Главная » Книги

Розанов Александр Иванович - Записки сельскаго священника, Страница 10

Розанов Александр Иванович - Записки сельскаго священника


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

укорить нѣкоторыхъ изъ насъ, и то только нѣкоторыхъ,- это нетрезвость. Но друг³я сослов³я,- любое, пьютъ развѣ меньше? Мы не витаемъ гдѣ-нибудь на облакахъ, и живемъ въ томъ же м³рскомъ омутѣ, гдѣ живутъ и всѣ, переполненномъ всевозможными пороками; а "прикасаяйся смолѣ", и всяк³й, самый чистый "очернится". Не даромъ же ревнители спасен³я уходили въ пустыни. Самую нетрезвость нашу, поэтому, нельзя ставить намъ укоромъ. Вѣдь вы же ставите намъ вино и закуску, когда мы бываемъ въ домахъ вашихъ для молитвослов³й, пьете сами и просите пить насъ! Зачѣмъ этотъ соблазнъ? Вѣдь васъ же нужно угощать, поить, кормить и кланяться, когда заставляетъ насъ крайность вымаливать у васъ что-нибудь?! Крестьяне, въ этомъ случаѣ, справедливѣе: мнѣ не разъ приводилось производить слѣдств³я о нетрезвости кого-нибудь изъ причта. Спрашиваешь крестьянъ: трезво ли ведетъ себя извѣстный членъ причта? мнѣ почти всегда отвѣчаютъ, что "пьянъ бываетъ не рѣдко; но вѣдь мы же поимъ его, съ нами же пьетъ онъ; какъ его винить въ этомъ?" Въ людяхъ интеллигентныхъ кутежа бываетъ не меньше, чѣмъ пьянства у мужика, и кутежи не въ примѣръ размашистѣй. Люди образованные бываютъ рады, если въ компан³ю къ нимъ угодитъ священникъ, готовы залить его и виномъ, и водкой; но за то этотъ несчастный священникъ надолго будетъ служить предметомъ самыхъ злыхъ насмѣшекъ, не обращая и вниман³я на тѣ безобраз³я, какимъ предавались они сами, въ часы разгула.
   "Всѣ говорятъ: надобно поднять уважен³е къ духовенству въ народѣ и въ обществѣ; надобно заставить духовенство заботиться объ этомъ".
   Мнѣ очень хорошо извѣстенъ одинъ приходъ такого рода: приходъ большой, не бѣдный и состоящ³й изъ множества деревень. Недавно поступилъ туда священникъ, вдовый и имѣющ³й четверыхъ дѣтей. Во всемъ селѣ онъ не могъ найти себѣ ни одной крестьянской избы для квартиры. Нѣсколько недѣль колотился онъ въ церковной сторожкѣ и, наконецъ, одинъ мужиченышко сдалъ ему, по 3 р. въ мѣсяцъ, свою избёнку, а самъ ушелъ въ городъ. Однажды, нынѣ лѣтомъ, я проѣзжалъ чрезъ это село; священникъ узналъ, что какой-то священникъ остановился на постояломъ дворѣ, пришелъ ко мнѣ и попросилъ къ себѣ на стаканъ чаю; оказалось, что мы были знакомы. Онъ радъ былъ случаю отвести душу, на нѣсколько минутъ, съ постороннимъ человѣкомъ и, притомъ, знакомымъ и съ своимъ собратомъ. Идемъ: избёночка за селомъ, надъ берегомъ рѣчки, маленькая, низенькая, гнилая, покосившаяся, полураскрытая, съ двумя крохотными тусклыми оконцами, съ большой глинобитной печью, полъ изъ коротенькихъ горбылей, наброшенныхъ кое-какъ; ни сѣней, ни амбара, ни погреба, ни чулана,- нѣтъ ровно ничего. Священникъ на его большее горе, высокаго роста. Онъ не можетъ даже встать во весь ростъ и сдѣлать пять шаговъ отъ одной стѣны до другой. Спитъ съ дѣтьми на полу; кухарки по тѣснотѣ, не держитъ. Кушанье готовитъ себѣ самъ, при помощи дѣтей-мальчиковъ; изрѣдка только поможетъ ему сосѣдка-старуха. Жизнь этого несчастнаго священника такова, что я не вынесъ бы и трехъ дней такой жизни и заболѣлъ бы непремѣнно. Что это за помѣщен³е,- такъ это невыносимо!
   Въ приходѣ его есть дворяне-землевладѣльцы. Одинъ изъ нихъ имѣетъ 1000 дес. земли и до 200,000 р. въ банкахъ; другой имѣетъ тысячъ шесть дес. земли и 250,000 р. въ банкахъ; одинъ помѣщикъ имѣетъ 500 д. земли, проч³е около этого. Всѣ дворяне эти лично мнѣ очень коротко знакомы. У всѣхъ ихъ я бывалъ въ домахъ, а у нѣкоторыхъ по нѣскольку разъ.
   Сколько разъ священникъ просилъ прихожанъ своихъ, и помѣщиковъ и крестьянъ, дать ему сносную квартиру или построить общественный домъ; сколько кланялся, просилъ со слезами; сколько пропоилъ мужикамъ водки,- все напрасно. Наконецъ, старшина сжалился, собралъ сходъ и на сходѣ положили построить общественный домъ для квартиры священникамъ; написали приговоръ и стали подписываться. Но въ это время, откуда ни возьмись, пр³ѣзжаетъ въ волостное правлен³е одинъ изъ крупныхъ землевладѣльцевъ, прихожанинъ его (имѣющ³й 200,000 р. въ банкахъ), Н. И. З., служивш³й когда-то чиновникомъ особыхъ поручен³й при Муравьёвѣ въ Вильно, и котораго самъ Михаилъ Николаевичъ удалилъ за жестокое обращен³е съ поляками и, въ особенности, съ ксензами,- вбѣгаетъ и начинаетъ кричать и доказывать, что строить дома попу не нужно; что попы дерутъ и съ живаго и съ мертваго; что пусть онъ живетъ гдѣ знаетъ; что крестьяне и безъ того бѣдны и пр. и пр. Что сельск³е крестьяне не должны давать ему подъ домъ и мѣста, еслибъ онъ вздумалъ строить свой или на церковныя средства; такъ какъ земля принадлежитъ однимъ крестьянамъ сельскимъ, а попъ для всего прихода {При этой церкви земли ни пашенной, ни сѣнокосной и ни усадебной нѣтъ. Сельск³й Священникъ.}. Мужики сперва призадумались, а потомъ видятъ, что баринъ старается о нихъ же, подняли шумъ, ссору,- и порѣшили: не давать попу ничего, и, подъ диктовку Н. И. З., написали приговоръ, "чтобы священникъ не смѣлъ строить дома и на церковныя деньги, еслибъ онъ вздумалъ строить, такъ какъ деньги, въ церкви, они даютъ Богу, а не на дома попамъ". Несчастный священникъ зарыдалъ на сходѣ и пошелъ домой, не помня себя.
   Пусть же кто-нибудь потрудится поднять уважен³е къ духовенству въ Н. И. З. Если съ нимъ не сладилъ и самъ Михаилъ Николаевичъ и вынужденъ былъ удалить его отъ себя, то священникъ-то что подѣлаетъ съ такимъ господиномъ? А этотъ случай не единственный. Я самъ пилъ эту горькую чашу, если изволите припомнить начало настоящихъ моихъ записокъ. Не думайте, чтобъ священникъ былъ и "тупъ, и глупъ, и безнравственъ",- нѣтъ, какъ честный человѣкъ говорю: священникъ человѣкъ умный, трезвый и прекроткаго характера. И я не басни разсказываю, а говорю фактъ, совершивш³йся въ 1880 году.
   Священникъ подалъ прошен³е въ консистор³ю, прося ея содѣйств³я въ обезпечен³и его квартирою. Консистор³я сама не имѣетъ никакихъ средствъ къ побужден³ю прихожанъ и потому предписала священнику, чрезъ благочиннаго: "усугубить убѣжден³я прихожанамъ къ отводу квартиры или постройкѣ общественнаго дома". Чрезъ мѣсяцъ священникъ донесъ благочинному, тотъ консистор³и, что онъ много разъ просилъ прихожанъ своихъ объ отводѣ ему квартиры и постройкѣ дома, но тѣ не дѣлаютъ ни того, ни другаго. Консистор³я отнеслась за содѣйств³емъ въ губернское правлен³е, то предписало# полицейскому управлен³ю, это - становому приставу. Пр³ѣхалъ приставъ, созвалъ человѣкъ 20 мужиковъ и тѣ отъ имени всего прихода дали новый приговоръ, что ни квартиры, ни дома они дать не могутъ. Такъ дѣло и кануло; такъ бываетъ у насъ всегда и всюду. Недавно я видѣлъ этого священника. Жаль взглянуть на этого несчастнаго, убитаго вдовствомъ, нуждой и наглостью!.. Онъ уже положилъ ни одного изъ троихъ сыновей своихъ не пускать въ духовное зван³е.
   Вскорѣ послѣ описаннаго (18 ап. 1880 г.) я увидѣлся въ вокзалѣ ж. д. съ самымъ крупнымъ землевладѣльцемъ этого села и говорю ему: смилуйтесь, добрый N. N. надъ своимъ священникомъ, окажите ему какую-нибудь помощь. Вы посмотрите, какую нужду терпитъ этотъ несчастный!
   - Вы знаете, что я постоянно живу въ Москвѣ. Въ это имѣн³е я пр³ѣзжаю всего мѣсяца на два лѣтомъ. Пусть помогаютъ ему Н. И. З. и друг³е; они живутъ постоянно въ имѣн³яхъ, и, небойсь, тоже, чай и Богу молятся. Это дѣло ихъ.
   - Въ васъ вся сила. Начните, за вами и Н. И. З. и друг³е что-нибудь дадутъ. Что стоитъ для васъ дать 50 р. на постройку дома! То же, что для меня 5 к.!
   - А 50-ю вы шутите?
   - Вы не шутя и дайте.
   - Я здѣсь не живу, я не прихожанинъ. Какъ только дѣтей помѣстилъ въ военную гимназ³ю,- я переселился въ Москву. Помогать попамъ,- дѣло прихода.
   - Но и у васъ 3000 д. земли, сами вы выѣхали отсюда всего года три - четыре и теперь, все-таки, живете каждое лѣто мѣсяца по два?
   - У меня только земля, ну, и пусть его ходитъ по ней, сколько его душѣ угодно.
   - Пр³ятнѣе было бы услышать отъ васъ и мнѣ, и священнику вашему, еслибъ вы сказали: ну, и пусть его коситъ и беретъ дровъ, сколько ему угодно. У него одна коровёнка, сѣна нужно ему пудовъ 200, т. е. восемь крестьянскихъ возовъ; а лѣсу у васъ полторы тысячи десятинъ.
   - Тысяча шестьсотъ сорокъ десятинъ.
   - Что же стоитъ для васъ дать двадцать деревьевъ валежнику, подгнившаго и сломленнаго вѣтромъ? У васъ гн³етъ тамъ не одна тысяча деревьевъ.
   - Этого нельзя, никакъ нельзя! Вы не знаете хозяйства. У меня въ лѣсъ нѣтъ слѣду. Я не пускаю ни за грибами, ни за ягодами. Проѣзжай кто-нибудь, проложи тропинку и повалятъ въ лѣсъ со всѣхъ сторонъ, и не укараулить; сами объѣздчики будутъ красть. Нынѣ народъ какой? Воръ на ворѣ. Бывало, какъ чуть что, такъ велишь влѣпить ему полтораста, такъ обкрадывать барина въ другой разъ и не захочетъ. А нынѣ онъ тебя обкрадетъ, да онъ же и говоритъ: полный разсчетъ давай, а то къ мировому! Нѣтъ, батюшка, нельзя, нельзя!
   - У васъ сотни возовъ можно, набрать по опушкѣ, не дѣлая и слѣда въ лѣсъ.
   - Нельзя, я сказалъ вамъ, нельзя! Да какой я прихожанинъ! Тамъ много безъ меня.
   Баринъ мой сталъ сердиться, и я бросилъ разговоръ о священникѣ.
   Укажите намъ, послѣ этого, способы "поднять уважен³е къ духовенству" въ такихъ людяхъ! Можно-ли строго, послѣ этого, осуждать священника, еслибъ онъ сталъ притѣснять своихъ прихожанъ въ платѣ при требоисправлен³яхъ?!
   "Нужно позаботиться о создан³и такого положен³я, чтобы священникъ сталъ самъ уважать себя и сознавать, что онъ имѣетъ право на это уважен³е".
   Потрудитесь! Вы большую принесли бы пользу и церкви, и духовенству, и обществу.
   "А для этого есть только двѣ мѣры: или пусть государство окончательно признаетъ фактъ кастоваго состоян³я духовенства, санкц³онируетъ его (каста тутъ не причемъ)! и приметъ на полное свое попечен³е все духовенство, положивъ ему такое жалованье, чтобы оно могло существовать не только безбѣдно, но и устроиться съ нѣкоторымъ комфортомъ. Тогда не будетъ тѣхъ близкихъ, сердечныхъ отношен³й между духовенствомъ и народомъ, как³я были бы желательны (а наши епископы, законоучители, священники при посольствахъ, мисс³онеры? Выпускать ихъ изъ виду нельзя), но за то не будетъ и вражды. Духовенство станетъ въ оффиц³альное отношен³е къ народу. Священникъ будетъ чиновникомъ, но чиновникомъ приличнымъ, который взятокъ не беретъ, тѣмъ болѣе не прибѣгаетъ къ вымогательству, не занимается кулачествомъ и вообще никакими, компрометтирующими священный санъ способами для наживы".
   "Но такое положен³е духовенства будетъ несогласно съ православнымъ учен³емъ о церкви"...
   Мы желали бы слышать однако: какъ православная церковь учитъ о жалованьѣ духовенству отъ казны и о поборахъ съ прихожанъ? Ни то, ни другое учен³е церкви намъ неизвѣстно и знать намъ желалось бы. Почему бы не цитировать этого учен³я? Пишущ³й, вѣроятно, знаетъ, что епископы наши состоятъ на жалованьѣ и, однакожъ, онъ не считаетъ этого несогласнымъ "съ учен³емъ о церкви"; но еслибъ состояли на жалованьѣ и приходск³е священники, то это было бы несогласно "съ учен³емъ о церкви". Почему теперь законоучитель получаетъ жалованье,- это согласно "съ православнымъ учен³емъ о церкви"; приходск³й священникъ и, въ то же время, законоучитель, получающ³й жалованье отъ казны,- это согласно "съ учен³емъ о церкви"; священникъ-мисс³онеръ, живущ³й исключительно жалованьемъ,- это опять согласно съ учен³емъ о церкви. Вѣроятно все это такъ, потому что хроникеръ ничего объ этомъ не говоритъ. Но еслибъ сталъ получать жалованье и приходск³й священникъ, то это было бы "не согласно съ православнымъ учен³емъ о церкви". Вѣроятно, хроникеру извѣстно постановлен³е вселенскаго или помѣстнаго собора, въ родѣ такого: "аще епископъ имѣти будетъ домъ, одѣян³е и нѣчто снѣдное отъ епарха, да будетъ ему въ честь и въ славу святѣй церкви: аще же будетъ имѣти тоежде пресвитеръ, да извержется"? Я говорилъ однако уже, что мы давно состоимъ на попечен³и правительства и получаемъ отъ него жалованье. Въ виду этого не для чего грозиться учен³емъ церкви.
   "Къ тому же государство едва въ силахъ будетъ его осуществить. На полное обезпечен³е духовенства потребуется не менѣе, чѣмъ сколько теперь расходуется на всю арм³ю. Такихъ денегъ государству взять негдѣ".
   Для обезпечен³я въ содержан³и духовенства потребовалось бы несравненно меньше, чѣмъ на арм³ю. Напрасно г. хроникёръ напускаетъ страхи и на себя, и на общество. Впрочемъ, мы не слышали отъ него какую цифру кладетъ онъ въ жалованье. Имѣетъ ли государство деньги и откуда ихъ взять, если мало ихъ у него, мы, можетъ быть, сказали бы что-нибудь похожее и на правду; но пока продолжимъ наши выписки.
   "Остается употребить другой способъ: пусть государство уничтожитъ духовенство, какъ касту, пусть уничтожитъ духовныя школы, низш³я и средн³я, и предоставитъ, какъ было въ древнее время, самому обществу пр³искан³е священниковъ для себя, гдѣ и какъ оно знаетъ. Пусть само общество и приготовляетъ себѣ лицъ, пригодныхъ для священства, и само выбираетъ ихъ безъ всякаго вмѣшательства въ это дѣло высшаго духовенства".
   Это такое же рѣшен³е вопроса, какъ рѣшилъ одинъ ученикъ о грамматикахъ: нейдутъ грамматики въ голову - "пожечь надо всѣ грамматики на свѣтѣ,- и дѣлу конецъ"! Порѣшить всѣхъ поповъ, и хлѣба просить не станутъ.
   "Предоставить самому обществу пр³искивать священниковъ для себя, гдѣ и какъ оно знаетъ".
   Чтобы быть компетентными судьями достоинствъ священника. избиратели должны стоять выше избираемаго и по религ³озному образован³ю, и по нравственности. Въ обществѣ же, даже въ высшихъ его сферахъ, мы встрѣчаемъ очень рѣдко лицъ, имѣющихъ основательное богословское образован³е. Читая произведен³я людей ученыхъ, изумляешься часто глубинѣ и многосторонности изъ знан³й, въ особенности въ области науки о природѣ; но какъ только эти люди коснутся религ³и, то видишь, почти всегда, полнѣйшее ихъ незнан³е ея. Видишь, что они никогда не изучали ея, не вдумывались въ нее, не знаютъ духа ея, не понимаютъ даже основъ ея. Если же и лица, или по своему высокому положен³ю въ обществѣ, или по учености, стоящ³я во главѣ общества, имѣютъ познан³я въ религ³и недостаточныя, поверхностныя, то чего же можно ожидать отъ остальныхъ его членовъ? Познан³я остальныхъ членовъ еще слабѣе. Естественно поэтому, что люди, имѣющ³е поверхностныя познан³я въ религ³и, не могутъ быть его цѣнителями, а слѣдовательно и избирателями. Изъ кого это общество стало бы избирать въ свои религ³озно-нравственные руководители? Изъ того же самаго общества, гдѣ основательнымъ изучен³емъ богословской науки почти никто не занимается. Но еслибы въ обществѣ было и болѣе людей, способныхъ быть священниками по своимъ научнымъ качествамъ, чѣмъ теперь, то одни изъ нихъ не пошли бы на эту должность, при настоящей обстановкѣ священника, а друг³е едва ли были бы избраны, хотя бы большинство и желало ихъ, потому что общественныхъ выборовъ, въ собственномъ смыслѣ этого слова, у насъ нѣтъ. На общественныхъ собран³яхъ лица избираются на общественныя должности и рѣшаются общественныя дѣла совсѣмъ не обществомъ, а самымъ небольшимъ меньшинствомъ.
   Изъ многихъ случаевъ, которыхъ я былъ свидѣтелемъ, я укажу на одинъ, гдѣ земскимъ собран³емъ рѣшался одинъ довольно серьёзный вопросъ.
   Собрались гласные земства. Въ центрѣ засѣли отставные ротмистры, титулярные, служивш³е до перваго чина въ канцеляр³яхъ губернаторовъ, дворяне, спустивш³е уже свои имѣн³я или заложивш³е во всевозможныхъ банкахъ и пробавляющ³еся на счетъ остатковъ женинаго приданаго, чиновники, управлявш³е крупными имѣн³ями и заботивш³еся о черномъ днѣ, болѣе своемъ, чѣмъ довѣрителей, и сдѣлавш³еся теперь сами крупными землевладѣльцами. Мног³е изъ нихъ съ небольшимъ запасомъ въ головѣ, но за то - ораторы вполнѣ, хотя, по всей вѣроятности, не всегда понимаютъ и сами то, что говорятъ они; кромѣ себя и своей парт³и не знающ³е никого и ничего, и мнѣн³е своей парт³и готовые отстаивать всѣми зависящими отъ нихъ способами,- словомъ: истые, патентованные земцы. За ними сѣли люди состоятельные, крупные въ полномъ смыслѣ, но которые разсуждать въ собран³и о дѣлахъ серьёзныхъ считаютъ дѣломъ совсѣмъ не дворянскимъ. За ними сѣла мелкота, которой все равно, какъ бы ни рѣшали центральные вожаки ихъ,- они на все согласны. Еслибъ даже изъ нихъ кто и сказалъ что-нибудь, то ихъ никто не сталъ бы и слушать. Купцы сѣли отдѣльной кучкой чинно; отдѣльно и молча сѣли и крестьяне.
   Предсѣдательствующ³й позвонилъ, и все замерло. "Господа, сказалъ онъ, засѣдан³е открыто! Имѣю честь доложить собран³ю, что мы собрались сюда для... Покорнѣйше прошу обсудить этотъ вопросъ".
   Тотчасъ же одинъ изъ бойцовъ попросилъ себѣ слова, за нимъ другой, трет³й и четвертый. Секретарь записалъ фамил³и. Первый ораторъ началъ рѣчь. Сперва говорилъ онъ тихо и заикаясь, но потомъ, мало-по-малу, вошелъ въ себя и покрывалъ все собран³е. Долго и неустанно говорилъ онъ: говорилъ онъ и объ агроном³и, и объ астроном³и, и о семьѣ крестьянской, и о чести дворянской,- обо всемъ на свѣтѣ, не сказалъ только ни слова о дѣлѣ, за которымъ пришли и онъ, и друг³е. Долго говорилъ, наконецъ, утеръ лобъ и сѣлъ. Часъ, между тѣмъ, прошелъ. За нимъ сталъ говорить другой. Этотъ второй былъ ораторъ ярый: онъ съ перваго же слова заговорилъ бойко и безъ запинки; но за то, отъ перваго слова до послѣдняго, никто не понялъ, что ему было нужно. Трет³й былъ такой же, какъ и предшественники его. Только отъ четвертаго можно было уже ясно понять, что ему было нужно и къ чему онъ старался направить собран³е. Одинъ изъ купцовъ замѣтилъ другому: слышь, куда гнётъ? Но публикѣ не сказалъ ни слова. Прошло болѣе трехъ часовъ, утомились всѣ, но дѣла не подвинули еще ни на шагъ. Предсѣдатель объявилъ засѣдан³е закрытымъ на 15 минутъ. Дворяне отправились въ буфетъ, проч³е же всѣ или остались на мѣстахъ, или собирались въ кучки и горячо спорили. Всяк³й видѣлъ, что дѣло клонится не туда, куда хотѣлось бы большинству. Бойцы видятъ, что дѣло не совсѣмъ гладко, и вопросъ при баллотировкѣ можетъ не пройти,- опять затянули дѣло и - то къ той подойдутъ кучкѣ, то къ другой, то тамъ закинутъ словечко, какъ-бы мимоходомъ, то въ другомъ мѣстѣ, а нѣкоторые разсѣлись и между купцами, и крестьянами. Кончился перерывъ,- и опять посыпались рѣчь за рѣчью, опять прошло два часа. Сдѣланъ былъ опять маленьк³й перерывъ, богатые опять успѣли и выпить, и закусить; но большинство осталось и голоднымъ, и истомленнымъ. Всѣ голодные готовы были порѣшить дѣло какъ-нибудь, лишь бы развязаться. И, дѣйствительно, послѣ двухъ еще перерывовъ порѣшили, но порѣшили такъ, какъ хотѣлось меньшинству. Въ концѣ-концовъ бойцы добились-таки своего, хотя къ общему неудовольств³ю большинства.
   Такъ выбирался бы и священникъ, если бы выборъ его предоставленъ былъ обществу. О достоинствахъ, необходимыхъ для пастыря церкви, не было бы и рѣчи, какъ, зачастую, не бываетъ ея объ умственныхъ и нравственныхъ качествахъ при выборѣ предсѣдателей земскихъ управъ и мировыхъ судей, за которыхъ часто весь ихъ вѣкъ работаютъ ихъ письмоводители. Нѣтъ сомнѣн³я, что избранному изъ дворянъ дали бы изъ земскихъ суммъ приличное содержан³е; но что этотъ избранный не прочтетъ наизустъ безошибочно и десяти заповѣдей, такъ въ этомъ мы увѣрены, а о дальнѣйшихъ познан³яхъ въ религ³и и говорить нечего.
   Скажу нѣсколько словъ и о томъ, какъ, зачастую, рѣшаются дѣла и на крестьянскихъ сходахъ.
   У меня, однажды, было нужно выбрать церковнаго старосту. Сельск³й староста приказалъ, и десятникъ пошелъ стучать по окнамъ: "на сходку! Церковнаго старосту выбирать!" Собрались мужики и сидятъ, часъ, два, три и толкуютъ почти шопотомъ: кого выбирать? Одни говорятъ: Ивана, друг³е Петра, третьи Ѳедора; сидятъ и ждутъ м³роѣдовъ. Къ вечеру пришли и тѣ, и стали въ сторону, особнякомъ. Мужики поднялись и стали спорить: поднялся говоръ, шумъ, крикъ,- кто что несетъ, не разберешь ни слова, слышенъ одинъ только гамъ, и больше ничего. Одинъ отстаиваетъ одного, другой другаго. М³роѣды стоятъ и молчатъ; но староста у нихъ давно уже намѣченъ, давно уже они разъ пять опили его. Давши мужикамъ наговориться досыта, одинъ изъ м³роѣдовъ выходитъ впередъ и говоритъ: "старостой надо быть у насъ Ѳедору Иванычу"! Мужики подхватили въ одинъ голосъ: "Ѳедора Иваныча, Ѳедора Иваныча! Лучше его и не найтить! Гдѣ онъ? Десятникъ, бѣги за нимъ!" Ѳедора Иваныча на сходѣ нѣтъ. Пришелъ Ѳедоръ Иванычъ и всѣ закричали: Ѳедоръ Иванычъ: Поздравляемъ тебя! Мы выбрали тебя въ церковные старосты.
   - Благодаримъ покорно, господа старички!
   - Водочки надо, Ѳедоръ Иванычъ, поздравить надо, какъ есть честью обмыть, посылай ведерку!
   Выпили ведро, и заговорили пуще прежняго! "Еще, Ѳедоръ Иванычъ, посылай полведерки, жалованья прибавимъ, не бойсь, доволенъ будешь!" Принесли и еще полведра. Крику, гаму,- на цѣлую ночь!
   Утромъ мужики идутъ на пустое мѣсто, гдѣ они вчера пили, сидятъ пригорюнившись и ждутъ: не представится ли случая опохмѣлиться. Приходитъ Иванъ Гаврилычъ и проситъ, чтобы въ старосты выбрали его, что онъ поставитъ три ведра водки. Мужики радехоньки случаю опохмѣлиться.
   - Что-жъ, закричали всѣ, тебя, такъ тебя, намъ все едино! Чѣмъ Ѳедоръ лучше тебя?
   И начинаютъ выставлять всѣ стародавн³я его провинности. Мужики нашли, что хуже Ѳедора и въ м³ру нѣтъ.
   - Десятникъ! Бѣги за старостой, скажи ему, чтобы велѣлъ собирать сходку!
   Опять собрались мужики, опять долго кричали и долго спорили, а м³роѣды стоятъ себѣ да молчатъ. Наконецъ одинъ вышелъ на средину и говоритъ, что они м³ру не перекорщики, что Ивана Гаврилыча выбрать въ старосты они согласны. И пошли опять попойки! Пили, пѣли и безобразничали два дня.
   На трет³й день Ѳедоръ Иванычъ идетъ къ старостѣ и говоритъ, что м³ръ его разорилъ и окамфузилъ, и проситъ собрать опять сходку. Опять собрались пьяные мужики и опять гамъ, крикъ, ссора, хохотъ так³е, что нельзя слышать и своихъ собственныхъ словъ. Приходитъ послѣ всѣхъ и Ѳедоръ Иванычъ; всѣ утихли.
   - Господа старички! Вы выбрали-было въ церковные старосты меня; я, значитъ, за честь, ублаготворилъ васъ водочкой; а напослѣдь вы окамфузили меня: выбрали Ивана Гаврилыча. Чѣмъ я прогнѣвалъ васъ?
   - Ничѣмъ, знамо, ничѣмъ!
   - Коль дѣло за водкой, такъ я пятерикъ еще ставлю, лишь бы некамфузно было на людей глядѣть.
   Между тѣмъ сынъ и работникъ Ѳедора Иваныча съ двумя ведерными бутылями стоятъ уже за угломъ сборной избы. Мужики это видѣли. Противъ такихъ доводовъ устоять нельзя. И всѣ въ одинъ голосъ закричали: Ѳедора Иваныча, Ѳедора Иваныча! Начинаютъ ругать и хулить Ивана Гаврилыча. Выпили по стакану, и староста скомандовалъ: "кто не больно пьянъ, человѣкъ десять, пойдемте къ священнику съ докладомъ, что мы выбрали въ церковные старосты Ѳедора Иваныча. Перечить онъ не станетъ; а ты, писарь, завершай дѣло, пока мы ходимъ: пиши приговоръ. Писарь, пьяный, тотчасъ за приговоръ; крестьянъ онъ знаетъ всѣхъ на память подърядъ и записалъ всѣхъ,- и тѣхъ, которые на лицо, и тѣхъ, которыхъ не было здѣсь, и даже записалъ, съ пьяну, и тѣхъ, которые съ полгода тому назадъ померли, такъ что мнѣ пришлось послѣ возвратить имъ приговоръ. Съ недѣлю мои мужики безобразничали. Потомъ собираются опять на сходъ. Староста говоритъ: "мы, господа старики, выбрали-было Ивана Гаврилыча, онъ ублаготворилъ насъ водочкой. Какъ же быть теперь, за что онъ тратился"? Послѣ долгихъ споровъ м³роѣды порѣшили дать ему одинъ островъ покосу, который отдается въ сдачу, каждогодно рублей за 60.
   Такъ, зачастую, у насъ рѣшаются дѣла на м³рскихъ сходкахъ. Еслибъ, дѣйствительно, предоставить право крестьянамъ самимъ выбирать себѣ священниковъ, то туда поступали бы и сельск³е писаря, и кондукторы желѣзныхъ дорогъ, и сельск³е учителя, а скорѣе всѣхъ - грамотѣи-мужики тѣхъ же обществъ, словомъ: тотъ, кто поставитъ больше водки и ублажитъ коноводовъ.
   Однажды, при преосвященномъ Аѳанас³ѣ (Дроздовѣ) въ двухштатномъ селѣ М. найдено было нужнымъ закрыть одинъ штатъ и одного изъ священниковъ перевести въ другой приходъ. А извѣстно, что переводы для насъ прямое разорен³е. Одинъ изъ священниковъ собираетъ сходъ, ставитъ ведро водки и проситъ. чтобы прихожане просили у преосвященнаго оставить его у себя. Тѣ составили приговоръ и послали къ преосвященному ходаковъ съ прошен³емъ; поѣхалъ и самъ священникъ. Въ его отсутств³е другой священникъ тоже собираетъ сходъ и ставитъ водки два ведра. Мужики пишутъ приговоръ и посылаютъ съ прошен³емъ ходаковъ къ преосвященному. Пр³ѣзжаетъ изъ города первый священникъ и узнаетъ, что мужики послали просить другаго священника, а его отписали негоднымъ и нелюбимымъ. Онъ собираетъ сходъ и ставитъ четыре ведра водки. Мужики пишутъ опять приговоръ, расхваливаютъ его, и просятъ оставить, а того, какъ негоднаго вывести. Преосвященный, получивши на одной недѣлѣ три прошен³я и приговора, противорѣчившихъ одно другому, не могъ понять, что это значитъ. У одного изъ священниковъ сынъ былъ въ пѣвчихъ и жилъ въ арх³ерейскомъ домѣ. Преосвященный призвалъ его и просилъ сказать ему всю правду, что все это значитъ, и тотъ откровенно разсказалъ ему. За откровенность преосвященный оставилъ его отца, но за то пересталъ обращать вниман³е на м³рск³е приговоры.
   Мы, съ своей стороны, попросили бы всѣхъ и каждаго, кто только берется въ своихъ статьяхъ за роль реформатора церкви, прежде всего, не мудрствуя лукаво, поосновательнѣе изучить учен³е православной церкви о церковной ³ерарх³и, и при этомъ взглянуть хоть только въ одно мѣсто св. писан³я; именно послан³е апостола Павла къ Титу, 1 гл. 5 ст. Онъ увидѣлъ бы, что пастырство принадлежитъ епископу, а пресвитеръ есть не болѣе, какъ его помощникъ, избираемый имъ въ пособ³е ему. Право избирать пресвитеровъ, или священниковъ, принадлежитъ епископу. Общество же имѣетъ право на это избран³е такое же, какое имѣютъ земск³я собран³я и крестьянск³я сходки на выдачу дипломовъ на какую-нибудь ученую степень.
   Эти два рода м³рскихъ сходокъ,- земск³я собран³я и крестьянск³й сходъ,- я показалъ, между прочимъ, и затѣмъ, чтобы читатель могъ уяснить себѣ, съ кѣмъ священникъ долженъ имѣть дѣло и как³е употреблять способы, чтобы выйти изъ какой-нибудь крайности.
   "Какъ было въ древнее время".
   Когда это,- въ древнее время? При Геннад³ѣ новгородскомъ?
   "Безъ ихъ (прихожанъ) соглас³я священникъ не можетъ быть ни перемѣщенъ, ни уволенъ, ни подвергнутъ какому бы то ни было взыскан³ю, въ случаѣ вины"...
   Вопросъ о судѣ надъ духовенствомъ возбуждался, въ не давнее время, оффиц³ально; но дѣло осталось такъ, какъ оно было.
   Епископъ избираетъ себѣ помощниковъ,- священниковъ, онъ имѣетъ и право отстранять лицъ, несоотвѣтствующихъ своему назначен³ю.
   Къ крайнему сожалѣн³ю, мы не можемъ сказать, чтобы суды епископовъ были всегда безусловно справедливы; въ настоящихъ "Запискахъ" моихъ я указалъ уже нѣсколько этому примѣровъ. А въ одной изъ сосѣднихъ съ нами губерн³й одинъ священникъ, въ течен³и двухъ лѣтъ, переводимъ былъ въ тридцать два мѣста. Только что несчастный переволокется на мѣсто, какъ мѣстный благочинный объявляетъ ему, что онъ переведенъ на другой край епарх³и, сотъ за пять верстъ. Только-что пр³ѣдетъ туда, ему объявляютъ, чтобъ убирался немедленно въ третью сторону,- и такъ тридцать два мѣста! Ходить бы, можетъ быть, горемычному, какъ вѣчному жиду, и донынѣ, еслибъ не померъ самъ епископъ. Епископъ этотъ говаривалъ, что священникъ долженъ имѣть одну только повозку, и куда я пошлю, туда и поѣзжай. Намѣстникъ этого епископа, на дорогѣ въ епарх³ю, прочелъ въ одной газетѣ о страдан³яхъ священника; тотчасъ, по пр³ѣздѣ, вызвалъ его къ себѣ и перевелъ въ губернск³й городъ въ лучш³й,- богатый,- приходъ. При покойномъ этомъ владыкѣ случалось, что по четверо священниковъ съѣзжалось вдругъ на одно мѣсто. Съѣдутся батюшки съ своими имуществами и недоумѣваютъ: кто же изъ нихъ дѣйствительный священникъ этого прихода? Всѣ четверо имѣютъ перемѣстительные указы на это мѣсто! Потолкуютъ, погорюютъ и поѣдутъ всѣ къ благочинному. Благочинный говоритъ: "вѣроятно, вы, о. Ѳеодоръ, должны остаться на этомъ мѣстѣ, потому что указъ о вашемъ переводѣ сюда мною полученъ послѣ всѣхъ". А намъ куда дѣваться? спрашиваютъ друг³е. - "Ступайте опять ко владыкѣ". Поплачутъ, да и поѣдутъ.
   Заговоривши объ этомъ владыкѣ, не могу не сказать объ одномъ случаѣ. Въ этой губерн³и у меня былъ благочиннымъ самый ближайш³й мой родственникъ. Въ его вѣдомствѣ, однажды, пьяница и негодяй пономарь, на пасху, въ домѣ крестьянина, во время молебна, объ евангел³е, лежавшее на столѣ, сталъ выбивать трубку. Священникъ, прекраснѣйш³й человѣкъ, удержалъ его и потомъ донесъ благочинному. Благочинный, мой родичъ, пр³ѣхалъ, сдѣлалъ дознан³е и донесъ преосвященному. Преосвященный накладываетъ на рапортѣ резолюц³ю: "пономаря Ч. перевести въ село Z. (приходъ несравненно лучш³й), священника Г., за допущен³е выколачиван³я трубки, послать въ Н. монастырь на два мѣсяца; благочиннаго же Д., за распущен³е благочин³я удалить отъ должности". Прошло два года. Преосвященный сдаетъ предложен³е: "священника Д. сдѣлать благочиннымъ лично". Это значило: мѣстный благочинный завѣдываетъ церков³ю и причтомъ - младшимъ священникомъ, дьякономъ, четырьмя дьячками, а до Д. касаться не имѣетъ права. Всѣ документы просматриваетъ мѣстный благочинный; но того, что писано или подписано рукою Д., касаться не имѣетъ права. Извѣстное какое нибудь распоряжен³е дѣлается на весь округъ, благочинный получаетъ указъ и на эту церковь; но Д. получаетъ, для себя лично, указъ особый. Формулярные списки пишутся у насъ въ общей тетради о всѣхъ членахъ причта; но Д. свой собственный формуляръ подаетъ, при особомъ рапортѣ, отдѣльно. Въ концѣ года извѣстную сумму отъ церкви отбираетъ мѣстный благочинный; вѣдомости этой церкви вноситъ въ свои общ³я по благочин³ю вѣдомости, а Д. подаетъ вѣдомость отдѣльно, словомъ: онъ начальникомъ лично надъ собой самимъ и смотритъ только за собой самимъ! Такъ прошло опять два года. Чрезъ два года Д. опять сдѣланъ былъ благочиннымъ округа и пользовался уже полнѣйшими милостями преосвященнаго.
   Однажды, мой родственникъ, благочинный уже опять, Д. выдавалъ замужъ свою дочь, мою крестницу, и я съ женой поѣхалъ на свадьбу. На дорогѣ въ одномъ селен³и я остановился перемѣнять лошадей, и, отъ нечего дѣлать, пошелъ къ священнику. Священникъ встрѣтилъ меня помертвѣвшимъ. Я отрекомендовался ему и сказалъ куда и зачѣмъ ѣду. Онъ нѣсколько секундъ подумалъ, перекрестился и подалъ мнѣ руку. "Мы, батюшка, сказалъ онъ вздохнувши, дрожимъ здѣсь за каждую минуту: какъ только увидимъ въ селѣ чужаго священника, то и думаемъ, что онъ пр³ѣхалъ на наше мѣсто. Поэтому я васъ страшно испугался. У насъ живетъ себѣ священникъ, ничего не подозрѣвая, вдругъ является другой священникъ и предъявляетъ указъ на это мѣсто. А мнѣ куда, спрашиваетъ хозяинъ? - я не знаю, меня самого перевели противъ моей воли. Ѣдетъ горемыка въ консистор³ю, а тамъ оказывается, что мѣста или не дано никакого, или дано гдѣ-нибудь въ тридесятомъ государствѣ. Домъ, хозяйство, посѣвы,- пропадай все!"
   У родственника моего я увидѣлъ какого-то неуклюжаго господина въ рясѣ. Спрашиваю: кто это? Это дьяконъ, мой крестникъ, говоритъ мой родичъ. Нынѣ, въ январѣ, я былъ у владыки; онъ былъ до того ласковъ ко мнѣ, что даже посадилъ. Говорю себѣ съ преосвященнымъ и думаю: не воспользоваться ли его милостями, пока есть онѣ; вѣдь онѣ не надолго? И говорю ему: у меня есть крестникъ, пономарь; женатый, съ двумя дѣтьми. Восемь лѣтъ уже онъ ѣздитъ просить посвятить его въ стихарь, и все не удается. Ни читать, ни пѣть, ни писать онъ не умѣетъ,- дуракъ совсѣмъ,- но мнѣ хотѣлось бы, чтобы в. п-во посвятили его, чтобы ему не ѣздить и не тратиться попусту; лучше того, что онъ есть, онъ не будетъ во весь вѣкъ.
   - Гдѣ онъ?
   - Здѣсь въ городѣ.
   - Я завтра буду служить; вели готовиться въ дьяконы. Я дамъ ему богатое мѣсто.
   И, дѣйствительно, посвятилъ въ дьяконы и далъ отличное въ моемъ же благочин³и мѣсто. Жаль только, что того дьякона, на чье мѣсто послалъ этого дурака, перевелъ верстъ за четыреста.
   Этотъ преосвященный, подъ веселую руку, говаривалъ: "наша власть - деспотическая. Намъ въ храмахъ бож³ихъ поютъ: ис-полла-эти-деспота!"
   Если проявляются общ³я человѣческ³я слабости въ судахъ епископскихъ, то на безпристрастный судъ прихожанъ и земства мы совершенно не полагаемся.
   Мнѣ, какъ приходскому священнику и благочинному, хорошо извѣстно, что, какъ ни пьянствуй, какъ ни безобразничай священникъ или причетникъ, прихожане никогда не будутъ просить объ удален³и ихъ, если только они не имѣютъ личныхъ непр³ятностей съ кѣмъ-нибудь изъ вл³ятельныхъ лицъ. При слѣдств³яхъ, прихожане о пьяницахъ всегда даютъ хорош³е отзывы.
   Епископъ поэтому не только можетъ, но обязанъ удалить такое лицо, какъ вредно вл³яющее на приходъ. Что дѣлать, если священникъ будетъ потворствовать сектантамъ, самъ впадетъ въ расколъ, ересь? Прихожане-сектанты за такого готовы всегда положить свои головы. Неужто такъ и оставить его въ приходѣ навсегда, если прихожане не изъявятъ "соглас³я" на его удален³е? Нѣтъ, епископъ обязанъ удалить его и предать суду. Такъ всегда и поступала православная церковь: такъ судимы шли Ар³й и многое множество ему подобныхъ. Низкопоклонничествомъ, подличаньемъ и происками предъ людьми, считающими себя интеллигентными, и пятерикомъ ведръ водки предъ крестьянами, расположен³е и защиту въ приходѣ можетъ всегда найти и всяк³й, кто на это способенъ, и быть въ то же время отъявленнымъ негодяемъ и служить ко вреду церкви. Между тѣмъ, вредныхъ для дѣла людей не терпятъ ни на какой должности. Разсказанныя мною сейчасъ рѣшен³я земскихъ собран³й и приговоры крестьянскихъ сходовъ служатъ, кажется, достаточнымъ тому доказательствомъ. Для большей же доказательности того, что церковно-приходск³й судъ не можетъ считаться судомъ безпристрастнымъ и справедливымъ, я сдѣлаю небольшую выдержку изъ "Саратовскихъ Епарх³альныхъ Вѣдомостей" (1880 г. No 28) о судѣ, изъ практики раскольниковъ:
   "Недавно былъ въ Дубовкѣ (Сарат. губ.) извѣстный защитникъ австр³йскаго священства, секретарь хвалынскаго епископа (Сарат. губ.) Амврос³я, Н. П. Масловъ, съ благочиннымъ, для суда надъ Дубовскимъ попомъ Павломъ, по возведеннымъ на него винамъ,- что одному богачу не вынималъ частей изъ просфоры, поданной имъ, что одного отлучилъ своею власт³ю отъ церкви, что нѣкоторымъ женамъ назначалъ непосильныя епитим³и,- въ родѣ 1000 поклоновъ до земли въ сутки и под., что онъ корыстолюбивъ, и др. вины. 1-го ³юня былъ соборъ по этому случаю; нѣкоторые богачи совсѣмъ было заклевали попа; но хитрый гуслякъ умѣлъ склонить на свою сторону нѣкоторыхъ богатыхъ купчихъ; и одна изъ нихъ, баба бойкая, явившись на соборъ, распудила всѣхъ поповскихъ обвинителей, расконфузила ихъ и, какъ искусный адвокатъ, довела дѣло до счастливаго результата: попа не только не осудили, не лишили мѣста, но не осмѣлились и хульна суда нанести ему, и попъ въ восторгѣ, благодаря К. Т. Одинъ изъ бывшихъ на соборѣ вынужденъ былъ публично выразиться въ присутств³и православныхъ: как³е мы дураки-то! Руководимся въ дѣлахъ вѣры такимъ священствомъ, которое всегда готово, по необходимости, склоняться даже предъ одной богатой бабой!"
   Ужъ не таковъ-ли долженъ быть судъ и въ православной нашей церкви? Нѣтъ, намъ нужна не защита прихожанъ, намъ нужно, чтобы насъ признали людьми со всѣми человѣческими правами!...
   Что судъ всегда принадлежалъ епископамъ, каждый можетъ видѣть это, между прочимъ, изъ истор³и церкви Курца (24 стран. 5 строка). Для большей убѣдительности я нарочно выставляю свѣтскаго писателя. Объ адвокатурѣ со стороны прихожанъ нѣтъ ни слова.
   "Когда священники принадлежали къ составу общества и избирались имъ, священникъ остался полноправнымъ членомъ общины, участвовалъ во всѣхъ ея дѣлахъ и, какъ человѣкъ грамотный въ своей паствѣ и поэтому уже пользовался ея уважен³емъ; община заботилась о достаточномъ его содержан³и, какъ священника, и считала своею обязанност³ю защищать его, какъ своего члена"...
   Почему бы не подтвердить сказаннаго историческими указан³ями: когда и гдѣ все это такъ было? У насъ такъ говорятъ, обыкновенно, раскольники: "креститься подобаетъ двумя перстами, такъ учатъ св. апостолы". Апостолы нигдѣ не говорятъ ни о двуперст³и, ни троеперст³и, говорятъ имъ!- "Такъ написано въ старыхъ книгахъ". Одинъ вздоръ написалъ, а другой на слово вѣритъ.
   Если община и у насъ на Руси защищала своихъ священниковъ, то гдѣ же она была, когда арх³ереи поповъ пороли плетьми, сажали на чепь и пр. и пр.? Надѣюсь, что никто фактовъ этихъ опровергать не будетъ. А между тѣмъ семинар³й тогда не было. Сдѣлалось ли бы такъ, какъ воображаютъ нѣкоторые, мы возьмемъ въ образецъ сельскихъ волостныхъ старшинъ. Старшина есть начальникъ волости и избирается "общиной" - волостью. При учрежден³и волостей, конечно, предполагалось, что народу дана свобода дѣйств³й,- ближайшаго начальника крестьяне избирать будутъ изъ себя самихъ, человѣка изъ той же "общины" и во все время службы состоящаго въ той же общинѣ,- именно такъ, какъ желаетъ хроникеръ выбирать священниковъ. Предполагалось, конечно, также, что будутъ избираемы люди и по умственному, и по нравственному состоян³ю стоящ³е выше другихъ и будутъ употреблять всѣ силы о благосостоян³и общества; но такъ ли вышло? Въ старшины попадаетъ или выжига, или богатый мужикъ,- старшинъ только два сорта, въ этомъ повѣрьте намъ. О нравственныхъ и умственныхъ достоинствахъ не бываетъ и рѣчи. Я однажды, вскорѣ по закрыт³и окружныхъ правлен³й, спрашиваю крестьянина: ну, что, теперь окружныхъ начальниковъ у васъ нѣтъ, управляетесь своимъ братомъ-крестьяниномъ же; конечно, лучше стало? "Нѣтъ, батюшка, много хуже: тѣ брали сотнями, а нашъ-то братъ и сотни-то беретъ, да и двугривеннымъ не брезгуетъ". Кромѣ взятокъ, предъ нашими глазами безпрестанно какъ издѣваются, какъ безсовѣстно они ведутъ себя передъ крестьянами! Напримѣръ, съѣхались крестьяне на волостной сходъ, старшина видитъ это, и отправляется удить рыбу. Къ обѣду воротится домой, не торопясь пообѣдаетъ и ляжетъ спать. Ему и горя мало, что его ждутъ 100 человѣкъ. Выспится и часа полтора просидитъ за чаемъ. И мужики голодны, и лошади поморились, но онъ и знать этого не хочетъ, тогда какъ дѣла всего на полчаса. Знай-де насъ, что мы начальство! Смѣшно, иногда, смотрѣть на чванство департаментскаго чиновника, пр³ѣхавшаго въ деревню ревизоромъ; но начальникъ-мужикъ,- это изъ свиней свинья!
   Таковы были бы и избираемые "общиной" священники, и точно такое же отношен³е они имѣли бы къ приходамъ.
   Заботится ли общество объ обезпечен³и въ содержан³и избраннаго ими старшины? Ни мало. Онъ заботится самъ о себѣ: соберутся съ крестьянъ деньги, возьметъ съ писаремъ свое жалованье, а казенное останется въ недоимкахъ; при каждомъ удобномъ случаѣ сдеретъ и съ праваго, и съ виноватаго,- и все тутъ. "Считаетъ ли общество своею обязанност³ю защищать его"? Попался въ бѣду - и идетъ подъ судъ, а избиратели его хохочатъ. Такъ было бы и съ выбраннымъ священникомъ. Такимъ образомъ все, что говорятъ объ общинѣ, о выборѣ, о защитѣ и проч.,- есть чистѣйшая утоп³я.
   "Поставленное такимъ образомъ духовенство быстро измѣнитъ свой видъ".
   Въ этомъ мы совершенно согласны. Но къ лучшему ли для вѣры и нравственности? Берутъ при этомъ одну сторону,- матер³альную, но нашъ вопросъ шире.
   "Духовное зван³е не будетъ никого пугать и въ него охотно будутъ поступать лица всѣхъ сослов³й".
   Согласны мы и съ этимъ. Такъ какъ отъ священника будутъ требовать такихъ познан³й и нравственности, какъ и отъ сельскаго писаря и кондуктора желѣзныхъ дорогъ, то, конечно, всѣ, неимѣющ³е опредѣленныхъ занят³й, бросятся туда; а за 3-5 ведеръ водки крестьяне, зачастую, примутъ кого угодно.
   "Реформы въ духовенствѣ невозможны, пока духовенство существуетъ въ видѣ касты и такою же кастою будутъ оставаться духовныя школы, состоя исключительно изъ дѣтей духовнаго зван³я".
   Ни духовенство само и ни школы его ничего кастоваго не составляютъ. Идите къ намъ и вы сами, и дѣти ваши, мы просили васъ уже не разъ. А это показываетъ, что касты мы не составляемъ; спец³альныя же школы необходимы. Но о какихъ реформахъ говорятъ намъ, что онѣ "невозможны"? Если о религ³озныхъ, то онѣ, дѣйствительно, при спец³альныхъ школахъ, "невозможны"; проч³я же возможны совершенно всѣ, потому что мы не глупѣе другихъ, поймемъ все хорошее и усвоимъ.
   По случаю исключен³я смоленскимъ епископомъ ²оанномъ половины учениковъ, составитель разсматриваемой нами статьи говоритъ: "это яснѣе всего показываетъ, что у духовныхъ школъ нѣтъ хозяина, поэтому она безправна и беззащитна".
   Исключен³е ²оанномъ половины учениковъ,- фактъ грустный въ высшей степени,- это правда. Подобное этому было и у насъ при Аѳанас³ѣ (Дроздовѣ) въ 1847 году. Но отчего столько застрѣлилось, въ послѣднее время, гимназистовъ, отчего столько и гимназистовъ, и студентовъ сослано въ Сибирь и пропало безъ вѣсти, не отъ того ли, что "хозяевъ" слишкомъ ужъ много? Вышло, что у семи нянекъ дитя безъ глазъ. Которое изъ двухъ золъ лучше?
   "Поэтому самое лучшее, что можно сдѣлать съ семинар³ями,- закрыть ихъ, потому что онѣ даютъ плохихъ пастырей".
   Неправда. Выходятъ изъ семинар³и пастыри и "плох³е", но больше хорошихъ. Руководствуясь предлагаемымъ правиломъ, потребовалось бы закрыть всѣ учебныя заведен³я, безъ исключен³я, потому что во всѣхъ ихъ всегда были и есть теперь ученики и хорош³е, и "плох³е". Но если въ учебномъ заведен³и чувствуется въ чемъ-нибудь недостаточность, то ее, обыкновенно, пополняютъ, но заведен³я не закрываютъ. Пусть будетъ сдѣлано такъ и съ спец³альными духовными заведен³ями, если онѣ недостаточно соотвѣтствуютъ своей цѣли. Нельзя, напримѣръ, закрыть медико-хирургическую академ³ю и медицинск³е факультеты при университетахъ изъ-за того, что докторовъ много плохихъ, и з

Другие авторы
  • Дитмар Фон Айст
  • Милль Джон Стюарт
  • Рубан Василий Григорьевич
  • Загоскин Михаил Николаевич
  • Айзман Давид Яковлевич
  • Борисов Петр Иванович
  • Славутинский Степан Тимофеевич
  • Козлов Иван Иванович
  • Петров Александр Андреевич
  • Офросимов Михаил Александрович
  • Другие произведения
  • Краснов Петр Николаевич - Мантык, охотник на львов
  • Добролюбов Николай Александрович - Краткий указатель горыгорецких земледельческих учебных заведений
  • Беранже Пьер Жан - Добрый бог
  • Алексеев Глеб Васильевич - Краткая библиография
  • Одоевский Владимир Федорович - Городок в табакерке
  • Леонтьев-Щеглов Иван Леонтьевич - Гоголь в Оптиной пустыни
  • Венгерова Зинаида Афанасьевна - По Эдгар Аллан
  • Горький Максим - О религиозно-мифологическом моменте в эпосе древних
  • Тихомиров Никифор Семенович - Стихотворения
  • Вельтман Александр Фомич - Воспоминания о Бессарабии
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 263 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа