Главная » Книги

Головнин Василий Михайлович - Путешествие вокруг света, совершенное на военном шлюпе "Камчатка"

Головнин Василий Михайлович - Путешествие вокруг света, совершенное на военном шлюпе "Камчатка"


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

  
  

Путешествие вокруг света, совершенное на военном шлюпе в 1817, 1818 и 1819 годах флота капитаном Головниным

   М., "Мысль", 1965.
  

СОДЕРЖАНИЕ:

  
   Предисловие. В. Дивин, С. Осокин
  
   Предуведомление

ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА ФЛОТА КАПИТАНА ГОЛОВНИИА

  
   Глава первая. Приготовление к путешествию. Плавание от Кронштадта до Рио-Жанейро и пребывание в сем порте с замечаниями об оном
   Глава вторая. Плавание от Рио-Жанейро около мыса Горна, прибытие в порт Каллао на берегу Перуанском и пребывание в оном
   Глава третья. Замечания о Лиме и Перу
   Глава четвертая. Плавание от Лимы до Петропавловской гавани. Пребывание в Камчатке с краткими замечаниями о сей области
   Глава пятая. Плавание из Петропавловской гавани к Беринговым островам, оттуда к западнейшему из островов Алеутских и вдоль всей гряды сей. Прибытие к острову Кадьяку и пребывание на оном с замечаниями о нем
   Глава шестая. Плавание от острова Кадьяка к северо-западным берегам Америки и пребывание в порте Ново-Архангельске с замечаниями об оном
   Глава седьмая. Плавание от Ново-Архангельска к крепости Росс, на берегу Нового Альбиона находящейся, оттуда в порт Монтерей и пребывание в оном
   Глава восьмая. Замечания о Калифорнии
   Глава девятая. Плавание от Монтерея до порта Румянцева, пребывание в оном и плавание из оного до крепости Росс с замечаниями о Новом Альбионе
   Глава десятая. Плавание от берегов Нового Альбиона до Сандвичевых островов и пребывание на оных
   Глава одиннадцатая. О Сандвичевых островах
   Глава двенадцатая. Плавание от Сандвичевых островов до острова Гуахана, пребывание на оном с замечаниями об островах Марианских. Плавание до Манилы и пребывание в сем порте
   Глава тринадцатая. О Маниле
   Глава четырнадцатая. Плавание от Манилы до острова Св. Елены с замечаниями об оном
   Глава пятнадцатая. Плавание от острова Св. Елены до острова Вознесения с замечаниями о сем последнем и от острова Вознесения до острова Фаяла, пребывание на оном. Замечания об Азорских островах
   Глава шестнадцатая, и последняя. Плавание от Азорских островов до Англии. Пребывание в Портсмуте и отбытие из оного. Переход до Копенгагена и оттуда до Кронштадта
   Прибавление
   Приложения
   Примечания и комментарии
   Таблица перевода мер
   Краткий словарь морских терминов
   Указатель географических названий
   Указатель имен

ПРЕДИСЛОВИЕ

  
   Современные успехи науки и техники опираются на прочный фундамент, заложенный многими поколениями минувших веков. В этом проявляется непрерывность истории, неотделимость прошлого от настоящего и завтрашнего дня человеческого общества, его культуры. Однако каждое поколение не только вносило свой весомый вклад в познание мира, но и ставило перед грядущими поколениями много нерешенных задач. Если предшествующие достижения служили опорой для завоевания новых, то стремление осуществить выдвинутые жизнью, но не решенные прошлыми поколениями насущные проблемы заключало в себе одну из движущих пружин научного прогресса, оно побуждало людей к постоянным исканиям. Любое научное открытие всегда было результатом творческих поисков, самоотверженного труда. Так, техника радиосвязи, открытая в конце прошлого века А. С. Поповым, выглядит с вершин современной науки весьма несовершенной. Однако первые радиограммы, передававшиеся всего лишь на несколько сот метров, послужили могучим толчком к новым изобретениям.
   Христофор Колумб проложил дорогу к неведомой Америке. В результате многочисленных экспедиций после Колумба были открыты новые земли, острова, моря, проливы, уточнены представления о соотношении отдельных частей земного шара; на географической карте становилось все меньше белых пятен.
   В сокровищницу географических знаний о нашей планете огромный вклад внесли сыны русского народа. Бережно сохраняются в памяти нашего народа многие имена отечественных первооткрывателей. Среди них одно из видных мест принадлежит Василию Михайловичу Головнину, замечательному моряку и ученому, исследователю необозримых просторов Тихого океана.
   Василий Михайлович прожил сравнительно небольшую жизнь (1776-1831), но оставил глубокий след на многих сторонах морской теории и практики и государственной деятельности {О жизненном пути В. М. Головнина см. предисловие к кн. "Путешествие на шлюпе "Диана"". М., 1961.}. В 1790 году гардемарином участвовал в трех сражениях. В последующее время, будучи офицером, плавал по многим морям и океанам, руководил выдающимися морскими экспедициями.
   Отличаясь необыкновенной отвагой, постоянной готовностью к самопожертвованию во имя родины, мореплаватель был добр и сердечен в обращении с простыми людьми.
   "Присутствие духа в опасностях, решительность и быстрота в принятии мер для достижения предположенной цели, неутомимость в перенесении трудов, постоянство в дружбе, неизменная признательность к усердным сослуживцам и подчиненным, непоколебимая честность и благородство души - вот свойства, отличавшие характер Головнина, как военного начальника и гражданина" {ЦГАВМФ, ф. 7, оп. 1, д. 2, л. 23.}, - писал известный полярный исследователь Ф. Врангель.
   Особенно выделяются два кругосветных путешествия В. М. Головнина. Первое он успешно осуществил на шлюпе "Диана" в 1807-1811 годах {В. М. Головнин. Путешествие на шлюпе "Диана". М., 1961.}. В результате второго вояжа появилось обстоятельное сочинение, предлагаемое ныне читателю и содержащее много до того неизвестных научных данных по различным отраслям знаний.
   Перед экспедицией были поставлены обширные и разнообразные задачи. "Камчатке" предписывалось доставить разные грузы и запасы продовольствия в Петропавловский и Охотский порты. Толовнину поручалось подробно исследовать район Русской Америки, особенно от 60 до 63° северной широты. Необходимо было привести "в большее совершенство морские карты отдаленных тамошних мест".
   Командиру шлюпа "Камчатка" рекомендовалось, проходя Восточным океаном, располагать курсы "по тем местам, где никто из мореплавателей еще не проходил, или касаться тех мест, где прежние мореплаватели приметили признаки земли в той надежде, что, может быть, случай доставит... счастье открыть новые земли". Головнину "для лучшего по сему соображения" была вручена карта "всех путей бывших доселе мореплавателей" {В. М. Головнин. Сочинения и переводы. Прибавления ко второй части. Т. 3. СПб., 1864, стр. VI.}.
   В инструкции Государственного адмиралтейского департамента особо отмечалось, что во время плавания необходимо описать восточное побережье Камчатки от Авачинской губы до северной оконечности полуострова и далее азиатское побережье вплоть до Берингова пролива, который "никогда не был порядочно осмотрен".
   Экспедиции надлежало изучить условия жизни алеутов, для чего следовало совершить плавание к берегам Аляски и "описать неосмотренную часть американского берега".
   Головнин всегда тщательно выполнял возложенные на него обязанности, а на этот раз подготовке к предстоящему плаванию он уделил особое внимание. Причин этому было немало. Дело в том, что вскоре после Отечественной войны 1812 года в России, так же как и во многих западноевропейских государствах, наступила полоса черной реакции. Правительства всеми средствами пытались искоренить влияние свободолюбивых идей французской революции. Поставленный царем во главе государственного управления жестокий самодур Аракчеев насаждал произвол, шпионаж, наушничество, а в армии и флоте - прусскую муштру. Александр I и его приближенные утверждали, что России флот не нужен. Моряки утрачивали свои боевые качества.
   Головнин был одним из наиболее одаренных военно-морских деятелей России того времени. В тяжелых условиях аракчеевского режима он понимал необходимость сильного флота для России. Прежде всего он обращал внимание на укрепление русских дальневосточных границ, считая, что правительство должно срочно принять меры к усилению безопасности Аляски, Алеутских и Курильских островов.
   В своем труде "О состоянии Российского флота в 1824 г." Василий Михайлович дал глубокий анализ причин упадка русского флота. Подписавшись псевдонимом "Мичман Мореходов", он изложил все то, о чем много думал, но не мог открыто написать начальству, ибо "в официальных бумагах не всегда можно всякую вещь назвать своим именем; откровенность такая, как известно, многим, сказать попросту, сломила шею" {Мичман Мореходов. О состоянии Российского флота в 1824 г. СПб., 1861, стр. 47.}. Характеризуя состояние флота в этот период, декабрист Д. И. Завалишин писал: "В Кронштадте все возмущало меня, так как все было пропитано невыразимыми злоупотреблениями. На каждом шагу я приходил по поводу их к неприятным столкновениям... Места старших начальников были заняты тогда людьми ничтожными (особенно из англичан) или нечестными, что особенно резко выказывалось при сравнении с даровитостью, образованностью и безусловной честностью нашего поколения. Флот был в упадке, и, кто только мог, старался перейти в армию" {Д. И. Завалишин. Записки декабриста. СПб., 1906, стр. 39.}.
   Хорошей организацией и благополучным осуществлением кругосветного плавания Головнин надеялся поддержать лучшие традиции русского флота, привлечь к нему внимание общественности.
   По мнению Головнина, успех экспедиции зависел от качества корабля и способностей его экипажа. В прочности шлюпа "Камчатка", построенного талантливым русским судостроителем Стоке, можно было не сомневаться. А личный состав он подобрал сам. Из ста тридцати матросов и офицеров экипажа было немало тех, с которыми Головнин уже путешествовал вокруг света на шлюпе "Диана". Василий Михайлович пригласил молодых офицеров мичманов Ф. П. Врангеля, Ф. П. Литке, Ф. Ф. Матюшкина, ставших потом прославленными полярными исследователями. Среди членов экипажа был гардемарин Феопемпт Лутковский, впоследствии разделявший революционные взгляды декабристов.
   Чтобы документально и ярко запечатлеть жизнь народов, с которыми предстояло познакомиться русским мореплавателям, в экипаж шлюпа был зачислен художник Михаил Тиханов.
   Команда шлюпа "Камчатка" прошла необходимые тренировки; была отработана организация корабельной службы. В инструкциях, составленных Головниным и до сих пор не утративших интереса, были точно определены обязанности каждого члена экипажа. Головнин требовал быстрого и точного выполнена всех приказов начальников, подчинения действий всех воле командира. Первостепенное значение имела и неустанная забота Головнина о нуждах команды. Он поощрял всех отличившихся, заботился о том, чтобы матросы и офицеры всегда получали доброкачественное питание, овощи, фрукты, запасы которых пополнялись при первой возможности в портах, куда доводилось заходить.
   Результатом тщательной подготовки экспедиции и умелого руководства было успешное завершение длительного и трудного плавания. За время путешествия корабль посетил множество портов Атлантического и Тихого океанов. 26 августа 1817 года шлюп "Камчатка" вышел из Кронштадта, а 5 сентября 1819 года Головнин с гордостью доносил морскому министру: "Шлюп "Камчатка", под моим начальством отправленный в 1817 году с разными поручениями в Северо-Восточный океан, совершив благополучно путешествие кругом света в два года и 11 дней, сего месяца 5 числа прибыл на Кронштадтский рейд: шлюп обстоит благополучно и экипаж оного находится в здоровом состоянии" {ЦГАВМФ, ф. 166, д. 2537, л. 85.}.
   Теперь для мореплавателя наступила пора напряженного труда по обобщению богатого фактического материала, собранного в экспедиции. Через три года вышло в свет "Путешествие вокруг света, совершенное на военном шлюпе "Камчатка" в 1817, 1818 и 1819 годах флота капитаном Головниным". Оно сразу же привлекло внимание ученых, моряков, общественности.
   Надо сказать, что Василий Михайлович Головнин обладал незаурядным литературным дарованием, писал четко, конкретно, образно. Его сочинение пользовалось огромной популярностью, в целом и по частям переиздавалось много раз {*}.
   {* В. М. Головнин. Путешествие вокруг света, по повелению государя императора совершенное на военном шлюпе "Камчатка" в 1817, 1818 и 1819 годах флота капитаном Головниным. Ч. 1-2. СПб., 1822.
   Известия о плавании шлюпа "Камчатка" с присовокуплением извлечений из записок Головнина. "Сын Отечества", ч. 50, СПб., 1818, стр. 49-69, 97-111, 145-165, 193-206, 308-314.
   Записка капитана 2-го ранга Головнина о состоянии Российско-Американской компании в 1818 году. В кн.: "Материалы для истории русских заселений по берегам Восточного океана". Вып. 1. СПб., 1861, стр. 48-115.
   В. М. Головнин. Извлечение из описания кругосветного плавания на шлюпе "Камчатка" в 1817-1819 гг. В кн.: "Материалы для истории русских заселений по берегам Восточного океана". Вып. 4. СПб., 1861, стр. 95-123.
   В. М. Головнин. Сочинения и переводы. Т. 1-3. СПб., 1864.
   В. М. Головнин. Инструкция служащим на шлюпе "Камчатка", составленная командиром оного флота капитаном Головниным. СПб., 1817.
   В. М. Головнин. Сочинения. Путешествие на шлюпе "Диана" из Кронштадта в Камчатку, совершенное в 1807, 1808 и 1809 гг. В плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 гг. Путешествие вокруг света на шлюпе "Камчатка" в 1817, 1818, 1819 гг. С приложением описания примечательных кораблекрушений, в разные времена претерпенных русскими мореплавателями. М.-Л. 1949.}
   В истории мирового мореплавания это сочинение Головнина занимает особое место. Оно свободно от недостатков книг многих путешественников, включавших в свой описания мелочи и не имевшие научного и познавательного значения факты, а нередко повторявших уже давно известное читателям. При описании народов Головнин отражал лишь перемены в политической и общественной жизни, которые произошли после посещения этих стран его предшественниками.
   С чувством большого удовлетворения Головнин подчеркивал, что составил "описание в таком виде, в каком ни одно еще морское путешествие издано не было".
   Для творчества Василия Михайловича характерно стремление обогатить знания людей разносторонними сведениями о Мировом океане, о неизвестных и малоизвестных народах и странах, а также желание принести практическую пользу людям, бороздящим слабо изведанные в то время морские и океанские просторы, постоянно подвергавшимся смертельной опасности быть разбитыми бурей или выброшенными на рифы и подводные мели. В этом и заключаются те особые достоинства и общественная значимость труда, которые выгодно отличают его от многих лучших зарубежных произведений о морских путешествиях. Труд В. М. Головнина проникнут идеей служения человечеству и потому созвучен устремлениям наших людей.
   Руководствуясь поставленными перед собой задачами, Головнин подготовил книгу в двух частях. Первая содержит увлекательный рассказ о плавании с замечаниями о разных странах. Она написана ярко, живо и доступна для широкого круга читателей, не искушенных в морском деле; из нее исключены ненужные подробности и специальные морские термины, затрудняющие понимание наиболее существенного.
   Вторая часть книги, представляющая также большой интерес, предназначена для специалистов, и прежде всего для моряков. Она содержит подробные описания бухт, заливов, прибрежных участков, навигационных опасностей и массу рекомендаций для мореплавателей. Автор приводит много конкретных гидрографических данных, характеризующих районы Мирового океана, обстоятельно рассматривает ошибки, неточности, обнаруженные им на морских картах Кука, Ванкувера, Лисянского и других мореплавателей. В настоящем издании вторая часть не публикуется.
  

* * *

  
   В первой части автор приводит интересные и разнообразные сведения "не для забавы и развлечения", а для просвещения читателя, расширения круга его научных представлений по географии, истории, мореплаванию. В частности, много любопытного рассказывается о Бразилии, ее столице Рио-де-Жанейро, Перу, Чили и других государствах Латинской Америки.
   Опираясь на многочисленные факты, Головнин говорит о бесчеловечных формах грабежа, эксплуатации народов Латинской Америки и Океании европейскими колонизаторами. Испанцы и португальцы удерживали свою власть в колониях лишь при помощи оружия и ничем не прикрытого насилия над коренными жителями. Английские капиталисты после поражения в войне с североамериканскими колониями вынуждены были несколько изменить методы своей колониальной политики. Увеличивая ввоз в колонии залежалых промышленных товаров и продавая их по высоким ценам, они покупали сырье в колониях по низким. Подобная "торговля" с колониями, а точнее, грабежи приносили английским предпринимателям высокие прибыли, ускорявшие развитие капиталистической промышленности.
   Нередко англичане заключали договоры о дружбе с местными правителями, а затем объявляли эти земли своими владениями. Ярким примером тому может служить попытка захвата англичанами Сандвичевых (Гавайских) островов, подробно описанная Головниным.
   Все глубже и глубже проникал в испанские, португальские, английские колонии капитал США, стремившийся как можно быстрее наверстать упущенное в захвате земель. Американские капиталисты обращали свои взоры на испанские колонии в Латинской Америке, Калифорнии, на владения России в северовосточной части Тихого океана.
   Головнин нарисовал картину бесправия негров, индейцев, показал бесчеловечные условия их жизни. Всюду аборигенов держали в невежестве, темноте. Они голодали, над ними глумились, их презирали. Все это рождало жгучую ненависть народов к колонизаторам. Будучи человеком по своему мировоззрению передовым и смелым, Головнин осуждал политику западных колонизаторов, которые смотрели на цветные народы как на низшие существа, безжалостно эксплуатировали и угнетали их. Мореплаватель гневно обличал паразитический образ жизни европейских колонизаторов. С глубоким уважением относился он ко всем колониальным народам, сочувствовал их национально-освободительной борьбе.
   Организованную борьбу против испанского владычества начали народы Перу, Чили и других стран Латинской Америки. Головнин восхищался героической борьбой латиноамериканцев против испанского владычества. Восставшие испанские провинции провозгласили национальную независимость и образовали свои правительства. Соединенные Штаты Америки заняли по отношению к ним враждебную позицию. Эта политика американского правительства вызывала глубокое возмущение у Василия Михайловича и у многих офицеров шлюпа "Камчатка", искренне сочувстворавших перуанцам и чилийцам. На корабле горячо обсуждались вопросы о ближайшем будущем испанских колоний. Все русские моряки единодушно верили, что волна народного гнева избавит Перу и Чили от ига испанских колонизаторов и вдохновит на борьбу народы Мексики и Калифорнии, Филиппин и Марианских островов.
   Отражая настроение экипажа "Камчатки", и прежде всего самого Головнина, мичман Литке в дневнике, который он вел в плавании, писал: "По отпадении Перу Мексике и не захочется и стыдно будет остаться гишпанской провинцией. Каждый благомыслящий и благонамеренный человек, конечно, от всего сердца пожелает им удачи, ибо нельзя было без досады смотреть на сию утеснительную и глупую систему, которой гишпанцы издревле следуют" {ЦГАДА, ф. Госархив, разр. XXX, д. 53, л. 4.}.
   В ходе национально-освободительного движения народы Латинской Америки убедились в собственных силах и были полны желания "никогда не покориться Гишпании. Сия решительность основывается на воспоминании о прежних страданиях и притеснениях" {Там же, л. 6/об.} колонизаторов.
   Испанское правительство направляло для подавления восставшего народа все новые и новые силы, но с каждым днем борьба народных масс принимала более широкий размах. Восстанием были охвачены Парагвай, Уругвай, Аргентина, Куба и Пуэрто-Рико.
   В книге рассказывается о плавании "Камчатки" в Калифорнию, с жителями которой еще Крузенштерн и Лисянский установили самые дружественные отношения. Головнин обстоятельно описал Калифорнию, ее естественные богатства, климатические условия. Однако, несмотря на щедрость природы, местное население жило в нищете и вымирало.
   Головнин подверг решительной критике утверждения Лаперуза и Ванкувера о том, что якобы калифорнийские индейцы слабоумны и не имеют ни малейшей способности к изобретениям. Для подтверждения своих вздорных оценок они ссылались на то, что индейцы жили в шалашах, делали лодки из тростника, изготовляли, по их мнению, примитивные копья и стрелы. Василий Михайлович показал, что более совершенные деревянные лодки не были нужны индейцам, ибо их основным занятием было земледелие, а не морской промысел. "Впрочем, - пишет Головнин, - индейцы сии делают вещи, которые и в Европе заслужили бы похвалу; я имею в моем собрании редкостей много вещей их работы, например корзинки, сплетенные из кореньев и травы столь плотно и твердо, что воды не пропускают, и в коих посредством разгоряченных каменьев варят они себе пищу..." (стр. 162) {В скобках указаны ссылки на страницы данного издания.}.
   Там, где Лаперуз и Ванкувер видели признаки неполноценности индейцев, Головнин подмечал одаренность, талантливость и высокое мастерство. "Итак, кажется, - продолжает Головнин, - я не без причины осмелился быть другого мнения с знаменитыми путешественниками... насчет природных способностей калифорнских индейцев" (стр. 162).
   Эти замечания злободневны и сегодня, ибо империалисты до сих пор продолжают твердить, что народы колоний не способны усвоить достижения современной науки и культуры. Выдающийся русский мореплаватель справедливо подчеркивал, что различия в степени культуры того или иного народа объясняются не природными способностями, а условиями социальной жизни людей. Будучи передовым человеком своего времени, Головнин понимал, что необходимы политические преобразования, чтобы вызвать к жизни этот богатый край: "Я думаю, что при другом правлении Калифорния скоро сделалась бы значащею, просвещенною и даже богатою областью" (стр. 171).
   В противовес политике испанских колонизаторов в Калифорнии Головнин с большой теплотой и гордостью показывает отношение передовых русских людей к местному населению. Во время двухдневного пребывания в порту Румянцева он познакомился с местными жителями. Наблюдательный моряк многое заметил, что наполнило его сердце уважением к своим соотечественникам. Не силой оружия, а сердечностью и вниманием русские расположили к себе коренных жителей крепости Росс, порта Румянцева и других мест Калифорнии. Калифорнийцы в лице русских видели не врагов, которые могут превратить их в рабов, а верных друзей. Не случайно старейшина Валенила попросил у Головнина русский флаг, "чтобы при появлении... русских судов мог он поднимать оный в знак своей дружбы и союза с русскими" (стр. 178). Эта просьба была выполнена.
   В октябре 1818 года Головнин предпринял плавание с Камчатки к Гавайским островам и весьма обстоятельно охарактеризовал экономику, культуру, нравы местного населения. "Этот народ имеет чрезвычайные способности: у него теперь не только есть много хороших плотников, кузнецов и проч., которые были бы не последними мастерами и на европейской верфи, но я видел в королевских сараях большой 16- или 18-весельный катер, построенный по размеру и под руководством сандвичанина, так что к строению оного ни один европеец и не приступался" (стр. 212).
   Головнин писал, что, проникнув на Гаваи, англичане распространили спиртные напитки, картежную игру, завезли на острова сифилис, "причинив великий вред сему доброму народу...".
   Эти слова служат тяжелым обвинительным актом против колониализма прошлого и настоящего, вскрывают всю его мерзость, тупость и историческую обреченность.
   Исключительно велики заслуги Головнина в области картографии Мирового океана. Василий Михайлович справедливо считал, что карты, предназначенные для практического руководства мореплавателям, должны быть особенно точны, ибо малейшая погрешность может повлечь за собой гибель судов и их экипажей.
   Карты и описания, составленные русскими моряками во время плавания шлюпа "Камчатка", отличаются большой точностью и подробностью изображения. Так, на карте Чиниатского залива, составленной помощником штурмана Козьминым, нанесены подводные камни, мели, отсутствующие на карте Лисянского. Головнин рекомендовал морякам критически относиться к картам своих предшественников, но в то же время предупреждал о недопустимости игнорирования старинных карт.
   Ценные выводы сделал Головнин о закономерностях в направлении ветра, о силе его и взаимодействии с состоянием погоды. Он внес поправку в заключение Лаперуза, писавшего, что у мыса Горн при северо-западных ветрах всегда бывает пасмурно, и как только ветер отойдет к западу, то "верно, чрез два часа после он сделается от юго-запада. Я и прежде испытал, что сей закон в направлении ветров подвержен исключениям и что Лаперуз лучше сделал бы, когда б не столь утвердительно о сем говорил; а ныне прежние мои замечания подтвердились, ибо ветр от запада, вместо того чтоб тотчас переходить к юго-западу, иногда дул очень постоянно и свежо с порывами при ясной погоде по нескольку часов" (стр. 57-58).
   Особое внимание обратил Головнин на проверку координат некоторых географических пунктов прежних карт. В частности, он уточнил широту острова Медный. Были проконтролированы также координаты острова Чирикова, так названного Куком. Этот же остров Сарычевым был назван Укамоком. "Мы, - пишет Головнин, - нашли, что это один и тот же остров, определение наше сходствует с определением Ванкувера".
   Большое научное значение имели и метеорологические наблюдения на шлюпе "Камчатка". Штурман Никифоров тщательно вел шканечный журнал, в который четырежды в день записывал долготу и широту места корабля, силу и направление ветра, скорость, течений, поправку компаса. В 1873 году Морское ведомство издало книгу "Метеорологические наблюдения, производившиеся во время кругосветного плавания шлюпа "Камчатка" под командой капитана 2-го ранга Головнина в 1817, 1818, 1819 гг.". В предисловии отмечалось, что материал, содержащийся в шканечном журнале "Камчатки" и других кораблей, "может служить хорошим источником всякого рода специальных исследований по метеорологии и физической географии океанов".
   Большое внимание в труде уделено вопросам истории. Опираясь на бесспорные и неопровержимые факты, Головнин показал, что честь открытия Северо-Западной Америки принадлежит русским. Выдающийся русский мореплаватель А. И. Чириков, а за ним многие известные и безызвестные мореходцы не только первыми проложили дорогу к ее берегам, но и нанесли их на карту и приступили к освоению новых земель.
   Научный подвиг русских людей вызывает восхищение. Видный немецкий историк Ф. Гельвальд так отзывается о нем:
   "В начале XVIII столетия уже почти все народы Европы имели свою долю участия в деле открытия Америки... Но истинным чудом представляется, что наконец и русские добрались до Америки... предприимчивые русские казаки нашли путь в Америку, невзирая на бесконечные пустыни Сибири, и совершенно самостоятельно и своеобразно открыли эту новую часть света. Всем остальным народам Европы путь в Америку открыл Колумб, с предприятиями же русских плавание Колумба не имеет почти ничего общего... Все другие народы шли с востока вместе с солнцем на запад. Русские же шли с запада на восток... они пробираются через весь север Азии, приходят к берегам Тихого океана, и там у них является свой собственный Колумб (Г. И. Шелихов. - Авт. пред.), который во имя России приобретает право владения Северо-Западной Америкой" {Ф. Гельвальд. В области вечного льда. Пер. с нем. Изд. 2. СПб., 1884, стр. 389-390.}.
   На основании существовавшего в то время права первооткрытия эти земли стали составной частью русского государства. Однако американское правительство нарушало правила, принятые всеми государствами относительно вновь открытых земель. В начале XIX века при американском конгрессе был создан специальный комитет для рассмотрения состояния колоний на берегах Тихого океана. Головнин с присущей ему страстностью убедительно показал, что деятельность комитета была направлена на оправдание политики США, стремившихся вытеснить русских из открытых ими районов Северной Америки. В 1821 году этот комитет безапелляционно заявил, что "Республика Соединенных Штатов имеет неопровержимое право на обладание всем северо-западным берегом Америки, заключающимся между широтами 36 и 60°...".
   Чтобы придать своим притязаниям большую силу, комитет умолчал о научном подвиге русских людей, которые первыми открыли Северо-Западную Америку и стали пионерами в ее хозяйственном освоении. "Но всего удивительнее и смешнее в донесении комитета, - пишет В. М. Головнин, - есть то, что он, наполнив оное всякою всячиною, до самого конца ни слова не говорит о России, так точно,как будто бы мы никогда, никакого участия не имели ни в открытиях, ни в промыслах и торговле по северо-западным берегам Америки и как будто бы вовсе были там народ неизвестный" (стр. 322). Головнин подверг резкой критике действия американских политиков, подтвердив свою позицию многочисленными и неопровержимыми историко-географическими фактами и документами. Заслуги наших соотечественников в открытии и исследовании северо-западной части Тихого океана широко освещены в трудах многих ученых разных стран {*}.
   {* F. A. Colder. Berinq's voyages. In two volumes. New York. Vol. I, 1922; vol. II, 1925.
   Бейкер Дж. История географических исследований и открытий. Перев. с англ. М., 1950; Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке в XVIII веке. Под ред. А. И. Андреева. М., 1948; Ефимов А. В. Из истории великих русских географических открытий в Северном Ледовитом и Тихом океанах. М., 1950; Атлас географических открытий в Сибири и в Северо-Западной Америке. XVII-XVIII вв. Под ред. А. В. Ефимова. М., 1964; Лебедев Д. М. Плавание А. И. Чирикова на пакетботе "Св. Павел" к побережьям Америки. М., 1951, и др.}
   Беспредельна была любовь Головнина к своей родине. Бичуя паразитический образ жизни европейских колонизаторов, он не щадит и русский колониализм. Он возмущался положением коренного населения Камчатки и со свойственной ему наблюдательностью и прямотой вскрывал недостатки в управлении областью. Вместе с тем после посещения Камчатки в мае 1818 года Василий Михайлович с большим удовлетворением отмечает в своем труде о тех переменах, которые произошли за время управления ею П. И. Рикордом. С большой похвалой отзывается он о разносторонней и неутомимой деятельности своего друга, направленной на хозяйственное освоение Камчатского полуострова и улучшение жизни его населения. Рикорд организовал в области лазарет, куда были приглашены два "искусных врача". Выписал из России медикаменты, а шлюп "Камчатка" доставил необходимые госпитальные инструменты. Сначала камчадалы с недоверием относились к нововведению. Но, убедившись, что в лазарете исцеляют от тяжких болезней, они скоро изменили свое мнение. По всему полуострову распространилась слава о деятельности этого учреждения. Но благородные стремления передовых русских людей, мореплавателей, ученых, пытавшихся вызвать к жизни производительные силы Дальнего Востока, Сибири, поднять культуру их народов, не могли привести к сколько-нибудь серьезным изменениям условий на отдаленной окраине Российской империи.
   Только Великая Октябрьская социалистическая революция вывела ранее угнетенные и обездоленные народности России на светлую дорогу подлинного прогресса.
  

* * *

  
   Книга Головнина "Путешествие на шлюпе "Камчатка"" была хорошо встречена прогрессивными кругами России. Единодушно признавалось, что она "и для флота полезна и содержит в себе много любопытного и достопримечательного" {ЦГАВМФ, ф. 7, оп. 1, д. 2, л. 172.}.
   После плавания на "Камчатке" имя Головнина стало одним из самых популярных не только в России, но и за ее пределами. Через два месяца после возвращения из плавания Российская академия наук вручила Головнину диплом об избрании его своим корреспондентом. По мере роста славы мореплавателя все более возрастало число завистников, стремившихся ущемить интересы Головнина, унизить его во всем. Василия Михайловича по существу даже не допустили к баллотировке на морской чин контр-адмирала, и он вынужден был просить, чтобы ему дали соответственно должности береговое звание генерал-майора. Но и после такого надругательства над выдающимся моряком царедворцы не унимались. Они строили Головнину все новые и новые козни. Такая обстановка унижала и оскорбляла мореплавателя.
   История предала забвению тех, кто чинил препятствия людям, видевшим смысл своей жизни в бескорыстном служении Родине, ее процветанию. Имена же, подобные Головнину, будут жить в веках и вдохновлять людей на новые подвиги и научные свершения.
   Известный русский флотоводец и ученый С. О. Макаров назвал имя Головнина в плеяде самых выдающихся русских мореплавателей. Он писал: "На утлых кораблях совершали наши ученые-моряки свои смелые путешествия и, пересекая океаны по разным направлениям, отыскивали и изучали новые, еще не известные страны. Описи и съемки, которые они сделали, и по сие время служат для руководства мореплавателям, а замечания и наставления их цитируются лоциями всех наций.
   Да послужат труды этих исследователей драгоценным заветом дедов своим внукам, и да найдут в них грядущие поколения наших моряков пример служения науке" {С. О. Макаров. "Витязь" и Тихий океан", т. I, СПб., 1894, стр. III-IV.}.
   Благодарные потомки увековечили имя Головнина на карте мира. Именем мореплавателя названы пролив между островами Райкоку и Матуа в Курильской гряде, открытый им залив в юго-восточной части полуострова Сьюард, мыс на полуострове Ямал, мыс на Новой Земле, вулкан на острове Кунашир.
   Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новый этап в изучении Тихого океана. О тщательном и всестороннем исследовании этого океана ученый мечтал всю жизнь.
   И вот уже в 1923 году под руководством крупного гидрографа Б. В. Давыдова была подготовлена "Лоция побережья РСФСР, Охотского моря и восточного берега полуострова Камчатка с островом Карагинским включительно". Это была крупная работа по гидрографии одного из труднейших для изучения районов.
   Затем начался период самых разнообразных исследований наших дальневосточных морей, в которых принимали участие несколько десятков научных учреждений страны, в их числе Институт океанологии АН СССР, Государственный океанографический институт, а также виднейшие советские океанологи К. М. Дерюгин, П. Ю. Шмидт, Г. Е. Ратманов, В. Г. Корт, А. Д. Добровольский, В. Г. Богоров, П. Л. Безруков, Г. Б. Удинцев и многие другие.
   В 1949 году к исследованиям в Тихом океане приступил советский "Витязь", достойно продолжающий традиции русских кораблей, так много сделавших для познания океана. С тех пор замечательный корабль науки провел 35 исследовательских рейсов, каждый из которых намного обогатил наши сведения в области океанологии вообще и Тихого океана в частности. Особенно большого размаха достигли исследования в период Международного геофизического года и в последующее за ним время.
   В 1963 году вышла монография члена-корреспондента Академии наук Л. А. Зенкевича "Биология морей СССР", представляющая обширную сводку современных научных данных, где значительное место отведено морям Тихого океана. Немного раньше вышел труд профессора А. К. Леонова "Региональная океанография", часть I, почти целиком посвященный нашим дальневосточным морям, удостоенный Географическим обществом СССР золотой медали Литке. Высокую оценку специалистов получила и монография доктора географических наук А. М. Муромцева "Основные черты гидрологии Тихого океана", в которой обобщены данные о величайшем океане за всю историю его изучения.
   Сотрудники Института океанологии АН СССР при участии многих других научных учреждений страны заканчивают подготовку к изданию многотомной монографии о Тихом океане. Это сочинение будет содержать наиболее полные и всеобъемлющие современные знания о природе и ресурсах Тихого океана. Оно составлено на основе материалов и наблюдений советских экспедиций, а также всех других исследований.
   Успехи советского народа в изучении величайшего океана мира - достойный памятник замечательному моряку, ученому и патриоту В. М. Головнину.
   Советские люди свято хранят память о замечательных русских мореплавателях и гордятся такими великими сынами, как Головнин.

В. Дивин

С. Осокин

  

* * *

  
   В основу настоящего издания положено сочинение В. М. Головнина "Путешествие на военном шлюпе "Камчатка"" (часть I), опубликованное при жизни автора, в 1822 году. В Центральном государственном архиве Военно-Морского Флота (ЦГАВМФ) хранится подлинная рукопись этого труда "Черновой исторический журнал на шлюпе "Камчатка"" {ЦГАВМФ, ф. 7, оп. 1, д. 16. Подлинник.}. Знакомство с источником позволяет сделать вывод о том, что он был одним из последних вариантов рукописи, а может быть даже и окончательным. Эта рукопись, очевидно, предназначалась для писаря, который готовил чистовик текста для набора {Возможно, что отдельные главы этой рукописи готовились для журнала "Сын отечества", публикация которых началась с 1818 года.}. Данное предположение подтверждает большая близость рукописи и книги, а также то, что в рукописи имеются специальные указания для писаря, сделанные красными чернилами рукой автора. В то же время книга значительно полнее сохранившегося черновика.
   Сопоставление текстов рукописи и книги показывает, что последняя была дополнена некоторыми главами, абзацами, примечаниями и таблицами, отсутствующими в указанной рукописи. В книгу, например, включен раздел "Прибавления", которого нет в рукописи. Кроме того, в книге имеются и более мелкие исправления. Например, слово которое (л. 21 в черновике) заменено в книге на оное (стр. 93); волонтеров (л. 329) исправлено на охотников (стр. 78). В книге содержатся отсутствующие в рукописи данные о координатах и размерах о. Кадьяк (л. 293). Подобные изменения и дополнения были сделаны Головниным, по-видимому, при окончательном просмотре корректур.
   В целом же тексты сохранившейся подлинной рукописи и прижизненного издания книги совпадают. Для проверки некоторых фактических данных при подготовке настоящего издания был использован также "Морской журнал" шлюпа "Камчатка" {ЦГАВМФ, ф. 7, оп. 1, д. 17, Копия.}.
   Сочинение издается полностью, без каких-либо сокращений; по техническим причинам не помещены лишь гравюры, изображающие виды берегов разных мест, посещенных В. М. Головниным. Дополнительно включены некоторые архивные материалы и карты из второй части сочинения, расширяющие наши представления о жизни и деятельности мореплавателя.
   Текст подготовлен по современным орфографическим и синтаксическим правилам с сохранением особенностей языка автора. Оставлены, например, разночтения в написании отдельных слов: на острове и на острову, толь и столь, перед и пред и др.
   Сохранены авторские наименования географических пунктов, принятые в то время, а их современные эквиваленты можно найти в указателе географических названий. Внесено единообразие в написание морских терминов, числительных. Исправлены опечатки первого издания, о наиболее существенных исправлениях указано в подстрочных примечаниях или комментариях.
   Большинство названий животных (птицы, рыбы) и растений, встречающихся в тексте, указаны Головниным лишь ориентировочно, предположительно, и привести их в соответствие с современной номенклатурой не удалось. Поэтому редакция сочла возможным оставить без изменений названия животных и растений. Это в какой-то мере отражает уровень науки того времени и полностью обеспечивает сохранение стиля и колорита эпохи автора.
   Оставлены без изменений градусы широты и долготы, отсчет которых ведется по-разному: либо от нулевого меридиана на запад до 360°, либо от нулевого меридиана на восток до 180° - в этом случае приводятся западные и восточные долготы.
   Ссылки на подстрочные примечания В. М. Головнина обозначаются звездочками, на текстуальные примечания редакции в подстрочнике - также звездочками, но с пометой Ред. Ссылки на комментарии к тексту, помещенные в конце книги, обозначены сквозной нумерацией.
   Книга снабжена оригинальными рисунками художника М. Тиханова, участника плавания на шлюпе "Камчатка". Рисунки предоставлены издательству Научно-исследовательским музеем Академии художеств в Ленинграде.
   Археографическую обработку текста осуществила Э. Я. Пеккер. Комментарии составили В. А. Дивин, Б. П. Супрунович и К. Ф. Фокеев. Словарь морских терминов подготовил К. Ф. Фокеев. Публикация архивных документов принадлежит В. А. Дивину.
   Редакция выражает признательность Центральному государственному архиву Военно-Морского Флота, Центральной военно-морской библиотеке, Центральному государственному архиву древних актов за содействие в предоставлении материалов и справок, а также благодарит за ценные советы и консультации по различным вопросам подготовки настоящего издания Л. Н. Гусарову, Н. Б. Кузнецову, Т. Д. Лавренцову, Г. И. Манжеева, Е. И. Прохорова и других товарищей.
  

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

  
   Когда отдаленные страны земного шара были европейцам мало известны и когда путешествия к оным предпринимаемы были весьма редко, тогда для читателей было занимательно и любопытно знать все происшествия, случавшиеся с мореходцами, пускавшимися в столь отдаленные страны; а потому путешественники помещали в своих повествованиях всякие мелочи и описания ничего не значащих случаев. Новейшие мореплаватели, следуя примеру своих предшественников, также нередко наполняли свои книги без всякой нужды описаниями вовсе нелюбопытными. Но ныне, когда уже просвещенные читатели хорошо познакомились со всеми отдаленными частями света и знают их имена, свойства, величину и прочее почти столько же хорошо, как и собственного своего отечества, то все подробности, особливо же содержащие в себе повторения прежде сего и много раз писанного, уже не нужны, ибо не могут принести читателю удовольствия или сообщить ему новых сведений. В наши времена было бы лишним издавать в свет многие путешествия {Имеются в виду сочинения. Здесь и в других случаях следует их отличать от путешествий в буквальном смысле слова. - Ред.}, в том числе и мое, если бы народы в политическом своем бытии также были постоянны и непременны, как страны, ими обитаемые, в естественном их состоянии, но и самая природа, хотя и редко, в некоторых отношениях изменяется. В обществах же людей перемены случаются беспрерывно, и в продолжение немногих лет случай и обстоятельства нередко народу дают совершенно иной вид. Теперь, например, жители Сандвичевых островов не тот уже народ, каким представили их славный Кук1 и Ванкувер2; замечания Лаперуза3 о Маниле в нынешнее время также во многом неуместн

Другие авторы
  • Немирович-Данченко Василий Иванович
  • Званцов Константин Иванович
  • Ломоносов Михаил Васильевич
  • Ставелов Н.
  • Перец Ицхок Лейбуш
  • Эрберг Константин
  • Малышев Григорий
  • Александров Н. Н.
  • Веревкин Михаил Иванович
  • Долгоруков Иван Михайлович
  • Другие произведения
  • Амфитеатров Александр Валентинович - На заре
  • Горький Максим - Жизнь Клима Самгина. Часть четвертая
  • Стасов Владимир Васильевич - Передвижная выставка 1878 года
  • Муравьев Никита Михайлович - Проект конституции
  • Виноградов Анатолий Корнелиевич - История молодого человека (Шатобриан и Бенжамен Констан)
  • Якубович Петр Филиппович - Вечерние выстрелы
  • Лухманова Надежда Александровна - Жизнь
  • Гроссман Леонид Петрович - Л. П. Гроссман: биографическая справка
  • Лавров Вукол Михайлович - В. М. Лавров: краткая справка
  • Плеханов Георгий Валентинович - Болонский съезд итальянских социалистов
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 916 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа