытка эта не удалась и чуть не стоила М. В. Певцову и его спутникам жизни.
   29. Урянхаями, или урянхайцами, во времена Певцова называли тувинцев - народ тюркского происхождения, в основной своей массе живший в Урянхайском крае, ныне Тувинской автономной области. Небольшие группы этого народа, говорящие не на тюркском, а на монгольском языке, жили в Монголии и Северо-Западном Китае, в верховьях рек Кобдо и Урунгу, а также в бассейне Черного Иртыша и в районе предгорий хребта Хан-хухэй.
   Урянхаи - презрительное название, обозначающее "люди оборванные", "презренные". Это название дано было тувинцам маньчжурской династией китайской империи, которая в течение почти двух веков безжалостно угнетала и эксплоатировала тувинских кочевников.
   Самоназвание народа - тува, туба. Оно идет от названия одного из племен его предков - туба и тубалар, обитавшего в долине реки Тубы, притока Енисея.
   Историческое событие в жизни тувинского народа произошло в 1944 году, когда, выражая волю трудящихся Тувы, чрезвычайная сессия Малого Хурала (съезда) обратилась к Верховному Совету СССР с просьбой о принятии Тувы в состав Советского Союза.
   11 октября 1944 г. Президиум Верховного Совета СССР издал указ о Принятии Тувинской Народной Республики (образована в 1921 году) в состав Союза Советских Социалистических Республик на правах автономной области.
   30. Великой Среднеазиатской пустыней, или пустыней Гоби, называли огромные равнинные пространства, расположенные на юге Монголии и в прилегающих районах Китая. Само слово "гоби" по-монгольски означает безводную и бесплодную равнину. Из этого термина и возник топоним "Гоби". В то время, когда М. В. Певцов, совершал свое путешествие, о пустынных пространствах Монголии и Китая в науке имелось немного достоверных сведений. По мере увеличения изученности Гоби изменялась и оценка ее пустынности. Ныне известно, что многие районы Гоби, особенно той ее части, которая находится в пределах Монгольской Народной Республики, не представляют собой типичной "безжизненной пустыни", а имеют характер полупустынь или пустынных степей.
   Места, которые пересекал караван М. В. Певцова, относятся к Заалтайской Гоби и являются наиболее пустынными областями Гобийской пустыни (см. комментарии 84).
   Здесь же следует отметить, что во времена М. В. Певцова не было еще окончательно установившегося названия для территорий, объединяемых ныне наименованием Центральная Азия. Поэтому и Гоби называлась в то время Среднеазиатской пустыней, а Певцов в своих трудах прилагал к этим территориям названия "Внутренней", "Центральной", а иногда и "Средней" Азии.
   31. Сайга - пустынно-степная антилопа, распространенная еще в XVIII в. очень широко: от Карпат на западе до Джунгарии на востоке и доходившая до Барабинской степи и средней Волги на севере. Хищнический промысел на сайгу привел к полному уничтожению этого вида на большей части ареала. В настоящее время в СССР, благодаря принятым мерам, численность сайги быстро восстанавливается. Данные М. В. Певцова о сайге в Джунгарии - первые точные указания о распространении этого вида в указанном районе.
   32. Необыкновенная прозрачность атмосферы в южной Джунгарии отмечалась и другими путешественниками. Г. Е. Грумм-Гржимайло, посетивший джунгарское предгорье Тянь-шаня в 1889 году, замечает: "Пыльная атмосфера в Южной Джунгарии, повидимому, явление исключительное". (Описание путешествия в Западный Китай, Географгиз, 1948, стр. 128).
   33. Описание "любопытного феномена", сделанное М. В. Певцовым, благодаря его замечательной наблюдательности, послужило впоследствии, уже после смерти путешественника, к открытию в этом месте месторождения каменного угля.
   34. Саксаул (Haloxylon) - древесное растение, образующее леса песчаных пустынь. Это самое типичное и замечательное растение пустыни. Саксаул имеет чрезвычайно изогнутый, корявый и растресканный ствол, от которого отходят столь же корявые ветви, заканчивающиеся довольно густой метелкой так называемых ассимилирующих веточек, заменяющих растению листья. Искривленный ствол некоторых видов саксаула достигает 5-8 м высоты.
   Древесина саксаула обладает такой плотностью, что тонет в воде, она очень тверда и хрупка. В связи с этим саксаул не пилят при заготовках, а ломают. Саксаул является наилучшим топливом из существующих на земле видов древесной растительности.
   Монголы называют саксаул дзак. Для них он является драгоценным растением, так как дает хороший корм верблюдам (зеленые побеги) и превосходный материал для топлива человеку.
   У H. M. Пржевальского мы находим интересное описание этого замечательного растения пустыни: "Древесина описываемого растения чрезвычайно тяжелая и крепкая, но до того хрупкая, что даже большой ствол разлетается на части при ударе обухом топора. Следовательно, на постройки саксаул не годен, да и не найти в нем хотя бы двухаршинного ровного бревна. Зато горит превосходно, даже сырые ветки, которые, как у многих солянковых растений, чрезвычайно обильны соком, вероятно, потому, что очень плотная наружная кожица препятствует даже в сухом климате пустыни испарению вытянутой корнями влаги. Саксаульные дрова, словно каменный уголь, горят очень жарко, и, перегорев, еще надолго сохраняют огонь. Цветет саксаул в мае мелкими, чуть заметными желтыми цветочками; семена также мелкие, плоские и крылатые, серого цвета, густо усаживают ветви и поспевают в сентябре". ("Из Зайсана через Хами в Тибет", Географгиз, 1948).
   35. Эта часть Джунгарской пустыни и прилегающие районы Монголии замечательны тем, что они являются единственным местом, где водится дикая лошадь Пржевальского (Equus przewalski). Первый экземпляр этого редчайшего животного был доставлен в Петербургский музей Академии наук Н. М. Пржевальским в 1873 г. В 1889 г. под Гученом была убита дикая лошадь братом известного путешественника Г. Е. Грумм-Гржимайло - M. E. Грумм-Гржимайло. Он был первым путешественником-исследователем, которому удалось наблюдать на свободе и убить дикую лошадь Пржевальского.
   36. Вряд ли можно согласиться с этим мнением М. В. Певцова. Если бы действительно пески Гурбун-тунгута появились в результате разрушения некогда существовавшей там гранитной гряды, почему же не образовались песчаные накопления несколько севернее, в горах Намейчу, сложенных такими же гранитами?
   Более правильное объяснение образования гурбунтунгутских песков мы находим у Г. Е. Грумм-Гржимайло. "Сводя все, что нам известно об орографическом и геологическом строении Внутренней Джунгарии, - пишет Г. Е. Грумм-Гржимайло, - нельзя не притти к тому заключению, что в третичную эпоху она не представляла одного обширного водного бассейна, а распадалась на ряд внутренних морей, соединенных протоками. Западное и в то же время самое обширное из этих морей, остатком коего служит в настоящее время Эби-нор, заканчивалось к востоку двумя узкими заливами, разделенными Гурбунтунгутской грядой. Южный из этих заливов омывал Баркюльское плоскогорье, северный же (Бортень-гоби) нешироким протоком соединялся с Восточным морем, точнее, с заливом последнего, если только обе водные поверхности существовали одновременно, в чем, однако, нельзя не выразить некоторых сомнений ввиду нижеследующих соображений...
   Как бы то ни было, но несомненно одно: Гурбунтунгутская гряда узким мысом вдавалась некогда в самую мелкую часть Западно-Джунгарского моря, а потому, очень вероятно, служила и местом отложения дюнных песков. Что именно таково происхождение гурбунтунгутских песков, явствует уже из того обстоятельства, что в составе его принимают участие, кроме кварца и полевого шпата, и другие горные породы, главнейшим же образом: кремний, кремнистый сланец, зеленый филлит, хлоритовый диабаз, плотные песчаники и другие, которые к тому же попадаются не только в виде зерен, но зачастую и в форме окатанной гальки" ("Описание путешествия в Западный Китай", Географгиз, 1948, стр. 131-132).
   37. Ильм, или хайляс (Uimus pumila),- вяз, высокое дерево с толстым стволом, твердой древесиной и раскидистой кроной. Растут ильмы отдельными экземплярами и образуют разреженные рощи без подлеска.
   Некоторые экземпляры достигают толщины до 2 м.
   38. Шертинг - бумажная ткань, употреблявшаяся на пошивку белья и подкладку.
   39. Чий (Lasiagrostis spelendens), или, как его еще называют монголы, дэрисун, широко распространенный в Центральной и Средней Азии злак. Он растет по понижениям и на более или менее влажных пространствах. Чий - пустынный ковыль, обладающий замечательной способностью прочно закреплять подвижные пески. "Человеку,- пишет H. M. Пржевальский, - забравшемуся в высокий дырисун, ничего не видно, кроме неба да ближайших кустов самого растения; если заросль обширна, то легко заблудиться.
   В дырисуне находят для себя приют фазаны, куропатки, перепела, жаворонки, а также зайцы, лисицы, волки и барсуки. Для домашнего скота описываемое растение составляет превосходный корм. Кроме того, из чрезвычайно крепких, почти как проволока, стебельков дырисуна китайцы делают летние шляпы и метелки; киргизы же алетут прочные циновки, которыми обставляют бока своих войлочных юрт или кибиток". ("Из Зайсана через Хами в Тибет", Географгиз, 1948, стр. 46). Следует отметить, что животные используют как корм лишь молодые побеги чия.
   40. Горный проход через Восточный Тянь-шань из Гучена в Турфан, о котором пишет М. В. Певцов, действительно существует перевалом Юлгун-Терек через хребет Мерцбахера.
   41. Высота Богдо-ола, определенная М. В. Певцовым приблизительно равной 15 500 футов (4 728 м), значительно отличается от действительной. Современные карты указывают ее равной 5 600 м.
   Интересное описание Богдо-ола дает Г. Е. Грумм-Гржимайло, поднимавшийся на эту гору в 1889 году до высоты 3 683 м над уровнем моря (см. "Описание путешествия в Западный Китай", Географгиз, 1948, стр. 101-115).
   42. Ясак (тюрк.) - натуральный налог, которым облагались в Московской Руси и царской России народности Поволжья, Сибири и Дальнего Востока. Ясачными крестьянами называли земледельцев или промышленников, плативших налог натурой (пушниной, скотом и т. П.).
   43. Во времена путешествия М. В. Певцова маралы на Алтае хищнически истреблялись. Во второй половине XIX в. на Алтае и в других частях южной Сибири только начинали разводить оленей в огороженных лесных участках - "маральниках" для получения от оленей пантов, т. е. молодых, не отвердевших еще рогов, идущих на изготовление лекарств.
   В СССР марал взят под охрану, и теперь существует ряд крупных государственных и колхозных мараловодческих хозяйств.
   44. "Свинка" - деревянная чурка (термин в технике не употреблялся). Здесь Певцов, повидимому, хотел сказать, что балочный пролет моста опирался на деревянные чурки - "свинки", положенные по обоим берегам Бухтармы.
   45. Горы Табын-богдо являются высочайшим горным узлом всей системы Алтая - важнейшим его орографическим центром.
   Мысль о том, что горная группа Канас и Табын-богдо, связанные промежуточными высотами, представляют горный узел, впервые была высказана М. В. Певцовым.
   По современным данным, наибольшая высота Табын-богдо (вершина Хуйтун) достигает 4 653 м (см. Э. М. Мурзаев. Монгольская Народная Республика, Географгиз, 1948, стр. 59).
   Большое значение в познании природы Алтая и особенно его современного оледенения имели исследования известного русского ботаника и путешественника В. В. Сапожникова. Им впервые была сделана попытка точно определить высоту Табын-богдо. Его результаты (4 500 м) немногим отличаются от новейших данных. Исследования В. В. Сапожникова показали, что Табын-богдо - крупнейший центр современного оледенения Алтая. В этих горах им был открыт самый большой алтайский ледник (длина 19 км), который он назвал ледником Потанина.
   Современные нам представления об оледенении Алтая вообще и в частности узла Табын-богдо создали работы советских ученых, отчеты о которых значительно обогатили географическую и геологическую литературу. Из них наибольший интерес представляет монография М. В. Тронова - "Очерки оледенения Алтая" (Географгиз, 1949), написанная на основании многолетних экспедиционных исследований и обобщения большого количества литературных материалов. Эта работа была удостоена в 1950 году Сталинской премии.
   46. Река Кобдо имеет длину 516 км и бассейн, равный 49 667 кв. км. Она действительно является одной из крупнейших рек Монголии, в особенности по площади своего бассейна. Но, помимо Селенги (верхней) и верхнего Енисея, Кобдо превышают по длине и по площади бассейна такие реки, как Керулен (длина 1 264 км, площадь бассейна в пределах МНР 116 455 кв. км), Орхон (длина 1 124 км, площадь бассейна 132 835 кв. км), Дзапхан (длина 808 км; однако воды эта река несет меньше, чем Кобдо), Тола (длина 704 км, площадь бассейна 49 842 кв. км) и Тэс (длина 568 км, площадь бассейна 33 358 кв. км).
   47. Река Хашату непосредственно не впадает в р. Кобдо, она является правым притоком Хонгор-улюн-гола (у Певцова Хонур-улен).
   48. Это не совсем верно. Мы уже отмечали в комментарии 45, что наибольших высот в системе Алтая достигает вершина Хуйтун (4 653 м) в горной группе Табын-богдо. Другие вершины этой группы превышают 4 000 м. Подобной же высоты достигают и некоторые вершины Монгольского Алтая (Мус-тау, Цасту, Судай и др.), но они не превышают высот группы Табын-богдо.
   Сведения, приводимые здесь М. В. Певцовым об истоках Кобдо, неверны и потому, что истоки этой реки находятся как раз в горах Табын-Богдо. Реку питают огромные ледники, сползающие с юго-восточных склонов этого горного массива.
   Один из истоков Кобдо - р. Ак-су, или, как ее называл В. В. Сапожников, - Белая Кобдо. Таким названием эта река обязана цвету своей воды. Сносимая в Верхне-Кобдоское озеро белая муть резко выделяется на прозрачной синеве озера.
   Второй исток - р. Каратыр, или Черная Кобдо, - в свою очередь образуется иа двух речек, которые вливаются в озеро моренного происхождения; из него уже и вытекает река - южный исток Кобдо, называемая Кар-атыр.
   49. Олёт - немногочисленное западно-монгольское племя, населявшее территорию между долинами рек Кобдо и Буянту.
   50. По современным данным, высота Гурбан-цасту достигает 4 213 м.
   51. Город Кобдо получил свое название от реки Кобдо, на которой он был первоначально построен в 30-х годах XVIII столетия. В 1762 году, в связи с тем, что город разрушился в период войны и подвергся наводнению, он был перенесен на менее полноводную реку Буянту, сохранив свое название (см. А. Позднеев, Монголия и монголы, СПб., 1896, стр. 303-305).
   52. Озеро Хара-усу - один из крупнейших водоемов котловины Больших озер.
   До Певцова наиболее полное географическое описание некоторых озер этой котловины, в том числе и Хара-усу, было сделано Г. Н. Потаниным, а несколько позже П. К. Козловым и В. А. Обручевым. Особенно подвинулось вперед изучение геологии, геоморфологии и гидрохимии озер котловины за последние десятилетия трудами советских ученых: геологов - И. П. Рачковского, З. А. Лебедевой, М. Ф. Нейбург, геохимика В. А. Смирнова и др.
   Представление о физико-географических особенностях и ландшафтах этой своеобразной области Центральной Азии дали результаты работы в течение ряда лет советского исследователя Монголии Э. М. Мурзаева. В своей монографии "Монгольская Народная Республика" Э. М. Мурзаев делит Котловину Больших озер на три подрайона, соответствующие трем гидрографически замкнутым впадинам: Убсинской, Хиргисской и Шаргаинской. Такое наименование впадины получили от названий наиболее низко в них расположенных озер - конечных водоемов гидрографической системы впадины - Убса-нур, Хиргис-нур и Шаргаин-гоби (в прошлом обширное озеро, ныне солончаковое озерко Шаргаин-цаган). Эти три впадины орографически связаны долинообразными понижениями; но каждая из впадин, обладая определенной изолированностью, отличается ландшафтно-географическими особенностями. В северной - Убсинской - господствуют сухие и пустынные степи, в Центральной - Хиргисской - пустынные степи и развита пустынная растительность, в южной - Шаргаинской - преобладают ландшафты пустынь.
   Озеро Хара-усу принадлежит центральной, Хиргисской, впадине и располагается выше всех ее озер, с которыми находится в гидрографической связи. Абсолютная высота уровня воды в Хара-усу - 1153 метра. Площадь озера - 1760 кв. км, наибольшая длина - 78 км, ширина - 26 км. Глубины Хара-усу до сих пор не измерены. На северо-востоке озера расположен большой скалистый и гористый остров Ак-баши, площадь которого равняется 274 кв. км.
   К описанию Певцова следует добавить еще некоторые сведения, приводимые Э. М. Мурзаевым о протоке Чон-хайрих (у Певцова - Чон-харих; на некоторых современных картах - Харайхуин-гол). Чон-хайрих (в переводе с монгольского - волчий прыжок) имеет длину 40 км. Она течет в крутых отвесных берегах, сразу от которых начинаются значительные глубины. Ширина протоки равняется в среднем 30 метрам. Г. Н. Потанин отмечает обрывистость берегов протоки и пишет, что ее русло напоминает коридорообразное ущелье в китайском лёссе.
   Обитающая в Чон-хайрихе рыба осман была названа в честь М. В. Певцова Oreoleuciscus pewzowi.
   Г. H. Потанин, так же как и М. В. Певцов, отмечает чрезвычайно большое количество пернатых на берегах Хара-усу. Он пишет: "Обильные береговой растительностью берега этой части озера привлекают к себе множество птиц; нигде мы ее в это лето столько не видели, как здесь; западные берега Киргиз-нора и северные Хара-нора, голые, усыпанные галькой, были совершенно безжизненны; здесь только небольшое пространство берега против нашего стана оставалось незанятым пугливыми птицами. Стоило отойти сажен сто от нашей стоянки, чтобы увидеть необыкновенную картину, т. е. берег, сплошь усеянный птицей. Ангиры группами или сидят на берегу или стоят мирно, посматривая на озеро; вперемежку с ними в различном расположении духа, то занятые щипаньем, то лежащие в покое, размещаются более многочисленные стаи гусей; на воде - вечное движение - утки и гуси хороводами одни заплывают в камыши, другие выплывают на открытые места или с шумом проносятся над водой и садятся в другом месте. Колпица, блистая своим белым оперением, медленно вышагивает среди этого разнокалиберного населения, бродя по мелким местам. К человеку эти птицы показывают весьма мало пугливости; стаи гусей и уток продолжают свои занятия, несмотря на то, что к ним приближается человек, так что любоваться их жизнью можно вволю; только на близком расстоянии стадо начинает спасаться в воду - сначала тихо, не теряя достоинства, потом бегом; потом, поднявшись на воздух, стадо с криком летит низко над водой, и саженях в 50 от берега птица за птицей садится на поверхность озера. Весь берег был покрыт слоем гуано (помета), и вода у берега представляла густой раствор этого вещества, которым были запачканы и все растения, горец сибирский, буквально, купался в этом теплом растворе". ("Путешествия по Монголии". Географгиз, 1948, стр. 245).
   53. Заключение Певцова о том, что долина Дзерге была некогда покрыта водами озера Хара-усу, полностью подтвердилось последующими исследователями. Э. М. Мурзаев, обобщая все предшествовавшие работы по изучению Котловины Больших озер и на основании своих личных изысканий и наблюдений пишет: "Поверхность Котловины Больших озер представляет дно некогда обширного водоема - одного или двух-трех водоемов, сообщавшихся между собой и имевших значительно большее зеркало воды, чем современные озера. Озерные отложения, а также отложения горных потоков, впадавших со всех сторон в этот водоем, представлены ныне обильной галькой, щебнем, песками и глинистыми породами" (Монгольская Народная Республика, Географгиз, 1948, стр. 203-204).
   54. Дзэрэн - степная антилопа, самый многочисленный вид среди диких копытных Монголии. Дзэрэн особенно широко распространен и многочислен в степях Восточной Монголии; он заходит по долинам рек и широким сухим депрессиям и предгорьям до Монгольского Алтая (и Чуйской степи в пределах СССР). На востоке в зимний период проникает в Восточное Забайкалье. Дзэрэн - важный объект промысловой охоты в Монголии.
   55. См. комментарий 24.
   56. По новейшим определениям, абсолютная высота Мунку-цасату-богдо равняется 3 761 м; высота Батыр-хаирхана достигает 3 475 м над уровнем моря.
   57. Горный массив Хасакту-хаирхан - последнее звено горных отрогов монгольского Алтая. Далее на восток он одним из своих отрогов сливается с горами системы Хангая. Через этот отрог прорывается река Дзабхан (у Певцова - Дзапхын), которая течет здесь в глубокой теснине, носящей название Улан-сайр.
   58. "Насажденные кряжи" или "насажденные горы" - термин, широко употреблявшийся в географической литературе о Центральной Азии. Однако он не всегда давал верное представление о геологическом характере и происхождении подобных форм рельефа. У В. А. Обручева мы находим обстоятельное описание типичных для многих пустынных областей Центральной Азии возвышенностей, которые принято было называть "насажденными кряжами". В Центральной Азии, - отмечает В. А. Обручев,- распространены котловины различной формы, иногда сообщающиеся между собою неширокими проходами между возвышенностями. От наиболее углубленной части дно таких котловин постепенно повышается к подошве окаймляющих гор. Если впадина имеет значительные размеры, то окружающие ее горы оказываются как бы сидящими на огромных пьедесталах. Над пьедесталами поднимается скалистая, сильно расчлененная часть хребта, изобилующая утесами и ущельями.
   Сами пьедесталы имеют мягкие контуры как в поперечном, так и в продольном профиле. Зубчатая ломаная линия, очерчивающая хребет в области пьедестала, принимает характер очень плоской дуги, обращенной выпуклостью вниз и идущей до дна соседней впадины. Относительная высота пьедестала иногда вдвое или даже втрое превышает высоту скалистой части хребта над пьедесталом.
   Вот почему, - заключает В. А. Обручев, - большинство путешественников, видавших пейзажи Центральной Азии, говорят о "насажденных хребтах", что геологически во многих случаях неверно. (См. В. А. Обручев "Природа и жители Центральной Азии и ее юго-восточной окраины". "Землеведение", кн. II, 1896, стр. 34).
   59. Река Дзабхан (в истоках называемая Буянту) начинается на южных склонах Хангая. Бассейн Дзабхана занимает значительную площадь - 71208 кв. км. Несмотря на это, река не отличается многоводностью и в этом отношении значительно уступает реке Кобдо.
   Сравнительная бедность водой Дзабхана объясняется тем, что область ее истоков расположена на южных склонах, обращенных к Гобийской пустыне, и поэтому, естественно, менее богата осадками, чем области питания, приуроченные к северным склонам. Кроме этого, Дзабхан теряет также значительное количество воды на испарение и просачивание в рыхлых песчаных породах, по которым пролегает его русло. Эта убыль воды не возмещается, так как в среднем и нижнем течении река не имеет притоков, и только в самом нижнем своем участке, близ устья реки Телин-гола, соединяющей Хара-нор с Дзабханом, последний неожиданно делается многоводным и глубоким.
   На это явление, столь необычное для рек, протекающих по пустынным территориям, обратил внимание Г. Н. Потанин. Замечание М. В. Певцова о том, что Цзабхан имеет каменистое дно, неверно. Личные наблюдения Г. Н. Потанина и показания местных жителей утвердили его в мнении, что Цзабхан в среднем и нижнем течении в значительной мере протекает по песчаным и даже илистым грунтам и что высокая фильтрационная способность этих грунтов способствует притоку в Цзабхан поддонных грунтовых вод. Г. Н. Потанин пишет: "...Эта удивительная многоводность, которой не замечается на Дзабхыне ни выше, ни ниже этого места, может быть объяснена таким образом: воды Дзабхына текут преимущественно под почвой; только незначительная часть их течет по дневной поверхности, остальная же расходуется, проникая в подземные песчаные пласты. При устье Татхен-тели долину Дзабхына пересекает горная гряда; здесь подпочвенные воды встречают непроницаемый каменный барьер, вытесняются на дневную поверхность и образуют наружную большую реку" ("Путешествие по Монголии", Географгиз, 1948, стр. 239).
   Другой крупнейший русский исследователь Монголии А. Позднеев указывает, что и монголы убеждены в существовании двух течений Цзабхана - поверхностного и подземного. (См. "Монголия и монголы". СПб., 1896, т. I, стр. 349-350).
   60. См. комментарий 107.
   61. Дюрбеты (дюрбюты, дурбюты, дербеты, у Певцова - дурбёты) - западные монголы, населяющие алтайские и приалтайские земли. В языке дюрбетов, так же как и торгоутов (см. комм. 7), значительное количество слов тюркского происхождения.
   62. Основным занятием монголов с самых древнейших времен было животноводство. Все необходимое для жизни им давал скот. Однако чрезвычайная культурная и экономическая отсталость дореволюционной Монголии ставила ее животноводство в полную зависимость от природных и климатических условий страны. Многоснежная зима, гололедица, суровые зимние ветры, вспышки эпизоотии - чумы, сибирской язвы, годорона коз и др. - приводили к массовому падежу скота, гибели от голода тысяч аратских семей. Только после провозглашения в Монголии Народной Республики, в 1924 г., начали создаваться социально-экономические условия, могущие обеспечить внедрение культурных, наиболее эффективных, методов животноводства.
   Всемерное увеличение и улучшение поголовья скота - одна из главных задач экономической политики народной революционной партии и правительства Монгольской Народной Республики. Сейчас кочевое хозяйство арата развивается на базе применения современной техники, современных методов ухода за скотом, правильного использования выпасных угодий, широкой сети ветеринарных и зоотехнических пунктов и создания постоянной кормовой базы.
   Одним из правительственных мероприятий в борьбе за интенсификацию животноводческого хозяйства, за поднятие благосостояния и культурного уровня аратских масс в Монголии была пропаганда сенокошения и осуществление конкретной материальной помощи аратам в заготовке сена: предоставление сенокосного инвентаря на прокат, отпуск долгосрочного кредита на заготовку кормов, обеспечение индивидуальным сенокосным инвентарем и т. п.
   С 1937 г. при помощи Советского Союза в Монголии стала создаваться сеть машинно-сенокосных станций. Эти станции заменяют тяжелый ручной труд арата по заготовке корма для скота машиной. Они окажут влияние и на изменение общественно-экономического строя аратских хозяйств.
   Новым этапом в культурно-экономическом развитии Монгольской Народной Республики явится выполнение пятилетнего плана, принятого в конце 1947 г. на XI съезде Монгольской народно-революционной партии. Согласно этому плану развития народного хозяйства Монголии, на 1948-1952 гг. предусматривается дальнейшее развитие роста поголовья скота, увеличение его продуктивности. Для этого сейчас в Монголии осуществляется организация государственных хозяйств и добровольных производственных объединений аратов, еще шире развивается сеть передвижных сенокосных станций. Одновременно следует указать на рост посевных площадей, которые за последнее десятилетие увеличились в 170 раз, земледелие становится существенной отраслью хозяйства Монгольской Народной Республики.
   63. Замечание М. В. Певцова о том, что Тянь-шань нигде не сочленяется с Монгольским (у Певцова - Южным) Алтаем, не совсем верно. На юге, приблизительно на 43-й параллели, южные отроги Алтая смыкаются с невысоким восточным окончанием Восточного Тянь-шаня, а далее на юго-восток Монгольский Алтай отдельными возвышенностями уходит за государственную границу в пределы внутренней Монголии, переходя в горы Иньшань.
   Кроме этого, североджунгарские хребты - Барлык, Майли и Джаир, составляющие продолжение Джунгарского Ала-тау (система Тянь-шаня), соприкасаются через небольшие горы Коджур, Уркашар и Семис-тай с хребтами Саур и Тарбагатай (система Алтая). Академик В. А. Обручев в связи с этим отмечает: "В Пограничной Джунгарии, действительно, соприкасаются две системы горных кряжей - Тянь-шанская и Алтайская, и между ними остается только маленький промежуток, как будто нейтральный, с горами Уркашар - Семис-тай" ("Пограничная Джунгария", том III, вып. 1, стр. 89).
   64. Байдарик - самая многоводная из рек, стекающих с южного склона Хангая, и одна из крупнейших рек Монголии. Целесообразно пополнить и уточнить описание этой реки, данное М. В. Певцовым.
   Река Байдарик обладает одной исключительной особенностью: в нижнем течении она раздваивается и течет двумя руслами. Отошедший от главного русла рукав продолжает вследствие равнинности местности самостоятельную жизнь и вливается в соленое озеро Адагин-цаган, или, как оно еще называется на некоторых картах, - Цаган-нур. Этот рукав беден водой и образует по долине обширные солончаковые понижения; он носит такое же название, как и правый приток Байдарика, пересеченный маршрутом Певцова, - Цаган-гол. Главное русло Байдарика вливается в другое соленое гобийское озеро - Бон-цаган.
   Длина Байдарика до озера Бон-цаган - 295 км, до озера Адагин-цаган - 310 км. Э. М. Мурзаев, исследовавший Хангай в 1941 г., отмечает, что в мае Байдарик ниже разветвления имел ширину в одном русле до 25 м и большую скорость течения. Истоки Байдарика до сих пор еще мало исследованы.
   Что касается упомянутого М. В. Певцовым озера, в которое впадает Байдарик, то здесь, видимо, он подразумевает не Цаган-нур (Адагин), принимающий левое ответвление реки - Цаган-гол, а какое-то другое озеро. Певцов указывает его размеры; они более значительны, чем размеры Цаган-нура (Адагина). Можно предположить, что М. В. Певцов для сокращения называл озеро Буон-цаган-нур (на современных картах - Бон-цаган-нур), в которое вливается главное русло Байдарика, - Цаган-нором. В то время не было еще известно, что Байдарик образует второе русло, несущее воды в меньшее озеро, находящееся приблизительно в 60 км на востоке и называемое Цаган-нур.
   В 1899 г. озеро Бон-цаган посетил П. К. Козлов, который в отчете о своем путешествии приводит следующее его описание. "Озеро Боун-цаган-нор - довольно обширное - до 60 верст в окружности - было обойдено кругом. Общая фигура этого соленого озера, стоявшего открытым в половине октября, напоминает закругленный треугольник, северо-западная и юго-западная стороны которого прихотливо изрезаны. Вода настолько солона, что ее не пьют даже животные; кроме того, она обильно выделяет сероводород. Низкий берег - солончаки, возвышенные пески, обсыпающие котловину озера со всех сторон; с восточной стороны, кроме того, расположены правильные поперечные гряды, состоящие из конгломератового щебня. В северо-восточный угол озера впадает речка Байдарик, незадолго перед тем принявшая справа Цаган-гол. Отсюда же на северо-запад, вдали, среди предгорий Хангая, виднелась гора Гурбан-хара-магнай.
   На озере ютилось много пролетных птиц, - все те же, которые мной были указаны и раньше. С севера и запада, со стороны пустыни, порой приходили куланы и антилопы (Gazella subgutturosa), которых манили прибрежные заросли камыша, тамариска и саксаула". (Монголия и Кам, Географгиз, 1948, стр. 64).
   65. Наблюдения М. В. Певцова в Хангайской долине и сделанные на их основании некоторые выводы представляют выдающийся интерес как для познания природы тех мест, так и для характеристики Певцова-исследователя. Действительно, ограниченный в своих исследованиях во времени и в территории сроками и маршрутом каравана, М. В. Певцов сумел уловить острым взглядом натуралиста-исследователя характер ландшафта впадин, расположенных между южными отрогами Хангая и северной цепью Гобийского Алтая. М. В. Певцов правильно называет эту впадину "западным клинообразным рукавом Гоби".
   Не менее интересно в этом отношении замечание М. В. Певцова о том, что "горная система Хангая опускается к югу небольшою террасой". Это, по существу, первое упоминание в литературе о так называемом Южно-Хангайском плато. Последующие работы русских, и особенно советских ученых, значительно расширили и углубили наши знания об этом районе. Эти работы подтвердили правильность первых наблюдений М. В. Певцова. Так у Э. М. Мурзаева мы находим следующую характеристику Южно-Хангайского плато: "Хангайский хребет в истоках Байдарика, Туип-гола и Тацаин-гола, достигая больших высот, резко падает сравнительно на небольшом протяжении, после чего образует обширное наклонное плато, весьма постепенно падающее к югу к озерной гобийской котловине. Абсолютные высоты этого плато колеблются примерно от 2 100 до 1 250 м, тогда как горы и гряды, выделяющиеся на нем, достигают 2 700 м на северо-западе и 1 500 м на юге".
   "Хангайское плато падает к озерной гобийской впадине высоким резким уступом, очень крутым и четким.
   Поверхность плато покрыта каменным материалом, щебнем, местами сильно засыпана песками, впрочем, как будто редко образующими песчаные барханные массивы". ("Монгольская Народная Республика", Географгиз, 1948, стр. 226-227).
   Очень верно М. В. Певцов подметил и еще одну характерную особенность гобийской впадины, отделяющей Южно-Хангайское плато от Гобийского Алтая, - наличие речек и ручьев, впадающих в ныне замкнутые озера, во множестве рассеянные по впадине.
   Новейшие исследования, в частности исследования Б. Б. Полынова и В. И. Лисовского, а также и Э. М. Мурзаева, дают основание полагать, что в прошлом вообще в Гоби и, в частности, в ее западной окраине, о которой пишет М. В. Певцов, существовала более мощная, связанная с более крупными системами гидрографическая сеть, распавшаяся затем на отдельные звенья. В котловинах гобийских озер сохранились террасы усыхания и береговые валы - несомненные признаки более высокого в прошлом стояния вод этих озер. (См. Э. Мурзаев. К палеогеографии Северной Гоби. Труды Монгольской Комиссии АН СССР, вып. 38, М., 1949).
   Характерность озер для пустынных ландшафтов этой Хангайской долины дала основание М. В. Певцову назвать его "Долиной озер". Это название прочно вошло в географическую литературу.
   66. Река Нарын или, как она называется на некоторых современных картах, Буридуин-гол, до сих пор еще мало изучена. Однако имеющиеся сведения говорят о том, что она значительно уступает как по длине, так и по полноводности Байдарику.
   Буридуин-гол берет начало в озере Хуху-буриду-нур, расположенном на Южно-Хангайском плато, и несет свои воды на юг по направлению к озеру Цаган-нор (Адагин-нор), которого не достигает, теряясь в песках и образуя солонцы. Весьма вероятно, что в отдельные богатые осадками годы существует кратковременный сток Буридуин-гола в озеро Цаган-нур.
   67. Здесь также следует отметить замечательную наблюдательность М. В. Певцова и особенно характерную для него способность обобщенно улавливать крупные географические особенности местностей. В данном случае М. В. Певцов, руководствуясь беглым маршрутным обзором, весьма точно установил очень слабо выраженную границу собственно Монгольского Алтая и его восточного продолжения - Гобийского Алтая, которая проходит несколько западнее горы Ихэ-богдо, по меридиану хребта Тайашири-Сэрхэ.
   В отличие от Монгольского Алтая, представляющего единую непрерывную цепь гор, Гобийский Алтай уже состоит из ряда отдельных хребтов и гор, разделенных на глубокие понижения, подобно цепи, разделенной на отдельные звенья (См. Э. М. Мурзаев. Монгольская Народная Республика, Географгиз, 1948, стр. 171).
   Ихэ-богдо (по-монгольски великая святая) - высочайшая вершина Гобийского Алтая. Она превосходит высоту, указанную М. В. Певцовым, и поднимается свыше 4 000 м над уровнем моря.
   Упоминаемые впервые в географической литературе М. В. Певцовым признаки современного оледенения Ихэ-богдо подтвердились последующими исследованиями. "Резкой и крутой северной стеной высится Ихэ-богдо над глубокой "долиной озер". Такое положение способствовало накоплению снега и образованию ледников в ущельях северного склона" (Э. М. Мурзаев. Заметка о древнем оледенении Монголии. Вопросы географии, сборник 15, 1949 г., стр. 191).
   До исследований Западной Монголии советскими учеными, но уже после М. В. Певцова, район Ихэ-богдо посетили Г. Н. Потанин и П. К. Козлов. Первый - во время своего путешествия в 1876 и 1877 гг. и в экспедицию 1883-1886 гг.; второй - в 1899-1901 гг. Они собрали весьма обширные естественно-исторические материалы, значительно дополнившие описание М. В. Певцова. Интересную обзорную географическую характеристику Ихэ-богдо приводит Г. Н. Потанин: "С соседних высот, как с пункта достаточно отдаленного, можно было лучше рассмотреть хребет, проходящий к югу от озера Орок-нор. Хребет Ихэ-богдо имеет гребень, исподволь поднимающийся от перевала Убтен-нуру к западу; под гребнем с северной стороны видны стенообразные обрывы, осыпанные слегка, но не покрытые сплошь снегом; ледяных масс в бинокль не видно. Гребень ровный, как будто он не что иное, как окраина террасы или горизонтальной площади. На западе гребень круто обрывается профилем, который служит боком вырезки, с западной стороны ограниченной остроконечной горой; на вершине этой последней есть крапины снега. На восточном конце гребень тоже отделен вырезкой от восточного продолжения хребта. Западнее этой восточной вырезки от гребня отделяется второстепенный хребет, который служит, кажется, боком продольной долины. Против середины гребня все долины поперечные, но в западном конце хребта, как и в восточном, тоже есть одна продольная. На южном склоне Ихэ-богдо я видел только поперечные долины, но с юга гребень казался, в противоположность северной стороне, не отвесным, а закругленным, нижнее же основание хребта на юге круче, чем на севере. Плоской снеговой покрышки, которая была видна на Ихэ-богдо с гор Нэмэгэту и Баин-Цаган, с севера не видно". (Г. Н. Потанин. Тангутско-Тибетская окраина Китая и Центральная Монголия. Географгиз, М., 1960 г., стр. 542).
   68. Река Туин-гол (на некоторых современных картах Туйин-гол) имеет общее протяжение свыше 240 км. В верхнем течении Туин-гол глубоко врезается в Южно-Хангайское плато и течет в обрывистых и скалистых берегах; однако долина ее весьма широка - от 1 до 4 км. Русло реки, извиваясь по обширной пойме, образует мноючислепные старицы и протоки. Лишь в одном месте долина сужается, и Туин-гол течет ущельем на протяжении 30 км.
   По выходе в "долину озер" Туин-гол приобретает характер типичной равнинной реки: течет, широко извиваясь, в низких пологих берегах, разбиваясь на многочисленные рукава и протоки; в дельте она образует сильно заболоченный участок, ниже которого тремя протоками вливается в озеро Орок-нур.
   В определении сравнительных размеров Орок-нура и озера Цаган-нур (Бон-цаган, см. комм. 64) М. В. Певцов не ошибся. Орок-нур действительно имеет меньшие размеры. Его площадь равняется 130 кв. км, наибольшая длина - 28 км, а ширина - 8 км. П. К. Козлов пишет, что когда смотришь на Орок-нур с его, по большей части, возвышенных берегов "...получается впечатление глубокого провала, некогда, вероятно, наполнявшегося водою значительно выше; ныне же, по словам монголов, не всегда полностью прикрывается даже его дно. Наибольшая глубина озера приходится у северного берега, хотя значительные омуты, согласно показаниям тех же монголов, имеются во многих местах этого бассейна. Периодически, приблизительно через десятилетний промежуток, речка Туин-гол приносит очень мало воды и озеро мелеет настолько, что по нему свободно бродят лошади и коровы; многочисленная же рыба частью скопляется в омутах, частью погибает в грязи, становясь добычей крылатых хищников" ("Монголия и Кам", Географгиз, 1948, стр. 71).
   В 1923-1926 гг. П. К. Козлов возглавлял Монголо-Тибетскую экспедицию Русского Географического общества. Два отряда этой экспедиции - П. К. Козлова и его жены, советского орнитолога Е. В. Коздовой, посетили озеро Орок-нур. В результате были собраны обширные материалы по морфологии водоема и пернатой фауне, населяющей его воды.
   "Дно Орок-нура, илистое у юго-западного берега, становится песчаным и твердым по мере приближения к центру бассейна. Не доходя 200 м до северного берега, появляется галька. По нашему пересечению глубина водоема увеличивалась очень равномерно. В 200 м от юго-западного берега она достигала всего 1 м, в 400 м - 1,5 м, в 600 м - 2 м и, наконец, в 1600 м - 4 м. Дальше на протяжении целого километра промеры давали почти одни и те же цифры - от 4 до 4,5 м и только метрах в 100 от северного берега снова снизились последовательно до 2 и 1 м". (П. К. Козлов. Путешествие в Монголию. Географгиз, 1949, стр. 166).
   Новейшие химические исследования воды Орок-нура, проведенные в 1941 г., показали, что вода в нем, даже при высоком стоянии уровня, слабо солоноватая. По определению M. M. Беспаловой, сухой остаток пробы его воды равен 1,3 г на 1 литр воды (см. Э. M. Mурзаев. Монгольская Народная Республика. Географгиз, 1948, стр. 290). Тем не менее соленость воды Орок-нура весьма незначительна для бессточного Центрально-Азиатского бассейна. Многие озера, находящиеся в подобных же условиях, содержат соленую воду.
   Берега Орок-нура покрыты зарослями камышей; весной и осенью озеро изобилует плавающими и голенастыми птицами.
   69. Об истинной длине Туин-гола см. комментарий 68.
   70. Название Цасату-богдо М. В. Певцов дает массиву Бага-богдо (Малый богдо). Этот массив, благодаря своему одинокому высокому куполу с крутыми и труднодоступными склонами, производит, очевидно, более грандиозное впечатление, чем плоское поднятие Ихэ-богдо. В действительности же Бага-богдо достигает 3 554 м (на некоторых картах - 3 584 м) и приблизительно на 500 м ниже своего западного соседа Ихэ-богдо.
   Более эффектной формой отдельно стоящей вершины Бага-богдо, а также и тем, что М. В. Певцов наблюдал ее на сравнительно близком расстоянии, может объясняться допущенная им ошибка в сравнительном определении высоты двух крупнейших вершин Гобийского Алтая.
   71. Гребни наиболее приподнятых кряжей - останцовых гор на Южно-Хангайском плато обнажают базальты. Образцы этой горной породы, в частности с реки Туин-гол, собранные Г. Н. Потаниным, исследовал П. Н. Венюков. Он дает их петрографическое описание в статье "Базальты Монголии", опубликованной в Заметках СПб. Минералогического общества, серия вторая, часть 25, стр. 228-295.
   72. Н. Элиас в 1872-1873 гг. пересек Монголию с юго-востока на северо-запад. Он двигался от Куку-хото через Монгольскую Гоби и ее западный язык - "долину озер"; Хангайскими горами прошел в Улясутай, откуда отправился на север до города Кобдо и далее в бассейн р. Оби в Сибири. В отчете об этом путешествии содержится краткое описание пути, высоты некоторых точек маршрута над уровнем моря, а также результаты метеорологических наблюдений.
   73. В комментариях 64, 65, 68 мы подробно остановились на главнейших озерах; Гобийской долины, отделяющей горы Алтайской системы от Хангая. Таких наиболее крупных озер мы упомянули три: Бон-цаган, Цаган-нур (Адагин-цаган) и Орок-нур - все эти озера соленые. О двух озерах - об озере Джиргаланту и озере Цыгеин-нур, кроме М. В. Певцова, никто из путешественников и исследователей Монголии никаких сведений не сообщает; нет этих озер и на современных картах.
   Четвертым, самым восточным из крупных водоемов "долины озер", является озеро Улан-нур. О нем мы еще скажем несколько дальше (комментарий 82), в связи с описанием М. В. Певцовым реки Онгин-гол, которая питает это озеро.
   74. Мы уже останавливались на двух из четырех крупнейших обособленных горных группах Гобийского Алтая - на Ихэ-богдо и Бага-богдо. Третьей такой группой являются горы Арца-богдо. Хорошее описание этого хребта дает П. К. Козлов.
  &

Другие авторы
  • Джеймс Уилл
  • Бернет Е.
  • Кайзерман Григорий Яковлевич
  • Немирович-Данченко Василий Иванович
  • Скворцов Иван Васильевич
  • Лесков Николай Семенович
  • Берг Николай Васильевич
  • Ибсен Генрик
  • Нахимов Аким Николаевич
  • Никольский Николай Миронович
  • Другие произведения
  • Яковенко Валентин Иванович - Вал. И. Яковенко: биографическая справка
  • Федоров Николай Федорович - Разум, который признает за истину недоказанное...
  • Плеханов Георгий Валентинович - О том, что есть в романе "То, чего не было"
  • Голиков Иван Иванович - Статьи, заключающие в себе характеристику Петра Великого и суждения о его деятельности
  • Григорьев Аполлон Александрович - Граф Л. Толстой и его сочинения
  • Леонтьев Константин Николаевич - В своем краю
  • Ричардсон Сэмюэл - Английские письма, или история кавалера Грандисона (Часть первая)
  • Сенковский Осип Иванович - О. И. Сенковский: биобиблиографическая справка
  • Катенин Павел Александрович - Ответ на замечания господина Р. З.
  • Салиас Евгений Андреевич - Хауха
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 290 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа