Главная » Книги

Грибоедов Александр Сергеевич - Избранные письма, Страница 7

Грибоедов Александр Сергеевич - Избранные письма


1 2 3 4 5 6 7 8

я.
   Мало надеюсь на свое умение, и много на русского бога. Еще вам доказательство, что у меня государево дело первое и главное, а мои собственные ни в грош не ставлю. Я два месяца как женат, люблю жену без памяти, а между тем бросаю ее здесь одну, чтобы поспешить к шаху за деньгами, в Тегеран, а может быть и в Испаган, куда он на днях отправляется.
   Иванов решительно отказался от своей должности и подал официальную бумагу, что он ни за что не останется. Он вам сам скажет, что я его уговаривал самыми убедительными доказательствами, объявил ему от вашего имени, что он не найдет в Петербурге ни места, ни жалованья; но он остался непреклонен и на днях едет. Нельзя же мне поневоле держать чиновника! Ему же хуже, и жаль, он гораздо способнее, нежели я полагал. Рука по-французски и по-русски очень четкая, а на русском языке и слог его не дурен.
   Прощайте, ваше превосходительство. Примите уверение в чувстве неограниченного почтения и преданности, с коими имею честь быть ваш всепокорнейший слуга

А. Грибоедов.

  
   Амбургер желает иметь Шаумбурга, но обо всем этом я официально отнесусь к в[ашему] п[ревосходительству] с Ивановым, он дни через два едет.
  

89. П. Н. АХВЕРДОВОЙ

  

<Перевод>

  

<Ноябрь 1828. Тавриз>

   Примите мои искренние приветствия, любезнейший и почтеннейший друг. Я уже давно сделал все что следовало для Вашего племянника,1 и если граф2 к нему не очень благожелателен, то, кто знает, не передали ли ему о каких-нибудь невинных шутках, которые тот сболтнул на его счет, а сплетники, как это обычно бывает, довели до начальства в раздутом и злостном виде разговоры, которые можно упрекнуть самое большее в нескромности. А это водится. Впрочем, все то, что Вы мне говорите насчет графа Эриванского, доставляет мне живейшее удовольствие. Он мой друг и благодетель, и я, натурально, желал бы, чтобы все были ему так же преданы, как я. Советы, которые Вы даете мне, чтобы я заботился о занятиях для жены моей, очень разумны и полезны, но все мое время занято проклятой контрибуцией, которую я все никак не могу полностью вытянуть от персов. Тут еще море бездонное всяких хлопот. Кажется мне, что не очень я гожусь для моего поста, здесь нужно больше уменья, больше хладнокровия. Дела приводят меня в дурное расположение духа, я делаюсь угрюм, иногда охота берет покончить со всем, и тогда становлюсь уж вовсе глуп. Нет, ничего я не стою для службы, и назначение мое вышло неудачно. Я не уверен, что сумею выпутаться из всех дел, которые мне поручены, многие другие исполнили бы их в сто тысяч раз лучше. Одна моя надежда на бога, которому служу я еще хуже, чем государю, но которого помощь действительная со мной всегда была. Вот увидите, что в конце концов меня же еще будут благодарить за все, что будет удачно достигнуто, и без того, чтобы я в том принимал участие, как в Персидскую кампанию, где столько других больше имели заслуг перед правительством, чем я, и однакож больше всех наградили меня.
   Дашеньке нежнейший поцелуй. Как мы ее с женой любим, пари держу, она и не подозревает о наших разговорах в Тавризе, все про нее и про Катеньку, как-то найдем их, когда воротимся, за кого их выдадут? Маленькие их кокетства в клубе, и т. д. и т. д. Прощайте, почтеннейшая Прасковья Николаевна. Думайте о нас, любите нас столько же, сколько мы Вам искренне преданы. Ваша Нина и Ваш верный друг. А. Грибоедов.
  

80. Ф. В. БУЛГАРИНУ

  

<Конец ноября 1828. Тавриз>

   Напечатай, любезный друг Фадей, это блестящее описание, которое очень удачно вылилось из-под пера товарища моей политической ссылки.1
   Дело в том, что нас кроме праздников здесь точно боятся и уважают. 4/5 следующих нам денег взяли, редко пишется от меня требование здешнему правительству, чтобы не было исполнено. Теперь еду в Тегеран, куда и шах в скором времени возвращается. Коли всё еще меня будут ругать приятели, nos amis les ennemis, {Наши друзья-враги. - Ред.} то объяви им, что я на них плюю. 2 Ты в своих письмах крепко настаиваешь, чтобы я Аббас-Мирзу подвиг на войну против турков. Любезный друг, знаешь ли ты, имею ли я на то разрешение. Удивляюсь, что тот, кто лучше тебя это знает,3 говорит, что я мог бы это сделать. Коль служишь, то прежде всего следуй буквально ниспосылаемым свыше инструкциям, а если вместе с тем можно пожить и для газет, и то хорошо. Я, брат, из своей головы готов изобретать всякие наступательные планы, но не исполнять, покудова мне же наоборот не предпишут поступать так, а не иначе. Поцелуй Леночку и Танте.

Верный твой

А. Грибоедов.

  

91. И. Ф. ПАСКЕВИЧУ

  

<3 декабря 1828. Тавриз>

  

Почтеннейший мой покровитель граф Иван Федорович.

   Как вы могли хотя одну минуту подумать, что я упускаю из виду мою должность и не даю вам знать о моих действиях. Замедление могло только произойти от продолжительных и бесконечных моих переговоров, или от курьеров, которых вероятно задерживают в карантинах. Я всякую мелочь, касательно моих дел, довожу до вашего сведения и по очень простой причине, что у меня нет других дел, кроме тех, которые до вас касаются. Для большего вашего удовлетворения пересылаю вам мою депешу к Нессельроде под открытою печатью, и всегда буду это делать, кроме таких случаев, которые ни под каким видом уже не могут для вас быть занимательны, Напр[имер]: о переводчиках, о канцелярских издержках, о подарках, о суммах на постройку квартир и всякий вздор; до сих пор я только об этом писал мимо вас, потому что это касается Департамента азиатских дел, и слава богу, что эта чаша вас миновала, у вас довольно таковой дрязги в вашей канцелярии.
   Что вы думаете о наших европейских делах? Я не совсем разделяю вашей мысли, чтобы англичане вздумали нам открыто враждовать. У них своих домашних запутанностей много. Глупый министр Wellington, долг необъятный, Ирландия и Португалия в виду. Одно только меня смущает, читанное мною в C_o_u_r_r_i_e_r, который, как вам известно, журнал министериальный, где именно сказано, что Россия отказалась от трактата трех держав и преследует собственно свои завоевательные виды. Коли зимою не будет мира,1 то я полагаю, что Австрия выставит на границе огромную военную силу, и принудит нас сделать то же в отношение к ней. Но хотя это и введет нас в излишние издержки, но тем всё и кончится.
   Вот вам депеша Булгарина об вас, можете себе представить, как это меня радует:
  
   "Граф Паскевич-Эриванский вознесся на высочайшую степень любви народной. Можно ныне смело сказать, что он, победив турок, победил и своих завистников. Общий голос в его пользу. Генералитет высший, генерал-адъютанты, офицеры, дворянство, чиновники, литераторы, купцы, солдаты и простой народ повторяют хором одно и то же: "молодец, хват Эриванский! Вот русский генерал! Это суворовские замашки! Воскрес Суворов! Дай ему армию, то верно взял бы Царьград!" и т. п.
   Повсюду пьют за здоровье Эриванского: портреты его у всех. Я еще не помню, чтобы который-нибудь из русских генералов дожил до такой славы. Энтузиазм к нему простирается до невероятной степени. В столице против него н_е_т н_и о_д_н_о_г_о г_о_л_о_с_а. Даже реляции его ужасно как нравятся: они хотя и грешат иногда против грамматики, но идут прямо к сердцу. Рассказ понятный, живой, с душою, с чувством.
   Недавно на молебствии за его победы один генерал сказал за новость, что Эрнванскому д_а_л_и Андрея.2 - Он в_з_я_л Андрея, возразил некто, и все повторили: п_о-с_у_в_о_р_о_в_с_к_и. Одним словом герой нынешней войны, наш Ахилл-Паскевич-Эриванскнй. Честь ему и слава! Вот уже с 1827 он гремит победами".3
  
   А я прибавлю - с 1826. Впрочем посылаю вам листочик в оригинале. Я для того списал, что рука его нечеткая. Тут же, коли полюбопытствуете, найдете много вредных толков на мой счет г. Родофиникина, моего почтенного начальника, на которого я плюю. Свинья и только.
   Расшевелите наше сонное министерство иностранных и престранных дел. Напишите, в[аше] с[иятельство], прямо к государю ваше мнение насчет Аббас-Мирзы, что хорошо бы его вооружить против турков. Я без особого подтверждения начальства не могу на себя это взять. В 1821 году я это очень успешно произвел в действие и получил головомойку от Нессельроде, хотя Ермолов вполне одобрил меня. Так и теперь может случиться. Вы похвалите, а черти меня расклюют.
   Да No Аббас-Мирза мне не поверит, покудова я не объявлю ему категорически воли государя императора. Как вы думаете о поездке моего принца4 в Петербург? Я в моей депеше к Нессельроде пишу несколько в духе нашего министерства.5 Но вот мое истинное мнение:
   1) Допустить его [к] государю императору в Петербург.
   2) Велеть ему драться с турками.
   3) Обещать торжественно, что мы возведем его на престол, ибо это нам ничего не стоит, упражнение войску в мирное время, издержки пусть его будут, а влияние наше в Азии сделается превозмогающим, пред всякою другою державою.6
   4) Куруров не уступать ни под каким видом. Слава богу (не приписываю моему умению, но страху, который нагнали на всех успехи нашего оружия), я поставил себя здесь на такую ногу, что меня боятся и уважают. Дружбы ни с кем не имею, и не хочу ее, уважение к России и к ее требованиям, вот мне что нужно. Собственные Аббас-Мирзы подданные и окружающие ищут моего покровительства, воображая себе, что коли я ему что велю, то он непременно должен сделать. Это хотя и не совсем так, потому что он старый плут, многое обещает, а мало исполняет; но пускай думают более о моем влиянии, чем есть на деле. Теперь стоит только министерству меня поддержать, а если иначе, si on me donne des dêgoûts, adieu l'ambition et tout ca qui s'en suit, cela n'est pas ma passion dominante. Zinondali et la Kakhetie valent encore mieux, quoique je n'ai rien au monde qu'une perspective d'avancement et une modique pension qui m'en reviendrait avec le temps. {Если мне доставят неприятности, прощай честолюбие и всё, что с ним связано, ведь это не главная моя страсть. Цинондали и Кахетия большего стоят, хотя у меня ничего нет, кроме надежд на повышение и на скромную пенсию, которую я со временем мог бы получить. - Ред.}
   Кому от чужих, а мне от своих, представьте себе, что я вместо поздравления получил от матушки самое язвительное письмо. Только пожалуйста, неоцененный благодетель, держите это про себя, и не доверяйте даже никому в вашем семействе. Мне нужно было в_а_м это сказать, сердцу легче.
   Поздравляю вас с полком вашего имени.7 Кажется, что вы должны быть довольны этим живым монументом.
   За сим следуют три просьбы: 1) Осмеливаюсь в[ашему] сиятельству напомнить о моей бумаге No 44 сентября 8-го о моем переводчике Шах-Назарове.8 2) При мне находится для рассылок и для разных поручений дворянин Саломон Кобулов, которого я с собою взял по предварительному сношению с Сипягиным. Не знаю как и когда доносил вам об этом покойный во[енный] губернатор,9 сделайте мне одолжение причислить его куда-нибудь, и чтобы он считался в откомандировке при мне. Аттестаты его посылаю к Устимовичу. 3) Примите в ваше покровительство надв[орного] советника] Челяева, который некогда был прокурором в Тефлисе, потом при Сипягине. Он меня об этом не просит, но еще в бытность мою в Тефлисе он очень желал быть лично известным вашему сиятельству. Все его знают за самого благонамеренного и расторопного человека, сведущего в законах, и наконец грузина, каких я мало встречал, с европейским образованием и нравственностию. Притом простите слабости человеческой. Нина тоже обращается к вам с просьбою об нем и, не смея прямо это сделать, стоит возле меня и заставляет меня всеусердно о том при вас стараться. Мне самому смешно, когда вспомню свой собственный стих из Горя от ума:
  
   Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку,
   Ну как не порадеть родному человечку.
  

---

  
   Вчера давал мне вечер с штуками беглербек,10 где провозглашали славу вашу во все четыре угла обеденной комнаты. Мать его говорит, что каждый день в молитвах своих вас поминает, для того, что такой великий человек почтил в ней вдову гиланского Гедаст-Хана. Вот что значит подарить 5 т[ысяч] червонцев.
   Работа орденов остановилась, потому что золотых дел мастера все к нам перешли в Урдабад. Я уже писал к генералу Мерлини, чтобы на время выслать сюда двоих, уведомляя его, что вместе с тем доношу вашему сиятельству. Оконченная для вас звезда очень великолепна, и пошлется с тем вместе особый чиновник в Тефлис при фермане шаха, и с поздравлением по случаю побед ваших. -
   Прилагаю здесь несколько строк для тефлисских газет, коли вы одобрите.
   Прощайте, ваше сиятельство, расцелуйте вашу жену и детей милых, жаль, что они мало меня знают. Остаюсь вам по гроб преданный

А. Грибоедов.

  
   Я, право, не знаю, как мне быть с моим жалованием, не для собственных издержек, а для экстраординарных по службе. Теперь дышу только двумя тысячами Макдональдовских, которые вы мне дали в Ахалкалаках, и из них уже тысяча прожита, а своих ни копейки!!
  

Главное

  
   Благодетель мой бесценный. Теперь без дальних предисловий, просто бросаюсь к вам в ноги, и если бы с вами был вместе, сделал бы это, и осыпал бы руки ваши слезами. Вспомните о ночи в Тюркменчае перед моим отъездом. Помогите, выручите несчастного Александра Одоевского. Вспомните, на какую высокую степень поставил вас господь бог. Конечно вы это заслужили, но кто вам дал способы для таких заслуг? Тот самый, для которого избавление одного несчастного от гибели гораздо важнее грома побед, штурмов и всей нашей человеческой тревоги. Дочь ваша едва вышла из колыбели, уже государь почтил ее самым внимательным отличием, Федю тоже того гляди сделают камер-юнкером. Может ли вам государь отказать в помиловании двоюродного брата вашей жены, когда двадцатилетний преступник уже довольно понес страданий за свою вину, вам близкий родственник, а вы первая нынче опора царя и отечества. Сделайте это добро единственное, и оно вам зачтется у бога неизгладимыми чертами небесной его милости и покрова. У его престола нет Дибичей и Чернышевых, которые бы могли затмить цену высокого, христианского, благочестивого подвига. Я видал, как вы усердно богу молитесь, тысячу раз видал, как вы добро делаете. Граф Иван Федорович, не пренебрегите этими строками. Спасите страдальца.11
  

82. Н. А. ГРИБОЕДОВОЙ

  

9-е письмо1

Сочельник. 24 декабря 1828. Казбин

   Душенька. Завтра мы отправляемся в Тейран, до которого отсюда четыре дни езды. Вчера я к тебе писал с нашим одним подданным, но потом расчел, что он не доедет до тебя прежде двенадцати дней, также к m-me Macdonald, вы вместе получите мои конверты. Бесценный друг мой, жаль мне тебя, грустно без тебя как нельзя больше. Теперь я истинно чувствую, что значит любить. Прежде расставался со многими, к которым тоже крепко был привязан, но день, два, неделя - и тоска исчезала, теперь, чем далее от тебя, тем хуже. Потерпим еще несколько, ангел мой, и будем молиться богу, чтобы нам после того никогда более не разлучаться.
   Пленные здесь меня с ума свели. Одних не выдают, другие сами не хотят возвратиться. Для них я здесь даром прожил, и совершенно даром.
   Дом у нас великолепный и холодный, каминов нет, и от мангалов у наших у всех головы переболели.
   Вчера меня угощал здешний визирь, Мирза Неби, брат его женился на дочери здешнего Шахзады, и свадебный пир продолжается четырнадцать дней, на огромном дворе несколько комнат, в которых угощение, лакомство, ужин, весь двор покрыт обширнейшим полотняным навесом, вроде палатки, и богато освещен, в середине театр, разные представления, как те, которые мы с тобою видели в Табризе, кругом гостей человек до пятисот, сам молодой ко мне являлся в богатом убранстве. Однако, душка, свадьба наша была веселее, хотя ты не шахзадинская дочь, и я незнатный человек. Помнишь, друг мой неоцененный, как я за тебя сватался, без посредников, тут не было третьего. Помнишь, как я тебя в первый раз поцеловал, скоро и искренно мы с тобою сошлись, и навеки. Помнишь первый вечер, как маминька твоя и бабушка и Прасковья Николаевна сидели на крыльце, а мы с тобою в глубине окошка, как я тебя прижимал, а ты., душка, раскраснелась, я учил тебя как надобно целоваться крепче и крепче. А как я потом воротился из лагеря, заболел, и ты у меня бывала. Душка!..
   Когда я к тебе ворочусь! Знаешь, как мне за тебя страшно, всё мне кажется, что опять с тобою то же случится, как за две недели перед моим отъездом. Только и надежды, что на Дереджану, она чутко спит по ночам, и от тебя не будет отходить. Поцелуй ее, душка, и Филиппу и Захарию скажи, что я их по твоему письму благодарю. Коли ты будешь ими довольна, то я буду уметь и их сделать довольными.
   Давиче я осматривал здешний город, богатые мечети, базар, каравансарай, но всё в развалинах, как вообще здешнее государство. На будущий год вероятно мы эти места вместе будем проезжать, и тогда всё мне покажется в лучшем виде.
   Прощай, Ниночка, ангельчик мой. Теперь 9 часов вечера, ты верно спать ложишься, а у меня уже пятая ночь, как вовсе бессонница. Доктор говорит - от кофею. А я думаю - совсем от другой причины. Двор, в котором свадьбу справляют, недалек от моей спальной, поют, шумят, и мне не только не противно, а даже кстати, по крайней мере не чувствую себя совсем одиноким. Прощай, бесценный друг мой, еще раз, поклонись Агалобеку, Монтису и прочим. Целую тебя в губки, в грудку, ручки, ножки и всю тебя от головы до ног. Грустно.

Весь твой

А. Гр.

   Поклонись Ваценке, я к нему вчера писал, приехал ли Андрей
   Карлович, dis-lui que je lui en veux un peu, c: a: d: amicalement, il est rêstê trop longtemps dehors, et cela dans un temps où sa prêsence à Tauris est de la plus grande urgence. {Скажи ему, что я на него немного сердит, т. е. по-дружески: он слишком долго отсутствовал, - и в такое время, когда его присутствие в Тавризе крайне важно. - Ред.} Впрочем je lui en veux, покудова его нет, а коли воротился, так и дело в шляпе. Завтра Рождество, поздравляю тебя, миленькая моя, душка. Я виноват (сам виноват и телом), что ты большой этот праздник проводишь так скучно, в Тефлисе ты бы веселилась. Прощай, мои все тебе кланяются.
   Коли будешь иметь оказию к папиньке и в Тефлис к бабушке и маминьке, пошли им всем поклон от меня, и Катиньке и Давыдчику, я скоро сам буду ко всем писать.
  

КОММЕНТАРИИ

  
   Избранные письма А. С. Грибоедова печатаются по автографам (NoNo 10, 24, 35, 40, 47, 48, 52-61, 64, 66, 68, 69, 70, 75, 76, 78, 80, 81, 85, 89, 90), по тексту первых публикаций (NoNo 8, 11, 12, 14, 17, 19, 20, 26, 32, 62, 63, 73, 82, 83,. 84, 86) и по тексту академического издания (все остальные - с проверкой по первопечатным текстам и, в отдельных случаях, с некоторыми исправлениями). Письма NoNo 8, 11, 12, 22, 25, 26, 64, 69, 70, 72, 81, 89 даны в переводе с французского; письмо No 75 - в переводе с немецкого. В скобках при имени адресата указано, где письмо было напечатано в первый раз. Даты во всех случаях унифицированы и вынесены в начало письма. В угловых скобках - дополнения редактора.
  
   1. С. Н. Бегичеву ("Письма к Бегичеву")
   1. Грибоедов намекает на свою мать - Настасью Федоровну, отличавшуюся крутым характером и постоянно упрекавшую сына в "неосновательности".
   2. Петербургский клуб, основанный в 1772 г. немцем Шустером, посещался по преимуществу молодыми чиновниками, купцами и зажиточными ремесленниками.
   3. Раскрыть эти инициалы не удается.
  
   2, С. Н. Бегичеву ("Письма к Бегичеву")
   1. Уезжавших из Петербурга было в обычае провожать до Ижор (первая от Петербурга почтовая станция по московской дороге).
   2. Д. Н. Бегичев, получивший назначение в Иркутский гусарский полк, где в 1812-1813 гг. служил Грибоедов.
   3. Речь идет о комедии "Своя семья, или Замужняя невеста".
   4. Очевидно, Н. В. Всеволожскому.
  
   3. П. А. Катенину ("Сборник, издаваемый студентами С.-Петербургского университета", вып. II, СПБ., 1860)
   1. Это письмо не дошло до нас.
   2. Имеется в виду отзыв М. Н. Загоскина о постановке комедии Грибоедова "Молодые супруги" (в "Северном наблюдателе" 1817, No 15).
   3. Стихотворение "Лубочный театр".
   4. "Пустодомы" (в первый раз была представлена в Петербурге 10 октября 1819 г., издана в 1820 г.).
   5. Имеется в виду перевод поэмы Т. Тассо "Освобожденный Иерусалим", выполненный А. С. Шишковым в прозе (издан в 1818- 1819 гг.).
   6. В "Северном наблюдателе" 1817, No 14 был напечатан отрывок из трагедии Расина "Гофолия" ("Athaiie") в переводе А. А. Жандра. Место, о котором упоминает Грибоедов, следующее (д. III, явл. 7, слова Азарии):
  
   Я весь святый притвор обшел трикраты вкруг:
   Все разбежались, все рассыпалися вдруг,
   Как громом по полю разгнанные говяда,
   И служат господу одни Левия чада.
  
   7. Выполненный Грибоедовым подстрочный перевод трагедии Шиллера "Семела" не сохранился. В "Сыне отечества" 1817, No 51 (21 декабря) были напечатаны две сцены из "Семелы" в вольном переводе А. А. Жандра, - с сопроводительным письмом Грибоедова к издателю (см. выше, стр. 374).
   8. "Притворную неверность".
   9. Речь идет о пяти (а не четырех) сценах в комедии "Своя семья, или Замужняя невеста".
  
   4. С. Н. Бегичеву ("Библиографические записки" 1859, т. II, No 1)
   1. Министр иностранных дел гр. К. В. Нессельроде.
   2. 17 июня 1818 г., при назначении секретарем дипломатической миссии в Персии, Грибоедов был произведен в чин титулярного советника (младше коллежского асессора).
  
   5. С. Н. Бегичеву ("Письма к Бегичеву")
   1. Александр Невский умер (14 ноября 1263 г.) в Городце Волжском, возвращаясь из Золотой Орды.
   2. "Сын отечества".
   3. Репертуарные афишки петербургских театров.
   4. Новый балет ставился обычно 30 августа - в день именин Александра 1; 30 августа 1818 г. в петербургском театре шел балет Дидло "Калиф Багдадский, или Приключение молодости Гаруна Аль-Рашида",
  
   6. С. Н. Бегичеву ("Письма к Бегичеву")
   1. Здесь и дальше имеется в виду, вероятно, Алексей Александрович Павлов, женатый на сестре А. П. Ермолова.
   2. Д. Н. Бегичева.
   3. Памятник Минину и Пожарскому работы И. П. Мартоса был открыт в Москве, на Красной площади, 20 февраля 1818 г.
   4. "Притворная неверность" Грибоедова и А. А. Жандра шла в московском театре 3 сентября 1818 г.
   5. Грибоедов называет Мельпоменой Е. С. Семенову (трагическую актрису), в отличие от ее сестры Нимфодоры (комической актрисы).
   6. И. А. Гагарин, за которого Е. С. Семенова вышла замуж в 1828 г.
   7. "Пепелииа, или Сандрильон" - опера Даниила Штейбельта (шла 4 сентября 1818 г.).
  
   7. С. Н. Бегичеву ("Письма к Бегичеву")
   1. Первый том сочинения И. И. Голикова "Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России", М., 1788, Очевидно, к 1818 г. относятся и маргинальные заметки Грибоедова, сделанные при чтении этой книги (см. выше, стр. 449).
   2. Кого Грибоедов имел в виду под "своей Дидоной" - не установлено.
  
   8. С. И. Мазаровичу (О. Попова. А. С. Грибоедов в Персии, И., 1929)
   1. А. П. Ермолова.
   2. А. П. Ермолову,
  
   8. Я. Н. Толстому и Н. В. Всеволожскому (академическое издание, т. III)
   В текст письма внесена поправка согласно автографу (см. М. Нечкина. А. С. Грибоедов и декабристы, М., 1947, стр. 538).
   1. В л.-гв. Семеновском полку в это время служили двое Толстых- Иван и Николай Николаевичи.
   2. Речь идет о дуэли с А. И. Якубовичем. История этой нашумевшей в свое время дуэли вкратце сводится к следующему. В начале ноября 1817 г. Грибоедов опрометчиво вмешался в ссору, вспыхнувшую между его приятелями кавалергардским офицером В. А. Шереметевым и камер-юнкером гр. А. П. Завадовским из-за известной балерины Е. И. Истоминой. Шереметев вызвал Завадовского на дуэль, а приятель Шереметева, будущий декабрист А. И. Якубович (корнет л.-гв. Уланского полка) вызвал Грибоедова. Двойная дуэль была назначена на 12 ноября. Первыми стрелялись Шереметев и Завадовский; при этом Шереметев был смертельно ранен и на следующий день скончался. Дуэль между Грибоедовым и Якубовичем была отложена, а в дальнейшем также не могла состояться, так как Якубович был арестован и началось судебное следствие, к которому, между прочим, привлекался и Грибоедов, но был оправдан. Завадовский был выслан на некоторое время за границу, а Якубович, как главный зачинщик дуэли, сослан на Кавказ, в Нижегородский драгунский полк. Смерть Шереметева произвела на Грибоедова крайне тягостное впечатление; С. Н. Бегичев рассказывал: "Грибоедов писал ко мне в Москву, что на него нашла ужасная тоска, он видит беспрестанно перед глазами умирающего Шереметева, и пребывание в Петербурге сделалось ему невыносимо" ("А. С. Грибоедов", стр. 10). Как только Грибоедов в 1818 г, приехал в Тифлис, он тотчас же (по преданию, еще "на ступенях гостиницы") встретился с поджидавшим его Якубовичем, который повторил свой вызов. Дуэль состоялась через два дня после приезда Грибоедова - 23 октября 1818 г., в окрестностях Тифлиса. Секундантом у Грибоедова был А. К. Амбургер, а у Якубовича - Н. Н. Муравьев. Грибоедов промахнулся, а сам был ранен в левую руку, так что у него навсегда остался сведенным мизинец. История этой дуэли подробно освещена в записках Н. Н. Муравьева ("А. С. Грибоедов", стр. 58-64).
  
   10. П. А. Катенину ("А. С. Грибоедов и его сочинения", изд. Е Серчевского, СПБ., 1858)
   1. Позднейший отзыв Грибоедова о комедии П. А. Катенина "Сплетни" см. в письме к нему же от 14 февраля 1825 г. (выше, стр. 556).
  
   11. С. И. Мазаровичу (О. Попова. А. С. Грибоедов в Персии, Я., 1920)
   В этом и следующем письме речь идет о выводе Грибоедовым из Персии группы русских военнопленных (см. об этом в "Путевых записках" Грибоедова - выше, стр. 421-425, и примечание на стр. 700-702).
  
   12. С. И. Мазаровичу (О. Попова. А. С. Грибоедов в Персии, Л., 1929)
   1. Ср. в "Путевых записках" - выше, стр. 424.
   2. Имеется в виду резкая речь Наполеона, которою он 1 января 1814 г. распустил законодательный корпус.
   3. В письме к С. И. Мазаровичу от 6 октября 1819 г. из Тифлиса Грибоедов сообщил: "Ларин пришел ко мне в Шушу. Он шел 4 дня без еды, не видя живой души, стараясь найти мои следы, через леса и неприступные горы; наконец, на него напали, но, молодой и сильный, он отбился от трех негодяев, которые хотели его связать. Таким образом после всех бедствий он присоединился ко мне. Удивительная воля и решимость" (О. Попова. А. С. Грибоедов в Персии, стр. 72).
  
   13. П. А. Катенину ("А. С. Грибоедов и его сочинения", изд. Е. Серчевского, СПБ., 1858)
   1. В начале 1820 г. П. А. Катенин продолжал службу в л.-гв. Преображенском полку.
   2. К дальнейшему см. путевые заметки Грибоедова за 1819 г. ("Путешествие от Тавриза до Тегерана" и "Путевые записки") на стр. 413-425 наст. издания.
   3. Петрова дщерь - традиционное обращение к императрице Елизавете Петровне в одах Ломоносова.
   4. С. И. Мазарович был по происхождению венецианцем, Л. К. Амбургер - немцем.
   5. А. А. Шаховскому.
   6. Очевидно, Амлкх - слуга Грибоедова.
   7. По разъяснению акад. И. Ю. Крачковского, Грибоедов неверно передал в русской транскрипции приведенный им арабский стих (шарру-, л-бил-?ди мак?нун л? садика бихи), представляющий собой изречение, популярное в мусульманской литературе (см. "Известия Отделения русского языка и словесности Российской Академии наук", т. XXIII, 1918, кн. 1).
  
   14. А. И. Рыхлевскому (О. Попова. А. С. Грибоедов в Персии, М., 1929)
   1. Анна Андреевна Ахвердова.
   2. Ир - нищий, упоминаемый в "Одиссее" Гомера.
   3. Грибоедов надеялся оставить службу на Востоке и вернуться в Россию.
  
   15. И. А. Каховскому ("Сборник Общества любителей российской словесности на 1891 г.")
   1. То есть Симон Иванович Мазарович и его младшие братья - Спиридон и Осип, жившие с ним в Тавризе (все трое - католики).
   2. Намек на библейскую легенду о "Ноевом ковчеге", в котором находилось по паре "чистых" и "нечистых" животных.
   3. А. П. Ермолова.
  
   16. И. А. Каховскому ("Сборник Общества любителей российской словесности на 1891 г.")
   1. Очевидно, летом 1820 г. А. П. Ермолов намеревался послать Грибоедова в Петербург с каким-то поручением, о чем ему и сообщил Н. А. Каховский в не дошедшем до нас письме.
   2. А. П. Ермолова.
  
   17. А. И. Рыхлевскому (О. Попова. А. С. Грибоедов в Персии, Ж., 1929)
   1. Имеется в виду известная притча о Диогене.
   2. Анна Андреевна Ахвердова.
   3. А. П. Ермолов.
  
   18. И. А. Каховскому ("Сборник Общества любителей российской словесвости на 1891 г.")
  - Амлих - слуга Грибоедова.
  - 2. А. П. Ермолов.
  
   19. А. И. Рыхлевскому ("Литературное наследство" No 47/48. "А. С. Грибоедов", 1846)
  
   20. А. И. Рыхлевскому ("Литературное наследство" No 47/48. "А. С. Грибоедов", 1946)
   1. Очевидно, имеется в виду А. П. Ермолов. В декабре 1820 г. А. П. Ермолов обратился в Министерство иностранных дел с напоминанием о своем двукратном ходатайстве за Грибоедова и Беглярова (речь шла о награждении их следующими чинами); "но ни на то, ни на другое не имею ответа, - писал Ермолов,- и не знаю причины, по коей справедливо испрашиваемая трудящимися награда отказываема... ибо не делаю я таковых иначе, как о ревностно служащих и достойных, и не умею быть равнодушным, когда начальство их не уважает" ("Акты, собранные Кавказской археографической комиссией", т. VI, ч. 2, стр. 233),
  
   21. Неизвестному ("Москвитянин" 1856, т. III, No 12)
   Предполагают, что это письмо обращено к А. А. Шаховскому.
  
   22. Неизвестному ("Москвитянин" 1856, т. III, No 12)
   Было записано Грибоедовым на обороте предыдущего письма, но обращено, безусловно, к другому лицу. Н. К. Пиксанов высказал вероятное предположение, что эта просьба об увольнении со службы адресована министру иностранных дел гр. К. В. Нессельроде (Н. Пиксанов. Творческая история "Горя от ума", М.-Л., 1928, стр. 81).
  
   23. Н. A. Каховскому ("Сборник Общества любителей российской словесности на 1891 г.")
   1. Здесь в подлиннике приписано по-персидски: "Сепарта-башид", т. е. "будьте поручены" (см. академическое издание, т, III, стр. 315).
  
   24. В. К. Кюхельбекеру ("Русская старица" 1874, No 5)
   1. В. К. Кюхельбекер уехал из Тифлиса в мае 1822 г.
   2. Это письмо не дошло до нас.
   3. Эрут и Мерут (Harut и Marut) - арабские названия духов, пытавшихся овладеть планетой Венерой; они известны в персидской мифологии и упоминаются в Коране. Грибоедов приводит (в арабской транскрипции) арабское название Венеры - Zuharat.
   4. Иксион - по греческой мифологии, царь лапифов, оскорбивший целомудрие Геры (супруги Зевса); за это боги осудили Иксиона на жестокую казнь: он был привязан к вечно вращающемуся огненному колесу,
   5. После возвращения из Тифлиса В. К. Кюхельбекер жил в Смоленской губернии, в имении своей сестры Ю. К. Глинки. С осени 1821 г. в правительственных сферах за Кюхельбекером упрочилась репутация человека политически неблагонадежного; из Тифлиса он вынужден был уехать в результате ссоры и дуэли с одним из чиновников и осложнившихся в связи с этим отношений с А. П. Ермоловым. Все эти обстоятельства крайне невыгодно отразились на судьбе Кюхельбекера и переживались им очень тяжело; он ощущал себя человеком гонимым и помышлял о самоубийстве (см. письма к нему А. А. Дельвига, В. А. Жуковского и Е. А. Энгельгардта в "Русской старине" 1875, т. XIII, стр. 360, 362-368, а также следующее письмо Грибоедова).
   6. Речь идет о некоем Вильяме Егоровиче Сивинис (Чивинис) - авантюристе и мошеннике, считавшемся женихом С. Ф. Ахвердовой. Грибоедов сыграл важную роль в его разоблачении (см. "А. С. Грибоедов", стр. 76).
  
   25. Ю. К. Глинке ("Русская старина" 1875, т. XIII)
   1. См. примечание 5-е к предыдущему письму.
   2. В ноябре 1822 г. П. А. Катенин, по предписанию царя, был выслан из Петербурга в деревню (в Костромскую губернию) под надзор полиции и с запрещением въезда в обе столицы; в ссылке он провел без малого три года (до августа 1825 г.). Официальным предлогом для высылки послужил "неприличный поступок" Катенина в театре (он шикал одной актрисе), но на самом деле эта репрессия была вызвана политически неблагонадежной репутацией П. А. Катенина,
  
   26. П. Н. Ермолову (О. Попова. А. С. Грибоедов в Персии, М., 1929)
   1. Грибоедов собирался в отпуск в Москву (уехал 20 февраля).
   2. См. по этому поводу письма Грибоедова к Н. Н. Муравьеву от 26 января и 16 февраля 1823 г. ("Звенья", I, 1932, стр. 33-34).
  
   27. A. В. Всеволожскому (издание Шляпкина, т. I)
   1. А. В. Всеволожский, владея металлургическими заводами и рыбными промыслами, ездил на Нижегородскую ярмарку по торговым делам.
   2. Здесь и в Post scriptum'e имеется в виду разработанный Грибоедовым и А. В. Всеволожским проект организации коммерческого предприятия по товарообмену с Персией. К этому делу был привлечен также отставной французский офицер Теодор Этье, с которым Грибоедов познакомился в Персии в феврале 1820 г. (см. Н. Кальма. Коммерческие замыслы Грибоедова - "Литературное наследство", No 19-21, М., 1935, стр. 143-176).
  
   28. В. Ф. Одоевскому ("Русский архив" 1861, стбц. 808)
  
   1. К этому месту сам В. Ф. Одоевский сделал следующее примечание: "Здесь идет речь об отдельных оттисках первых опытов кн. В. Ф. Одоевского, печатавшихся в "Вестнике Европы" 1822-1823 годов под псевдонимами; прочитав их, А. С. Грибоедов старался узнать, кто их сочинитель. Это дало повод к ближайшему знакомству, а потом и дружбе между обоими..." "Первые опыты" В. Ф. Одоевского - очевидно, сатирические фельетоны "Дни досад", напечатанные в "Вестнике Европы" в мае-сентябре 1823 г. (NoNo 11, 15, 16, 17 и 18). Сатирическое изображение московских нравов в фельетонах Одоевского позволяет сближать их с "Горем от ума" (см. П. Сакулин. Из истории русского идеализма. Кн. В. Ф. Одоевский, т. I, ч. 1, М., 1913, стр. 244-248).
  
   29. Л. II. Верстовскому (академическое издание, т. III)
   Письмо касается водевиля "Кто брат, кто сестра, или Обман за обманом" (см. выше, стр. 298 и 675).
  
   30. С. Н. Бегичеву ("Письма к Бегичеву")
   1. Имеется в виду "Игрок" - комедия Реньяра, изданная в русском переводе в 1815 г. и ставившаяся на сцене (в переделке А. М. Пушкина).
   2. То есть о Д. В. Давыдове (на его сестре был женат Д. Н. Бегичев).
   3. Рукопись "Горя от ума".
   4. И. Ф. Паскевич командовал в это время 1-м армейским корпусом.
   5. Вероятно, гр. К. В. Нессельроде, министр иностранных дел.
   6. Грибоедов рассчитывал на содействие В. С. Ланского и А. С. Шишкова в деле напечатания "Горя от ума".
   7. Исправляем явную ошибку в первопечатном тексте ("Данцата"), на которую обратила внимание М. В. Нечкина ("А. С. Грибоедов и декабристы", М., 1947, стр. 374),
  
   31. С. Н. Бегичеву ("Письма к Бегичеву")
   1. Грибоедов перерабатывал первую редакцию "Горя от ума".
   2. Имеется в виду рукопись "Горя от ума" в первоначальной редакции, подаренная Грибоедовым С. Н. Бегичеву.
   3. По преданию (со слов сестры Грибоедова), гр. М. Ю. Виельгорский, случайно увидев листы рукописи "Горя от ума", первый разгласил о новой комедии. К чему относилось его "замечание" - неизвестно.
   4. Театрального комитета.
   5. В. А. Каратыгин писал П. А. Катенину в июле 1824 г.: "На днях я читал Грибоедову вашу "Андромаху", и она, несмотря на то, что он слышал ее от вас, сделала над ним сильный эффект... Мне кажется, что Грибоедов есть человек бесценный; как он вас любит и как чувствует настоящую цену превосходного вашего дарования" ("Русский архив", 1871, No 6, стбц. 0241).
   6. Имеется в виду пятитомное сочинение Pouqueville'я "Voyage dans la Grèce... avec la vie d'Ali-Pascha, les êvênements de la guerre tn 1820 etc.", 1820-1821 (русский перевод В. П. Озерова, Самсонова и П. М. Строева - "Жизнь Али Пиши Янинского", соч. Пуквиля, 3 части, М., 1822-1824).
  
   32. П. А. Вяземскому ("Литературная газета" 1915, No 3, от 15 января)
   1. "Горе от ума".
   2. То есть

Другие авторы
  • Эмин Федор Александрович
  • Клычков Сергей Антонович
  • Собакин Михаил Григорьевич
  • Келлерман Бернгард
  • Хаггард Генри Райдер
  • Теккерей Уильям Мейкпис
  • Крестовская Мария Всеволодовна
  • Наседкин Василий Федорович
  • Дюкре-Дюминиль Франсуа Гийом
  • Ведекинд Франк
  • Другие произведения
  • Бунин Иван Алексеевич - Древний человек
  • Григорьев Аполлон Александрович - И. С. Зильберштейн. Аполлон Григорьев и попытка возродить "Москвитянин"
  • Короленко Владимир Галактионович - На затмении
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Товарищ Кисляков
  • Щепкина Александра Владимировна - Из "Воспоминаний"
  • Веселовский Юрий Алексеевич - Страдающие дети
  • Черный Саша - Заметки из журнала "Новый Сатирикон"
  • Марриет Фредерик - Браконьер
  • Каратыгин Петр Петрович - А. Шаханов. Несколько слов о Кондратии Биркине (П. П. Каратыгине)
  • Троцкий Лев Давидович - Франк Ведекинд
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 407 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа