Главная » Книги

Поло Марко - Книга о разнообразии мира, Страница 6

Поло Марко - Книга о разнообразии мира


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Много тут городов, замков, деревень, да все они разрушены и разорены.
   Растет тут удивительно толстый и высокий бамбук; в толщину он вот какой: добрых три пяди, в вышину бывает до пятнадцати шагов. От одного узла до другого добрых три пяди. Купцы и другие путешественники, когда идут по той стране, несут с собою таких бамбуков и ночью ими разводят огонь; горят они с таким шумом и треском, что львы, медведи и другие хищники со страху бегут прочь и ни за что не подойдут к огню. Так-то здешние люди разводят огонь, чтобы уберечь свою скотину от диких хищников, а их тут много.
   Треск от этих бамбуков громок и далеко раздается вот почему: срезают их совсем зелеными и по нескольку кладут в огонь; полежат они в огне, начинают сгибаться да пополам трескаться, и раздается тут шум такой, что за десять миль его слышно; непривычного он пугает, и слушать его страшно. Лошади, как заслышат его, с непривычки пугаются сильно, рвут недоуздки и привязи, да и убегают. Случается это часто. Непривычным к треску лошадям завязывают глаза и спутывают все четыре ноги, так что хоть и заслышат великий шум, да бежать-то не могут. Вот так-то, как я вам рассказывал, люди берегут и себя, и свой скот от львов, медведей и других хищников; а их здесь многое множество.
   Добрых двадцать дней идешь по той стране и нет тут ни постоялых дворов и никакого продовольствия; на все двадцать дней нужно запасаться едой для себя и кормом для скотины; хищные звери, смелые и злые, попадаются часто; остерегаться их нужно, они опасны. Замков и деревень тут, однако же, довольно.
   Вот как, по их обычаю, женятся. Сказать по правде, никто здесь ни за что в свете не женится на девственнице; девка, говорят они, коли не жила со многими мужчинами, ничего не стоит; поэтому-то и женятся они вот так: придут сюда, скажу вам, иноземцы и раскинут палатки для побывки; тотчас же старухи из деревень и замков приводят к ним дочерей, по двадцати, по сорока, и меньше, и больше, и отдают их странникам на волю, чтобы те жили с девками; а странники девок берут и живут с ними в свое удовольствие; держат при себе, пока там живут, но уводить с собою не смеют; а когда путешественник, пожив с девкой в свое удовольствие, захочет уходить, должен он ей подарить что-нибудь, какую-нибудь вещицу, чтобы девка могла, когда замуж выйдет, удостоверить, что был у нее любовник. Каждая девка так-то почитает нужным носить на шее более двадцати разных подарков: много, значит, у нее было любовников, со многими она жила, и, чем больше у девки подарков, чем больше она может указать любовников, с которыми жила, тем милее она и тем охотнее на ней женятся: она, дескать, красивее других. Раз женились, жену любят крепко и чужую жену трогать почитается за большой грех и того греха остерегаются.
   Рассказал вам об их браках, сказать об этом нужно было. Приходить сюда следует молодым, от шестнадцати до двадцати четырех лет.
   Народ тут - идолопоклонники и злой; воровать и разбойничать за грех не почитается, таких насмешников и разбойников в свете нет. Живут они охотою, дичью; занимаются скотоводством и хлебопашеством. В этой стране много зверьков с мускусом, зовут их по-ихнему гюддери[239]. Много славных собак у этих злодеев; ловят они много тех зверей, а потому и мускуса у них много. Бумажных денег великого хана у них нет, и деньги они делают из соли; одежда бедная - из звериных шкур, холщовая или шерстяная. Язык у них свой, и страна зовется Тебетом. Область большая, опишу ее вам коротенько, извольте послушать.
  
  

ГЛАВА CXVI

Еще об области Тебет

  
   Тебет - большая область; народ - идолопоклонники и говорят особенным языком; страна, пограничная с Манги и со многими другими областями. Народ тут сильно вороват.
   В этой большой области восемь царств, а городов и замков многое множество. Во многих местах тут есть реки, озера и горы, где много песочного золота. Корица родится тут в обилии[240]. На кораллы тут большой спрос, и они здесь дороги; вешают их ради красоты на шеи женам и идолам. Выделывается в этой области камлот и другие золотые и шелковые ткани; много здесь таких пряностей, которых и не видели в наших странах.
   Скажу вам еще, здесь самые ловкие колдуны и самые лучшие их звездочеты; есть они также и в соседних областях. С вражьею помощью колдуют они и творят неслыханные и невиданные чудеса. Но не нужно об этом говорить здесь, да и люди станут дивиться. Нехороший тут народ.
   Есть у них большие собаки с осла, и ловки они диких зверей ловить; и другие разные охотничьи собаки есть у них. Водятся также (кречеты) балабаны; отлично они летают и ловят.
   Оставим область Тебет; рассказали о ней коротенько, опишем теперь область Гаиндир. А область Тебет, знайте, принадлежит великому хану и все другие царства, области и страны, что описываются в этой книге, его же; только те, о которых говорилось в начале книги, принадлежат сыну Аргуна, что я уже сказывал. А эти области и все другие, что описываются в книге, как сказано, великого хана.
   Оставим теперь это и расскажем об области Каинду[241].
  
  

ГЛАВА CXVII

Здесь описывается область Гаинду

  
   Гаинду - область на запад: здесь только один царь; а жители - идолопоклонники и подвластны великому хану. Городов, замков тут много. Есть у них там озеро, где много жемчугу; великий хан не желает, чтобы его вылавливали; позволь он его ловить, жемчуг перестал бы быть редкостью и ничего не стоил бы. Когда великому хану понадобится жемчуг, он приказывает его наловить, а другие не смеют под страхом смерти ловить его.
   Есть тут, скажу вам еще, гора, где водятся особенные камни, что зовутся бирюзой, очень они красивы, и много их тут, да великий хан не велит добывать их без своего приказу.
   А у жен в этой стране вот какой обычай: коль иноземец или другой какой человек живет с их женами, дочерьми, сестрами или иными женщинами, что у них в доме, так это не почитается за дурное, а за хорошее; за это, говорят они, боги и идолы к ним милостивы и даруют им всякие земные блага в обилии, поэтому-то и отдают они с охотою инородцам жен. Здесь, знайте, муж, как только завидит, что иноземец идет к нему или просит пристанища вего доме, тотчас же уходит из дому, а жене наказывает во всем слушаться иноземца; уйдет к себе на поле или в свой виноградник и до тех пор не возвращается, пока иноземец в доме. Иной раз, скажу вам, иноземец дня три живет в доме и спит себе на постели бедняка с его женою. А чтобы знали, что он в доме, иноземец делает вот что: вывесит свою шапку или что другое, и значит это, что он еще в доме; и пока этот знак висит у дома, бедняк не смеет вернуться к себе. И то же самое в целой области.
   Деньги у них вот какие: у них, знайте, золото в палочках; развешивают они его на saie, по весу всему цена; чеканенной монеты у них нет, а мелочь у них такая: возьмут соль, сварят ее и бросят в форму, весом около полуфунта; восемьдесят таких кусков равняются одному saie чистого золота. Это и есть их мелкая монета.
   Многое множество у них зверей, что с мускусом; ловят их охотники и много мускуса добывают. Много у них также славных рыб, ловят они их в том же озере, где водится жемчуг. Львов, рысей, медведей, ланей и антилоп много; всяческих птиц также многое множество.
   Виноградного вина у них нет, вино они делают из пшеницы и рису со многими пряностями; и питье то хорошее.
   Родится тут много гвоздики[242]; то маленькое деревцо с листьями, как у лавра, только подлиннее и поуже, а цветок маленький белый, как у гвоздики. Имбиря и корицы тут обилие, много и других пряностей, что к нам не доходят, а потому и нечего о них говорить.
   Оставим этот город, рассказали о нем все, что нужно, опишем теперь страну впереди.
   От Геинду десять дней едешь по городам и замкам. У народа здесь те же нравы и обычаи, как я вам рассказывал. Дичи всякой и птиц много и зверей. Через десять дней приходим к большой реке Бриу, тут и кончается область Геинду; песочного золота в той реке много. Корицы тут много. А река впадает-в море-океан.
   Оставим ту реку, говорить о ней больше нечего. Опишем вам область Каражан[243]. Послушайте.
  
  

ГЛАВА CXVIII

Здесь описывается область Каражан

  
   А за тою рекою - обширная область Каражан, тут семь царств. Лежит та область на запад; народ великого хана, идолопоклонники. Царствует здесь Есен-темур, сын великого хана[244]. Большой он царь, и богат, и силен, разумен и честен, а потому и страною по справедливости правит.
   От той реки на запад пять дней идешь многими городами и замками;много тут славных лошадей. Народ занимается скотоводством и хлебопашеством, говорит по-своему, и трудно ту речь понимать.
   Через пять дней - большой город; то главный город в целой области и зовется Жачи[245]. Большой и знатный город, купцов и ремесленников там много, есть тут и мусульмане, и идолопоклонники, и христиане.
   Пшеницы и рису тут много; пшеничного хлеба народ не ест, потому что он нездоров в тамошних местах; едят рис; из рису же с пряностями выделывают питье, славное, чистое; пьянеешь от него как от вина. А монеты у них вот какие: вместо денег у них в ходу белые морские раковины, те самые, что вешают собакам на шею; восемьдесят таких раковин равняются одному серебряному saic или двум венецианским грошам[246], а восемь saic чистого серебра то же, что один saie чистого золота. Есть у них соляные источники, где они добывают соль, и ту соль употребляют во всей стране, а царю от того большая прибыль.
   На то, что один у другого жену отбил, не обращают никакого внимания, коль не против воли жены.
   Рассказали вам об этом царстве, а теперь поговорим о царстве Караиан. Но забыл я вот о чем упомянуть: есть тут, скажу вам, озеро более ста миль в округе[247], и много там самой лучшей в свете рыбы. Рыба большая и всяческая.
   Едят они, скажу вам еще, сырое мясо куриное, сырую баранину и говядину и сырое буйволовое мясо. Идут бедняки на бойню, и, как только вытащат печень из убитой скотины, они ее забирают, накрошат кусками, подержат в чесночном растворе, да так и едят. Богатые тоже едят мясо сырым: прикажут накрошить его мелко, смочить в чесночном растворе с хорошими пряностями, да так и едят, словно как мы, вареное.
   Теперь расскажу об области Каражан; о ней я уже говорил выше.
  
  

ГЛАВА CXIX

Еще об области Караиан

  
   От города Шиачи на запад через десять дней все еще область Караиан, и главный город в царстве зовется так же. Народ великого хана, идолопоклонники. Царит тут Когачин, сын великого хана[248].
   В этой области в реках находится золото в зернах, а в озере да в горах - ив больших слитках. Золота у них так много, что они один saie золота отдают за шесть серебра. Тут же в ходу и те раковины, о чем я выше говорил. В этой области они не водятся, а привозят их из Индии.
   Водятся тут большие ужи и превеликие змеи. Всякий, глядя на них, дивится, и препротивно на них смотреть. Вот они какие, толстые да жирные: иной поистине в длину десять шагов, а в обхват десять пядей; то самые большие. Спереди, у головы, у них две ноги, лапы нет, а есть только когти, как у сокола или как у льва. Голова превеликая, а глаза побольше булки. Пасть такая большая, сразу человека может проглотить. Зубы у них большие, и так они велики да крепки, нет ни человека, ни зверя, чтобы их не боялся. Бывают и поменьше, в восемь, в пять шагов и в один.
   Ловят их вот как: днем, знайте, от великой жары они под землею, а ночью выходят кормиться и всякого зверя, что попадается, хватают. Пить идут к реке, к озеру или к источнику. Так они велики, тяжелы да толсты и, когда ночью двигаются по песку кормиться или к пойлу, проводят по песку борозду, словно прокатили тут бочку с вином. Охотники, когда идут их ловить, на той самой дороге, по которой шел змей, ставят снаряд: втыкают в землю толстый да крепкий деревянный кол с железным наконечником, вострым как бритва или как острие копья, а чтобы змей не заметил его, покрывают кол сверху песком на две пяди. И таких вострых кольев наставят они несколько. Поползет змей по той дороге, где колья, и натыкается на них так, что острие всаживается ему в брюхо и разрезает его до пасти; змей тут же издыхает, так-то охотники ловят их.
   Как только охотники изловят змея, тотчас же выпускают из брюха желчь; а желчь эта, знайте, прекрасное лекарство. Кого укусит бешеная собака, тому дают попить немножко, весом с денарий[249], и он тотчас же вылечивается, да коль женщина мучится в родах и кричит, дают ей немного от той змеиной желчи, тотчас же ей полегчает и она рожает, и, в-третьих, если у кого чесотка, как приложат немножко той желчи, через несколько дней она проходит. Потому-то змеиная желчь ценится дорого в этих странах. И мясо этого змея, скажу вам, продается дорого; оно вкусно, и едят его охотно.
   Змей этот кормиться ходит туда, где львы, медведи и другие хищники плодятся, и жрет там и больших, и малых - все, что попадается[250].
   В этой стране, скажу вам еще, водятся рослые кони и водят их на продажу в Индию. От хвоста они отрубают два-три сустава, чтобы лошадь не махала им, когда бежит, и не била того, кто верхом сидит; не любят они, чтобы лошадь на бегу хвостом махала. Верхом они ездят по-французски, вытянув ноги.
   Кольчуги у них из буйволовой кожи; есть у них копья, щиты и самострелы, а стрелы все отравлены.
   Вот еще что они делали, пока не покорил их великий хан: если случалось, что приходил сюда какой-нибудь красивый либо знатныйчеловек или иной какой, что им нравился, и приставал у кого в доме ночью, они его или отравляли, или как-нибудь убивали, только он погибал. Не думайте, что убивали с тем, чтобы ограбить его деньги; делалось это для того, чтобы его красота, доброта, ум и душа оставались в доме. И пока не покорил их великий хан, убивали они ради этого многих; а с тех пор как лет тридцать пять тому назад покорил их великий хан, перестали они так злодействовать; боятся великого хана, а тот не похвалит этого. Описали вам эту область, теперь расскажем, как услышите, о другой.
  
  

ГЛАВА СХХ

Здесь описывается большая область Зардандан

  
   На запад от Караиана через пять дней - область Ардандан[251]. Народ великого хана - идолопоклонники. Главный город этой области зовется Ночиан[252]. У здешних людей зубы золоченые; всякий зуб покрыт золотом, они делают золотые слепки с зубов и надевают их на верхние и нижние зубы; это у мужчин, а женщины этого не делают.
   Мужчины все, по их обычаю, рыцари; ходят на войну да на охоту, а других дел не делают. Все дела исправляют жены да те, кого они на войне полонили да в рабов обратили; вот эти-то вместе с их женами все дела исполняют.
   Родит жена, вымоют ребенка, укутают в белье, муж тут ложится в постель и ребенок с ним; лежит он сорок дней и встает только по нужде. Друзья и родные навещают его, остаются с ним, веселятся и потешают его. Делается это потому, что жена, говорят они, истомилась с ребенком во чреве, поэтому не следует ей мучиться еще сорок дней; и жена, как только родит, встает и начинает хозяйничать да мужу в постели прислуживать.
   Едят они всякое мясо, и сырое, и вареное. Всякое мясо, всякую пищу, по своему обычаю, едят они с рисом. Вино они пьют рисовое с пряностями, и вино то очень хорошо. Монеты у них золотые, и раковины здесь в ходу.
   Один saie (saggio) золота, скажу вам по правде, они отдают за пять серебра, потому что серебро ближе как за пять месяцев пути не найти. Купцы приходят сюда с серебром и превыгодно обменивают его у здешних людей на золото, за один saie золота отдают пять серебра и остаются в великой прибыли.
   У здешних народов нет ни идолов, ни храмов. Молятся они старшему в доме, от него, говорят, мы произошли. Букв у них нет, и писать они не умеют; да это и не диво: родились они в пустынных странах, среди больших лесов, высоких гор; летом сюда ни за что непройти, воздух тогда здесь дурной, зараженный, никому живу не быть.
   Когда у них, скажу вам, между собою счеты, возьмут они кусочек дерева, четвероугольный или круглый, переломят его пополам: один возьмет одну половину, другой - другую; а перед тем делают две, или три, или сколько нужно зарубок на том кусочке; когда же расплачиваются, тому, кто заплатил деньги или что другое, отдается и другая половина.
   Во всех этих странах, Караян, Ночиан, Жачин, врачей нет, а когда у них кто заболеет, призывают своих знахарей; то чертовы колдуны и идолослужители; сойдутся эти знахари, и, как скажет им больной, что у него болит, начинают они играть на инструментах, стонать и плясать и до тех пор пляшут, пока не упадет кто на землю или на пол замертво, с пеною у рта; бес, значит, к нему в тело вошел, и лежит он словно мертвый; другие колдуны - соберется их тут много, - как увидят, что упал один из них, начинают его вопрошать, чем хворает больной, а он отвечает: такой-то бес тронул его, потому что прогневал его. А колдуны ему на это говорят:
   "Молим тебя, прости ему, бери что хочешь, вылечи только его кровь".
   И когда колдуны много раз так-то помолятся, бес, что в упавшем колдуне, коль больному умереть, отвечает так:
   "Много провинился больной перед таким-то бесом, злой он человек, бес ни за что в свете не хочет прощать его". Больному, значит, помирать.
   Если же больному выздороветь, бес, что в колдуне, говорит вот как:
   "Выздоровеет больной, коль зарежет двух-трех баранов да наварит десять (чаш) самого дорогого пития и напьется". А баран, говорит бес, должен быть с черною головою или с другою какою приметою; и говорит он еще, чтобы жертву принесли такому-то идолу или такому-то бесу, позвали бы столько-то колдунов да столько-то женок, что служат идолам и бесам, славили бы такого-то идола или беса да задали бы им пир.
   Родные больного услышат эти слова и по приказу колдуна все исполняют, возьмут баранов с теми приметами, как он описывал, варят то хорошее питье, что он наказывал; баранов режут и кровь их льют в те места, куда было указано, в честь и как приношение таким-то бесам; а потом в доме больного зажаривают баранов и накормят столько колдунов и столько женок, как приказано.
   Как сойдутся все туда и бараны и питье готовы, начинают они играть, плясать и бесов своих славить. Льют навар и питье, возьмут курения, алоэ и воскуряют там и сям, разводят большие огни. Потом затихнут, один колдун падает на землю, а другие его спрашивают, прощен ли больной и выздоровеет ли он. А тот отвечает, что больной еще не прощен, вот то-то следует ему еще сделать и тогда он будет прощен. Сделают это, бес начинает говорить: принесена жертва, все исполнено, больной прощен и скоро выздоровеет. Услышат такую речь, начинают лить навар и питье, зажигают большие огни и много курения; бес, говорят, на нашей стороне. Колдуны и женки, что идолам прислуживают, начинают есть баранину, пьют на радостях питье и веселятся. Кончится все это, всякий идет к себе домой, больной же выздоравливает.
   Рассказал вам о нравах и обычаях здешнего народа и о том, как их колдуны умеют бесов заговаривать.
   Оставим этот народ и эту область и, как вы услышите, расскажем о другом.
  
  

ГЛАВА CXXI

Как великий хан покорил царства Минин и Бангала

   Забыл я упомянуть о большой битве в царстве Вочиан, а рассказать о ней в этой книге следует, потому и опишем ее ясно, как она произошла.
   В 1272 г . по Р. X.[253] послал великий хан большое войско в Вочиан и Караиан сторожить и охранять их, чтобы никто им зла не делал. Сынов своих великий хан туда еще не посылал; сделал он это потом: назначил туда царем Сентемура, сына одного из своих померших сынов.
   Царь Мяна и Бангалы[254] был сильный: много у него было и земель, и богатства, и народа; великому хану он не подчинился, а великий хан его покорил потом и отнял у него оба царства. Узнал царь Мяна и Бангалы, что войско великого хана в Вочиане, и решил, что сможет идти на это множество людей, побьет их всех и великий хан вперед не захочет посылать сюда войска.
   Стал этот царь делать вот какие великие приготовления: было у него, скажу вам по правде, две тысячи больших слонов; и на каждого слона приказал он приладить деревянный теремец, крепкий, красивый и приспособленный к бою; в каждом теремце было по двенадцати воинов, в ином шестнадцать, а в ином и побольше, было у него шестьдесят тысяч конных, были и пешие воины. Изготовился, как следует такому сильному и могущественному царю; для великих дел было то войско.
   Ну что же вам сказать? Кончил эти приготовления царь и немедля, тотчас же, пошел на войско великого хана в Вочиане. Как он шел, об этом нечего рассказывать. Подошел к татарскому войску и за три дня пути стал станом, чтобы люди отдохнули.
  
  

ГЛАВА CXXII

Здесь описывается битва между войском великого хана и царем Мяна

  
   Когда военачальник татар узнал наверное, что царь Мяна идет на него с великою силою, стал он побаиваться; было у него всего двенадцать тысяч конных, но сам-то он был храбр и хороший полководец. Звали его Несрадином[255]. Собрал он свои войска в порядке, прибодрил их, позаботился сколько мог об охране страны и своих людей. Словом, все татары, двенадцать тысяч всадников, собрались на равнину Вочиан, тут они ждали врага сразиться с ним; и было то ловким делом умного военачальника. У той равнины, знайте, был густой лес. И вот так-то, как мы слышали, поджидали врага в равнине татары.
   Оставим татар, вернемся к ним скоро, а пока поговорим о враге. Отдохнул со своим войском царь Мяна и пошел, а как пришел в равнину Вочиан, татары стояли уже там готовыми; пришел царь в ту равнину и за милю от врага приготовил своих слонов, теремцы и славно вооруженных воинов. Конных и пеших расставил он хорошо и умно, как и следовало умному царю. Устроил все, привел в порядок, да и пошел с войском на врага: увидели татары, что он идет на них, и виду не дают, что испугались, стоят себе смело и храбро. Выступили они против врага стройно, в порядке. Сошлись, и, как нужно уже было начинать схватку, увидели кони татар слонов, да испугались до того, что не смогли татары вести их на врага и повернули назад. А царь со своими воинами да слонами идет себе вперед.
  
  

ГЛАВА CXXIII

Здесь говорится о той же битве

  
   Увидели это татары, взбесились и не знают, что им делать; было им ясно, что коли не смогут повести своих коней вперед, так все погибнут. Умно, однако же, распорядились, сделали вот что: видят они, что лошади испугались, спешились, попрятали коней в лесу, привязали их к деревьям, потом взялись за луки, насадили стрелы, да и стали стрелять в слонов. Стрелять они умеют ловко и слонов изранили жестоко. Царские ратники не переставали также стрелять и сильно на них нападали, да татары лучше врага умели биться и храбро защищались.
   Что же вам сказать? Израненные слоны повернули назад, да и побежали на своих; бегут грузно, словно свет разваливается; и перед лесом не остановились, ворвались туда, теремцы разваливаются, ломают и разрушают все. Со страху бегут по лесу в разные стороны.
   А татары увидели, что слоны бегут, тотчас на коней, да и помчались на царскую рать; началась тут жестокая перестрелка; царская рать защищалась храбро; вышли все стрелы, схватились за мечи и копья и побежали друг на друга с остервенением, крепко бились и мечами, и копьями, убивали и коней, и всадников, отсекали руки и головы, резали тела, валялись на земле и мертвые, и раненые. Поднялся такой шум и крик, грома Божьего не расслышать. Злая была драка; татары, по правде сказать, победили; не посчастливилось царю и его ратникам; много их было побито в тот день. После полудня пришлось царю и его ратникам плохо; побито их было много, и стало им невтерпеж; видят, что все погибнут, коль останутся здесь, не могли они тут оставаться и побежали что есть мочи; а татары за ними следом, гонят, бьют, убивают без пощады; жалость была смотреть. Прогнали их татары и вернулись назад в лес, за слонами; навалили больших дерев, чтобы слоны не ушли; не переловить бы им слонов, если бы пленные ратники не перехватили их. Слон умнее всякого животного.
   Более двухсот слонов они переловили; начиная с тех пор завелось у великого хана много слонов.
   Вот так-то, как вы слышали, произошла та битва.
  
  

ГЛАВА CXXIV

Как идут большим спуском

  
   От той области начинается большой спуск; отсюда два с половиною дня идешь под гору; не о чем тут говорить, разве только об одном торговом месте, куда здешние люди сходятся в назначенные дни, раза три в неделю; меняют тут золото на серебро, один saie золота продают за пять серебра; издалека приходят сюда купцы менять серебро на золото, и прибыльное то дело. Здешний народ сам приносит сюда золото; а туда, где он живет, никто не может пройти и никакого зла ему никто не может сделать; живет он в стране непроходимой, куда и дорог нет; никто и не знает, где он живет, никто туда и не хаживал.
   А как спустишься, через два с половиною дня начинается область на юг, у пределов Индии; зовется она Амян. Пятнадцать дней идешь по местам, где дорог нет, по лесам, и много тут слонов, единорогов и разных диких зверей. Люди здесь не живут.
   Оставим эти леса и расскажем вам вот какую историю.
  
  

ГЛАВА CXXV

Здесь описывается город Мян

  
   От тех мест, где дорог нет, через пятнадцать дней езды - город Мян[256], большой, знатный, самый главный в царстве; люди тут идолопоклонники, говорят особенным своим языком, подвластны великому хану.
   В этом городе вот что примечательно. Был тут в старину богатый и сильный царь, стал он помирать и приказал на своей могиле поставить две башни, одну золотую, другую серебряную. Башни эти вот какие: сложены они были из хороших камней и покрыты; на одной золота было в палец толщиною, и вся башня была покрыта золотом, словно литая из золота. В вышину она была десять шагов и соразмерной ширины; снизу круглая, а кругом были золоченые колокольчики; подует ветер, они позванивают. Другая башня была серебряная и точно такая же, как золотая, той же величины и с виду такая же. Приказал их выстроить царь ради своего величия и во спасение своей души. И скажу вам, были те башни самые лучшие в свете и очень дорогие.
   Вот как покорил эту область великий хан. Было у него при дворе многое множество штукарей и плясунов. Сказал им великий хан, чтобы шли они и по его воле покорили царство Мян; обещал и начальника, и провожатых; а те отвечали, что согласны, и пустились в путь вместе с начальником и провожатыми великого хана.
   И что же? Покорили фокусники вместе с провожатыми область Мян[257]. Завоевали ее и пришли в тот величественный город; увидели там две славные и богатые башни и диву дались.
   Посылают сказать великому хану о том, какие там знатные башни, красивые и дорогие, и спрашивают, не прикажет ли великий хан разорить их, а золото и серебро прислать к нему. Великий хан знал, что царь построил те башни ради спасения своей души и для того, чтобы и по смерти помнили о нем, а потому не приказал их разрушать, а пожелал, чтобы они сохранились точно такими, как их царь выстроил. И все это нисколько не удивительно: татары от мертвого добра не берут.
   Водятся тут слоны, дикие быки, большие да славные олени, антилопы и лани, и великих зверей многое множество.
   Рассказал вам об области Мян; оставим ее и начнем описывать область Бангала. О ней услышите вы вот что.
  
  

ГЛАВА CXXVI

Здесь описывается город Бангала

  
   Область Бангала - на юг[258]. В 1290 г ., когда я, Марко, был при дворе великого хана, он еще не захватывал этой страны, но войска его и люди были уже там и покорили ее. Тут и свои цари, и особенный свой язык. Жители тут злые идолопоклонники. Область на границе Индии.
   Много тут евнухов; князья и бояре соседних стран добывают их отсюда. Водятся тут быки со слона; только они не так толсты. Народ питается мясом, молоком и рисом. Много тут хлопку. Торговля тут большая; водятся здесь пряности, калган и имбирь, сахар и всякие другие пряности. Сюда идолопоклонники приходят покупать евнухов и рабов. Купцы покупают здесь много евнухов и рабов и развозят их по другим странам.
   О другом чем в этой области рассказывать нечего, а потому оставим ее и опишем область Кангигу, на восток.
  
  

ГЛАВА CXXVII

Здесь описывается область Каигу

  
   Область Кангигу[259] - на восток. Здесь свой царь, жители - идолопоклонники, имеют свой собственный язык, они покорились великому хану и каждый год платят ему дань.
   Царь у них, скажу вам, сластолюбивый, добрых триста жен у него; как увидит красивую женщину, тотчас же берет ее себе в жены.
   Много здесь золота и всяких дорогих пряностей, да море далеко, и товары эти ничего не стоят, а много их на продажу. Слонов и других всяких зверей у них много; и дичи тут много. Ест здешний народ мясо, рис и молоко. Виноградного вина у них нет, а делают они хорошее вино из рису с пряностями.
   Здешний народ, мужчины и женщины, разрисовывают тела, и, скажу вам, вот как: рисуют иглою по телу львов, драконов, птиц и всякие другие образы, и нарисованное не сходит. Рисуют по лицу, на шее, по животу, по рукам, по ногам и по всему телу; делают это ради красоты. Чем больше у кого на теле рисования, тем знатнее он почитается.
   Оставим эту область и расскажем о другой, Аму[260], что на восток.
  
  

ГЛАВА CXXVIII

Здесь описывается область Аму

  
   Аму лежит на восток и принадлежит великому хану. Жители, идолопоклонники, занимаются скотоводством и земледелием. У них свой особенный язык. Здешние женщины на руках и на ногах носят кольца золотые и серебряные дорогой цены; и мужчины носят тоже, только получше женских.
   Лошадей хороших у них много; продают они их идолопоклонникам, а те торгуют ими славно. Буйволов, быков, коров у них много; места тут прекрасные, пастбища славные; вдоволь тут всякого продовольствия.
   От Аму до Кангигу, что позади, пятнадцать дней пути, от Кангигу до Бангала, третьей области позади, - тридцать дней.
   Оставим Аму и пойдем в другую область - Толоман[261], на восток за восемь дней пути.
  
  

ГЛАВА CXXIX

Здесь описывается область Толоман

  
   Область Толоман - на восток, живут здесь идолопоклонники, говорят своим языком, они подвластны великому хану, люди тут красивые, белыми не бывают, они черны и очень храбры. Много тут городов и замков на высоких и неприступных горах.
   Мертвых сжигают, а кости, что останутся, они собирают в ящичек и относят их в большие и высокие горы, а там вешают в просторных пещерах, да так, чтобы ни человек, ни зверь не мог их тронуть.
   Золота здесь много, а вместо мелкой монеты - раковины, такие же, как я прежде рассказывал. И золото, и раковины ходят во всех этих областях, в Бангале, Емугинга и в Аму. Есть тут богатые купцы, много товаров вывозят. Ест здешний народ мясо, молоко, рис и много славных пряностей.
   Оставим эту область, больше о ней нечего рассказывать. Опишем теперь Кугуи[262], область на восток.
  
  

ГЛАВА СХХХ

Здесь описывается область Каигуи

   Куигуи - область на восток в двенадцати днях от Толомана; городов и замков тут довольно. О чем другом нечего порассказать. А через двенадцать дней по той реке - большой и знатный городСинугул[263]. Живут тут идолопоклонники, великому хану они подвластны; народ торговый и ремесленный. Выделывают из древесной коры очень красивые ткани и летом одеваются в них; они очень храбры. Вместо монет у них бумажки великого хана, о которых я уже вам рассказывал. Теперь мы в странах, где ходят бумажки великого хана.
   Львов тут так много, что никто не отваживается спать ночью не в доме, оттого что львы его съедят. Скажу вам еще, когда кто плывет по реке и на ночь остановится, да заснет не очень далеко от берега, так лев добирается до лодки, схватит человека, убежит, да и сожрет его. Беречься от львов тут умеют; а львы тут очень большие и страшные.
   Вот какое диво: есть тут смелые собаки, на льва бросаются; нужно только двух собак, и один человек с ними осилит льва, и вот как: едет по дороге человек, у него лук и стрелы, да две большие собаки; попадется лев; собаки, смелые и сильные, завидят льва и бегут на него смело, а он от них; как только лев повернется, собаки за ним и кусают его и за ляжки, и по всему телу; обернется лев гордо, а поймать собак и не может, умеют они увертываться. И что же вам сказать? Начинает льву надоедать собачье кусанье, пускается он бежать, ищет дерева, на что бы опереться и повернуться мордой к собакам. Бежит лев, а собаки за ним, да все кусают его сзади, и начинает он вертеться туда и сюда. Как увидит это человек, хватается за лук и пускает в льва одну стрелу, другую и больше, до тех пор, пока лев не падает замертво. И вот так-то убивают они много львов. С одним всадником да двумя собаками льву не справиться.
   Шелку и товаров у них многое множество, и товары эти развозятся по реке в разные страны. Вдоль по этой реке на двенадцать дней пути городов и замков многое множество. Живут тут идолопоклонники; они подвластны великому хану; деньги у них бумажные великого хана; народ торговый, занимается ремеслами. А через двенадцать дней - город Синдин-фу, о котором в этой книге уже говорилось.
   От Синдин-фу добрых семьдесят дней едешь по областям и землям, где уже мы были и что описали в этой книге. Через семьдесят дней приходишь в Гингуи, где мы тоже были. А пойдешь из Гингуи, все четыре дня много городов и замков. Народ тут торговый, занимается и ремеслами. Живут здесь все идолопоклонники, деньги у них великого хана, их государя, бумажные, значит. На юг через четыре дня - город Качиан[264] в области Катай.
   О нем расскажем вам вот что.
  
  

ГЛАВА CXXXI

Здесь описывается город Качиан-фу

  
   Качиан-фу - большой и знатный город в Катае; он на юг; живут здесь идолопоклонники; мертвых сжигают; подвластны великому хану; бумажные деньги у них в ходу; народ торговый и ремесленный. Много тут шелку, ткут много золотых и шелковых материй и сандал. Городов и замков тут много; все они подвластны великому хану.
   Оставим этот город и пойдем на юг, за три дня. Расскажем вам о другом городе, Чинанглу[265].
  
  

CXXXII

Здесь описывается город Чинанглу

  
   Чианглу также большой город на юг; он великого хана и лежит в большой области Катай. Деньги тут бумажные; живут тут идолопоклонники; мертвых сжигают. В этом городе, скажу вам, занимаются много солеварением; соль добывают вот как: возьмут особенной земли, очень солонцеватой, и сделают из нее большой холм; на него льют воду до тех пор, пока она не пройдет до дна, оттуда собирают ее в большие тазы, варят на жаровнях и так-то получают белую и тонкую соль. Ее развозят по соседним странам и торгуют ею с большою прибылью[266].
   Оставим этот город; о нем нечего больше рассказывать. Опишем другой город на юг, Чиангли[267]. Расскажем теперь о его делах.
  
  

ГЛАВА CXXXIII

Здесь описывается город Чинагли

  
   Чиангли - город великого хана на юг, в Катае. Живут тут идолопоклонники, и деньги у них бумажные. От Чинаглу этот город в пяти днях пути, и во всю дорогу много городов и замков великого хана. Всюду тут много товаров, и великому хану с этих стран большие доходы.
   Через город протекает большая и широкая река. Вверх и вниз по ней сплавляют многое множество товаров, шелковых тканей, пряностей и других дорогих вещей.
   Оставим Чинагли, о нем нечего больше говорить, и расскажем вам о другом городе, Кундинфу[268], на юг, в пяти днях пути.
  
  

ГЛАВА CXXXIV

Здесь описывается город Кундинфу

  
   От Чинагли на юг шесть дней едешь по богатым и славным городам и замкам. Живут тут идолопоклонники и мертвых своих сжигают; они подвластны великому хану, и деньги у них бумажные. Народ торговый, занимается и ремеслами. Всяких харчей у них вдоволь.
   Рассказывать больше нечего, а потому опишем город Кондинфу. То большой город, и было тут прежде большое царство, да рать великого хана покорила его; но город, скажу вам, по-прежнему самый важный во всех этих странах. Купцы тут богатые и торгуют бойко; шелку у них - просто диво сколько! Много у них садов прекрасных, со всякими славными плодами. Под этим городом, скажу вам по истинной правде, одиннадцать больших городов, все богатые, красивые, торговые и доходные; а шелку у них безмерно много.
   В 1272 г . по Р. X.[269], скажу вам, великий хан послал в этот город и в ту область для охраны народа одного из своих князей, Лиитан-сангона[270], и дал он ему охранного войска восемьдесят тысяч конной рати. Пожил там Лиитан с тою ратью и замыслил великое предательство, и вот какое: созвал он старшин тех городов, да надоумил их возмутиться против великого хана; а те со всем тамошним народом пошли на то дело охотно; возмутились против великого хана и ни в чем ему не повинуются. Узнал об этом великий хан и послал туда двух своих князей, Агуиля и Монгатая, а с ними сто тысяч конной и пешей рати. Скажу вам без лишних слов, сразилась рать этих двух князей с Лиитаном и с тем народом, что он успел собрать; и случилось, что Лиитана победили и убили со многими другими. После того великий хан приказал расследовать обо всех изменниках и виновных всех жестоко казнил, а других простил и зла им никакого не сделал. С тех пор стали они ему навсегда верны.
   Рассказал вам все по порядку, а теперь оставим это и опишем страну Сингуи[271], что на юг.
  
  

ГЛАВА CXXXV

Здесь описывается знатный город Сингуи

  
   От Кондинфу три дня едешь на юг, и много тут городов и замков, знатных, прекрасных, торговых, промышленньи; всякой охоты тут много, и всего тут вдоволь; а через три дня - знатный город Сингуимату; большой, богатый город, торговый, промышленный. Живуттут подданные великого хана, идолопоклонники. Деньги у них бумажные.
   Есть у них тут большая река, и великая им от нее выгода, и вот какая: течет она на юг, к городу Сингуимату; разбил ее тамошний народ на два рукава, один направил на восток, а другой - на запад, один течет к Манги, а другой - в Катай[272]. Тут в городе, скажу вам по правде, кто не видел, не поверит, какой большой флот и какое множество судов; а суда те, не думайте, чтобы были велики; они такие, какие нужны на большой реке. Просто диво, скажу вам, сколько товаров они везут в Манги и в Катай! А возвращаются они также с товарами. Не надивишься, сколько товаров сплавляется вверх и вниз по реке[273].
   Оставим этот город и расскажем об области Лигуи[274], на юг.
  
  

ГЛАВА CXXXVI

Здесь описывается большой город Лингуи

  
   Как выедешь из города Сингуи, восемь дней на юг едешь по стране, где много величественных городов и замков, больших, богатых, торговых, промышленных. Живут здесь подданные великого хана, идолопоклонники, мертвых сжигают. Деньги у них бумажные.
   А через восемь дней - город Лигуи; область зовется так же, то главный город в царстве; город знатный, богатый; народ тут храбрый; торговля здесь бойкая и промыслов много. Всякой дичины, звериной и птичьей, тут вдоволь, и всяких харчей здесь обильно. Город этот на той реке, о которой говорил выше; а суда тут побольше тех, о которых рассказывал вам, и возят в них много дорогих товаров.
   Оставим этот город и область и расскажем вам о другой диковине; но прежде опишем большой и богатый город Пингуи[275].
  
  

ГЛАВА CXXXVII

Здесь описывается город Пингуи

  

Другие авторы
  • Калашников Иван Тимофеевич
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич
  • Немирович-Данченко Василий Иванович: Биобиблиографическая справка
  • Кигн-Дедлов Владимир Людвигович
  • Раевский Николай Алексеевич
  • Белинский Виссарион Григорьевич
  • Баратынский Евгений Абрамович
  • Старицкий Михаил Петрович
  • Огарков Василий Васильевич
  • Лебон Гюстав
  • Другие произведения
  • Горький Максим - Приветствие "Крестьянской газете"
  • Бердников Яков Павлович - Стихотворения
  • Тэффи - Письма А. С. Бухову
  • Васильев Павел Николаевич - Дорога
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Крысолов
  • Дурова Надежда Андреевна - Автобиография
  • Добролюбов Николай Александрович - Луч света в темном царстве
  • Шаликов Петр Иванович - Стихотворения
  • Вяземский Петр Андреевич - Письма Е. М. Хитрово к П. А. Вяземскому
  • Тургенев Иван Сергеевич - Произведения и переводы Тургенева, не вошедшие в издание. Приписываемое Тургеневу и коллективное. Неосуществленные замыслы
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 283 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа