Главная » Книги

Случевский Константин Константинович - Балтийская сторона, Страница 12

Случевский Константин Константинович - Балтийская сторона


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

енный Его Высочествомъ въ прошломъ году и дышащ³й въ своей святынѣ памятью именитыхъ, богатыхъ людей Строгановыхъ, но по характерности, по цѣльности впечатлѣн³я XVI вѣка, онъ ему не уступаетъ. Жаль, что до него добраться трудно и путешественники въ Гдовѣ - рѣдкость, а то эта живая иллюстрац³я церковной обстановки временъ ²оанна Грознаго посѣщалась бы чаще. Предан³е гласитъ, что, шествуя въ Ливон³ю, проходилъ чрезъ Гдовъ самъ царь; бывали тутъ шведы, поляки, литовцы, первые даже владѣли Гдовомъ до 1622 года и дважды бралъ городъ приступомъ Густавъ-Адольфъ; въ числѣ городовъ, приставшихъ въ 1611 году къ ивангородскому Лжедимитр³ю, названы лѣтописью и гдовяне; въ 1705, Петръ Велик³й, прибывъ сюда изъ Нарвы, отправился въ Псковъ изъ Гдова на полоненныхъ шведскихъ судахъ. Для пребыван³я здѣсь Екатерины II, въ 1780 году, былъ устроенъ временный деревянный дворецъ, а путь ея до Пскова освѣщался пылающими кострами. Въ 1818, со своими уланами, шелъ здѣсь цесаревичъ Константинъ Павловичъ. Очень любопытенъ тотъ фактъ, что память объ этомъ послѣднемъ пребыван³и сохраняется между крестьянами въ весьма оригинальномъ облич³и. Въ Гдовѣ, говоритъ легенда, всѣ служащ³е, почему-то, разбѣжались и Велик³й Князь, очень недовольный этимъ, оставилъ городъ; въ деревняхъ, по пути, народъ встрѣчалъ его толпами; мѣстами цесаревичъ шелъ съ ними пѣшкомъ: на одной изъ станц³й побранилъ за неисправность въ лошадяхъ; въ свитѣ, говоритъ легенда, находилась и польская графиня Радзивиллъ.
   Свѣдѣн³я объ этомъ сохранены между прочимъ въ запискахъ крестьянина села Выскатки. Ефима Андреева, составляющихъ одинъ изъ немногихъ документовъ, подлежащихъ, конечно, выправкѣ, по истор³и Гдова и составленныхъ въ 1865 году. Этотъ Ефимъ Андреевъ, стремящ³йся свято сохранить память о старинѣ, явлен³е далеко не единственное въ Росс³и. Можно было бы привести нѣсколько примѣровъ подобной, въ высшей степени своеобразной мемуарной литературы, изъ которой назовемъ хотя бы еще одинъ: воспоминан³я крестьянина села Угодичъ, ростовскаго уѣзда, ярославской губерн³и, Александра Артынова, котораго въ дѣлѣ писан³я записокъ поощрялъ покойный Погодинъ; они отпечатаны въ 1883 году.
   Прежде чѣмъ прибыть къ дому, назначенному на ночлегъ, Ихъ Высочества, по выходѣ изъ собора, прошли пѣшкомъ въ очень маленькую и древнюю, величиною съ комнату, съ однимъ куполочкомъ, находящуюся подлѣ самаго собора - церковь Успенскую. Нѣкоторые считаютъ ее, и повидимому не безъ основан³я, за древнѣйшую: колоннъ въ ней нѣтъ, изгибаются двѣ небольш³я арки, окна тоже не симметричны, а въ наружномъ очертан³и она не лишена сходства съ соборомъ и могла служить ему прототипомъ; предан³е говоритъ, что она построена одновременно съ крѣпостью, и это очень вѣроятно. Говорятъ также, будто съ одной стороны колокольни, восьмугольной, въ 22 сажени вышины, построенной позже, подлѣ которой она гнѣздится, до 1822 года примыкала точно такая же другая церковь, во имя св. Михаила, но она "по ветхости или своевол³ю" сломана какимъ-то охочимъ нѣмцемъ Крейгеромъ и пережжена на известь для постройки тюрьмы и присутственнаго дома, находящихся бокъ-о-бокъ. Любопытно было бы узнать причины помянутаго "своевол³я"? но мы не злобливы и, должно быть, тогда же предали дѣло суду Бож³ю и заносимъ только совершивш³йся фактъ. Но имя нѣмца все-таки сохранилось въ памяти народной.
   Тюрьма, на постройку которой нѣмецъ взялъ готовую известь древняго храма, расположена подлѣ церквей, и Ихъ Высочества, несмотря на дождь и грязь, уже совершенно въ сумеркахъ, прошли въ нее. Арестантовъ оказалось очень мало, освѣщен³е очень бѣдно, воздухъ въ корридорахъ очень не хорошъ, и самое здан³е, хотя и не древнее, съ 1822 года, но тѣмъ не менѣе на особенно долгую службу не способно. При этомъ вспомнились хорош³я тюрьмы прибалт³йскаго края, хотя бы митавская. По прибыт³и къ дому городскаго головы, назначенному для Ихъ Высочествъ, Велик³й Князь принялъ почетный караулъ отъ 3-й роты 8 батал³она и пропустилъ его церемон³альнымъ маршемъ. Дождь усилился настолько, что пойти въ сухое помѣщен³е было пр³ятно. Ихъ Высочества приняли хлѣбъ-соль отъ крестьянъ деревни Луневщины, блюдо и солонка къ которому, мѣстное произведен³е, сдѣланы были изъ сосновыхъ корней. Передъ окнами дома, въ грязи и подъ дождемъ, стояла толпа народа; это были, конечно, тѣ же самые люди что толпились при въздѣ Августѣйшихъ Путешественниковъ въ городъ, окружали соборъ, потому, что всѣхъ жителей въ Гдовѣ, мущинъ и женщинъ, 2,287 человѣкъ, а толпа была постоянно гораздо большая, усиленная массами народа, прибывшими отовсюду для того, чтобы взглянуть на Великаго Князя и Великую Княгиню. Домовъ каменныхъ въ городѣ только 7, деревянныхъ 785, и все это, большею частью, невзрачныя клѣтушки, съ гусями, курами и поросятами на улицѣ. Въ уѣздѣ жителей 122,951. Въ самомъ Гдовѣ всего только три городовыхъ.
   Утро 29 ³юня, Петровъ день, пасмурное, сырое, дождливое дѣлало эти "скуку наводящ³я мѣста" еще менѣе привѣтливыми; также какъ вчера паслись по улицамъ, обросшимъ густыми лентами травы гуси; также какъ вчера струились потоки дождевой воды, добираясь, такъ или иначе, до канавокь, кое гдѣ покрытыхъ досками, сквозь щели и дырья которыхъ просовывалась крапива; безконечную сѣризну пейзажа рѣзко нарушали пестрыя краски праздничныхъ одѣян³й толпы, ея звучные голоса и оживленныя лица. Раннимъ утромъ, когда Великая Княгиня еще почивала, направился Велик³й Князь въ казармы. Рота была выстроена на казарменномъ плацу, но, за упорнымъ ливнемъ и разрыхлен³емъ почвы, смотра произведено не было. Велик³й Князь обошелъ солдатиковъ и познакомился съ ними ближе въ казармахъ. Пока рота размѣщалась по нимъ, посѣщено было управлен³е гдовскаго уѣзднаго воинскаго начальника и провѣрено состоян³е мобилизац³онной части, здан³е казармы было когда-то училищнымъ домомъ въ частномъ имѣн³и, куплено городомъ и перенесено сюда; помѣщен³е свѣтло, вентиляц³я хороша, но зимой холодно, благодаря городскаго голову за устройство казармы. Велик³й Князь высказалъ ему свое непремѣнное желан³е, чтобы домъ былъ настолько хорошо оконопаченъ, чтобы квартиранты не страдали зимой отъ стужи.
   Отъ военнаго осмотра Велик³й Князь перешелъ къ осмотру городскаго двухкласснаго училища, гдѣ мальчики и дѣвочки, имѣя во главѣ начальствующихъ лицъ, привѣтствовали Августѣйшаго посѣтителя пѣн³емъ. Училищъ въ Гдовѣ два, мужское и женское, всѣхъ учащихся 111 человѣкъ, причемъ въ текущемъ году кончили курсъ 10. Все содержан³е обѣихъ обходится 2,920 р. (министерство народнаго просвѣщен³я - 1,826, городъ - 764, земство - 500 и сборъ за учен³е - 330), помѣщен³я училищъ собственныя. Отъ училища путь Его Высочества лежалъ къ земской больницѣ, устроенной на 20 человѣкъ; больныхъ налицо имѣлось только 10. То и другое учрежден³я найдены въ хорошемъ порядкѣ и заслужили слово одобрен³я.
   Вслѣдъ затѣмъ Велик³й Князь посѣтилъ одну изъ древностей Гдова - Николаевскую церковь. Тутъ стоялъ, когда-то, до упразднен³я въ 1764 году, одноименный съ нею монастырь, основанный однимъ изъ псковскихъ посадниковъ въ 1424 году: заросш³е пруды и старые дубы еще видѣли его, доживавшаго четвертый вѣкъ своего существован³я, послѣ 20 игумновъ и двухъ архимандритовъ; при копан³и могилъ, говорятъ здѣшн³е люди, въ нихъ находили мног³я волосяныя мант³и, таинственнымъ образомъ сохранивш³яся послѣ неизвѣстныхъ по именамъ постриженниковъ. Говорятъ также, будто стоящая памятью монастыря церковь перенесена сюда изъ села Вейна, около 1750 года, а просуществовала она на прежнемъ мѣстѣ пятнадцать лѣтъ, такъ, что ей въ настоящую минуту около 150 лѣтъ вѣку. Она - деревянная, съ двумя преддвер³ями; шестигранный куполъ высится на высокой неуклюжей шестигранной шеѣ, подъ колокольчикообразною шапкой и поддерживается четырьмя деревянными подпорами. Иконостасъ шестиярусный, древн³й, обставленный иконами, украшавшими, когда-то, несуществующ³й нынѣ монастыръ. Иконы безконечно старѣе церкви и явились на свѣтъ въ древнемъ Псковѣ; то же самое видѣли мы не разъ на дальнемъ сѣверѣ, на Мурманѣ и Бѣломъ Морѣ, гдѣ въ церквахъ, сравнительно молодыхъ, хранятся святыя изображен³я изъ мастерскихъ вѣчеваго Новгорода и его монастырей.
   По осмотрѣ вольной пожарной команды, существующей лѣтъ двѣнадцать и состоящей изъ 240 человѣкъ, Велик³й Князь, заѣхавъ въ домъ городскаго головы за Великою Княгиней, направился въ соборъ, для присутствован³я при литург³и. Несмотря на то, что церковь мала и была полна народа, мы убѣдились въ томъ, какъ звучна она, благодаря устройству голосниковъ; несомнѣнно, что предки наши болѣе насъ обращали вниман³я на звучность церкви, чтобы не пропадало въ ней мы единаго слова, и слышалось оно одинаково хорошо всѣми, даже стоящими по самымъ далекимъ угламъ.
   По окончан³и обѣдни состоялся небольшой завтракъ и затѣмъ, во второмъ часу дня, отъѣздъ къ берегу озера, тѣмъ же путемъ которымъ прибыли въ Гдовъ вчера. Несмотря на вѣтеръ и дождь, толпы народа бѣжали далеко за городъ. Только по выѣздѣ изъ-за крѣпостныхъ стѣнъ въ поле, можно было убѣдиться въ силѣ вѣтра; поверхность озера глянула намъ въ глаза совсѣмъ не привѣтливо. Мутныя воды его, взбаломучивая неглубокое дно, набѣгали неправильными рядами на плоск³й, пустынный берегъ и словно складывали, сбрасывали на него взъерошенные гребни пѣны. Нашъ пароходъ "Dorpat", саженяхъ во ста отъ берега, на томъ мѣстѣ на которомъ мы оставили его вчера вечеромъ, покачивался изъ стороны въ сторону самымъ неистовымъ образомъ. Погода была такая, что если бы въ пути Ихъ Высочествъ допускалось хотя малѣйшее обыкновен³е измѣнять однажды установленный маршрутъ, то на этотъ разъ причина отложить отъѣздъ была бы совершенно достаточная. Но объ этомъ не могло быть и рѣчи. Мы отвалили отъ небольшой, нарочно устроенной, пристани въ тяжелой лодкѣ, настолько грузной, что рѣзко постукивали килемъ о дно озера, въ промежуткахъ между двухъ волнъ, пробѣжавшей подъ нами и той что набѣгала. Взойти на палубу было очень трудно, потому, что маленьк³й пароходъ не имѣлъ такого удобнаго трапа какъ "Олафъ", состоявшаго изъ наклонной лѣстницы и горизонтальной подъ нею площадки, съ двумя ловкими матросами по сторонамъ, изъ которыхъ каждый держалъ къ услугамъ всходившаго конецъ обшитаго краснымъ сукномъ каната, замѣнявшаго перила; здѣсь - трапъ состоялъ изъ лѣстницы скромно висѣвшей отвѣсно, по отвѣсному борту; своеобразными перилами служили руки людей уже находившихся на пароходѣ, протянутыя къ прибывшимъ: пр³ятное разнообраз³е вносили волны перебивавш³я одна другую, вихри мѣнявш³е румбы ежеминутно и обильный дождь окатывавш³й съ головы до ногъ.
   Едва только поднятъ былъ якорь, что, благодаря близости дна, произошло быстро, и пароходъ двинулся какъ разъ поперекъ сѣверо-восточнаго вѣтра, наваливавшаго на насъ справа, какъ почувствовали мы размѣры той качки, которая предстояла, но мы готовились только на крѣпк³й вѣтеръ, а не на штормъ. Озерная вода была такъ мутна, что напоминала очень близко невозможную муть Мезенскаго залива, обусловливаемую неустанными приливами и отливами, муть, которая даетъ осадка на цѣлую треть высоты ведра. Ясно было, что покинутое нами побережье очень мелководно, и хотя, при той непогодѣ которая ополчалась, трудно было соображать различныя данныя о мѣстности, которая насъ окружала, но одинъ изъ проектовъ все-таки припомнился. Дѣло въ томъ, что уже съ Олеар³я, съ XVII вѣка, со временъ Екатерины II, существовало и отъ поры до времени всплывало намѣрен³е понизить уровень Чудскаго озера фута на четыре. Этимъ, согласно разсчету академика Гельмерсена, было бы осушено, оздоровлено и предоставлено сельскому хозяйству до 113,000 дес. совершенно не пригоднлй болотной почвы (если прибавить къ этому цѣлую систему моховыхъ болотъ и озеръ по лифляндскому побережью, оставленную Гельмерсеномъ безъ вниман³я, то почтенная цифра увеличится еще на 30,000 дес.); считая доходность десятины въ 6 руб. получилось бы, такимъ образомъ, отъ понижен³я уровня, чистой прибыли 679,000 руб. ежегодно, или капиталъ въ 13,600,000 руб. Стоимость работъ по понижен³ю уровня, по приблизительному разсчету, составляла бы только одинъ милл³онъ рублей. Проектъ этотъ не умеръ и въ настоящее время и года четыре тому назадъ подвергался, кажется, обсужден³ю на лифляндскомъ сельскохозяйственномъ "конгрессѣ". Судить о достоинствѣ проекта безъ подробнаго ознакомлен³я, конечно, нельзя; но нельзя но обратить вниман³я на то, какъ посмотрятъ на это понижен³е чудскаго уровня крестьяне на рѣкахъ Великой и Наровѣ, что скажетъ снѣтокъ - заповѣдный кормилецъ мѣстнаго населен³я, что скажутъ въ деревняхъ, схожихъ съ Горками, привыкшихъ жить на водѣ и поставленныхъ сразу на сушу? кромѣ того, въ обсуждавшемся на "конгрессѣ" проектѣ непостижимо: почему-же сельск³е хозяева лифляндской и эстляндской губерн³й, которыхъ это дѣло интересуетъ болѣе всѣхъ, не положили на него требуемаго милл³она, а ищутъ правительственной затраты? если посчитать, сколько новыхъ коровъ будетъ прокармливаться на осушенныхъ мѣстностяхъ (по приблизительному разсчету до 18,000 головъ, изображающихъ капиталъ въ 720,000 руб.), сколько масла и сыровъ будетъ понадѣлано и продано, то, право, нельзя не согласиться съ правильностью затраты и надобно только удивляться тому, почему она не сдѣлана до сихъ поръ. Если не ошибаемся, лѣтъ около двадцати пяти назадъ, полковнику Тимоѳѣеву было поручено произвести изслѣдован³е о соединен³и Чудскаго озера посредствомъ канала съ Балт³йскимъ моремъ; дѣло тоже не новое. Кажется, по почину дерптскаго купечества, производились лѣтъ 12 назадъ развѣдки судоходности Наровы, причемъ доходили пароходомъ почти до самаго водопада, но устройство правильныхъ рейсовъ признано опаснымъ.
   Маленьк³й "Dorpat", на которомъ мы качались, всего въ 60 лошадиныхъ силъ, имѣетъ 110 футовъ длины и только 23 ширины - скорлупка очень небольшая для того, чтобы бороться съ настоящею бурей; не великъ долженъ былъ быть и переѣздъ поперекъ озера къ устью мирной рѣки Эмбахъ, бывшей Амовжи, всего только три часа времени, а между тѣмъ пришлось пережить минуты не особенно пр³ятныя, буря разыгралась настоящая, могучая. Не разъ можно было наблюдать, какъ пошлепывало колесо праваго кожуха по воздуху, потому, что лѣвое шло слишкомъ глубоко въ водѣ; клочьями болтались со всѣхъ сторонъ палубы гирлянды, назначенныя украшать пароходъ, препровождавш³й Высокихъ Путешественниковъ; многократно перекатывались волны поверхъ палубы, сваливая съ ногъ людей, сбивая ихъ даже съ сидѣн³й, проникая въ каюты сквозь закрытыя двери и доказывая совершенную непригодность людскихъ одѣян³й, назначенныхъ защищать отъ воды только сверху и съ боковъ, а не снизу; съ быстротой изушительною высыхали на горячей поверхности котла и трубы капли озерной и дождевой воды, щедро осыпавш³я ихъ со всѣхъ сторонъ, а отъ новенькихъ флаговъ, развѣвавшихся по канатамъ, остались скоро одни только клочья. Ни малѣйшаго порядка, никакой системы нельзя было доискаться въ движен³и мутныхъ, безпорядочныхъ волнъ; хотя вѣтеръ напиралъ несомнѣнно съ одной только стороны и неуклонно кренилъ пароходъ лѣвымъ бортомъ, хотя свистѣло и дуло только справа, но озеро щетинилось не правильными, болѣе или менѣе параллельвыми грядами, а бурлило, кипѣло, ерошилось всею своею поверхностью, и мы двигались по какой-то неописуемой, безумной толчеѣ. Кто бывалъ въ сталактитовыхъ пещерахъ, хотя бы на нашемъ Чатырдагѣ, тотъ легко представитъ себѣ поверхность Чудскаго озера въ бурю, съ двумя существенными разницами, конечно: сталактиты опускаются остр³ями книзу и веподвижны, волны же поднимали остр³я кверху и двигались безумно, безустанно.
   И такъ продолжалось ровно три часа. Въ исходѣ пятаго, капитанъ, типичнѣйш³й и почтеннѣйш³й изъ всѣхъ капитановъ свѣта, весь въ кожѣ, съ нахлобученнымъ капюшономъ, изъ-подъ котораго рѣзко бѣлѣла сѣдая борода, выступая по-американски только снизу подбородка, объявилъ, указывая на как³я-то двѣ точки, что это берегъ, что это входъ въ Эмбахъ. Сообщен³е было весьма пр³ятно. Точки расли, расширялись; это темнѣли как³я-то сосны на берегу, и невольно вспомнилось, глядя на нихъ, какъ важна должна быть для мѣстныхъ рыбаковъ та красивая сосновая роща Верхняго острова, которою мы любовались вчера на высокомъ песчаномъ гребнѣ его, роща, видная отовсюду не за одинъ десятокъ верстъ, и этимъ самымъ, по истинѣ, заповѣдная.
   Къ темнѣвшимъ передъ нами надъ мутью воды точкамъ, начали мало-по-малу прирастать снизу как³я-то темныя черточки; онѣ становились шире, удлинялись; это обозначались тѣ низменные, болотистые берега, которые предназначены, при понижен³и озернаго уровня, къ осушкѣ; глянули как³е-то два рыбачьи домика, подлѣ нихъ два парохода, какъ намъ сказали - "Peipus" и "Maria", и цѣлая флотил³я дерптскаго гребнаго клуба, явившаяся сюда для встрѣчи Августѣйшихъ Гостей. Еще нѣсколько поворотовъ колесъ, и мы вошли сразу въ полнѣйш³й штиль рѣки Эмбахъ и услыхали, вмѣсто рева вѣтра, стройное пѣн³е хоровъ съ палубъ обоихъ пароходовъ, стоявшихъ у самаго устья рѣки. Для принят³я привѣтств³я Его Высочество приказалъ остановиться, и Великой Княгинѣ поднесенъ роскошный букетъ, родоначальникъ тѣхъ неисчислимыхъ букетовъ, которымъ предстояло появиться, одному за другимъ, въ Дерптѣ. Мы подтянули, насколько было возможно, наши истрепанные флаги и вошли въ рѣку. До Дерпта оставалось около 2 1/2 часовъ пути
   Ширина Эмбаха, по старому Амовжи, подлѣ устья около 20 сажень, глубина 8 сажень; тростники, болота, луга роднятся одни съ другими непосредственно, и зелени, зелени не оглядѣть. Что за роскошная охота должна быть въ этихъ мѣстахъ! хорошъ и многочисленъ скотъ. По берегу то и дѣло скакали на коняхъ, съ флагами въ рукахъ, въ шляпахъ съ широкими полями, словно жители Пампасовъ, мѣстные крестьяне; въ имѣн³и Кастера, одномъ изъ лучшихъ по устройству сельскаго хозяйства, Высокихъ Гостей привѣтствовалъ съ берега оркестръ духовой музыки, составленный изъ мѣстныхъ крестьянъ, берега Эмбаха густо населены; намъ указали на Лунью, служащую цѣлью лѣтнихъ поѣздокъ изъ Дерпта, указали на Хавелау, имѣн³е графа Шереметева. Фамил³я графовъ Шереметевыхъ, одна изъ многихъ русскихъ фамил³й, вошедшая въ составъ матрикулованнаго мѣстнаго дворянства, то-есть такого, которое, какъ мы это сообщали, пользуется въ прибалт³йскомъ краѣ особыми правами, превышающими права русскаго дворянина вообще и составляющими аномал³ю въ томъ смыслѣ, что эти особенныя права получаются, не по иниц³ативѣ Высочайшей власти, а по выбору мѣстныхъ матрикулованныхъ дворянъ; это тѣ права существован³е которыхъ лишаетъ русскаго дворянина, ступающато на землю трехъ прибалт³йскихъ губерн³й, сразу, мгновенно - множества правъ и, такъ оказать, низводящихъ его. Если взять въ руки сииски матрикулованныхъ мѣстныхъ дворянъ, то нельзя не замѣтить, что въ ряды ихъ вступали тѣ русск³е люди, которые, въ свое время, играли болѣе или менѣе значительныя роли; въ числѣ титулованныхъ значатся, напримѣръ, въ эстляндской губен³и: Аракчеевъ, Блудовъ, Дибичъ, Горчаковъ, Меншиковъ, Мордвиновъ, Гурьевъ, Долгорук³й, Голицынъ, Шереметевъ, Шуваловъ, Сперанск³й, Орловъ, Панинъ, Зубинъ, Суворовъ, Куракинъ, Левашевъ, Олсуфьевъ, Шаховской-Глѣбовъ-Стрѣшневъ, Вязмитиновъ, Валуевъ, Волконск³й, Васильчиковъ: есть и не титулованные: Бибиковъ, Демидовъ, Козодавлевъ, Голубцовъ, Антроповъ, Колтовской, Олсуфьевъ, Молчановъ, Муравьевъ, Жеребцовъ, Спиридовъ, Трощинск³й, Чичеринъ. Это въ одной только губерн³и эстляндской, но есть свои контингенты русскихъ фамил³й и въ обѣихъ другихъ, и нельзя не признать того, что въ спискахъ этихъ имѣется, такъ-сказать, добрый кусокъ нашего административнаго житья-бытья за цѣлый рядъ царствован³й, въ лицахъ его сильнѣйшихъ представителей, пр³общавшихся къ дворянству нѣмецкому, матрикулованному.
   Вершинки дерптскихъ церквей, города основаннаго княземъ Ярославомъ болѣе чѣмъ 800 лѣтъ тому назадъ и названнаго Юрьевымъ, увидѣли мы часу въ седьмомъ вечера довольно ясно, благодаря тому, что въ воздухѣ окончательно просвѣтлѣло. Церкви эстонская и лютеранская намѣчались особенно четко. По мѣрѣ приближен³я къ городу, слѣдуя извилинами Эмбаха, нельзя было не замѣтить очень короткихъ и широкихъ лодокъ, нагруженныхъ лѣсомъ. Лѣсовъ но пути видѣли мы очень немного, но должно-быть много ихъ было, когда внизъ по течен³ю Эмбаха, древней Амовжи, плыли пущенные подъ ледъ въ 1472 году мученики православной церкви, со священникомъ Исидоромъ во главѣ, числомъ 70, принявш³е здѣсь, на порубежьи своей церкви, славную кончину; не дальше какъ вчера приходилось плыть у Снѣтогорскаго монастыря и вспомнить о другихъ мученикахъ. Находясь уже подлѣ самаго города, увидѣли мы и хорошенькую, но небольшую православную церковь съ ея зелеными куполами; намъ указали и на развалины замка, на обсерватор³ю. Городокъ, раскинутый на невысокихъ холмахъ, весь потонулъ въ зелени садовъ и глядитъ удивительно опрятно. А вѣдь когда-то по улицамъ его "жили гады и хищные звѣри", такъ какъ Петръ I, за симпат³и къ шведамъ, нисколько не стѣсняясь, отправилъ весь магистратъ и бюргеровъ въ Вологду. Главныя части его расположены на правомъ берегу рѣки, то-есть влѣво отъ парохода, подходящаго съ озера. Вплотную съ обѣихъ сторонъ Амовжи тѣснились городск³е дома, и намъ пришлось подходить къ пристани очень медленно, чтобы не задѣть какого-нибудь суденышка, барки, лодки. Все и вся высыпало на берегъ, недавно орошенный дождемъ и пестрѣвш³й флагами; повсюду слышалось и "ура"! и "hoch"!
  

Дерптъ.

Прибыт³е и посѣщен³е собора. Вечернее факельное шеств³е и прогулка на Вышгородѣ. Тяготѣн³е къ западу. Эстонск³я общества. Храмы. Посѣщен³е университета. Его былое. Три пер³ода существован³я, благодѣян³я Александра I и позднѣйшихъ царствован³й. Характеристика всѣхъ попечителей дерптскаго учебнаго округа, значен³е теологическаго и юридическаго факультетовъ. Ширренъ и его характеристика. Исчезновен³е русскаго языка, богатства университета. Посѣщен³е коллекц³й и библ³отеки. Ея богатства. Посѣщен³е развалины. Культурно-балт³йское значен³е университета. Своеобразность устава. Корпорац³и. Рѣчь Великаго Князя. Рѣчь въ Бозѣ почивающаго Александра II. Ихъ сопоставлен³е. Отъѣздъ изъ Дерпта.

  
   На пристани, на берегу Амовжи, вечеромъ 29 ³юня, Ихъ Высочества были привѣтствованы начальникомъ губерн³и, Зиновьевымъ, прочими властями, дворянствомъ, представителями университета, города, сослов³й и дамами. По красному сукну, устилавшему помостъ и ступени пристани, виднѣлись темными подтеками слѣды недавняго дождя, были сказаны привѣтственныя рѣчи, между прочимъ, отъ депутац³и эстонцевъ, дѣвушкою эстонкою, на русскомъ языкѣ, поднесшею Ея Высочеству букетъ изъ полевыхъ цвѣтовъ. Велик³й Князь обошелъ почетный караулъ отъ 4-й роты расположеннаго здѣсь 15-го резервнаго батал³она, и, вслѣдъ затѣмъ, Августѣйш³е Гости Дерпта направились въ экипажахъ въ православную церковь, расположенную отъ пристани довольно далеко. Она о трехъ придѣлахъ подъ восьмиграннымъ куполомъ, иконостасъ бѣлый съ золотомъ, совершенно новеньк³й, а въ открытыя царск³я двери виднѣлся запрестольный образъ Христа Спасителя писанный на стеклѣ. Дерптская церковь была первою православною церковью по пути Ихъ Высочествъ, въ которую, вслѣдъ за ними, явился мѣстный городской голова Этингенъ, единственный изъ городскихъ головъ, какъ помнится, исполнивш³й, въ этомъ отношен³и, прямую и простую свою обязанность. Прослушавъ молитвослов³е и приложившись ко кресту, Ихъ Высочества, уже въ сумеркахъ, прибыли въ домъ графа Мантейфеля, стоящ³й на городской площади, подлѣ старой ратуши, украшенной башенкой обитою жестью. Видъ съ балкона этого дома на небольшую площадь, залитую народомъ и обставленную знаменами студенческихъ корпорац³й и цеховъ, на старые дома съ обычными, типическими для архитектуры нѣмецкихъ городовъ, фасадами и узкими улицами, на нее выходящими и тоже полными, какъ полная чаша, народомъ - былъ очень хорошъ.
   Значительная темень окутала городъ, когда, послѣ ужина, передъ балкономъ, на который Ихъ Высочества вышли, состоялось студенческое пѣн³е и факельное шеств³е, за все время пути, какъ пѣн³я, такъ и факельныхъ шеств³й, доволось намъ слышать и видѣть много, но эти два были лучше, полнѣе другихъ, потому, что въ нихъ сказалось больше порядка, больше школы, больше дисциплины въ студентахъ, чѣмъ въ процесс³яхъ цеховъ, собирающихся рѣдко и не имѣющихъ такого единен³я. Еще не совсѣмъ и не вездѣ, по улицѣ въ которую ушло факельное шеств³е, смолкло пѣн³е и погасли горѣвш³е клочки смолы, оброненные съ факеловъ, когда Ихъ Высочества направились въ экипажѣ на Вышгородъ, Домбергъ, къ развалинамъ древняго замка, чтобы видѣть освѣщен³е его разноцвѣтными огнями.
   Невозможно было, при всемъ желан³и, дать себѣ какой-либо ясный отчетъ о характерѣ развалинъ и ихъ расположен³и, благодаря безконечнымъ вереницамъ огней, затеплившихся въ густомъ насажден³и деревьевъ, обрамляющихъ развалины, и той массѣ людей, которая, гдѣ стояла, гдѣ двигалась, и рѣшительно не давала зрѣн³ю возможности успокоиться. Отъ всего объѣзда глубже другихъ врѣзались три впечатлѣн³я; во-первыхъ, центральной части развалины, длиннаго нефа церковнаго на легкихъ столбахъ подъ острыми арками, освѣщеннаго изнутри заревомъ краснаго бенгальскаго огня; во-вторыхъ, еще краснѣе, еще болѣе пылая, глядѣлъ недалск³й отъ развалины памятникъ Барклаю-де-Толли: громадный бронзовый бюстъ по плечи, величиной много разъ болѣе натуры, чрезвычайно вѣрно передающ³й знакомыя намъ черты почтеннаго фельдмаршала; бронза казалась въ тотъ вечеръ насквозь розовою и колосальныя очертан³я, какъ бы вызывая на сравнен³е, оживали; наконецъ, кромѣ этихъ двухъ яркихъ свѣтовыхъ впечатлѣн³й, вспоминается и еще одно, но полутемное, освѣщенное только отблескомъ тѣхъ огней, которые ему не назначались, это расположенный подъ деревьями у дороги небольшой памятникъ, поставленный, безъ различ³я нац³ональностей, всѣмъ покойникамъ: русскимъ, нѣмцамъ и шведамъ, кости которыхъ потревожены и снесены сюда въ одно мѣсто при какой-то изъ земляныхъ работъ.
   Хотя завершивш³йся объѣздомъ вечеръ и нельзя было назвать особенно привѣтливымъ, и атмосфера, такъ сказать, еще не отдѣлаласъ вполнѣ отъ слѣдовъ бури, испытанной нами на Чудскомъ озерѣ, тѣмъ не менѣе гулянье удалось и радуш³е жителей Дерпта было полное, большинство свиты Ихъ Высочествъ, за неимѣн³емъ мѣста въ домѣ графа Мантейфеля, помѣстилось за рѣкой въ гостинницѣ.
   Старый мостъ на Эмбахѣ очень типиченъ: высокъ, узокъ и гранитными очертан³ями своими, высящимися надъ каменными устоями, отчасти нагюминаетъ тѣ два моста на Фонтанкѣ, которые еще не замѣнены новыми. Въ гостинницѣ, въ нумерахъ, красовались со стѣнъ портреты Бисмарка. Это вниман³е къ западу, а не къ востоку, составляетъ здѣсь удивительно яркую черту. Несомнѣнно странно видѣть, что въ этомъ исконно русскомъ краѣ, снова безусловно и всецѣло принадлежащемъ Росс³и, протягиваются и натягиваются къ западу всевозможныя нити, даже самыя тончайш³я, лишь-бы онѣ доказывали и поддерживали связь, имѣвшую когда-то мѣсто въ далекомъ быломъ и совершенно непризнается какого-бы то ни было, кромѣ административнаго, общен³я съ Росс³ею, общен³я, которое, казалось-бы, не могло подвергаться сомнѣн³ю въ настоящемъ. Въ истор³и здѣшней, мѣстной нѣмецкой жизни и литературы выискиваются всяк³я мелочи, лишь-бы они гласили о связи съ Герман³ею. Такъ, здѣсь извѣстно, наяримѣръ, всякому нѣмецкому гимназисту, что первый экземпляръ шиллеровскаго "Донъ-Карлоса", писанный прозою, былъ проданъ Шиллеромъ рижскому издателю; что кантовская "Критика чистаго разума" тоже издана впервые въ Ригѣ: что знаменитый Гердеръ служилъ нѣкогда тоже въ Ригѣ, а было ему тогда только 25 лѣтъ отъ роду и провелъ онъ здѣсь всего 4 года: что, наконецъ, самъ велик³й Гёте, когда онъ былъ "фуксомъ", раненъ на студенческой дуэли никѣмъ инымъ какъ -лифляндцемъ. Это-ли не прочныя связи? царапина на массивномъ тѣлѣ Гете здѣсь на счету, тогда какъ развит³е русскаго самосознав³я, во всей его цѣлостности и значен³и - администрац³ю мы оговорили - вся самостоятельная литература Росс³и, хотя-бы въ крупнѣйшихъ дѣятеляхъ, не худшихъ чѣмъ Гёте и Шиллеръ, для людей руководимыхъ литературными воззрѣн³ями дерптскаго университета, вдоль и поперекъ - ничто. Это не обвинен³е, это - фактъ. Утромъ слѣдовавшаго дня, 30-го ³юня, съ балкона дома, ихъ Высочества слушали эстонск³я пѣсни и глядѣли на шеств³е эстонскихъ обществъ. Числомъ пять, эти общества, съ пятью знаменами, вытягивались длинными вереницами гюпарно и выстроились полукругомъ по площади; двѣ вещи бросались въ глаза: полное отсутств³е на головахъ эстонцевъ ихъ классическихъ длинныхъ свѣтлыхъ волосъ, съ которыми вступили они въ истор³ю, продѣлали ее и продолжали носить до нынѣшняго столѣт³я, и совершенное исчезновен³е характерныхъ женскихъ головныхъ уборовъ, такъ какъ въ большой толпѣ женщинъ только пять изъ нихъ имѣли на головахъ неширок³я свѣтлыя кольца, здѣсь, слѣдовательно, съ полною наглядностью сказалась, относительно эстонцевъ, та же черта обезличен³я, которая была замѣчена въ латышахъ; какъ тамъ, въ курляндской губерн³и, на берегу Аа, такъ и тутъ, въ Дерптѣ, на Эмбахѣ, въ лифляндской губерн³и, аборигены вычищены, обриты, обстрижены и облицованы по одному безтипичному образцу, и, если видѣть въ этомъ достоинство культуры, то достоинство это несомѣнно. Эстонцевъ въ самомъ Дерптѣ 16,526 человѣкъ: нѣмцевъ 10,486, собственно русскихъ 1,818, прочихъ 1,144, всего около 30,000 человѣкъ; замѣтимъ, что эти данныя, если считать по языку, вѣрны, но по нац³ональностямъ было-бы иначе: нѣмцевъ оказалось-бы меньше, эстонцевъ, говорящихъ по нѣмецки, больше. Кромѣ того, на ярмарку, совпавшую съ пр³ѣздомъ Ихъ Высочествъ, прибыло въ Дерптъ еще около 10,000 человѣкъ. Дневной полиц³и здѣсь 31, ночной - 25 человѣкъ. Крестьянск³я лошадки на ярмаркѣ видѣлись маленьк³я, невзрачныя, ничуть не породистѣе тѣхъ, что водятся и у насъ, такъ, что выставка крестьянскихъ лошадей, видѣнная нами въ Ревелѣ, показала, слѣдовательно, товаръ лицомъ, здѣсь довелось увидѣть изнанку.
   Милостиво простившись съ эстонскими обществами. Велик³й Князь прослѣдовалъ немедлено въ казармы мѣстной резервной роты. Рота ожидала Августѣйшаго Главнокомандующаго на внутреннемъ казарменномъ плацу и продѣлала, дружно и отчетливо, уставное учен³е; вслѣдъ затѣмъ она распущена по казармамъ, которыя Его Высочество обошелъ; здан³я довольно удобны и всѣ хозяйственныя заведен³я подъ рукой.
   Совмѣстно съ Ея Высочествомъ посѣщена эстонская лютеранская церковь, еще не достроенная, не имѣющая башни; единственный широк³й нефъ крытъ деревяннымъ потолкомъ и обведенъ хорами на колонкахъ, такъ, что въ общемъ, напомиваетъ Петропавловскую церковь на Невскомъ; осмотрѣнъ былъ также нѣмецк³й лютеранск³й соборъ, о трехъ корабляхъ, раздѣленныхъ столбами, на которыхъ покоятся острые своды, съ трехстворчатою картиной Распят³я надъ алтаремъ. Въ обоихъ храмахъ Ихъ Высочества привѣтствовало духовенство и играли хорош³е органы.
   Наибольш³й и вполнѣ самостоятельный интересъ представляло, конечно, посѣщен³е дерптскаго университета и его учрежден³й, и будетъ вполнѣ умѣстно сказатъ болѣе подробно объ этомъ умственномъ средоточ³и всего прибалт³йскаго края, составляющемъ аорту его организма, не лишенную нѣкоторыхъ хорошихъ сторонъ, но имѣющую въ себѣ много такихъ особенностей, которыя, съ точки зрѣн³я общерусскихъ государственныхъ интересовъ, подлежали бы, повидимому, существеннымъ преобразовав³ямъ. Ихъ Высочества были привѣтствованы у входа въ университетъ русскою рѣчью ректора, доктора Шмидта, въ мундирѣ министерства народнаго просвѣщен³я, при нашихъ орденахъ, и мы будемъ говорить, слѣдовательно, о "русскомъ увиверситетѣ". Этимъ самымъ уголъ зрѣн³я нашего опредѣленъ и опредѣлено также наше отношен³е къ такъ-называемому служен³ю общеевропейской или общечеловѣческой наукѣ - на русск³я деньги.
   Прежде всего, и на первыхъ строкахъ, насколько возможно, опровержен³е двухъ общепринятыхъ мнѣн³й. Во первыхъ, хотя университетъ основасъ въ 1632 году Густавомъ Адольфомъ, но ему нѣтъ еще 254 лѣтъ отъ роду, потому, что надо вычесть 34 года его несуществован³я, вслѣдъ за взят³емъ Дерпта русскими въ 1656 году, да еще тѣ годы въ которые существовалъ онъ еле-еле въ городѣ Перновѣ въ течен³е 20 лѣтъ, до 1710 года, да еще почти цѣлое столѣт³е тѣневаго существован³я, пока въ 1705 году окончательно поднятъ былъ вопросъ: гдѣ-же быть университету - въ Митавѣ, Перновѣ или Дерптѣ - вопросъ рѣшенный въ 1802 году Императоромъ Александромъ I въ пользу послѣдняго. Во-вторыхъ, несмотря на то, что мѣстные люди утверждаютъ, что дерптск³й университетъ "muss vor allem deutsch sein", то-есть долженъ быть прежде всего нѣмецкимъ, онъ, за все время властвован³я шведовъ былъ скорѣе шведскимъ, чѣмъ нѣмецкимъ; если взять 25-лѣтн³й пер³одъ его быт³я при шведахъ и столько же при русскомъ владычествѣ, то окажется, что тогда училось въ немъ 425 нѣмцевъ и 553 шведа, а за первую четверть вѣка третичнаго быт³я, подъ русскимъ главенствомъ, колесо моментально перевернулось и оказалось въ немъ нѣмцевъ 2,250, а другихъ нац³ональностей только 150.
   Итакъ, дерптск³й университетъ гораздо моложе, чѣмъ кажетъ, и былъ онъ, а слѣдовательно можетъ быть и въ будущемъ, не нѣмецкимъ.
   Если согласиться съ тѣмъ, что невозможно, то-есть, что университетъ существуетъ 254 года, то время это дѣлится очень рѣзко на три пер³ода.
   1) Съ 1632 по 1656 годъ. Въ лагерѣ подъ Нюрнбергомъ, въ самый разгаръ тридцатилѣтней войны, подписалъ Густавъ-Адольфъ шведск³й, незадолго до смерти, грамоту объ основан³и университета. Характерно, что говоривш³й имевемъ короля при открыт³и университета генералъ губернаторъ Скитте, объяснилъ причину его возникновен³я тѣмъ, чтобы "воинственная Лифлянд³я была приведена на путь добродѣтели и нравственности", балт³йск³е нѣмцы хвалятъ Густава-Адольфа за то, что онъ создалъ университетъ "для Лифлянд³и", не для Швец³и, такъ-сказать, для сохранен³я обособленности края и его узкой индивидуальности, и, что преемники его на шведскомъ престолѣ, сдѣлавъ университетъ шведскимъ, "не поняли того, что пользующаяся всѣми своими правами, прочно развивающаяся нѣмецкая Лифлянд³я важнѣе для нихъ, чѣмъ несвободная, насильственно шведизованная". Можно, конечно, вволю спорить о томъ, хорошо или дурно поняли шведск³е властители "значен³е" обособленнаго университета, но нѣтъ сомнѣн³я въ томъ, что мыель о ненужности исключительно нѣмецкаго университета въ не нѣмецкомъ государствѣ - вовсе не нова. Этотъ первый дерптск³й университетъ, такъ-называемая "Gustaviana", существовалъ до 1656 года, до взят³я Дерпта русскими. Нѣтъ спора, что грубы и круты были русск³е тѣхъ дней, и понятно, почему прфессора со студентами разбѣжались тогда на цѣлые 34 года. Пробовали устроить университетъ въ Ревелѣ, но неудачно. Въ этомъ первичномъ пер³одѣ, разбѣжавшагося подъ конецъ университета, имѣлось 17 профессоровъ-нѣмцевъ и только 7 шведовъ; слѣдовательно, въ профессурѣ несомнѣнно преобладалъ элементъ нѣмецк³й.
   2) Въ 1690 году университетъ дѣйствуетъ въ Дерптѣ, снова потерянномъ для Росс³и; онъ вполнѣ возсозданъ; это такъ-называемая "Gustaviana-Carolina". Уже въ 1699 году, при самомъ началѣ сѣверной войны, перенесенъ онъ временно въ Перновъ, но скоро вслѣдъ затѣмъ возвращенъ въ Дерптъ и, въ противность указан³ямъ Густава-Адольфа, становится шведскимъ: большинство студентовъ - шведы, шведскихъ профессоровъ 24, нѣмцевъ только 4. Прибалт³йцы тѣхъ дней, говорятъ мѣстные источники, не долюбливали этого шведизованнаго университета и предпочитали, для окончан³я образован³я, ѣздить въ "настоящую" Герман³ю. Сохранились свѣдѣн³я о дурномъ положен³и учебнаго дѣла за это время: существуютъ протоколы о полнѣйшемъ нерадѣн³и профессоровъ и студентовъ, въ которыхъ обѣ стороны обвиняютъ другъ друга въ томъ, что онѣ аудитор³й не посѣщаютъ; имѣются свѣдѣн³я о томъ, какъ грязенъ и безпорядоченъ былъ университетъ, "а кухарки уродливы, нечистоплотны и бьютъ студентовъ"; былъ такой фактъ, что студенты, основываясь "на своихъ привилег³ях" ходатайствовали о разрѣшен³и имъ варить собственное пиво, но съ этимъ не согласился мѣстный акцизный чиновникъ, и т. д. Къ этому же времени, гласятъ факты, въ студентахъ, не любившихъ вообще заниматься, развилась невозможная вражда между нѣмцами и шведами, и дракамъ, даже въ церквахъ, даже между студентами и военными не было конца.
   Болѣе чѣмъ цѣлое столѣт³е "Gustaviana-Carolina", собственно говоря, только прозябяла. Въ капитуляц³яхъ лифляндскаго дворянства Петру I, отъ 4-го ³юля 1710 года, существуетъ пунктъ 4-й, касающ³йся университета, согласно которому ему обѣщано "скорѣе увеличен³е, чѣмъ уменьшен³е его привилег³й" (ihre Beneficia und Privilegia mehr zu auguientiren als zu diminuiren), но сказано, чтобы, "лютеранск³е профессора были хороши". Тутъ, какъ и въ привилег³яхъ дворянству, Императорское соглас³е на status quo совершенно условно и свобода дѣйств³я власти отнюдь не исключена: надо, чтобы профессора были хороши, а судить о нихъ правительству. Миновало время Петра I, прошло еще нѣсколько царствован³й, университетъ все-таки прозябалъ, не смотря на то, что сталъ онъ совершенно нѣмецкимъ и отъ шведскихъ элементовъ освободился вполнѣ. Только при Павлѣ I, во 1798 году, поручено было всѣмъ тремъ прибалт³йскимъ дворянствамъ пересмотрѣть и разработать проектъ университета, и послѣднему, Высочайшею властью, дано крупное пожертвован³е "100 Haken" земли. Курляндское дворянство въ тѣ дни отъ непосредственнаго участ³я въ этомъ дѣлѣ отказалось, и, вѣроятно, въ этомъ причина того, что въ университетскомъ гербѣ фигурируютъ только дворянства эстляндское и лифляндское. Лифлянд³я брала на свою долю 44,781 рубль расходовъ, Эстлянд³я 22,383 руб. Курлянд³я только 2,447 руб. 30 коп. Императоръ Павелъ I, возстановивш³й въ прибалт³йскомъ краѣ старые нѣмецк³е порядки и отмѣнивш³й почти всѣ распоряжен³я Екатерины II, какъ извѣстно, до разработки университетскаго проекта не дожилъ. Спорнымъ былъ въ тѣ дни даже вопросъ о томъ, гдѣ долженъ быть открытъ "новый" университетъ: въ Перновѣ, Митавѣ или Дерптѣ? слѣдовательно и второй пер³одъ существован³я университета какъ бы расплылся въ тѣняхъ.
   3) Указомъ Императора Александра I, отъ 5 января 1802 года, университетъ открытъ, наконецъ, въ Дерптѣ, и этимъ вступилъ онъ, благодаря русскимъ Самодержцамъ въ трет³й, блестящ³й, до того не бывалый по роскоши, пер³одъ своего существован³я. Тѣ два былые пер³ода, какъ мы сказали, носятъ латинск³я назван³я "Gustaviana" и "Gustaviana-Carolina", отъ королей, положившихъ имъ основы; если не ошибаемся, подобнаго же производшго, отъ имени Императора Александра, латинскаго назван³я дерптскому уыивороитету, не смотря на возникнувш³й блескъ, не дано. Это небольшая забывчивость, не болѣе того. 1 мая 1802 года начались лекц³и, и, не далѣе какъ осенью того же года, проректоръ Лоренцъ и профессоръ Парротъ ѣздили въ Петербуръ, чтобъ исходатайствовать у юнаго въ тѣ дни Императора для университета, якобы, полную автоном³ю и независимое положен³е относительно дворянства, и дѣйствительно указъ 12 ноября 1802 года подчинилъ университетъ непосредственно министерству народнаго просвѣщен³я. Скоро вслѣдъ за открыт³емъ университета прибылъ Александръ I въ Дерптъ самолично, а въ 1806 году, вмѣсто дарованной университету земли, опредѣлено выдавать ему ежегодно изъ государственнаго казначейства по 126,000 руб. то-есть даны русск³я народныя деньги взамѣнъ прежнихъ нѣмецкихъ дворянскихъ, въ чемъ и сказалась своего рода автоном³я.
   Императоръ Александръ сохранилъ къ профессору Парроту благорасположен³е на долг³е годы, что явствуетъ изъ ихъ переписки. Насколько историческая критика могла взять на себя смѣлость коснуться характеристики взглядовъ Императора Александра I въ тѣ годы, она уяснила, что взгляды эти были далеко не такими, какъ впослѣдств³и. Молодой, цвѣтущ³й красотой и здоровъемъ Императоръ еще недавно вышелъ изъ воспитательства республиканца Лагарпа; тѣ дни были временемъ дружбы его съ Чарторыйскимъ, Новосильцевымъ, Кочубеемъ, Строгановымъ, этими первыми, неопытными, хотя и воодушевленными лучшими стремлен³ями, молодыми людьми; теоретически увлекали Императора, объясненные ему Лагарпомъ - Руссо, Гиббонъ, Монтескье; Онъ положительно мыслилъ о томъ, чтобы, облагодѣтельствовавъ Росс³ю и человѣчество, отказаться отъ престола и жить гражданиномъ гдѣ-либо на Рейнѣ. При подобныхъ воззрѣн³яхъ удивительно не то, что Императоръ Александръ I видѣлъ кусочекъ Рейна въ Эмбахѣ, что Онъ создалъ и такъ богато снабдилъ нѣмецк³й, дерптск³й университетъ, а то, что, несмотря на этотъ молодой порывъ великодуш³я, Императоръ въ указѣ объ учрежден³и университета упомянулъ о томъ, что онъ создается "для Русскаго государства" и "на службу отечеству".
   За время болѣе чѣмъ восьмидесятилѣтняго существован³я на новыхъ услов³яхъ университетъ переживалъ самыя разнообразныя эпохи быт³я; взгляды и вѣян³я мѣнялись, мѣнялись генералъ-губернаторы, мѣнялось непосредственное начальство - попечители дерптскаго округа.
   Первымъ по времени, до 1817 года; попечителемъ былъ Клингеръ, проводивш³й большую часть времени въ Петербургѣ, поэтъ и другъ юности знаменитаго Гёте; мѣстные источники не даютъ о немъ прямыхъ указан³й, но приписываютъ первое утвержден³е самостоятельносты университета профессору Парроту, о которомъ мы уроминали.
   Съ 1817 года попечителемъ назначенъ князь Ливенъ, дѣйствовавш³й въ полномъ единен³и съ ректоромъ Эверсомъ, на утвержден³е обособленности въ чисто нѣмецкомъ духѣ; этому много способствовало назначен³е его впослѣдств³и, въ 1828 году, министромъ народнаго просвѣщен³я, за время князя Ливена ежегодная смѣтная трата казны на университетъ возвышена съ 126,000 руб на 337,000, да кромѣ того выхлопотано: на клиники 15,000 р. на ботаническ³й садъ 31,000 р. на библ³отеку 55,000 р. на анатомическ³й театръ 57,000 р. на обсерватор³ю 71,000 р. на хозяйство 65,000 р. на научныя путешеств³я 52,000 р. и пр. и пр. всего на 1,002,166 р.; все это, конечно, на ассигнац³и. Крупны эти цифры, но князь Ливенъ, будучи въ послѣдств³и министромъ самъ, объясняетъ въ письмѣ 1830 года, что "дерптск³й округъ, и въ особенности университетъ, это моя слабая сторона, и я испытываю относительно него нѣкоторую невѣроятную болѣзненную чувствительность (wunde Keizbarkeit)", за время Ливена прочно устроились студенческ³я корпорац³и, въ 1822 году лифляндцы и эстляндцы, въ 1823 - рижане, каждая въ своей обособленности.
   Преемникомъ его по попечительству, съ 1828 года, назначенъ тайный совѣтникъ, сенаторъ, баронъ Паленъ, уволенный отъ этой должности въ 1835 году, причемъ названъ въ указѣ генералъ-лейтенантомъ. При немъ, хотя и безъ "невѣроятной болѣзненной чувствительности", исключительное положен³е университета продолжало укрѣпляться и оказалось уже настолько сильно ко времени назначен³я третьяго попечителя, Крафштрема, что когда, съ конца тридцатыхъ годовъ, вслѣдъ за ³юльскою революц³ей и польскимъ возстан³емъ, началось введен³е въ наши университеты значительно большей дисциплины и число студентовъ ограничено 300, дерптск³й университетъ продолжалъ сохранять свою особую физ³огном³ю и сдѣлался даже центромъ оппозиц³и, какъ напримѣръ по извѣстному въ тѣ дни дѣлу професоора теолог³и Ульмана.
   Крафштрему наслѣдовалъ въ попечительствѣ, съ 1854 года, Брадке. Помимо основан³я университетской церкви, значительнаго увеличен³я средствъ и учебныхъ пособ³й, попечитель достигъ также возстановлен³я права университета выбирать самостоятельно ректора и проректора, и при немъ "признаны правительствомъ" студенческ³я корпорац³и.
   По смерти его, въ 1862 году, вступаетъ въ попечительство графъ Кейзерлингъ, и замѣчается новое увеличен³е средствъ и окончательное утвержден³е полной независимости въ избран³и профессорскаго персонала. Оба управлен³я, Брадке и графа Кейзерлинга, были не чужды агитац³оннаго, въ нѣмецкомъ смыслѣ, характера. Въ 1870 году назначенъ Жерве, довольствовавш³йся, какъ здѣсь говорятъ, и находятъ это лучшимъ въ "русскомъ чиновникѣ" тѣмъ, что предоставилъ все университетскому самоуправлен³ю. Надо замѣтить, однако, что онъ счелъ за нужное переѣхать изъ Дерпта въ Ригу и, такъ-сказать, механически, хотя отчасти освободитьс

Другие авторы
  • Барбашева Вера Александровна
  • Дикинсон Эмили
  • Кроль Николай Иванович
  • Ермолов Алексей Петрович
  • Поплавский Борис Юлианович
  • Теплова Надежда Сергеевна
  • Погодин Михаил Петрович
  • Теплов Владимир Александрович
  • Мейхью Август
  • Кайзерман Григорий Яковлевич
  • Другие произведения
  • Михайлов Михаил Ларионович - Шиллер в переводе русских писателей
  • Бедный Демьян - Маскарад благотворительности
  • Тэффи - Счастливая
  • Добролюбов Николай Александрович - Повести и рассказы М. И. Воскресенского. Наташа Подгорич. Роман М. И. Воскресенского
  • Лунин Михаил Сергеевич - Разбор донесения Тайной следственной комиссии Государю Императору в 1826 году
  • Дойль Артур Конан - Приключения Михея Кларка
  • Федоров Николай Федорович - Кант и Ричль
  • Марриет Фредерик - Приключения Виоле в Калифорнии и Техасе
  • По Эдгар Аллан - Преждевременное погребение
  • Якубович Петр Филиппович - Избранные переводы
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 206 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа