Главная » Книги

Розанов Александр Иванович - Записки сельскаго священника, Страница 5

Розанов Александр Иванович - Записки сельскаго священника


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

цъ былъ такой же: наговоритъ, наобѣщаетъ съ три короба, а на дѣлѣ сущ³й цыганъ. Ужъ если бы хотѣлъ дать вамъ, такъ онъ вчера же и сказалъ бы мнѣ, а то ни слова. Вотъ я спрошу его".
   Недѣли черезъ двѣ управляющ³й, послѣ обѣдни, зашелъ ко мнѣ.
   - Говорилъ я, батюшка, барину о вашихъ дровахъ; а онъ отвернулся отъ меня, засвисталъ и пошелъ, не сказавши ни слова. Я говорилъ вамъ, что онъ цыганъ сущ³й. Вотъ какъ уѣдетъ такъ я пришлю вамъ, сколько вамъ угодно. У насъ не то, чтобъ рубить, а бурей поломаетъ каждый годъ столько, что не токмо вашъ флигелекъ, все село отопишь.
   - Служитъ гдѣ-нибудь онъ?
   - Нѣтъ, въ отставкѣ прапорщикомъ.. Хочетъ, говоритъ, опять поступить на службу, да куда ужъ ему! Не то теперь у него въ головѣ. Имѣнье-то давно ужъ заложилъ.
   Осенью, дѣйствительно, управляющ³й Чек - ва прислалъ мнѣ дровъ на цѣлый годъ.
  

X.

  
   Предмѣстники мои священники, всегда послѣ обѣдни, давали просфоры или сами, или высылали съ дьякономъ: Агафонову, управляющему Чек - ва, цѣловальнику и писарю. Я, считая, что въ храмѣ Бож³емъ всѣ равны, не сталъ дѣлать преимущества никому и просфоръ не давать самъ и ни высылать не сталъ.
   Однажды, лѣтомъ приходитъ ко мнѣ сельск³й писарь и говоритъ: "вчера, батюшка, мужики дѣлили луга. Вамъ отвели они? Своихъ луговъ у васъ нѣтъ; нужно было просить, а вы просили?"
   - Нѣтъ не просилъ, и не знаю отвели ли.
   - Нѣтъ, не отвели, да хоть и просили бы, такъ они не отвели бы.
   - Почему?
   - Вотъ почему: до васъ у насъ священниковъ было много, и всѣ они были много постарше васъ;- много постарше, а почетныхъ людей уважали и отличку отъ другихъ имъ дѣлали завсегда. Бывало, какъ отойдетъ обѣдня, то дьяконъ и подноситъ на блюдѣ просфору писарю. Гдѣ бы онъ ни сталъ, нарочно иногда, станешь въ углу у двери,- вездѣ отыщетъ. А въ больш³е праздники дьяконъ станетъ возлѣ священника на амвонѣ, съ просфорой на тарелкѣ, и ждетъ писаря. Подойдетъ писарь, а ему самъ священникъ на блюдѣ и подастъ просфору. И видитъ всяк³й, что писарь не простой мужикъ, что и попъ отъ всего м³ру отличаетъ его. А вы нынѣ писаря сравнили съ простымъ мужикомъ. Вотъ вамъ и сѣнцо!
   - Такъ это ты сдѣлалъ, что мнѣ не отвели луговъ?
   - Я.
   - И тебѣ не стыдно такъ говорить?
   - Нѣтъ, не стыдно. Мнѣ стыднѣе, когда вы прировняли меня къ простому мужику. У васъ нѣтъ еще ни усовъ, ни бороды, а меня и старики уважали. Надо мной теперь смѣется весь м³ръ. Ужъ легче бы было, кабы этаку срамоту переносить отъ старика.
   - Такъ ты вышелъ негодный человѣкъ, и съ такими людьми я не хочу и говорить. Съ Богомъ!
   Вечеромъ я позвалъ къ себѣ четверыхъ вл³ятельныхъ мужиковъ, напоилъ чаемъ, поднесъ водочки и попросилъ травы. Чрезъ недѣлю крестьяне стали дѣлить другую половину луговъ и мнѣ отвели вдвое больше, чѣмъ давали моимъ предмѣстникамъ.
   Жел - въ сначала, по пр³ѣздѣ въ деревню, ѣздилъ къ обѣднѣ каждый праздникъ. На долг³я дроги посадитъ съ собою дѣвокъ шесть, пр³ѣдетъ къ обѣднѣ и станетъ со всей своей свитой предъ амвономъ. Однажды онъ и присылаетъ ко мнѣ въ алтарь своего Агафонова съ приказан³емъ, чтобъ я подалъ ему просфору. "Передайте, говорю, вашему барину: когда онъ будетъ ѣздить молиться Богу безъ дѣвокъ, тогда я подамъ ему просфору". Съ этого времени Жел - въ не былъ въ церкви ни разу, такъ и уѣхалъ, и я больше не видѣлъ его.
   При первомъ свидан³и Агафоновъ грозилъ мнѣ чуть не Сибирью. "Барину, говорилъ онъ, стоитъ только доѣхать до арх³ерея, ну, и смотрите, что вамъ будетъ". Я вполовину не вѣрилъ, но вполовину и вѣрилъ, что Жел - въ дѣйствительно можетъ сдѣлать мнѣ зла много. Съ моимъ батюшкой, однажды, былъ такой случай: помѣщикъ Н. Б. имѣлъ обыкновен³е назначать невѣстъ женихамъ, по собственному его усмотрѣн³ю, ни мало не обращая вниман³я на желан³е или нежелан³е котораго-нибудь изъ нихъ. При этомъ онъ всегда дѣлалъ такъ: дѣвушку изъ состоятельнаго дома онъ непремѣнно назначалъ бѣдняку, а иногда и прямо нищему,- какому-нибудь бездомовному пастуху, "для уравнен³я состоян³я", какъ говаривалъ онъ. "Какую-нибудь лошаденку, телушенку и пару овецъ мужикъ для дочери все уже дастъ. Иначе онъ въ вѣкъ не наживетъ ничего", разсуждалъ баринъ. Красиваго парня женилъ тоже, непремѣнно, на уродѣ, или красавицу выдавалъ, наоборотъ, за урода. "Это непремѣнно такъ надо, говаривалъ онъ, для улучшен³я племя. Как³я выдутъ дѣти, когда женится уродъ на уродѣ"! Предъ свадьбой онъ, бывало, на восьмушкѣ листа пишетъ батюшкѣ: "священнику N. N. Прошу вѣнчать N. N. съ Z. Z. Имѣю честь быть Н. Б." Является, однажды, такая пара въ церковь. Батюшка мой спрашиваетъ жениха и потомъ невѣсту: "по собственному ли своему соглас³ю вступаютъ они въ бракъ". Невѣста заплакала, зарыдала и рѣшительно заявила, что она или утопится, или удавится, если ее повѣнчаютъ съ этимъ женихомъ. Батюшка мой вѣнчать не сталъ. Невѣсту, прямо изъ церкви, повезли на барск³й дворъ, и страшно изсѣкли! Чрезъ нѣсколько дней эту пару привозятъ опять. Невѣста опять зарыдала и опять сказала, что "пусть засѣкутъ ее до смерти. но она не пойдетъ за этого жениха". Повезли опять на барск³й дворъ и сѣкли тамъ уже до того, что ее полумертвою стащили съ мѣста. Спустя нѣкоторое время староста привозитъ ихъ въ церковь въ трет³й разъ, и говоритъ, что невѣста вѣнчаться теперь согласна. Батюшка спросилъ ее и она проговорила: "иду, батюшка, вѣнчайте"! Батюшка повѣнчалъ. Спустя мѣсяца два-три преосвященный ²аковъ (Вечерковъ) сдаетъ такую резолюц³ю: "по жалобѣ любителя церкви, помѣщика Н. Б., священника N. N. послать въ каѳедральный соборъ на двѣ недѣли на усмотрѣн³е". За что, про что? Господь его вѣдаетъ. Поѣхать въ городъ, выправить въ консистор³и, выражаясь по консисторски, указъ на службу въ соборѣ, двѣ недѣли служить тамъ, дать каѳедральному прото³ерею за хорошую аттестац³ю, потомъ опять указъ на мѣсто,- недѣлю тереться на крыльцѣ консистор³и до службы въ соборѣ, двѣ недѣли служить, да недѣли полторы-двѣ биться въ консистор³и изъ указа опять на мѣсто,- батюшкѣ и стоило двухъ коровъ. Изъ трехъ своихъ коровъ онъ продалъ двухъ, и этого ему едва достало на всѣ расходы. Я былъ въ то время въ среднемъ отдѣлен³и семинар³и. Тяжело намъ было перенести это и разорен³е и оскорблен³е! И изъ-за чего?.. "По жалобѣ"! Конечно могъ сдѣлать это и со мной Жел - въ, потому что, въ то время у насъ былъ "судъ скорый", хотя и не особенно "милостивый".
   Лѣтомъ мы поѣхали съ женой повидѣться съ моими родителями и съ матушкой жены моей. У батюшки моего въ семинар³и содержалось еще два сына, моихъ меньшихъ брата, и потому онъ терпѣлъ крайнюю нужду. Видѣть отца и мать нуждающимися въ самомъ необходимомъ, и не имѣть возможности помочь имъ,- переносить это нелегко!.. Отъ моихъ родителей мы поѣхали къ матушкѣ жены моей.
   Въ городѣ однажды я встрѣтился съ другомъ моимъ, по семинар³и товарищемъ, нѣк³емъ Иваномъ Сокольскимъ. Въ семинар³и онъ былъ юноша видный, необыкновенно веселаго характера и острякъ. Теперь же онъ былъ худъ, блѣденъ, мнѣ показался, даже закоптѣвшимъ, ряса плохенькая, а шляпенка и совсѣмъ не была никуда годна; на все окружавшее онъ смотрѣлъ, какъ будто, безучастно и скорѣе похожъ былъ на сумасшедшаго, чѣмъ на обыкновеннаго человѣка!
   - Какъ, братъ Ваня, твои дѣла, спрашиваю я?
   - Ничего, братецъ, торгуемъ.
   - Чѣмъ?
   - Собственнымъ товаромъ. Теперь пр³ѣхалъ сюда записаться въ гильд³ю.
   - Въ самомъ дѣлѣ: какъ ты поживаешь?
   - Говорятъ тебѣ: торгую! Да, братъ, вотъ въ этак³й попадись приходъ, такъ, поневолѣ, сдѣлается купцомъ всяк³й. У меня мордва за всѣ требы платятъ лаптями: отслужишь, на Пасху, молебенъ,- пару лаптей, а богатый и двѣ пары; свадьба,- полтинникъ и 10 паръ лаптей. Послѣ Пасхи мнѣ досталось огромныхъ два воза лаптей. Ну, теперь понялъ, что мы купцы?
   - Куда вы ихъ дѣваете?
   - Отвозимъ въ Кузнецкъ на базаръ!
   - Насколько же ты ихъ продалъ?
   - Рублей на 20 асс. пасхальныхъ, да руб. на 2 за друг³я требы.
   - Почемъ вы продаете ихъ?
   - Хорош³е копѣйки по 3 сер., похуже - 2 коп. Теперь пр³ѣхалъ сюда поискать получше мѣстечко. Пошелъ вчера въ консистор³ю, а тамъ: давай три цѣлковыхъ, такъ покажемъ праздныя мѣста. Просилъ - просилъ, нѣтъ, ²уды, не уступаютъ. Повелъ троихъ анаѳемовъ въ трактиръ, пропоилъ 2 р.; показали мѣста четыре, да все дрянь,- не стоитъ ломаться. Есть, говорятъ, и хорош³я, да меньше пятишницы показать ихъ нельзя. 5 р. отдай, а дастъ ли его преосвященный,- это на небѣ писано. Вотъ я и хожу по городу да смотрю, не найду ли гдѣ пятишницы.
   Дня черезъ три я опять встрѣтился съ и. Сокольскимъ.
   - Ну, что, спрашиваю, нашелъ мѣсто, подалъ прошен³е?
   - Вчера подалъ въ X., тоже дрянь, да ужъ, небойсь, все не хуже моего. Нынѣ прошен³е сошло, да просятъ цѣлковый показать резолюц³ю.
   Я сказалъ ему, гдѣ я живу, и попросилъ его заходить ко мнѣ, пока я живу въ городѣ. На другой день онъ, дѣйствительно, зашелъ.
   - Какъ твои дѣла, спрашиваю?
   - "Справку". На прошен³и резолюц³я: "представить справку". За эту справку и просятъ теперь пять цѣлковыхъ. Я говорю: давайте я самъ напишу ее; а столоначальникъ: дѣло тутъ, святой отецъ, не въ письмѣ, а въ деньгахъ. Дашь 5 руб. и пиши, коль есть охота писать; не дашь, такъ недѣли три и походишь.
   - Написать о тебѣ справку нужно всего 10 минутъ?
   - Написать мой формулярный списокъ,- и все тутъ.
   - Да вѣдь твой формуляръ въ трехъ словахъ?
   - Приказные такъ и говорятъ, что дѣло не въ письмѣ. Деньги-то опять отдашь, а еще неизвѣстно, дастъ или нѣтъ арх³ерей мѣсто-то! А сколько будетъ мытарства, если и дастъ-то! Чего будетъ стоить, чтобы показали резолюц³ю на справкѣ! А тамъ указъ: написать, подписать столоначальнику, члену, секретарю, регистратору, чтобъ ввелъ въ исходящую и поставилъ No, сторожамъ - каждому все дай. А тамъ привалятъ на квартиру, человѣкъ 15, поздравлять... И Господи, тиранства и конца нѣтъ! Придется продать тестеву-то лошадь. Да ужъ такъ бы и быть, куда ни шло, лишь бы не пропало все даромъ!
   Больше я съ о. Сокольскимъ не видѣлся. Въ день отъѣзда изъ города, мнѣ попался на улицѣ другой знакомый мнѣ священникъ. По одному особенному случаю, онъ получилъ мѣсто возлѣ самаго города, въ верстахъ 10-12-ти. Приходъ довольно достаточный, но не изъ богатыхъ. Священникъ этотъ былъ очень неглупый, но до самозабвен³я увлекающ³йся всѣмъ, выдающимся изъ ряда вонъ и потому крайне неразсчетливый въ экономическомъ отношен³и. Онъ съ восторгомъ разсказывалъ мнѣ, что онъ знакомъ со множествомъ дворянъ города, со всѣми членами консистор³и и съ секретаремъ. Онъ разсказывалъ; что на святкахъ, масляной и два раза послѣ Пасхи, у него были два члена консистор³и, секретарь и столоначальникъ. Въ первый разъ, говоритъ, они пр³ѣхали ко мнѣ нечаянно и у меня не было ничего, только и могъ угостить я ихъ хорошей стерлядью; была одна бутылка рому въ 1 р. 50 к., да секретарь сказалъ, что онъ пьетъ только бѣлый въ 4 р. Но за то потомъ каждый разъ, какъ пр³ѣдутъ, сами привезутъ съ собою всего: и рому въ 4 р., и винъ разныхъ, и закуски и... всякой всячины! конечно, все это въ мой счетъ. А вотъ, какъ были въ послѣдн³й разъ, столоначальникъ и говоритъ мнѣ: мы отъ скуки на дорогу взяли орѣшковъ 2 фунтика, такъ припишите ужъ и ихъ къ счету. Ну, разумѣется изъ этихъ пустяковъ и говорить не стоитъ. Дорого только берутъ съ нихъ извощики. Въ послѣдн³й разъ я заплатилъ только за одинъ конецъ, да и прогналъ ихъ; и отвезти отъ себя нанялъ уже у себя въ селѣ.
   - А тебя просили они къ себѣ.
   - Ты вздумаешь! Теперь пр³ѣхалъ взять въ консистор³и новую приходо-расходную книгу для церкви.
   - Ужъ, разумѣется, тебѣ, по дружбѣ, выдадутъ безъ взятокъ?
   - Нѣтъ, еслибъ не былъ знакомъ, то всякому далъ бы поменьше,- понемногу; а теперь знакомому-то мало-то дать и стыдно. Рублей 25 это дѣло стоило мнѣ.
   - Съ такой дружбой тебя можно поздравить. У тебя, кажется, въ приходѣ пропасть дворянъ?
   - Больше 20 домовъ. По зимамъ всѣ они живутъ въ городѣ, а лѣтомъ у насъ по садамъ. Кромѣ того, у насъ много теперь дачниковъ изъ города. Каждый праздникъ, послѣ обѣдни, ужъ непремѣнно, человѣкъ 5-6 зайдетъ ко мнѣ и съ женами и съ дѣтишками напиться чаю и закусить.
   - А тебя просятъ они къ себѣ?
   - Недавно у Мац - ва была имянинница жена, приглашали служить молебенъ, и я обѣдалъ тамъ.
   - Стало быть, всѣ эти господа ходятъ къ тебѣ не изъ расположен³я къ тебѣ, а только отдохнуть, послѣ обѣдни, да и подкрѣпиться? Можно поздравить тебя и съ дворянской дружбой!
   - А недавно, такъ вице-губернаторъ Н - ковъ прислалъ разсыльнаго сказать мнѣ, что онъ, на завтра, пр³ѣдетъ къ обѣдни, чтобъ я подождалъ его служить. У меня, на бѣду, ничего не было для закуски. Сейчасъ, въ ночь, въ городъ!.. Утромъ подождалъ съ часъ служить. Къ 10 часамъ пр³ѣхалъ онъ и съ женой, и съ дочерью. Послѣ обѣдни прямо ко мнѣ. Пока я въ церкви исправлялъ друг³я требы,- жена напоила ихъ чаемъ. Я пришелъ,- подалъ закуску. Предобрые люди! Дочь у нихъ уже невѣста, все разговаривала съ моей женой. Онъ и выпивалъ и закусывалъ безъ церемон³и. Славные, препростые люди!
   - А тебя они просили къ себѣ?
   - Ты выдумаешь!
   - Значитъ тебя можно поздравить съ дружбой даже вице-губернатора!
   Священникъ этотъ недавно померъ въ крайней бѣдности, оставивши огромные долги (конечно по состоян³ю священниковъ). Семейство его теперь въ самомъ жалкомъ состоян³и,- это хуже всякихъ нищихъ. Когда жена его обратилась къ дворянамъ-прихожанамъ за помощью для погребен³я, то никто не далъ ей ровно ничего; одни наобѣщали, а друг³е такъ или прямо отказали или запретили прислугѣ говорить, что они дома. Единственное лицо, которое оказало ей самую человѣколюбивую, христ³анскую помощь,- такъ это преосвященный. Онъ такъ много помогъ ей, какъ не помогъ бы, по всей вѣроятности, ни одинъ преосвященный.
  

XI.

  
   На возвратномъ пути изъ города домой, намъ пришлось проѣзжать въ одномъ мѣстѣ, поздно вечеромъ, черезъ лѣсъ. Мѣсто это на границахъ двухъ уѣздовъ. Лѣсу была небольшая куртина, но лѣсъ крупный. Въѣзжаемъ мы въ лѣсъ, и вдругъ изъ кустовъ выскакиваютъ четыре человѣка съ дубинами и копьями.
   - "Стой!" закричали всѣ разомъ,- и одинъ бросился держать лошадей, а другой ухватился за кучера. Мы испугались до безпамятства.
   - Вино есть у васъ? Кто вы?
   - Я священникъ, говорю я, вина у меня нѣтъ.
   - Попы пьютъ больше нашего. Слѣзай!
   Жена моя, не помня себя, уцѣпилась за меня. Они начали хозяйничать: все перешвыряли, перемяли, искололи "щупами", перепортили нашу одежду,- все, что было при насъ, и сказали: "вина нѣтъ, ступайте"!
   Оказалось, что это были кордонные, какъ ихъ звали тогда. Это значило, что въ слѣдующемъ уѣздѣ былъ другой винный откупъ, а это были стражники, чтобы изъ того откупа, гдѣ вино дешевле, не перевозили въ другой.
   Вспоминая этотъ случай, всегда говорю я: дай Господи многая лѣта батюшкѣ-Государю, уничтожившему этотъ откупленный разбой!
  

---

  
   Въ сентябрѣ мы опять получили отъ благочиннаго повѣстку явиться всѣмъ причтомъ, съ церковными документами, въ д. Ивановку, въ имѣн³е Е. А. И. для представлен³я его преосвященству. Оказалось, что туда собрано было изъ шестнадцати селъ все духовенство. Насъ собралось тамъ 18 священниковъ, 16 д³аконовъ и 38 причетниковъ,- цѣлый полкъ. Мы собрались за два дня до пр³ѣзда преосвященнаго. Преосвященный пр³ѣхалъ къ И - ой, какъ хорош³й знакомый, отдохнуть на недѣльку отъ дѣлъ. Сюда же съѣхалось много помѣщиковъ, а еще болѣе барынь, изъ ближайшихъ селен³й. Тутъ же былъ и пр³ятель мой Агафоновъ. Въ первый день по пр³ѣздѣ, преосвященный не принималъ насъ и потому мы топтались у барскихъ воротъ недолго. На другой день, намъ было велѣно явиться въ 10 часовъ. Мы, конечно, явились; но на этотъ разъ пришлось потолпиться у воротъ подольше. Въ 12 часовъ уже преосвященный, идя съ хозяйкой дома и гостями изъ саду мимо насъ, велѣлъ явиться намъ въ 10 часовъ на завтра. Мы, разумѣется, стояли безъ шляпъ, но никто изъ сопровождавшихъ преосвященнаго не снялъ фуражки и не кивнулъ намъ. Являемся на завтра: ввалили семьдесятъ человѣкъ и грянули, разомъ, въ ноги преосвященному. Мы заняли собой больше половины залы. Преосвященный, въ великолѣпной сѣрой атласной рясѣ и голубой камилавкѣ, сидѣлъ на диванѣ, хозяйка и гости - вдоль стѣнъ. При нашемъ входѣ не привсталъ никто и никто не кивнулъ намъ головой, какъ будто пришло, просто, стадо барановъ. Мы всѣ, обыкновеннымъ, заведеннымъ порядкомъ, стали принимать благословен³е по одиночкѣ: подойдешь, поклонишься въ ноги, примешь благословен³е, опять поклонишься въ ноги и отойдешь. Преосвященный, сидя, по одиночкѣ благословилъ насъ и потомъ спрашиваетъ благочиннаго: кто изъ нихъ у тебя пьяница?
   - У меня пьяницъ нѣтъ, ваше преосвященство!
   Сидѣвшая тутъ барыня-мироносица, старуха К - ва:
   - "Нѣтъ, ваше преосвященство! благочинный покрываетъ ихъ. Нашъ священникъ N. N. совсѣмъ спился! Вмѣсто того, чтобы созывать мужиковъ въ церковь, по воскресеньямъ, онъ созываетъ къ себѣ на помочь, и поитъ ихъ виномъ. Мнѣ не надо его, возьмите его отъ меня, куда хотите! Не надо мнѣ его, не надо, не надо"!..
   И замахала руками.
   - Я, ваше преосвященство, дѣйствительно, прошлое воскресенье помочь собиралъ, но обѣдня у меня была. Я человѣкъ бѣдный; нанять работать мнѣ не на что, я и попросилъ добрыхъ людей. Я...
   - Молчать! Отъ этого мѣста я тебя отрѣшаю. Ищи другой приходъ! пьяница! Какъ же ты, благочинный говоришь, что у тебя нѣтъ пьяницъ? Ты съ ними вмѣстѣ пьянствуешь!
   - Дѣйствительно, справедливо изволите сказать, ваше преосвященство, благочинный съ ними вмѣстѣ пьянствуетъ.
   - Я ни водки, и даже никакого вина не пью совсѣмъ, ваше преосвященство.
   - Молчать! Что-жъ ты думаешь, что я больше повѣрю тебѣ?
   Егоръ Ѳедоровичъ шепчетъ мнѣ: "коль не вѣритъ никому, такъ ужъ и сдѣлалъ бы К - ву благочиннихой надъ нами". N. N. подошелъ къ преосвященному, сталъ на колѣни: "ваше преосвященство! Помилуйте! У меня тутъ домъ"...
   - Молчать, дуракъ! Вонъ пошелъ!
   - Ваше преосвященство (не вставая во все время съ колѣнъ), я человѣкъ бѣдный, у меня два сына въ семинар³и, я разорюсь совсѣмъ, долженъ буду исключить дѣтей, они погибнутъ...
   - Благочинный, отведи его прочь! Вы, господа, довольны своимъ причтомъ? Говорите. Если нѣтъ, такъ...
   Всѣ, въ томъ числѣ и мой Агафоновъ, привстали: "довольны, ваше преосвященство, очень довольны"!
   N. N. "Ваше преосвященство"!.. Но К - ва: "Завтра же велю твой домъ снести съ моей земли! По бревёшку велю раскидать. Преосвященнѣйш³й владыка отказать уже изволили тебѣ отъ нашего прихода; ты теперь уже не нашъ. Завтра же, чтобъ и духу твоего не было въ моемъ селѣ".
   - Ваше преосвященство, помилуйте!
   - Пошелъ вонъ! Священникъ села Р. К-³й! Сюда!
   К - ³й подошелъ къ столу, поклонился въ ноги и сталъ.
   - Скажи: как³я обязанности священника?
   - Научать народъ вѣрѣ...
   К - ва: "Ну, ужъ нашъ попъ научитъ! Самъ мужиковъ поитъ виномъ по праздникамъ".
   Тутъ его преосвященство перебралъ насъ всѣхъ, кромѣ, впрочемъ, меня, Егора Ѳедоровича и благочиннаго. Сколько "дураковъ" мы получили тутъ отъ щедротъ его преосвященства, что не перечтешь и по пальцамъ! Что ни слово, то: "ну, дуракъ, дуракъ, дуракъ! И по рожѣ-то видно, что дуракъ"! Каждый подойдетъ къ столу, поклонится въ ноги, 5-10 получитъ "дураковъ", поклонится въ ноги за милостивое слово опять и отойдетъ. Начальникъ же нашъ благочинный, получалъ по нѣскольку "дураковъ", послѣ каждаго, на загладочку: "дуракъ, дуракъ! И благочинный дуракъ, что даетъ тебѣ (въ формулярѣ) отмѣтку хорошую,- дуракъ и онъ". И это послѣ каждаго спрошеннаго. Такимъ образомъ если мы, 70 человѣкъ, получили по 7 "дураковъ", то нашъ о. благочинный удостоился получить ихъ семьдесятъ разъ седмерицею.
   Послѣ испытан³я въ знан³яхъ догматовъ вѣры и правилахъ христ³анской нравственности, преосвященный сталъ заставлять, опять всѣхъ по одиночкѣ, пѣть по октоиху. И опять: поклонъ, дуракъ, поклонъ и - вонъ. Тутъ ужъ непремѣнно на каждую нотку сѣло по "дураку"!
   - "Удивительно, какъ они всѣ глупѣютъ на должностяхъ! Вѣдь дуракъ на дуракѣ! Ступайте"!
   Священникъ N. N. опять хотѣлъ было просить преосвященнаго, но онъ велѣлъ благочинному вывести его. Священникъ этотъ былъ крайне бѣдный и совершенно трезвый. Но чѣмъ-то, къ его горю, не угодилъ этой мироносицѣ,- и пропалъ. Переводъ въ другой приходъ разорилъ его въ конецъ.
   Дома его барыня хотя и не раскидала, но онъ, все равно проданъ за ничто.
   Когда мы вышли, то къ намъ вышелъ помѣщикъ Владыкинъ. Онъ, смѣясь, похлопалъ по плечу своего священника и говоритъ: "а я, N. N. хотѣлъ, было, сказать владыкѣ и про тебя, что ты много пьешь".
   - Ну, хорошо: меня арх³ерей вывелъ бы; съ кѣмъ же ты-то сталъ-бы пить-то тогда?
   - Ха, ха, ха! Заѣзжай ко мнѣ. Я сейчасъ ѣду домой.
   Преосвященный нашъ, вообще, безпорядковъ не терпѣлъ. Каѳедральный соборъ нашъ имѣетъ высокое входное крыльцо, и такой же, въ самомъ храмѣ, высок³й амвонъ. Однажды, осенью, была изморозь и все покрылось ледяной корой. Въ одинъ изъ такихъ дней, преосвященный долженъ былъ служить литург³ю въ соборѣ. Ледъ на входномъ крыльцѣ, хотя и былъ счищенъ, но падающ³й постоянно дождь мерзъ и покрывалъ все новымъ слоемъ льда. Сторожа, не знаю почему,- можетъ быть потому, что поздно спохватились и поздно уже было бѣжать къ себѣ за пескомъ, а можетъ быть, престо, почитая, что все равно, чѣмъ ни посыпь,- но только и посыпь ступеньки золой. Преосвященный вошелъ въ соборъ и тотчасъ же поставилъ ключаря на амвонѣ, предъ иконой Спасителя, въ виду всего народа, на колѣни.
   Въ другой разъ, преосвященный награждалъ одного священника набедренникомъ. Во время накладыван³я у набедренника и оторвись лента. Преосвященный: "ключарь! Это что! Пошелъ на колѣни"!
   И ключарь пошелъ опять на знакомое мѣстечко...
   Ключарь былъ,- по лѣтамъ, старше преосвященнаго, изъ окончившихъ курсъ академ³и, прото³ерей и членъ консистор³и.
   Я могъ бы представить десятки подобныхъ случаевъ, и - много-много покрупнѣе этихъ, но думаю, что для характеристики того времени довольно и этого немногаго. Вообще же этотъ пер³одъ епарх³альнаго управлен³я есть одинъ изъ самыхъ замѣчательныхъ, въ этомъ родѣ, въ нашемъ краѣ; но внести на страницы истор³и событ³я того времени, предоставлю моему потомству. Безслѣднымъ же для истор³и этотъ пер³одъ остаться не долженъ.
  

XII.

  
   Въ концѣ сентября я, по обыкновен³ю всего сельскаго духовенства, пошелъ по приходу собирать хлѣбомъ. Церковный сторожъ заложилъ мнѣ лошадь, растянулъ по всей телѣгѣ пологъ, положилъ нѣсколько мѣшковъ, и мы отправились. Вхожу въ первый дворъ; встрѣчаю хозяина и говорю: "не уродилъ ли Богъ хлѣбца какого и на мою долю"? Мужикъ скинулъ шапку, нехотя поглядѣлъ на меня; поглядѣвъ себѣ подъ ноги, надѣлъ шапку, сдѣлалъ шага два къ амбару, опять взглянулъ на меня и, нехотя, проговорилъ:
   - Ты чѣмъ побираесся?
   - Все равно. что есть.
   - Можа ржи, ай овса?
   - Все равно, что есть.
   - То-то!
   Я поблагодарилъ его и ушелъ. Безъ меня онъ вынесъ мнѣ полумѣрокъ ржи. Иду въ слѣдующ³й домъ. Вся семья сидитъ за столомъ. Я спрашиваю:
   - Не уродилось ли хлѣбца какого-нибудь и на мою долю?
   Мужикъ положилъ ложку, рукавомъ утерся, почесалъ у себя за воротомъ, и спросилъ: ты рожью побираесся, ай еще чѣмъ?
   - Что дашь, за то и спасибо; мнѣ все равно.
   - А посуда своя, ай въ нашу?
   - Я своей не ношу.
   - Поди, хозяйка, дай ему!
   Та пошла впереди меня, въ амбарѣ зачерпнула ковшъ ржи и вынесла. Въ третьемъ домѣ мужикъ заранѣе насыпалъ мѣру пшеницы, вынесъ за ворота и ждалъ меня. Мнѣ пришлось только благодарить его. Въ четвертомъ домѣ мужикъ что-то рубилъ. Я подошелъ и спросилъ: не уродилъ ли Богъ какого хлѣбца и на мою долю? Мужикъ поклонился. "Тебѣ хлѣбца? Новинки"? И опять сталъ рубить. Онъ рубитъ, а я стою. Отрубилъ, посмотрѣлъ на топоръ, поворочалъ его, воткнулъ въ отрубокъ и опять спросилъ: "тебѣ новинки штоль? Ты побираесся?"
   - Побираюсь.
   - Чево же тебѣ: ржи, аль еще чево?
   - Все равно, чего-нибудь, только, коль ужъ дашь, такъ поскорѣе, не мори.
   - Да молоченнаго-то нѣтъ. Въ друго время приди, какъ помолотимся.
   Иду дальше, спрашиваю.
   - Хлѣбушка-то мало у самого-то. Тѣмъ всѣмъ, и дьякону, и пономарю, и дьячку отказалъ. У самого семья, чай знаешь, малъ-мала меньше, а вѣдь все всѣмъ надо хлѣба. А работникъ-то я вотъ весь тутъ. А осенью пастухъ упустилъ табунъ, послѣднее-то потравилъ. Теперь вотъ тутъ и живи, какъ знаешь.
   - Коль у тебя самого мало, такъ и не нужно.
   - Ну, не нужно! Не дать нельзя. Это я тѣмъ отказалъ, у тѣхъ шеи-то, какъ у быковъ, толсты; а тебѣ надо дать,- не дать нельзя, только на большомъ не взыщи. Одинъ дастъ немного, другой немного,- вотъ и прокормишься. М³ръ - великъ человѣкъ. И въ писан³и сказано: съ м³ру по ниткѣ, голому рубашка. Курочка по немножку клюетъ, да сыта живетъ. Не дать нельзя. Много не дадимъ, а немного все ужъ дадимъ.
   Я, обыкновенно, благодарилъ, и уходилъ прежде, чѣмъ мужикъ успѣвалъ выносить; но видѣлъ, что онъ вынесъ полрѣшетца.
   Въ слѣдующемъ дворѣ мужикъ позвалъ меня въ амбаръ. "Вотъ, батюшка, смотри, сколько у меня всего хлѣбца-то"! Смотрю: въ углу насыпано всего мѣры три ржи и 5-6 мѣшковъ,- и только.
   - Ну, Господь съ тобой, зачѣмъ же я буду брать у тебя послѣднее. Я не зналъ, что у тебя нѣтъ, а то я не зашелъ бы къ тебѣ.
   - Нѣтъ, кормилецъ, не дать нельзя. Не взыщи, что мало, а не дать нельзя. Твоимъ лоткомъ я ужъ не разживусь. Господь даетъ на всѣхъ: вы наши молитвенники.
   И вынесъ мнѣ въ рѣшетцѣ ржи. Одна старуха вынесла мнѣ фунта два "для матушки" гороху; другая - фунта два, тоже "матушкѣ" крупъ.
   Съ пятаго двора со мной стали ходить, откуда-то взявш³еся, двое нищихъ. Придешь въ домъ, я спрошу себѣ, а они затянутъ: "Гос-по-ди Ису-се Хрис-те"... Мужикъ пойдетъ въ амбаръ, зацѣпитъ лотокъ ржи, перекрестится и всыпетъ въ суму; потомъ вздохнетъ и начнетъ въ свое рѣшето насыпать мнѣ. Сколько я ни просилъ своихъ спутницъ идти или впереди меня, или назади, но онѣ: "всѣ, кормилецъ, именемъ Христовымъ живемъ: подадутъ и намъ, подадутъ и тебѣ. Мы твоего не возьмемъ". Я нарочито постою, подожду чтобы онѣ прошли впередъ, а онѣ увидятъ, что остановился, и сами остановятся. Вѣроятно ходить со мной имъ было выгоднѣе. А въ одной деревнѣ ко мнѣ пристала цыганка. Изъ двора во дворъ, нога въ ногу, такъ-таки и прошла со мной всю деревню. Я оборочусь къ ней: да отстань ты, сдѣлай милость, или или впереди!
   - Эхъ, отецъ духовный! Всѣ на м³рской шеѣ сидимъ! Наши отцы и дѣды не работали, и намъ не велѣли; да и ваши тоже! Православные прокормятъ всѣхъ. Для цыганки мужичекъ въ амбаръ не пойдетъ; дастъ кусочекъ да и только; а съ вами-то я и пшенца ребенку выпрошу, и мучки на лапшицу.
   Такъ-таки и не отстала.
   Входишь, иногда, въ домъ зажиточнаго крестьянина: спросишь, по обыкновен³ю; онъ, не торопясь, спроситъ чѣмъ я побираюсь, пойдетъ въ избу за ключемъ, минутъ пять пропадаетъ тамъ, подойдетъ къ бочкѣ напиться, слазитъ на навѣсъ за сѣномъ и отнесетъ въ конюшню и потомъ пойдетъ въ дальн³й за деревню амбаръ. Онъ ушелъ, а ты стоишь и томишься отъ грусти и досады и не знаешь, куда дѣваться. Стоишь иногда 15-20 минутъ,- сердце ноетъ, ждешь - не дождешься конца этой тоски, теряется всякое терпѣн³е и, наконецъ, видишь, что тебѣ несутъ полрѣшетца ржицы... Увидишь это и отъ досады, кажется, провалился бы. Нехотя поклонишься, и пойдешь въ слѣдующ³й дворъ. Но здѣсь, иногда, мужичекъ, несравненно бѣднѣйш³й, давно уже припасъ тебѣ большое лукошко или мѣру пшеницы и ждетъ тебя. Предъ этимъ крестьяниномъ, наоборотъ, становится какъ-то уже неловко, стыдно и ты не находишь словъ благодарить его; 5-6 разъ скажешь ему спасибо, и 5-6 разъ поклонишься ему.
   Таковъ былъ мой сборъ хлѣбомъ на первый годъ моего священства, таковъ онъ и до сего дня, 1880-го года, у каждаго сельскаго священника.
   Надобно быть сельскимъ священникомъ, надобно испытать, чтобы понять то невыносимо-тяжелое, то убивающее душу состоян³е, ту тоску, ту горечь, то унижен³е, то леденящее кровь и жгущее сердце отчаян³е, ту одуряющую злобу, как³я испытываетъ собирающ³й хлѣбомъ священникъ! Человѣкъ, не испытавш³й этого на себѣ, понять этого не можетъ. Даже я,- видѣвш³й сборы хлѣбомъ моего отца, дѣда и другихъ,- не понималъ этого вполнѣ. И понялъ ихъ вотъ только тутъ,- когда пришлось собирать самому. Много разъ я видѣлъ глубок³е вздохи моего родителя, какъ только зайдетъ рѣчь о сборахъ. "Охъ ужъ эти сборы", говаривалъ, бывало, мой батюшка и при этомъ тяжело, всей грудью, вздохнетъ, покойный; но я не понималъ этихъ вздоховъ. Теперь эти вздохи я понялъ. Теперь я понялъ какихъ нравственныхъ жертвъ стоило ему наше воспитан³е!..
   Всякому нищему его нищенство должно быть несравненно сноснѣе, чѣмъ намъ наше нищенство,- сборы хлѣбомъ, потому что между нами и нищими, и въ умственномъ и въ нравственномъ состоян³яхъ, лежитъ цѣлая пропасть. Я давно священникомъ, уже состарѣлся, давно бы пора, кажется, съ нищенствомъ свыкнуться; но, однакоже, за всѣмъ тѣмъ,- не дней, а нѣсколько мѣсяцевъ нужно бываетъ всегда, чтобы изгладить то гнетущее чувство, которое ложится тяжелымъ камнемъ на мою душу послѣ сбора.
   Но если эти средства къ нашему существован³ю невыносимы намъ,- намъ, видѣвшимъ примѣры въ отцахъ и дѣдахъ нашихъ, и во всемъ родѣ нашемъ, и свыкшимся съ насмѣшками, унижен³емъ и нуждой отъ колыбели; то какъ стали бы переносить это все тѣ, которые поступили бы въ нашу среду изъ свѣтскихъ сослов³й,- я не могу даже и представить.
   Люди, не испытавш³е на себѣ нашего состоян³я, люди свѣтск³е, вполнѣ не поймутъ насъ,- это неопровержимо. И если они и знаютъ наше состоян³е, то знаютъ одну только небольшую его частицу. Но и эта небольшая его частица настолько, вѣроятно, красива, что изъ свѣтскихъ сослов³й въ духовное зван³е нейдетъ никто. При всѣхъ льготахъ и преимуществахъ, данныхъ ученикамъ гимназ³й предъ учениками семинар³и,- въ духовныя академ³и нейдетъ никто изъ гимназистовъ. Мало того, даже изъ собственной-то среды нашей всѣ лучш³я молодыя силы бѣгутъ отъ насъ. Свѣтск³я учебныя заведен³я переполнены и безпрестанно открываются новыя; наши же пустѣютъ и закрываются. Лучш³я наши силы идутъ въ гимназ³и и университеты,- въ семинар³и же идутъ худш³я, или тѣ, у которыхъ уже рѣшительно нѣтъ средствъ пробить себѣ дорогу. Это не случайность!..
   Иногда, послѣ таскан³я по дворамъ на Рождество, Крещенье и Пасху, и послѣ сбора хлѣбомъ, ходишь, какъ безумный: чувствуешь себя совершенно, и нравственно и физически, убитымъ, какимъ-то уничтоженнымъ; а тутъ - одинъ кричитъ: нашъ попъ глупъ, совсѣмъ читаетъ мало; баринъ глубокомысленно подтверждаетъ, что попъ дѣйствительно глупъ, что не можетъ даже различить крымки отъ псовой породы и что отъ него, вообще, пахнетъ мужикомъ; барыня восклицаетъ, что попъ необразованъ, что онъ не имѣетъ и понят³я о дамскихъ уборахъ; статистики и вообще сборщики "свѣдѣн³й" изъ столицъ или губернскаго города печатно поносятъ, что духовенство отстало, не интересуется наукой и не дѣлаетъ наблюден³й; консистор³я неустанно, по обыкновен³ю, дѣлаетъ выговоры за недоставлен³е статистическихъ и другихъ свѣдѣн³й. Смѣхъ и горе разбираетъ, смотря на всѣ так³я требован³я, и думаешь: эхъ, други наши милы! Посадилъ бы васъ, хоть только на полгодика туда, гдѣ мы, такъ изъ васъ не осталось бы вполовину и того, что мы теперь! Мы увѣрены, что только упругая, до крайности выносливая натура, выросшая въ предан³яхъ многихъ поколѣн³й, можетъ выносить ту нужду и тѣ унижен³я, как³я выносимъ мы.
  

XIII.

  
   Если такъ неприглядна жизнь сельскаго священника, то какова же должна быть жизнь псаломщика, т.-е. молодаго человѣка, окончившаго курсъ въ семинар³и и поступившаго въ псаломщики, или попросту, въ пономари?! Прихожане священника, отчасти, уважаютъ, а отчасти и боятся, а поэтому, хоть на первый разъ, какую-нибудь квартиру ему все-таки дадутъ; псаломщику же нигдѣ и никто квартиры не дастъ. Будь онъ хоть магистръ академ³и, а для прихожанъ, онъ есть, все-таки, тотъ же пономарь.
   Одинъ изъ преосвященныхъ имѣлъ обыкновен³е, при обозрѣн³и епарх³и, брать съ собой одного изъ ипод³аконовъ и сажалъ его съ собой въ карету. Ипод³аконъ этотъ, теперь уже давно священникъ, былъ одинъ изъ лучшихъ учениковъ, окончившихъ курсъ семинар³и, молодецъ собой, скромный, очень умный и солидный мужчина. Въ одну изъ поѣздокъ по епарх³и, преосвященный заѣхалъ въ деревню къ своему хорошему знакомому, предводителю дворянства. Сюда же пр³ѣхалъ, какъ благочинный, и тоже, какъ хорош³й знакомый хозяину, и я. У предводителя жилъ въ это время, какъ на дачѣ, его знакомый, одинъ изъ мельчайшихъ чиновниковъ съ женой и дѣвицей своячиной. Мы всѣ - хозяинъ, преосвященный, приказный, его жена, своячина и я,- сидѣли въ залѣ и гостиной, а ипод³аконъ въ передней; мы сѣли обѣдать, а его попросили въ особый флигель; вечеромъ мы пили чай въ гостиной, а ему подали въ переднюю. Ипод³аконъ обидѣлся, ушелъ въ арх³ерейскую карету и два дня, пока былъ тутъ преосвященный, не выходилъ оттуда, продовольствуясь своимъ дорожнымъ запасомъ. Такъ смотрятъ не на псаломщика, но даже на ипод³акона, представители дворянства! Чего ждать хорошаго отъ мужика? Въ приходѣ псаломщику не дадутъ ровно никакого пособ³я, на него даже и не обратятъ вниман³я. И этотъ несчастный юноша долженъ будетъ пр³ютиться въ мужицкой семьѣ и жить съ нею въ одной избѣ. Онъ, холостой и одинок³й, долженъ будетъ жить въ семьѣ, гдѣ, можетъ быть, и даже навѣрное, пьяница мужикъ, дурнаго поведен³я его жена, а еще хуже того, остальные члены семьи. А почему я говорю: "навѣрное",- такъ это мнѣ хорошо извѣстно, что скромные и трудолюбивые крестьяне не любятъ, чтобъ въ ихъ домахъ жили посторонн³е люди. Въ той же избѣ будутъ, неизбѣжно, телята, ягнята, свиньи, по колѣно солома и грязь и невыразимо тяжелый воздухъ; ему негдѣ ни сѣсть, ни прилечь; ни книжки, чтобъ отвести душу, ни человѣка, чтобы промолвить словечко! Остальные члены причта, если они только есть, можетъ быть будутъ, и что всего вѣроятнѣе, нетрезвой жизни, или поглощенные житейскими и самыми мелочными заботами о средствахъ къ своему существован³ю. А при такой обстановкѣ достаточно, кажется, какого-нибудь только полугода, чтобъ сгибнуть на вѣкъ. Счастье его, если священникъ самъ будетъ человѣкъ хорош³й; а если нѣтъ?! Если священникъ будетъ таскать его съ собой всюду и вредно вл³ять на него своимъ примѣромъ,- тогда что?.. Молодой человѣкъ пропалъ невозвратно. Жениться онъ не можетъ,- у него нѣтъ средствъ къ жизни; завести свой домишко не можетъ, какъ по неимѣн³ю къ тому средствъ, такъ и потому, что въ приходѣ онъ человѣкъ временный, только и думающ³й о томъ, какъ бы поскорѣе выбраться изъ этой тины. Читать и пѣть громко, на всю церковь, безъ отдыху два-три часа, зимою на сквозномъ вѣтру и морозѣ,- нужна грудь крѣпкая, и именно пономарская, физически развитая и не надорванная школьными занят³ями. Грудь же "ученаго псаломщика" для такой работы уже не годится. Мнѣ лично извѣстны два псаломщика въ губернскихъ городахъ, которые читаютъ и поютъ безостановочно въ утреню и обѣдню изъ всѣхъ своихъ силъ, надрываютъ свою грудь и, послѣ каждой службы, чувствуютъ совершенное изнурен³е силъ; службы же въ постъ не выдерживаютъ совсѣмъ ни тотъ, ни другой и болѣютъ подолгу. И по причинѣ болѣзни нанимаютъ отъ себя кого случится. Сельскаго же псаломщика средства таковы, что онъ, придя изъ церкви зимой въ свою вонючую конуру, не можетъ отогрѣть своихъ передрогшихъ внутренностей и стаканомъ чаю.
   Причетника, когда состоитъ онъ на службѣ, никто не считаетъ и человѣкомъ. Это пар³и, которымъ подать руку всяк³й, считающ³й себя порядочнымъ человѣкомъ, находитъ для себя унизительнымъ. Это отбросъ общества, это народъ, презираемый всѣми. Его значен³е для церкви и общества, его труды даже само правительство цѣнитъ всего въ 2 р. въ мѣсяцъ, т.-е. въ десять разъ менѣе, чѣмъ значен³е и трудъ послѣдняго сторожа въ любомъ присутственномъ мѣстѣ. Отдавши церкви и обществу лучш³е годы жизни, какъ только, за дряхлостью и болѣзн³ю, выходитъ онъ за штатъ, то его бросаютъ всѣ: бросаетъ общество, бросаетъ правительство,- ему никто не дастъ ровно уже ничего,- и хочетъ онъ,- умирай съ голоду, или мерзни, хочетъ - душись, хочетъ - въ омутъ лѣзь,- онъ для всѣхъ чужой. Ему не возвратятъ даже его собственности,- не дадутъ грошовой даже пенс³и, на которую онъ имѣетъ полное право, на образован³е которой весь его вѣкъ дѣлали вычетъ изъ его двухрублеваго его мѣсячнаго жалованья. А между тѣмъ должность причетника, для христ³анина - должность высокая. Это единственный чтецъ пѣвецъ при нашемъ богослужен³и; это единственный руководитель ума и сердца нашего при общественной нашей молитвѣ. Мало того: это приходск³й нотар³усъ, утверждающ³й дѣйствительность и время событ³й рожден³я, брака и смерти цѣлыхъ тысячъ прихожанъ и отъ исправности и неисправности котораго можетъ зависѣть многое,- онъ есть письмоводитель церковныхъ актовъ.
   Не смотря, однако же, на важное значен³е для церкви, государства и общества, съ прискорб³емъ случается, иногда, видѣть, что люди, считающ³е себя и высокопоставленными, и умными и христ³анами, причетника считаютъ хуже собаки. Да, это такъ! Обратите вниман³е: приходитъ священникъ съ крестомъ въ домъ барина: мнѣ подаютъ руку, а пономарю нѣтъ и, въ то же время, гладятъ, ласкаютъ собаку, и иногда, даже цѣлуютъ ее; садимся закусывать, собака тутъ же возлѣ ногъ хозяина, а причетника отсылаютъ въ лакейскую; свою тарелку хозяинъ отдаетъ собакѣ, причетнику же относятъ объѣдки отъ барскаго стола; о собакахъ часто говорятъ съ увлечен³емъ, приписываютъ имъ вышечеловѣческ³я достоинства,- о пономаряхъ - всегда съ гримасой на лицѣ и презрѣн³емъ; о собакахъ заботятся всѣ, о пономаряхъ никто. Даже у нѣкоторыхъ священниковъ достаетъ совѣсти отнимать и утаивать часть ихъ доходовъ, тѣснить ихъ и дѣлать доносы. А если взять общественное мнѣнье - то это уже не люди.
   И послѣ этого хотятъ, чтобы мы дѣтей своихъ, послѣ того, какъ они утѣшали насъ трудомъ своимъ и успѣхами въ семинар³яхъ, посылали ихъ въ пономари? Нѣтъ ужъ, благодаримъ покорно!
   Вслѣдств³е такого положен³я псаломщиковъ и вышло то,

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 252 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа