Главная » Книги

Случевский Константин Константинович - Балтийская сторона, Страница 7

Случевский Константин Константинович - Балтийская сторона


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

; нѣтъ числа и митавская выставка доказывала это. Не виднѣлось между ними только основнаго документа "Грамоты Петра I" и по причинамъ весьма существеннымъ. Вотъ онѣ, въ нѣсколькихъ словахъ.
   Когда, въ концѣ 1709 года, Петръ I завоевалъ прибалт³йскую страну и желалъ избѣгнуть лишняго кровопролит³я при взят³и городовъ Риги, Ревеля и Пернова, то обнародовалъ "Универсалъ" - воззван³е, обѣщавшее сохранитъ евангелическое вѣроисповѣдан³е и дворянству его привилег³и. На это воззван³е отвѣта не послѣдовало, и тогда приступили къ осадѣ Риги и Пернова, и они сдались на капитуляц³ю въ 1710 году, Рига Шереметеву 4-го ³юля, Перновъ Бауэру 12-го августа. При сдачѣ имъ были предложены такъ называемые "Аккордные пункты", частью утвержденные генералами, частью отложенные до утвержден³я царемъ. Въ Эстлянд³и Петръ I тоже обнародовалъ воззван³е 16-го августа 1710 года, и, вслѣдств³е неполучен³я отвѣта, начата вторая осада Ревеля, сдавшагося Бауэру на капитуляц³ю 29-го сентября 1710 года, утвердившему тоже часть аккордныхъ пунктовъ, затѣмъ дворянство и гражданство, до утвержден³я Высочайшею власт³ю аккордныхъ пунктовъ, присягнули на подданство Росс³и, заключенныя капитуляц³и были большею частью утверждены Петромъ I, и дворянству Лифлянд³и и Эстлянд³и, и городамъ Ригѣ и Револю выданы жалованныя грамоты. О маленькой Курлянд³и, составлявшей въ то время особое герцогство, въ грамотахъ не могло быть и помину.
   Вотъ дословно содержан³е основной грамоты Петра I:
   "Черезъ с³е вѣрному нашему рыцарству и земству въ Лифлянд³и и ихъ наслѣдникамъ всѣ ихъ напредь сего благопр³обрѣтенныя привилег³и, съ которыми намъ уже поддались, а особливо привилег³ю Сигизмунда-Августа, данную въ Вильнѣ 1561 года, статуты, рыцарск³я права вольности, принадлежности (елико оныя къ нынѣшнему правительству и времени приличаются), праведныя владѣн³я и собственности, какъ тѣ, которыми они дѣйствительно владѣютъ и пользуются, такъ и тѣ, которые они отъ своихъ предковъ по своимъ правамъ и принадлежностямъ притязан³е имѣютъ; за нась, и за нашихъ законныхъ наслѣдниковъ, симъ и силою сего милостивѣйше подтверждаемъ и укрѣпляемъ и обѣщаемъ, что они и ихъ наслѣдники какъ прямо и справедливо есть при всемъ томъ совершенно и непрестанно содержаны и охранны будутъ, однакожъ наше и нашихъ государствъ Высочество и права предоставляя безъ предосужден³я и вреда".
   Смыслъ этой грамоты, во вниман³е къ оговоркамъ, начинающимся словами "елико" и "однакожъ", совершенно ясенъ: привилег³и дворянству были даны условно и на время. Никакими силлогизмами, никакою схоластикою, изъ этой грамоты "вѣчности" привилег³й не вывести и признать ее за "договоръ" между двухъ сторонъ нельзя. Лучшимъ доказательствомъ этому служитъ то, что, совершенно основательно сомнѣваясь въ непоколебимости своихъ привилег³й, прибалт³йское дворянство, при каждомъ новомъ царствован³и, всегда испрашивало ихъ подтвержден³я. Права эти дѣйствительно подтверждались, чѣмъ и устранялось "елико" и "однакожъ" грамоты. При Петрѣ II, Елисаветѣ Петровнѣ, Екатеринѣ II, сдѣланы прямыя ссылки на конфирмац³ю Петра I, а въ позднѣйшихъ грамотахъ, начиная отъ Александра I, при Императорахъ Николаѣ I и Александрѣ II, говорится о подтвержден³и привилег³й "елико онѣ собразны съ общими государства нашего постановлен³ями и законами". Нынѣ благополучно царствующимъ Государемъ Императоромъ привилег³и эти пока еще не подтверждены.
   Нельзя не замѣтить, говоря объ этомъ любопытномъ предметѣ, что одна изъ ссылокъ, которыя дѣлаются защитниками "неизмѣнности" привилег³й, а именно ссылка на Ништадтск³й миръ 1721 года, якобы подтвердивш³й ихъ - совершенно невѣрна: миръ этотъ заключенъ былъ не съ дворянскими обществами, уже находившимися въ подданствѣ Росс³и, а со шведскимъ правительствомъ. Любопытно и то, что впослѣдств³и постоянно просило о подтвержден³и своихъ правъ и эзельское дворянство, не имѣвшее ничего общаго ни съ жалованною грамотой Петра, ни съ подтвержден³ями. Еще любопытнѣе отношен³е къ этимъ подтвержден³ямъ курляндскаго дворянства: отрекшись ленной зависимости отъ Польши, на ландтагахъ 6-го и 16 марта 1795 года, дворянство это рѣшило подчиниться Росс³и безусловно и непосредственно, что не помѣшало ему впослѣдств³и тоже ходатайствовать о подтвержден³и правъ, которыхъ оно не получало, что и исполнялось, но всегда съ оговоркою "елико" и т. д.
   Вотъ основныя причины вслѣдств³е которыхъ, можно думать, на митавской культурно-исторической выставкѣ грамоты Петра I, на которой нѣмецкое дворянство основываетъ гораздо больше правъ, чѣмъ слѣдуетъ, не было.
   Около шести часовъ вечера втораго дня пребыван³я въ Митавѣ Ихъ Высочества отбыли на небольшомъ пароходѣ "Аа", принадлежащемъ городу Ригѣ, въ Тетельмюнде, имѣн³е барона Бера, находящееся на берегу рѣки, давшей имя пароходу: около часу пути до имѣн³я двигались мы между низменныхъ береговъ Аа, отличающихся своими поемными роскошнѣйшими лугами. Въ Тетельмюнде былъ устроенъ народный праздникъ и собраны латыши отъ 89 обществъ митавскаго уѣзда. Огромное количество дворянъ, въ мундирахъ съ красными воротниками и во фракахъ, множество отставныхъ, прежде служившихъ въ русской службѣ, и тутъ привѣтствовали Августѣйшихъ Гостей при сходѣ ихъ съ парохода и при подъемѣ на довольно крутой берегъ. Роль нашихъ становыхъ исполняли выборные отъ дворянства, въ дворянскихъ мундирахъ, ассесоры гауптманскаго суда; гауптманъ, по нашему исправникъ, тоже выборный, въ мундирѣ министерства внутреннихъ дѣлъ, съ револьверомъ и шашкою черезъ плечо, какъ и исправники, находился при исполнен³и своихъ обязанностей.
   Самый праздникъ состоялъ изъ танцевъ и угощен³я для народа. Народное латышское одѣян³е, какъ на женщинахъ такъ и на мужчинахъ, исчезло совершенно, равно какъ и пляска. Плясали кадрили и польки; на рукахъ деревенскихъ дамъ виднѣлись, гдѣ сомнительно бѣлыя лайковыя, гдѣ вязаныя, бурыя, шерстяныя перчатки; кавалеры плясали какъ-то съ кандачка, съ выверткой, нерѣдко придерживая руку дамы на сердцѣ и устремляя глаза куда-то въ неопредѣленную даль. Мало-мальски красивыхъ женщинъ не было; а такъ какъ митавская окрестность, какъ говорили, славится красавицами, то отсутств³е таковыхъ было, конечно, случайно. Народное только и слышалось иногда въ очень хорошихъ пѣсвяхъ хора прмлаусской семинар³и (о которой слѣдовало бы сказать нѣсколько словъ...), въ особенности въ сгаринномъ язычеекомъ припѣвѣ, то и дѣло повторяемомъ - "Лиго!" (Liligoü). А между тѣмъ близехонько отсюда, не далѣе 10 верстъ, шла когда-то граница воинственной героической Оемигал³и, долѣе другихъ отстаивавшей свою независимость? замѣтимъ кстати, что отзывы мѣстнаго военнаго начальства сообщаютъ о томъ что, латыши отличные солдаты, такъ что въ этой военной жилкѣ, хотя безсознательно, продолжаетъ жить въ нихъ историческое воспоминан³е, преемственность давно забытыхъ, героическихь дней.
   Къ десяти часамъ вечера Ихъ Высочества возвратились тѣмъ же путемъ, которымъ и прибыли въ Митаву; изъ рѣчныхъ тростниковъ то и дѣло выскакивали разцвѣченныя флагами лодочки и неслись клики: порою виднѣлись и собственно-русск³е рабоч³е, и тогда "ура"! становилось внушительнѣе, задушевнѣе, напоминая клики Волги и Сѣверной Двины. Вечеръ опускался настолько свѣтлый, что бенгальск³е огни на желѣзнодорожномъ мосту, подъ которымъ проходилъ пароходъ, едва, едва замѣчались; подлѣ замка взвились въ воздухъ ракеты, но и тѣ были блѣдны, слабы, можетъ быть слабѣе, чѣмъ воспоминан³я о быломъ въ памяти мѣстныхъ народностей. Если въ этомъ намѣчалась задача нѣмецкой культуры, то она, надо сказать правду, была очень близка къ завершен³ю.
   На утро слѣдующаго дня, 22 ³юня, назначенъ былъ отъѣздъ въ Ригу, до которой отъ Митавы всего только часъ пути. Хотя этихъ шестидесяти минутъ и немного, но все-таки за это время удалось ознакомиться съ двумя небольшими брошюрками попавшими подъ руку и недавно изданными за границей. Не только ихъ содержан³е, но и самыя заглав³я бросали удивительно ярк³й свѣтъ на наши отношен³я къ прибалт³йскимъ губерн³ямъ, какъ понимаются они нѣкоторыми людьми. Одна брошюра озаглавлена такъ: Одна изъ нѣмецкихъ земель въ опасности (Ein deutsches Land in Uefahr), безъ имени автора, другая, съ именемъ, носитъ назван³е "Потерянный постъ нѣмецкаго духа, нравовъ и культуры" (Ein verlorener Posten deutschen fleistes, deutscher Sitte und Kultur). Понятно, что этотъ "постъ" или, правильнѣе, "форпостъ", эта "страна" - ничто иное какъ прибалт³йск³я губерн³и. Не въ томъ дѣло, что ложью и бранью, и всѣми пр³емами памфлета встрѣчаются въ этихъ брошюрахъ правительственныя мѣропр³ят³я послѣдняго времени, но отчего бы, такъ думалось, въ отвѣтъ на нихъ не подняться какому-либо почтенному нѣмецкому голосу изъ самихъ прибалт³йскихъ губерн³й, съ подписан³емъ имени, хотя бы изъ дерптскаго университета, и не сказать открыто, что хотя здѣсь и живутъ люди нѣмецкаго племени, но что все-таки это не нѣмецкая, а русская земля и что сами они въ политическомъ отношен³и не нѣмцы, но германцы. Выражен³я преданности Императорскому Дому встрѣчали и провожали Ихъ Высочества вездѣ. Это были выражен³я шумныя, блестящ³я. Отчего бы не испытать другихъ, болѣе тихихъ, блистающихъ только типографскою краской и глянцемъ бумаги, для того, что бы поставить обсуждаемый предметъ на правдивыя основан³я. Это было бы гражданскою смѣлостью и полнѣйшимъ доказательствомъ того, что говорилось въ десяткахъ привѣтств³й, не исключая и тѣхъ, что произносились подъ тих³е звуки органовъ при широко раскрытыхъ дверяхъ лютеранскихъ церквей.
  

Рига.

Прибыт³е. Соборъ. Кѣмъ и какъ онъ посѣщается. Служебные осмотры. О вольной пожарной командѣ. Посѣщен³е преосвященнаго Доната. Портреты его предшественниковъ. Печальная судьба преосвященнаго Иринарха. Первое движен³е въ православ³е въ 40-хъ годахъ. Историческ³я его причины. Обѣдъ и тосты въ домѣ Сстрѣлковаго общества. Вечерняя прогулка по Двинѣ. Нѣсколько историческихъ картинокъ нѣсколькихъ вѣковъ. Воспоминан³е о "редукц³яхъ". Кирхгольмск³й лагерь. Обликъ Риги по сравнен³ю съ Гевелемъ. Домкирхе и Петрикирхе. Обѣдъ въ риттергаузѣ. Домъ Черноголовыхъ. Городская ратуша. Замокъ и его истор³я, здан³я большой и малой гильд³и. "Литераты" и ихъ значен³е. Петровская и нѣмецкая элементарныя школы. Александровская и Ломоносовская гимназ³и. Политехническое училище, его особенности, права и корпорац³и. Рижско-русск³я обществечнныя учрежден³я. Садовниковская богадѣльня. Мар³инск³й пр³ютъ и Александровское училище. Общества "Баянъ" и "Ладо". "Улей". Общество отставныхъ воинскихъ чиновъ. Латышское общество. Домъ моряковъ.

  
   Ровно въ 10 часовъ утра, 22-го ³юня. Великокняжеск³й поѣздъ подходилъ къ Ригѣ. Пройдя мостъ чрезъ Двину, поѣздъ двигался по высокой насыпи, и далеко внизу, въ городскихъ улицахъ, подходящихъ къ вокзалу самыми людными частями своими, виднѣлись плотные толпы народа; съ улицъ протянулась толпа къ вокзалу, разлилась по обѣимъ сторонамъ рельсоваго пути, но длинному перону и встрѣчала Августѣйшихъ Гоотой радостными кликами. По выходѣ изъ вагона, Его Высочество принялъ почетный караулъ, а также хлѣбъ-соль и привѣтств³я отъ представителей русскихъ православныхъ, старообрядцевъ, латышей и евреевъ, и русская рѣчь говорившихъ была полна счастливѣйшихъ пожелан³й. День былъ воскресный, и раньше всего посѣщенъ православный соборъ. Роскошный солнечный свѣтъ и необозримыя толпы народа придавали зрѣлищу ярк³я краски жизни. Отрадно было подъѣзжать къ величавому православному храму нашему, вполнѣ достойному представителю русской церкви къ космополитической Ригѣ, отрадно именно потому, что мы наглядѣлись вволю на маленьк³я и утлыя русск³я церковки наши въ краѣ, съ ихъ алтариками, ветхими ризами духовенства и пѣвчими, взятыми съ бору да съ сосенки. Соборъ въ Ригѣ красуется на широкой площади, которую, какъ мы слышали, городъ домогался не разъ застроить, но всегда терпѣлъ неудачу, такъ какъ имѣется Высочайше утвержденный планъ, по которому частныя постройки на этой площади допускаемы быть не могутъ; соборъ играетъ красотою пестрой кладки и музыкою лин³й. Постройка начата въ маѣ 1876 года и сдана въ духовное вѣдомство въ апрѣлѣ 1884 года. Стоимость, по первоначальной смѣтѣ, предполагалась въ 240,000 р., а обошлась въ дѣйствительности въ 531.745 р. 11 к.; трудно сказать, что именно изъ роскоши отдѣлки приходитоя на долю послѣднихъ 11 копѣекъ? строителемъ былъ академикъ Чагинъ. Оффиц³альная депеша, своевременно сообщавшая объ освящен³и собора, кончалась слѣдующими, многознаменательными словами: "всѣ русск³я общественныя и частныя здан³я днемъ были украшены флагами, а вечеромъ блистательно иллюминованы". Это значило, что освящен³е собора первенствующей въ Росс³и церкви, часть которой соотавляютъ прибалт³йск³я губерн³и, не было праздникомъ для всѣхъ горожанъ, а только для русскихъ и, значитъ, та рознъ, о которой мы вспоминали, сказывалась и въ этомъ. Существован³е ея нашло неожиданное и вѣское подтвержден³е въ томъ, что, даже въ день прибыт³я Ихъ Высочествъ, въ соборѣ не было видно ни городскаго головы, ни предмтавителей дворянства, которые въ такомъ обильномъ количествѣ имѣлись вездѣ. Какъ же это бываетъ въ высокоторжественные дни, когда посѣщен³е православнаго собора обязательно для всѣхъ служащихъ? Не забываютъ ли мѣстные люди, что ихъ соотчичи, лютеранскаго исповѣдан³я, не однажды занимавш³е министерск³е посты, всегда появлялись и появляются въ Казанскомъ или Исаак³евскомъ соборахъ и не нарушаютъ своимъ отсутств³емъ стройнаго чина того общественнаго молитвослов³я, которое обязательно для всѣхъ вѣрноподданныхъ; эти высш³е представители администрац³и не отговариваются тѣмъ, что для принесен³я молитвы за Царя и Царствующ³й Домъ имъ нужна не православная, а лютеранская церковъ. И такъ какъ мы коснулись этого вопроса, то не дозволено ли будетъ сообщить и еще объ одномъ наблюден³и, невольно навязывавшемся на мысль при посѣщен³и края: въ православныхъ церквахъ лица Царствующаго Дома поминаются въ молитвахъ поименно, въ лютеранокихъ же слышатся отнюдъ не имена собственныя, а нарицательныя: Kaiser! Kaiserin! Отчего бы не обязать произносить имена, и отъ кого зависитъ это не великое, но очень существенное измѣнен³е лютеранскаго молитвослов³я въ Росс³и? прежде, какъ мы слышали, такъ и было, но нынѣ почему то измѣнено. Такъ ли это?
   Великолѣпный храмъ во имя Рождества Христа Спасителя о пяти полукруглыхъ куполахъ, въ визант³йско-русскомъ стилѣ, пестрой кладки. Внутрь церкви свѣтитъ только главный куполъ, подъ прочими просвѣтовъ нѣтъ; онъ покоится на четырехъ круглыхъ аркахъ; храмъ въ два свѣта, причемъ въ окнахъ круглыя стекла, глядящ³я множествомъ свѣтлыхъ глазъ; въ немъ три придѣла, средн³й, главный, расположенъ глубже другихъ; съ боковъ и сзади хоры на отдѣльныхъ столбахъ, причемъ пѣвч³е раополагаются не у алтаря, а надъ входомъ въ церковь, противъ него; надъ алтаремъ крашеный въ голубое сводъ со звѣздами, и свѣтовое впечатлѣн³е писанныхъ по стѣнамъ внутри храма орнаментовъ чрезвычайно удачно; иконы всѣ безусловно новыя, хорош³я, колерами своими совершенно согласованы съ общимъ тономъ свѣтоваго впечатлѣн³я. Входъ въ церковь сквозь передовую пристройку; иконостасъ трехъярусный, подъ тромя арочками. Есть снаружи храма невысокая звонница; говорятъ, что она въ основный проэктъ не входила, а пристроена позже, во вниман³е къ размѣрамъ одного изъ колоколовъ, пожертвованныхъ храму въ Бозѣ почивающимъ Императоромъ Александромъ II.
   Торжественно и стройно совершилась литург³я въ которой, соборнѣ съ городскимъ духовенствомъ, священноѣйствовалъ преосвященный Донатъ, епископъ рижск³й и митавск³й, встрѣтивш³й Августѣйшихъ Гостей при входѣ ихъ въ соборъ подобающимъ словомъ, благословивш³й крестомъ и окропивш³й святою водой. По окончан³и литург³и, Ихъ Высочества приложились вторично ко кресту, послѣ чего преосвященный представилъ имъ поименно находившихся налицо священнослужителей: вслѣдъ за тѣмъ Ихъ Высочества отбыли въ замокъ.
   По прибыт³и въ замокъ, послѣдовало представлен³е властей, сослов³й, горожанъ и дамъ. Еще многочисленнѣе чѣмъ въ Митавѣ, было это представлен³е, по той причивѣ, что мног³е изъ представлявшихся Ихъ Высочествамъ, по долгу службы или мѣсту жительства въ маленькихъ городахъ, явились здѣсь вторично и даже въ трет³й разъ. И тутъ, какъ въ Митавѣ, при встрѣчѣ съ прежними петербургскими и московскими жителями сказывалось то же забвен³е русскаго языка; и тутъ большое количество отставныхъ, далеко не старыхъ, говорило о томъ, что, по ихъ мнѣн³ю, занят³я у прибалт³йскаго очага и привольнѣе, и гораздо болѣе съ руки, чѣмъ "въ остальной Росс³и".
   Первый день пребыван³я Ихъ Высочествъ въ Ригѣ относился къ числу наиболѣе утомительныхъ по количеству посѣщен³й, въ особенности при сильномъ жарѣ ³юньскаго солнца. Вслѣдъ за завтракомъ въ домѣ губернатора осмотрѣны казармы 15-го резервнаго кадроваго батал³она и телеграфнаго парка, военная тюрьма, военный госпиталь, городская больница, таможня; состоялись маневры вольнаго пожарнаго общества, по случаю съѣзда представителей прибалт³йскихъ вольныхъ пожарныхъ обществъ. Согласно статистическимъ таблицамъ, только-что изданнымъ по поводу съѣзда пожарныхъ, число ихъ въ прибалт³йскихъ губерн³яхъ, въ 40 пунктахъ (изъ нихъ три внѣ прибалт³йскихъ губерн³й: Нарва, Порховъ и Динабургъ, имѣютъ тоже знамена съ нѣмецкими надписями), значительно:
  
   Гасильщиковъ - 3,312
   Полицейскихъ - 1,303
   Пассивныхъ - 2,571
   Итого - 7,186
  
   Что такое "пассивные", это опредѣлить довольно трудно: они платятъ ежегодный взносъ, но на пожары не выходятъ и должностей въ командѣ не принимаютъ; как³е же это пожарные?
   Рѣзко, по существу и внѣшности, отличалось отъ всѣхъ другихъ посѣщен³е Ихъ Высочествами преосвященнаго Доната. Насколько имѣлось блеска, шума и пестроты на улицахъ и въ здан³яхъ, посѣщенныхъ Августѣйшими Гостями, настолько же тихо, скромно и сосредоточенно глядѣло жилище преосвященнаго. Множество воспоминан³й вызывалось цѣлымъ рядомъ портретовъ предшественниковъ его по рижской каѳедрѣ. Въ святительскихъ одѣян³яхъ, съ панаг³ями и свѣтскими орденскими знаками на груди, каждый съ тѣмъ выражен³емъ лица, которое хорошо могъ объяснить себѣ всяк³й, знакомый съ истор³ей епископской каѳедры въ Ригѣ глядѣли со стѣны одинъ подлѣ другаго: Иринархъ, Филаретъ, Платонъ, Вен³аминъ, Серафимъ, Филаретъ. Каѳедра эта устроена въ Ригѣ въ 1836 году какъ викар³атъ псковской эпарх³и для борьбы съ ѳеодосѣевскимъ толкомъ, и Иринархъ былъ первымъ, занявшимъ ее. Извѣстно, какъ въ началѣ сороковыхъ годовъ тягость положен³я мѣстныхъ крестьянъ, которая только въ то время обратила на себя доброе вниман³е такихъ хорошихъ мѣстныхъ людей, какъ Гиммельш³ернъ и Фелькерзамъ, неурожай и голодъ 1830-1840 годовъ и запрещен³е вступать въ гернгутерск³я братства, котораго добилось дворянство въ 1839 году, всѣмъ этимъ, вмѣстѣ взятымъ, обусловилось первое движен³е къ православ³ю, задержанное такъ печально вслѣдъ за командировками князя Урусова и Бутурлина. Въ другомъ мѣстѣ припомнимъ мы съ большею опредѣленностью все это движен³е, однимъ изъ фазисовъ котораго въ шестидесятыхъ годахъ была, если не ошибаемся, командировка графа Бобринскаго, назвавшаго второе движен³е народа въ православ³е "оффиц³альнымъ обманомъ"! Въ тихомъ обиталищѣ преосвященнаго съ особенною ясност³ю проступали на память самые тяжк³е дни православ³я, когда, во что бы то ни стало, его хотѣли "изубожить"... Генералъ-губернаторъ Паленъ сер³озно ходатайствовалъ о томъ чтобы въ Венденъ, гдѣ тогда движен³е средоточивалось, былъ вызванъ самъ преосвященный Иринархъ, "чтобы разъяснить крестьянамъ, въ присутств³и члена губнрнскаго правлен³я, ихъ заблужден³е". Это ходатайство исполнено не было, но за, то въ 1841 году преосвященный Иринахъ самъ отозванъ изъ Риги и увезенъ въ Псковъ подъ присмотромъ оообаго чиновника, командированнаго оберъ-прокуроромъ Святѣйшаго Синода, смотрѣвшаго въ тѣ дни совсѣмъ иначе, чѣмъ теперь. И сегодня, почти полъ вѣка спустя, глядятъ изъ грузной золоченой рамы, какъ бы желая говорить, сосредоточенныя чорты лица почтеннаго святителя, въ лицѣ котораго православная церковь понесла въ тѣ дни глубочайшее, неудобно забываемое оскорблен³е.
   Намъ пришлось вызвать мрачное воспоминан³е это не для того, чтобы пробуждать какое-либо чувство отместки. Что главныя причины тогдашняго перваго движен³я въ православ³е не были дѣломъ агитац³и нашего духовенства, въ которой его обвиняли, а послѣдств³емъ вѣками сложившагося невыносимаго быта крестьянъ, мы приведемъ только два свидѣтельства двухъ коронованныхъ лицъ. Въ 1586 году король польск³й Стефанъ Батор³й, предлагая ландтагу тэмы для занят³й, выразилъ, что "утѣснен³я которымъ подвергаются лифляндск³е крестьяне со стороны помѣщиковъ, столь жестоки и безчеловѣчны, что во всемъ м³рѣ, даже между язычниками и варварами, не встрѣчается ничего подобнаго". Когда, въ 1764 году, лѣтомъ, проѣзжала по Лифлянд³и Екатерина II, то, согласно ея изволен³ю, ландтагу 1765 года предложено было генералъ-губернаторомъ Броуномъ, въ § 3, обсудить "нищету крестьянъ, которую Ея Величество при проѣздѣ по провинц³и Лифлянд³и собственными глазами узрѣла". Вотъ въ чемъ, а ни въ чемъ другомъ заключались въ сороковыхъ годахъ причины движен³я къ православ³ю; причины новѣйшаго движен³я друг³я, и о нихъ мы своевременно сообщимъ.
   Богатъ былъ обѣдъ, предложенный Ихъ Высочествамъ отъ города, въ домѣ "Стрѣлковаго общества". Роскошный паркъ, окружающ³й домъ, раскинутый широко и красиво въ лучшей части города, опять-таки императорск³й подарокъ огромной цѣнности Императора Александра II. Тосты къ концу обѣда встрѣчены съ восторгомъ, что не помѣшало, однако, обратить вниман³е или, лучше сказатъ, задать себѣ вопросъ: почему городской голова, гофмейстеръ Высочайшаго Двора Этингенъ, бывш³й долгое время лифляндскимъ губернаторомъ, произнесъ тоеты, держа передъ собою карточку, какъ бы затрудняясь въ русскомъ языкѣ и, дѣйствительно, сдѣлавъ ошибки? Это можно было объяснить себѣ не иначе, какъ нѣкоторою робост³ю, потому, что городской голова имѣлъ счаст³е сидѣть рядомъ съ Его Высочествомъ, по другую оторону котораго помѣщался преосвященный Донатъ; ничѣмъ инымъ объяснить себѣ этого нельзя.
   Вечеръ этого дня окончился одною изъ замѣчательнѣйшихъ картинъ, какую только можью себѣ представить: гулян³емъ по Двинѣ. Роскоши картины очень много способствовало то, что вечеръ этого дня былъ такъ-называемый "Krautabend", празднуемый здѣсь отъ стародавнихъ, языческихъ дней, какъ предшественникъ вечера на Ивановъ день. Наплывъ народа состоялся громадный, и если въ это время вообще много поютъ и ликуютъ по всѣмъ прибалт³йскимъ губерн³ямъ, то, казалось, все ликованье, всѣ огни, всѣ пѣсни этой окраины нашей сосредоточилисъ здѣсь, чтобъ окружить собою пароходъ "Simson", на которомъ находились Ихъ Высочества. Въ ясномъ полумракѣ ночи нависала надъ берегомъ, изъ-за ближайшихъ строен³й, неуклюжая громада замка; глубоко въ воздухъ, въ сине-зеленую высь, врѣзывались шпили Домкирхе, Англиканской и друг³е; вытянутымъ въ прямую лин³ю ожерельемъ неподвижныхъ огней обозначался длинный желѣзнодорожный мостъ; на другомъ берегу, тоже весь въ огняхъ, пущенныхъ по всѣмъ архитектурнымъ лин³ямъ, с³ялъ "домъ моряковъ". Набережная, вплотную къ которой жались массивные пароходы, была будто вымощена головами людскими, и не было на судахъ, здан³яхъ, на заборахъ безконечныхъ пакгаузовъ, такого мѣста, гдѣ бы не виднѣлось такъ или иначе, пристроившагося человѣчка, составлявшаго, безъ всякаго сомнѣн³я, 1/100,000 часть этой трепетавшей толпы. Пока борегъ, казалось, осѣдалъ подъ грузомъ этихъ безсчетныхъ людей, поверхность Двины спокойно серебрилась не великими проблесками, остававшимися свободными между лодокъ, шлюпокъ, пароходовъ, гичекъ и нарочно сколоченныхъ для публики паромовъ. Много приходилось лицамъ, сопутствовавшимъ Ихъ Высочествамъ въ ихъ далекихъ путешеств³яхъ, видѣть красивыхъ картинъ, но эта прогулка по Двинѣ должна занять, конечно, одно изъ самыхъ видныхъ мѣстъ. И нн молчала же эта сплоченная, колыхавшаяся масса! по мѣрѣ медленнаго движен³я парохода, между раздававшагося передъ нимъ вправо и влѣво помоста судовъ, отягченныхъ людьми, мы, то и дѣло входили въ районы пѣн³я или музыки того или другаго общества и почти касались пестрыхъ, огромныхъ знаменъ ихъ. Съ ловкостью изумительною проводилъ рулевой нашъ пароходъ; дерзко и красиво, но съ полною увѣренностью въ достижен³и цѣли, проскальзывали гички и душегубки подлѣ кожуховъ, подъ носомъ и кормой парохода; со всѣхъ сторонъ сыпались цвѣты и уносилисъ Двиной; повсюду взвивались ракеты и падали на воду малиновыя, голубыя и зеленыя слезы бенгальскихъ огней; какъ бы со всего прибалт³йскаго края, сказали мы, слетѣлись сюда звуки и свѣтъ праздничнаго вечера, чтобы привѣтствовать Августѣйшихъ Гостей, и ярко горѣли щиты съ вензелевыми изображен³ями Государя и Государыни, Великаго Князя и Великой Княгини. Если при этомъ грохотѣ звуковъ, при этомъ калейдоскопѣ огней, еще предстояла возможность не только глядѣть и слушать, но и думать, то можно было подмѣтитъ въ себѣ желан³е наслаждаться въ волю всею искренностью и задушевностью, всею правдой того восторга, которыя окружали Ихъ Высочества въ этотъ знаменательный вечеръ - гулян³я по Двинѣ, и которымъ нельзя было не вѣрить.
   Блестящею, богатою, радушною явилась Рига въ этотъ вечеръ, и невольно напрашивалась мысль о томъ: насколько обусловлено это богатство Риги, не говоря о трудѣ мѣстнаго населен³я, тѣмъ, что подъ скипетромъ русской державы впервые, безусловно впервые, если не считать короткаго времени Плеттенберга, послѣ почти шестисотлѣтняго существован³я, вступила Рига въ пер³одъ мирнаго благоденств³я. Необходимы нѣкоторыя историческ³я воспоминан³я, которымъ мы тутъ же и дадимъ мѣсто.
   До семисотлѣт³я Риги остается пятнадцать лѣтъ. Чего чего ни видалъ городъ за это время, какимъ вл³ян³ямъ не подвергался, какихъ разнообразныхъ положен³й и противоположен³й не испыталъ? мало городовъ, имѣющихъ такую великолѣпную даль въ глубь вѣковъ, съ точки зрѣн³я чисто художественной. Вотъ нѣсколько картинокъ, на выдержку, взятыхъ изъ длиннаго ряда столѣт³й; это будетъ лучшимъ способомъ при томъ услов³и, что полная историческая характеристика здѣсь не у мѣста.
   XIII вѣкъ, 1201 годъ; по устью Двины еще дремлютъ вѣковые лѣса, полные святыхъ деревьевъ язычества; обитатели безмолвныхъ сосѣднихъ странъ - длиннокудрые эсты, латыши, куроны и ливы. Къ холму, называвшемуся Риге, подплываютъ суда съ военною силой, позваниваютъ на ней доспѣхи, высятся копья и бердыши; воздвигается замокъ, стѣны готовы, но обитателей еще нѣтъ, ихъ привезутъ изъ чужихъ краевъ, изъ католическихъ странъ, на самую грань православ³я. Это - основан³е города епископомъ Альбертомъ. Только восемь лѣтъ спустя уже совершается въ Ригѣ первая казнь, со всѣми мрачными подробностями средневѣковой юстиц³и: казнятъ рыцаря Соеста, убившаго орденмейетера Винно: это начало, это фронтисписъ ко всѣмъ пестрымъ ужасамъ междоусоб³й, имѣющихъ явиться въ только что образованномъ рыцарскомъ орденѣ.
   XIV и XV вѣка время той же безконечной вражды рыцарскаго ордена съ рижскимъ арх³епископомъ, за котораго стоитъ городъ Рига. 18 мѣсяцевъ продолжается одна изъ многочисленныхъ осадъ его: въ городѣ голодъ и болѣзни со всѣми ихъ принадлежностями. Часть городской стѣны разрушена. Рыцарство, сквозь это отверст³е, втягивается въ городъ, осѣненное своими штандартами и хоругвями, окружевное рейткнехтами и пажами, и колѣнопреклонный, приниженный, плачущ³й магистратъ встрѣчаетъ его. Есть и друг³я картинки того же времени. Торжественная встрѣча въ Ригѣ папскаго легата, пр³ѣхавшаго разбирать распрю ордена съ арх³епископомъ, по 280 пунктамъ обвинен³й, что и совершается въ процессѣ такой длины, что одни документы намѣряются десятками аршинъ: орденъ "покупаетъ" выгодное ему рѣшен³е папы, и всѣ разбои рыцарей признаются ничѣмъ инымъ, какъ христ³анскими подвигами. Это 1312 и 1319 годы. Проходитъ пять лѣтъ, и, въ той же Ригѣ, другой папск³й легатъ, при погашенныхъ свѣчахъ и глухомъ колокольномъ звонѣ всѣхъ церквей, проклинаетъ ордень и отлучаетъ его отъ церкви. Орденъ, владѣюш³й огромными богатствами и вооруженный до зубовъ, въ отвѣтъ на это смѣется.
   XVI вѣкъ имѣетъ свои три картинки, бѣгутъ изъ Риги, забравъ свои пожитки, католическ³е монахи, предъ лицомъ реформац³и, проповѣдуемой Кнопке: бѣгство совершается довольно мирно, хотя и не безъ иконоборства; вѣрный предан³ямъ, самъ арх³епископъ предпочитаетъ "продать" рижск³й соборъ за 18,000 марокъ и удаляется въ Кокенхуненъ; остался нъ городѣ только одинъ католическ³й монашекъ, это безмолвная фигурка на одномъ изъ частныхъ, домовъ Риги, красующаяся въ качествѣ воспоминан³я и понынѣ. Другая картинка: апоѳеозъ счастливыхъ годовъ ордена, послѣднихъ годовъ его, подъ управлен³емъ Плеттенберга, каменный обликъ котораго, какъ окаменѣлое осажден³е времени, во всѣхъ орнатахъ и регал³яхъ имперскаго князя и властителя ордена, избраннаго также всѣми сослов³ями Лифлянд³и протекторомъ, безмолвно красуется и по сей день во внутреннемъ дворѣ рижскаго замка, рядомъ съ изображен³емъ Богоматери, въ одну съ еею величину, будто pendant ей!
   Третья картинка имѣетъ мѣсто въ томъ же XVI вѣкѣ: могучаго ордена нѣтъ больше, онъ свѣялся. Въ Ригѣ властвуетъ король польск³й, Сигизмундъ Августъ, давш³й дворянству привиллег³и; но онъ же, а еще болѣе Стефанъ Батор³й, ихъ и нарушилъ. Польск³е законы замѣняютъ старые мѣстные, уничтожаются ландтаги и вводятся сеймики; лучш³я староства раздаются полякамъ и литовцамъ, а изъ лифляндскихъ дворянъ только тѣмъ, кто оказалъ польскому правительству значительныя услуги; являются ³езуиты, является снова католическ³й епископъ въ Ригѣ, мног³я лютеранск³я церкви, какъ здѣсь, такъ и въ Венденѣ и Дерптѣ, обращены снова въ костелы, и лютеранство становится вѣроисповѣдан³емъ "терпимымъ"; такъ называемые "календарные безпорядки", за которыми слѣдуютъ казни, совершаются тутъ въ совершенно польской обстановкѣ.
   Другая картина: XVII вѣкъ - первая его половина; поляковъ нѣтъ больше; въ Ригѣ новый властитель - это король шведск³й, Густавъ Адольфъ; красуются въ Ригѣ шведск³е ратники, шведск³я эмблемы; и, опять лютеранство; впервые обращено вниман³е на крестьянина, производится кадастръ и ограничивается, на время только, патримон³альная юстиц³я. Мало-по-малу подмѣшиваются къ картинкѣ тѣ краски, на которыхъ способна будетъ выясниться характерная и мрачная личность Паткуля. Рижское бюргерство прочно заняло упразднившееся за орденомъ и арх³епискомъ мѣсто, и регентша, Гедвига Элеонора, въ благодарность за вѣрность, даетъ членамъ городскаго совѣта дворянство, а на гербъ города надѣваетъ корону, которая красуется на немъ и до сихъ поръ.
   Во второй половинѣ XVII вѣка слѣдуетъ очень быстрая и полная перемѣна декорац³и: отъ дворянства отнимается всякое право вмѣшиваться въ дѣла правительства; ландратская коллег³я, учрежденная въ началѣ шведскаго владычества, уничтожается за злоупотреблен³е ландратами своей властью; вводится правительственный контроль за ландтагами, и, наконецъ, Карлъ XI шведск³й отбираетъ въ казну всѣ дворянск³я и друг³я имѣн³я "когда-либо коронѣ принадлежавш³я". Что же не принадлежало когда-то коронѣ? пятъ шестыхъ дворянскаго имущества переходитъ такимъ образомъ къ казнѣ. Это знаменитыя "редукц³и", явлен³е совсѣмъ исключительное. Дворянство на столько обѣднѣло, что, по свидѣтольству Эккарта, ко времени ландтага 1714 года, доходы рыцарства достигали 200 талеровч, и оно просило отсрочить ему недоимку въ 15 талеровъ! какъ-бы въ насмѣшку обобранному королемъ дворянству, ему одному, позволено "держатъ борзыхъ собакъ". Отчасти, на эти громадныя деньги, ведется сыномъ Карла XI, Карломъ XII, война противъ насъ. Въ самой Ригѣ, во время родукц³й, хозяйничаетъ заклятый врагъ дворянства, суровый королевск³й намѣстникъ Гастфоръ. Испуганное и обѣднѣвшее рыцарство уходитъ на службу къ чуждымъ властителямъ, и нѣтъ европейской арм³и, говоритъ Эккартъ, въ которой бы въ половинѣ XVIII вѣка не служили прибалт³йск³е нѣмцы: они дали 21 фельдмаршала и, безъ счета, генераловъ.
   Въ началѣ XVIII вѣка опять, и въ который разъ, совершается полное преображен³е. 10-го ³юня 1710 года войска Петра I входятъ въ Ригу вслѣдъ за долгою осадой, девятою по счету всѣхъ осадъ, выдержанныхъ городомъ за всю истор³ю; дѣйств³ю "редукц³и", благодаря царской милости, только милости, данъ обратный ходъ, дворянство опять начинаетъ богатѣть, и Рига, во главѣ всего балт³йскаго побережья, впервые встунаетъ въ долг³й пер³одъ почти 200-лѣтняго мира, подъ русскрй державой.
   Лѣтомъ 1764 посѣщаетъ Ригу императрица Екатерина II. На слѣдующемъ за этимъ ландтагѣ 1765 года генералъ-губсрнаторомъ Брауномъ, отъ императорскаго имени, дѣлаются различные "Propositionen" въ пользу крестьянъ, тягость быта которыхъ государыня "видѣла своими очами"; ландмаршалъ Будбергъ произноситъ свою "harangue". Это засѣдан³е ландтага чрезвычайно бурно, и фрейгерра Шульца фонъ-Ашорадона, стоявшаго за крестьянъ, дворяне собираются выкинуть въ окно "въ наказан³е ему и въ подобающ³й примѣръ другимъ". Голоса за крестьянъ поднимутъ въ 1790 году Морколь, въ 1840 - Фелькерзамъ и вмѣстѣ съ ними наше правительство, какъ крупнѣйш³й собственникъ прибалт³йскихъ губорн³й, унаслѣдовавш³й значительную часть земель принадлежавшихъ ордену и арх³епископу. Не слѣдуетъ забывать, ни въ какомъ случаѣ, что, помимо безраздѣльной принадлежности прибалт³йскаго края Росс³и, правительство наше является въ немъ дѣйствительно крупнѣйшимъ ообственникомъ, крупнѣйшимъ настолько, что самые колоссальные майораты края вмѣстѣ взятые предъ этою собственностью ничто. Въ этомъ смыслѣ нашъ управляющ³й государственными имуществами въ прибалт³йскихъ губерн³яхъ въ нѣкоторомъ смыслѣ прямой наслѣдникъ и арх³епископа, и гермейстера.
   1783 годъ видитъ въ Ригѣ опять-таки новую картину. Много молятся, много звонятъ, много стрѣляютъ: это вводятъ новое городовое положен³е. До этого собирался "рыцарск³й конвентъ" въ Ригѣ, просивш³й императрицу одновременно съ "ревельскимъ конвентомъ", остаться при старыхъ порядкахъ; свѣтлѣйш³й князь Потемкинъ, имя котораго мног³е переводятъ здѣсь "князь мрака", этого ходатайства до Ея Величества не допустилъ. Новые губернск³е порядки существовали только до 1796 года, до императора Павла.
   Пестрота, эффектъ и быстрая смѣна перечисленныхъ набросковъ, выхваченныхъ нами изъ долгой, самостоятельной истор³и Риги, остается, собственно говоря, тою же самою и за все время управлен³я краемъ нашими генералъ-губернаторами,- управлен³я, длившагося до 1876 года, до смерти князя Баграт³она; перемѣнялись только имена, размѣры пожелан³й и отдѣльныхъ стремлен³й были сокращаемы, но традиц³онныя противоположности оставались. Отошедш³я нынѣ въ былое генералъ-губернаторск³я управлен³я, имѣющ³я каждое собственное имя, очень рѣзко отдѣлялись одно отъ другаго и имѣли каждое свои очень хорошо сохранивш³яся, черты. Во многихъ изъ нихъ неузнаваемы были Высочайш³я предначертан³я, но судъ потомства еще не наступилъ. Въ замкѣ, въ помѣщен³и начальника губерн³и, имѣются портреты многихъ изъ генералъ-губернаторовъ и тутъ, какъ въ помѣщен³и преосвященнаго, можно читать по писанымъ кистью лицамъ истор³ю долгихъ, долгихъ лѣтъ этого своеобразнаго уголка нашей русской земли.
   Второй день пребыван³я Ихъ Высочествъ въ Ригѣ начался съ того, что въ 9 часовъ утра экстренный поѣздъ доставилъ Августѣйшихъ Путешественниковъ въ недалек³й отсюда лагерь 29-й пѣхотной дивиз³и, расположенный въ Кирхгольмѣ, именно тамъ, гдѣ Двина развѣтвляется на два рукава и образуетъ довольно значительный островъ. Лагерь этотъ еще только создается и совершенствуется ежегодно; земля пр³обрѣтена казной за деньги. Берегъ возвышенъ и мѣстность очень живописна, особенно со стороны, обращенной къ рѣкѣ. Послѣ смотра полки направились въ свои лагерные районы; непосредотвенно за четвертымъ полкомъ прослѣдовали Ихъ Высочества и, остановясь по срединѣ лагернаго расположен³я, присутствовали при относѣ знамснъ и роспускѣ нижнихъ чиновъ по палаткамъ. Лагерь пестрѣлъ колыхавшимися флагами и цвѣтами, и Ихъ Высочества посѣтили офицерское собран³е и обошли сосѣдн³е полковые лазареты. Въ домѣ начальника лагеря, въ рощѣ, на самомъ берегу Двины, данъ былъ завтракъ отъ войскъ, послѣ котораго пр³ятно слушалась музыка двухъ полковъ и чередовавшееся съ не³й пѣн³е пѣсенниковъ. При отъѣздѣ Ихъ Высочествъ, вдоль рельсоваго пути, въ разсыпную, бѣжали тысячи солдатъ, провожая Августѣйшихъ Гостей; быстро поднимались на ноги споткнувш³еся, обгоняли другихъ, летѣли шапки, и ясно чувстновалась радость солдатскаго сердца и кликамъ не было конца; поездъ ускорялъ свой ходъ какъ бы нехотя. Къ 2 часамъ Ихъ Высочества были въ Ригѣ. Еще въ лагерѣ милостиво согласились Ихъ Высочества на просьбу депутац³и отъ "Общества отставныхъ воинскихъ чиновъ", имѣвшей во главѣ своой командира 8-го армейскаго корпуса, генерала Алхазова, и принявъ зван³е почетныхъ членовъ общества, разрѣшили также представить себѣ нѣкоторыхъ участниковъ его, при первой возможнооти.
   Во внѣшнемъ обликѣ Рига, помимо размѣровъ и богатства, бьющихъ въ глаза въ ея монументальныхъ "соооружен³яхъ" новѣйшаго времени, отличается отъ Ревеля, полнаго и до сихъ поръ многими архитектурными памятниками среднихъ вѣковъ, тѣмъ, что она "поюнѣла". Имѣетъ и Рига древн³е памятники, въ ряду которыхъ стоитъ назвать, напримѣръ, домъ Черноголовыхъ, соборную церковь, замокъ, церковь Св. Петра; но они какъ бы теряются въ обступившей ихъ отовсюду поросли новаго, заглушающей архитектурное представительство прежнихъ дней. Въ Ревелѣ, въ его очертан³яхъ, во многихъ, сравнительно съ народонаселен³емъ, церквахъ, въ частныхъ домахъ, въ направлен³яхъ и размѣрахъ улицъ вы не чувствуете руки инженера, направлявшей ихъ; они шли, тянулись, развѣтвлялись, какъ Богъ послалъ.
   Въ Ригѣ, въ особенности въ новыхъ частяхъ ея, а они почти всѣ новыя, замѣчается общая планировка и древн³е памятники ея все болѣе и болѣе сиротѣютъ, хилѣя въ постоянно сильнѣющемъ потокѣ новой торговой жизни. Трактирная и ресторанная жизнь въ Ригѣ тоже очень развиты, и пивныя являются, какъ и во всѣхъ торговыхъ ценграхъ, продолжен³емъ биржи. Относительно газетъ - это чуть ли не самый пестрый городъ, потому что тутъ дома нѣмецк³я, эстонск³я и латышск³я, каждая со своими взглядами на рѣшен³е несуществующаго "балт³йскаго вопроса". Въ нѣмецкихъ и въ тѣхъ, что находятся подъ ихъ вл³ян³емъ, особенно щедро подбираются всѣ дурныя и некрасивыя вещи изъ русской жизни, о хорошихъ говорится вскользь. Наша русская газета "Рижск³й Вѣстникъ", къ несчастью - "одинъ въ полѣ воинъ", но издается добросовѣстно и въ подобающемъ направлен³и.
   Лютеранск³й соборъ, посѣщенный Ихъ Высочествами на второй день пребыван³я, Мар³енкирхе, болѣе извѣстный подъ именомъ Домкирхе, былъ построенъ въ 1215 году и, какъ мы сказали, въ 1551, во времена введен³я реформац³и, совершенно мирнымъ путемъ, "денежною сдѣлкой", перешелъ отъ послѣдняго арх³епископа Вильгельма за 18,000 марокъ въ пользован³е лютеранъ: некрасивый чепчикъ на колокольнѣ помѣщенъ на нее въ 1770 году и только еще недавно освобождены боковые нефы храма, служивш³е складами соли и льна. Храмъ этотъ о трехъ нефахъ, изъ которыхъ средн³й значительно выше. Четыре массивные столба составляютъ главную внутреннюю опору; готическ³е мотивы сказываются здѣсь гораздо полнѣе, чѣмъ въ ревельскихъ церквахъ, красивыми стрѣльчатыми сводами, окнами съ цвѣтными стеклами и расчленен³ями верхнихъ частей столбовъ на пятигранныя колонки; алтарь подъ готическимъ верхомъ; на канцелѣ маленьк³е фигурки апостоловъ. Въ соборѣ покоятся первый по времени епископъ Мейнгардъ (ум. 1196), первый проповѣдникъ католичества, прибывш³й на пустынные берега Двины, въ струяхъ которой до того не отражались облики меченосцевъ, и послѣдн³й, продавецъ собора, Вильгельмъ (ум. 1563), видѣвш³й своими главами обмиран³е орденской силы, безвозвратно затмившейся, здѣсь же покоится знаменитый арх³епископъ Стодевешеръ, самое ехидное, самое лживое воплощен³е католическаго духовнаго лица средневѣковаго типа, настолько же обманный и лицепр³ятный при жизни, насколько молчаливый и поучительный собесѣдникъ въ качествѣ одного изъ характернѣйшихъ покойниковъ почтеннаго собора; Отодевенюръ руководилъ судьбами арх³епископ³и тридцать лѣтъ и назначенъ папскою буллой 1448 года. Всякихъ гробницъ, какъ и подобаетъ, въ соборѣ очень много и на значительномъ числѣ ихъ читаются сразу нѣсколько надписей, потому, что вслѣдъ за торжествомъ реформац³и, лютеране начали пользоваться готовыми католическими могилами, удвояя въ натурѣ и надписями безмолвное населен³е собора. Одна изъ эпитаф³й гласитъ, что тутъ покоится Магдалина Рейнъ (ум. 1688), 120 лѣтъ отъ роду, видѣвшая 76 человѣкъ своихъ дѣтей, внуковъ и правнуковъ; "ступай, смертный, и постарайся сподобиться такого же долголѣт³я", гласитъ эпитаф³я, скромно умалчивая о пожелан³и такой же плодовитости; въ Митавѣ вилѣли мы плодовитость еще большую, досгигавшую цифры 800. Надъ люднымъ царствомъ мертвыхъ Домкирхе зачастую поднимается голосъ самаго большаго органа въ свѣтѣ, поставленнаго въ 1888 г.; газовый двигатель его въ четыре лошадиныя силы, съ него звучитъ 6,800 трубъ, изъ которыхъ наибольшая, самая густая, имѣетъ 30 футовъ вышины; регистровъ 125; Либава, оспариваетъ, какъ мы видѣли, первенство своего органа, но въ антльскихъ голосахъ, vox celestis, поспорить съ нимъ не можетъ. Рига, какъ извѣстно, имѣетъ своего суперъ-интендонта, не зависящаго отъ лифляндскаго генералъ-суперъ-интенданта; ему подчинены: въ городѣ 3 церкви съ 8 пасторами, въ пригородахъ 5 церквей съ 6 пасторами и внѣ города 4 прихода съ 6 церквами и 4 пасторами.
   Церковь св. Петра, Петрикирхе, существуетъ съ XV вѣка; древняя колокольня ея рухнула въ 1060 году; въ 1077 году хозяйничалъ пожаръ; въ 1721 году слѣдовало почти полное разрушен³е молн³ей, и Петръ I повелѣлъ возстановить ее по древнему образцу, на русск³я деньги, что и было исполнено къ 1740 году. Мы говорили при описан³и Ревеля о возрожден³и церкви Олая, великодушномъ Императора Александра I, и о многихъ другихъ подаркахъ державныхъ властителей нашихъ различнымъ городамъ и учрежден³ямъ прибалт³йскихъ губерн³й, не изъ желан³я какой-либо отплаты, а съ тѣмъ, чтобы, какъ выражен³е чувства взаимности, желательно было отмѣтить что-либо подобное со стороны лютеранъ прибалт³йскаго края въ пользу православныхъ церквей, которыя, мало-по-малу, возникаютъ и требуютъ только немного земли для построен³я дома молитвы, скромнаго жилища причту и уголка кладбищу съ православными крестами въ память почившихъ. Въ алтарѣ Петрикирхе покоится Кнопке, первый проповѣдникъ здѣсь лютеранства. Множество гробницъ и лег³онъ эпитаф³й свидѣтельствуютъ о далекихъ годахъ и пестромъ прошедшемъ, шпицъ этой церкви, вмѣстѣ съ пѣтухомъ, достигаетъ 440 ф. высоты.
   Наиболѣе выдающ³еся изъ старыхъ памятниковъ свѣтскаго характера, осмотрѣнныхъ Ихъ Высочествами - риттергаузъ, замокъ, ратуша и домъ Черноголовыхъ.
   Въ риттергаузѣ, изъ ниши надъ входною дверью, глядитъ изображен³е Плеттенберга; это послѣднее имя того длиннаго ряда именъ всѣхъ мейстеровъ ордена, которыя значатся въ одной изъ залъ ритторгауза. Въ роскошныхъ и типичныхъ портретахъ имѣется тутъ, въ большой залѣ и малой готической, цѣлая галерея властителей Риги: Плеттенберга, Сигизмунда-Августа, Петра I, Павла I, Александра I, Николая I, Александра II и благополучно царствующаго Государя Императора Александра III. Въ большой залѣ смотрятъ на васъ гербы матрикулованныхъ дворянскихъ родовъ лифляндской губерн³и, фигурныя изображен³я которыхъ имѣютъ каждое, что поразсказать, и разсказы нѣкоторыхъ изъ нихъ ведутъ назадъ не ближе, чѣмъ къ крестовымъ

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 236 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа