Главная » Книги

Случевский Константин Константинович - Балтийская сторона, Страница 23

Случевский Константин Константинович - Балтийская сторона


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

вѣйшихъ церквей. Нѣсколько моложе ея, тоже въ почтенныхъ, древнихъ очертан³яхъ, виднѣется храмъ Тихвинской Бож³ей Матери, 1719 года, подлѣ моста. Оба эти храма простоять едва ли долго и приходятъ въ ветхость не по днямъ, а по часамъ.
   Несмотря на непогоду, вслѣдъ за отъѣздомъ изъ собора состоялись служебныя посѣщен³я; осмотрѣны городск³я училища, больница и острогъ. На казарменномъ дворѣ олонецкой мѣстной и конвойной командъ, команда, къ прибыт³ю Великаго Князя, стояла развернутымъ фронтомъ, и ей произведено уставное учен³е. По окончан³и его, Его Высочество направился въ отведенное ему помѣщен³е, куда прибыла до того и Великая Княгиня, сопровождавшая Августѣйшаго супруга только при посѣщен³яхъ учрежден³й благотворительныхъ, несмотря на сильнѣйш³й дождь. Домъ, въ которомъ ихъ Высочества остановились, привадлежитъ купцу Куттуеву; на этомъ же мѣстѣ стояло здан³е, въ которомъ останавливались Императоры Петръ I и Александръ Благословенный.
   Древнѣйшее упоминав³е объ Олонцѣ, расположенномъ въ 16 верстахъ отъ Ладожскаго озера и въ 52 отъ рѣки Свири, имѣется подъ 1137 годомъ, въ уставной грамотѣ Святополка Олеговича, подъ именемъ Олоньсъ. Собственно городомъ назвавъ Олонецъ впервые въ 1634 году, при царѣ Алексѣѣ Михайловичѣ, когда повелѣно было: "посадскихъ людей изо всѣхъ погостовъ взяти, съ женами и дѣтьми, и со всѣми ихъ животы на житье въ Олонецъ". Въ 1651 году Олонцемъ управляли воеводы; въ 1670 сгорѣла окружавшая его деревянная крѣпость.
   Всѣ древнѣйш³я поселен³я древнѣйшей Руси, колыбель государства нашего, ютились когда-то въ неприглядной мѣстности вдоль трехъ озеръ: Чудскаго, Ильмени и Бѣлоозера. Только Псковъ и Новгородъ достигли выдающагося историческаго значен³я, проч³е города, городки и городища возникали, и нерѣдко исчезали, какъ сны. Въ этомъ сказывается съ наглядност³ю удивительною "святая святыхъ" русской истор³и; всѣ эти поселен³я древни, какъ и сама Росс³я, всѣ они своевременно создавались какъ бы для исполнен³я той или другой задачи, главнымъ образомъ для обороны имѣвшей сложиться русской земли; всѣ они кровью запечатлѣли свою службу, и когда наконецъ настало время, отошли, вошли въ тѣнь, даже исчезли: сказались друг³е центры, друг³я цѣли, друг³я задачи государственнаго быт³я. При именахъ ихъ осталась только почтенная древность, и всѣ они словно нашептываютъ путнику, ихъ посѣщающему, тѣ вѣщ³я слова, которыя были когда-то, въ рѣшительную минуту, сказаны живымъ олицетворен³емъ русской силы: "а о Петрѣ вѣдайте, что ему жизнь не дорога, лишь бы жила Росс³я!" они дѣйствительно почти не живутъ, эти города, но живетъ Росс³я.
   Вотъ хоть бы и Олонецъ, съ его безъ малаго тысячелѣтнею давност³ю и 1,500 человѣкъ жителей, съ двумя ярмарками, Крещенскою и Рождественскою, торговые обороты которыхъ за послѣднее трехлѣт³е едва ли превышаютъ 8,000 р.
   Со времени учрежден³я губерн³й, войдя въ 1708 году въ составъ ингерманландской, Оловецъ до 1801 года перебывалъ поочередно въ губерн³яхъ петербургской, олонецкой и новгородской, бывалъ и уѣзднымъ, и областнымъ городомъ, находился одно время подъ вѣдѣн³емъ адмиралтейства и, перемѣнивъ за 100 лѣтъ десять назначен³й, окончательно успокоился въ 1801 году, въ скромномъ зван³и уѣзднаго города олонецкой губерн³и. Столица губерн³и Петрозаводскъ, отстоящая отъ него на 148 верстъ, юнецъ въ сравнен³и съ нимъ, и не онъ, а Олонецъ даетъ губерн³и свое имя. Всякое значен³е его убито учрежден³емъ пароходства по Свири и Онежскому озеру и путь торговаго движен³я на Петрозаводскъ и далѣе - заглохъ.
   Торговли въ городѣ нѣтъ никакой, кромѣ бакалейной и суровской, удовлетворяющей невеликимъ мѣстнымъ потребностямъ: немног³е завимаются сплавомъ лѣса въ Петербургъ, друг³е извозомъ по тому же тракту, доставлявшимъ когда-то, до открыт³я пароходства, значительные заработки.
   12 ³юля 1819 года управлявш³й министерствомъ полиц³и графъ Вязмитиновъ препроводилъ къ олонецкому губернатору доставленный ему генералъ-адъютантомъ княземъ Волконскимъ, маршрутъ путешеств³я Императора Александра I отъ Петербурга до Архангельска, а оттуда чрезъ Вытегру, Петрозаводскъ, Олонецъ, Валаамъ, Куов³е въ Улеаборгъ. Государь выѣхалъ изъ Петербурга въ ночь на 23-е ³юля, въ сопровожден³и князя Волконскаго, статсъ-секретаря Муравьева, полковника Соломки и лейбъ-медика Вилье. 8-го августа въ 7 часовъ вечера прибылъ Государь въ Олонецъ. За четыре версты отъ города встрѣтили его четыре ратника бывшаго ополчен³я олонецкихъ стрѣлковъ .1812 года, побывавш³е подъ Парижемъ, и получили отъ Государя по 25 рублей. Радость о пр³ѣздѣ Царя была настолько велика что горожане забыли даже хлѣбъ-соль назначенные къ поднесен³ю. Государь остановился въ домѣ Серебряковыхъ и не замедлилъ объявить народу съ балкона о рожден³и племянницы своей великой княгини Мар³и Николаенны; манифестъ объ этомъ рожден³и подписанъ въ этотъ же вечеръ. Утромъ 9-го августа Государь прошелъ пѣшкомъ къ литург³и въ церковь Смоленской Бож³ей Матери и вернулся домой пѣшкомъ же, обѣщавъ на исправлен³е церкви 20,000 руб. которые и отпущены десятъ лѣтъ спустя. Около 2 часовъ по полудни Александръ I покинулъ Олонецъ. Объ этомъ сѣверномъ путешеств³и Александра I сохранилось много разсказовъ. Такъ, когда близь деревни Педасельга, у царскаго экипажа ослабли ремни, царь, выйдя изъ экипажа, самъ помогалъ перетягивать ихъ, и когда при этомъ одинъ изъ мужиковъ настувилъ ему на ногу, онъ, отдернувъ ея, сказалъ: "Ахъ, мужичекъ, какой у тебя жестк³й сапогъ!" Въ церкви Святозерскаго прихода государь пѣлъ на клиросѣ съ дъячкомъ; послѣдн³й пѣлъ неправильно, испуганный близостью царя, и когда государь, слегка ударивъ его по плечу, сказалъ: "вмѣстѣ, старикъ, вмѣстѣ, не розноглась!" дьячекъ растерялся и упалъ на колѣни.
   Вообще память у жителей олонецкой губерн³и развита замѣчательно. Стоитъ всномнить о сказателяхъ былинъ Щеголенкѣ, Рябининѣ и другихъ, еще недавно очень занимавшихъ петербургское общество. Чтобы убѣдиться въ этомъ; былины и сказки свили себѣ въ олонецкой губерн³и прочное гнѣздо, и былое, даже мелкое, не забывается. Такъ мѣстные люди помнятъ нѣкоего писца Панина, который въ 1628 году, "по слову м³рскому" избранъ былъ налагать въ Заонежьи имена и прозвища на села; села эти чисто по-русски, съ Бож³ею помощью, выросли и жили безыменными, но нельзя же было оставаться имъ некрещенныии всю жизнь. Пошелъ писецъ Панинъ по странѣ: видитъ мужчина и женщина надъ водою сѣно кучатъ - быть этой волости "Сѣнною Губою"; встрѣтилъ въ другомъ мѣстѣ дѣвушку: какъ зовутъ, спрашиваетъ!- Таней! - быть деревнѣ "Потановщиной"; выходитъ въ третьемъ мѣстѣ изъ деревни писцу на встрѣчу старикъ, сѣдиной изукрашенъ, быть деревеѣ "Морозовою"; идетъ на встрѣчу другой человѣкъ, окликаетъ его Панинъ, нѣтъ отвѣта, пущай же это "Пустой Берегъ" будетъ и т. д. Понятно что если народный сказъ сохранилъ память о писцѣ Панинѣ, то о Петрѣ Великомъ говоритъ весь сѣверъ. Одинъ изъ разсказовъ касается Олонца. Прибылъ царь "нечаянно" и войдя въ воеводскую канцеляр³ю засталъ въ ней стараго воеводу: "Как³я есть въ канцеляр³и челобитныя дѣла", спросилъ онъ. Воевода упалъ въ ноги и отвѣчаетъ: "Виноватъ, государь никакихъ нѣтъ". "Какъ никакихъ?" "Я, отвѣчаетъ воевода, никакихъ челобитевъ не допускаю, всѣхъ челобитчиковъ мирю, а слѣдовъ ссоры въ канцеляр³и не оставляю". Царь остался доволенъ. Чрезъ нѣсколько времени, замѣтивъ несоглас³я въ адмиралтействъ-коллег³и между господами Чернышевымъ и Крейцомъ, онъ вызвалъ олонецкаго воеводу указомъ въ Петербуръ. "Старикъ, сказалъ ему царь, я хочу, чтобы ты и здѣсь столько же былъ виноватъ, какъ въ Олонцѣ, и, не принимая объяснен³й, мирилъ ихъ". Имени этого воеводы въ сказѣ, къ несчаст³ю, нѣтъ, да и воеводъ такихъ было немного.
   Есть и другое предан³е о священникѣ съ ружьемъ, котораго Петръ встрѣтилъ по пути изъ Олонца въ Петербургъ, въ Мегрегѣ. Царь остановилъ его и спросилъ, куда онъ идетъ: священникъ, не зная царя, отвѣтилъ что идетъ съ запасными Святыми Дарами къ больному: "Зачѣмъ же ты взялъ ружье", спросилъ Петръ. "Здѣсь не смирно: грабятъ, убиваютъ", отвѣтилъ священнослужитель. "Но вѣдь если ты кого застрѣлишь, возразиль царь, то не будешь болѣе попомъ". "Не буду, отвѣтилъ священникъ, но если меня убьютъ, то я не буду ужь и человѣкомъ, а теперь куда-нибудь да гожусь".
   Царь записалъ имя священника и пожелалъ ему, чтобъ онъ разбойниковъ не встрѣчалъ.
   Предан³я эти, передаваемыя устнымъ и письменнымъ словомъ, живутъ уже почти два вѣка, но въ маленькомъ Олонцѣ есть вещественные памятники болѣе древн³е.
   Такъ высится до сихъ поръ, но по ветхости не служитъ болѣе тому, для чего назначена, построенная стрѣльцами въ 1674 году деревянная церковь св. Бориса и Глѣба: тѣ же стрѣльцы въ 1619 году поставили часовню во имя Животворящаго Креста, перестроенную въ 1769 году: въ ней хранится современный основан³ю, съ приличествующею надписью, раскрашенный крестъ въ пять аршинъ вышины: третья память стрѣльцовъ, колоколъ 1684 года, звонитъ и по сегодня съ Тихвинской церкви, примѣшивая свой старый голосъ къ голосамъ болѣе молодымъ.
   Ихъ Высочества покинули Олонецъ въ три часа пополудни. Предстояло сдѣлать почтовою дорогой, вдоль рѣки Олонки, 15 верстъ, до селен³я Гоммалы, къ которому, за это время, спустившись по Свири, пройдя Ладожскимъ озеромъ и втянувшись въ рѣку Олонку, должны были подойти пароходы. Путь до Гоммалы очень оживленъ: села слѣдуютъ вплотную, составляя какъ бы продолжен³е Олонца, избы не знамениты: для переправъ черезъ рѣку тѣ же плотики, что и на Мегрегѣ. Ихъ Высочества не замедлили, сѣвъ на пароходъ въ Гоммалѣ, спуститься внизъ по Олонкѣ. Рѣка извилиста и глубока, берега покрыты лѣсомъ, и чайки и кулики, то и дѣло шмыгали подъ кормой и предъ носомъ, испуганные неожиданнымъ посѣщен³емъ пароходовъ. Вечеръ наступилъ превосходный, съ чистымъ небомъ и полною тишью. Особенно красиво выдавались вдоль береговъ широк³е, ярко-зеленые листья лопуха, и султаны папоротниковъ, растущ³е здѣсь по водѣ, надъ самою водой, никѣмъ и никогда не притаптываемые.
   Недалеко отъ устья Олонки стоитъ небольшая часовенька Андрусовской, близкой отсюда, пустыни; монахъ въ бѣлой ризѣ и черномъ клобукѣ благословилъ крестомъ съ берега выходившихъ въ открытое озеро Августѣйшихъ путешественниковъ. Длинная песчаная коса вдается въ озеро подлѣ устья и сильно затрудняетъ входъ въ Олонку. Пароходы вышли въ озеро около 8 часовъ вечера, при полнѣйшемъ штилѣ на водѣ и въ воздухѣ, замѣчательно, что почти такъ же тихо, какъ сегодня, было здѣсь и вчера, тогда какъ въ устьѣ Волхова, къ Новой Ладогѣ, наваливалъ, казалось отсюда, сильный сѣверный вѣтеръ. Чѣмъ объяснить эту капризность Ладожскаго озера и во имя чего проходитъ здѣсь, та или другая, демаркац³онная лин³я между бурей и тишиной, на самыхъ близкихъ разстоян³яхъ? Выходить изъ рѣки, несмотря на тишину, приходилось все-таки съ лоцманами. Невдали обозначился островъ Гачъ, имѣющ³й спасательную станц³ю; при дальнѣйшемъ пути, уже въ вечернихъ зоревыхъ огняхъ, глянула издали, слѣва, Андрусовская обитель.
   Ночь на 30-е ³юня прошла совершенно тихо. "Онега" вошла въ Валаамскую пристань къ пяти часамъ утра. Древняя обитель эта была послѣднимъ пунктомъ предстоявшимъ посѣщен³ю Ихъ Высочествъ, и прямой путь отъ нея, уже безъ всякихъ остановокъ, лежалъ на Петербургъ.
  

Валаамъ.

Общ³й видъ Валаамскаго монастырскаго залива. Торжество встрѣчи. Литург³я въ Успенской церкви. Схимонахи. Смыслъ нашихъ монастырей. Цхъ двоякое значен³е. Два главныя отлич³я Валаама: древность и количество святыхъ. Неправильность его административной зависимости отъ Финлянд³и. Характеристика архипелага. Понижен³е уровня Ладожскаго озера. Мѣсто упокоен³я св. Серг³я и Германа. Начало истор³и. Многократныя уничтожен³я и возникнивен³я. Странств³я монаховъ. Возрожден³е при Петрѣ ². Алеутская мисс³я. Посѣщен³я Александромъ I и Александромъ II. Порядокъ пострижен³я и прохожден³я монастырскаго чина. Схима. Похороны и синодики. Кладбище. Апокрифическая гробница короля Магнуса. Ризница и библ³отека. Закладка новаго храма. Прогулка по островамъ. Скиты Св. Николая и Всѣхъ Святыхъ. Чтен³я Псалтири. Пустынь Дамаскина. Общ³я свѣдѣн³я. Отъѣздъ и прибыт³е въ Петербургъ.

  
   Въ 5 часовъ утра 30 ³юня, пароходъ Ихъ Высочествъ "Онега" и сопровождавш³е его "Озерной" и маленьк³й "Посыльный" стояли у пристаней, внизу главной горы Валаамской, въ такъ-называемомъ монастырскомъ заливѣ, лучшей на всемъ Ладожскомъ озерѣ гавани, приглубой, помѣстительной, продолговатой, совершенно закрытой отъ всѣхъ вѣтровъ, покоящейся въ скалахъ, поросшихъ вѣковымъ лѣсомъ и обставленной храмами, часовнями и крестами. Тутъ же виднѣлись пароходы: монастырск³й и таможенный и еще шестой, пассажирск³й, гоговившйся отойти въ Петербуръ. Много виднѣлось лодокъ изъ числа тѣхъ, что остались со вчерашняго дня, съ праздника Петра и Павла; ихъ наѣхало около сотни и онѣ то и дѣло отбывали во свояси, направляясь ко всѣмъ берегамъ Ладожскаго озера, преимущественно къ сѣверному, нагруженныя народомъ вплотную. Сколько было народу, видно изъ того, что вчера состоялись четыре монастырск³я трапезы и продано болѣе 5,000 просфоръ.
   Заря во всю ночь свѣтлая и безоблачная не переставала свѣтить надъ озеромъ во все время пути нашихъ пароходовъ, но ко времени прибыт³я ихъ на Валаамъ, солнце, взошедшее въ 3 часа, стояло уже достаточно высоко, чтобъ освѣтить яркимъ боковымъ свѣтомъ красивый Валаамск³й архипелагъ, его обильную зелень, не менѣе обильные часовни и скиты и безконечное количество проливовъ и заливовъ. Даже къ 8 часамъ утра, ко времени схода Ихъ Высочествъ на берегъ, подобрался еще не весь туманъ, налегш³й ночью, и мѣстами медленно курился и уносился клочьями, будто бѣлый флеръ.
   Видъ съ пароходной палубы былъ прелестенъ. Прямо поднималась главная гора съ монастырскою святыней, гостинницы, часовня, колокольня съ 1,000 пудовымъ колоколомъ, который будетъ перемѣщенъ на новый строящ³йся храмъ; лѣвѣе массивное здан³е водокачки и окруженные рѣшеткой на высокой отвѣсной террасѣ цѣнные монастырск³е сады; для тѣхъ, кто видѣлъ Валаамъ раньше, казалось страннымъ, что, глядя снизу, за монастырскими стѣнами не замѣчалось на вершинѣ горы маковокъ церковныхъ: онѣ были точно срѣзаны, удалены; причина въ томъ, что главный храмъ дѣйствителино снесенъ, и ко времени прибыт³я Ихъ Высочествъ приготовлено все нужное для закладки величественнаго новаго; будетъ время, и именно черезъ пять лѣтъ, когда опять глянутъ изъ-за стѣны въ глубь монастырскаго залива вновь водруженные въ лучшемъ великолѣп³и православные кресты.
   По другую сторону парохода, на противоположной сторонѣ залива, нависали надъ тихою водой бурыя отвѣсныя екалы, изукрашенныя потеками воды, поблескивавшими на солнцѣ, одѣтыя густою порослью деревьевъ и травъ. Къ выходу изъ залива въ озеро, какъ бы преграждая выходъ къ сѣверу, виднѣлся совершенно обновленный, блистая позолотой своего шатроваго верха, скитъ Николая Чудотворца; съ другой противоположной стороны къ югу заливъ замыкался по полукругу берегомъ, отѣненнымъ стройнымъ лѣсомъ; вдоль берега ожерельемъ покачивались причаленныя финляндск³я ладьи. Еслибы кому пришло въ голову усомниться въ томъ, что эта чудесная картина Валаамъ, то прямымъ доказательствомъ являлся монастырск³й флагъ развѣвавш³йся на пристани: два русск³е соединенные флага и между ними темно-красный мовнстырск³й крестъ: особенный свой флагъ имѣстъ также и Соловецк³й монастырь.
   Ровно въ 8 часовъ Ихъ Высочества сошли на пристань; здѣсь представился прибывш³й изъ Сердоболя, къ административному управлен³ю котораго приписанъ Валаамъ, мѣстный финляндск³й фохтъ, лицо, не говорившее ни слова по-русски. На пристани народу сравнительно виднѣлосъ мало, потому что весь онъ находился на верху горы у входа въ святыя ворота и на монастырскихъ дворахъ, для того чтобы видѣть самое торжество встрѣчи. Ихъ Высочества въѣхали на гору въ экипажѣ и вышли у святыхъ воротъ. Настоятель обители ²онаѳанъ, во главѣ длиннаго ряда мант³йныхъ монаховъ, брат³и и послушниковъ стоявишхъ шпалераш³, привѣтствовалъ Августѣйшихъ путниковъ со крестомъ и окроплен³емъ святою водой. Подъ звуки характернаго валаамскаго столбоваго пѣн³я, въ предшеств³и монашества, Ихъ Высочества прошли сквозь ворота во дворъ и направились, ко храму вдоль дорожки, устланной вплотную живымъ ковромъ яркихъ папоротниковыхъ листьевъ.
   Для тѣхъ, кто посѣщалъ Валаамъ раньше, внутренность монастырскаго двора показалась поразительно пустою. Древняго храма Преображен³я Господня, въ нижней части котораго подъ низкимиисводами почивали мощи чудотворцевъ Серг³я и Германа, храма составлявшаго всегда главную цѣль и центръ посѣщен³я, нѣтъ больше: онъ снесенъ, чтобъ уступить мѣсто другому, лучшему построен³ю. Далеко кругомъ виднѣлись матер³алы начинаемой работы, а надъ тѣмъ мѣстомъ, гдѣ стояли когда-то обѣ раки святыхъ, гдѣ глубоко въ землѣ почиваютъ ихъ нетлѣнныя мощи, стоялъ временный деревянный кенотафъ и подлѣ него высился дежурный монахъ. Въ зимней Успенской церкви, въ которую Ихъ Высочества вошли для слушан³я литург³и, вправо отъ входа поставлены временно обѣ раки. Два скимонаха, не шевелясь и вдумчиво опустивъ головы, замѣчались подлѣ нихъ. Мног³я изъ святыхъ иконъ нашихъ имѣютъ внѣшн³я очертан³я имъ подобныя; эти длинные черные куколи, эти аналафы съ изображен³емъ нѣсколькихъ Распят³й, съ многократно повторяемыми молитвенными изрѣчен³ями; на этихъ людяхъ, отказавшихся отъ жизни, одни только с³явш³я вдоль одѣян³й живыми красками головки херувимчиковъ напоминали о жизни и ея цвѣтахъ, все остальное было траурныхъ тоновъ, и тѣни отъ низко опущенныхъ надо лбами куколей опскали этотъ трауръ и на блѣдныя сух³я лица. Въ особенности одинъ изъ обоихъ схимонаховъ, съ длинною сѣдою бородой, съ удивительно тонкими и правильными чертами лица, былъ поразительно хорошъ въ своей аскетической, старческой красотѣ. Самый храмъ невеликъ, среди шести столбовъ подъ цилиндрическимъ сводомъ, образующимъ надъ алтаремъ невысокую круглую арку, тянется средн³й нефъ: надъ боковыми частями его идутъ галерейки, низеньк³й четырехъярусный иконостасъ отливаетъ золотомъ обрамлен³й иконъ по темно-сѣрому фону; за престоломъ виднѣется ликъ Богородицы въ ризѣ; въ общемъ впечатлѣн³е храма не особенно богатое.
   Прежде чѣмъ слѣдовать за обходомъ монастырской святыни и ея древностей Ихъ Высочествами, необходимо возстановить въ памяти основныя черты какъ истор³и, такъ и характерности природы и обстановки жизни этой замѣчательнѣйшей русской обители, имѣющей много сходства съ обителью Соловецкою, но во многихъ отношен³яхъ стоящею вполнѣ особнякомъ. Валаамъ настолько своеобразенъ, что сколько бы ни дѣлали описан³й, всегда будетъ своевременно другое описан³е, потому что художественныхъ, историческихъ и монастырскихъ особенностей здѣсь не сосчитать.
   Наши монастыри - характернѣйш³я страницы нашей истор³и: въ каменныхъ оградахъ монастырскихъ остаются неподвижными и замкнутыми какъ бы особыя сферы былаго времени, какъ бы островки былаго представительства того или другаго столѣт³я; въ этомъ смыслѣ монастыри наши - это лаги, брошенные въ пучину морскую съ двигающагося судна; не трогаясь съ мѣста, они опредѣляютъ быстроту хода судна, съ котораго брошены. Сказанное вовсе не значитъ, конечно, чтобы при быстромъ шеств³и державы русской къ тому, что ей назначено въ будущемъ, монастырская жизнь, оставаясь неподвижною въ каменныхъ кольцахъ своихъ стѣнъ, являласъ отсталою, чуждою жизни народной, вѣчно двигающейся впередъ: нѣтъ, тутъ происходитъ нѣчто совершенно своеобразное, исключительное. Не допуская колебан³й въ древнихъ уставахъ, придерживаясь неуклонно предан³й, въ полной преемственности церкви Христовой, какою была она до роковаго раздроблен³я на части, монастыри наши всегда откликались на живыя нужды народныя. Эти отклики были двоякаго рода. Въ одномъ случаѣ они, такъ-сказать, постоянны, непрерывны и даютъ себя чувствовать единичному человѣку, богатъ онъ или бѣденъ, въ тяжелую минуту его жизни, ежедневно, неумолчно, повсюду; обращен³е страждущаго духомъ къ бѣлому духовенству, къ священнику, живущему въ м³рѣ, вовсе не то, что паломничество въ монастырь, гдѣ сдѣлано все для уединен³я, молитвы, для общен³я съ Божеетвомъ, для отчужден³я отъ "земляности"; этотъ первый способъ воздѣйств³я монастырей на жизнь людскую, какъ сказано, непрерывный, постоянный, будничный. Другой можно назвать, если угодно, праздничнымъ, онъ наступалъ и наступаетъ, и наступитъ тогда, когда какое-нибудь великое общенародное горе ложилось или ляжетъ на землю Русскую, въ так³я минуты, когда услов³я жизненныя сбрасываютъ съ мѣстъ и сбиваютъ съ толку всѣ обычныя основан³я государственнаго быт³я и наступаютъ тяжк³е годы огненнаго очищен³я за ошибки былаго времени - наши монастыри служили всегда оплотами, и по нимъ, какъ зимой по вешкамъ, возстановлялись засыпанные снѣгомъ пути. Для перваго, временнаго способа воздѣйств³я монастырей на отдѣльнаго человѣка они открыты всегда, для другаго, для праздничнаго, они распахиваютъ грудь свою только изрѣдка, по мѣрѣ надобности, а именно въ тѣ годины испытан³й, горя и страдан³й, когда, по словамъ отцовъ церкви, наступаетъ "праздникъ очищен³я".
   Много, много обителей нашихъ посѣтилъ Велик³й Князь и ознакомился съ ихъ своеобразнымъ быт³емъ; но Валаамская обитель во многомъ не уступаетъ и даже превосходитъ Соловецкую и Кирилло-Бѣлозерскую. Во-первыхъ, обитель эта несомнѣнно древнѣе прочихъ; во-вторыхъ, нѣтъ другой обители, въ которой бы, въ свое время, жило и дѣйствовало столько святыхъ угодниковъ, какъ на Валаамѣ; скудная скалистая почва острововъ Валаамскихъ вся исхожена стопами множества людей, ставшихъ святыми, мощи которыхъ въ драгоцѣнныхъ окладахъ составляютъ притягательную силу той или другой обители.
   Древность Валаамская древнѣе прочихъ на Руси. Въ изданномъ отъ монастыря описан³и обители, въ заключен³и, говорится, что Валаамская обитель основана преподобными Серг³емъ и Германомъ въ X вѣкѣ, и что, по неимѣн³ю прочныхъ данныхъ, нельзя рѣшить теперь вопроса: началъ-ли монастырь свое существован³е въ доисторическ³я времена Росс³и или нѣтъ. Тѣмъ не менѣе, вѣрно то, что уже въ 960 году, какъ это видно изъ жит³я Авраам³я Ростовскаго, на Валаамѣ существовало, современно св. Ольгѣ и св. Владим³ру, значительно устроенное монастырское братство, а Вселѣтникъ митрополита Иллар³она 1051 года повѣствуетъ о томъ, что мощи св. Серг³я и Германа должны были быть открыты тоже въ доисторическое время, потому что уже въ 1050 году онѣ переносимы были изъ Валаама въ Новгородъ "утретли разъ", то-есть въ трет³й разъ. Такихъ древнихъ цифръ хронолог³и, если имъ вѣрить, не представляють друг³я обители наши: не говоря уже о Соловкахъ, о монастыряхъ Кирилло-Бѣлозерскомъ, Тихвинскомъ и Троице-Серг³евомъ, только К³евъ по плечу Валааму, такъ какъ св. Антон³й пришелъ на берегъ Днѣпра и поселился въ Варяжскихъ пещерахъ въ 1013 г. Во вниман³е къ сказанному, всяк³й, ступающ³й на скалы Валаама, топчетъ подъ собою исторически-православную почву почти тысячелѣтняго существован³я. Въ названномъ Вселѣтникѣ имѣются также туманныя предан³я о томъ, что на Валаамѣ существовало свое вѣче по образцу новгородскаго, изъ семи истцовъ, что тутъ имѣлись будто бы свои монеты и законы какихъ-то XII князей? Но это только предан³е.
   Если велика древность обители, то и количество выдающихся дѣятелей церкви, святыхъ и преподобныхъ, обитавшихъ на Валаамѣ, значительно болѣе, чѣмъ въ другихъ. Опять-таки предан³е гласитъ, что святой апостолъ Андрей Первозванный, просвѣтитель Скиѳовъ и Олавянъ, пройдя отъ К³ева къ Смоленску, Новгороду, Друзино (Грузино) и по Волхову, достигъ Валаама: объ этомъ же пути имѣются свѣдѣн³я во Вселѣтникѣ митрополита Иллар³она; но и помимо этого апостола, непосредственнаго ученика Христова, уже совершенно въ историческое время, Валаамъ изобиловалъ отцами церкви. Первыми должны быть названы, конечно, св. Серг³й и Германъ, затѣмъ слѣдуютъ: Александръ Свирск³й, основатель обители, посѣщенной Ихъ Высочествами вчера, Корнил³й, создавш³й обитель Палеостровскую, Арсен³й, основатель Коневскаго монастыря: отсюда пошелъ на Соловки преподобный Савват³й, Аѳанас³й создалъ обитель Сяндемскую. Авраам³й Ростовск³й - Богоявленск³й монастырь и преподобный Адр³анъ - обитель Андрусовскую.
   Такого сонма свѣтилъ монашества, такой древности происхожден³я, какъ Валаамъ, ни одна изъ знаменитѣйшихъ обителей земли русской не представляетъ, и вотъ почему страннымъ кажется, что первоклассная обитель эта, будучи подчиневною въ епарх³альномъ отношен³и митрополиту петербургскому, въ отношен³и административномъ входитъ въ составъ губерн³и выборгской, составляющей, въ свою очередъ, часть Великаго Княжества Финляндскаго. Если вспомнить, сколько натерпѣлась обитель въ свое время, именно отъ шведовъ, чрезъ Финлянд³ю, то нельзя не видѣть въ этомъ нѣкоторой ирон³и судьбы, какъ бы отрѣзывающей древн³й Валаамъ отъ Императорскаго православнаго царства Росс³йскаго.
   Валаамск³й архипелагъ состоитъ изъ сорока острововъ очень различной величины, растянутыхъ по параллели на двѣнадцать, а по мерид³ану на семь верстъ. Осъ находится въ самой сѣверной части Ладожскаго озера, въ 45 верстахъ отъ ближайшаго на берегу города Сердоболя и въ 25 верстахъ отъ берега. Не болѣе пяти острововъ удобны къ поселен³ю иноковъ, а вся поверхность всѣхъ сорока острововъ едва превышаетъ 3,100 десятинъ, при 30 верстахъ окружности; цѣлыхъ 3/4 этого пространства занимаетъ центральный островъ Валаамъ, служащ³й нерушимой основной главной обители.
   Когда подъѣзжаешь къ монастырскому архипелагу, то онъ въ ясную погоду издали прорѣзывается надъ водной гладью небольшими отдѣльными темными черточками, которыя мало-по-малу сливаясь образуютъ какъ бы одну сплошную общую возвышенность, такъ какъ проливчики, тянущ³еся синими змѣйками между зеленою порослью скалъ, иногда такъ узки, въ сажень шириной, что уст³й ихъ, со стороны озера, съ палубы парохода не замѣтно, кажется, что подъѣзжаешь къ одному большому острову.
   Основная единственная толща острововъ - это темно-сѣрый, красноватый гранитъ. Насколько причудливы обнажен³я н³и навороченныя и изломанныя временемъ вдоль береговъ, настолько же - нѣтъ, еще болѣе, причудливы подводныя очертан³я ихъ, скрытыя подъ теменью неспокойной волны: глубина у самаго берега очень рѣдко полога, часто обрывается сразу до четырехъ и даже до пятидесяти сажень; во ста саженяхъ отъ берега она доетигаетъ ста сажень. На островахъ множество заливовъ, удобныхъ какъ пристанища, и лучшимъ на всемъ Ладожскомъ озерѣ, кромѣ монастырскаго, въ этомъ отношен³и долженъ быть названъ заливъ Никоновск³й: когда на озерѣ буря, волны въ немъ едва колеблются. Высш³я точки скалъ острова не выше 170 футовъ, причемъ онѣ нерѣдко, надъ самою водой, совсѣмъ отвѣсны и удивительно живописны. Научное изслѣдован³е говоритъ, что вся группа острововъ обнажается все болѣе и болѣе, потому что вода въ Ладожскомъ озерѣ убываетъ въ столѣт³е слишкомъ на полтора аршина. Скорость громадная! Если это дѣйствительно такъ, то, во вниман³е хогя бы къ Петербургу, слѣдовало бы озаботиться о сохранен³и резервуара нашей невской воды - Ладожскаго озера и пр³остановить оголѣн³е озерныхъ рѣчекъ, которое обусловливается постоянно возрастающею эксплуатац³ей лѣсовъ; рубятъ лѣса быстро, во мгновен³е ока, а растутъ они на каменистой почвѣ, при сѣверныхъ вѣтрахъ и холодномъ солнцѣ, медленнѣе, чѣмъ гдѣ бы то ни было.
   Въ безмолвной толщѣ красно-сѣраго гранита главнаго острова, въ глубочайшей могилѣ, изсѣченной въ скадѣ, накрытой въ настоящую минуту временнымъ деревяннымь кенотафомъ, почиваютъ мощи обоихъ угодниковъ монастырскихъ, св. Серг³я и Германа, пришедшихъ туда "изъ восточныхъ сторонъ" и основавшихъ монастырское "общежительство". Положены они въ эту недосягаемую темную глубь въ 1180 году, съ тою цѣл³ю, чтобы дерзкая рука шведовъ или финляндцевъ никогда не смѣла оскорбить святыни, даже владѣя островомъ. Это переложен³е св. мощей совершилось тогда въ четвертый и въ послѣдн³й разъ: до того шведск³е набѣги и желан³е уберечь мощи побуждали иноковъ ко многократному перенесен³ю ихъ въ Новгородъ, древнее общен³е съ которымъ Валаама несомненно.
   Не совсѣмъ ясное начало монасгыря и первые проблески его быт³я, такъ сказать, доисторичеекое существован³е его кончаются съ X вѣкомъ. Въ письмахъ профессора русской истор³и Александровскаго университега, въ Гельсингфорсѣ, Соловьева изданныхъ въ 1839 и 1840 годахъ къ тогдашнему игумену Дамаскину, есть свѣдѣн³я о томъ, что въ различныхъ архивахъ Швец³и существуетъ много документовъ, касающихся Валаама, и что свѣдѣн³я эти должны пролить совершенно новый свѣтъ на это темное, извѣстное только урывками, время его существован³я. Многое, какъ объясняетъ г. Нилъ Поповъ, сдѣлано было этимъ Соловьевымъ въ шведскихъ архивахъ; найдены, между прочимъ, сочинен³я дьяка Григор³я Котошихина: отысканы и друг³е документы, переданные въ археографическую коммисс³ю и, отчасти, напечатанные,- но старѣйшихъ дней Валаама они все таки не объясняютъ. Остаются-ли еще документы? Вѣрно и то, что искать этихъ документовъ надо не въ самомъ монастырѣ.
   Съ 900 по 1715 годъ, то-есть до времени возобновлен³я обители Петромъ I, судьбы ея были крайне перемѣнчивы. Первое раззорен³е потерпѣла она отъ шведовъ въ XI вѣкѣ; въ XIII. XIV и XV видимъ мы ее, какъ это сказано въ жит³и Св. Александра Свирскаго, цвѣтущею, съ каменными здан³ями, хорошими кел³ями, гостинницей и подъ верховнымъ владычествомъ русскихъ царей, которые неоднократно, какъ-то: Васил³й ²оанновичъ, ²оаннъ IV, Ѳедоръ ²оанновичъ, ходили и дарили ее. Съ XVI вѣка вновь начинаются шведск³я нападен³я; въ 1578 году перебиты и замучены мног³е монахи и послушники; немного позже моровое повѣтр³е окончательно обезлюдило кел³и, а шведы сожгли и уничтожили рѣшительно все до основан³я, такъ что инокамъ пришлось укрыться на материкѣ въ Антон³евомъ Дымскомъ монастырѣ. Въ 1597 году, по донесен³ю боярина Бориса Ѳедоровича Годунова, царь Ѳедоръ ²оанновичъ возобновилъ обитель изъ своей царской казны, жаловалъ ей разныя угодья, сохранилъ за нею временно вотчины Дымскаго монасгыря, а игумену валаамскому предоставилъ оставить въ Дымскомъ монастырѣ только немногихъ.
   Эготъ вторичный разцвѣтъ обители, продолжался не долго: въ 1611 году шведы снова предали мечу и огню все, созданное дружными усил³ями свѣтской власги и монашемгва, казнили игумена Макар³я и многихъ изъ брат³и; островъ опустѣлъ, обезлюдѣлъ, и на мѣстѣ прежней обители воздвигли свои постройки шведы. Тогда началось долговременное странствован³е оставшейся безъ обители валаамской брат³и, большинство ихъ, по указу царскому, тогда же удалилось въ Новую Ладогу и помѣстилось въ несуществующемъ сегодня монастырѣ св. Николая: оттуда шведы, такъ сказать, нагнавъ и перебивъ многихъ изъ нихъ, принудили остальныхъ бѣжать дальше къ обители Тихвинской, гдѣ предстояло брат³ямъ испытать осаду польскую, бездомные валаамцы временно поселились въ монастыряхъ Антон³евомъ Дымскомъ, а потомъ въ не хотѣвшемъ принять ихъ, въ виду "утѣснен³й", Ладожскомъ, Васильевскомъ, у Старой Ладоги, и совершенно преобразили послѣдн³й, отстроивъ его наново. Спасены были также мног³я иконы, ризы и друг³я вещи, увезенныя иноками и стоящ³я сегодня снова на своихъ мѣстахъ.
   Столбовск³й миръ 1617 года, заключенный въ той скромной деревенькѣ, которую Велик³й Князь посѣтилъ три дня тому назадъ, болѣе чѣмъ на сто лѣтъ оставилъ Валаамъ совершенно опустѣвшимъ въ рукахъ шведовъ: иноковъ не имѣлось на немъ вовсе, и все, что успѣли они насадить православ³я по берегамъ Ладожскаго озера, у Сердоболя и Кексгольма, все это погибло тогда и замѣнено лютеранствомъ. Казалось, что сдѣлано было рѣшительно все, чтобы стереть съ лица земли даже воспоминан³е о Валаамѣ. Не ушли только со своихъ мѣстъ два святые угодника, безмолвно почивавш³е въ глубокихъ камняхъ острова, и надъ ними теплилось воспоминан³е и горѣла мысль, отъ которыхъ и началось новое быт³е, Было такое время, что отъ тихвинскаго архимандрита Макар³я поступила къ царямъ ²оанну и Петру Алексѣевичамъ челобитная о перенесен³и этихъ мощей въ Тихвинъ, для спасен³я ихъ отъ "проклятыхъ люторовъ". Совершись это, и о Валаамѣ не осталось бы, вѣроятно, и помину.
   Въ 1715 году, вслѣдств³е ходатайства архимандрита Кирилло-Бѣлозерскаго монастыря. Иринарха, переданнаго Царю черезъ Меншикова, повелѣно приступить къ постройкѣ Валаамской обители наново. Царь, посѣщая олонецк³й край, вѣроятно, бывалъ неоднократно на пустомъ Валаамѣ и зналъ его былое. Въ 1717 году на одиннадцати лошадяхъ присланы изъ Кириллова монастыря церковная утваръ, припасы и строительныя оруд³я. Во вниман³е къ развившемуся за это время, съ 1611 по 1620 годъ, расколу, сдѣлано особое раепоряжен³е о томъ, чтобы чинъ монастырск³й исполнялся по "новоисправленному Требнику". Въ началѣ возобновлен³я Валаамъ припиманъ къ Кирилло-Бѣлозерекому мовастырю, но съ 1720 года получилъ самостоятельное существован³е.
   Отстроенный монастырь еще разъ сторѣлъ въ 1751 году; на мѣстѣ сгорѣвшихъ поставлены, опять-таки деревянныя, церкви, здан³я и стѣна, о которыхъ въ 1785 году тогдашн³й путешественникъ академикъ Озерецковск³й свидѣтельствуетъ, что хотя мѣстоположен³е монастыря красиво и, можно сказать, величеетвенно, но монастырское строен³е ни мало ему не соотвѣтствуетъ, такъ какъ оно обветшало. Въ томъ же году утвержденъ общ³й планъ построекъ каменныхъ, составленный строителемъ Назар³емъ, впослѣдств³и игуменомъ, вызваннымъ изъ Саровской пустыни по настоятельному требован³ю митрополита Гавр³ила, писавшаго о немъ въ Саровскую пустынь: "у меня много своихъ умниковъ, пришлите мнѣ вашего глупца". Митрополитъ не ошибся въ этомъ "глупцѣ", и съ 1811 года обитель стояла готовою вся въ новомъ каменномъ одѣян³и. Слѣдуетъ упомянуть, что Императоръ Павелъ I особенно щедро одарилъ ее въ 1797 году доходными статьями рыбныхъ ловлей и покосовъ и мельницей, составляющими и сегодня существенный доходъ монастыря, за время управлен³я игумена Назар³я удаленъ былъ съ острова въ городъ Сердоболь послѣдн³й слѣдъ свѣтской жизни - ярмарка, бывшая на Валаамѣ много лѣтъ, и весь онъ отдался исключительно духовной жизни и подвижничеству.
   Изъ ближайшаго былаго Валаамской обители слѣдуетъ упомянуть о томъ, что когда на Алеутскихъ островахъ образовалась русская торговая компан³я, то въ духовную мисс³ю, согласно постановлен³ю Синода, поручено отцу Назар³ю послать своихъ валаамскихъ монаховъ. Въ 1791 году, по повелѣн³ю Екатерины II, мисс³я дѣйствительно отправилась и находилась въ пути девять мѣсяцевъ; ³еремонахъ Ювенал³й погибъ на полуостровѣ Аляскѣ мученическою смертью, но на островѣ Кадьякѣ дѣло пошло лучше и совершились мног³я обращен³я. Въ 1796 году Екатерина II повелѣла Синоду посвятить начальника Алеутской мисс³и, архимандрита ²оасафа, во епископа Кадьякскаго, съ титломъ викар³я Иркутской епарх³и; хиротонисанный въ Иркутскѣ, ²оасафъ на обратномъ пути сѣлъ въ Охотскѣ на компанейск³й корабль Фениксъ и погибъ съ нимъ вмѣстѣ безъ вѣсти въ 1799 году. Въ 1804 году путешественникъ, ³еромонахъ Александро-Невской лавры Гедеонъ, засталъ на Кадьякѣ четырехъ валаамскихъ брат³й: покойный митрополитъ московск³й Иннокент³й подвизался на Алеутскихъ островахъ съ 1823 года: еще живъ епископъ ²оаннъ, бывш³й Алеутск³й и мисс³я, по словамъ его, продолжающаяся и теперь - "одна изъ цвѣтущихъ въ ряду всѣхъ прочихъ нашихъ мисс³й". Друг³я событ³я на Валаамѣ имѣли мѣсто позднѣе. Въ 1819 году игуменомъ Иннокент³емъ получено отъ министра Духовныхъ Дѣлъ, князя Голицына, увѣдомлен³е, что на Валаамъ прибудетъ Императоръ Александръ I. Въ непогоду 10 августа, Государь на монастырскомъ суднѣ прибылъ изъ Сольмы, послѣ трехъ часовъ пути, поздно вечеромъ. Уже въ два часа пополуночи Императоръ стоялъ на заутрени и, пробывъ въ монастырѣ болѣе сутокъ, находился рѣшительно на всѣхъ службахъ церковныхъ, днемъ и ночью. Государемъ обойдена вся обитель и посѣщены отшельники. По пути изъ монастыря въ Сердоболь, Государь пожелалъ, чтобы монахи, его сопровождавш³е, пѣли духовныя пѣсни, что и исполнено. По возвращен³и въ Петербургѣ онъ повелѣлъ князю Голицыну, въ знакъ особаго своего расположен³я, учредить на Валаамѣ архимандр³ю, о чемъ говорилъ еще въ самой обители, но снизойдя на просьбу монаховъ, соизволилъ: "архимандр³и въ обители не уставлять, а бытъ игуменству, какъ болѣе приличествующему для общежит³я уединеннаго монастыря": взамѣнъ этого, тогда же, въ 1822 году, обителъ сдѣлана первоклассною и постановлено чтобъ игумены ея впредь были избираемы только изъ брат³й Валаамскаго монастыря.
   Въ 1858 году, 28 ³юня, около шести часовъ утра, на пароходахъ "Александръ" и "Стрѣльна", прибыли къ монастырю Императоръ Александръ II съ Государыней, Цесаревичемъ Николаемъ, Великими Князьями Александромъ, Владим³ромъ и Алекс³емъ, и Великою Княгиней Ольгой Николаевной съ супругомъ ея наслѣднымъ принцемъ Виртембергскимъ. Тогдашн³й генералъ-губернаторъ Финлянд³и графъ Бергъ и проч³я власти встрѣтили Августѣйшихъ Путешественниковъ. Посѣщен³я святыни, скитовъ, пустыней и братскаго кладбища слѣдовали одно за другимъ; къ 2 1/2 часамъ пополудни осчастливленгая брат³я монастырекая проводила Высокихъ Гостей въ обратный путь, и пароходы отчалили подъ звуки пѣн³я: "Спаси Господи, люди Твоя".
   На многочисленныхъ островахъ Валаамскихъ разсѣяны обильно кресты, часовни скиты, кел³йки, храмы, и въ центрѣ всего этого надъ широкимъ проливомъ поднимаются стѣны центральной святыни. Собственно монастырск³я здан³я - это два каменные четыреугольника, помѣщенные одинъ въ другомъ, входъ къ нимъ сквозь святыя ворота, и надъ ними куполы церкви Петра и Павла: за святыми воротами открываются друг³я, ведущ³я во внутренн³й дворъ, въ которомъ расположенъ храмъ Успен³я Богородицы, въ которомъ Ихъ Высочества слушали литург³ю; здѣсь же на этомъ дворѣ помѣщаются: келья настоятеля, трапеза, ризница, братск³я кел³и. Во внѣшнемъ четыреугольникѣ расположены: кел³и царск³я, архивъ, канцеляр³я, библ³отека, больница, при ней церковь Троицы и подъ нею храмъ Живоноснаго Источника Пресвятой Богородицы.
   На невеликомъ протяжен³и монастырской святыни, вдоль и поперекъ исхоженной стопами цѣлаго сонма выдающихся свѣтилъ монашества, совершаются всѣ главныя священнодѣйств³я Валаамской обители. Обитель посѣщается очень большимъ числомъ богомольцевъ, лѣтомъ до 400 человѣкъ въ день, а въ день Петра и Павла количество это достигаетъ 4,000. Въ так³е дни не диво встрѣтить здѣсь, у св. мощей, странниковъ и странницъ, побывавшихъ въ ²ерусалимѣ, на Аѳонѣ, въ Соловкахъ, побывавшихъ не разъ; здѣсь же видятся всяк³е больные, одержимые, кликуши, чающ³е облегчен³я. Въ такомъ молитвенномъ мѣстѣ, какъ Валаамъ, они несомнѣнно чувствуютъ хотя временное облегчен³е, и въ монастырѣ приняты всѣ мѣры къ точному, достовѣрному изложен³ю особыхъ явлен³й чудотворной силы Бож³ей.
   Всяк³й, поступающ³й въ монастырь съ цѣлью остаться въ немъ отдается подъ руководство старца, чрезъ котораго преимущественно и въ полной чистотѣ передаются поступающему всѣ предан³я и обычаи монастырск³е. Послѣ испытан³я, болѣе или менѣе долгаго, слѣдуетъ пострижен³е въ рясу и камилавку. Въ иноческ³й чинъ постригается братъ въ одной "срачицѣ", покрытый "мант³ями иноковъ", и произноситъ обѣты: "дѣвства, нестяжан³я и послушан³я". Пострижен³е въ мант³ю не можетъ имѣть мѣста ранѣе трехъ лѣтъ послушничества. Высшее - это принят³е схимы, т. е. полное отшельничество, для котораго на островахъ много удобныхъ мѣстъ; оно здѣсь настолько развито, что бывали примѣры иноковъ, подвизавшихся шестьдесятъ лѣтъ и ни разу не бывавшихъ даже на святомъ островѣ. Множество именъ отошедшихъ въ иной м³ръ схимниковъ значится въ книгахъ монастырскихъ. Переходъ отъ жизни къ смерти въ такихъ случаяхъ едва ли труденъ: три удара въ большой колоколъ оповѣщаютъ брат³ю о томъ, что одинъ изъ нихъ преставился, всѣ единовременно творятъ молитву и, обвивъ почившаго мант³ей, возложивъ на него "клобукъ - шлемъ надежды спасен³я", опускаютъ въ могилу на братскомъ кладбищѣ. Имя усопшаго тотчасъ заносится во всѣ синодики для вѣчнаго поминовен³я. Братское кладбище изобилуетъ могилами, изъ которыхъ мног³я уравнены съ землей всепокоряющимъ временемъ; виднѣются на немъ нѣсколько каменныхъ памятниковъ, крестовъ, насыпей, и всѣ они отѣнены густыми, старыми кленами: имѣются тутъ и двѣ могилы двухъ купчихъ. Одна изъ каменныхъ гробницъ обращаетъ на себя вниман³е: въ ней, по предан³ю монастырскому, схороненъ бывш³й король шведск³й Магнусъ, много воевавш³й съ Росс³ей и, наконецъ, прибитый бурей къ Валааму въ 1371 году, постригш³йся здѣсь въ монахи и скончавш³йся по принят³и схимы. Мѣстное монашество утверждаетъ, что будто нельзя "выдумать могилы": между тѣмъ историческ³е факты доказываютъ возможность этого. Замѣчательно, что Карамзинъ въ своей истор³и только дважды упоминаетъ о Валаамѣ, тогда какъ по общему строю его богатыхъ сказан³й, по тому вниман³ю, съ которымъ онъ пользовался лѣтописями, ему объ этой обители слѣдовало бы скизать больше, чѣмъ сказано. Предан³е о могилѣ Магнуса называетъ онъ прямо "сказкой", имѣющеюся во многихъ лѣтодисяхъ, въ которыхъ приведено и апокрифическое "рукописан³е", а именно завѣщан³е Магнуса своимъ преемникамъ, королямъ шведскимъ, о томъ, чтобъ имъ не воевать съ Росс³ей; настоящ³й Магнусъ съ ума не сходилъ, былъ дѣйствительно свергнугъ съ престола, освобожденъ своимъ сыномъ и утонулъ въ Готланд³и, близь Бломесгольма. Во всякомъ случаѣ, любопытно знать: чья могила, уже не первый вѣкъ, называется здѣсь Магнусовою? любопытно знать также и то, кто написалъ на ней длинную стихотворную надпись, кончающуюся такъ:
  
   Потомъ на мѣсто царск³и д³адимы,
   Облеченъ въ монахи, удостоился схимы,
   Поживъ три дня здѣсь скончался,
   Былъ въ киронѣ и схимою увѣнчался.
  
   Послѣ характеристики истор³и и очертан³й Валаамской обители слѣдуетъ сообщить о пребыван³и въ ней Ихъ Высочествъ. Отслушавъ обѣдню, поклонившись святынѣ храма. Августѣйш³е Путешествевники прошли въ ризницу монастырскую и библ³отеку, не заключающ³я въ себѣ особенно древнихъ предметовъ, чѣмъ ясно свидѣтельствуется о тѣхъ тяжелыхъ временахъ, когда брат³я должна была бѣжать съ острова и унесла съ собой немногое, а остальное погибло. Въ ризницѣ имѣется нѣсколько царскихъ вкладовъ и пожертвован³й частныхъ лицъ, между прочимъ, богатые покровы на мощи св. угодвиковъ. Въ библ³отекѣ, имѣющей болѣе 6,000 томовъ, оригинальныхъ царскихъ грамотъ, данныхъ монастырю, тоже нѣтъ, такъ какъ онѣ были представлены въ 1729 году въ Государственную вотчинную канцеляр³ю, а есть только коп³и. Старѣйш³я книги 1620 года: Литург³я ²оанна Златоустаго, Васил³я Великаго и преждеосвященная и Евангел³е учительное, того же года. Рукописныхъ книъ, писанныхъ разнымъ уставомъух, довольно, но рукописей пергаментныхъ и бумажныхъ, съ изображен³ями, тоже почти нѣтъ. Синодикъ, присланный ²оанномъ IV въ 1583 году съ перечислен³емъ именъ уб³енныхъ имъ людей, какъ и всѣ его синодики, перечислить всѣхъ не можетъ, такъ ихъ много, и царь проситъ Бora помянуть разомъ всѣхъ, "ихже имена самъ вѣси Владыко"; въ синодикѣ 1718 года имѣются фамил³и многихъ свѣтскихъ лицъ того времени: князья, графы, коменданты и бригадиры; въ синодикѣ 1801 года перечислено 1,486 родовъ благотворителей.
   Вслѣдъ за осмотромъ ризницы ихъ Высочества направились къ недалекому мѣсту предстоявшей закладки храма. Чертежъ храма, первый камень котораго долженъ былъ быть положенъ Августѣйшими Посѣтителями, виднѣлся на одномъ изъ столбовъ церкви Успен³я, въ которой совершена лигург³я: храмъ будетъ имѣть пять куполовъ, довольно странной овальной профили, и трехъярусную шатровую колокольню; отъ будетъ длиной въ сажень, об

Другие авторы
  • Баранцевич Казимир Станиславович
  • Огарков Василий Васильевич
  • Лопатин Герман Александрович
  • Линдегрен Александра Николаевна
  • Мочалов Павел Степанович
  • Москвин П.
  • Мазуркевич Владимир Александрович
  • Мирэ А.
  • Пругавин Александр Степанович
  • Юрьев Сергей Андреевич
  • Другие произведения
  • Венгерова Зинаида Афанасьевна - Вайтгид Вильям
  • Тихомиров Павел Васильевич - Из юношеских идеалов Шиллера. К столетию со дня его смерти ум. 27 апреля 1805 г.
  • Соллогуб Владимир Александрович - Воспитанница
  • Ренье Анри Де - Краткая библиография
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Чижиково горе
  • Алмазов Борис Николаевич - Б. Н. Алмазов: биобиблиографическая справка
  • Дашкова Екатерина Романовна - Е. Р. Дашкова: биографическая справка
  • Луначарский Анатолий Васильевич - Жизнь прекрасна, жизнь трагична...
  • Воровский Вацлав Вацлавович - О М. Горьком
  • Каменский Анатолий Павлович - Ничего не было
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 264 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа