Главная » Книги

Певцов Михаил Васильевич - Путешествие в Кашгарию и Кун-Лунь, Страница 24

Певцов Михаил Васильевич - Путешествие в Кашгарию и Кун-Лунь


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

v align="justify">   В это время политическая обстановка в Кашгаре оказалась весьма сложной: уйгурские и киргизские беки, пришедшие к власти после победы восстания, всерьез не думали об объединении страны, они увязали во взаимных интригах, и Бузурук, провозглашенный правителем Кашгара, превратился в орудие враждующих феодальных группировок. Беспечность и ограниченность отдельных беков-феодалов соответственно повлияли на Бузурука: он позабыл свои задачи и предался бесконечным дворцовым кутежам и празднествам.
   Однако в стране было немало передовых представителей, понимающих необходимость создания единой государственной системы для нормального и культурного развития. Якуб-бек был овеян идеями этого движения. Он развертывал лихорадочную деятельность по созданию кашгарского войска и, как свидетельствует местный автор, "он не имел времени даже н" для еды, ни для сна". Благодаря этим своевременным мероприятиям, кашгарцам удается, под руководством Якуб-бека, разгромить вблизи Кашгара крупную силу кучинских ходжей, пытавшихся захватить город.
   Борьба за объединение Восточного Туркестана продолжалась около двух лет (1865-1867 гг.). Бузурук-ходжа, запутавшись в интригах отдельных группировок, открыто выступил против объединительной деятельности Якуб-бека. В результате Бузурук был отстранен от управления и во главе нового государства встал сам Якуб-бек. Это государство называлось Джеты-шааром ("Семиградьем"), включавшим семь больших городов Кашгарии (Хотан, Яркенд, Янги-гиссар, Кашгар, Ак-су, Куча и Карашар). Якуб-бек в дальнейшем расширил территорию своего владения за счет дунганского ханства и включил в состав Джеты-шаара также Куня-турфан, Урумчи и Манас".
   "Якуб-бек заботился о благоустройстве своей страны. При его управлении рыли новые оросительные каналы, расширившие посевную площадь дехкан, улучшали пути сообщения, строили мосты, поощрялась промышленная деятельность и торговля; караван-сараи, построенные при Якуб-беке из жженого кирпича, выделялись от остальных построек Кашгарии; при нем были построены, впервые в истории Кашгарии, общественные бани в городах, он ликвидировал старые сложные налоги и ввел единый налог.
   В создании и укреплении Джеты-шаара большую роль играли узбеки, принимавшие участие в управлении, в армии и в строительстве. Еще с древних времен жители бассейнов Тарима и Сыр-дарьи имели между собой тесные экономические связи, отсюда возникло и культурно-политическое единство. Узбеки в течение XIX в. не раз принимали участие в освободительной борьбе уйгуров против маньчжуро-китайского господства в Кашгарии. В силу этого появление Якуб-бека во главе Джеты-шаара вполне естественно.
   В 1876 г. маньчжуро-китайские войска, двигавшиеся из Внутреннего Китая, заняли большие дунганские владения в Синьцзяне (Гучин, Урумчи, Манас и затем Турфан). Якуб-бек готовился дать генеральное сражение маньчжурским войскам, когда последние перейдут границу Джеты-шаара".
   В мае 1877 г. Якуб-бек умер. Обстоятельства его смерти до сих пор не выяснены. В декабре того же года войска Китайской империи жестоко подавили восстание и реставрировали свою власть в Кашгарии. Одновременно были восстановлены преимущественные права кашгарских баев и духовенства, и народы Восточного Туркестана вновь очутились под двойным гнетом своих и чужеземных эксплоататоров.
   Сейчас трудящиеся Кашгарии под руководством коммунистической партии Китая принимают участие в общей борьбе всего китайского народа против своих поработителей.
   12. Нефрит является разностью минерала актинолита (лучистый камень). Название свое получил в древней Греции, где применялся для лечения почек (нефрит - болезнь почек).
   Нефрит представляет собой очень плотную, мелкокристаллическую массу спутанно-волокнистого строения; которое обусловливает его необычайную вязкость и механическую прочность; встречается различных, очень красивых оттенков - от зеленого до молочно-белого.
   В неолитическом веке нефрит имел большое значение как минерал для изготовления различных хозяйственных орудий и оружия. В настоящее время используется для этих же целей жителями Новой Зеландии.
   В странах Востока нефрит издавна играл особую роль культового камня. В Китае он известен под названием "священный Юй", в Иране - "иашм" (отсюда, повидимому, русское "яшма"), в Монголии и Туркестане - "каш". Из него вырезались ритуальные сосуды, фетиши, священные музыкальные инструменты, а также знаки отличия, монеты и художественные изделия. Главным центром добычи нефрита является Центральная Азия, область Кунь-луня.
   Название города Кашгар, по мнению советского исследователя Средней Азии и Монголии - Э. М. Мурзаева, происходит от слов "каш" - нефрит и "кар" - камень. (Этюды по топонимике Средней и Центральной Азии. Вопросы географии, No 9, 1949 г., стр. 175-177).
   13. Во время этой экскурсии К. И. Богданович сделал около 450 км по чрезвычайно сложным и малоизученным частям Западного Кунь-луня. В результате он установил, что главнейшая, черта орографии этой части Западного Кунь-луня заключается в "дугообразном прогнутии хребтов, простирание которых из NO-SW вВ осточной части пройденной местности изменяется в NW-SО в западной части. Такой двойственный характер орографии гор выразился в крайнем расчленении отдельных хребтов; часто невозможно определить простирание орографических гребней, так как горы в иных местах представляют группы пиков и вершин, уловить между которыми орографическую связь невозможно (горы к востоку от Тахта-карута)" {Труды Тибетской экспедиции, часть II, Геологические исследования в Восточном Туркестане. СПб., 1892, стр. 13-14.}.
   Этой чрезвычайной расчлененностью рельефа Богданович объясняет, между прочим, и факт, замеченный еще Пржевальским в другом районе Кунь-луня,- совершенное отсутствие у местных жителей определенных названий для гор. "Горы они (местные жители.- Я. М.), - пишет Богданович,- называют совершенно неопределенно или по имени протекающих рек (Пахту-таг, Чихшо-таг, Гусас-таг и т. д.), или по имени перевалов (Тахта-корум, Кулум-багла и т. д.) или даже по имени ближайших селений, причем зачастую для одного и того же хребта жители различных долин дают различные названия" {Труды Тибетской экспедиции, часть II, стр. 14.}.
   Пересечение нескольких снежных перевалов дало возможность К. И. Богдановичу определить высоту снеговой линии в этой части Кунь-луня, которую он указывает для северных склонов равной около 4 800 м, для южных - около 5 100 м. Одному из ледников, открытому вблизи перевала Кокелан на южном склоне хребта Раскем, Богданович присвоил имя Певцова.
   14. На современных картах упоминаемый отрог носит название хребта Тызнаф, (у Певцова - Тызнап) по одноименной реке, прорезающей его на северо-западе.
   Далее Певцов рисует чрезвычайную расчлененность склонов этого и других хребтов западного Кунь-луня, изрезанных множеством узких извилистых долин и сумрачных ущелий, и объясняет этот факт значительной абсолютной высотой поднятия гор Кунь-луня. Такой морфологический характер свойственен только долинам рек, для которых базисом эрозии служит озеро Лоб-нор, расположенное в наиболее пониженной части Таримской впадины. Долины рек, теряющих воды в песках подгорной полосы, не столь глубоки, хотя и прорезают хребты, имеющие не меньшие абсолютные высоты, чем те, с которых текут реки бассейна Лоб-нора.
   Здесь же следует сказать несколько слов о транскрипции самого названия Куньлунь. В книге мы сохранили принятое Певцовым в первом издании написание - Кун-лунь. На современных картах более всего распространено Куэнь-лунь, совершенно неоправданно взятое с западноевропейского Kwen-lun. Генетически правильной является транскрипция - Кунь-лунь с китайского  [] - Гунь-лунь-шань.
   15. Эта дорога на карте Певцова не обозначена.
   16. Позднейшие исследования других путешественняков доказали справедливость сведений, сообщаемых Певцовым о существовании в Такла-макане развалин древних городов. Причину гибели культурных поселений в ныне пустынных пространствах Центральной Азии некоторые географы (Е. Гетивгтон) пытались объяснить непрогрессивным усыханием, продолжающимся, по их мнению, и ныне. В настоящее время советские ученые-географы, и о первую очередь академик Л. С. Берг, опровергли эту неверную теорию.
   Развалины в Такла-макан принадлежат городам, которые были покинуты населением либо в результате войн, либо вследствие перемены рекой, питавшей эти оазисы, своего русла.
   Реки низменностей Центральной Азии при возникновении на их пути даже незначительных препятствий легко меняют свои русла, в связи с чем они и получили в науке название "блуждающих".
   17. H. M. Пржевальский, посетивший Хотанский оазис в 1885 г., определил количество его населения в 300 тыс. человек. Приведем здесь очень любопытные рассуждения путешественника, на основании которых он получил указанную и, очевидно, более правильную, чем у Певцова, цифру.
   "Площадь всего Хотанского оазиса от реки Кара-су на востоке до Зава-кургана на западе можно приблизительно положить до 600 кв. верст, следовательно около 60 тыс. наших десятин земли. Если из этого числа вычесть на пустыри и площади, занятые городами, то в остатке получится 50 тыс. десятин культивированной почвы. Теперь нужно знать, что население о описываемом оазисе скучено до крайности. Средний посев каждой семьи, кроме немногих богатых, туземцы определяли нам в 5 чарыков хлеба, т. е. менее нашей полудесятины (жатва двойная, урожай очень хороший); столько же можно положить на саклю и сад. По этому расчету круглым числом в Хотане приходится на семью не более как по одной десятине земли. Тогда на всей площади оазиса получим 50 тыс. семейств; к ним нужно прибавить (уменьшенные против показаний туземцев цифры) 5 тыс. семейств безземельных, живущих в работниках, и 10 тыс. семейств - приблизительное население трех городов. В общем итоге получится 65 тыс. семейств. Если же положить по 1 1/2 десятины земли на семью каждого земледельца, то выйдет немного более 33 тысяч семейств деревенского населения, а с прибавкой сюда же 15 тыс. семейств безземельных рабочих и населения городов - в итоге будем иметь 48 тыс. семейств. Взявши среднюю цифру из обоих выводов, получим 56 тыс. семейств. Теперь, если на каждую семью положить по шести душ, то окажется 336 тыс.; если же по пяти - тогда будет 280 тыс. Средняя из обоих цифр даст с небольшим 300 тыс. душ обоего пола - как наиболее вероятное (за неимением лучших данных) количество населения для всего Хотанского оазиса" {Н. М. Пржевальский. От Кяхты на истоки Желтой реки. Географгиз, М., 1948, стр. 303.}.
   Сам же Пржевальский указывает, что скученность населения и крайняя его бедность создали предпосылки для необычайной дешевизны рабочих рук в Хотанском оазисе. "Обыденная плата годовому рабочему на готовом содержании всего 32 теньги, т. е. 3 р. 20 к. на наши деньги; женщины же идут в работницы из-за куска хлеба и одежды. Продажа в рабство, как нам говорили, практикуется в довольно больших размерах. Покупают детей у бедных более достаточные из туземцев, кроме того приезжие купцы и китайцы".
   Большой скученностью населения в Хотанском оазисе объяснялся до некоторой степени и недостаток хлеба, о котором несколько раньше упоминает Певцов, всецело приписывая его значительному развитию кустарных промыслов.
   Здесь же нам хотелось бы привести из уже упоминавшейся ранее (комментарий 12) работы Э. М. Мурзаева объяснение происхождения самого названия "Хотан": "В основе топонима "хотан" лежит корень: хот, хат, кот, кат, что на многих индо-европейских языках значит или значило: жилище, дом, поселение, укрепление и т. д. Распространение этого термина удивительно, он встречается по всей Евразии от Атлантического океана до Тихого". (Вопросы географии, No 9, Географгиз, М., 1949, стр. 177-178).
   18. Народные предания Сиявуш-хану приписывают основание обширного города Ширистана, развалины которого находятся в песках близ Хотана, к северу от лянгера Бештупрак.
   19. Н. М. Пржевальский также пишет, что оазис Чира вообще славился своими садами, изобилующими фруктами, но что в нем "яблоков очень мало, нам говорили, что они худо растут при здешней жаре" ("От Кяхты на истоки Желтой реки", Географгиз, 1948 г. стр. 293).
   20. Это не совсем верно. Река Керия-дарья доносит свою воду километров на 150 в глубь Такла-макан, приблизительно до параллели хребта Мазар-таг. Далее на север, почти до самого Херима, в который Керия-дарья безусловно раньше впадала, прослеживается ее старое русло, ныне занесенное песками. Высыхание Керии-дарьи в низовьях происходило уже в исторический период из-за разбора воды на орошение в оазисах Керийской подгорной равнины. По долине Керии-дарьи проходит караванный путь из Керии в Кучу, обозначаемый и на современных картах.
   21. Певцов и его спутники видели хребет, открытый в 1885 году Пржевальским, который по праву первоисследователя дал этому хребту название "Русского". "Громадной белой полосой, - писал Пржевальский, - еще подновленной только что выпавшим снегом, тянулся названный хребет в направлении от востока-северо-востока к западу-юго-западу. Снеговые вершины и ледники местами выделялись среди этой белой массы. В особенности высоки были: прямо лежавшая на юг от Ой-туграка вершина (Люш-таг), а также две, пожалуй, не меньшие вершины, между ущельями рек Чижган и Туман. Затем по ущелью р. Пшкэ (Пишкэ) виднелась уже на плато Тибета высокая снеговая горная цепь, которая, как было выше говорено (на основании расспросных сведений), отделяется от западной окраины хребта Русского и уходит к юго-востоку на целый месяц пути" {Н. М. Пржевальский. От Кяхты на истоки Желтой реки, Географгиз, М., 1948, стр. 258.}.
   Здесь следует привести краткие сведения об общих чертах орографии всего западного Кунь-луня. Его многочисленные хребты распадаются на две системы, для которых советский геолог Н. А. Беляевский удачно предложил названия "Внешних" и "Внутренних" цепей Кунь-луня.
   Внешним цепям принадлежат хребты: Кинг-тау, Кунгур, Хендар (объединявшиеся названием Сары-кол), Лугачен, Карлык и Текелик-таг.
   Восточнее меридиана Чира система Внешних цепей, постепенно погружаясь, полностью выполаживается, переходя в непосредственна примыкающую к подножию Внутренних цепей Кунь-луня, так называемую Карийскую подгорную равнину.
   К Внутренним цепям Кунь-луня, отделенным от Внешних полосой значительных межгорных понижений, относятся хребты Мустаг-ата (объединявшиеся ранее также в систему Сары-кола), Таш-курган, Раскем, Карангу-таг, Мустаг и хребет Русский. Новейшие взгляды на орографию Западного Кунь-луня изложены в статье Н. А. Беляевского - К орографии и геоморфологии горных областей Западного Кунь-луня. "Известия Всесоюзного Географического общества", т. 80, вып. 3, 1948.
   22. Оазис Ой-тограк орошается рекой Ачан, берущей начало в хребте Люш-таг. В предгорьях этого хребта расположено значительное количество поселений, которые разбирают воду греки Ачан, иссякающей в результате этого уже в песках южной части Керийской предгорной равнины. Только в периоды таяния снегов и горах и во время сильных дождей Ачан доносит воду до своего обычно сухого русла в оазисе Ой-тограк.
   23. Некоторые дополнительные сведения о растительном и животном мире в районе Кара-сай находим мы в письме В. И. Роборовского Совету Русского Географического общества (Известия РГО, т. XXVI, стр. 75-76), в котором он перечисляет следующие оиды растительности: полынь (излюбленная пища баранов), густоветвистый кустарник белолозника, пижму, спаржу, дерисун (чий), ковыль (уже почти выеденный баранами), плевел, карагану и тамариск.
   Из птиц Роборовский называет синичку, завирушку, сойку, бульдуруков, ворон и царей этого крылатого мира - огромных грифов (размах крыльев около 3 метров).
   По склонам гор, сообщает Роборовский, живет в норах множество грызунов, лисиц и зайцев.
   24. Здесь необходимо отметить, что весьма сложный в орографическом отношении Восточный Кунь-лунь до сих пор еще плохо изучен. В частности недостаточно выяснена маловероятная орографическая связь хребта Русского и Алтын-тага. Поэтому правильнее будет говорить, что река Талан-ходжа своей долиной прорывает хребет Русский, а не Алтын-таг, как об этом пишет Певцов.
   25. В. И. Роборовский в уже упоминавшемся нами письме Совету Географического общества (комментарий 23) приводит интересное описание этой экскурсии, которое заканчивает следующим выводом:
   "Эта наша поездка выяснила, что подняться в Тибетское нагорье, через окраинный Русский хребет, с нашим караваном вполне возможно. Движение в глубь страны должно быть совершаемо после новых и частых разведок местности, потому что вряд ли мы найдем проводника, хорошо знающего далекие местности, необитаемые людьми".
   26. Несмотря на плодородие почвы и дважды в течение года снимаемые урожаи, большинство населения кашгарских оазисов жило в страшной бедности. Жалкий клочок земли, среднюю величину которого правильно указывает Певцов, не мог прокормить кашгарца-крестьянина, который к тому же облагался множеством различных налогов и поборов.
   "К столь незавидной доли туземцев (скудость размеров земельных участков.- Я. М.) - пишет Пржевальский, - следует еще прибавить полную деспотию всех власть имущих, огромные подати, зксплоатацию кулаков, притеснения китайцев, - чтобы понять, как несладко существование большей части жителей оазисов, даже среди сплошных садов их родного уголка" {"От Кяхты на истоки Желтой реки", Географгиз, М., 1948, стр. 254.}.
   27. Прекрасное описание общей картины арычной системы орошения кашгареких оазисов дает Пржевальский на страницах отчетного труда о четвертой экспедиции в Центральную Азию:
   "Неутолимая нужда заставила туземцев до крайности изощряться в проведении оросительных каналов (арыков), которые, разветвляясь, словно вены и артерии в животном организме, оплодотворяют каждый клочок обрабатываемой земли. Удивительным для непривычного глаза образом перекрещиваются и распределяются эти арыки по оазису: они то текут рядом, только на разной высоте, то пробегают по деревянным желобам один над другим, то, наконец, струятся по тем же желобам через плоские крыши саклей. Всюду вода приносит здесь с собой жизнь - она не только поит почву, но и оплодотворяет ее лёссовым илом".
   "В каждую саклю, в каждый садик и огород, мало того, к каждому большому дереву, если только оно стоит в стороне, всюду проведены арыки, то запирающиеся, то отворяющиеся для воды, смотря по надобности" {Там же, стр. 253.}.
   28. О летних дождях в Керийском оазисе подробно пишет Пржевальский в своей книге "От Кяхты на истоки Желтой реки". На основании личных наблюдений и рассказов местных жителей он отмечает, что ежегодно с июня и до середины, а в некоторые годы и до конца августа и этих местах идут дожди, иногда по целым суткам без перерыва. Пытаясь дать объяснение этому явлению, Пржевальский приписывал его летнему юго-западному муссону, который, по его мнению, приносит с Индийского океана атмосферную влагу, выпадающую в предгорьях в виде дождя, а о горах в виде снега.
   А. И. Воейков, обработавший метеорологические наблюдения Пржевальского, в своей статье "О климате Центральной Азии" дал этому явлению иное объяснение.
   "Я думаю, - пишет Воейков, - что дело объясняется тем, что не только мы не имеем здесь летнего Индийского муссона, но даже и пары, сгущающиеся в летние дожди, принесены не из Индии, а местного происхождения, т. е. происходят от испарений и орошенных полей и тограковых (тополевых) лесов нагорья. Широкий пояс этих лесов, питаемых подпочвенными водами с соседних гор, опоясывает центральную пустыню Такла-макан (ссылка на отчет о Тибетской экспедиции Певцова и Богдановича. - Я. М.). Тополь, как известно, требует много воды, т. е. и испаряется ее много, особенно в таком сухом и жарком воздухе, какой бывает здесь летом. Орошенные поля также испаряют немало воды, особенно рисовые. Пары с равнины приносятся северными ветрами к горам и поднимаются по склонам гор, частью под влиянием гор, частью диффузией, охлаждаются и доходят до точки насыщения" {А. И. Воейков. Цит. соч., стр. 276.}.
   29. Из-за примитивности сельскохозяйственных орудий обработка земли о Кашгарии была необычайно трудной. Но кашгарцы-крестьяне, чтобы возместить качеством урожая скудость посевной площади, с величайшей тщательностью возделывают свои поля и сады. Пржевальский отмечал, что в южных оазисах Кашгарии "обработка полей, не говоря про сады и огороды, превосходная. Земля разрыхлена так, что в ней нет ни малейшего комочка; притом все поле выделано небольшими грядками, на которых сеется зерно, а бороздки заполняются водой" ("От Кяхты на истоки Желтой реки", Географгиз, М., 1948 г., стр. 253).
   30. Помимо кустарных производств, перечисленных Певцовым, в Кашгарии получило большое развитие тканье ковров. в этой отрасли исключительных размеров достигла эксплоатация дешевого детского труда. Приносящее большие доходы ковровое производство, как правило, находилось в руках иностранного капитала.
   31. Тут следует заметить, что во времена Певцова, наряду с чиновниками и купцами Китайской империи, основным и наиболее жестоким эксплоататором кашгарского народа являлся помещик-феодал-бай, имевший неограниченную власть благодаря своему сану князя, хана, вана, хаджи или бека. Помимо светских феодалов огромную роль играли феодалы духовные. Монастыри являлись главнейшим органом ростовщической эксплоатации кашгарского крестьянина и мелкого кустаря-промышленника, постоянно находившихся в экономической кабале у своего духовенства.
   32. Река Ния-дарья имеет питание не ключевое, как пишет Певцов, а снежно-дождевое. Она берет начало в обширных ледниках Русского хребта и наибольшее количество воды несет летом, достигая в районе оазиса 60-70 м ширины. В период пересыхания ее русла жители оазиса пользуются водой из колодцев и специально устроенных прудов (бостан).
   33. Пржевальский приводит другие и, повидимому, более верные цифры. Он указывает, что Ниинский оазис насчитывает 1 000-1 200 дворов и 5-6 тысяч населения ("От Кяхты на истоки Желтой реки", стр. 251).
   34. В горах Каранту-таг К. И. Богданович наблюдал в середине февраля интересное явление, с которым он позже познакомился также и в хребте Русском. В глубоких и сравнительно низких долинах Пише (река Чичиклик-су) и Юрун-каша ежедневно стоял густой туман, сопровождаемый сильным морозом (в Пише 15 февраля в 7 часов утра -19°Ц), в то время как на высоких альпийских лугах Карангу-тага и Текелик-тага не было тумана, и яркое солнце пригревало землю, играя на блестящих снеговых вершинах Кунь-луня. Этим своеобразным явлением объясняется, между прочим, и то, что пастушеское население живет круглый год в горах на высоте от 3 000 до 3 800 м, где глубокого снега почти никогда не бывает. Восточнее, в Керийском хребте, в котором нет таких обширных продольных долин, как между Текелик-тагом и Карангу-тагом (или подобных в Русском хребте долинам Сарык-туса и Кютель-дарьи), альпийские луга зимой покрываются глубоким снегом, и жителя на это время года опускаются до высоты 2-2,5 тысяч метров к подножью гор или в узкие защищенные от ветра долины.
   Маршрут Роборовского по долине Черчен-дарьи сомкнул в урочище Казюк-кактыр съемку Певцова со съемкой 1884 года Пржевальского. Подробное описание этой экскурсии приводится в III части Трудов Тибетской экспедиции (Экскурсии в сторону от путей Тибетской экспедиции, СПб., 1896 г., стр. 1).
   35. Б. Л. Громбчевский, обследовавший наиболее западную часть Кунь-луня, маршрутом в Нию топографически соединил и увязал свои съемки со съемками Певцова. Кроме того, как пишет сам Громбчевский, "М. В. Певцов взял на себя труд выверить все мои инструменты и хронометры и занес соответствующие поправки в дневники. Я же пристроился к астрономическому пункту Тибетской экспедиции в Нии и Керии, вследствие чего мои работы получили большую устойчивость" {Известия РГО, т. XXVI. Вести из экспедиции Б. Л. Громбчевского, стр. 330.}.
   36. Сведения, сообщаемые Певцовым о том, что кабаны, якобы, похищают ягнят из ниинских стад, мало правдоподобны и явились, повидимому, результатом недоразумения. Возможно Певцов, не знавший языка, был введен в заблуждение неумелым переводчиком.
   37. Сунна (по-арабски - предание, обычай) - собрание мусульманских хадисов (рассказов, повествований), в которых главным действующим лицом являлся пророк Мухамет. В течение двух веков (с начала VIII и до начала X века) сунна накопила массу противоречивого по своему содержанию материала. Вследствие этого мусульманские богословы предприняли попытку систематизировать и объединить материалы сунны в сборники. Таким образом было составлено шесть сборников, представляющих канонические "шесть книг" сунны.
   38. Река Толан-ходжа берет начало о ледниках, расположенных о южной части Русского хребта, однако, в ее питании играют также значительную роль грунтовые воды и атмосферные осадки.
   39. Н. М. Пржевальский пересек Толан-ходжу в 1885 году в том месте, где она вступает в область предгорной полосы. Вот как он описывает ее долину:
   "Река Толан-ходжа там, где мы ее перешли, течет на абсолютной высоте 8 400 футов по ущелью, врезанному в почву на глубину от 800 до 1 тыс. футов. Спуск и подъем сюда круты и очень трудны для верблюдов. Внизу описываемое ущелье представляет почти совершенно бесплодную равнину не более как 10-20 сажен шириной. Бока ее обставлены отвесными конгломератовыми стенами от 150 до 200 футов высотой. Местами эта расщелина суживается даже на 3-5 сажен, так что рака течет совершенным коридором. Своими размерами река Толан-ходжа, как мы ее видели (1 1/2 - 2 сажени ширины и 1 фут глубины), меньше не только Кара-мурана и Мольджи, но даже соседней реки Бостан-туграк" {"От Кяхты на истоки Желтой реки", Географгиз, М., 1948 г., стр. 248.}.
   40. К. И. Богданович как в этом, так и в других маршрутах значительное внимание уделял обследованию куньлунских месторождений и приисков.
   Помимо описаний, содержащих огромной ценности географические и особенно геологические материалы, многие строки его труда посвящены жизни и быту приисковых рабочих. В частности, описывая прииски, посещенные им во время этой экскурсии, он, с чувством искренней горечи и возмущения рассказывает о бесчеловечной эксплоатации, которой подвергались работающие на приисках кашгарцы со стороны богатеев-баев и чиновников китайского императора.
   "Здесь, - замечает Богданович,-повторяется та же старая, как свет, история, что золото обогащает только единицы, тысячи губя. На прииски идут лишь те, у которых хозяйство уже пошатнулось. Весь строй экономической, а отчасти и государственной жизни в Кашгарии сложился так, что это поистине страна кулаков, так называемых здесь баев".
   "Неутешительна,- пишет он несколько дальше,- картина экономического положения не только приискового люда, но и всей Кашгарии; причины эти кроются, однако, не в природе вещей, а во временных условиях жизни".
   Заканчивает зту часть описания Богданович словами: "я глубоко убежден, что придет время, когда и золотоносность Куэнь-луня сделается источником благосостояния многих тысяч людей" {Труды Тибетской экспедиции, часть II, стр. 28-29.}.
   41. Б. Л. Громбчевский сделал подробное, очень интересное описание горцев Западного Кунь-луня, где, между прочим, указывал, что во всей Кашгарии насчитывается до 2 000 дворов таглыков {Письмо Б. Л. Громбчевского Совету РГО от 10 декабря 1889 года. Известия" Русского Географического общества, т. XXVI.}.
   42. Объяснение, данное Певцовым происхождению дневных прохладных ветров из Такла-макан совершенно правильно и подтверждается позднейшими исследованиями. В современной науке такие ветры называются "компенсационными".
   43. Вот как описывает Роборовокий эти суровые места северной окраины Тибетского нагорья:
   "В тех местах этой нагорной пустыни, которые имеют мягкую почву, в земле часто встречались глубокие трещины, происшедшие, по всей вероятности, от жестоких зимних морозов. Из растений встречается только один жалкий приземистый белолозник, да и то очень редко. Даже лишаев мы не находили. В описываемой пустыне, судя по совершенному отсутствию разливов, выпадает круглый год снег, а дождя, по всей вероятности, никогда не бывает. Во время нашего тут пребывания снег шел ежедневно, но быстро исчезал от действия постоянных сухих ветров. Источников и озер мы не встречали и, кроме двух речек, не видали проточных вод. В некоторых впадинах замечались, однако, мокрые места, покрытые редким приземистым белолозником, где грунтовые воды, должно быть, находятся на незначительной глубине" {Труды Тибетской экспедиции, часть III, стр. 41.}.
   44. Интересно отметить, что Богданович считал единственно возможным способом проникновения в глубь Тибета от Сарык-туза или от озера Даши-куль движение вовсе без вьючных животных, пешком. "Подвижность такого нашего каравана,- заключает Богданович, - легкость и портативность его снаряжения составляют первое условие для успешности выполнения такой задачи пересечения Северо-западного Тибета" {Там же, часть II, стр. 34.}.
   45. Н. М. Пржевальский пишет, что во время его посещения прииска Копа на нем работало около 500 рабочих, значительная часть которых - была принудительно назначена туда из жителей соседних оазисов за неуплату податей (От Кяхты на истоки Желтой реки, стр. 246).
   46. Местное название этого хребта Арка-таг, т. е. "задние горы". Пржевальский в своих трудах писал Акка-таг. Поэтому в старых изданиях можно встретить оба названия. На наших современных картах принято для этого высочайшего в Куньлуне хребта единое название - хребет Пржевальского.
   47. Интересное предположение о (происхождении слова "Лоб" высказывает Э. М. Мурзаев. Он пишет, что оно, видимо, "дотюркского (индо-европейского происхождения. Известно, что древним населением Кашгарии были согдайцы, народ, говорящий на языке иранской группы. Лоб можно сравнить с такими географическими названиями, как река Лаба на Северном Кавказе, река Лаба (Эльба) в Европе, река Лобва Свердловской области, Лопасна, Лобжа (бассейн Днепра) и т. д. Названия эти уходят в далекое прошлое. Академик А. Соболевский, разбирая часто встречающиеся на Руси географические названия, включающие слова: лоб, лоп, люб, лаб,- отмечает, что они связаны с древним "alb", что значит белый, ср. латинский "albus".
   "При вашем объяснении названия Лоб-нор будет тем более интересно вспомнить, что алтайские староверы в поисках страны "Беловодья" ушли на Лоб-нор, а Иван Петляев, первый русский, посетивший Китай и прошедший через Монголию в 1618 г., говорит о Лабинском государстве, лежащем на юг от страны монгольской" {Н. М. Пржевальский. От Кульджи за Тянь-шань и на Лоб-нор, Географгиз, М., 1947, комментарии, стр. 145.}.
   48. Лоб-нор представляет собой редкий на земном шаре пример "кочующего" озера. Его размеры и очертания изменяются в зависимости от направления течения питающих его рек: Тарима, Ковче-дарьи и Черчен-дарьи.
   Открытие в 1887 году этого озера H. M. Пржевальским вызвало оживленную полемику, которая продолжалась в течение многих лет и после смерти путешественника.
   Крупный авторитет того времени в вопросах геологии и географии Центральной Азии, известный знаток Китая Ф. Рихтгофен полагал, что Пржевальский открыл какое-то другое озеро, которое лишь по ошибке принял за Лоб-нор. Он основывал свое мнение на китайской географической литературе и картах, которые показывали это озеро расположенным значительно севернее и утверждали, что оно имеет соленую воду, а не пресную, как об этом сообщал Пржевальский.
   Последующие обстоятельные исследования ряда русских и иностранных ученых доказали правильность утверждения Пржевальского, но они также подтвердили правильность китайских карт. Действительно, в свое время озеро Лоб-нор находилось севернее, т. е. там, где его показывали старые китайские карты. Изменение гидрографической сети Таримской впадины повлекло за собой перемещение Лоб-нора на юг в то место, где оно было открыло Пржевальским. Совсем недавно, в 1923 году, Конче-дарья возвратилась в свое старое, расположенное значительно севернее, русло. Вследствие этого Тарим, питающий своими водами о. Лоб-нор, лишился в нижнем течении значительного притока, и озеро стало постепенно превращаться в солончаки и болота, сохранившие лишь небольшие окна чистой воды. Но в тех местах, куда устремила теперь свои воды Конче-дарья, пустыня снова пробудилась к жизни. Безжизненные во времена Пржевальского берега древнего русла этой реки снова покрываются растительностью, вместе с которой появляются птицы, животные и новые поселения человека.
   49. Сведения о пребывании сибирских староверов в Западном Китае сообщает также Н. М. Пржевальский в своих отчетах о втором и четвертом путешествиях в Центральную Азию {"От Кульджи за Тянь-шань и на Лоб-нор", Географгиз, М., 1947, стр. 57-58 и "От Кяхты на истоки Желтой реки", Географгиз, М., 1948, стр. 201-202.} и Г. Е. Грумм-Гржимайло в труде "Описание путешествия в Западный Китай", СПб., 1907 г., стр. 433-439, где он приводит почти дословную запись рассказа участника похода русских крестьян 1860 года Ассана Емельянова Зырянова.
   "Если принять во внимание, - справедливо замечает Г. Е. Грумм-Гржимайло,- что староверы проникли на Лоб-дар и в Северный Тибет задолго до экспедиции в те же страны Н. М. Пржевальского, притом прошли туда путями в до сего времени остающимися частью неисследованными, то нельзя не признать за рассказом Зырянова, даже в том виде, как он записан Киселевым, значения важного географического документа" {Г. Е. Грумм-Гржимайло. Описание путешествия в Западный Китай, СПб., 1907, стр. 437.}.
   50. Как мы уже упоминали во вступительном очерке к этой книге (стр. 32), в 1883 году Русским Географическим обществом была снаряжена экспедиция под начальством В. И. Роборовского, которая обследовала Турфанскую впадину и установила в ней метеорологическую станцию. По измерениям В. И. Роборовекого наиболее пониженное место этой впадины занимает озеро Боджанте, лежащее на 130 м ниже уровня океана. Некоторые современные карты указывают для самой пониженной части Турфанской котловины отметку -298, что безусловно является неправильным. Новейшие определения абсолютной высоты Турфанской впадины дают наиболее точную отметку наинизшей точки ее дна равную -154 м.
   51. Интересно отметить, что еще в отчете о своем первом путешествии в 1876 г. Певцов писал: "Кумирня или монастырь Матэня, кроме своего религиозного значения, служит средоточием путей, и поэтому представляет самый оживленный пункт в этой части китайских владений" {Путевые очерки Джунгарии. Записки Западно-Сибирского отдела Русского Географического общества, кн. 1, Омск, 1879 г.}.
   Запустение буддийской, кумирни Матэня, на которое в этой книге указывает Певцов, явилось одним из следствий китайской колонизации, которая была направлена преимущественно в новые районы северного Синьцзяна и вызвала массовый уход его основного кочевого населения на юг в горы.
   52. Здесь Певцов снова повторяет свою ошибку 1876 г., когда он описал мнимый горный "узел", будто бы связывающий Саур с Тарбагатаем. Подробнее об этом см. во вступительном очерке (стр. 15).
  

СПИСОК ЛАТИНСКИХ И РУССКИХ НАЗВАНИЙ ЖИВОТНЫХ И РАСТЕНИЙ

Животные

   Aspiorrhynchus Przewalskii
   так же
  
   Casarca rutila
   Taborna ferruginea
   красная утка
   Dafila acuta
   Anas acuta
   шилохвост
   Dyptychus
   так же
   осман
   Dipus s p.
   так же
   тушканчик
   Cazella subguturosa
   так же
   степная антилопа
   Lagomys ladacensis
   Ochotonaa ladacensis
   ладакская пищуха
   Megalorerdix himalayanus
   Petraogallus himalayensis
   гималайский улар
   Nemachilus jarcandesis
   так же
   голец
   Nemachilus bombifrons
   так же
   голец
   Ovis Polii
   Ovis ammon
   горный баран, архар
   Pantholbpus Hodgsoni
   так же
   антилопа-оронго
   Planorbis sybiricus
   так же
  
   Pseudois nachoor
   так же
   куку-яман
   Schizothorax
   так же
   маринка
   Schizothorax Biddulphii
   так же
   маринка
   Tropidonotus hydrus
   Natrix tessellata
   водяной уж
  

Растения

   Apocynum venetum
   A. lancifolium
   кендырь ланцетолистный
   Apocynum pictum
   так же
   кендырь расписной
   Artemicia sp.
   так же
   полынь
   Carex sp.
   так же
   осока ]
   Caragana sp.
   так же
   карагана
   Clematis orientalis
   так же
   ломонос восточный
   Elaeagnus sp.
   так же
   джигда
   Eurotria sp.

Другие авторы
  • Крестовский Всеволод Владимирович
  • Шрейтерфельд Николай Николаевич
  • Алданов Марк Александрович
  • Опочинин Евгений Николаевич
  • Фольбаум Николай Александрович
  • Лонгфелло Генри Уодсворт
  • Аггеев Константин, свящ.
  • Вовчок Марко
  • Хвостов Дмитрий Иванович
  • Вульф Алексей Николаевич
  • Другие произведения
  • Розанов Василий Васильевич - Письмо к Л.Н.Толстому
  • Писарев Дмитрий Иванович - Очерки из истории труда
  • Стороженко Николай Ильич - Стороженко Н. И.: биографическая справка
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Бедный батрак на мельнице и кошечка
  • Соловьев Владимир Сергеевич - Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории...
  • Аксаков Николай Петрович - Людвиг Кондратович (Вл. Сырокомля)
  • Григорьев Аполлон Александрович - Григорьев А. А.: биобиблиографическая справка
  • Стивенсон Роберт Льюис - Похищенный
  • Коцебу Август - Август Коцебу: биографическая справка
  • Стендаль - Чрезмерная благосклонность губительна
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 536 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа