Главная » Книги

Шелехов Григорий Иванович - Странствования купца Григория Шелихова к американским берегам, Страница 4

Шелехов Григорий Иванович - Странствования купца Григория Шелихова к американским берегам


1 2 3 4 5 6

яющими судном было изведано, что хотя и с жалостью должны они расставаться с тем чугачем, однако ж желание его они не удерживают, потому и требовали, чтобы жене его и детям оставили некоторую часть из товарных вещей, видимых ими на галиоте, что по приезде того чугача из жила, во удовольствие всех их желания, и было сделано. Данные им десять ниток голубого, пять темно-желтого и одна треть сажени зеленого бисера да двадцать семь голубых корольков удовольствовали такое требование чугач, которые пускающийся в путь чугач, присовокупив к снятой с себя парке, отдал показанным сродникам своим и отпустил их по-прежнему в свое жило; а вместо сей последней получил из судна тот чугач на себя птичью парку и камлею конифасную157, с чем уже и остался на оном.
   21-го числа пополудни в половине четвертого часа, сняв якорь, пошли в залив, лежащий на другой стороне вышеозначенной бухты, куда прибыв в девятом часу, остановились с левой стороны близ берега в бухточке на четырехсаженной глубине песчаного грунта, где вход в устье на юг. Тут замечается, что по правую сторону устья есть возвышенные камни; но мелей от них видно не было, и ход судам безопасный, потому что при самой убылой воде простирается глубина ее полторы сажени семифутовой, бываемое возвышение воды две с половиной сажени, прикладных одиннадцать часов сорок восемь минут. Как тутошние чугачи не объявили никакого названия сему заливу, то управляющие галиотом наименовали его заливом Св. Константина и Елены. На северной стороне оного течет речка, в которую, по показанию обитающих по ней жителей, прежде всех тамошних мест входит разных родов красная рыба. Здесь со входу в устье, от оконечности леса с правой стороны берега на ветер северо-восток 60,00, у особо стоящего лесного островка, прямо вытянувшейся от него на ветер юго-восток 77,00 не убылой воды, на крупной дресвяной лайде у берега, подавшегося несколько к горе, положена сверху в черную, а с исподи в желтую сухую землю в двух глиняных кирпичах, глубиной верхний кирпич в земле с пол-аршина, одна с надписью под No 8 медная доска, которая изображена на особом плане точкою под литерой Б. С приходу сюда от лайды, и на которой доска стоит лицом, между тремя лесинами в правой стороне, первая из них с лайды толстая до исподу с сучьями листвяничная лесина; пеленги же к ней по компасу на ветер юго-восток 23,00. Вторая на левой стороне потоньше первой. Сия от корня своего кверху немного дупляниста и на три четверти сажени к оному наклонена к лайде, от наклонности же и опять вверх стоит прямо с сучьями на северо-восток 67,00. Все сии три лесины расстоянием от доски по два немалых шага, и около всех их, кроме лайденой стороны, имеется стоячий немалый лес.
   23-го числа, окончив то происшествие по неимению здесь рыбного корма, решились идти галиотом вперед по берегам Америки, для того чтобы здешние жители объявили, что расторговались уже своими товарами с бывшими нынешней весной на судне другой нации народами; поэтому выйдя из залива пополудни в первом часу, хотя и старались продолжить путь, но как за противностью зюйд-вестового ветра выйти из бухты Нучек в море сделалось неудобно, то и пришли только на восточную ей сторону, где близ выхода в небольшой бухточке на глубине двенадцати сажен, остановясь на якорь, простояли по 26-е число.
   27-го числа в девять часов пополуночи приезжали с острова Сукли, из так называемого жила Чикиик, тойонский брат, имеющий около пятидесяти лет, Некшулк Аташа, с другими пятью человек чугачами и производили небольшую торговлю. В рассуждении замеченного в первом же из них постоянства, командующие галиотом решились вручить ему один российский медный герб, потому наиболее, что выставить его в пристойном по предписанию господина генерал-поручика Якобия месте казалось крайне сумнительно, ибо находящиеся тут за промыслами люди, сверх того что считаются подвластными лучшим из них, но и склонны к воровству; следовательно, доверить таковой герб неизвестности было бы совершенно опасно не только по одной вышеописанной склонности островитян, но еще и для того, что жадность их к вещам, имеющим в себе железо, превосходила всякую возможную осторожность к сохранению оных. Сии островитяне, конечно, отважились бы, сняв герб с того места, на котором оный был бы выставлен, расковать по обычаю своему на разные ничего не значащие штучки или на стрелы, о чем заключить можно было потому, что когда некоторые из тех островитян приходили к галиоту, то при всей предосторожности работных, находящихся на нем, вырывали они из судна у шпигатов158 от мамеранцев159 гвозди, или и совсем с плетенкой оторвав, увозили. А как постоянство означенного тойонского брата довольно обещало надежды к сбережению герба, то управляющие галиотом и внушали ему, дабы он представил тот герб брату своему тойону Шенуге, который, по словам сего, имеет жилище на острове Тытым-Лак160, в так называемом жиле Ченю. Сей тойон не мог вообще с другими сродниками своими прибыть к галиоту, как удостоверяли островитяне и брат его Аташа, за приключившеюся ему пред тем болезнью. Между прочими внушениями упомянутому Аташе главнейшее было то, что данный ему герб есть Всероссийской империи, которая, споспешествуя благосостоянию островитян, в столь отдаленнейшем краю находящихся, обязуется в том со своей стороны торжественно; для чего тойон Шенуга и старался бы не только о сохранении такового герба, но, в знак его верной обязанности ко Всероссийской державе, носил бы оный сверх своего платья на грудях; и показывал бы оный как подобным ему островитянам, так и самим приезжающим иногда иностранным судам; для того никто не отважится из иностранцев оскорблять его, тойона, равно и сродников его, но будут потому совершенно ведать и признавать его состоящим под всероссийским покровительством.
   Приниматель же герба, выслушав такие внушения, как можно было заметить, со вниманием, взял герб с удовольствием и об исполнении приказанного ему по своему обычаю ручался, потом, побыв на галиоте часа с два, отправился со своими сродниками на свое жило. Бухта Чугацкая, на которой происходило вышеописанное, сама по себе весьма пространная; островов и заливов в оной, как островитяне уверяли и как собственно самим видеть было можно, находится довольно, почему многие из них и положены на карту с плаванием сколь только ближе было к видимости и пересказам, а другие по пеленгам. Все такие острова и берега имеют по себе лес еловый, листвяничный, ольховый, березовый и топольник. Тут родятся ягоды: малина, черника, шиша, смородина и кислица. Земные птицы находятся: серые гуси, утки, орлы, журавли, гагары, сороки и вороны. Из зверей: медведи двух родов, черные и темно-желтые, называемые там "нуни", с колючими, наподобие кости, щетинами и с когтями161. Лисицы трех родов: черные, сиводушки и красные, куницы, выдры, росомахи, норки, речные бобры. Внутри же земли, как островитяне уверяли, есть и дикие бараны, кожи и шерсть длинную белую коих видели находящиеся на галиоте, зайцы, олени, белка, горностай, собаки. Промышляются тут морские звери, то есть бобры, киты, сивучи, нерпы и коты, стрелками, из досок сделанными, и из луков как кенайскими, так и прочими народами. По рекам имеются рыбы: чавыча, семга и многие другие морские.
   Здешний островной народ закона никакого не имеет и ничему не поклоняется; но в случае твердых клятвенных уверений указывают они на солнце и им свидетельствуются, из чего и примечается, что они его боготворят. Разговор их одинаковый с коняжским, они аманатятся или связь имеют к западу с находящимися кенайцами162, а к востоку с угалахмутами163. Сам по себе народ сей примечается лукавым и хитрым, склонным к обману и воровству, но на уверение о своем постоянстве твердым, охотно разговорчив и нетерпелив к выслушиванию чужих разговоров.
   28-го числа в четыре часа пополудни по сокращении ветра, подняв на галиоте якорь, пошли из бухточки, в которой имели отстой, буксиром вдоль пролива в открытое море; и в пять часов, подняв употребляемые к буксированию байдары на судно и закрепя их, распустили паруса: причем было замечено, что находящийся на судне вышеупомянутый чугач изыскивал способ, чтобы, удаляся из оного, скрыться по своему желанию; а как сего произвести в действие было ему уже невозможно, то он, по выходе судна в море, объявил управляющим на оном, что знает небольшой остров, где есть довольно бобров, и что недавно якобы уехали туда жители из острова Сукля для промыслов. Сие уверение побудило командующих судном обратить ход свой к той стороне, где по указанию чугача лежал тот остров, для чего, оставя другой остров Ткалху, при способном ветре направили они курс для испытания по ветру запад-юг-запад и, пройдя от Скучьева камня164 семь миль, 29-го числа в половине второго часа пополудни увидели оный остров, названный так Ачаку165, к коему при способном ветре приблизясь в расстоянии одной мили, стали на дрек; а как в восемь часов начал ветер усиливаться, то и, сберегая трос, начали подымать дрек и, при поднятии его отломив у него две лапы, ходили после того невдали острова лавировкою.
   30-го числа в четыре часа пополудни, сблизясь к оному острову, стали на тридцатисаженной глубине на якорь; потом штурман Измайлов с семнадцатью человек работных выехал в одной байдаре на островной берег, куда и упомянутого чугача взяли с собой. При самом выезде байдары сей к берегу случившиеся тут чугачи, по обыкновению своему, встретили оную с плясками и криком; а по выходе промышленных и штурмана на берег чугачи произвели с ними небольшой торг меной разных своих вещей на российские товары. После окончания сей мены промышленные, желая для пищи себе добыть гусиных и чаичьих яиц, хотя и отпущены были в числе восьми человек за оными, однако ж через час и паки к байдаре возвратились с тем, что из острова, на берегу коего все они находились, выехало в море две байдары чугач и что, окроме сих, еще другие две у самого жила нагружены людьми и их имуществом; а как сие было поводом к замечанию промышленными неблагонамеренного к ним расположения тутошних островитян, то и взята нужная в таком случае предосторожность, между тем и вояжирующий на судне чугач куда-то успел скрыться.
   Потом из островного жила явился к судну один из тойонов тутошних, и хотя у сего через толмача спрашиваемо было о потерявшемся чугаче, однако ж он никакого о нем сведения не подал; для чего, когда сей тойон оставлен был у его байдар с некоторыми промышленными и когда четыре из сих человека пошли для обозрения по острову далее, то он, сыскав случай, отважился с азартностью выдернуть из-под своего одеяния одно небольшое копье и, бросясь с оным на караульного, у байдары стоявшего промышленного Черных, хотел его умертвить; но однако ж от сего был удержан изворотливостью караульного, и как сему нельзя было оставаться без помощи других промышленных, то для сего, призвав он к себе одного еще товарища, так называемого Волкова, несколько охранил себя от зверства, в тойоне замеченного; ни страх, ни бессилие сего тойона не могли удерживать долго покойным.
   Он после своей неудачи кинулся опять с копьем на промышленного Волкова, и тот, неосторожно запнувшись правой ногой, упал на землю. Тойон, воспользовавшись сим, ударил его копьем в плечо так сильно, что Волков хотя было, вставши, и противился ему, однако ж полученная им от удара рана свалила его опять на землю. Товарищ Волкова промышленный Черных, видевший сие, вынужден был ударить тойона ружейным прикладом, отчего он хотя и упал на землю, но тут же, с поспешностью вскочив на ноги, кинулся опять на него, Черного, и товарища его Волкова со своим копьем и действовал до тех пор, пока вооружившиеся против него не дали ему смертельную рану, лишившую его жизни.
   После сего вояжирующий чугач к судну не являлся; и, как по разведыванию открылось, уехал он на остров Сукля с теми двумя байдарами, о коих сказано выше. Бывшие у байдары караульные, обождав товарищей своих, ходивших по острову, отправились на оной к судну, причем и одного из тутошних островитян согласили с собой, с которым и прибыли 31-го числа в четыре часа пополудни благополучно на судно. На сем острове леса не имеется, но птиц, как-то гусей и другого рода, великое множество; зверей морских, нерп и котиков, довольно; бобров же, как о том уверял вояжирующий чугач, совсем не оказалось.
   Июня 1-го числа, подняв якорь, пошли в море и в два часа пополуночи приблизились к острову, называемому Кояк166, который лежит у самого берега материковой земли. Вид сего острова следующий: он сам по себе высок, имеет с морской стороны белую осыпь; на оконечности к югу лежит высокий, круглый и остроконечный камень; с южной стороны представляется беловатый утес, покрытый травой. От него на версту в море к югу и юго-востоку два поливные камня. Лежит он сам по себе на север и юг, на южной стороне и от оконечности не более как на полверсты представляет подобие седла. Оттуда до северного мыса лежат невысокие бугры, покрытые лесом, и, по объявлению вновь принятого островитянина, жителей на сем острове никаких нет, приезжают же сюда, да и то временно, для промысла бобров чугачи и угалахмюты; а вблизости его на восточной стороне лежит особый островок, покрытый травой. Управляющие галиотом, обойдя южный нос острова Кояк, шли вблизи оного; но, не дойдя состоящего в виду северного носа, от коего казались недалеко большие, непокрываемые водой камни и за ними к берегу низменный островок, поворотили на северо-восток к материковой земле, к не так высокому лесному мысу, представляющему себя двумя островками, и, миновав оный, шли опять вблизи низменного песчаного берега, покрытого лесом и кажущего на дальнем хребте снег, а верстах в пяти от моря на нижних увалах наподобие белого насыпного песка, черные прогалины и мокротные, по земле места обледенелые. Берег прямой пошел на северо-восток и восток, мест удобных к отстою судов нигде видимо не было; хотя дикий островитянин и показывал с судна небольшую впереди речку, при которой будто бы имеются жители угалахмюты, но как сия ничем не прикрыта с моря, то посему, за неспособностью тогда полуденного ветра, 2-го числа и пошли от берега на юго-восток через пять часов и за переменой ветра склонились курсом опять к северо-востоку; а как в семь часов пополуночи ветер заштилел, то в одиннадцатом часу при ясно-пасмурной погоде, закрывающей стоящие впереди судна хребты, увидели на низменном берегу, лежащем не очень в дальнем от судна расстоянии, в двух местах нечто наподобие дыма, который временно казался столбом и вдруг прекращался.
   3-го числа в первом часу пополудни при зюйд-вестовом [юго-западном] ветре пошли к берегу, прямо к тому видимому дыму; приближение туда судна показало, что то был песок, носимый сильным ветром167. В три часа находился галиот от берега в двух верстах, где глубина по лоту тридцать пять сажен, в одной же версте двадцать две сажени. В то время посланы четыре человека коняг на двух байдарках к устью речки, видимой впереди, а галиотом шли вблизости берега; байдарки, проехав ту речку по причине мелководья ее, усмотрели впереди другую, которая казалась первой более, почему, возвратясь на судно в половине шестого часа, пришли к другому устью оным и на пятисаженной глубине, от берега в полверсте, при легко брамсельном ветре168 стали на верп169 с привязанным к нему перлинем. Штурман Измайлов и несколько человек промышленных, спустя на воду одну байдарку, ездили в оной для промера того устья, которое казалось глубиной при убылой воде на банке только полсажени. Речка сия выпала из высоких хребтов и разошлась на два устья, течение имеет умеренное по низменному песчаному месту, вода мутная с песком. Устье шириной сажен на пятьдесят, а на прибылой воде разливается далее. Возвышение воды примечено по видимому лесу на сажень. От устья ездили по сей речке версты по две, где глубина только в полсажени; здесь на берегу увидели свежий человечий след и один с ним наподобие собачьего. Рыбы, тут находящиеся, - камбала и красная, а сверх их показывалась и нерпа. Между устьями лежат по обе стороны песчаные бугры и видим был стоячий лес, по примечанию же из лежащего около устья и подле моря должен быть оный лиственный и еловый. Потом байдара возвратилась к судну в девять часов пополудни, и за мелкостью сего устья, подняв на судно верп и распустя паруса, пошли вперед.
   Продолжая путь с того места, через десять с половиной миль, 4 июня в восемь часов пополуночи, приближались к бухте и, послав на берег в четырех байдарках коняг и одного русского для проведывания, стали судном лавировать при случившемся ветре; а 5-го числа в половине четвертого часа пополудни возвратились байдарки обратно к судну и известили, что по испытанию их найдена нутристая бухта170 и что на берегу видели они свежие человеческие следы. Того ж числа в шесть часов пополудни приближались к берегу лавировкой на глубине двенадцати сажен песчаного грунта и остановились судном на якорь плехт171. В десять часов пополуночи, когда ветер начал усиливаться от востока, то, подняв якорь, распустя паруса, стали опять судном лавировать, по сокращении же ветра 7-го числа в десять часов пополудни, подошед вблизость берега, стали на верп с прикреплением к нему перлиня на пятнадцатисаженной глубине. Штурман Измайлов с одиннадцатью человек промышленных и тремя байдарками коняг ездил здесь для проведывания бухты вблизи низменного песчаного берега, у коего стоит лес еловый, листвяничный, топольник, тальник, ольховый и мелкий березник. Нашли тут речку, у которой устье сажен двести, по правую ее сторону в юго-восток банок и устье чистое; низменный берег с перелесками, кажущийся островками, есть правый, с левой же стороны к самому устью пришел немалый каменный мыс, от коего по обеим сторонам реки берега низки и песчаны с лесом; река сия и тогда еще покрыта была льдом и только что начинала вскрываться. Тут байдары остановились у берега; выходили из них почти все промышленные по оной вверх подле реки на три версты и видели шалаш, покрытый корой, также и человеческие следы, но людей не находили.
   Около упомянутой бухты имеют свои жилища так называемые угалахмюты, которые с соседними народами - колюжами ведут постоянные ссоры и драки; по следам, какие тут замечены, должны быть в сих местах медведи, волки, лисицы. Означенная река выпала от северо-востока, течение имеет умеренное, хребты в правую ее сторону высокие, в ней видели довольно нерп, а вблизости устья ее к морю и самих бобров, которые даже и около судна нередко появлялись. Оставя сей берег в четыре часа пополуночи, возвратились на судно, причем ездившие коняги привезли с собой убитых ими из стрелок своих двух бобровых медвежонков. В десять часов, за неспособностью входа в здешнее устье по причине плавающих льдов, бывшие на судне, подняв верп, пошли вперед в параллель берега, который лежит по компасу от устья реки на юго-восток, а по входе из бухты на востоко-юг, востоко-восток, при нем от моря невысокий отвал, а отдоль сего лежит хребет с чрезвычайно высокими сопками - кряжем. Течение здесь в море, как то примечено, всегда бывает более от севера и северо-востока, потому, отдалясь судно несколько от берега 8-го и 9-го числа, и шло между югом и востоком, но в расстоянии от оного не более как семнадцать верст, за мрачностью берег показывался только временно.
   Проплыв четырнадцать миль 10-го числа до осьми часов пополудни, увидели на севере в хребтах бухту, к коей хотя было и пошли, но, как через полчаса показался тут же островками низменный берег, то в рассуждении ночного времени и обратили свой курс на восток и востоко-север, по прошествии же ночи за противным ветром пошли в бейдевинд172 правым галсом, где и показанный берег как покрытый весь лесом увидели. В девять часов пополуночи, за тихостью ветра спустив с судна в четырех байдарках двух русских и четырех коняг, отправили их к видимым островкам для осмотра бухты и для отыскания реки, чтоб запастись на сем месте кормом и водой; галиотом же при маловетрии плыли вслед за оными. В одиннадцать часов байдарки возвратились к судну обратно, и вслед за ними ехали другие две островные деревянные большие байдары, у коих носы высокие и острые, кормы гораздо ниже, и с той еще разницей, что у первых имелись круглые большие скважины и по три не так великие дыры. На средине сих байдар утверждено по одному месту, и наверху оного видимы были привязанные бобры. Число людей на каждой байдаре простиралось до пятнадцати человек, на них платье бобровое, соболье, кунье, росомашье, тарбаганье и европейское, как видно, вымененное ими от иностранных, приходящих на судах народов, зеленой тонкой каразеи и пестрой набойки173. Прибыв они к судну, указывали руками своими на бухту, лежащую близ упомянутых островов, и как никто из бывших на судне не знал их разговора, то и догадывались, что они, островитяне, преподавали свой совет, чтобы идти судном в означенную бухту, и когда поданы были им из судна буксиры, то они, принимая их с охотой, старались вести судно в удобный к отстою залив, для вспоможения сим островитянам в приемлемом ими труде спущена была с судна одна байдара с работными людьми, снабженная пристойной для внезапного случая обороной. После сего через час приехали с берега другие две байдары, кои также взяв, буксировали судно с поспешностью.
   11-го числа в три часа пополудни вошли оным сперва в залив, а потом и в небольшую бухточку, лежащую на правой стороне материкового берега. Здесь против самого жила тех островитян, на десятисаженной глубине песчаного грунта, невдали от берега, остановились судном на якоре, и как по очевидному испытанию казалось место сие не слишком удобным к отстою судна, то штурман Измайлов в числе одиннадцати человек работных отправился на байдаре сыскивать другого способнейшего, в чем совершенно и успел, ибо вблизости от упомянутой бухточки найден был и небольшой залив, однако ж такой, удобность коего побудила мореходцев после пуститься судном в оный, и по точнейшему разведыванию открылось, что название сему заливу по-иноверчески было Якутат. Между сим происшествием остающиеся на судне производили торговлю с островитянами и, переночевав следующую ночь, в четыре часа пополуночи потянулись буксиром в показанный залив, где в двенадцатисаженной глубине иловатого грунта и укрепились.
   Расположенные в разных местах жила сих островитян суть четвероугольные, сделанные из земли, и в них стоячие доски, вышиной аршина два, наклонены по перекладам, на четырех столбах лежащим; с оных вверху другие доски длинные, также одна к другой наклоненные и со всех боков концами в четвероугольном так называемом твориле, или комыне, утвержденные. Сей комын служит вместо трубы, выпущающей сквозь себя дым; входы в жилья сии имеются с боков и завешены вместо дверей травяными скрепами, или коврами, покрыты же сверху еловым корнем. Пребывающие тут островитяне выехали из зимних жилищ своих, как то испытано, на время для единой лишь добычи корму в лодках и ботах, наподобие употребляемых в Камчатке. Народы сии имеются колюжи, жительство их состоит при разных речках, протекающих на твердой земле. Имеют они у себя, кроме малых, одного главного тойона по имени Илхак, коему и повинуются все без изъятия. Сей тойон, как колюжи уверяли, прибыл с ними из настоящего своего жила байдарами в числе ста семидесяти человек обоего пола подчиненных своих, окроме малолетних. Он имеет у себя двух сыновей, называемых Нек Хут и Хинк; настоящее жительство его на берегу, в юго-восточной стороне лежащем, гораздо далее бухты Лтуа, при реке большой Чичхат. Границы того его жила соединяются с границами народов, так именуемых - чичхан174.
   Сии народы, как и колюжи, имеют между собой несогласие и производят друг на друга нападения. Упоминаемый тойон имеет в своем ведении всех тех колюж, кои жительствуют по берегу до бухты Якутат. Сия бухта есть последнее место его владения, почему он хотя и не всегда имеет тут пребывание свое, однако ж как для торга, так и для осмотра своих подчиненных приезжает сюда каждой весной байдарками. Вышеозначенная бухта бывает покрыта льдом не только до 26 июля, но и долее. Как островитяне уверяли, впадают в нее немалые две реки, и, по вскрытии льдов, идет по сей бухте разных родов рыба. Около нее, равно как и на колюжских островах, лесов таковых же, какие и у вышеупомянутой Ледяной реки, имеется довольно. Продолжение времени на месте пребывания судна доказало, что подле залива Якутат плодятся медведи, волки, росомахи, выдры, лисицы, куницы, соболи, белки, горностаи, бараны, еноты, также разные морские звери; земляные и приморские разных родов птицы во многом количестве. Главнейший здесь недостаток замечен в воде, годной для употребления, потому что через четырехверстное расстояние от залива хотя и вынуждены были за оною ездить на речку, лежащую в его вершине, однако ж в ней, кроме рыбы красной и так называемых гольцов, удовольствоваться ею не могли; почему, заготовив сей последней одну только бочку, ездили за водой вдоль по проливу в север и северо-восток между островками к материковой земле, где лежит особая речка, имеющая в себе пресную и к употреблению человеческому безвредную воду.
   На всем заливе Якутат бывает ясная погода, воздух довольно жаркий, и ветры по причине лесов совсем не ощутительны. Обитающие подле оного колюжи ростом немалые, смуглы так, как и коняги; есть из них часть русых и белых; мужчины волосов на голове не подрезают, а в одном только наверху месте перевязывают, марают их нарочно красной краской сделанной из бараньей шерсти кистью, а после оной украшают и птичьим пухом; бороды и усы подрезают, лицо пестрят разными красками, губ, как другие, не прорезают, но уши прокалывают; вместо шапки обвивают некоторые себе голову и шею сделанными из тонких кореньев, наподобие конопляных, нитками и позади Орловыми перьями; не у многих есть шапки такие, кои, как видно, получены ими от европейцев, наподобие гренадерских с медными гербами. Они носят платье на наружную сторону шерстью, сделанное наподобие плаща, и то на одном только плече, под оным имеют они всегда копья, повешенные на ремне через плечо с нагалищем. Копья сии с одной стороны с выпуклыми долами, а с другой наподобие ложбины; длина их бывает в две четверти аршина, в средине шириной вершка по три, к концу же и по бокам острые, которые и куют они на камне сами. Многие из них носят такие копья от пояса до колен, а другие, наподобие известных тунгусов, имеют сверх оных от самой шеи ровдужные за спиной с завязками запаны175, обвешанные внизу побрякушками, из птичьих носков и из других вещей сделанными.
   Промышляют они бобров и нерп таковыми ж носками, но по большей части сонных и иногда на льдах случившихся. Имеют у себя особые луки и стрелы, но рыбу добывают теми же носками, каменными по воде делаемыми запорами и небольшими сетками. Женский пол одеяние носит такое, как и мужчины, волосы чешут деревянными гребнями рядом и завязывают оные пучком, нижнюю губу прорезают вдоль во весь рот и закладывают прорез деревянной штучкой, сделанной наподобие ложки, длиной дюйма в два, а шириной полтора. В ушах прокалывают по пяти и по шести дырочек, а некоторые и подбородок вышивают.
   Сей народ закона никакого не имеет и ничему не поклоняется, почитает же несколько птицу - так называемого ворона и удостоверяет, якобы они от него суть рождены176. При шаманствах, какие у них бывают, сей ворон в случае нужды призывается, от него требуется некоторая помощь, которую будто бы они и получают, для чего, в знак его милости к ним, делают они в его подобие из железа примерные вороньему носу с медными бровями штучки, кои содержат при себе не только при походах и играх, но и везде возят, через что, как от них замечено, воображают они себе великое вспомогательство и подкрепление в здоровье. Народы они нравом грубы и к воровству склонны, умерших своих они, не зарывая в землю, сжигают; потом, пепел и оставшиеся кости сложив в сделанный для того ящик, поставляют на срубленных так называемых ими лазабах. Торги производят в мирное время к востоку с чичханцами, а к западу - с угалахмютцами и чугачами, с 1786 же года - и с приходящими европейцами. Жадно меняются на разное платье, железо, котлы и кубы; другие же вещи, как-то одекуй и бисер, не столь принимают охотно.
   С самого начального прибытия к ним галиота и до ухода его каждодневно приезжали они на больших и малых байдарах со своими женами и детьми и производили мену на морские и речные бобры, разные бобровые лоскутья и хвосты, выдры, росомахи, соболи, бобровые, собольи, куньи и росомашьи плащи, шерсть баранью и своего рукоделия плетешки шерстяные и на пестрые коренные и травяные мешочки, получая из судна за свои бобры и плащи тюневую разного сорту китайку177, кубики178, холстовые и прочие рубахи; а за другие звериные кожи и вещи - голубые и красные сережные корольки и голубой бисер. При крепкой и непостоянной их торговле действует между ними жадность к получению себе за свои товары российских сколько можно больше, для чего они при промене каждой вещи требуют неотступно наддачи. У них видели европейские топоры, у коих обушник узкий и высокое острие; по примечанию же должно быть сим вымененным из приходящих иностранных судов, поскольку островитяне здешние объявили, что нынешней весной 1788 года приходило к ним трехмачтовое судно и стояло не в дальнем от бухты расстоянии в островках, где, застрелив из пистолета одного бывшего у судна островного мужчину, ушло в море.
   Между прочих товаров, какие народ сей променивал на галиоте, представлено от одних для продажи два мальчика, лет около двенадцати; один из них полоненный кенайцами из коняг, прежде занятия еще острова Кыктак под компанию; он продан был чугачам, а от них угалахмютцам и, наконец, достался к колюжам, имя ему Нояк-Коин. Из-за того, что сей мальчик знает твердо колюжский и коняжный разговоры, куплен он был на судно у продавщиков за данное им четырехфунтовое с четвертью железо, один большой королек и за три сажени бисеру. Как вступил он в судно, то и употребляем уже был толмачом разговора тутошних островитян. Другой мальчик чичьханского роду, имя ему Нахусейнацк, знает чичьханский и колюжский разговоры, и хотя сей покупаем и не был, но островитяне отдали его на судно добровольно, взяв к себе вместо него одного, на судно пришедшего, чугачу, который, сколько было приметно, и сам, по непривычке к плаванию на судах, охотно желал у островитян остаться, представляя в резон, что якобы он живал и без того поблизости островитян у колюж и угалахмютцев; упомянутый же чючханец, как то после о нем сказано будет в своем месте, когда вояжировал уже на судне, то показывал оному многие речки и бухту Лтуа.
   Июня 15-го числа, когда прибыл здешних народов колюж тойон Илхаку на судно и вошел в каюту с бывшим при нем художником, пишущим разные штучки на деревянных досках и на других вещах красками, из натуральных составов сделанными, с тем самым, который до того и без тойона многократно бывал на судне, то, высматривая имевшиеся в каюте портреты, настаивал, чтобы и еще об них хорошенько и обстоятельно растолковано ему было, и хотя пред сим не упущено было внушать оному тойону и подвластным его народам о лицах, изображаемых теми портретами, однако ж желание тойона и опять удовлетворено изъяснением следующим: портреты представляют: один ее императорское величество самодержавнейшую и всемилостивейшую великую российскую государыню, иные императорских всероссийских наследников великого государя и супруги его великой княгини, а другие также наследных по них великих государей и князей, что власти сих особ повинуются многочисленные народы, в обширной Российской империи обитающие. Тойон выслушал такое изъяснение; было замечено в нем внутреннее удивление и внимание к оному. После того продолжаемо было в наставление ему, что российские государыня и великий ее наследник есть всемилостивейшие. Они, низливая от щедрот своих для верноподданных им народов неисчетные к спокойствию их благодеяния, неусыпное имеют попечение и обо всяком племени людей, жительствующих вблизи обширных российских границ, еще не защищаемых, на такой конец, дабы преподав и им всевозможные к благосостоянию их способы, видеть потом жительства их в совершенном спокойствии и изобильных удовольствиях; что защита и покровительство российское над той страной, которая воспользуется оным, столь тверда и непоколебима, что никто из иностранцев не отважится причинить такой покровительствуемой стране никакого озлобления; а как сей же тойон удостоверен был и о том, что вся американская часть земли и морских островов давно уже защищается Российской державой, то, к лучшему для него о сем уверению, представлен тут был один медный российский герб, и по пристойному сему случаю приветствии вручен оный был тойону с тем, дабы носил он его сверх своего платья на груди и защищал как себя, так и подвластные ему народы колюж от приходящих иногда к ним иностранных судов.
   Местное пребывание здесь галиота доказало, что островитяне здешние не так ограничены строгостью от своих тойонов, почему и оставить сей герб на пристойном у гавани месте казалось опасно. Подтверждено же упомянутому тойону, дабы он хранил его со всякой бережливостью и, при случае прибытия сюда иностранцев, показывал бы им оный, как того требует верноподданническая к Российской державе его обязанность. Тойон, по выслушании всего вышеописанного, приняв тот герб с великой радостью и удовольствием, уехал в свое жило.
   16-го числа сей же тойон прибыл и паки на судно с двумя старшинами и врученный ему герб имел уже пришитым на своем бобровом плаще красным стамедом179, который перед тем был им из судна выменен. Он по некотором приветствии убедительно просил, чтобы для незабвенной памяти о великом российском наследнике дать ему один из портретов, видимых им в каюте; и как сие желание его удовлетворить было можно без большого затруднения, потому что на судне имелось два эстампа одного портрета, то, по рассмотрению управляющих судном, и приготовлен был один, величиной в лист печатный, эстамп, подклеенный белым холстом. Прежде отдачи его тойону сделали на нем российским и немецким диалектами таковую подпись: "государь царевич и великий князь Павел Петрович, наследник всероссийского престола, владетель герцогства Шлезвиг-Голштинскаго". А сверх того подписали следующее: "1788 года июня месяца в заливе, называемом по-иноверчески Якутат, компании Голикова и Шелихова мореходы штурманы Герасим Измайлов и Дмитрий Бочаров были на одном галиоте "Трех Святителей", в числе сорока человек, где через ласковость и дружелюбное обращение с тойоном Илхаки и подвластными ему народами колюжами имели знатный торг, а напоследок склонили их под защищение и покровительство Российского императорского престола, что, в знак сего оставляя показанному тойону российский медный герб и сей изображающий российской короны наследника его императорского высочества печатный эстамп, подтверждается всем приходящим сюда на российских и иностранных судах с сим тойоном поступать благосклонно и ласково, с приличной только для себя предосторожностью, и что означенные штурманы, простояв здесь со своим галиотом с 11 по 21 июня, никаких от тойона и народов его худых поступков не приметили и ушли в море благополучно".
   По совершении таковых надписей на эстампе отдали оный тойону, который, приняв его с великой радостью и, по обыкновению своему, с некоторым восторгом и криком, представил в знак своего к России повиновения одну, наподобие вороньего носа, железную штучку, за божество у них почитаемую, мешочек из трав плетенный пестрый, шесть бобровых парок и две доски, расписанные красками, одну кожаную, а другую - деревянную, имеющую в себе небольшие камешки. А затем, побыв довольно на судне, уехал на байдарах со старшинами в свое жило. Как выше упомянуто, что галиот стоял в заливе здешнем по 21 июня, сколь за произведением в действие учиненного с колюжами согласия и торга, тем не меньше и для приуготовления нужного работным свежего корма; ибо островитяне уверяли, что в сей залив приходит во многом количестве разных родов рыба, то здесь объясняется следующее. 18 июня в устье самого залива со входу в оное с моря, у лежащего подле него на левой стороне каменистого обширного, вышиной в аршин подножия и близ оного четырех также немалых камней, прямо на возвышенной от них между двумя логами горе, оконечностью сих логов объемлемой, под последней вверх оной немалой с сучьями еловой лесиной под корнем ее, с горы растущим, положена в двух глиняных кирпичах одна медная, с надписью под No 9, доска. От сей лесины стоит другая, на северо-восток 47.00 наклонная на левую ложбину лесина, пред ними же к морю небольшой ольховник, а далее по горе видим был еловый и листвяничный лес, соединяющийся с кустами разных родов малого и колючего дерева.
   21-го числа, учиня через пушечный выстрел к походу сигнал, подняли якорь на судно и вытянулись буксиром на большую бухту или пролив, пошли по маловетрию буксиром же в море, причем и колюжи одной своей байдарой делали в буксировании вспоможение; а как пополудни в шестом часу от востока и северо-востока подул весьма крепкий ветер, продолжавшийся при пасмурной погоде по 27-е число, то бывшие на галиоте, распрощавшись со вспомогающими им колюжами, которые настоятельно при сем случае просили их, чтобы и впредь для торга к ним приходить на настоящее место, поскольку они и промысла своего приготовят более, вышли на пространное море благополучно и, пробыв в лавировке, вынуждены спуститься на нарочитое расстояние к западу. Пополудни же сего числа в седьмом часу положились идти для отстоя в прежде означенную Ледяную реку в том чаянии, что через восемнадцать дней бывший на ней лед вынесен уже в море и что там будет удобнее запастись свежими рыбными припасами, вместо взятых из гавани и от теплоты совсем уже попортившихся, да и что соленая провизия становилась для людей тягостною и нездоровою. Но когда между северо-западом и севером в восемь часов пополуночи приближались к ее устью и остановились за противным ветром на десятисаженной глубине песчаного грунта на якорь, то по прочищении мрачного воздуха увидели, что из всего устья несен был густой и великий лед, и как 26-го числа в четыре часа пополудни якорь начал дрейфовать и стоять было не без опасности, то подняв оный и распустив паруса, хотя и при противном ветре, пошли однако в бейдевинд и морем вознамерились простираться вперед до тех пор, покуда будет позволять удобность времени.
   27-го числа при попутном ветре шли морем и имели в виду своем берег к востоку. А 28-го числа в два часа пополудни, когда поверстались180 против залива Якутат, у коего и прежде стояли в расстоянии одной мили, то через два же часа выехали к судну прежние выше сего упомянутые колюжи на трех байдарах, из коих хотя одна и обратилась в залив обратно, однако ж первые две приближались к судну. Здесь на учиненный байдарщикам вопрос получено было в ответ, что они, приметив их в море, выехали к ним будто бы по дружбе только для свидания; в самом же деле, как то замечено было, островитяне разумели, что галиот сей не тот, который они видели; почему, постояв недалеко, и обратились за первой байдарой своей в залив, а судно при распущенных парусах пошло в параллель берега, который лежал не более четырех верст от оного. Сей берег низменно-песчаный и покрыт весь лесом. В половине седьмого часа судно было прямо устья реки Антлин181, которая выпала из широкой пади, между хребтом лежащей к морю по низменному месту с северо-западной стороны. По одному боку реки сей имеется песчаная кошка без лесу, вдавшаяся своей бухтой несколько в море; по обе стороны банки устье ее широкое и, как удостоверил находящийся на судне вышеупомянутый колюжский мальчик, столь глубоко, что галиотом входить в оное весьма свободно и безопасно. Отсюда пошли в три ряда хребты, имеющие по себе снег и песчаный низменный берег.
   Через две с половиной мили поверстались судном против устья реки Калхо, которую хотя сначала и прошли мимо, однако ж за противным ветром вынуждены были возвратиться к оной и стать на якорь; а 29 июня штурман Измайлов ездил одной байдарой в числе двенадцати человек русских работных для проведывания по сей реке. Она выпала от севера между хребтами из двух падей и подошла к морю самым низменным местом; с восточной стороны от моря неблизко видим был лес, с западу же оного и вовсе уже не находится. Глубина устья ее на убылой воде одна сажень с четвертью, рыбы в ней никакой не заприметили, как равно и людей около здешних мест тогда не было, кроме следов, кои от них оставлены были еще непокрывшимися.
   Когда байдара возвратилась к судну, то, подняв якорь на оное, и шли при попутном легко-брамсельном ветре вперед, имея в виду своем прямой, но все низменный с лесом берег. В расстоянии от упомянутого устья на пять миль продолжающийся по берегу лес окончился, и пополуночи в исходе 8-го часа поверстались судном против другой реки Алцех. Здесь с восточной стороны видим был островок, а за кошкой, тут лежащей, внутри пространное устье; по замечанию хотя и вероятно, что около сего места находится довольное количество колюж, но так как за бывшим тогда с моря прижимным к берегу ветром подойти судном близко к ней казалось опасным, то, прошедши оную в одиннадцатом часу, увидели опять реку, называемую Каканин, которая течет под вытянувшимся в море мысом с северо-восточной стороны и подле коей живут те же колюжи. Миновав сию реку, берег пошел неодинаковый, но песчаный и невысоко-утесистый с лесом; вышедшие же из падей увалы казались снежными.
   Июля 1-го числа пополудни в восемь часов, когда находящийся на судне колюжный мальчик показал за одним впереди лежащим снежным увалом бухту и удостоверил, что в ней, сверх многого количества рыбы, не так еще давно стояло одно большое судно, то, переменив курс своего плавания, хотя и обратились прямо на оную и в пять часов пополуночи приближались к берегу снежного увала, однако ж той бухты здесь не оказалось, а вместо нее лежит тут один только песчаный и покрытый лесом берег.
   2-го числа, по утвердительному уверению того же колюженина, в четыре часа пополуночи судно имело плавание к мысу, показывающемуся впереди вдоль берега к юго-востоку двумя островками и, не дошедши до оного, посланы были туда при маловетрии двоелюшные байдарки с конягами для осмотра, которые во втором часу пополудни и возвратились с тем, что не только бухту они нашли, но и людей там по их примечанию казалось довольно, однако ж судном войти в оную не отважились за предстоящею от неизвестности опасности.
   3-го числа пополудни в четыре часа, оставя реку Каканин, через семнадцать миль начали подходить к устью вышеупоминаемой губы Лтуа; а как и сие место неизвестностью своей представляло некоторую опасность, то и отправлен был впереди судна штурман Измайлов на одной байдаре в числе пятнадцати человек работных как для обозрения ее, так и для промера у бухты самого входа; судном же шли без парусов одним только морским течением, а сблизившись с оной, распустя все паруса, пошли в бейдевинд в море и через полчаса опять обратились к берегу, где, когда встречены были байдарой, то, не останавливаясь, шли уже с ней в устье на ветер северо-восток и северо-востоко-восток. В восьмом часу пришедши сбоку на фарватер семи- и восьмисаженной глубины, который лежит северо-запад и юго-восток. Продолжали путь между камнем и береговым мысом, ветер север и северо-восток; миновав же тот камень, поворотили в бейдевинд в губу север-северо-запад, но, за противным течением воды приблизясь к правой стороне устья, остановились на якорь в бухте песчаного берега на четырехсаженной глубине каменистого грунта.
   Сюда приезжали к судну в трех байдарах дикие островитяне, и как за поздностью времени не удалось с ними иметь торговли, то и отказали им в оной до другого дня. Потом, переночевав здесь, в четыре часа пополуночи опять заботились о приискании удобнейшего места к отстою судна, ибо сие по близости своей к устью казалось опасным сколько от волнения, бываемого с моря через риф в прибылую воду, да и каменистый грунт его не позволял более держаться судну; для чего, исправя буксиры, пошли ими с судном во внутрь губы, к видимому впереди небольшому островку, подле коего, как мы осведомились после у тутошних жителей, назад года за два стояло иностранное судно. Здесь, хотя и в маленькой бухточке, однако ж нашлось место к отстою судна весьма удобное, почему в восьмом часу пополуночи, спустив якорь и остановясь в оном, укрепились.
   Сначала не было здесь никого из островитян; но в первом часу пополудни показались три байдары и несколько малых ботов, плывущих к судну; а когда они приблизились к оному, то и открылось, что бухта сия обитается колюжами. Находившийся между приезжими тойон, называемый Таик-нух-Тахтуях, с двумя старшинами вошел на судно, а потом впущен был и в каюту, где, по пристойном приветствии, сделал он через толмача вопрос, отколь вояжирующие. Сей неожидаемый вопрос достойно заметить потому, что тогда оный тойон встречен был следующим: "что видит он людей Российского великого государства и что оное, как и многочисленные народы, все управляется одной самодержавной властью ее императорского величества премудрой государыни", - то, выслушав сие с ощутительным вниманием, казался довольным, причем смотрел и указываемые ему портреты ее императорского величества и их императорских высочеств. Здесь повторяема была с неоспоримыми доказательствами сила и могущество всероссийской владетельницы; а наконец так убежден был тем сей тойон, что, кроме свойственного обыкновению их обращения, действительно заслуживал он совершенное к себе доверение, и любопытство его обещало вояжирующим твердость состояния его; был показан ему один из наличных медный российский герб, который удовлетворил уже чувствование его о власти так, что когда предложили ему оный таким порядком, как и первому колюжскому тойону Илхаку, то он не токмо принял его с уважением, но, желая доказать к тому свою признательность, велел своим подчиненным подать из байдар одного нового бобра и шесть бобровых ковров и, взяв оные, сам вручил на судне в знак своего усердия к императорскому высочайшему двору и требовал, чтобы послано оное было туда непременно, почему сей бобр и ковры от него и приняты. Окончив это происшествие, вояжирующие торговались с колюжами, выменивая у них бобров, выдр, росомах и соболей на железо, котлы и разного сорта платье, бисер и корольки, которые здесь, как и у первых колюж, неохотно были покупаемы.
   С наступлением вечера островитяне, сев в свои байдары и боты, уехали в свое жило, стоявшее от судна к оконечности устья версты на полторы. По разведыванию открылось, что сии жила у них не всегдашние, а единственно летние, где они по морю и по губе запасают себе на корм разную юколу, употребляя к сему палтосье и уды; другие жилища есть у них зимние, которые к западу через мыс от устья сего расположены версты три с половиной, при выпадшей из озера речке, куда посылаемы были два человека промышленных и коняги в двоелюшных байдарках для обозрения и для добычи рыбы; возвратясь же, сии объявили, что та речка, на коей стоят жила немалые, в устье ее лежат поливные каменья и лайды182 так, что и байдарой въезжать в оную можно почти с нуждой; но рыба имеется только такая, которая бессильна, как видно, от естественного расположения грунта; однако ж островитяне, несмотря на это, промышляют ее прежде упомянутыми носками, да и на судно привозили несколько оной для продажи, где и покупаема она была на пишу в небольшом количестве.
   Июля 5-го числа находящийся на судне чючханского рода мальчик объявил, что третье уже ныне лето как было здесь большое судно, после которого остался близ берега в воде железный якорь183; но жители здешние, достав его при убылой воде, положили в лесу, для чего и место, где должно быть якорю, показывал. По сему удостоверению управляющие галиотом, взяв позволение у означенного тойона Таик-Нуха, отправили туда одну байдару, которая действительно, найдя оный якорь, привезла его на судно. Он имеет в себе веса 780 фунтов, и хотя верхнее кольцо и у лап пластовое железо бы

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 394 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа