Главная » Книги

Розанов Александр Иванович - Записки сельскаго священника, Страница 2

Розанов Александр Иванович - Записки сельскаго священника


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

купель; пять разъ выразятъ опасен³я, чтобы вы не утопили ребенка, чтобъ не упали на него свѣчи, не помяли бы грудки, реберъ, не привить бы болѣзней отъ прежде крещенныхъ младенцевъ въ этой купели и... безъ конца. И священникъ долженъ попусту тратить дорогое время, сидѣть и слушать всякую глупость.
   Вы простудились, вамъ нужно только вылежаться и вспотѣть. Но вы не можете употреблять никакихъ потогонныхъ средствъ, потому что вы хорошо знаете, что за вами могутъ пр³ѣхать изъ дальней деревни и вы должны рисковать тогда простудиться уже насмерть.... Поэтому священникъ, во всякое время дня и ночи и во всякую погоду, долженъ быть готовымъ для требоисправлен³й, не смотря на собственную болѣзнь.
   Требоисправлен³я по приходу, повидимому, есть одна изъ самыхъ легкихъ обязанностей - работа чисто-механическая, но на самомъ дѣлѣ, ни одна должность въ свѣтѣ, кромѣ развѣ докторской, не донимаетъ, такъ сказать, человѣка, какъ требоисправлен³я, и именно чѣмъ?- своею безвременност³ю. Во всякой должности есть опредѣленный часъ труда и опредѣленный часъ отдыха. У священника этого опредѣленнаго часа нѣтъ. Иногда 5-10 разъ оторвутъ васъ, пока вы напишете какихъ-нибудь поллиста; 20-30 разъ оторвутъ, пока вы прочтете какую-нибудь книгу. Вы не знаете покоя ни днемъ, ни ночью, ни въ какое время года и ни въ какую погоду. При безпрестанныхъ перерывахъ мысль совершенно теряется для всякой умственной работы и вы доходите, наконецъ, до апат³и ко всякому умственному труду.
   Всѣ лица, состоящ³я на государственной службѣ, пользуются каникулами - мѣсячными и двухмѣсячными отпусками; но священнику такихъ каникулъ не полагается,- онъ долженъ быть на мѣстѣ его службы неотлучно весь свой вѣкъ.
   Чиновникъ можетъ числиться больнымъ четыре мѣсяца и получать полное свое жалованье; священникъ же, съ перваго дня его болѣзни, долженъ отдать половину своего содержан³я исправляющему его должность. Стало быть: священнику и хворать не полагается.
   Такимъ образомъ, священникъ, отъ начала своей жизни до гробовой доски есть полный рабъ общества; но общество не довольствуется этимъ: оно требуетъ, вдобавокъ ко всему, еще и совершенствъ чисто-ангельскихъ. Общество знать не хочетъ, что священникъ есть такой же человѣкъ, вышедш³й изъ того же общества и живущ³й среди общества, гдѣ на каждомъ шагу онъ видитъ не только обыкновенныя слабости, но и самые грубые пороки; что священникъ имѣетъ тѣ же жизненныя потребности и, слѣдовательно, тѣ же слабости, и потому всяк³й мало-мало предосудительный поступокъ караетъ безпощадно. За священникомъ наблюдаютъ каждый его шагъ: что онъ ѣсть, что пьетъ, сколько времени и даже на чемъ онъ спитъ, чѣмъ занимается, какъ живетъ съ семействомъ, кто у него прислуга - словомъ, въ его жизнь входятъ до мельчайшихъ подробностей. И все это служитъ тэмою къ самымъ безпощаднымъ пересудамъ. То, что дѣлаютъ всѣ, общество никакъ не хочетъ допустить, чтобъ это дѣлалъ и священникъ. Напримѣръ, очень мног³е изъ православныхъ ѣдятъ въ постные дни скоромное; но попробуй ѣсть, хоть съ ними же только, священникъ,- и, Боже мой, сколько пойдетъ пересудовъ! Какъ будто не тотъ же церковный законъ лежитъ на каждомъ православномъ, какъ и на священникѣ. Нѣтъ, убѣждены всѣ: мнѣ можно, а попу нельзя. Или, мнѣ не очень давно пришлось быть въ обществѣ дворянъ, гдѣ былъ одинъ изъ предводителей дворянства. Предводитель началъ говорить объ одномъ господинѣ: "О! у него отличный выѣздъ, въ домѣ прекрасная мебели красавица экономка, ну, вообще, онъ живетъ, какъ порядочный человѣкъ!" И это говоритъ предводитель дворянства - блюститель народной нравственности! Объ экономкѣ онъ говоритъ публично, нимало не стѣсняясь, хладнокровно, какъ будто онъ говоритъ, что у этого господина есть цилиндръ-шляпа или енотовая шуба. Держать у себя красавицу онъ считаетъ дѣломъ не только обыкновеннымъ, но и необходимымъ, чтобъ считаться порядочнымъ человѣкомъ. Но впади въ несчаст³е священникъ - овдовѣй и, Боже мой, сколько вдругъ посыплется на него со всѣхъ сторонъ всевозможныхъ сплетенъ!.. Живи онъ хоть ангеломъ, но отъ гадостей и сплетенъ не уйти. Но если онъ еще къ тому найметъ кухарку, къ своему горю, не совсѣмъ урода и не старую, то, просто, отъ сплетенъ зарывайся живымъ въ землю.
   Но что всего страннѣе, чего понять даже нельзя,- такъ это то, что отъ священника требуютъ и святости и, пожалуй, порока въ одно и то же время. Приходитъ, напримѣръ, священникъ въ постъ въ православный домъ и ему предлагаютъ закуску или обѣдъ вмѣстѣ съ собой и говорятъ: "Батюшка! просимъ покорно! Мы надѣемся что вы старыхъ предразсудковъ не держитесь, чтобъ не кушать нынѣ мяса. Вы человѣкъ образованный, васъ нельзя сравнять съ другими". Если священникъ садится и ѣстъ, то ясно можетъ замѣтить удовольств³е и радуш³е на всѣхъ лицахъ. - священникъ дѣлается душою общества. И тутъ же начинаютъ разсказывать: "вотъ у насъ въ Петербургѣ были крестины постомъ; батюшка церкви N. обѣдалъ вмѣстѣ съ нами и такъ-то кушалъ, что любо, и забылъ, что постъ". И это говорятъ самымъ саркастическимъ тономъ, со всевозможными вымышленными прикрасами. И священникъ церкви N. дѣлается предметомъ общаго разговора и самыхъ безпощадныхъ пересудовъ, хотя все это говорится, конечно, въ самыхъ приличныхъ формахъ. "А въ прошломъ году,- говоритъ хозяинъ,- къ намъ въ деревню пр³ѣхалъ арх³ерей; поваръ нашъ сварилъ сперва двѣ курицы, потомъ въ бульонъ пустилъ рыбки и владыка, ничего, кушалъ. Ужъ конечно, онъ видѣлъ, что это не рыб³й супъ, а ѣлъ, потому что онъ умный человѣкъ, безъ старыхъ предразсудковъ. Да и къ чему?" Тутъ и пойдутъ перемывать всѣ косточки арх³ереевъ. Священника приглашаютъ играть въ карты. Если онъ сядетъ, то, видимо, бываютъ всѣ довольны. Но тутъ же переберутъ по суставчику какого-нибудь священника, съ которымъ они до этого времени играли, конечно, съ такимъ же удовольств³емъ. И все въ этомъ родѣ въ жизни священника. Намъ кажется, что общество само не установило еще положительнаго, опредѣленнаго понят³я о томъ, что ему нужно отъ священника. А изъ этого слѣдуетъ, что священникъ долженъ быть въ высшей степени строгъ къ себѣ, ни на минуту не забывать, что объ священникъ, и не увлекаться добродуш³емъ каждаго.
   Вотъ требован³я прихожанъ отъ своего священника! Но онъ имѣетъ сношен³я не съ одними своими прихожанами?- съ неменьшими требован³ями къ нему относятся и изъ-за предѣловъ его прихода.
  

III.

  
   Всевозможные статистическ³е комитеты за свѣдѣн³ями всѣхъ возможныхъ родовъ непремѣнно обращаются къ священнику. Такъ, губернск³й статистическ³й комитетъ каждогодно требуетъ свѣдѣн³й о числѣ родившихся вообще, о родившихся по временамъ года, о числѣ незаконнорожденныхъ, двойней, тройней, уродовъ; о брачущихся холостыхъ съ дѣвицами, холостыхъ со вдовами и пр.; умершихъ по возрастамъ и временамъ года.
   Друг³е комитеты требуютъ свѣдѣн³я этнографическихъ, топографическихъ и метеорологическихъ,- о направлен³и господствующихъ вѣтровъ, средней температуры зимы и лѣта, времени вскрыт³я рѣкъ, количества выпадающей влаги и пр.; священникъ долженъ, стало быть, имѣть и барометры, и термометры, и дождемѣры и пр.; наблюдать, вести журналы и сообщать свѣдѣн³я.
   Нерѣдко случается, что изъ столицы командируютъ какого-нибудь господина для собран³я свѣдѣн³й по извѣстной отрасли: науки. Самому ему потрудиться лѣнь, да и немного подѣлаетъ онъ., не зная края, въ который отправленъ онъ; поэтому онъ благоразумно и разсудитъ, что для него гораздо легче собрать нужныя ему свѣдѣн³я чрезъ мѣстныхъ поповъ. Но и съ попами связываться ему, великому барину, низко. Тогда онъ, не церемонясь много, высылаетъ свою программу въ консистор³ю и проситъ, чтобы духовенство доставило нужныя ему свѣдѣн³я. Консистор³я, обыкновенно, безъ разсужден³й: Приказали:.... и дѣлу конецъ. Есть у васъ время, или нѣтъ,- кому до этого дѣло,- собирай свѣдѣн³я и посылай, потому что тѣ, которые Приказали, сами лично никогда этого не писали и умѣютъ только приказывать.
   А "Вольное Экономическое общество" что дѣлаетъ! Я боюсь даже утомить читателя только перечнемъ однихъ тѣхъ свѣдѣн³й, как³я оно требуетъ,- такая ихъ масса. Отъ священника оно требуетъ:
  
   "Количество ревизскихъ душъ - м³рскихъ или окладныхъ, наличныхъ по послѣднему семейному списку; число рабочихъ 50-60-ти лѣтъ; въ какомъ году кто отдѣлился; сколько имѣетъ усадебной земли, сколько имѣетъ земли казенной или надѣльной, наслѣдственной или четвертной, купленной самимъ хозяиномъ, артелью, общиной; сколько земли нанимаетъ пахатной, луговой, огородной; сколько за какую платитъ; сколько удобряетъ земли и по скольку вывозитъ навозу на полевую землю; сколько продаетъ земли, т.-е. отдаетъ въ наймы; сѣетъ-ли ленъ, коноплю, табакъ и пр., сколько засѣваетъ этими растен³ями и по скольку пудовъ на десятину высѣваетъ; сколько пудовъ получилъ въ прошломъ году хлѣба и какого съ десятины; сколько четвертей и какого хлѣба продалъ и на какую сумму; сколько скота: рабочихъ лошадей и воловъ, сколько молодыхъ и гулевыхъ, рогатаго скота, лошадей и коровъ, сколько овецъ и свиней, сколько держитъ скота на чужой землѣ и по какой цѣнѣ платитъ за каждую штуку; сколько пало скота отъ чумы; украдено лошадей въ 5 лѣтъ; сколько грамотныхъ и учащихся; какимъ промысломъ занимаются - отхожимъ или кустарнымъ, сколько среднимъ числомъ заработывается въ годъ; сколько человѣкъ было изъ семьи въ заработкахъ - въ своей деревнѣ, на сторонѣ, сколько времени пробыли въ заработкахъ; сколько членовъ семьи кабалилось и на как³е сроки; сколько членовъ семьи нищенствовало; сколько платится на душу повинностей: выкупнаго платежа или оброчнаго на землю сбора, подушнаго или государственнаго земскаго сбора, земскихъ сборовъ, волостныхъ сборовъ, сельскихъ сборовъ: за пастьбу скота, сторожамъ на школу, пожарные инструменты и под., всего сколько со двора; сколько недоимокъ; до какого времени хватило своего хлѣба на продовольств³е въ прошломъ году и проч., и проч., и проч.
  
   Не правда-ли, что масса свѣдѣн³й страшная! Прошу, при этомъ, имѣть въ виду, что эти свѣдѣн³я требуются по каждому дому отдѣльно. А у меня, напримѣръ въ приходѣ до 600 домовъ. Гдѣ собрать всѣ эти свѣдѣн³я? Нужно разъ по пяти сходить: въ волостное правлен³е, къ волостнымъ и сельскимъ писарямъ, старостамъ, сборщикамъ податей, объѣхать всѣ деревни и обойти всѣ дома. А тутъ: то того не застанешь дома, то другаго, то третьяго; въ иной деревнѣ и домѣ побываешь 4-5 разъ и даже болѣе. Сколько тутъ нужно употребить труда, сколько написать листовъ цифръ и сколько потратить, можетъ быть, самаго дорогаго времени! Какъ ни мечись, а въ одинъ мѣсяцъ этой работы не сдѣлаешь.
   Предполагается, напримѣръ, въ губерн³и издать "Сборникъ матер³аловъ для описан³я губерн³и", въ который должны войти историческ³е очерки городовъ, селъ, деревень мѣстностей, отдѣльные историческ³е эпизоды, б³ограф³и замѣчательныхъ лицъ, документы, мемуары; описан³я этнографическ³я: описан³я народностей, разселен³я, бытъ, нравы, обычаи, одежда, занят³я, вѣрован³я, и пр., и пр., географ³я, статистика, описан³я, библ³ограф³я и пр.. За всѣми свѣдѣн³ями обращаются - къ священникамъ.
   Устраивается, напримѣръ, мѣстный городской музеумъ - священникамъ опять разсылаются циркуляры съ подробными наказами.
   Есть извѣстное правило: "не дѣлай ничего самъ, что могутъ сдѣлать за тебя друг³е". Гг. статистики и держатся крѣпко этого правила: вали на поповъ - сдѣлаютъ; не то - опять въ консистор³ю. А консистор³и суть такое учрежден³е, гдѣ, во многихъ изъ нихъ кв³етизмъ развитъ до крайныхъ предѣловъ. По второму требован³ю консистор³я предпишетъ "строжайше" и сдѣлаетъ выговоръ "за обременен³е" епарх³альнаго начальства излишнею перепиской. Слѣдовательно: священникъ долженъ бросать всѣ свои и служебныя и домашн³я дѣла и заниматься статистикой, этнограф³ей, истор³ей, археолог³ей, и проч., и проч.
   Все это, однакоже, мелочи; но есть дѣла и покрупнѣе этихъ. Въ дѣлахъ напримѣръ, государственныхъ первой важности - въ дѣлахъ, гдѣ правительство мощную свою силу сознаетъ какъ-бы несостоятельною и нуждается въ пособ³и другой силы,- оно обращается къ содѣйств³ю священниковъ. Нѣкогда, напримѣръ оспа свирѣпствовала ужасно и была страшнымъ бичомъ для народа; народу гибло множество. Оспопрививан³е и теперь многими считается дѣломъ богопротивнымъ и печат³ю антихриста, а въ то время - и совсѣмъ дѣломъ даже страшнымъ. Священникамъ были выданы поучен³я и наставлен³я, которыя они должны были читать въ церквахъ и на базарахъ. Читалъ-ли мой батюшка въ церкви - я этого не помню, но помню хорошо, какъ онъ читалъ ихъ на своемъ сельскомъ базарѣ. Взберется, бывало, батюшка, къ какому-нибудь мужичку на телѣгу, да и начнетъ махать бумагой во всѣ стороны: "Эй, православные, эй, православные,- кричитъ, бывало,- идите сюда, слушайте что я читать буду!" На первый разъ къ нему сдвинулся чуть не весь базаръ; во второй разъ подошло ужъ очень мало, а на трет³й и четвертый - ни одной души. И батюшка пересталъ читать. "Воспа - наслан³е Бож³е,- говорили мужики батюшкѣ,- объ ней нечего вычитывать; а вотъ кабы ты вычиталъ, чтобы господа у насъ дней не отымали, такъ за это мы тебѣ спасибо бы сказали".
   Манифестъ объ объявлен³и крымской войны читался священниками въ церквахъ. Самая война - была война жестокая: народу погибло множество, много легло тамъ и отцовъ, и братьевъ, и мужей, и дѣтей; новые рекрутск³е наборы были часты, налоги тяжелы; враги были сильны и многочисленны; лучш³е наши военачальники пали, флотъ уничтоженъ, войска наши гасли десятками тысячъ,- народъ пр³унылъ. Возбудить надежду на Бога, поднять сильно упадш³й духъ народа и усилить ненависть къ врагу - поручено было священникамъ. И они читали воззван³я къ народу въ церквахъ, молились вмѣстѣ съ народомъ и употребляли всѣ способы возбудить нравственныя силы народа къ перенесен³ю тяготы, вызванной войною.
   Настала великая реформа - освобожден³е крестьянъ отъ крѣпостной зависимости,- манифестъ 19-го февраля 1861 года читался въ церквахъ священниками.
   Заворошились славяне, потянулись въ Серб³ю наши голые добровольцы, понадобились всевозможныя пособ³я и имъ и тѣмъ, кого они защищать ушли, опять,- къ священникамъ, и они собирали пособ³я.
   Объявляется новая турецкая война,- манифестъ о ней опять читался въ церквахъ священниками. Война и эта затянулась,- народъ упалъ духомъ. Поддержать вѣру въ промыслъ Бож³й, укрѣпить надежду на Его милосерд³е,- съ полною любов³ю къ царю и отечеству, священники молились вмѣстѣ съ народомъ.
   Явилась нужда въ добровольномъ флотѣ; потребовались пособ³я воинамъ,- священники и здѣсь были въ числѣ первыхъ жертвователей отъ себя лично и сборщиками жертвован³й по приходамъ.
   Въ послѣднее время министерство народнаго просвѣщен³я пришло къ убѣжден³ю, что "успѣхи народной школы, по самой задачѣ ея, состоящей въ утвержден³и религ³озныхъ и нравственныхъ понят³й среди народа, естественно обусловливаются степенью участ³я, какое въ веден³и ея принимаетъ наше православное духовенство". "Нѣтъ сомнѣн³я,- говорится въ министерскомъ распоряжен³и,- что сослов³е с³е, призываемое на поприще народнаго образован³я и долгомъ пастырства, и волею Монарха, и историческимъ значен³емъ православной церкви въ судьбахъ отечественнаго просвѣщен³я, обязаннаго ей высокими заслугами, можетъ, по своему умственному развит³ю и по близости къ народу, при должномъ на него вл³ян³и, оказать въ семъ отношен³и больш³я заслуги". А если и волею Монарха, и распоряжен³емъ министерства народнаго просвѣщен³я религ³озно-нравственное воспитан³е народа ввѣряется священникамъ, и они доказали уже пользу, приносимую ихъ трудами, и вновь призываются къ этому тяжелому труду, то, стало быть, государство возлагаетъ на нихъ больш³я надежды и увѣрено, что они могутъ принести больш³я заслуги государству.
   Св. синодъ запретилъ преподаван³е закона Бож³я свѣтскими лицами въ учебныхъ заведен³яхъ и ввѣрилъ преподаван³е его исключительно только священникамъ.
   Наконецъ, въ срединѣ 1879 года "распространились лживые слухи и толки о предстоящемъ, будто-бы, общемъ передѣлѣ земель". Министръ внутреннихъ дѣлъ издалъ циркуляръ, гдѣ онъ объясняетъ, что "ни теперь, ни въ послѣдующее время, никакихъ дополнительныхъ нарѣзокъ къ крестьянскимъ участкамъ не будетъ и быть не можетъ". Дѣло это, кажется, чисто гражданское. Отъ дѣлежа имѣн³й уклонился и самъ Господь (Лук. XII, 14). Для этого есть и губернаторы, и полиц³я, и всѣ власти; но, однакоже, правительство нашло необходимо-нужнымъ подкрѣпить это объявлен³е авторитетомъ церкви и, конечно, при участ³и священниковъ. Объявлен³е министра читалось въ церквахъ священниками. А это все значитъ, что представители и служители церкви, предъ правительствомъ и народомъ, имѣютъ великое значен³е въ дѣлахъ государственныхъ первой важности.
  

IV.

  
   Не легко, какъ намъ кажется, священнику выполнить и тѣ "требован³я общества", как³я нами указаны; но все это ничто предъ тѣми обязанностями его, как³я лежатъ на немъ - собственно какъ на священникѣ.
   Кто такой священникъ, по учен³ю слова Бож³я, и как³я его обязанности не по "требован³ю современнаго общества", а по требован³ю того же слова Бож³я?
   Священниками мы дѣлаемся совсѣмъ не такъ, какъ чиновникъ изъ писца дѣлается столоначальникомъ. Между тѣми и другими большая разница, какъ въ отношен³и ихъ обязанностей, такъ и въ самомъ опредѣлен³и на должность. Тамъ дѣло просто: начальникъ черкнулъ два слова, и сталъ писецъ столоначальникомъ, и сдѣлался Ваничка - Иваномъ Иванычемъ. У него только немного повыпрямится горбъ, да на вершокъ поднимется подбородокъ; прежде онъ писалъ, а теперь сталъ подписывать,- вотъ и вся перемѣна. У насъ это не такъ; у насъ дѣло это совсѣмъ не шуточное. У насъ дѣло это совершается не въ кабинетѣ и не за карточнымъ столомъ, а во св. храмѣ. При поставлен³и во священника совершается особенный обрядъ и особое таинство рукоположен³я. Готовящ³йся къ рукоположен³ю наканунѣ еще съ вечера, исповѣдуется и читаетъ молитвы, положенныя предъ св. причащен³емъ. Утромъ читаетъ молитвы опять и готовится въ св. причащен³ю. Самъ епископъ, имѣющ³й рукоположить его, и вечеромъ и утромъ читаетъ молитвы и готовится къ св. причащен³ю. Утромъ, большею част³ю въ праздникъ, епископъ торжественно совершаетъ литург³ю. Въ срединѣ богослужен³я рукополагаемаго торжественно, чрезъ царск³я врата, вводятъ въ Святая Святыхъ - въ св. алтарь. Здѣсь послѣ извѣстныхъ обрядовъ, совершается таинство рукоположен³я: рукополагаемый становится предъ престоломъ на колѣни, епископъ возлагаетъ на него руки и призываетъ на него благодать Св. Духа, которая освятила бы рукополагаемаго и дала ему силу и помощь къ достойному прохожден³ю великаго его служен³я. Самъ епископъ молится о ниспослан³и благодати и громогласно призываетъ къ молитвѣ всѣхъ присутствующихъ во храмѣ.
   Послѣ этого, рукоположенный, по слову Бож³ю, есть: ангелъ Бога Вседержителя, ангелъ церквей; свѣтъ м³ра; сынъ земли; пастырь стада Христова; споспѣшникъ Бож³й; архитекторъ здан³я Бож³я; другъ жениха Христа; земледѣлатель; жатель; воинъ; стражъ дому Господню.
   Отъ него требуется, поэтому, чтобы самъ онъ былъ: непороченъ, не дерзокъ, не гнѣвливъ, не пьяница, не б³йца, не корыстолюбецъ, цѣломудренъ, честенъ, страннолюбивъ, любящ³й добро, справедливъ, благочестивъ, воздерженъ, чадо имущь въ послушан³и, свой домъ добрѣ правящь, силенъ наставлять въ здравомъ учен³и и противящихся обличать, держался правды, вѣры, мира и любви, словомъ - онъ долженъ вести себя такъ, чтобы друг³е, видя его добрыя дѣла, прославляли Отца, иже есть на небесахъ.
   Ему вручается часть стада Христова и говорится: проповѣдуй слово, настой благовременнѣ и безвременнѣ, обличи, запрети, умоли со всякимъ долготерпѣн³емъ и учен³емъ. Стража дахъ тя дому... да слышиши слово отъ устъ моихъ и возвѣстиши имъ отъ Мене. Когда реку грѣшнику: смертью умреши, ты же не возвѣстиши ему, ниже увѣщаеши, да обратится отъ пути своего лукаваго и живъ будетъ: грѣшникъ убо погибнетъ во грѣсѣ своемъ, крове же его отъ руки твоея взыщу. Будь внимателенъ къ себѣ самому и всему стаду, въ которомъ Духъ Святой поставилъ тебя блюстителемъ пасти церковь Господа Бога, которую Онъ пр³обрѣлъ свою кров³ю.
   Священникъ долженъ, поэтому, хорошо знать всѣхъ живущихъ въ его приходѣ - лично: домохозяевъ, ихъ семейства, прислугу, жильцовъ; долженъ со всѣми бесѣдовать, испытывать ихъ въ знан³и догматовъ вѣры и правилъ христ³анской нравственности; долженъ знать и испытывать всѣхъ живущихъ въ самыхъ отдаленныхъ мѣстахъ, относящихся къ его приходу; всѣхъ научать и наблюдать потомъ за каждымъ, точно-ли онъ блюдетъ догматы вѣры и исполняетъ правила христ³анской нравственности. Заразившихся ересью, расколомъ, вольнодумствомъ, нерадивыхъ, холодныхъ и порочныхъ долженъ научить, обличить, умолить, потому что каждая душа дана ему на сохранен³е и онъ отвѣтитъ за каждую душу своею собственною душою.
   Чтобы прихожане его имѣли возможность выполнить законъ Бож³й, священникъ долженъ убѣждать ихъ принимать св. таинства: крещен³е, мѵропомазан³е и пр., чрезъ которыя благодать Бож³я возрождаетъ и укрѣпляетъ къ жизни святой и непорочной, къ жизни вѣчной.
   Чтобы Господь даровалъ силу къ достойному прохожден³ю этого труднаго служен³я, укрѣпилъ его и пасомыхъ въ вѣрѣ и благочестивой жизни и простилъ прегрѣшен³я, священникъ долженъ непрестанно молиться и одинъ, и вмѣстѣ съ пасомыми имъ.
   Итакъ: вся жизнь священника, вся дѣятельность, всѣ помышлен³я, вся душа его - должны быть всецѣло посвящены религ³озно-нравственному состоян³ю его прихожанъ.
   Но приложите пастырск³я обязанности священника къ нравственному состоян³ю "современнаго общества". При явной недобросовѣстности и безпорядочности кого-либо изъ прихожанъ, не легко дѣлать внушен³я и простому мужику; однако же, все-таки возможно. Но попробуй священникъ дѣлать внушен³я лицу высокопоставленному!.. Мыслимое-ли дѣло, чтобы кто-нибудь допустилъ, чтобы священникъ дѣлалъ ему внушен³я, хотя бы тотъ, кому необходимы эти внушен³я, былъ отъявленный негодяй?! Допуститъ-ли это лицо даже самое степенное и понимающее пастырск³я обязанности священника?! А между тѣмъ предъ Богомъ равны всѣ, и пастырск³я обязанности простираются на всѣхъ одинаково: "грѣшникъ погибнетъ, крове же его отъ руки твоея взыщу"...
   По слову Господню, священникъ долженъ увѣщевать сперва наединѣ; если согрѣшающ³й не послушаетъ, то взять съ собой двоихъ или троихъ и увѣщевать его при нихъ. Ну, и попробуй священникъ придти съ троими къ кому бы то ни было: одинъ, просто, прогонитъ и отомститъ потомъ; а другой, безъ церемон³и, отопретъ тебя къ мировому, а приведенныхъ тобою поставитъ свидѣтелями противъ тебя же въ взведенной на него клеветѣ. Все это какъ-бы шутка; но на самомъ дѣлѣ - все это такъ. Поэтому я, какъ священникъ, говорю, что крайне бываетъ иногда грустно и тяжело, когда видишь безобраз³я въ приходѣ... Особенно бываетъ всегда грустно при погребен³яхъ. Совершаешь обрядъ и думаешь: гдѣ же душа твоя, усопш³й?!. Не я ли виновенъ въ твоей погибели, если ты отверженъ Господомъ? Не я ли виновенъ, что я тебя не научилъ, не умолилъ, не обличилъ?!..
   Епископство - учрежден³е божественное. Епископъ требуетъ отъ священниковъ, чтобы они были примѣромъ и руководителями для прихожанъ своихъ въ жизни христ³анской; заботились о религ³озно-нравственномъ состоян³и прихожанъ и о благолѣп³и храмовъ Бож³ихъ; часто и благоговѣйно совершали богослужен³е; неупустительно удовлетворяли духовнымъ нуждамъ прихожанъ въ требоисправлен³яхъ; поучали народъ закону Бож³ю; читали, какъ современныя религ³озно-нравственныя сочинен³я и журналы, такъ и древн³я сочинен³я, въ особенности тѣ, которыя служатъ основан³емъ сектаторамъ въ ихъ толкахъ; вели возможно-частыя бесѣды и съ своими православными прихожанами и съ сектаторами, излагали бесѣды свои на бумагѣ и представляли ихъ на разсмотрѣн³е установленной цензуры.
   Консистор³я - это учрежден³е не божественное, но имѣетъ власть надъ пастырями Христовой церкви, если не по праву, то въ дѣйствительности, болѣе епископской. Есть консистор³и, которыя, при прикосновен³и къ нимъ кого бы то ни было,- духовнаго или свѣтскаго лица,- смотрятъ не только на важность дѣла, но и на то, насколько это лицо состоятельно. Епископу въ нѣсколько разъ болѣе дѣла, чѣмъ всему ареопагу консистор³и и, между тѣмъ, ни въ одной епарх³и, как³я намъ извѣстны, не было примѣра, чтобы онъ выражалъ обременен³е дѣлами: при Бож³ей помощи, онъ трудится безропотно. Въ иныхъ же консистор³яхъ не проходитъ и дня, чтобы не было наложено нѣсколько штрафовъ и не было сдѣлано нѣсколько выговоровъ только "за обременен³е епарх³альнаго начальства перепискою". Эти консистор³и съ духовенствомъ поступаютъ по отечески - по "Домострою": онѣ "не бьютъ ни по уху, ни по лицу, ни кулакомъ подъ сердце, ни пинкомъ, ни посохомъ не колятъ, ни желѣзомъ, ни деревомъ не бьютъ, а только, соймя рубашку, вѣжливенько плетью съ наказан³емъ",- онѣ штрафуютъ за каждую бездѣлицу, и штрафуютъ рублей по 20-25-ти. Это опять, знаете, по "Домострою": "и разумно, и больно, и страшно, и здорово".
   Высшая духовная власть употребляетъ всѣ усил³я, чтобы хотя сколько-нибудь улучшить матер³альный бытъ духовенства. Между прочимъ, она сдѣлала распоряжен³е, чтобы епарх³альная власть употребила всѣ силы на то, чтобы духовенство имѣло церковныя квартиры. Духовенство стало продавать въ церкви свои дома, разумѣется, по оцѣнкѣ постороннихъ лицъ. Но въ одной изъ извѣстныхъ намъ консистор³й дѣло это шло такъ: церковь, напримѣръ, не имѣетъ никакой нужды въ ремонтировкѣ и имѣетъ въ банкахъ капиталъ настолько достаточный, что послѣ уплаты за дома у нея остался бы еще достаточный капиталъ. Чтобы совсѣмъ уже не обременять церкви, духовенство разлагало платежъ лѣтъ на десять. И консистор³я отказывала. Другая церковь - совсѣмъ бѣдная: у нея не было наличнаго капитала - требовала сама ремонтировки и при покупкѣ должна была сдѣлать долги, по крайней мѣрѣ въ 8%,- и консистор³я разрѣшала. Вотъ тутъ и узнай ея механику!...
   При ремонтировкахъ церквей, постройкахъ и починкахъ квартиръ причтовъ, отъ благочиннаго и мѣстнаго священника требуется смѣта, надзоръ за производствомъ работъ и точная отчетность. Стало быть: священникъ долженъ быть и инженеромъ, и техникомъ, и знать работы: каменныя, плотничныя, столярныя, малярныя, и пр., и пр.
   При межеван³и церковной земли или смежной съ нею, благочинный или ближайш³й священникъ должны быть депутатами. Слѣдовательно: онъ долженъ быть и землемѣромъ.
   Очень нерѣдко поручается священникамъ дѣлать дознан³я или производить слѣдств³я. Консистор³и, при этомъ, гг. слѣдователямъ спуску не даютъ и караютъ ихъ штрафами за самый малый недосмотръ или недоразумѣн³е. Стало быть: священникъ долженъ основательно изучить слѣдственную часть, чтобъ не остаться виновнымъ изъ-за чужаго дѣла, и вообще изучать законы.
   Теперь покорнѣйше прошу: всѣ "требован³я современнаго общества" и всѣ обязанности, лежащ³я на священникѣ,- соединить вмѣстѣ и отнести ихъ къ одному лицу, хотя перечень мой далеко и далеко еще не полонъ. Общество требуетъ отъ священника слишкомъ многаго и мы думаемъ, что нѣтъ въ свѣтѣ лица, отъ котораго требовалось бы такъ много, и такъ разнообразны были бы эти требован³я.
   Что же даетъ священнику само общество?
   Нанимая прислугу, мы даемъ ей помѣщен³е, столъ, жалованье, требуемъ отъ нея только извѣстнаго, опредѣленнаго рода службы и даемъ ей всѣ средства выполнять этотъ родъ службы. Как³я же средства къ выполнен³ю всего даетъ священнику общество?
   Я изложу мою собственную б³ограф³ю,- и она будетъ отвѣтомъ на этотъ вопросъ.
  

V.

  
   По окончан³и семинарскаго курса, правлен³е семинар³и опредѣлило послать меня въ академ³ю; но врачебная управа нашла, что я, по слабости здоровья, продолжать дальнѣйш³я науки не могу, почему преосвященный и далъ мнѣ священническое мѣсто въ селѣ N.
   Женившись на сиротѣ, мнѣ, послѣ рукоположен³я, нужно было отправиться въ приходъ, отстоящ³й отъ города верстъ на 150. Вдова, матушка-теща, могла дать мнѣ деньгами въ приданое за дочерью только тридцать руб. Но они, почти всѣ, разсорились по консистор³и, по протод³аконамъ, ипод³аконамъ, пѣвчимъ и подобному люду, при посвящен³и. Епарх³альная власть не обезпечила, да и не могла обезпечить своего новаго ³ерея ни прогонами до прихода, ни квартирою тамъ, ни отоплен³емъ, ни хлѣбомъ, ни прислугой,- она не дала ему ровно ничего. Ему дали приходъ, посвятили и сказали: ступай и живи, какъ знаешь, но только съ непремѣнною обязанност³ю возвышать религ³озно-нравственное состоян³е своихъ прихожанъ,- послан³е было апостольское: "Ни сапогъ, ни жезла, ни пиры въ путь"... Изъ полученныхъ мною отъ матушки денегъ у меня осталось всего три рубля. Съ этими тремя рублями мы должны были добраться до прихода и существовать тамъ первое время. Съ недѣлю мы ходили съ матушкой: по постоялымъ дворамъ, и искали попутчиковъ-мужиковъ. Наконецъ, мы нашли цѣлый обозъ мужиковъ, привозившихъ сѣно. На нѣсколькихъ дровняхъ мы уложили свое имущество, а на однихъ мы съ женой пристроились сами. Мнѣ было тогда 21 годъ, а женѣ 16. Жена моя, какъ ребенокъ, не видѣвш³й деревни и не знавш³й быта сельскаго священника, не понимала ничего и отъѣзжала безъ особеннаго горя; но за то матушка не могла скрыть горя, раздиравшаго ея душу.
   Первая деревня, куда мы заѣхали отогрѣться и покормить лошадей, была деревня мордовская. Мы выбрали получше избу и заѣхали. Но оказалось, что изба устроена была, какъ называется у нихъ, "по черному", и въ это время топилась. Избы, которыя топятся "по черному", строятся не у однихъ мордвовъ, но и у многихъ русскихъ, въ захолустьяхъ. Избы эти устраиваются: изъ глины сбивается огромная печь, но безъ дымовой трубы, а потому весь дымъ, при топкѣ, идетъ въ избу. Не смотря на то, что дверь на это время отворяютъ, изба наполняется дымомъ до того, что чистаго мѣстечка остается всего четверти на двѣ отъ полу. Въ это время ни стоять, ни сидѣть и ни прилечь негдѣ,- нѣтъ дыму только у самаго пола, но такъ какъ дверь отворяется, то прилечь нельзя и тамъ отъ холода изъ отворенной двери. Отъ ежедневной копоти, съ потолка, палатей и полокъ висятъ сосульки, какъ сталактиты. Падающ³я капли копоти образуютъ внизу всюду сталагмиты. Побывать въ такой избѣ и не выпачкаться донельзя нѣтъ никакой возможности. Половъ и лавокъ крестьяне эти не моютъ никогда и только разъ 5-10 въ годъ подчищаютъ скребками; самые даже столы грязны до невозможности. Сквозь густой дымъ людей едва видно, но между тѣмъ ребятишки лежатъ себѣ на палатяхъ, свѣсивъ головы, и - ничего. Тутъ же подъ столомъ лежало нѣсколько собакъ, а въ углу теленокъ и свинья съ поросятами. Мы измучились, передрогли еще болѣе, чѣмъ въ дорогѣ, одежду всю перепачкали и не чаяли выбраться. Такъ тащились мы три дня; такихъ остановокъ у насъ было нѣсколько и мы пришли въ совершенное изнеможен³е. Наконецъ, пр³ѣзжаемъ въ приходъ, въ свое село. О немъ я и не имѣлъ понят³я. Куда же мы въѣдемъ? спрашиваю.- Въѣзжая квартира есть здѣсь? - Нѣтъ.- Постоялые дворы? - Нѣтъ. - Гдѣ живетъ д³аконъ? Мнѣ указали лачугу.- Дьячокъ, пономарь? Мнѣ указали лачуги еще хуже. Поѣдемъ въ церковную сторожку! Пр³ѣзжаемъ и видимъ: небольшая каменная церковь облиняла, ограда развалилась; церковная сторожка - это маленькая, гнилая, покосившаяся, полураскрытая избенка. Мы вошли: полъ земляной, два полуаршинныхъ оконца покрылись слизью, стѣны мокрыя, углы загнили и заросли плѣсенью. Что мы,- думаю,- будемъ тутъ дѣлать?! Сейчасъ разнеслась молва, что пр³ѣхалъ молодой попъ, и сбѣжался народъ. Все, что было лучшаго, намъ внесли въ сторожку, другое внесли въ сѣни, а гардеробъ, комодъ, диванъ и стулья разставили по оградѣ. Къ намъ налѣзло зѣвакъ,- и бабъ, и ребятишекъ, со всевозможною своею атмосферою,- столько, что ни стоять, ни сидѣть и ни дышать не было возможности. Это были настоящ³е дикари: одна молодая баба дотронется къ женѣ до шеи, другая пощупаетъ косу, третья чуть не уткнется носомъ въ лицо и выпялитъ свои буркалы, и тутъ же, вслухъ передаютъ одна другой свои замѣчан³я: "ахъ, а ты глянько, какая у ней коса-то, съ мою руку!" - "А какая бѣлая-то! Она, мотри, набѣлена".... Пришелъ мой причтъ. Первымъ дѣломъ дьячокъ выгналъ всѣхъ, потомъ стали судить какъ и гдѣ намъ пристроиться. Посудили, порядили и порѣшили,- что въ сторожкѣ зиму не проживешь; что нужно искать избу у мужиковъ, но что во всемъ селѣ у мужиковъ свободныхъ избъ нѣтъ; что если есть у нѣкоторыхъ по двѣ избы, черезъ сѣни, то эти семейства многолюдны и обѣ избы заняты; что нужно просить стариковъ, чтобы они согнали какую-нибудь подобную семью въ одну избу, а другую, на время, дали намъ. Такъ мы и покончили. Подошла ночь, у насъ запасной свѣчи не было, а въ селѣ лавочки не существовало. Сторожъ зажегъ, по обыкновен³ю, лучину и сѣлъ у "свѣтца" ковырять лапти. Въ избенкѣ набралось столько дыму, что и взглянуть было невозможно. Народъ натаскалъ на полъ снѣгу и натопталъ грязи, по крайней мѣрѣ, на полвершка; стѣны были мокры, лавки узеньк³я,- и спать намъ совсѣмъ было негдѣ. Старикъ нашъ нашелъ гдѣ-то двѣ скамейки и мы пристроились, а старикъ, какъ котъ, забрался на печку. Утромъ я послалъ за старостой, и попросилъ его, чтобъ онъ отвелъ намъ уголокъ, гдѣ-нибудь у мужика. Нужно было позаботиться и объ обѣдѣ; но оказалось, что во всемъ селѣ, кромѣ чернаго хлѣба, котораго мы съ женой, къ слову сказать, не ѣли никогда и не ѣдимъ до сихъ поръ,- кислой капусты и гречневыхъ крупъ, нельзя было достать ничего. Прошелъ день, прошелъ и другой, а квартиры намъ нѣтъ да и нѣтъ. Я послалъ опять за старостой, но тотъ сказалъ моему старику: "скажи ему, что у меня съ похмѣлья его голова болитъ; коль хочетъ, такъ, нетрошь, самъ придетъ". Посланный мой тутъ же пояснилъ мнѣ, что староста обидѣлся. что я не угостилъ его винцомъ, что ко мнѣ онъ не пойдетъ и квартиры отводить мнѣ не будетъ. Я пошелъ къ нему. Долго онъ ломался надо мной! Я едва не плакалъ, едва не кланялся ему въ ноги; а онъ себѣ сидитъ, какъ пень, какъ и не слышитъ меня, и только: "ты м³ръ почитай, ты еще молодъ, не знашь, какъ въ м³ру жить: у насъ были попы до тебя, да м³ръ не ломали. Поживешь зиму въ сторожкѣ, а лѣтомъ свой домъ поставишь, а то у старой попадьи купишь". Насилу онъ согласился собрать сходъ и пособить мнѣ - дать квартиру. Но все-таки и послѣ этого я ходилъ къ нему, изо дня въ день, цѣлыхъ двѣ недѣли.
   Каждую недѣлю, по субботамъ, въ селѣ нашемъ былъ базаръ. Въ первую же субботу, съ ранняго утра до поздняго вечера, у насъ была сутолока невыносимая: то тотъ, то другой придетъ отогрѣться, а то ввалитъ и цѣлая толпа, просто - позѣвать. Намъ наносили снѣгу, намяли грязи, сторожку настудили,- смерть, да и только! Утромъ пр³ѣхалъ народъ къ обѣднѣ,- и опять сутолока еще больше. Вдобавокъ къ этому, трое - четверо крестинъ; кумовья, кумы, ребятишки: говоръ, суетня, пискъ, визгъ,- ложись и умирай! И мы жили такъ двѣ недѣли. Жена моя не выдержала и захворала. На первый разъ ей нужно бы только: сухая и свѣтлая комната, покой, три - четыре ложки хорошаго супу и самая ничтожная медицинская помощь; а у насъ: сырость, гниль, холодъ, тѣснота, безпрестанно народъ, безпрестанно хлопаютъ дверью, больную обдаютъ вѣтромъ со двора; ей нѣтъ уголка - негдѣ ни прилечь, ни присѣсть; негдѣ и нѣтъ человѣка, который бы приготовилъ ей хоть что-нибудь поѣсть; во всей окрестности не было ни доктора, ни фельдшера, посылать же въ уѣздный городъ, за 40 верстъ, за кѣмъ-нибудь изъ нихъ - у меня не было ни копѣйки денегъ. Положен³е наше было страшное. Мы не знали, какъ вырваться оттуда.
   Двѣ недѣли, изо дня въ день, я ходилъ къ старостѣ, чуть не каждый день сталъ ходить ко мнѣ и онъ, но уже не одинъ, а съ тремя - четырьмя м³роѣдами. Придутъ ко мнѣ мои гости, разсядутся, я пою ихъ чаемъ, а они: "ты насъ уважай; ты знай только насъ; мы тебѣ все дадимъ. Будешь уважать насъ, и мы тебя во всемъ уважимъ; не будешь - такъ лучше уходи теперь же. Ты своей спины не жалѣйю Поклонишься м³ру, самому слюбится".... Послѣ множества просьбъ, поклоновъ и болѣзненныхъ унижен³й съ одной стороны; наставлен³й и ломанья - съ другой, чрезъ двѣ недѣли старики прислали за мной десятника звать меня на сходъ просить м³ръ о квартирѣ. Долго-долго мнѣ пришлось тутъ толковать съ ними и просить, почти каждаго поодиночкѣ, чтобы дали мнѣ какую-нибудь особую избёнку. Наконецъ, всѣ согласились дать. Послѣ меня начались перекоры и ссоры между ими самими. Ссоры и крику и тутъ было немало; но дѣло уладилось и .здѣсь, и мнѣ велѣно было перебираться къ одному мужику.
   У этого крестьянина было двѣ избы,- одна въ улицу, другая во дворъ, съ общими сѣнями и подъ одной соломенною крышей. Въ семьѣ были: старикъ, старуха, три сына женатыхъ и съ дюжину ребятишекъ всѣхъ родовъ и сортовъ. Намъ отвели переднюю. Вся семья перебралась въ заднюю, но старикъ и старуха остались съ нами. Изба эта лучше сторожки была немногимъ, но за то сухая. Въ ней кругомъ были лавки, а вверху полати; топилась "по бѣлому"; полъ дырявый и грязный-прегрязный, съ двумя оконцами въ улицу и однимъ во дворъ. Я спрашиваю: "Моете ли вы когда-нибудь полъ?"
   - Какъ же, моемъ каждый годъ, къ Пасхѣ!
   - Нельзя ли, дѣдушка, вынуть лавки и полати? Мы поставили бы стулья и диванъ.
   - Когда вы вынесете изъ избы въ гробу меня, тогда выносите хоть все; а теперь, пока я живъ, не трошь.
   Мы поставили все въ сѣни и подъ навѣсъ, а въ избу взяли только самое необходимое. Вечеромъ нужно было поставить самоваръ. У хозяевъ углей не было и я послалъ въ церковную сторожку. Но сторожъ заворчалъ на моего посланнаго: "Двѣ недѣли попъ жегъ церковные угли, а теперь и съ фатеры будетъ жечь? На, да скажи ему, что больше не дамъ". Къ чаю пришелъ къ намъ дьячокъ, сильно выпивш³й, подошелъ подъ благословен³е и прямо дрюннулся - сѣлъ на постель. "Зачѣмъ,- говорю,- ты, Григорьичъ, сѣлъ тамъ, развѣ тебѣ нѣтъ мѣста на лавкѣ?"
   - А почему же и не здѣсь? Почему же и не посидѣть на батюшкиной постелькѣ? Вишь, она какая мягкая! Вы, батюшка, нами не брезгуйте. Мы хоть и пономари, да так³е же люди. А со временемъ и сами пригодимся: пойдете по приходу собирать хлѣбцемъ, я лошадки дамъ. Мужикамъ нечего кланяться за всякимъ дѣломъ. Они - музланы, народъ необразованный. Да вотъ, къ примѣру, и матушка, какъ пойдетъ собирать шерстью, такъ съ ней и пойдетъ моя Ѳедосѣевна. А одна-то она кого знаетъ?
   - Зачѣмъ ты, Григорьичъ, выпилъ?
   - Вы, батюшка, еще не обглядѣлись. Поживите, такъ хоть съ годокъ къ примѣру, такъ будете пить больше моего. Приходъ нашъ бѣдный, а главное - черный, рукъ приложить не къ чему; весь вѣкъ бьешься, изо дня въ день, изъ-за куска хлѣба, съ ума сходишь, тоска заѣдаетъ. Ну, и выпьешь у добраго человѣка рюмочку, какъ будто все горе и забудешь. Ну, и вы, къ примѣру, чашечку чайку налейте.
   Вечеромъ, послѣ чаю, мы сидѣли вдвоемъ въ переднемъ углу, а старикъ со старухой - противъ печки, въ другомъ. Жена вязала кружево, а я, какъ и въ сторожкѣ, сидѣлъ безъ всякаго дѣла: говорить съ женой - все переговорено; со стариками - не о чемъ; дѣлать нечего, читать нечего, писать не о чемъ, да и не на чемъ. Что же дѣлать? Да ничего,- сидѣть, да и только. Я думаю, что кто испыталъ въ жизни такое состоян³е, тотъ согласится со мною, что самый тяжелый трудъ переносить легче чѣмъ продолжительное состоян³е совершенной бездѣятельности. Тамъ можно изнемочь, а здѣсь - сойти съ ума, тѣмъ болѣе, что я привыкъ читать.
   Старики улеглись спать рано, но намъ спать еще не хотѣлось и мы сидѣли долго. Старуха легла на печкѣ, а старикъ на полатяхъ, надъ нашею постелью. Когда они захрапѣли, намъ съ женой стало какъ-то отраднѣе: мы почувствовали, что намъ и тепло, и сухо, и свободно,- какъ камень какой-то свалился съ души нашей. Старики рано легли, рано и выспались. Часа за три до свѣта они поднялись, стали топить печку и готовить завтракъ. Со стариками поднялась и вся семья,- и пошло шмыганье мимо насъ и хлопанье дверью. Къ намъ налѣзло ребятишекъ, поднялся визгъ, напустили холоду, крикъ, смѣхъ слезы, и то тотъ подойдетъ, посмотритъ на насъ, то другой; нужно было вставать и намъ, но вставать было нельзя, потому что полна изба была набита народомъ. Я едва могъ упросить, чтобы всѣ вышли, хоть на нѣсколько минутъ, пока мы одѣваемся. Просьбы моей никто не могъ и понять, потому что одѣваться и раздѣваться при всѣхъ никто не считалъ стыдомъ, точно также, какъ никто не считалъ тамъ за стыдъ идти всѣмъ кому попало вмѣстѣ въ баню. Неприлично быть одѣтымъ днемъ - стыдно; но идти всѣмъ, и своимъ и чужимъ, мужчинамъ и дѣвушкамъ, вмѣстѣ въ баню - дѣло обыкновенное.
   Утромъ за мною пр³ѣхали изъ деревни звать къ больной, верстъ за 18. Это была первая моя поѣздка въ жизни. Больная была мать крестьянина, старушка лѣтъ 80-ти. Послѣ причаст³я, пока я одѣвался, она вынула изъ подголовья тряпочку, завязанную цѣлымъ десяткомъ узелковъ, и морщинистыми и дрожащими руками стала развязывать ее. По тому вниман³ю, съ какимъ она держала тряпочку и развязывала узелки, видно было, что тутъ хранилось все ея сокровище, все ея благосостоян³е. Я видѣлъ, что она хочетъ заплатить мнѣ за мой трудъ, но мнѣ тяжело было разлучить ее съ ея сокровищемъ и я пошелъ-было изъ избы; но старушка уцѣпилась за меня и завопила: "батюшка, батюшка! Куда ты, кормилецъ? Вотъ возьми за труды себѣ". Я остановился и сталъ ждать, пока она возилась съ узелками. Оказалось, что въ узелкѣ было всего два гроша, ихъ-то - свое единственное сокровище - она и отдала мнѣ. Я взялъ ихъ, но мнѣ совѣстно было самого себя, мнѣ казалось, что я сдѣлалъ преступлен³е. Съ этого момента я положилъ себѣ не брать больше никогда и ничего за так³я требоисправлен³я, и я держу свое обѣщан³е до сихъ поръ. Такъ памятны мнѣ эти два гроша! Лошаденочка была плохенькая, санишки плохеньк³я, я проѣздилъ цѣлый день и перемерзъ до-смерти.
   Чрезъ три недѣли послѣ нашего пр³ѣзда, мы раздѣлили братскую кружку; мнѣ досталось два рубля. Тутъ мы съ женой ожили: мы купили чайку, сахарку, корытце, кадочку, немного рису и четыре калача. Дѣла наши, значитъ, поправились. Пришелъ рождественск³й пра

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 355 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа