Главная » Книги

Дашкова Екатерина Романовна - Письма и документы, Страница 4

Дашкова Екатерина Романовна - Письма и документы


1 2 3 4 5 6 7 8 9

sp;   В комнату ее императорского величества:
  
   за исправление порученных от бывшего Академии господина директора разным людям некоторых работ . . . 140
   За напечатание и переплет книги "Сказки о царевиче Хлоре"5 . . . 112 55
  
   В комнату их императорских высочеств, великих князей Александра Павловича и Константина Павловича:
  
   за покупные кости под азбучные литеры и сделанные разные увеселительные фигуры, т. е. горы, артиллеристов, тавлеек, глобус, пушечки и проч. . . 793 50
   Итого 1046 р. 5 к.
  
   В 1782 г.
  
   В комнату ее императорского величества:
  
   за купленное серебро для делания меридиана, за отвоз призмы в Царское Село, за два глобуса, за подклейку разных карт . . . 466 50
   За напечатание и переплет "Российской азбуки, Разговора и Рассказов,6 Записок части 1, Российских пословиц, продолжения Начального учения, Проповедей". . . 1193 7
   За выписанный по субскрипции один экземпляр "Невтоновых сочинений" . . . 26 66 3/4
   За взятый из библиотеки один экземпляр под названием "Изображение одежд всех народов, обретающихся в Российской империи" . . .7 22 50
  
   В комнату их императорских высочеств, великих князей Александра Павловича и Константина Павловича:
  
   за дело ландкарт пяти колонн архитектуры и прочих забавных вещей, за вырезание фигур разным городам и прописей. . . 587 15
   Итого 2295 р. 88 3/4
  
   В комнату его императорского высочества, государя цесаревича и великого князя Павла Петровича:
   1779 г. за вырезание двух билетов 12
   1776 г. за выписание по субскрипции одного экземпляра "Невтоновых сочинений" . . . 26 66 3/4
   Итого 38 р. 66 3/4
  
   В Кабинет ее императорского величества:
  
   В 1783 г. за напечатание книг "Танцин Гурунни Ухери Коли,8 Учреждения для призрения бедных прихожан церкви Св. Сульпиция,9 российск. Коммерции тома I 2-й книги" . . . 2948 99 1/4
   Всего с 1779 по март месяц 1783 г. получить должно . . . 9188 р. 50 3/4
   В число сей суммы получено в уплату из Кабинета ее императорского величества, по счету бывшего господина директора, прошлого 782 года, декабря 1 дня, но за что именно, о том не объявлено . . . 1122 15
   За тем осталось получить . . . 8066 35 3/4
  
   2
   Ведомость
   Императорской Академии наук о экономической сумме, учиненная июня 1 дня, 1783 года:
  
   Налицо, при вступлении моем в Академию, было мною собрано . . . 4027 34 1/2
   Должных Академии из разных мест . . . 11 431 2 1/4
   Из книжной лавки за проданные в прошлом 1782 году книги и ландкарты . . . 6801 91 1/2
   Приращения сделано . . . 15 257 57 1/4
   Всего в приход вступило... 37 517 85 1/2
   В расходе:
   Долгов за прошлые года заплатила . . . 8660 92
   На жалованье и на награждения служащим
   при Академии сверх штата людям . . . 3307 34
   На разные починки . . . 490 60
   На гимназистов и на покупку книг . . . 1271 35 1/2
   На книжную типографию . . . 2681 70
   На мелочные расходы _____222 74
   Итого в расходе 16 634 р. 65 1/2
  
   Затем в остатке июня 1 числа 1783 года . . . 20 883 20
   Директор княгиня Дашкова.
  

Доклад Екатерине II

об учреждении Российской Академии.

Август 1783 г.

  
   Вследствие высочайшей вашего императорского величества воли имею счастие представить краткое начертание Российской Академии.
   Никогда не были столько нужны для других народов обогащение и чистота языка, сколь стали оные необходимы для нас. Несмотря на настоящее богатство, красоту и силу языка российского, нам нужны новые слова, вразумительное и сильное оных употребление, для изображения всех и каждому чувствований благодарности за монаршие благодеяния, толико же доселе неведомые, сколь неисчетные для начертания оных на вечные времена, с тою же силою, как они в сердцах наших, и с тою красотою, как ощущаемы оные в счастливый век Второй Екатерины.
   Если сие краткое первоначальное начертание, предоставленное исполнением своим веку Второй Екатерины, как и другие многие бессмертную славу заслуживающие учреждения, удостоится высочайшей апробации, то осмеливаюсь всеподданнейше испросить, для произведения оного в действие, вашего императорского величества всемилостивейшего указа.
  

Краткое начертание императорской Российской Академии

  
   1. Императорская Российская Академия состоять имеет единственно под покровительством ее императорского величества.
   2. Императорская Российская Академия долженствует иметь предметом своим вычищение и обогащение россий-
   ского языка, общее установление употребления слов оного, свойственное оному витийство и стихотворение.
   3. К достижению сего предмета должно сочинить прежде всего российскую грамматику, российский словарь, риторику и правила стихотворения.
   4. Как такового рода книги не могут сочинены быть одним человеком, то и нужно общество. Учреждения таковых добровольных обществ до сего времени, частию или по недостатку времени, или по несогласию членов никогда существовать не могли; а посему и должны члены императорской Российской Академии, по примеру других европейских Академий, зависеть от вышней власти, утверждающей существование и распространению оной способствующей.
   5. Число членов императорской Российской Академии долженствует быть определенное.
   6. Кажется, 60 человек к составлению Российской императорской Академии весьма достаточно, в числе которых должно иметь двух непременных секретарей.
   7. Должность двух непременных секретарей состоит в сочинении протоколов и в хранении оных, также и в хранении рукописных подлинников. Сверх же того имеют они как почести, так и голос, равные с прочими членами Академии.
   8. Кроме членов имеет быть председатель, имеющий и почести и голос, равные каждому члену, кроме председательства.
   9. Собраниям быть каждую неделю один раз, а по окончании каждого да дастся присутствующему члену жетон. А признанные по большинству баллов отличившимися трудом и пользою имеют получить по окончании года в собрании, празднуемом учреждение Академии, большую золотую медаль, каковою снабжает ежегодно Академию разделяющая награждения верховная власть.
   10. В первое собрание долженствует быть открытие Академии.
   11. Во второе собрание должно рассуждать о расположении сей Академии и сочинить обстоятельно начертание оному.
   12. На первой случай выбор членов будет из известных людей, знающих российский язык, коих числом не менее 35 быть должно.
   13. Прочие члены и впредь выбираются на убылые места баллотированием.
   14. Убылое место иначе сделаться не может, как смер-тию какого-либо члена.
   15. В кандидаты представляет каждый член и председатель одного.
   16. В секретари предлагает председатель, а не члены, на каждое место двух кандидатов, и они избираются баллотированием же; но председатель баллов не кладет, потому что он волен избранного не признать, а предложить к баллотированию другого.
   17. Жалованье производить, по мнению моему, должно: двум секретарям, каждому по 800 рублей, переводчику 500 рублей, четырем писцам, каждому по 200 рублей, одному расходчику, у которого храниться будут жетоны, деньги и расходные книги, по 300 рублей.
   18. На учреждение и содержание сего нового основания как жалованьем служащих оному, так канцелярские и прочие расходы не надобно более 5000 рублей.
   19. Что же касается до жетонов, на сие достаточно будет 1000 рублей ежегодно производимых. Итак годовые на императорскую Российскую Академию издержки состоять будут в 6000 рублях, кроме дома, который имеет быть казенный. Место собрания на первое время можно иметь в строениях, Академии наук принадлежащих.
   августа, ...... дня 1783 года.
  

Приглашение А. А. Безбородко

на церемонию открытия Российской Академии

18 октября 1783 г.

  
   Государь мой, Александр Андреевич!
   Вследствие высочайшего ее императорского величества указа об учреждении здесь императорской Российской Академии имеет она восприять свое начало и надлежащим порядком открыться в будущую субботу, то есть 21 числа сего октября месяца, в одиннадцатом часу поутру, в зале императорской Академии наук. Его высокопреосвященство, Гавриил,1 митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский и сей новоучреждающейся Академии член, будет при том открытии отправлять молебственное богослужение, по обыкновенному при таковых случаях чину. Сообщая о сем вашему превосходительству, прошу вас, яко члена сей Академии, удостоить открытие оной вашим присутствием. В прочем пребываю с истинным почтением

вашему превосходительству,

государю моему, покорною услужницею

княгиня Дашкова.

   Октября 18 дня,
   1783 г.
  
  

Речь

при открытии

императорской Российской Академии,

   говоренная двора ее императорского величества статс-дамою, ордена Св. великомученицы Екатерины кавалером, оной Академии и императорской Академии наук председателем, Королевской Стокгольмской, Дублинской и Эрлангенской Академий, Вольного экономического с.-петербургского, Любителей природы берлинского и Философского филадельфийского обществ членом
   княгинею Екатериною Романовною ДАШКОВОЮ
   в 1783 году.
  
   ГОСУДАРИ МОИ!
   Новый знак попечительного о нашем просвещении промысла всеавгустейшей нашей монархини - вина настоящего нашего собрания, содеятельница толиких наших благ дает ныне новое, отличное покровительство и российскому слову, толь многих языков повелителю. Вы, государи мои, знаете цену сего монаршего к Отечеству и сему собранию дара; вам известны обширность и богатства языка нашего; на нем сильное красноречие Цицероново,1 убедительная сладость Демосфенова,2 великолепная Вергилиева3 важность, Овидиево4 приятное витийство и гремящая Пиндара5 лира не теряют своего достоинства; тончайшие философические воображения, многоразличные семейственные свойства и премены имеют у нас пристойные и вещь выражающие речи; однако при всех сих преимуществах недоставало языку нашему предписанных правил постоянного определения речениям и непременного словам знаменования. Отсюду происходили разнообразность, в сопряжении слов не свойственная, или паче рещи обезображивающие язык наш речения, заимствуемые от языков иностранных; учреждением сей императорской Российской Академии предоставлено усовершить и возвеличить слово наше препрославленному веку ЕКАТЕРИНЫ II, ожидающей сего совершения от нашего собрания, щедротою ее ободряемого и покровительством созидаемого.
   Многоразличные древности, рассыпанные в пространствах Отечества нашего, обильные летописи, дражайшие памятники деяний праотцов наших, каковыми немногие из существующих ныне европейских народов поистине хвалиться могут, представляют упражнениям нашим обширное поле, на коем в самые сокровенности, предводящу нам лучезарному свету всеавгустейшей нашей покровительницы, проникнуть возможем; звучные дела государей наших, знаменитые деяния предков наших, а наипаче славный век ЕКАТЕРИНЫ II, явит нам предметы к произведениям, достойным громкого нашего века; сие равномерно, как и сочинение грамматики и словаря, да будет первым нашим упражнением; сим да принесем великой монархине, матери Отечества и нашей покровительнице, первую и почтеннейшую жертву благодарения.
   Позвольте мне, государи мои, быть благонадежной, что вы не сомневаетесь о истинном моем признании к той чести, кою я, по благоволению монаршему, имею с вами в сем полезном для Отечества учреждении сотовариществовать. Будьте уверены, что я всегда гореть буду беспредельным усердием, истекающим из любви моей к любезному Отечеству, ко всему тому, что сему нашему обществу полезно быть может, и что неусыпною прилежностию буду стараться заменить недостатки моих способностей, за нужное считая прочесть при сем первом нашем заседании первоначальные начертания, кои я имела счастие представить ее императорскому величеству с тем, чтоб вы, государи мои, могли сделать свои примечания и дополнили основания нашего установления. От вашей прозорливости конечно не скроется, что доклад мой был весьма несовершенен. Я в извинение свое вам представляю 1) что привыкла с толикою доверенностию, как и благоговением беспримерной нашей монархине, коей душа сколь отлична, столь и снисходительна, повергать хотя несовершенно, но чистые намерения свои, 2) что я не имела в виду и не надеялась на себя, не льстилась такое полезное и славное учреждение быть в состоянии основать; в помощи же вашей надежду свою полагая, и тем самым желаю искренне свое к вам почтение засвидетельствовать.
  
  

Доклад Екатерине II

о необходимости строительства нового корпуса

для Академии наук

[осень 1783 г.]

  
   Директор Академии наук, княгиня Дашкова, видя необходимую надобность построить при Академии новый корпус, к лучшему в нем расположению книжной лавки и магазинов для поклажи книг, под которые нанимаются на бирже амбары дорогою ценою и в коих купцам для поклажи товаров весьма нужно, также зала для преподавания лекций и, наконец, для помещения в оном корпусе разных академических служителей, живущих в ветхих деревянных, поблизости Академии, строениях, кои, для безопасности Кунсткамеры и прочих Департаментов, должно сломать, полагает, по плану архитектора Гваренга, построить таковой корпус на 471саженях, между Кунсткамерою и Коллегиями, в четыре года.
   А как строение сие, по сделанным разными архитекторами сметам, будет стоить 90 тысяч рублей, но не более, то директор Академии наук всеподданнейше испрашивает на сие 65 тысяч рублей, располагая на четыре года, в каждый по 16 тысяч рублей, в первый год, т. е. ныне, 17 тысяч рублей, прочие же 25 тысяч уповает приобресть от академической экономии.
   И поелику в нынешнем году надобно положить сему строению основание, по крайней мере набитием свай и заготовлением прочих нужных материалов, то всеподданнейше испрашивает на первой 17 тысяч.
   [осень 1783 г.]
  
  

Письмо А. А. Безбородко

с просьбой "исходатайствовать" дом

для Российской Академии

23 октября 1783 г.

  
   Государь мой, Александр Андреевич!
   Хотя присутствие вашего превосходительства в императорской Российской Академии и приносит ей великую честь и в рассуждении просвещения и знаний ваших великую пользу, но поелику вы и другими важнейшими делами заняты, то я и не требую, чтоб вы каждую субботу с нами
   присутствовали. Но, в замену сего, прошу быть главнейшим стряпчим сей новородившейся Академии; почему при первом случае покорно прошу ваше превосходительство исходатайствовать у ее императорского величества для сего заведения дом, состоящий на Васильевском острову в 1-й линии, принадлежавший прежде Конторе экономии, а оный никаким казенным делом не занят. Пожалование сего дома Российской Академии наук, поелику зало оной не будет заниматься, великую пользу сделает.
   По старым счетам в Академии наук нашлися счеты, что к вам отпущено на 50 р. Азбук, то прошу меня уведомить, на чей счет мне сие поставить, для комнаты ли ее величества или на собственный ваш? В прочем пребываю с совершенным почтением

вашего превосходительства,

государя моего,

готовая услужница

княгиня Дашкова.

   Октября 23 дня,
   1783 г.
  

Письмо Н. И. Новикову1

об оплате типографских расходов

[не позднее ноября 1783 г.]

  
   Государь мой Николай Иванович!
   О присылке должных вами за напечатание в академической типографии на счет ваш разных книг, всего по преждепосланному к вам счету - 839 р. 11 1/2 коп., неоднократно от Канцелярии Академии наук требовано, коих и поныне еще в присылке нет, то прошу вас покорно оные деньги как можно скорее (переслать) и для доставления сюда вручить тамошнему господину почт-директору Пестелю.2 В прочем пребываю с моим почтением вашего, государя моего.
   [не позднее ноября 1783 г.]
  
  

Письмо И. И. Шувалову1

о долгах Н. И. Новикова Академии наук

2 ноября 1783 г.

  
   Государь мой Иван Иванович!
   Посылая при сем к вашему высокопревосходительству счет, сколько содержатель университетской типографии г. Новиков должен императорской Академии наук за разные на его счет напечатанные книги, прошу дать ему повеление о скорейшей присылке ко мне тех денег, ибо я уже многократно к нему посылала требования, но не только не получила оным удовлетворения, но даже не имела и ответа. Сие самое принуждает меня трудить сею просьбою вас, яко его начальника, и надеюсь, что вы по всегдашней вашей ко мне благосклонности не отречетесь подать мне в том нужное пособие.

В прочем пребываю с совершенным почтением

вашего высокопревосходительства,

государя моего.

   Ноября 2 числа 1783 г.
  
  

Письмо А. А. Вяземскому

об отправке трех студентов в Тобольское наместничество

13 декабря 1783 г.

  
   Государь мой князь Александр Алексеевич!
   Известилась я, что Геролдмейстерская контора об отправлении в Тобольское наместничество из императорской Академии наук выпущенных трех студентов докладывала правительствующему Сенату; на что воспоследовало определение, чтобы та контора оных студентов не отправляла, а отправила бы сама Академия наук. Посему почитаю нужным сообщить вашему сиятельству, что я, единственно подвигнута будучи любовью к пользе Отечества, желала удовлетворить требованию Тобольского наместничества людьми достойными и к службе способными; тем паче, что о сем то наместническое правление меня просило; а как Сенату не угодно их туда отправить, и Академия к отправлению их ни способов, ни обязанности не имеет, то я, и дав сим студентам надлежащие аттестаты, из Академии по желанию их выпустила. Академической гимназии главный предмет и польза состоит в том, чтобы воспитывать и обучать юношей так, чтобы некоторые из них, к высшим наукам способные, могли сделаться в Академии профессорами, а другие по знаниям и дарованиям своим могли бы быть выпускаемы к определению в гражданскую службу, за что я ожидала, что правительства некоторым образом обязанными Академии сочтутся. Сие принуждает меня просить ваше сиятельство об уведомлении меня, каким образом в таком случае с выпускаемыми студентами должно поступать, ежели какое наместничество людей от Академии просить будет; ибо отправление студентов в какое-либо наместничество не есть дело Академии, и она ни обязанности, ни способов к тому не имеет; правительствующий же Сенат, может быть, и впредь таковых выпущенных Академией питомцев к определению в отдаленное место не примет, почему главная Отечеству польза от гимназии пресечется. В прочем пребываю с совершенным почтением

вашего сиятельства,

государя моего,

покорная услужница

княгиня Дашкова.

   Декабря 13 дня,
   1783.
  
  

Записка А. А. Безбородко

об Уставе и доме для Российской Академии

3 января 1784 г.

  
   Государь мой, Александр Андреевич!
   Препровождаю при сем к вашему превосходительству Календарь и, почитая вас истинным ходатаем за Российскую Академию, покорнейше прошу не забыть постараться о доме, для той Академии обещанном. Вы мне изволили сказывать, что пожалование такового дома удобнее будет исходатайствовать при перемене губернатора; а как ныне случилось перемещение обер-полицеймейстера и губернатора, то я чрез сие об обещании вашем просьбою моею и напоминаю. Также покорно прошу постараться о высочайшей конфирмации поданного от меня ее величеству Устава Российской Академии, который совершенно сходствует с прежде конфирмованным начертанием и только, по предложению некоторых членов, распространен. Я уверена, что ваше превосходительство приложите старание ваше о пользе того заведения, в коем вы сами соучаствуете и за которое вы обещали во всех случаях ходатайствовать. В прочем пребываю с совершенным почтением

вашего превосходительства,

государя моего,

покорная услужница

княгиня Дашкова.

   Января 3 дня,
   1784 г.
  
  

Письмо А. А. Безбородко

о размере годового жалованья директору Академии наук

[не ранее 22 января 1784 г.]

  
   Государь мой, Александр Андреевич!
   Из приложенной при сем краткой копии с сенатского Указа ваше превосходительство ясно увидите, сколь князь Александр Алексеевич старается мне во всех случаях досаждать, и даже того и не скрывает. В 1775 году хотя и повелено было выдавать господину Домашневу по 2000 рублей годового жалованья, но некоторое время спустя ее величеству угодно было повелеть производить ему ежегодно по 3000 рублей, считая со дня его в Академию вступления. Князь Александр Алексеевич ссылается на Указ 1775 года и предложил о произвождении мне по 2000 рублей, так как будто господин Домашнев только получал сию сумму, хотя ему производилось по последнему Указу по 3000 рублей. Прошу ваше превосходительство чем-нибудь решить мои с его сиятельством дела и не допустить, чтобы он мне делал таковые досады. Я же, когда буду сим успокоена и от него освобождена, могу с успехом исправлять возложенное на меня служение и буду рада месту моему жертвовать и здоровьем, и жизнию. Князь Александр Алексеевич хотя и получил Указ ее величества о произвождении мне жалованья 2 января, но до 22-го ко мне оного не сообщал, так что ежели бы я чрез вашу копию о том не узнала, то не ведала бы и по сие время о той высочайшей ко мне милости. Ваше превосходительство чрез сие усмотрите, сколь его сиятельство старается меня оскорблять. Я вчера, в огорчении моем, послала письмо к ее императорскому величеству, обще с подлинным, вчера мною полученным из Сената Указом и копию с Указа о произвождении жалованья господину Домашневу по 3000 рублей. Прошу вас все, что сего касаться может, ее величеству объяснить и притом доложить о прежде посланных к вам от меня бумагах, чем окончить изволите мое с князем Вяземским дело. При определении меня директором я бы могла испросить у ее величества какие-либо особливые выгоды, но я, повинуясь ее воле, приняла сию должность единственно только с тем, чтоб быть во всем наставляемою и защищаемою ее величеством; и посему и теперь прибегаю к ее защите от сих несносных досад, чинимых мне генерал-прокурором. В прочем пребываю с совершенным почтением

вашего превосходительства,

государя моего,

покорная услужница

княгиня Дашкова.

   [не ранее 22 января 1784 г.]
  
  

Прошение Екатерине II

об определении годового жалованья Е. Р. Дашковой

[не ранее 22 января 1784 г.]

  
   Государыня!
   С свойственною вашему величеству добротою вы позволили мне прибегать к вам, когда я буду нуждаться в справедливости и покровительстве. Но я не смела беспокоить ваше величество и претерпевала в течение трех месяцев всевозможные придирки со стороны генерал-прокурора, не желая занимать вашего величества всеми невзгодами, которые я переносила.
   Теперь не могу не попросить вас взглянуть на полученный мною Указ. Судя по последнему приказу, данному по случаю моего жалованья, ваше величество милостиво сказали, что я должна получить оклад, назначенный господину Домашневу, поэтому я и получила 3000 рублей, с вычетом, однако, 23 дней, которых недоставало в полном году. Князь Вяземский счел нужным не обратить внимания на Указ 1777 года и поставил меня в глазах всего моего Департамента в неловкое положение тем, что я будто по собственному произволу наделила себя более высшим окладом, нежели следовало. Осмеливаюсь сказать великой женщине, моей государыне и покровительнице, что из рвения и преданности вашему величеству я сосредоточила все свои способности на исполнение обязанностей звания, в которое угодно было меня облечь вашему величеству, и потому я не могу бояться самой строгой проверки моего управления. Тем более для меня горько и оскорбительно обращение генерал-прокурора, и когда же? В царствование государыни справедливой, просвещенной, которая, против даже моего ожидания, снизошла сама до избрания меня в должность, которую я занимаю, и тем обнаружила перед всей Европой, насколько она чувствует ко мне милостивое уважение. На днях я передала графу Безбородьку письмо на имя вашего величества, прося его довести до вашего сведения о препятствиях, которые я встречаю. Смею просить ваше величество, дайте полную свободу вашему великодушию в отношении меня, и я вполне уверена, что тогда мне окажут должную справедливость и даже впредь будут защищать от проявлений не заслуженного мною гонения. Вполне уверенная в милостивом внимании, я надеюсь, что ваше величество приостановите оскорбительные неприятности, которым я подвергаюсь. Если моя преданность и любовь к вашему величеству не могут уже увеличиться, вы, по крайней мере, успокоите личность, которая вам всепреданна. Навсегда

вашего величества

всепокорная и всепреданная

княгиня Дашкова.

   Понедельник, после обеда.
   P. S. На коленях прошу ваше величество извинить мое письмо; но я так взволнована, так оскорблена одним намеком о возможности присвоить себе незаслуженное жалованье, что буду считать себя несчастливою до того времени, пока ваше величество снимете с меня нарекание, которое князь Вяземский желает на меня взвести; от волнения я решительно не знаю, что пишу. Прилагаю к сему письму копию с Указа, по которому господин Домашнев пользовался окладом в 3000 рубл.
  

Краткая копия с Указа

  
   Указ ее императорского величества, самодержицы всероссийской, из Правительствующего Сената Академии наук. По именному ее императорского величества Указу, объявленному господином действительным тайным советником, генерал-прокурором и кавалером, что ее императорское величество высочайше указать соизволила, ее сиятельству, княгине Екатерине Романовне Дашковой, по должности директора Академии наук, производить жалованье, какое предместник ее, господин Домашнев, получал, со дня назначения ее в сию должность. Правительствующий Сенат приказали: как именным ее величества Указом, объявленным 18 августа 1775 года, господином действительным тайным советником, генерал-прокурором и кавалером, пове-лено господину Домашневу производить жалованье по 2000 р. из отпускаемой в Академию статной суммы, то из сего оклада помянутой госпоже княгине Дашковой с состояния, от 24 января 1783 году, Указу о препоручении ей дирекции над Академиею, по январь 1784, причитается к выдаче 1872 р. 21 коп., и для того, как о выдаче сей суммы, так и впредь о произвождении ей, повелено сим ее императорского величества Указом, из той же самой суммы, и прочее.
   [не ранее 22 января 1784 г.]
  
  

Доклад Екатерине II

о повышении в чинах В. А. Ушакова и О. П. Козодавлева

[январь 1784 г.]

  
   Всепресветлейшей, державнейшей, великой государыне, императрице и самодержице всероссийской всеподданнейший доклад.
   Соревнуя долгу служения, всемилостивейше от вашего императорского величества на меня возложенного, и усердствуя воздавать справедливость отличным способностям и рачению к службе вашей, осмеливаюсь испрашивать повышения чинов определенным мне в помощь советникам, подполковнику Василью Ушакову1 и надворному советнику Осипу Козодавлеву.2 Оба они, отлича себя под моим руководством в разных, к пользе и чести Академии служащих распоряжениях и усердствуя более и более восстановлять во всем желаемый мною порядок, сугубо сию награду, как по прежней, так и по нынешней службе, заслуживают, тем паче, что я с великим удовольствием признаюсь, что они мне радением своим весьма много способствовали в тех малых успехах, кои теперь в течении дел академических ощутительны.
   Подполковник Василий Ушаков произведен по армии в нынешний чин в 1779 году, потом именным вашего императорского величества, от 3 апреля 1781 года, Указом определен в здешний Ассигнационный банк директором и из военной службы Коллегией военною исключен, но без надлежащего по сей службе военным чином повышения; напоследок высочайшим вашего императорского величества Указом переведен он из Банка в Академию наук в советники, без повышения же. А как между тем многие из сверстников его по военной службе давно уже находятся при разных должностях полковниками, то и он, Ушаков, по добропорядочному и всегда усерднейшему своему служению ласкает себя надеждою, что, в сравнении с оными и поколику он выключен из военной службы без надлежащего повышения, всемилостивейше будет награжден военным полковничьим чином.
   Надворный советник Осип Козодавлев служил в настоящем чине с 1778 года июня с 21 числа по 18 декабря 1781 года в 4-м Сената Департаменте экзекутором, потом определен в с.-петербургскую Гражданскую палату советником зауряд с тем же чином, хотя не только сверстники его, но и те, кои гораздо моложе, даже и асессоры, произведены коллежскими советниками. Он, оказывая неутомимое старание в исправлении своей должности, воззывает усердием своим, равно как и товарищ его, мою признательность к отданию им, пред лицом вашего императорского величества, всей справедливости.
   Оба сии советники никогда в отставках не были и во всех местах продолжали службу свою усердно и беспорочно, с достодолжною от начальников своих похвалою, перемещением же в Академию наук они ни жалованья, ни других каких-либо выгод не выиграли, поелику дел и труда весьма много и более, нежели в прежних их местах, а паче при начале отправления нынешней их должности.
   Всемилостивейшая государыня! Всеподданнейше прошу ваше императорское величество на помянутое производство всемилостивейшего Указа.

Всеподданнейшая раба

княгиня Дашкова.

   [январь 1784 г.]
  
  

Прошение Екатерине II

о повышении в чинах членов и сотрудников Академии наук

Январь 1784 г.

  
   Ваше величество!
   Честь имею представить вашему величеству список лиц, служащих в Академии наук, собственно тех, которые и службою, и достоинствами стоят повышения. Смею просить о такой милостивой награде. Вашему величеству превосходно известно, что никакая общественная служба не может обойтись без соревнования и отличия. А так как все представляемые лица, несмотря на свои обычные занятия, много трудились в продолжение целого этого года для приведения дел Академии в лучший порядок, то я и обязана, по справедливости, представить их вашему величеству к награде.
   Во-всяком случае, честь имею быть с истинным уважением и нерушимою привязанностью

вашего величества

всепокорная и всепреданная

княгиня Дашкова.

   Января, 1784 года.
  
   За добропорядочное и рачительное отправление должности при императорской Академии наук представляются к награждению чинами:
   секунд-майор и казначей Михайло Рябов1 в надворные советники, в нынешнем его чине сострит с 1782 года мая 11 дня.
   В надворные ж советники по прежним примерам: профессор Петр Иноходцов2 и профессор Николай Озе-рецковский.3
   В коллежские асессоры по прежним примерам: адъюнкты: Михайло Головин, Василий Зуев, Никита Соколов.4
  

В титулярные советники:

  
   архитектор Михайло Павлов,5 в нынешнем чине губернского секретаря с 1778 года.
   Губернский секретарь Семен Бухвостов,6 в нынешнем чине с 1778 года.
   Коллежский переводчик Федор Черный,7 в нынешнем чине с 1778 года.
  

В коллежские секретари:

  
   правящий секретарскую должность, адъютант чина подпоручичья Петр Волков,8 на порозжую вакансию, в нынешнем чине с 1782 года.
   Бухгалтер Иван Кирилов,9 в нынешнем чине с 1773 г.
  

В губернские секретари:

  
   правящий экзекуторскую должность прапорщик Осип Шерпинский,10 из польских шляхтичей, в нынешнем чине с 1779 года.
   Актуариус Петр Шипунов,11 в нынешнем чине с 1781 г.
   Из академических переводчиков в переводчики трех первых Коллегий: Федор Бардевик.12
   Переводчик же Степан Петров13 в коллежские переводчики.

Директор Княгиня Дашкова.

  
  

Доклад Екатерине II

об организации публичных лекций в Академии наук

25 марта 1784 г.

  
   Всепресветлейшей, державнейшей, великой государыне, императрице и самодержице всероссийской,
   всеподданнейший доклад.
   Со времени вступления моего во всемилостивейше возложенную на меня вашим императорским величеством должность по Академии наук усердствовала я сделать всевозможное ее экономической казне приращение и, возвыся оную за всеми по Департаментам Академии расходами до знатной суммы, поставляю долгом обратить сие приращение в сущую для Отечества пользу, соответствующую материнскому вашему о благе нашем попечению.
   А как чтение лекций на российском языке не только для студентов и гимназических учеников, но и для всех посторонних слушателей, кои допущаемы будут, кажется мне тем паче полезным, что науки перенесутся на наш язык и просвещение распространится, то испрашиваю всемилостивейшего вашего императорского величества повеления на отдачу из оной суммы тридцати тысяч рублей в вечный капитал с тем, чтобы из процентной прибыли производить четверым русским профессорам, за чтение таковых лекций на российском языке, сверх настоящего их жалованья, по триста по семидесяти пяти рублей, что и учинит тысячу пятьсот рублей процентов с тридцати тысяч. Если же из тех профессоров который, за болезнию и либо за чем-нибудь, тех лекций читать не будет, то следующая на его часть сумма обратится в приращение к оному же капиталу. Лекции сии будут математические, физические, минералогические и химические.
   О сем прошу всемилостивейшего вашего императорского величества Указа.

Всеподданнейшая раба

княгиня Дашкова.

   Марта 25 дня,
   1784 года.
  
  

Из распоряжений по Канцелярии Академии наук

за 1784 г.

  
   17 февраля, суббота.
   Ее сиятельство Академии наук директор и кавалер княгиня Екатерина Романовна Дашкова записать приказала следующее:
   Хотя, кажется, и невозможно полагать, чтоб подчиненные, находящиеся при каком-либо месте, могли располагать временем своим по произволу, без дозволения на то от начальства, и не дав о том знать тому месту, в котором они определенными находятся, тем менее еще терпимо, чтоб подчиненные совсем не уважали своими должностями; но адъюнкт императорской Академии наук Василий Зуев поведением своим сие точно показал на деле1 и, невзирая на все ему сделанные наставления, в том не поправился, забыв все излиянные Академиею на него благодеяния, забыв, что он еще обязан удовлетворить оную за нелепую свою цареградскую экспедицию,2 ибо, возвратясь уже два года назад, он своих поденных записок не привел еще в порядок, и посредством только многократных выговоров достала Академия от него некоторое число неисправных тетрадей. Из сего ясно видеть можно, что он нимало не старается быть Академии полезным, и как оная без него может обойтиться, то для утверждения порядка и законами установленного повиновения Академии наук директор, по должности и власти, изображенной в академическом Регламенте, хотя с сожалением, но для примеру другим (набранное курсивом вставлено в текст рукой Дашковой. - Г. С.) приказала помянутого адъюнкта Зуева из академической службы исключить и сие, записав в журнал, ему объявить. Сие будет служить примером тем юношам, которые содержатся на счет Академии, и да отвратит он их от неблагодарности, яко от гнуснейшего в человечестве порока. О сем, куда надлежит, дать знать.
   2-е. С помянутого Зуева взять обязательство и достаточное уверение, что он через два года представит Академии перевод свой того словаря, который он перевести обязался и за что уже четыре года назад пятьсот рублей получил, и что, ежели сей перевод одобрения ценсора не заслужит, то чтоб он сию сумму возвратил.
   3-е. Объявить всем адъюнктам, переводчикам и всем при Академии находящимся чинам, чтобы они ни с каким другим местом не входили в какие бы то ни были обязательства, не взяв прежде на то позволения от директора, и сие да пребудет непременным правилом. О чем и сообщить с сего во все департаменты выписки. Княгиня Дашкова.
   12 марта, вторник.
   Присланным Государственная военная коллегия сообщением уведомляет, что по п

Другие авторы
  • Уоллес Эдгар
  • Сно Евгений Эдуардович
  • Хмельницкий Николай Иванович
  • Черткова Анна Константиновна
  • Фольбаум Николай Александрович
  • Боккаччо Джованни
  • Шишков Александр Семенович
  • Елпатьевский Сергей Яковлевич
  • Вышеславцев Михаил Михайлович
  • Иогель Михаил Константинович
  • Другие произведения
  • Мошин Алексей Николаевич - Илья
  • Григорьев Сергей Тимофеевич - Александр Суворов
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - История моего знакомства с Гоголем
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Смешное в страшном
  • Полевой Николай Алексеевич - Полевой Н. А.: биобиблиографическая справка
  • Чаадаев Петр Яковлевич - В.В.Зеньковский. П. Я. Чаадаев
  • Островский Александр Николаевич - В. Лакшин. Новые материалы об А. Н. Островском
  • Судовщиков Николай Романович - Три брата-чудака
  • Дашков Дмитрий Васильевич - Еще несколько слов о серальской библиотеке
  • Стендаль - Сан-Франческо-а-Рипа
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 607 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа