Главная » Книги

Дашкова Екатерина Романовна - Письма и документы

Дашкова Екатерина Романовна - Письма и документы


1 2 3 4 5 6 7 8 9

  

E. P. Дашкова

  

Письма и документы

   E. P. Дашкова. О смысле слова "воспитание". Сочинения, письма, документы / Составление, вступительная статья, примечания Г. И. Смагиной. СПб., 2001.
   Scan ImWerden
  

СОДЕРЖАНИЕ

  
   Предисловие
   Письмо Вильяму Робертсону о желании дать сыну образование в Эдинбургском университете. 30 августа 1776 г. (перевод С. Н. Искюля)
   Письмо Вильяму Робертсону с программой образования для сына. 9 октября 1776 г. (перевод С. Н. Искюля)
   Письмо Вильяму Робертсону о проблемах воспитания детей. 10 ноября 1776 г. (перевод С. Н. Искюля)
   Письмо сыну с рекомендациями во время путешествий
   Письмо князю Г. А. Потемкину с просьбой назначить сына адъютантом. 24 ноября [1781 г.]
   Письмо князю Г. А. Потемкину о военной карьере сына. 23 февраля [1782 г.]
   Письмо князю Г. А. Потемкину о службе сына. 17 сентября [1783 г.]
   Письмо князю Г. А. Потемкину о сыне и племяннике графе Д. П. Бутурлине. 14 августа [1783-1784 гг.]
   Записка князю Г. А. Потемкину об отпуске для сына. 17 ноября 1784 г.
   Письмо брату графу А. Р. Воронцову об отношениях с дочерью [1784 г.]
   Письмо Вильяму Робертсону с благодарностью за внимание к ней во время пребывания в Эдинбурге. 17 августа 1786 г. (перевод С. Н. Искюля)
   Письмо Екатерине II с просьбой о скорейшем решении дел дочери в Сенате. 14 января 1794 г.
   Письмо Екатерине II о финансовых делах дочери. 9 июля 1794 г.
   Письмо к дочери [1807 г.]
   Записка графу П. С. Потемкину о поддержке ее воспитанника П. В. Спиридонова [б/д]
   Письмо к мистрис Гамильтон [1804-1805 гг.]
   Из "Записок" о детстве и юности Е. Р. Дашковой (перевод и примечания С. Н. Искюля)
   Письмо Е. Р. Дашковой Екатерине II при назначении ее директором Академии наук [не позднее 24 января 1783 г.]
   Протокол заседания Конференции Академии наук о вступлении Е. Р. Дашковой в должность директора 30 января 1783 г. (перевод С. Н. Искюля)
   Письмо А. А. Безбородко об отчетах по экономической сумме Академии наук [апрель 1783 г.]
   Письмо Екатерине II о привилегиях для Академии наук [апрель 1783 г.]
   Письмо А. А. Безбородко об отчетах Академии наук [апрель 1783 г.]
   Письмо А. А. Безбородко о текущих делах [не позднее 7 мая 1783 г.]
   Рапорт Екатерине II о расходах экономической суммы Академии наук. 1 июня 1783 г.
   Доклад Екатерине II об учреждении Российской академии. Август 1783 г.
   Приглашение А. А. Безбородко на церемонию открытия Российской Академии. 18 октября 1783 г.
   Речь при открытии императорской Российской Академии. 21 октября 1783 г.
   Доклад Екатерине II о необходимости строительства нового корпуса для Академии наук [осень 1783 г.].
   Письмо А. А. Безбородко с просьбой "исходатайствовать" дом для Российской Академии. 23 октября 1783 г.
   Письмо Н. И. Новикову об оплате типографских расходов [не позднее ноября 1783 г.]
   Письмо И. И. Шувалову о долгах Н. И. Новикова Академии наук. 2 ноября 1783 г.
   Письмо А. А. Вяземскому об отправке трех студентов в Тобольское наместничество. 13 декабря 1783 г.
   Записка А. А. Безбородко об Уставе и доме для Российской Академии. 3 января 1784 г.
   Письмо А. А. Безбородко о размере годового жалованья директору Академии наук [не ранее 22 января 1784 г.]
   Прошение Екатерине II об определении годового жалованья Е. Р. Дашковой [не ранее 22 января 1784 г.]
   Доклад Екатерине II о повышении в чинах В. А. Ушакова и О. П. Козодавлева [январь 1784 г.]
   Прошение Екатерине II о повышении в чинах членов и сотрудников Академии наук. Январь 1784 г.
   Доклад Екатерине II об организации публичных лекций в Академии наук. 25 марта 1784 г.
   Из распоряжений по Канцелярии Академии наук за 1784 г.
   Письмо П. С. Потемкину о подготовке к изданию нового атласа Российской империи. 5 февраля 1786 г.
   Рапорт Екатерине II о состоянии, в котором находилась императорская Академия наук, когда я вступила в управление ею в 1783 г., и в котором она находится ныне, в 1786 г.
   Письмо А. В. Раздеришину с благодарностью за предоставленную коллекцию минералов. 9 января 1788 г.
   Письмо А. И. Фомину о доставлении в г. Архангельск "Новых ежемесячных сочинений". 13 июня 1788 г.
   Письмо В. В. Крестинину о награждении его за книгу "Начертание истории города Холмогор". 27 февраля 1790 г.
   Доклад Екатерине II о пенсиях для служащих при Академии наук. Февраль 1791 г.
   Доклад Екатерине II о финансовом состоянии Академии наук. 20 марта 1793 г.
   Прошение Екатерине II об увольнении от должности директора Академии наук. 5 августа 1794 г.
   Письмо Д. П. Трощинскому. [5 августа 1794 г.]
   Рапорт Екатерине II об экономическом положении Академии наук за 1783-1794 гг. 5 августа 1794 г.
   Из Протокола последнего заседания Конференции Академии наук, на котором присутствовала Е. Р. Дашкова. 14 августа 1794 г. (перевод С. Н. Искюля)
   Прошение Екатерине II о продлении отпуска. 27 августа 1796 г.
   Письмо И. И. Лепехину с благодарностью за предложение вновь возглавить Российскую Академию [не позднее 25 мая 1801 г.]
   Из "Записок" о деятельности в Академии наук и Российской Академии (перевод и примечания С. Н. Искюля)
  

ПРЕДИСЛОВИЕ

  
   Идея этой книги, в которую вошли сочинения, письма, документы Е. Р. Дашковой о воспитании и образовании, родилась в Московском гуманитарном институте имени Е. Р. Дашковой и созданном при нем по инициативе ректора института Л. В. Тычининой Дашковского общества. Объединив с 1992 г. усилия ученых и почитателей Е. Р. Дашковой, помогая и поддерживая их, они стремятся координировать исследовательскую работу по изучению жизни и творческого наследия Екатерины Романовны Дашковой.
   Московский гуманитарный институт имени Е. Р. Дашковой и Дашковское общество предприняли ряд важных начинаний в деле увековечения памяти Екатерины Романовны: восстановление надгробия Е. Р. Дашковой на месте ее захоронения в церкви Святой Троицы в селе Троицком, учреждение медали княгини Е. Р. Дашковой "За служение Свободе и Просвещению", переиздание "Словаря Академии Российской" - главного труда Е. Р. Дашковой и ее сподвижников. Заметным событием в культурной жизни Москвы стали ежегодные Дашковские чтения, приуроченные ко дню рождения Екатерины Романовны. Эти чтения, ставшие традиционными (в марте 2001 г. прошли VII Дашковские чтения), объединяют ученых и исследователей-любителей различных областей гуманитарного знания. Доклады, прочитанные на Дашковских чтениях, публикуются в трудах института и вносят заметный вклад в изучение различных сторон воззрений и деятельности "великой россиянки".1
   Настоящий сборник "О смысле слова "воспитание"" продолжает добрые инициативы Московского гуманитарного института имени Е. Р. Дашковой и Дашковского общества.
   Княгиня Екатерина Романовна Дашкова (1743-1810) - яркое и значительное явление политической и культурной жизни России второй половины XVIII в. Ее жизнь и деятельность постоянно привлекают внимание исследователей, и существует довольно обширная литература о ней.2 Неоднократно переиздавались и ее знаменитые "Записки", в которых отразилась не только многогранная деятельность этой замечательной женщины - директора Петербургской Академии наук и президента Российской Академии, но и ее полная драматизма судьба.3 "Записки" - самое крупное литературное произведение княгини. Но помимо них она является автором оригинальных прозаических и стихотворных сочинений, пьес, опубликованных в отечественных журналах второй половины XVIII-начала XIX в. После первой прижизненной публикации эти сочинения более не переиздавались.
   В нашем сборнике собраны сочинения, письма, документы Е. Р. Дашковой, отражающие ее искания в области воспитания и образования, дающие представления о педагогических взглядах и просветительской деятельности княгини. Название сборнику дала одна из самых известных статей Е. Р. Дашковой "О смысле слова "воспитание"", на наш взгляд, наиболее емко отражающая смысл взглядов княгини и содержание книги.
   Большую сложность при работе вызвало то, что сочинения Е. Р. Дашковой были опубликованы без указания имени автора. Поэтому была проделана определенная работа, использована справочная и научная литература, в той или иной мере посвященная Е. Р. Дашковой-писательнице, имеющаяся к настоящему времени в распоряжении исследователей. В работе были использованы библиография сочинений Е. Р. Дашковой из "Словаря русских писательниц" H. H. Голицына,4 "Словарь псевдонимов русских писателей..." И. Ф. Масанова,5 известный указатель к русским повременным изданиям А. Н. Неустроева, литературоведческие исследования А. Афанасьева, Н. А. Добролюбова, В. П. Семенникова, П. П. Пекарского, М. И. Сухомлинова6 и др. Заметный вклад в атрибуцию сочинений Екатерины Романовны внесли сотрудники Сектора русской литературы XVIII в. Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН Н. Д. Кочеткова, Г. Н. Моисеева, Ю. В. Стенник и др.7 Изучение и сопоставление этих и других исследований по истории литературы и журналистики XVIII в., переписки, архивных документов позволили с определенной долей уверенности считать включенные в первый раздел книги сочинения принадлежащими перу "знаменитой россиянки". Эти сочинения были опубликованы в журналах "Опыт трудов Вольного Российского собрания при Имп. Московском университете", "Собеседнике любителей российского слова", "Новые ежемесячные сочинения", "Друг просвещения" и "Русский вестник".
   Во втором разделе сборника собраны материалы, в основном письма, позволяющие увидеть заботы княгини о воспитании и образовании детей, раскрывающие содержание и методы воспитания, которыми руководствовалась княгиня, и иллюстрирующее ее сложные отношения со взрослыми детьми. Особый интерес представляют четыре письма Е. Р. Дашковой к ректору Эдинбургского университета Вильяму Робертсону, оригиналы которых находятся в Национальной библиотеке Шотландии. Письма были любезно предоставлены нам известным английским ученым Энтони Кроссом, за что выражаем ему сердечную благодарность. Эти письма, представляющие особый интерес для характеристики взглядов княгини на содержание высшего образования, печатаются в нашей книге на французском языке и в переводе, выполненном С. Н. Искюлем.
   Российская наука и культура второй половины XVIII в. в значительной мере обязаны своими достижениями энергии и организаторским талантам Е. Р. Дашковой. Материалы третьего раздела сборника "Е. Р. Дашкова как организатор науки и просвещения" раскрывают многогранную научную, научно-организационную и просветительскую деятельность княгини как директора Петербургской Академии наук и президента Российской Академии. Эпоха академической деятельности - наиболее изученный период жизни Екатерины Романовны, поэтому часть включенных документов уже была ранее опубликована. Но, сверяя тексты этих документов с подлинниками, удалось обнаружить в трех случаях даты их написания; эти моменты особо оговорены в примечаниях. 12 документов, обнаруженных в РГАДА, РГИА и ПФА РАН, впервые вводятся в научный оборот. Среди них - письмо А. А. Вяземскому об отправке трех студентов в Тобольское наместничество, распоряжения Е. Р. Дашковой по Канцелярии Академии наук, ее письма к провинциальным любителям наук А. В. Раздеришину, А. И. Фомину, В. В. Крестинину, доклад Екатерине II об организации публичных лекций, доклады, письма, прошения, связанные с увольнением от должности директора Академии наук, и др. Также впервые печатаются на русском языке выдержки из протоколов заседания Конференции Академии наук: 30 января 1783 г. - первого заседания, на котором Е. Р. Дашкова "входила в должность", и 14 августа 1794 г. - последнего, где прощалась с академиками. Протоколы Конференции Академии наук, которые в эти годы велись на французском языке, опубликованы на языке оригинала;8 перевод выполнил С. Н. Искюль.
   В четвертом разделе собраны разные по характеру и значению материалы, представляющие несомненный интерес для понимания особенно последних лет жизни Е. Р. Дашковой. Здесь публикуется доклад академика Я. К. Грота "Княгиня Дашкова", произнесенный им на заседании РИО 12 марта 1890 г., сохранившийся в ПФА РАН.
   Особо следует сказать о новом переводе двух отрывков из "Записок" Е. Р. Дашковой. Обаяние главного сочинения княгини настолько велико, что время от времени возникает желание вновь и вновь обращаться к рукописи. Перевод с французского осуществлен по изданию "Записок" княгини в "Архиве князя Воронцова" (М., 1881. Кн. 21), сверенному с рукописью, хранящейся в Архиве СПб. ФИРИ РАН.
   Теперь о текстологических принципах издания. В настоящем издании проводится лишь незначительная модернизация орфографии. Проведена замена устаревших и отсутствующих в современном алфавите букв на их нынешние адекваты. Так, ѣ (ять) заменяется на е, ѳ (фита) на ф, i (и десятеричное) на и; устраняется ъ на конце слова; вместо "щ" пишется "сч" в словах типа "несчастный" и "разносчик". Окончание родительного падежа единственного числа прилагательных -аго/яго везде заменено на -ого/его, например, неизвестнаго заменено на неизвестного, утвержденнаго - утвержденного, средняго - среднего, собственнаго - собственного.
   Написания типа "разставаться", "разсуждение", "без-разсудно", "разсказ" и т. п. заменяются на "расставаться", "рассуждение", "безрассудно", "рассказ". Окончания прилагательных на -ой -российской, звенигородской - заменяются на российский, звенигородский. Написания типа "на конец", "по том" печатаются слитно - "наконец", "потом"; написания "кому-нибудь", "из-за", "по-французски" - печатаются с черточкой.
   В нашем издании принято современное написание слова "русский" с двумя "с", вместо привычного для XVIII в. написания "руский" с одним "с".
   В издании сохранено авторское использование разного рода типографских средств: курсива, разрядки, но не сохраняются привычные для XVIII в. тире после точки внутри абзацев, восклицательный знак в середине фразы, употребление заглавных букв внутри фразы, пунктуация, в целом, модернизирована.
   Сочинения, письма, документы Е. Р. Дашковой даются полностью вместе с подстрочными примечаниями, которые принадлежат самой княгине. Материалы внутри разделов расположены в хронологическом порядке. К каждому сочинению и документу даны примечания, в которых указан источник, по которому они публикуются, названа литература, в которой это сочинение упоминается, и даются краткие пояснения. Под строку вынесен перевод иноязычных слов и выражений.
   В период подготовки рукописи она обсуждалась на заседании Сектора истории Академии наук Санкт-Петербургского филиала Института истории естествознания и техники РАН, Сектора русской литературы XVIII в. Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН, предварительные результаты были оглашены на Дашковских чтениях.
   Приносим сердечную благодарность Ларисе Викторовне Тычининой, Анне Владимировне Семеновой, Светлане Романовне Долговой, Наталье Владимировне Колпаковой, Наталье Дмитриевне Кочетковой, Энтони Кроссу, Галине Алексеевне Ипполитовой за поддержку и помощь в осуществлении издания.
  
   1 Е. Р. Дашкова и ее время. М.: МГИ им. Е. Р. Дашковой, 1999; Е. Р. Дашкова и А. С. Пушкин в истории России. М.: МГИ им. Е. Р. Дашковой, 2000; Е. Р. Дашкова и российское общество XVIII столетия. М.: МГИ им. Е. Р. Дашковой, 2001; Пряшникова М. П. Е. Р. Дашкова и музыка. М.: МГИ им. Е. Р. Дашковой, 2001.
   2 См. литературу о Е. Р. Дашковой: Дашкова Екатерина Романовна // Словарь русских писателей XVIII в. Л., 1988. Вып. 1 (А-И). С. 247; Екатерина Романовна Дашкова: Исследования и материалы. СПб., 1996 и др.
   3 Назовем лишь публикации последних лет (полные названия изданий см. в Списке сокращений): Записки. М., 1987, 2-е изд. - M., 1991; Моисеева; Дашкова Е. Р. Записки // Записки и воспоминания русских женщин XVIII-первой половины XIX вв. М., 1990. С. 67-280; Princesse Daschkova. Mon Histoire. Édition prêsentêe et annotêe par Alexandre Woronzoff-Daschkoff. Paris; Montrêal, 1999.
   4 Голицын.
   5 Масанов. Масанов указывает на несколько псевдонимов Е. Р. Дашковой: "Благородная Россиянка", "К. Д.", "К. Е. Р. Д.", "Некоторая Россиянка", "Покорная услужница***", "Россиянка", "Россиянка***", "Россиянка Д.", "***", "***".
   6 Афанасьев, Добролюбов, Семенников, Пекарский, Сухомлинов.
   7 Кочеткова, Моисеева, Стенник.
   8 Протоколы заседаний Конференции имп. Академии наук с 1725 по 1803 г.: В 4 т. СПб., 1899-1901.
  

Письмо Вильяму Робертсону

о желании дать сыну образование в Эдинбургском университете. 30 августа 1776 г.

(перевод С. Н. Искюля)

  
   Spa ce 30 Août [1776].
  
   Monsieur
   C'est une mère, sagement tendre, (qui aime qui respecte en vous, encore plus l'homme Vertueux, que le Grand Literateur) qui s'adresse à vous maintenant; mais pour vous ne dêdaignez pas de donner l'attention nêcessaire à la pryère que je dois vous faire, je dois vous expliquer ces premières lignes, et je le ferai sans d'autre vue, que celle de tacher de vous convaincre de la vêritê du caractère, que je prends vis a vis de vous; et que ma conduite passêe, ni celle à venir, j'espère, ne dêmentira pas. J'aime mes enfants, Monsieur, autant par inclination que par Principe, l'habitude de les avoir, toujours auprès de moi a peut être augmentê. Encore la tendresse que j'ai pour eux, mais je ne suis point aveuglêe, je n'idolâtre point leurs faiblesses, contente de les voir honnêtes, et sensibles, je ne les crois pas parfaits; et je me suis fait la loix de les voir tels qu'ils sont, et non, comme la majeure partie des mères voyent leurs enfans. Il y a douze ans qu'ils ont eu le malheur de perdre dans le plus vertueux mortel, leur Père, et leur Protecteur; leur êducation n'a donc dêpendu que de moi seule; et, un fils qui en a 13, maintenant n'a ni Tirans, ni Esclaves autour de lui, par consêquent son coeur ni son esprit ne sont point jusqu'à prêsent corrompus; quand à ces connoissances, il est selon moi assez avouê pour son âge, il sait assez bienl' histoire et la gêographie, il a un commencement de gêomêtrie, il sait le franèois et l'allemand, et comprend assez le latin et l'anglois pour faire des traductions, de l'une et de l'autre de ces langues quoique il n'ait pas l'usage de parler ces deux dernières. Quand à son physique il est grand et fort, parce qu'il est accoutumê à une vie active et rude. Voilà, Monsieur, un tableau fidèle du jeune homme que j'estimerai heureux, si il avoit le bonheur d'être sous votre direction. Venons maintenant à ce que j'ai à vous proposer. Je n'ai quittê mon Pays que dans le dessein de finir et perfectionner ces êtudes et son êducation; je sais que vous avez refusê de prendre chez vous des enfans de gens de la plus haute condition de votre Pays, mais je me flatte que l'objection principale que vous aviez peut-être pour cela êtoit, qu'ils vouloient que leurs fils, soyent des Seigneurs même dans leur enfance, et bien, Monsieur, le mien ne vous donnera aucun embarras de ce genre vous voulez me faire cette grande obligation de vous charger en partie de mon fils, c'est vous même qui me prescrirez tout, ce que vous jugerez à propos, et je ne demande qu'une seule condition pour moi, c'est d'être dans la même ville que lui; je suis persuadêe Monsieur, que si Mon fils êtoit sous votre direction, il n'aura plus besoin d'aucun de mes soins comme de ceux de tout autre, mais laissez moi être prête pour être sa garde-malade, au cas qu'il en ayt besoin, c'est une tache que personne ne peut remplir comme une mère; et en ayant fait la triste expêrience, c'est ce qui m'a fait partir avec lui; il a auprès de lui un gouverneur, que je plaèai chez lui lorsque j'êtois moi-même mourante, c'est un digne honyne qui joint à des connoissances des moeurs strictement honnêtes, mais si vous ne jugerez pas qu'il est nêcessaire pour mon fils, je ne fairai pas difficultê de ne garder personne auprès de lui, pas même un domestique.
   Je sens bien, Monsieur, que ma lettre est remplie de dêtails ennuyeux, et je devrai vous en faire des excuses, mais vous en saurez distinguer le motif que j'ai cru devoir vous ênumeroter, en partie du moins, les inconvênients que je peux, et veux vous êviter au cas que vous voudrez remplir les voeux les plus ardents d'une mère qui ne vit que pour ses Enfants. Monsieur Wederburne, qui c'est chargê de celle-ci, m'a promis aussi de joindre ses pryères aux miennes auprès de vous et de vous expliquer (plus clairement que je ne l'ai fait) mes dêsirs.
   J'attendrai avec autant d'inquiêtude que, d'impatience Votre rêponse parce que le plan le plus cher à mon coeur dêpend de Votre dêcision qu'elle me marquera. En attendant, Monsieur, que vous me rendiez la plus contente des mères, ou que vous me fassiez un chagrin bien vif, je vous assure que rien on ne peut ajouter à l'estime et à la haute considêration que j'ai pour vous. Joignez y les sentimens de la reconnaissance, et ce ne sera point un poids, pour celle qui se dit sincèrement,
   Monsieur,
   Votre très humble servante
   Princesse de Daschkaw.
  
   Перевод:
  
   Спа, 30 августа [1776 г.].
  
   Милостивый государь,
   К вам обращается нежная, но благоразумно любящая мать (которая еще более почитает и уважает вас как человека добродетельного, нежели как выдающегося сочинителя); но дабы не обошли вы необходимо нужным своим вниманием моей просьбы, каковую должно мне вам высказать, то и надобно мне уже на первых строках все вам изъяснить, что я и сделаю без каких-либо иных видов, кроме как попытаться убедить вас в том, что в самом моем отношении к вам не может быть никаких сомнений; и вкупе с тем убедить вас в том, что мое прошлое расположение к вам в будущем отнюдь не претерпит никаких перемен. Столь же по склонности люблю я моих детей, милостивый государь, сколь и по естественной причине, а привычка видеть их постоянно рядом со мною может со временем и возрасти. Испытывая нежные чувства по отношению к ним, я отнюдь не слепа, ибо мне совсем не по душе их недостатки, хотя я и довольна тем, что они честного нрава и мягкосердечны, однако ж не считаю детей своих во всем совершенными; и я вменила себе в непреложное правило видеть их таковыми, каковы они есть, а не такими, какими чад своих видит большинство родителей. Двенадцать лет назад дети мои имели несчастие потерять в добродетельнейшем из смертных своего отца и покровителя; их воспитание с тех пор зависит целиком от меня одной; и мой сын, которому всего только 13 лет, не имеет над собой ни мучителей, ни рабов вокруг себя, а посему и сердце его, и разум до сего времени отнюдь не испорчены; что же касается его познаний, то, по моему мнению, оные вполне соответствуют его возрасту; он достаточно хорошо знаком с историей и географией, знает начала геометрии, из языков французский и немецкий, латынь и английский разумеет довольно для того, чтоб делать переводы с того и другого языка, хотя и не в привычке его говорить на обоих сих языках. Что же до физического состояния моего сына, то он высок ростом и силен, поелику привык к деятельной и суровой жизни. Вот, милостивый государь, истинное изображение молодого человека, который, почту за счастие, ежели будет он под вашим руководительством. Перейдем же теперь к тому, что я собираюсь вам предложить. До сего времени я не покидала России, пока не закончено было воспитание моего сына и не закончены были его образовательные штудии; я знаю, вы отказываетесь принимать у себя детей соотечественников ваших самого высокого положения и состояния, но льщу себя, что главное препятствие, каковое, может быть, существует здесь для вас, заключается в том, что они хотят, чтоб их сыновья уже в детстве своем чувствовали б себя настоящими господами; смею вас заверить, милостивый государь, что мой сын не доставит вам в этом отношении никаких затруднений, и вы весьма меня обяжете, ежели сами предпишете мне все, что сочтете за нужное, и я прошу для себя лишь одного - разрешения пребывать в том же городе, что и он; убеждена, милостивый государь, что, ежели сын мой окажется под вашим руководительством, то ни мои заботы, ни попечение кого бы то ни было другого не будут ему надобны, но позвольте мне быть по крайней мере его сиделкой в случае, если то окажется необходимым, ибо никто другой не сможет этого сделать, кроме матери; таковая-то печальная вероятность и побудила меня отправиться в путешествие вместе с ним; при нем есть гувернер, коего я приставила к сыну, когда сама была едва-едва жива; это вполне достойный человек, который не только сведущ в науках, но и строго честных правил, но, если вы не сочтете его присутствие необходимо нужным для моего сына, я тотчас же сделаю так, чтобы рядом с сыном впредь не было никого, даже слуг.
   Я вполне понимаю, что письмо мое полно, может быть, докучных для вас подробностей, и прошу за то простить меня, но вы сумеете оценить по достоинству побудительные причины, заставившие меня исчислить вам, частью по крайней мере, те неудобства, кои я хочу, чтоб вы избежали в случае, если вы хотели бы ответить согласием на самые горячие пожелания матери, которая живет только ради своих детей. Господин Ведерберн, коему поручено передать вам сие письмо, обещал мне присоединить к моим просьбам также и свои собственные, изъяснив вам (более ясным, нежели то сделала я, образом) мои пожелания.
   Ожидаю с нетерпением, а равно и с беспокойством, вашего ответа, поелику наисокровенное для моего сердца намерение зависит единственно от вашего решения. Пока же, милостивый государь, все равно, сделаете ли вы меня самой счастливой из матерей или повергнете в немалую печаль, уверяю вас, что питаю к вам отличное уважение и почтение. Добавьте к сему выражение чувств моей признательности, что отнюдь не окажется в тягость, ибо говорится искренне.

Милостивый государь,

ваша всепокорная услужница

княгиня Дашкова.

  
  

Письмо Вильяму Робертсону

с программой образования для сына. 9 октября 1776 г.

(перевод С. Н. Искюля)

  
   Londres ce 9. Octobre 1776.
  
   J'ai eu la satisfaction Monsieur de recevoir votre lettre, et je m'empresse de vous en remercier, et de vous expliquer en même temps, quelqu'uns des articles de ma première, que j'avais aparemment mal rendue à en juger par ce que vous me dites en rêponse. Je n'ai jamais souhaitê placer mon fils hors de moi. 1 parce qu'après un strikt examen de moi même, je demeure convaincue, que je ne gâte point mes enfants, et que ma tendresse pour eux ne me rend que plus attentive à veiller sur leur moral, comme sur leur physique, 2 parce que ma mannière de vivre ne peut point être gênêe par leur prêsence, il ne rêsulte donc point d'inconvênients pour nous, d'être ensemble. Mais si j'ai voulu placer mon fils, hors de chez moi, c'êtoit dans la supposition, qu'il auroit l'avantage d'être chez vous, et ce n'est qu'à vous, Monsieur, que je l'aurais jamais confiê. A l'êgard de Mr Robertson, je le connois assez de rêputation pour l'estimer infiniment comme homme de lettres, et pour être persuadêe qu'il sera d'une grâce d'utilitê pour les êtudes de mon fils; car j'espère qu'il sera un des Professeurs dont le Prince de Daschkaw frêquentera les collèges: mais je puis d'autant moins le placer dans sa maison, que ce Mr a d'autres jeunes gens chez lui, et c'est positivement ce que je veux êviter êtant plus jalouse des moeurs, et du caractère de mon fils que je ne pourrai jamais l'être de ces connoissances. Je ne veux pas perdre, Monsieur, la douce espêrance, que vous voudrez bien diriger si non le fils, du moins, la mère dans ce qu'elle devra faire pour l'avantage de son fils; et c'est cet espoir qui m'engage à vous exposer le Plan, que je m'êtois proposê pour les êtudes de mon fils. Je vous prie de m'en dire votre sentiment, d'y corriger, ajouter, ou retrancher, ce que vous jugerez à propos, et j'envisagerai cela corne une marque d'estime de votre part très flatteur pour moi. Il faut savoir Monsieur que la manière honorable pour parvenir chez nous diffère, de celle des autres Pays, peut-être autant que celle par Briccole et par faveur ce ressemble dans toutes les parties de ce globe, il faut chez nous pour parvenir à temps à quelques stations êlevêes, commencer à servir de bonne heure. Ainsi je ne puis donner 4. annêes pour des êtudes de mon fils qui ne seraient point de son Etat, ensuite deux annêes pour ces voyages, ce qui avec les 13. passe qu'il a, fairoit qu'il n'entremit qu'a 20. ans au service, que je ne veux pas qu'il se pousse autrement, que de la manière que ses ancêstres l'on fait, et comme d'un autre côtê les Bassesses, et l'adulation, sont les seules choses que pour son intêrêt même je ne saurais faire, je ne dois pas par consêquent le dêtourner ou retarder la course qu'il doit entreprendre de bonheur.
   J'ai vis-à-vis de lui outre les devoirs de mère ceux de tutrice à remplir, ainsi je dois concilier le prêsent avec l'avenir, et le Gênêral avec le Local, et le particulier de notre Pays. Voici, Monsieur, le tableau du Plan que j'avois formê pour ces êtudes, avec les indices de ce qui est dêjà fait, et de ce qui est commencê.
   Langues. Latine - les difficultês sont dêjà levêes.
   Angloise - Le Prince comprend les livres prosaïques parfaitement et les Poètes passable bien.
   Allemand - il comprend tout ce qu'il lit gênêralement. Franèoise - elle lui est aussi famillière que sa propre langue.
   Belles lettres - le Prince connoit les bons ouvrages, et a dêjà le goût plus raffinê qu'on ne l'a comunement à son âge, et il est plutôt à craindre qu'il ne soit trop sêvère dans ses critiques, ce qui quelque fois paroit être le dêfaut de son caractère, qu'il ne seroit qu'il ne sentit pas ce qu'il lit.
   Mathêmatique - c'est la partie la plus essentielle de cette science que je voudrai qu'il apprenne seulement et il en a des notions, pouvant recoudre les règles de trois les plus compliquêes - il faut qu'il aprenne jusqu'à l'algèbre.
   Architecture civile et militaire.
   Histoire et constitutions de gouvernement. Il sait l'Histoire Univ[selle], l'histoire particulière d'Allemagne, celle de France et de l'Angleterre, et il continuera à cultiver ce qu'il en sait avec son gouverneur et à s'y instruire davantage. Logique, Philos[ophie] rationelle, Physique expêrimentale, les premiers Elêments de Chymie, Physiologie, et hist[oire] Naturelle. Droit de Nature, Droit Public univer[el] et droits de gens. Ces mêmes sciences appliquêes aux loix et usage des Peuples de l'Europe. Ensuite la Morale, et la Politique.
  

Rêpartitions de ces Etudes, en deux ans, et demis, ou 5. Semestres.

  
   1 Semestre. Langues, Rhêtorique, et Belles lettres, Histoire et Constitutions des Gouv[ernemens], Mathê[matique]. Logique.
   2 Semestre. Langues, Rhêtor[ique], Hist[oire] et consti[tutions] des Gouv[ernemens], Mathêm[atique], Philos[ophie] rationelle, Physique expêri[mentale], Fortifications, et Dessein.
   3 Semestre. Belle lettres, Hist[oire] et consti[tutions] des gouv[ernemes], Fortification, Droit de Nature, et droit Public univers[sel], Mathêm[atique], Physiologie et Histoire Naturelle, Dessein.
   4 Semestre. Morale, Mathêm[atique], fortifications, Droit des gens Universel, et Positif, Principes Gênêraux de Jurisprudence, Architecture Civile.
   5 Semestre. Morale Rêpêtition de Physique, premiers principes de Chymie, et ensuite Rêpêtition gênêrale et logique.
  
   Voilà Monsieur à peu près tout ce que mon fils doit et peut apprendre sans perdre un temps nêcessaire pour son avancement, pour acquêrir des sciences qui ne sont point de son Etat, et qu'il n'aurat peut-être jamais occasion de cultiver ni mettre en pratique, le militaire êtant chez nous l'Etat le plus respectê, et la Carrière dans laquelle il est dêjà entrê. Je soumets tout ceci entièrement à votre jugement, vous pryant de me comuniquer la dessus vos lumières. J'avais tardê de vous envoyer cette lettre jusqu'à l'arrivêe de notre ami comun, mais comme il ne revient pas je n'ai pas voulus diffêrer plus longtems de vous assurer de la parfaite vênêration, et de la haute considêration avec laquelle je serai toujours,

Monsieur,

Votre très humble servante

Princesse de Daschkaw.

  
   P. S. J'attendrai avec impatience votre rêponse, ne craignez pas de la faire en anglais, je me flatte de le bien comprendre.
  
   Перевод:
  
   Лондон, сего 9 октября 1776
  
   Я имела удовольствие, милостивый государь, получить ваше письмо и спешу поблагодарить вас за него, но в то же время объяснить некоторые из пунктов первого моего к вам послания, кои, по-видимому, я не вполне определенно изложила, не зная, что вы мне напишете в ответном письме. Я отнюдь не хотела, чтобы мой сын поместился отдельно от меня 1) поелику, по зрелом размышлении, остаюсь в убеждении, что не оказываю вредоносного влияния на характер моих детей и что моя нежность к ним, напротив, делает меня еще более внимательной к тому, что касается до их нравственности и физического состояния, 2) поелику мой образ жизни совсем не может стеснить их присутствие, таким образом быть вместе для нас это совсем не значит испытывать неудобства. Но, если все же я поначалу хотела, чтоб сын мой жил не со мною, то это проистекало из предположения, что он преимущественно должен был бы бывать у вас, и только вам, милостивый государь, я могла б доверить попечение о нем. Что же касается до г-на Робертсона, то мне вполне известна добрая его репутация для того, чтобы бесконечно уважать его как сочинителя и чтоб быть уверенной в том, что он будет полезен в учении моего сына; поелику я надеюсь, что он станет одним из тех профессоров, занятия коего князь Дашков будет часто посещать, но тем менее я могла бы поместить его в тот дом, где у г-на Робертсона проживают и другие молодые люди; этого-то я положительно хочу избежать, ибо более озабочена нравственным состоянием и душевным складом своего сына, чем могла бы когда-либо быть озабочена уровнем его познаний. Я не хочу терять, милостивый государь, надежды, что вы изъявите свое согласие быть наставником если не моего сына, то по крайней мере его матери в том, что она должна делать ради своего сына; и именно эта надежда побуждает меня изложить вам предполагаемый мною план занятий моего сына. Прошу вас сообщить мне, каковы ваши об оном впечатления, исправить его, сделать нужные добавления или вычеркнуть то, что сочтете за нужное, и я буду рассматривать это как весьма лестный знак уважения ко мне с вашей стороны. Надобно знать, милостивый государь, что у нас приличествующий образ действий с тем, чтобы добиться видного положения, отличается от того, что бытует в других странах, может быть столь же, как образ действий окольными путями и в поисках благоприятного случая походит на то, что происходит во всех частях света; у нас же, дабы чего-нибудь добиться, надобно сначала достичь возвышенных степеней и рано начать служить. Таким образом я не могу положить 4 года на учение моего сына, который еще совсем не служил, а затем два года положить на путешествия, что вкупе с его 13-ю годами приведет к тому, что он вступит в службу лишь 20 лет от роду, где я не хочу, чтоб он прокладывал себе дорогу иначе, нежели то делали его предки, но поелику совершать низкие поступки и льстить суть единственное, на что даже ради него я не в состоянии была б решиться, то и не должна я, следовательно, отвращать сына моего от учения или откладывать курс занятий, который, по счастию, он должен попытаться пройти.
   Помимо материнского долга по отношению к сыну надлежит мне также исполнять обязанности опекуна, так же как должна я согласить то, что не терпит отлагательства, с тем, что предстоит в будущем, общее с местными особенностями и своеобразием нашей страны. Ниже, милостивый государь, извольте обозреть начертание плана, каковой я составила для этих занятий с указанием того, что уже сделано и только еще начато.
   Языки. Латынь - трудности уже преодолены.
   Английский язык - князь вполне понимает прозаическое чтение, а поэтов довольно сносно.
   Немецкий язык - понимает вообще все, что читает.
   Французский язык - ему он знаком лучше, что природный.
   Изящная словесность - князь знает некоторые серьезные сочинения и уже имеет вкус более изысканный, нежели обыкновенно бывает в его возрасте, и скорее следует опасаться, как бы он не оказался чересчур суров в своих критических отзывах, что порою кажется недостатком его характера то, что он недостаточно чувствует то, что читает.
   Математика - это наисущественная часть той науки, которую я хотела бы, чтобы он знал, и он имеет об ней элементарные понятия, помогающие решать три сложнейшие арифметические правила - надобно, чтоб он знал математику и далее, до алгебры.
   Архитектура гражданская и военная.
   История и устройство различных образов правлений. Он знает универсальную историю, историю Германии, историю Франции и Англии и будет продолжать и далее более основательно изучать то, что прошел вместе со своим гувернером.
   Логика, рациональная философия, экспериментальная физика, первоначала химии, физиология и натуральная история. Естественное право, всеобщее общественное право и права человека. Те же науки, приложимые к законам и обычаям народов Европы. После чего следуют нравственность и политика.
  

Распределение всех этих занятий в течение двух с половиной лет или 5 семестров.

  
   1 семестр. Языки, риторика и изящная словесность, история и устройство различных образов правления. Математика. Логика.
   2 семестр. Языки, риторика, история и устройство различных образов правлений, математика, рациональная философия, экспериментальная физика, фортификация и черчение.
   3 семестр. Изящная словесность. История и устройство различных образов правлений, фортификация, естественное право и всеобщее общественное право, математика, физиология и натуральная история. Черчение.
   4 семестр. Нравственность, математика, фортификация, всеобщее и основательное право народов, генеральные принципы законоведения, гражданская архитектура.
   5 семестр. Нравственность. Повторение физики, первоначала химии и, в заключение, общее и логическое повторение пройденного.
  
   Итак, милостивый государь, вот почти все, что мой сын должен и может научиться, не теряя необходимого времени, для своего продвижения вперед и для постижения наук, чего в России сделать он отнюдь не в состоянии и, быть может, никогда не будет иметь случая ни развивать, ни применять на деле, ибо военные у нас наиуважаемое сословие и поприще, на которое сын уже вступил. Повергаю все это целиком на ваше благоусмотрение с просьбой сообщить мне впоследствии ваше мнение. Я задержала с ответом на ваше письмо в ожидании приезда нашего общего друга, но поелику он не возвращается, то и не хотела я более медлить с выражением отличного к вам почтения и высокого уважения, с каковыми пребуду всегда,

милостивый государь,

вашей покорнейшей услужницей

княгиня Дашкова.

  
   P. S. Я буду с нетерпением ожидать вашего решения, и не стесняйтесь писать по-английски, ибо, льщу себя надеждой, что вполне его понимаю.
  
  

Письмо Вильяму Робертсону

о проблемах воспитания детей.

10 ноября 1776 г.

(перевод С. Н. Искюля)

  
   Londres ce 10. Novembre [1776]
  
   Si j'ai êtê quelque temps sans vous rê

Другие авторы
  • Врангель Николай Николаевич
  • Гершензон Михаил Абрамович
  • Эберс Георг
  • Чюмина Ольга Николаевна
  • Жадовская Юлия Валериановна
  • Иванов-Разумник Р. В.
  • Буринский Захар Александрович
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович
  • Щепкина-Куперник Татьяна Львовна
  • Щебальский Петр Карлович
  • Другие произведения
  • Надеждин Николай Иванович - Рославлев, или русские в 1812 году (М. Н. Загоскина)
  • Жуковский Василий Андреевич - Кот в сапогах
  • Антонович Максим Алексеевич - О почве
  • Чарская Лидия Алексеевна - Большая душа
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Зоровавель
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Стихотворения
  • Жуковский Василий Андреевич - Запись на полях книги А. С. Шишкова "Рассуждение о старом и новом слоге российского языка"
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Развод?
  • Горький Максим - Переписка М. Горького с А. Чеховым
  • Иванов-Разумник Р. В. - Реферат Иванова-Разумника "Отношение Максима Горького к современной культуре и интеллигенции"
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 687 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа