Главная » Книги

Бичурин Иакинф - Статистическое описание Китайской империи, Страница 22

Бичурин Иакинф - Статистическое описание Китайской империи


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

v align="justify">   3) пастбища Обрядовой Палаты,
   4) пастбища придворного Конюшенного Правления,
   5) пастбища Восьми пекинских Знамен.
   Приплодные пастбища лежат в Восточной Монголии от Тумота на северо-восток. Прочие четыре пастбища лежат за Калганом вдоль Великой стены на северо-восток до Чжао-наймань-сумэ, на северо-запад до Гуй-хуа-чен. Бывший Чахарский аймак, занимавший земли последних четырех пастбищ, превращен в корпус регулярных войск, служащих на жаловании китайского двора, и считается в числе внутренних войск. Служба его состоит в присмотре за казенным скотом, пасущимся за Калганом.

3) Гуй-хуа-чен, иначе Тумот

   Гуй-хуа-чен, взятый как название страны, объемлет земли Западного Тумота, простирающегося от Ордоса на восток на два градуса, от Великой стены на север до Халхи. На сем пространстве во множестве живут торговые и пахотные китайцы, которые через покупку приобрели здесь до 22 540 цин земли и сверх значительной торговли завели обширное хлебопашество, почему Гуй-хуа-чен по гражданскому управлению причислен к губернии Сань-си и разделен на 6 комиссарств. Главные места правления суть:
   1) город Гуй-хуа-чен, по-монгольски Хухэ-хота.
   2) Суй-юань-чен, крепость, лежащая в пяти ли от Гуй-хуа-чен на северо-восток. В сей крепости находится китайский гарнизон под управлением корпусного начальника.
   3) Цин-шуй-хэ, слобода в 120 ли от Гуй-хуа-чен на юго-запад.
   4) Салаци, слобода в 120 ли от Гуй-хуа-чен на запад.
   5) Хулингыр, слобода в 180 ли от Гуй-хуа-чен на юг.
   6) Тохто-хота, городок в 140 ли от Гуй-хуа-чен на юго-запад.
   Это восточный Шеу-сян-чен, основанный в царствование династии Тхан.

4) Или

   Илийский округ занимает земли древней Чжуньгарии по реке Или с ее вершинами. К его ведомству причислены еще два округа: Тарбаг-тай и Хурь-хара-усу.

5) Улясутай

   Улясутайский округ составляет отдельное военное ведомство, лежащее по границе против Енисейской губернии.

6) Кобдо

   Кобдоский округ составляет отдельное военное ведомство, лежащее по границе против Томской губернии.
   Китайские гарнизоны в Или и Тарбагтае числятся в общем итоге государственных войск. Караульные войска в Кобдо и Улясутае состоят из монголов, но управляющие офицеры присылаются из пекинских телохранителей, которые через каждые три года сменяются. Улясутай и Кобдо непосредственно принадлежат пекинскому двору.

Д) СЕЙМЫ

   Южная Монголия разделена на шесть сеймов под названием чул-хань, которые от мест общего сбора чжасаков имеют следующие названия:
   1) Чжерим чулхань, который содержит в себе десять знамен: шесть корциньских, одно чжайлатское, одно дурботское и два корлос-ских. Чжеримский сейм собирается в среднем знамени карциньского правого крыла
   2) Чосото чулхань, который заключает в себе пять знамен: три карциньских и два тумотских. Чосотский съезд бывает в пределах ту-мотского знамени правого крыла.
   3) Чжао-удэ чулхань, заключающий в себе одиннадцать знамен: аоханьское, найманьское, два бариньских, два чжаротских, аро-кор-циньское, два унютских, кэшиктынское и халхаское левого крыла. Чжао-удэ лежит в пределах унютского знамени.
   4) Силинь-гол чулхань, заключающий в себе десять знамен: два учжумциньских, два хаоцитских, два сунитских, два абгаских и два абганарских. Съезд чжасаков на сейм бывает на пределах аймаков Абгаского и Абганарского.
   5) Улань-чаб чулхань, заключающий в себе шесть знамен: дур-бэнь-хубутское, маоминганьское, три уратских и халхаское правого крыла. Съезд чжасаков бывает в пределах знамени дурбэнь-хубутского.
   6) Мхэ-чжао чулхань, заключающий в себе семь ордоских знамен.
   Халха разделена на четыре сейма, которые суть:
   1) Хань-ола чулхань, заключающий в себе 22 знамени тусету-ха-нова аймака. Кочевья их занимают обе стороны реки Толы и простираются на восток до Гэнтэя, на западе до Онгинь-гола, к югу до межи сунитов, на север до российской границы. Сборное место назначено по южную сторону горы Хань-ола, лежащей против самого Куреня за рекою Толою.
   2) Цицирлик чулхань, заключающий в себе 24 знамени саиня-ноинева аймака. Кочевья их находятся по северо-западную сторону Хангая, около истоков Селенги и Енисея.
   3) Борс-хота чулхань, заключающий в себе 23 знамени цицин-ханова аймака. Кочевья их занимают обе стороны Кэрулыни, и на восток простираются до межи губернии Хэй-лун-цзян. Съезд чжасаков назначен при местечке Барс-хота, на левом берегу Кэрулыни.
   4) Бидируя-нор чулхан, заключающий в себе 10 знамен чжасак-ту-ханова аймака. Кочевья их находятся по юго-восточную сторону Хангайского хребта, а сейм бывает при озере Бидуря-нор (Сие озеро ни на картах, ни в топографии Китая не означено.).
   В Чжуньгарии при малочисленности монголов, но рассеянных на большом пространстве во все стороны, находится восемь сеймов, как-то:
   1) аймак Дурбот разделен на два сейма под одним названием: Са-инь-цзяхату чулхань, на первый собираются десять знамен дурбо-тов левого крыла и одно знамя хойтов, на второй три знамени дурбо-тов правого крыла и одно знамя хойтов;
   2) аймак Торгот разделен на пять сеймов. Старые торготы составляют четыре сейма под одним названием: Унын сучжукту чулхань. Из сих на южный сейм собираются четыре знамени, на северный три, на восточный два, на западный одно. Новые торготы составляют один сейм под названием: Цинсайт-цилсию чулхань. На сей сейм собираются два знамени;
   3) три знамени хошотов в Чжуньгарии составляют один сейм под названием: Бату-сайт-цилсию чулхань.
   Хухэнорские монголы составляют один сейм. Одинокие знамена при Аршань-оле и Эцзинэй-голе, также хобдоские хошоты не имеют сеймов. Равным образом и монголы, состоящие под непосредственным владением Китая, не имеют сеймов.
   Чжуньгария, как страна, занятая китайскими гарнизонами и населенная китайцами, по управлению разделена на семь военных округов, которые суть: 1) Или, 2) Хурь-хара-усу, 3) Тарбагтай, 4) Урумци, 5) Баркюль, 6) Хобдо, 7) Улясутай. Главные места правления суть:
   1) в Или город Хой-юань-чен.
   2) в Хурь-хара-усу крепость Цин-суй-чен.
   3) в Тарбагтае крепость Суй-цзин-чен, иначе Чугучак.
   4) в Урумци город Ди-хуа-чжеу.
   5) в Баркюли город Чжень-си-фу.
   6) в Хобдо (он же Кобдо) крепость Хобдо-хота.
   7) в Улясутае крепость Улясутай-хота.
   Примечание. Урумци и Баркюль присоединены к губернии Гань-су. Следовательно, Монголия содержит в себе 59 сеймов и семь военных округов.

IX. ПРАВЛЕНИЕ

А) ЧИНОНАЧАЛИЕ

   Монгольские жители, вследствие внутренних неустройств поддавшиеся Китаю, в правлении удержали некоторые из древних своих владельческих прав. Каждый князь имеет придворный штат и церемониальный выезд соответственно степени его достоинства.
   В каждом знамени владетельный князь есть и чжасак, управляющий знаменем. При нем находятся по два, а в некоторых знаменах по четыре помощника, по одному дивизионному начальнику и по два помощника его. В каждом полку поставляется один полковник, в каждом эскадроне один эскадронный начальник (Княжеский помощник по-монгольски называется тосалакчи, дивизионный начальник хошун-чжангин, помощник его мэирен-чжангин, полковник чжалань-чжангин, эскадронный начальник самун-чжаншн.). Помощники утверждаются в должности государем, по представлению Палаты Внешних Сношений; а определение всех прочих войсковых чиновников предоставлено князю, управляющему знаменем. Войска внутренних чжасаков подчинены непосредственному их управлению во всех отношениях, а войска внешних чжасаков состоят под влиянием китайских военных начальников. Сим образом войска четырех халхаских аймаков подчинены главнокомандующему в Улясутае; войска новых торготов - военному начальнику в Хобдо, войска старых торготов и хошотов - главнокомандующему в Или, войска хухэнорских аймаков - военному начальнику в Синин-фу.

Б) СТЕПЕНИ КНЯЖЕСКИХ ДОСТОИНСТВ

   Монгольские князья не имеют никаких преимуществ, принадлежащих владетельным лицам, зависимым от Китая. Княжеские титулы их означают только степени высшего дворянства; и хотя князья имеют наследственные уделы, но владеют оными как родовыми поместьями; посему-то уделы их не названы ни государствами, ни княжествами, а знаменами или дивизиями, в управлении которыми власть их разделена с другими лицами и ограничена посторонними законами.
   Княжеские достоинства в Монголии Внутренней разделены на шесть степеней, коих названия суть:
   1) цинь-ван - князь 1-й степени
   2) цзюнь-вань - князь 2-й степени
   китайские названия
   3) бэйлэ - князь 3-й степени
   4) бэйзэ (*) - князь 4-и степени
   маньчжурские названия
   5) чжень-го-гун - князь 5-й степени
   6) фу-го-гун - князь 6-и степени
   китайские названия
   (* Русские на китайской границе привыкли говорить бэйла, бэйза.)
   Тайцзи и табунаны хотя от княжеских родов происходят, но не входят в разряд князей. Они составляют монгольское дворянство и разделяются на четыре класса. 1-й их класс равняется 1-му классу китайских чинов и т. д. Исключаются из сего положения тайцзи, управляющие уделами. Княжеские достоинства в прочих частях Монголии также разделяются на шесть степеней, как-то:
   1) хан
   монгольское название
   2) цин-ван
   3) цзюнь-ван
   4) бэйлэ
   5) бэйзэ
   6) гун
   китайские названия

В) ШТАТ КНЯЗЕЙ

   В Монголии Внутренней в каждом знамени находятся князья, которые, не имея уделов, пользуются княжескими правами. Всех же князей, управляющих и неуправляющих, считается:
   1-й степени - 4
   2-й степени - 17
   3-й степени - 17
   4-й степени - 16
   5-й степени - 9
   6-й степени - 16
   управляющих тайцзи - 9
   Всего - 88
   В сем числе 35 неуправляющих князей. В прочих частях Монголии 124 князя и 85 управляющих тайцзи 1-го класса; итого 294 владетеля, имеющих удельные владения. Что касается до тайцзи в аймаках Корциньском, Аоханьском и Ба-риньском, число их простирается выше 1000, имеющих происхождение от китайских царевен, выданных в Монголию (Не достигшие совершеннолетия не полагаются в сем числе.). Число тайцзи из монгольских княжеских домов очень значительно.

Г) ПРОИСХОЖДЕНИЕ КНЯЖЕСКИХ ДОМОВ

   Владетельные дома 24 аймаков Внутренней Монголии почти все ведут свой род от Чингис-хана или братьев его. Исключаются чжасаки трех знамен карциньских и левого тумот-ского крыла, которые происходят от чингис-ханова вельможи Цзилмэ, по прозванию Урянхань, В Северной Монголии дома Халха и Хошот суть потомки Чингис-хана; дома Чорос и Дурбот ведут свой род от чингис-ханова вельможи Бохань, а Тор-гот от чингис-ханова же вельможи Унхань (Онхань).

Д) НАСЛЕДОВАНИЕ ДОСТОИНСТВ

   Княжеские достоинства наследственны в мужеской линии по первородству и притом от законного брака. По неимению сыновей от законной жены дозволяется усыновить одного из побочных сыновей или ближайшего родственника по мужской линии; в случае неспособности законного наследника избирается способнейший из его братьев. Облечение в княжеское достоинство утверждается государем. Прочим княжеским братьям дается достоинство тайцзи соответственно степени отца. Например, братья и сыновья князя 1-й степени, равно и сыновья царевен жалуются достоинством тайцзи 1-го класса и т.д. Совершеннолетие считается с 19-го года, по достижении которого наследовавшие достоинство представляются государю, а жалуемые получают достоинство. Что касается до чиновников, служащих при владетельном князе, то ему предоставлена власть избирать их из тайцзи своего знамени и определять к должностям без отношения к высшему начальству. Исключаются из сего положения помощники, об утверждении которых князь должен через главу сейма, или китайского военного начальника, представить в Палату Внешних Сношений, а сия входит с докладом к государю.

Е) ЖАЛОВАНЬЕ, ПРОИЗВОАИМОЕ КНЯЗЬЯМ

   Монгольские князья в качестве подданных империи получают от Китая жалованье, которое производится им серебром, а вместо риса шелковыми тканями. Оно разделяется на семь статей, по коим получают:
    

ланы серебра

куски тканей

   князь 1-й степени

2000

25

   князь 2-й степени

1200

15

   князь 3-й степени

800

13

   князь 4-й степени

500

10

   князь 5-й степени

300

9

   князь 6-й степени

200

7

   управляющий тайцзи и табунан по

100

4

   На основании того же положения получают жалованье:
   1) Пекинские царевны и княжны, выданные в замужество за монгольских князей, как-то:
    

ланы серебра

куски тканей

   законная царевна

1000

30

   побочная царевна

400

15

   княжна 1-й степени

160

12

   княжна 2-й степени

110

10

   княжна 3-й степени

60

8

   княжна 4-й степени

50

6

   княжна 5-й степени

40

5

   2) Мужья царевен и княжон, как-то:
   муж законной царевны

300

10

   муж побочной царевны

250

9

   муж княжны 1-й степени

100

8

   муж княжны 2-й степени

60

6

   муж княжны 3-й степени

50

5

   муж княжны 4-й степени

40

4

   Царевны, княжны и мужья их, оставленные в столице, вместо шелковых тканей получают рисом. Исключаются из сего положения ханы, корциньские три князя 1-й и один 2-й степени,
   из коих первые получают по

2500

40

   а последний

1500

20

   Служащие при дворе получают:
   тайцзи 1-й степени
    

100

   тайцзи 2-й степени
    

80

   тайцзи 3-й степени
    

60

   тайцзи 4-й степени
    

40

   Все, пожалованные дарханством (дворянством) от Китая, получают по

20

4

X. УПРАВЛЕНИЕ

   Китайское правительство издало для управления монгольским народом особливое уложение под названием: Уложение Палаты Внешних Сношений (Сие уложение издано в Пекине в 1818 году на трех языках: маньчжурском, монгольском и китайском; а переведено с маньчжурского языка на русский г. Липовцевым и напечатано в 1828 году в типографии Департамента народного просвещения.), в котором законы совершенно приспособлены, с одной стороны, к кочевой жизни монголов, а с другой, к положению зависимости их от Китая. По сему уложению главное управление делами каждого знамени вверено чжасаку-князю с его помощниками, а прочее делопроизводство возложено на полковых и эскадронных начальников. На несправедливость низших начальств каждому предоставлено право приносить жалобу чжасаку знамени. Недовольный чжасаковым решением может перевести дело к главе сейма или военному китайскому начальнику, которому вверен главный надзор того места. Если сии решат дело по пристрастию, в таком случае обиженному дозволено обратиться с жалобою в Палату Внешних Сношений, которая обязана довести дело до сведения государя. Ежели решение чжасака и главы сейма - по исследованию - действительно окажется несправедливым, то они подвергаются суду и наказанию.
   Важные дела в знаменах глава сейма решает с согласия чжасаков, которые для сего обязаны в исходе года посылать к нему доверенных чиновников. Он ежегодно обозревает войска подчиненных ему чжасаков. Через два года в третий чжасаки со всеми своими войсками отправляются на сеймовый сбор, где присланная из Пекина комиссия обще с главою сейма занимается поверкою переписи и рассматриванием спорных дел.
   Исследование дел по смертоубийству чжасаки производят в присутствии следственных приставов, определяемых от китайского правительства под монгольским названием чжаргуци, что значит судья. Сим же приставам вверено управление китайцами, живущими в разных частях Монголии, по торговле и промыслам, но важные дела они обязаны представлять на усмотрение военных начальников, которым вверен главный надзор над войсками пограничных монгольских князей, или начальникам той губернии, к которой принадлежит место преступления. Монгол, учинивший преступление в Китае, судится по китайским законам; китаец, учинивший преступление в Монголии, судится по монгольскому уложению. Ежели в монгольском уложении нет точного закона на преступление, в сем случае решается дело по уложению китайской Уголовной Палаты. Присягу по какому-либо сомнительному делу дают не преступники, а кто-нибудь из их начальников или старших родственников, которые принимают на себя ответственность в несправедливости. Монгол, донесший начальству о преступлении своего владетеля, имеет право перейти в другую дивизию, по собственному его произволению избранную. Преступники для содержания в тюрьме до решения дела препровождаются в городки к следственным приставам. Существенные из нововведенных законов помещены в ч. II, в Прибавлениях номер XI.

XI. НАРОДНАЯ ПОДАТЬ

   Монголы, хотя считаются подданными Китая, со всем тем не платят сей державе никаких податей, а податные сборы с них предоставлены в пользу туземных владельцев. Для предупреждения злоупотреблений, могущих произойти от сборщиков в отягощение жителям, оброчные предметы определены законами Имеющий пять голов рогатого скота ежегодно платит владетелю своему одного барана; с 20 овец также одного барана, имеющий 40 овец платит двух баранов. Более сего требовать не дозволяется, хотя бы кто имел несколько сот голов овец. В тот год, в который владетель посылает дань в Пекин, или отправляется на сейм, женит сына, выдает дочь, или переменяет кочевье, сверх вышепоказанного оброка обязаны каждые десять юрт давать по одной лошади и по одной телеге с волом; имеющий не менее трех дойных коров - одну брюшину масла коровьего; имеющий не менее пяти коров - кувшин молочного вина; имеющий не менее ста овец - один войлок. Владетель, требующий более положенного, подвергается суду. Из рядовых монголов каждым 15-ти человекам, внесенным в перепись, отведен для землепашества и скотоводства участок земли, содержащий в себе 20 квадратных ли.

XII. ПРИЕЗДЫ К ПЕКИНСКОМУ ДВОРУ С ДАНЬЮ

   Владетельные и прочие князья, равно и владетельные тайцзи обязаны по временам лично приезжать к Новому году в Пекин. Для сего князья Внутренней Монголии разделены на три очереди, то есть ежегодно третья часть должна отправляться в Пекин к Новому году. Халхаские князья разделены на шесть, хухэнорские на четыре, дурботы и хошоты в Чжуньгарии на четыре, чахары на пять, монгольские хутух-ты на шесть очередей. Приезды царских и княжеских зятьев, не управляющих знаменами, разделены на три очереди. Внеочередные годы каждый князь отправляет в Пекин по одному тосалакчи.
   Тайцзи и табунанам также дозволено приезжать в Пекин к Новому году и привозить в дань мороженых баранов, но они разделены на очереди по числу; например, тайцзи, ведущие род свой от царевен в Корциньском аймаке, разделены на шесть очередей, по 47 человек в каждой; в Аоханьском аймаке - на десять, по 60-ти человек в каждой, в Бариньском аймаке в знамени правого крыла разделены на шесть очередей - по 29-ти человек в каждой. Прочие тайцзи ежегодно в продолжение трех зимних месяцев приезжают в Пекин в известном числе; например, из знамени, в котором более 1000 тайцзи, дозволено приезжать в один раз по 200 человек и т. д. Впрочем сей поезд в Пекин предоставлен произволению каждого, и бедный тайцзи может пропустить свою очередь, но вместо себя послать кого-либо другого запрещено законом.
   Царевнам и княжнам пекинским, выданным в Монголию, по уложению дозволено приезжать в Пекин однажды в десять лет. Но если по особенным причинам нужно быть в столице до истечения показанного времени, то обязаны испрашивать у государя разрешение на то.
   Каждое лицо во время пребывания в Пекине получает от китайского правительства содержание серебром и рисом на время, определенное законом, соразмерно его достоинству, также съестные припасы и фураж на положенное законом число людей и лошадей. Равным образом и на проезд в оба пути производится дорожное содержание соразмерно достоинству каждого лица - единовременно, а людям, составляющим свиту его, - на известное число дней, определенное по расстоянию родины их от столицы, но только за исключением лошадей. Таким же образом производится содержание маньчжурским царевнам и княжнам, выданным в Монголию; но только соразмерно достоинству родителей их.
   Что касается до предметов и количества представляемой из Монголии дани (Изъяснение слова дань, по-китайски гун, см. в сочинении под названием Китай, его жители и пр. на стр. 145 и след.), уложением определено принимать:
   1) от учжумциньского старшего князя - 50 живых и 55 мороженых баранов;
   2) от каждых десяти учжумциньских тайцзи - два барана; от каждых десяти тайцзи прочих аймаков - одного барана;
   3) от карциньских князей, их законных и побочных жен - не более трех баранов от каждого лица;
   4) из девяти лошадей - не более четырех, из четырех и пяти лошадей - не более двух или трех;
   5) из охотничьих собак и птиц - по выбору.
   Что касается до коровьего масла и копченых кабанов, первого положено принимать всего не более 50-ти брюшин, а последних не более 20 штук. За каждого барана определено выдавать по 4 конца китайки; за лошадей, собак и птиц вознаграждение определяется по оценке, производимой в Дворцовом Правлении. Ханы, князья и тайцзи чжуньгарские и жены их сверх очереди ежегодно посылают к пекинскому двору с нарочными чиновниками лошадей, ружья, вышитые хадаки (платочки продолговатые) и кошельки, за что производится им награждение - по ценности вещей - золотом и серебром в слитках, шелковыми тканями и разными другими вещами. Сверх сего князьям и тайцзи, приезжающим в Пекин по очереди, положено награждение одеждою, чаем, конскими уборами, шелковыми и бумажными тканями, взамен чего ныне выдается им серебром по следующему расчислению:
                                           ланы
   трем карциньским князьям 1-й степени по - 502
   прочим князьям 1-й степени по - 430
   одному карциньскому князю 2-й степени по - 443
   прочим князьям 2-й степени по - 370
   князьям 3-й степени по - 238
   князьям 4-й степени по - 150
   князьям 5-й степени по - 117
   владетельным тайцзи по - 76
   тайцзи 1 -го и 2-го класса по - 63
   тайцзи 3-го и 4-го класса по - 53
   Одни только халхаские Тусету-хан, Чжасакту-хан и Чжеб-цзунь-дамба-хутухту (ургинский) ежегодно могут представлять каждый по одному верблюду и восьми лошадей белой шерсти. Они получили сию особенную честь еще в 1638 году, когда в первый раз добровольно отправили в Маньчжурию посольство с подобною данью. Вознаграждение им исключительно производится серебряными вещами и шелковыми тканями, как иностранным владетельным особам. Посланники их также получают награждение шелковыми тканями и китайкою.

XIII. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА МОНГОЛИЮ

   Сравнивая дань монгольских князей с равноценною платою за оную, с огромным жалованьем, наградами и содержанием китайских гарнизонов в Монголии, можно видеть, что дань, представляемая монгольскими князьями двору, обходится в десять крат дороже против настоящей ее цены. Отсюда безошибочно можно согласиться, что Китай желает иметь вассалов за границею не столько по властолюбию или тщеславию, сколько из видов в пользу собственных пределов. Но зная, что народонаселение всей Монголии в отношении к населенности Китая содержится как 1:120 и что Китай есть государство благоустроенное, просвещенное, богатое всеми дарами природы, не можно не спросить: что же побуждает китайский двор опасаться Монголии и в чем заключается преимущество монголов перед китайцами? В личной ли их силе и храбрости или в военном искусстве? Ни в том, ни в другом, а в образе жизни и свойстве страны. Монголы ведут кочевую жизнь, то есть скоро и легко переносят свои жилища с одного места на другое, когда обстоятельства того потребуют. Они наиболее живут в степях, где, кроме травы, воды и скота, ничего более не увидите. В военное время отводят свои семейства и стада в безопасные места, а сами поголовно отправляются в поход, не заботясь ни о провианте, ни о фураже. То и другое заменяют издохшие верблюды, конина и подножный корм. Юрта и котел - вот все их военное хозяйство. При счастье они идут вперед, при неудаче рассыпаются и вскоре появляются в таких местах, где не ожидают их. Идут в поход, не объявляя войны; прекращают войну, не заключая мира. В благополучные годы они спокойно живут, а в неурожайные крайность принуждает их без причин и безвременно нападать на пределы смежных с ними оседлых владений. Но нередко от праздности или по алчности и честолюбию они и в счастливые годы устремляются на грабежи; и тогда, если обстоятельства благоприятствуют их оружию, они производят великие завоевания с неимоверным бесчеловечием. Китай граничит с Монголией на протяжении 25 градусов от востока к западу, и столь обширное протяжение границы прикрыто не более как десятью крепостями, а Великая стена существует только в своем имени. Пограничные караулы, чрезмерно растянутые, в случае набегов не в силах удержаться ни на одном пункте; а содержание сильных гарнизонов было бы слишком отяготительно для государства и вместе с тем бесполезно, потому что преследование монголов, отступающих в степь, для постоянных войск затруднительно по многим местным причинам. Итак, китайское правительство избрало лучшее из возможного: содержать монголов в своем подданстве как гостей, ничего не требуя от них, кроме повиновения и мирного расположения. Нынешний союз Китая с Монголией имеет основанием древнюю систему дружбы и родства (хо-цинь), образовавшуюся за два века до Р. X., по которой монгольские князья, вступая в брачные связи с царевнами и княжнами китайскими, составляют один дом с царствующею в Китае династиею. По сей причине ныне, в сообразность внутреннему разделению маньчжурского народа, и монгольские аймаки разделены на дивизии под названием знамен.
   Приезды монгольских князей к китайскому двору введены как необходимая и единственная мера к сближению их с Китаем и к нечувствительному смягчению грубости в обычаях и жестокости в их нравах. С намерением в Пекине обращаются с ними довольно сурово. Монгольский князь с минуты прибытия в сию столицу становится невольником тягостного придворного этикета Он выезжает, когда и куда дозволено будет; садится, где укажут; молчит, пока не спросят; ходит боком, спустив отвороты рукавов и вытянув руки по швам; во время стола при дворе пристально наблюдает мановения церемониймейстера или действия других; становится на колена и кланяется до земли перед дворцовыми воротами, благодаря мысленно его богдыханское величество. Все сие делает он по церемониалу, который предварительно бывает ему объяснен. Малейшее нарушение предписываемых сим церемониалом правил наказывается вычетом жалованья, наказанием самым чувствительным для кочевых, всегда падких на корысть. Сим образом пекинский двор силится преобразовать грубые нравы монголов.
   Что касается до Чжуньгарии, составляющей ныне китайскую колонию, то надобно обратиться к самому началу или первому источнику ее переворотов. В предпоследнем до христианской эры столетии, когда хунны, по покорении Средней Азии, со всеми обратились на Китай и когда Китай в столетней борьбе с ними истощился в своих усилиях, тогда ему оставалось помышлять только о мерах к ослаблению своих противников. При соображении разных средств, возможных по тогдашним обстоятельствам, китайская политика усмотрела, что для достижения помянутой цели необходимо нужно отсечь у хуннов правую руку (Историческое китайское выражение.), то есть отторгнуть у них западные земли, составляющие нынешнюю Чжуньгарию; а для сего требовалось предварительно утвердиться в Восточном Тюркистане. И так решено было в китайском кабинете, что независимое состояние Чжуньгарии и вместе с нею Восточного Тюркистана несовместно со спокойствием северной границы китайских владений. В самой вещи не южные монголы сами по себе были слишком опасны для Китая, но более северные. Значительные силы кочевых стремились к Великой стене с севера Сильные дома, господствовавшие в Монголии, также более восставали на севере: Хунну и Монгол в центре Халхи, Тоба и Кидань на северо-восточных пределах сей. Жужань, Дулга и Ойхор в Чжуньгарии. В продолжение XIV-XVI столетий ойраты и потом халхасцы имели сильное влияние на ход дел в Южной Монголии. По сей причине со времен Р. X. все китайские династии домогались содержать свои гарнизоны в Чжуньгарии и Тюркистане или иметь влияние на сии страны, дабы отнять у халхасцев и южных монголов вспомогательные силы с северо-запада. Последние события, случившиеся в Чжуньгарии в половине XVIII столетия, служат горестным доказательством сей истины. Китайцы не покорили, а истребили чжуньгарцев (Любопытные могут прочесть Историческое обозрение ойратов.). Столь жестокой решительности требовала политика их кабинета!
   Ныне Монголия с востока оцеплена сильными гарнизонами в Ги-ринь и Хэй-лун-цзян, с запада гарнизонами в Или, Улясутае и Урум-ци; с юга гарнизонами, расположенными за Великою стеною в губерниях Чжили и Сань-си. Впрочем все наблюдательные гарнизоны китайские имеют относительную силу, которая при соединении нескольких монгольских князей составляет ноль.

XIV. ПОЧТОВЫЕ СООБЩЕНИЯ ИЗ КИТАЯ В МОНГОЛИЮ

   Китайское правительство для сообщения с Внутреннею Монголией открыло в 1692 году шесть почтовых дорог, идущих от Великой стены через Монголию в разных направлениях, как-то:
   1) Из Си-фын-кхэу до аймака Чжалайт - 1600 ли.
   По сей дороге, за исключением двух станций, причисленных к пределам Китая, учреждено 16 монгольских станций.
   2) Из Гу-бэй-кхэу до аймака Учжумцинь - около 900 ли.
   По сей дороге, за исключением шести станций на землях, принадлежащих Китаю, учреждено 10 монгольских станций.
   3) Из Ду-ши-кхэу до аймака Хаочит - около 900 ли.
   По сей дороге, за исключением китайской станции Куйтынь-болак в Чахаре, учреждено шесть монгольских станций.
   4) Из Чжан-цзя-кхэу (Калган)
   до аймака Дурбэнь-хубут - около 500 ли,
   до Гуй-хуа-чен - около 600 ли.
   Из сих по первой дороге учреждено пять, а по второй шесть станций. По сей же дороге до халхаской межи считается 19 алтайских станций. Исключая первой станции от Калгана, принадлежащей Китаю, из остальных 18 половина в Чахаре и половина на землях Внутренней Монголии.
   5) Из Ша-ху-кхэу до аймака Урат - около 900 ли.
   По сей дороге, за исключением одной станции на земле, принадлежащей Китаю, учреждено 11 монгольских станций. Станция в Гуй-хуа-чен считается четвертою.
   6) Из Гуй-хуа-чен до Ордоса - около 800 ли.
   Почта идет по дороге из Ша-ху-кхэу. Сообщение с аймаками Корцинь, Тумот, Наймань и Халха производится по большой дороге через Шань-хай-гуань; сообщение с аймаками Корлос и Дурбот производится большою дорогою в Хэй-лун-цзян, почему открытие особливых дорог в помянутые аймаки найдено ненужным.
   Расстояние главных мест в Южной Монголии от Пекина есть следующее:
   1) Корцинь - 1280 ли.
   2) Корлос - 1897 ли.
   3) Дурбот - 2050 ли.
   4) Чжалайт - 2010 ли.
   5) Тумот - 1000 ли.
   6) Чжарот - 1510 ли.
   7) Аро-корцинь - 1340 ли.
   8) Аохань - 1010 ли.
   9) Наймань - 1110 ли.

Другие авторы
  • Глаголь Сергей
  • Гаршин Всеволод Михайлович
  • Левитов Александр Иванович
  • Дефо Даниель
  • Ефремов Петр Александрович
  • Антипов Константин Михайлович
  • Тепляков Виктор Григорьевич
  • Ведекинд Франк
  • Елпатьевский Сергей Яковлевич
  • Сведенборг Эмануэль
  • Другие произведения
  • Полевой Николай Алексеевич - Месяцослов на лето от Р. X. 1828
  • Розанов Василий Васильевич - Еще о графе Л. Н. Толстом и его учении о несопротивлении злу
  • Еврипид - Геракл
  • Кармен Лазарь Осипович - Мурзик
  • Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Карло Гольдони. Самодуры
  • Михайловский Николай Константинович - Памяти Тургенева
  • Бестужев-Рюмин Михаил Павлович - Бестужев-Рюмин М. П.: Биографическая справка
  • Некрасов Николай Алексеевич - Раут (на 1851 год)
  • Полевой Николай Алексеевич - Иоанн Цимисхий
  • Кизеветтер Александр Александрович - Кизеветтер А. А.: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 257 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа