Главная » Книги

Гусев-Оренбургский Сергей Иванович - Багровая книга, Страница 2

Гусев-Оренбургский Сергей Иванович - Багровая книга


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

а, Дзюнков - 5-го, Ново-Фастов - 11-го, Володарка - 2-го, 9-го и 11-го, и ряд соседних деревень. Несколько к западу от них у самой границы с Волынью,- Прилуки - 4-го июля, Вахновка - 8-го, Турбов - 9-го, Калиновка - 14-го. В Районе Соколовского: Рожево - 3-го июля, Макарово - 6-го, Брусилов - 5-го, Корнин - 9-го. Ясногородка - 15-го, Хабно - 30-го. В районе Зеленого: Ржищев - 1-го и 13 июля, Таганча - 8-го, Козин - 17-го и Переяслав Полтавской губернии,- 15-го-19-го. В Таращенском районe: Боярки - 2-го июля, Кошеватое - 17-го - 24-го. Наконец, в самом конце месяца, 29-го, новая резня в Умани, 31-го на станши Потоши.
   В Волынской губернии погромлены Кодры - 6-го и 13-го, Хамовка -9-го - 11-го, Каменный Брод, Котельня и Зарубинцы - 10-го, Домбровицы - 10-го, Ксавров - 20-го. В Словечне погром продолжался, со множеством жертв, 16-го - 19-го июля, и тогда же пострадали во множестве евреи соседних сел и деревень: Давыдка, Горщик, Бобрик, Пасово и другие.
   В Подольской губернии погромы произошли в Жмеринке - 3-го, Браилове, Пикове, Щендерове, Бороновицах, Ободине - 10-го, Ямове - 11-го - 15 го, Тульчине - 14-го, Литине - 18-го, Ново-Константинове, Туплике, Гайсине, Печере - 20-го - 25- го.
    
   Август.
    
   Новые люди на погромной арене.
    
   В первой половине августа месяца можно отметить некоторое затишье. В особенности это бросается в глаза в Киевской губернии. Одиночно погромы происходят и в других губерниях. В Нарове, Минской губернии у границы Kи-
   10
    
   евской, к северу, 6-го августа. Переяславль Полтавской губернии пострадал 7-го августа от банды Лопаткина. В Подольской губернии погром был 3 го августа в Виннице и 4-го августа, впервые за все это время, в знаменитом Голованевске, геройски отстоявшем до того свою безопасность, благодаря хорошо организованной самообороне.
   Но надобно принять во внимание, что фронт к началу августа подошел вплотную к границам Киевской губернии, и мы не зноем, что происходило и происходит за этим кордоном.
   Во всяком случае, для Киевской губернии затишье, краткое как миг, было несомненно.
    
   Чем это объяснить?
    
   Может быть тем, что в это время потребовались все руки для уборки хлеба. Может быть, банды двинулись на запад на соединение с регулярными петлюровскими войсками или на восток, согласно полученных заданий.
   Но... в середине августа погромы вспыхнули новым страшным заревом в Киевской губернии, и появились они также в той губернии, которая в нынешнюю гайдаматчину их почти не знала, - в Черниговской. Обе они стали ареной военных действий внешнего фронта.
   31-го августа был занят Киев.
   На Киевском плацдарме стали одновременно действовать:
   1. Добровольцы.
   2. Петлюровцы.
   3. Советские отряды.
   4. Банды.
   Началась новая полоса погромов, в которых активными деятелями бывала иногда поочередно каждая из этих 4 групп. Четыре главных молота и множество второстепенных стали подниматься и опускаться с силою и регулярностью паровых молотов чугунолитейного завода.
   Например:
   В местечке Тальном произошло следующее:
   1.- С уходом большевиков вошла банда Тютюнника и устроила резню еврейского населения, при которой убито 53 человека.
   2.- Тютюнника вытеснил отряд Махно, шедший с обозом из нескольких тысяч подвод. Он ограничился грабежами и убил только трех стариков евреев.
   3.- Махновцев вытеснили галичане, но они удовольствовались только реквизициями.
   11
    
   4.- Наконец пришли добровольческие казаки, которые ограбили местечко дочиста, изнасиловали многих женщин, убили нескольких человек и сожгли часть местечка.
   В местечке Белой Церкви, избегнувшем погрома за все это время, в конце августа был устроен жестокий погром с 300-ми человеческих жертв.
   ...начатый Петлюровцами...
   ...превращенный в резню зеленовцами...
   ...законченный в форме грабежей, изнасилований и поджогов - терскими казаками...
   Августовские погромы этого рода произошли в следующих местах: Городище-8-го, Ракитно-14-го, Макаров- 15-18-го, Ходоров-17-го, Погребище-18-21 -го, Черкассы- 18-23-го, Смела-20-го, Шибенное-23-го, Степенцы-24-30-го, Тетиево-24-го, Белая Церковь-24-го, Орловец-24-го, Козин-24-го, Таганча-24-го, Кагарлик - 24-го, станция Мироновка-24-го, Германовка-28-го, слободка Никольская, Межиричи - 24-го, Тетиево - 30-го, Демиевка в Киеве - 31-го, затем Плисков, Ружин, Россава, Воронцово, Мошни, Корсунь, Корнин, Потоки.
   Из других губерний нам известны погромы на левом берегу Днепра: в Гребенке, Кременчуге, Бориспольске,- Полтавской губернии,- в Борзне, в Черниговской губернии 25 августа, в Елизаветграде-11-го, Екатеринославе.

 

 

Сентябрь.

    
   Пострадали в Киевской губернии: Боярка, Богуслав, Пущеводица-3-го. Васильков -3-го, Дымер -5-го. Игнатовка -5-9-го, Макаров -6-го, Триполье -7-го, Фастов-7-8-го и 23-25-го, Обухов - 10-го, Германовка-28-го, Устиновка, Гостомль, Тараща, Мотивиловка, Китаево, Колубицкая, Червонянская и множество других.
   В Черниговской губернии: Нежин - с 1-го сентября, Боразн - до 15-го, Конотоп-19-го. Слободка-Николаевская, Бахмач, Батурин.
   В Полтавской губернии: Прилуки, Белоцерковка, Яблоново.
   .............................................................................................................
   12
    

Общее число погромленных пунктов.

    
   Мы знаем только часть и притом, вероятно, небольшую часть всех погромленных мест. Не надо забывать, что сведения эти только собирались в Киеве, что связи с западными частями Волыни и Подолии давным-давно прерваны, да в сущности их и не было с начала гражданской войны и погромной эпидемии. Затем Полтавская, Херсонская, Екатеринославская губернии, а также Черниговская - до сих пор еще не связаны с Киевом. Понятно, что в сферу нашего исследования могло войти только очень немногое.
   К концу сентября нам известны 402 погромленных пункта.

.....402.....

   Тут есть и большие губернские города, как Житомир, Киев и Екатеринослав, есть и мелкие села и деревни с несколькими еврейскими семействами, проживавшими в них с незапамятных времен.
   Распределяются эти пункты по губерниям следующим образом:
    
   Киевская губ..................
   231 пункт
   Волынская губ..............
   56 "
   Подольская губ.............
   62 "
   Херсонская губ...............
   25 "
   Полтавская губ................
   16 "
   Черниговская губ..............
   9 "
   Екатеринославская губ.....
   3 "
   _________________
   Итого . . . 402 пункта.
   Пальма первенства принадлежит Киевской губернии, на долю которой приходится 57%. Несомненно, такой высокий процент зависит в значительной мере от того, что эта губерния была доступнее всего для обследования из Киева, a, следовательно, лучше всего изучена. Это дает некоторое представление о действительном количестве погромленных пунктов в других губерниях.
    

Число погромов.

    
   Число пунктов и число погромов, однако же, не совпадают между собой. Вряд ли есть хоть одно поселение, которое пережило бы только один погром. Елизаветоград испытал пять погромов, Володарка - 4, Черняхов насчитывает их чуть не десяток.
   12
    
   Но вообще самое понятие "погром" устарело.
   Зачастую оно совершенно не применимо.
   "Погром" означает нечто внезапное, быстрое, скоротечное,- нечто такое, что длится час, день, два и прекращается. Но прежняя практика не предвидела такого состояния, когда город или местечко в течение недель или месяцев находится в состоянии погрома или, когда данный пункт поочередно громится каждой сходящей в него попеременно неприятельской стороной, будет ли то банда Зеленого, или петлюровцы, или советская часть, или терская бригада. Тут надо придумать либо новое слово, либо установить категории хронического и перемежающегося погрома, подобно тому, как медицина знает хронический нефрит или перемежающуюся лихорадку.
   Установить, таким образом, число погромов, происшедших за данный период в какой-нибудь губернии, становится весьма затруднительным. И если мы скажем, что в известных нам 402 пунктах произошло 800 погромов, то есть вдвое больше чем пунктов, то мы сделаем ошибку только в сторону преуменьшения.
   Чтобы получить представление о том, как они распределяются по месяцам, надо взять Киевскую губернию и принять во внимание только те погромы, относительно которых мы знаем даты, или, по крайней мере, знаем точно месяц, в который они произошли. Таких мы знаем 125. Они распределяются по месяцам:
    
   Ноябрь......
    
   0
   Декабрь......
   0
   Январь........
   0
   Февраль......
   8
   Март...........
   3
   Апрель........
   7
   Май..............
   30
   Июнь...........
   16
   Июль...........
   27
   Август.........
   40
   Сентябрь.....
   22
    
   За четыре летних месяца их оказывается 113, тогда как за все предшествующее полугодие гражданской войны 18. Традиционная дата еврейских погромов - пасхальная неделя - когда благочестивые чувства подогреваются описанием страданий Спасителя, освежается навет об употреблении евреями христианской крови,- не чувствуется в этой кровавой статистике. Подъемы погромной волны связаны исключительно с обострением борьбы против коммунистов.
   13
    

Число погибших и безвестные жертвы.

    
   Не было случая, чтобы жертвы гражданской войны были точно подсчитаны. Убийцы не ведут списков, убитые ими не предъявляют иска о загубленной своей жизни. Погребальные братства могли бы дать сведения о количестве похороненных на кладбищах, но не об утопленных, сожженных, брошенных в колодцы, закопанных в поле и в лесу. Родственники могли бы дать сведения о членах своих семей, пропавших без вести. Но кто соберет всех этих родственников и кто их спросит? А как часто, сверх туго, вырезывались семейства без остатка?
   Если сложить те разрозненный случайные цифры, которые имеются у нас, то общее число убитых дойдет до 35.000 человек, Но эта цифра никоим образом не дает представления о действительном числе погромных жертв. В нее не вошли те многочисленные жертвы, которые пали в пунктах еще не зарегистрированных, потому что по сию пору отрезаны от нас и не доступны обследованию - как, например, западные части Волынской и Подольской губернии, южная часть Херсонской, и тому подобное. Не вошли сюда безвестные еврейские семьи, истребленные до последнего человека в бесчисленных деревнях и селах. Не вошли жертвы, погибшие по дороге во время бегства из своих пепелищ, во время странствования из одного местечка в другое, вытащенные для расстрела из поездов, утопленные на пароходах, убитые в лесах и на проселочных дорогах. Не вошли очень многие, скончавшиеся от полученных ран и умершие от заразных и всяких других болезней, нажитых ими, когда их по неделям держали взаперти в смрадных помещениях без пищи, воды и одежды.
   ...Общее число погибших от погромов никоим образом нельзя исчислить меньше, чем в 200,000 человек...
    

Формы погромов.

    
   До нынешнего погромного шквала обычными формами еврейских погромов в России были разгромы имущества, излюбленный прием - выпускание пуха из подушек, грабежи, избиение, изнасилование, лишь в исключительных случаях убийства и в еще более исключительных - изощренные зверства при умерщвлениях. Нынешняя эпидемия погромов отличается от прежних, кроме безмерной своей продолжитель-
   14
    
   ности,- еще особой, из ряда вон выходящей свирепостью, безграничной утонченностью мучительства и доведением ограбления до последнего предала - совершенного раздевания.
   Разница эта объясняется тем, что раньше громилы лишь использовали попустительство власти, теперь же они сами оказывались властью.
   Исходил ли погром от командиров регулярных петлюровских войск,- Козырь-Зырка в Овруче, Семесенко в Проскурове, - атаманов различных банд, главарей повстанческих отрядов или деморализованных советских полков, - все они являлись полновластными владыками данного города или местечка и перед ними еврейское население стояло в течете дней или даже месяцев без просвета надежды на какое бы то ни было вмешательство, или чью бы то ни было защиту. К этому надо прибавить то презрение к человеческой жизни и к чужому достоянию, которое привилось массам в течение многих лет внешней, а затем гражданской войны, с ее красным и белым террором, контрибуциями, реквизициями, обысками, облавами, заложничеством...
    

Типичная картина погрома.

    
   Наиболее частый тип погрома таков:
   Вооруженные люди врываются в город или местечко, рассыпаются по улицам, устремляются группами в еврейские квартиры, сеют смерть, не разбирая ни возраста, ни пола, зверски насилуют и не редко затем убивают женщин, вымогают деньги под угрозой смерти и потом все-таки убивают, захватывают - что могут унести, ломают печи, стены, в поисках денег и ценностей. За одной группой приходит в тот же дом вторая, за ней третья и так далее, пока не останется решительно ничего, что можно было бы унести или увести. В Переяславе во время погрома 15-19-го июля, учиненного Зеленым, каждая еврейская квартира посещалась бандитами 20-30 раз в день. Позднее дело доходит до оконных стекол, кирпичей и балок. И убитые и уцелевшие раздеваются до нижнего белья, а то и догола. К новоявленной власти отправляются депутации из евреев или благожелательных христиан просить о прекращении погрома. Власть соглашается под условием выплаты уцелевшим еврейским населением контрибуции. Вносится контрибуция, потом предъявляются новые требования доставить столько-то сапог, мяса и так далее. В то же время группы продолжают терроризировать оставшихся евреев, вымогать деньги, убивать, насиловать.
   Затем в город или местечко вступает противник, нередко доканчивающий ограбление евреев и продолжающий дикие
   15
    
   насилия. Прежние громилы исчезают, чтобы снова вернуться через несколько дней.
   Снова уйти и снова придти...
   Богуслав, например, в течение недели переходил из рук в руки 5 раз. Борзна в течение двух недель 4 раза. Грабежи и погромы повторяются при каждой новой перемене.
   Чрезвычайно часто евреев сгоняют для массового умерщвления, истязаний и ограблений, в один дом: в синагогу - Иванков, Ротмистровка, Ладыженка, - в Управу или Исполком, - Фундуклеевка, Ладыженка, Новомиргород, - или просто в какой- нибудь дом, - Гайсин, Давыдка.
   Кончается тем, что оставшееся население, обезумевшее от ужаса, бросается, уходит куда глаза глядят, раздетое, босое, без единого гроша в кармане, если его не загоняют обратно выстрелами, как в Фельштине, Иванковe, Смеле, Словечне. Стекаются тысячами в какой-нибудь ближайший город или местечко.
    

Вариации.

    
   ...Такова типичная картина...
   Изменения в отдельных случаях касаются распорядка этих актов, характера убийства и количества жертв. Иногда контрибуция предшествует убийствам, иногда еврейское население убегает до нового прихода банды и, таким образом, если не гибнет по дороге, то избегает новых умерщвлений, но не имущественного разгрома - (Рожево, Дмитровка, Ставище, Иванков и т. д.) Иногда внезапно ворвавшаяся банда или стоящие регулярные войска устраивают форменную бойню всем встречным евреям - (Голованевск), всем евреям в квартирах - (Умань, Проскуров, Елизаветград и т. д.) Иногда вырезывается поголовно все имеющееся еврейское население без различия пола и возраста - (обычно в мелких пунктах). Иногда, как например, в Белошище Волынской губернии, собираются в одно место и умерщвляются все отцы семейств. Иногда, как в Тростянце, убивают, собрав в одном здании все мужское население от детей до преклонных стариков (370). Иногда, как в Житомире 22-26-го марта, или как в Володарке 9-11-го июля, убиваются только старики, женщины и дети, (317 и 73 человека); то есть, все кто не был в состоянии спастись бегством.
    
    

Формы мучительства.

    
   В самых способах умерщвления бандиты обнаруживают небывалое разнообразие. Самый частый способ: расстрел,
   16
    
   "к стенке". Для этого нередко жертвы гонятся на вокзал, в штаб, за город, на кладбище, вообще в укромное место.
   Но иногда становится жаль патронов, если их мало,- "пули шкодa",- и начальство отдает приказ убивать евреев другими способами. В Проскурове 15-го февраля Семесенко приказал применять только холодное оружие и 1600 евреев были убиты в течение 4-х часов саблями и штыками. В местечке Дубово 13-го мая их убивали топорами, а 17-го июня,- пригоняя к подвалу, двое палачей ударами кривых сабель по голове сваливали их мертвыми или ранеными в погреб. "Если бы кто либо стоял в это время у ворот поселения,- замечает очевидец,- то ему бы показалось, что местечко наслаждается чудесным покоем". В Ободине, Брацлавскаго уезда, убивали 10-го июля только холодным оружием, потому что за патрон приходилось платить до 50 рублей. В Ладыженке бандиты из местных крестьян убивали косами, вилами и топорами. В колонии Горщик повстанцы решили убить евреев штыками (по стратегическим соображениям), так как боялись, что стрельба вызовет панику среди повстанцев, разрывавших полотно железной дороги. В Борзне "гусары смерти" убивали всех на один манер: сносили шашками полчерепа. В Чернобыльском районе в обиход вошло утопление. Евреев гнали к реке, заставляли прыгать в воду или их сбрасывали туда и только в случае, если кто-нибудь пытался выплывать, его приканчивали из винтовки. Останавливали пароходы на Днепре, отделяли евреев от христиан и сбрасывали в воду. Эго называлось - "отправлять в Екатеринослав самоплавом" или по собственному выражению главаря: - "В Екатеринослав прямым сообщением". Останавливали поезда в Полтавской, Херсонской и Волынской губерниях и выбрасывали евреев из вагонов на всем ходу. В Елизаветограде,- (1526 убитых),- в изобилии применялись ручные гранаты: их кидали в погреба, где прятались евреи. В Ротмистровке убитого или еще дышащего вешали...
   ...а потом сжигали вместе с домом...
   В Клевани Ровенского уезда, красноармейцы запускали в бороду специально закрученную проволоку. Расправилась, она выдирала волосы и причиняла страшные страдания. Также кололи ржавыми булавками ягодицы. В Фастове, в сентябре любимый прием пластунов казаков для получения денег было подвешивание, а в Белой Церкви поджаривание на огне. В Зятковцах Подольской губернии во время второго погрома Волыньца 15 человек было живьем брошено в колодец. В Тростянцe заблаговременно заготовляли длинные могилы "военного образца". В Новомиргороде не только вырыли накануне могилы, но даже заготовили известку для засыпания их, "чтобы не было заразы",- и телеги для отвоза трупов.
   17
    
   И бросали в эти ямы и мертвых, и еще дышавших раненых...
    

Скала трупов.

    
   По абсолютному количеству массовых смертей выявляются следующие пункты:
    
   Проскуров............... 15 февр. 1650 убит.
   Елизаветград........... 15-17 мая 1326 "
   Фастов...................... 22-27 сент. 1000 "
   Радомысль............... 1-го июня 1000 "
   Черкассы................. 16-20 мая 700 "
   Фельштин................ 16 февр. 485 "
   Тульчин................... 11 июля 519 "
   Умань....................... 13 мая 400 "
   Погребище.............. 18 мая 4000 "
   Гайсин..................... 12 мая 390 "
   Тростянец................ 10-го мая 370 убит.
   Новоград-Волынск 350 "
   Житомир................... 22-26 марта 317 "
   Янов........................... 11-15 июля 300 "
   Белая Церковь........... 25 авг. 300 "
   Кривое Озеро............. 280 "
   Каменный Брод.......... 250 "
   Брацлав....................... 239 "
   Фундуклеевка............. 206 "
   Каменец-Подольск..... 200 "
   Голованевск................. 4-го авг. 200 "
   Умань......................... 29-го июля 150 "
   Прилуки...................... 14-го июля 150 "
   Литин........................... 14 мая 110 "
   Васильков.................... 7-13 апр. 110 "
   Ладыженка.................. 14-го мая 100 "
   Новомиргород............. 17-го мая 105 "
   Межигорье.................. 104 "
    
   Раны наносятся крайне тяжелые, многочисленные. Раненые редко выживают, обычно громилы добивают их. Поэтому отношение раненых к убитым гораздо меньше, чем на войне. Изнасилования в июне и июле чрезвычайно увеличились в числе. Банды врывались иногда специально для насилия над женщинами... после того как ограблено все до последней нитки.
   ...В августе и сентябре без массовых изнасилований и растлений малолетних не обходился ни один погром.
   18
    

Лишенные всего.

    
   Цифры погибших в каком-нибудь пункте, в особенности, если они не велики, не дают никакого представления об ужасах этих погромов, о всей бездонности поразившего и поражающего еврейский народ бедствия. Потому что мертвые, хотя и перенесшие перед смертью тысячу нравственных и физических страданий, все же, в конце концов, успокоились в могиле и ни в чем не нуждаются. Но на десятки тысяч погибших имеются сотни тысяч уцелевших, многократно видевших перед собою смерть и все же оставшихся в живых. Эти люди, лишенные всего: своих отцов, жен, детей, своего пепелища, всех своих вещей, всех средств к существованию, физически и морально превращенные в инвалидов,- стоят перед неразрешимой задачей: как просуществовать, где найти приют, как спасти при современных экономических условиях себя и своих детей от голодной смерти, от надвигающейся осенней слякоти и зимней стужи, от грязи, от заразных болезней, от деморализации и одичания. Вот что, например, пишет очевидец:
   "Больше тысячи человек беглецов из Ладыженки находятся по сей день в Голованевске. Оборванные, босые, со сгнившими рубахами на теле и совсем без рубах, мужчины и женщины, здоровые и заразно-больные, валяются по синагогам в женских отделениях, в пустых амбарах или просто на улице. Один Бог или их крепко сжатые губы могли бы рассказать, как живут эти люди, как проживают они свой день. Часто, часто тянется катафалк по кривым улицам Голованевска и часто, часто производятся сборы ладыжанцам на саваны".
   Таких картин, еще мрачнее, еще безотраднее, полных безысходного отчаяния, можно было бы привести сколько угодно из любого района, из любого погромленного пункта, из любого скопления беженцев... Из Белой Церкви, из Фастова, из Канева, из Житомира, из Винницы, из Киевa и т. д. и. т. д. Проходит короткое время и самые эти пункты, служащее убежищем, подвергаются в свою очередь дикому погрому с сотнями человеческих жертв, и снова бегут в разные стороны обезумевшие обитатели городка, пришлые и местные, объединенные общим несчастьем... И снова их начинает косить голод и холод, грязь и страшный сыпняк, от которого валятся ежедневно сотни жертв. Сделать точный подсчет материальному ущербу, понесенному евреями от погромов, не представляется возможным. При переводе на нынешние цены они исчисляются... миллиардами... Подавляющее большин-
   19
    
   ство местечек и немало городов совершенно очищены от еврейского имущества. Местечко Кублич не только подверглось полному уничтожению...
   ...оно было даже распахано...
   ...некоторые пункты выжжены...
   Например: Богуслав - 25 апреля, Володарка - 11 июля, Борщаговка - 9 июля, Знаменка в январь, Борзна - 16 сентября. Пожары были в Белошице 11 июля, в Кутузовке 20 июля, в Гребенке и в Корсуне, в Белой Церкви и в Тальном...
   ...Но и где не было пожаров - на месте домов развалины... окна разбиты, рамы вырваны... уцелевшие стекла раскрадены... внутри мусор и щепки...
   ...Хаос и разрушение...

 

 

ЧАСТЬ I

Кровавые полотна

 

I

Тростянецкая трагедия

   Девятого мая нахлынула в Тростянец толпа вооруженных повстанцев. Она гнала перед собою красноармейцев, часть которых бежала к вокзалу, а другая стала примыкать к повстанцам, Воздух колыхал непрерывный звон колоколов. По улицам бежали со всех сторон с топорами, палками, ружьями, вилами и косами крестьяне окружных деревень, оглашая воздух воплями:
   - "Бей жидов и коммуну".
   Кричали насмешливо встречным:
   - Где же ваши красноармейцы? Отдавай оружие, не то убьем.
   Издавались над попадавшимися евреями.
   Потом стали вламываться в дома и вытаскивать оттуда всех евреев мужчин и мальчиков. Избивали их и куда-то уводили, отвечая плачущим женщинам и матерям:
   - Контрибуцию накладывать идем.
   А другие кричали со смехом:
   - На расстрел!
   Так до вечера были переловлены все мужчины, исключая тex, кто успел до времени хорошо спрятаться. И всех этих обреченных мужчин, а с ними некоторых добровольно ушедших с отцами, братьями и мужьями женщин, заточили в здание комиссариата.
   Наступила ночь, полная ужаса и тревоги.
   Глубокая тишина изредка нарушалась выстрелами и душераздирающими воплями. Восемнадцать человек было убито в эту ночь по квартирам. Но ужас этой ночи беднел перед ужасом вопроса:
   "Какая участь ждала арестованных"?
    

Могила

    
   С утра другого дня гудел набат.
   Бандиты метались по местечку, грабили и производили одиночные убийства, отыскивали спрятавшихся мужчин и уводили их в комиссариат. В течение долгих часов томилась там вся масса загнанных туда евреев, в духоте, в смертной жажде, с ужасными предчувствиями, не зная, что творится за стенами здания и какая участь их ждет. Заметно было только усиленное движение вооруженных толп из окрестных сел и деревень. На вокзальную улицу никого не пропускали, и никому из женщин не было известно, что делается в комиссариате. Но все же женщины узнали новость, мигом облетевшую местечко:
   - Роют могилу!
   За местечком, при бассейне, куда сваливают нечистоты завода, действительно, рыли могилу - длиною в тридцать пять аршин, военного образца.
   В полдень руководители собрали сход.
   Обсуждали вопрос:
   - Что делать с жидками?
   Мнения разделились.
   Многолюдный сход разбился на несколько групп.
   Одни кричали:
   -Бей и режь жидов... женщин и детей... чтобы не осталось ни одной ноги.
   Другие предлагали только покончить с молодыми людьми, а на остальных наложить контрибуцию.
   Третьи кричали:
   - Истребить одних красноармейцев.
   И лишь немногие уговаривали толпу не делать этого, говоря, что достаточно крови уже пролито.
   Но голоса их тонули в воплях кровожадного требования.
   Стали голосовать.
   Весь сход разбился, по словам одного очевидца, на два "табора", но большинство схода было все же против поголовного истребления евреев. Внезапно в это время прискакал верхом тот кровавый посланец, который сыграл решающую роль в этой кровавой трагедии,- бывший петлюровский офицер, объявивший себя комендантом повстанцев.
   Он крикнул:
   - Братцы, за сбрую! Жиды из Ободовки и Верховки заезжают к нам в тыл на бронеавтомобиле. Бегите и покончите с жидами раз навсегда!
   Поднялось волнение.
   Разоренная толпа с дикими криками:
   - Режь... бей жидов... до единого...
   Бросилась к комиссариату.
   24
    
   Окружила его.
   Открыла стрельбу залпами.
   Бросали внутрь бомбы и ручные гранаты.
   Неистовые крики и вопли оглашали воздух, рвались гранаты, а с ними разрывались и уродовались тела свыше четырехсот человек мужчин и детей, обезумевших от ужаса и боли. Несчастные жертвы в смертном томлении припадали к земле, молили о помощи, кричали и рыдали.
   Но в толпу был брошен кровавый лозунг:
   - Живых не оставлять.
   И вот, убедившись, что не так-то легко и скоро перебить на смерть такую массу людей, они ворвались в здание комиссариата и там ножами, штыками, топорами довершали свое дело. Снова метали бомбы и гранаты в массу обезумевших от кошмара людей. Были пущены в ход орудия кустарного производства: особые пики для прокалывания насквозь жертв. Действовали косами, серпами, кирками, каблуками. В помещении образовалась река крови, в которой плавали жертвы. Тут были пытки и мучения, издевательства над мертвыми и полуживыми.
   - Вот тебе коммуна: - кричали им.
   И прикалывали к груди их красные, собственной кровью жертв обагренные, ленты.
   И здесь в неимоверных муках испустили свое последнее дыхание отцы с тремя, пятью и единственными сыновьями. Здесь гибли девочки - подростки на шеях своих отцов. Тут были умучены и зверски изрезаны отец Берман с двумя дочерьми, крепко обнявшими отца и просившими убить их вместе с ним. Так же погиб Могилево с двумя дочерьми, защищавшими его. Погибли восьмидесятилетние старики...
   В течение пяти часов продолжалось это.
   А потом клочки четырехсот трупов были связаны и свалены в приготовленную днем могилу...
   Колокола все не смолкали.
   В обезумевшем от ужаса местечке вылавливали из домов тех мужчин, которых днем оставили: тифозных, слабых после болезни... и убивали их на глазах домочадцев... грабили... насиловали девушек.
   Плач, рыдания, вопли, истерики, безумие, смерти от разрыва сердца, - вот что было на рассвете в местечке одиннадцатого мая, когда стало известно об истреблении мужчин в комиссариате. Женщины припадали к земле, бились в пыли и молили о смерти. Сформированная утром охрана из бандитов не давала и плакать, загоняя свои жертвы ежеминутно в дома. В домах жило теперь не по одному, а по несколько семейств, состоявших только из женщин и детей.
   25
    
   Остальные дома были брошены на произвол хулиганов и деревенских женщин, уносивших под наблюдением охраны последние вещи и продукты из домов.
   Местечко замерло.
   Никто не просил ни пищи, ни помощи.
   Дети тихо умирали на грудях своих полумертвых матерей. По временам доносился лишь шум из оставленных домов, где хозяйничали бабы и хулиганы...
   ...Потом наступил голод...
   Крестьяне отказывались отпускать хлеб и продукты для населения... вдовы с пятью, семью и десятью ребятами оставались без пищи и помощи.
   ...Потом появился тиф...
    

II

Ладыженское сидение

    
   Еврейство местечка Ладыженка издавна жило под угрозой погрома, антисемитское настроение существовало тут всегда. Пропаганда его велась многоразлично. Местные чиновники, проходя, смаковали "еврейские анекдоты", антисемит священник и учитель народной школы не пропускали случая пройтись по адресу евреев и доказывали даже на уроках, что евреи скверный и фальшивый народ. Еще в 1905 году, в эпоху погромов, чувствовалось, что погром повис в воздухе и вот-вот разразится со всеми присущими ему ужасами, был даже назначен день, но ливень помешал съехаться крестьянам, и погром не состоялся. В дни бейлисовского процесса местный священник выступал на базаре с зажигательными речами и божился, что давным-давно окончательно доказано употребление евреями христианской крови.
   Так было во дни свобод.
   И при сменах всевозможных властей.
   И вот в текущем году, в мае месяце, окончательно почувствовалось, что надвигается нечто ужасное. Бежавшие из окрестных сел и местечек приносили зловещие вести. Лилась волна кровавого погрома. В ближайшем местечке Терновке большая банда устроила погром со многими жертвами. Убивали и истязали евреев и в окрестных селах. Чувствовалось тревожное и в поведении местных крестьян. Они ходили группами и шушукались между собой. По целым дням до поздней ночи происходили заседания в Волостном Управлении. У крестьян часто вырывались намеки,- у кого и в угрожающем тоне:
   26
    
   - Вот мы вам ужо покажем.
   А у кого и с сожалением:
   - Будет вам плохо.
   Нервы стали болезненно напряжены.
 

Другие авторы
  • Адамович Ю. А.
  • Лисянский Юрий Фёдорович
  • Лемуан Жон Маргерит Эмиль
  • Мочалов Павел Степанович
  • Златовратский Николай Николаевич
  • Гаршин Всеволод Михайлович
  • Чехов Александр Павлович
  • Балтрушайтис Юргис Казимирович
  • Садовский Ив.
  • Лукомский Владислав Крескентьевич
  • Другие произведения
  • Пруссак Владимир Васильевич - Стихотворения
  • Адамов Григорий - Изгнание владыки
  • Григорьев Аполлон Александрович - Князь Серебряный, повесть времен Иоанна Грозного, соч. графа Алексея Толстого
  • Соловьев Сергей Михайлович - История России с древнейших времен. Том 11
  • Хаггард Генри Райдер - Суд фараонов
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Московский культ, окружавший великих людей
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Александр Блок
  • Короленко Владимир Галактионович - Бытовое явление
  • Шатобриан Франсуа Рене - Путешествие Шатобриана в Грецию и в Палестину
  • Львова Надежда Григорьевна - Стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 490 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа