Главная » Книги

Случевский Константин Константинович - Поездки по Северу России в 1885-1886 годах, Страница 11

Случевский Константин Константинович - Поездки по Северу России в 1885-1886 годах


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

йных литий бренные останки их одеты новыми пеленами. Прототипом для восстановления всех комаров послужила гробница епископа Луки, сохранившаяся вполне, так как она была заложена наглухо в очень давнее время: это белокаменный гроб о двух скатах крыши под невысокою полукруглою арочкой в стене; такие гробы глядят на вас отовсюду, словно белые очи из-под полукруглой арки и надписи, означающейся темною бровью. Мрачности в этом царстве смерти нет никакой. Да и откуда взяться ей, этой мрачности, когда перед вами всплывают одни за другими такие внушительные, полные блеска воспоминания, как огненная жертва великокняжеской семьи 1237 года? Вот она.

 []

   Татары исполосовали Россию. Многострадальнее всех был именно Владимир, потому что в те дни это был город великокняжеский, первопрестольный город, почти первый по пути татар, город устроенный, богатый, с храмами, полными сокровищ, "яко тогда знаменитейший и столичный великих князей град", где восходили они на княжение (преимущество, перенесенное впоследствии в Москву). Собор был так богат, что паникадилам и сосудам золотым и серебряным не было числа; без числа были и порты, шитые золотом и жемчугом; по словам летописи, "яже вешали на праздник в две верви, от Золотых Ворот до владычних сений, в две же верви чюдных".
   Поручив защиту Владимира двум сыновьям своим и покинув семью, благоверный князь Георгий с племянниками стал станом на берегах реки Сити, собирая войско против татар. Батый тем временем взял Владимир и пожег и порубил его. Нетронутым оставался только собор. Тяжелые двери его были заперты, и долго должны были ломиться в них татары. Весь помост собора был полон людьми, запершимися в нем, пред образом Владимирской Божией Матери, тогда еще не перенесенным в Москву (святая икона эта была писана самим евангелистом Лукой и перенесена в Москву только в 1395 году: на месте ее имеется теперь точная, старинная копия). Виднелись тут, на помосте, бояре и боярыни, народ, старцы и дети, и много их было, и все молились под страшные звуки ломившихся в двери татар. А наверху, на всходных палатах, пребывала великая княгиня Агафья со своею дочерью, снохами и внучатами, большая великокняжеская семья, в трех поколениях, окруженная боярскими женами. Тут же находился епископ Митрофан. Под неустанный грохот в дверях соборных, под стенания коленопреклоненной на помосте церковном толпы, облекал Святитель великокняжескую семью в монашеский образ, в схиму, и приобщал Святых Тайн.
   Когда двери соборные уступили наконец усилиям татар и все, находившееся на помосте церковном, было посечено и истерзано, а сокровища разграблены, заметили татары и великокняжескую семью, находившуюся высоко, на палатах. К ним вел потайной ход; там, думалось татарам, имеются главные сокровища. Ласки и угрозы не открывали им хода наверх. Тогда натаскан был в храм хворост и зажжен, и все погибло в пламени, все - кроме иконы Божией Матери... На берегах Сити тем временем сложил свою венчанную голову и великий князь Георгий.
   Духовное, невидимое присутствие этой огненной жертвы ясно сознавалось нами в живом рассказе преосвященного Феогноста, обводившего Их Высочества по собору и указывавшего место палат. В белых комарах почивали кругом вещественные доказательства былого - многострадальные мощи.
   И много, много было таких страданий во Владимирском соборе. Вот еще одно. В 1485 году, уже на самом исходе татарского ига, Владимир был взят ордынским царевичем Талычем; нижегородский боярин, изменник Карамышев, тайно провел их окрестными лесами. В городе, по словам летописи, не было даже наместника, и он был взят и разграблен. Соборному ключарю, священнику Патрикию, поручены были сокровища храма; он скрыл их, и не узнали татары, где они, несмотря на то что палили священника огнем, забивали ему под ногти спицы, сдирали кожу и, продев насквозь его веревку, влачили, привязав к конскому хвосту, по городу. Замучен был Патрикий, но не выдал достояния церковного; тело его почивает на границе Рязанской и Владимирской губерний, на озере Святи. Как не перенести его в собор? - ведь это его достояние! Кажется, что это следовало бы сделать непременно.
   Сколько видел собор Владимирский венчаний на великое княжение! Сколько раз оглашался он звуками свадебных и похоронных песен духовных! Еще недавно, в 1884 году, видел собор одну из чрезвычайно редких, высокохудожественных служб церковных. Когда окончено было возобновление его, то мощи трех святых великих князей, Георгия, Андрея и Глеба, перенесенные на два с половиною года в Георгиевский собор, возвращались в свое заветное обиталище. Это было 3 ноября. В глубокую зиму веяло тогда над Владимиром вечною весной православия, когда, покачиваясь на плечах тех людей, между которыми, нет сомнения, в тяжелую годину могут проявиться и проявятся отцы Патрикии, богатые раки святых, одна за другою, втянулись в собор и заняли свои места. Налево от входа между столбов почивает Андрей Боголюбский; направо против него - Георгий; подле алтаря с правой стороны - Глеб.
   И как спокойно светел, как одухотворен воссозданный собор. А ведь было же это когда-то, и не раз, что среди него, опустевшего и ограбленного, птицы вили свои гнезда и гулял ветер. Таким был он еще в начале XVIII века, ко времени открытия мощей Андрея и Глеба. Теперь это одна из внушительнейших святынь земли Русской. Нужны не дни, а недели, чтобы подробно ознакомиться с собором, с его вещественными сокровищами, с его историческим и легендарным богатством. Как красиво предание о том, что при Иоанне Васильевиче, во время нашествия Девлет-Гирея, благоверные князья поднимались из гробов своих и уносились на брань на снеговидных конях. Очень любопытны стихи на гробницах княжеских; те, что читаются над Георгием и Андреем, согласно преданию, сочинены императрицей Екатериной II; над гробницей епископа Платона, умершего в 1757 году, читается очень длинное стихотворение и - что очень редко, пример едва ли не единственный, - акростих очень хитростного сложения, первые буквы строк которого, вперемежку чрез строку, изображают слова: "преосвященный епископ Платон". Как умилительно хорошо письмо этого Платона императрице Елизавете Петровне, писанное в 1753 году, о "переоблачении" мощей великокняжеских в новые одеяния, в "белые пристойные хитоны", в великокняжеские порфиры парчовые, обшитые вместо горностая "подобным бархатом"; как под святые главы мощей положены были три золотого глазета подушки; "да на главы же и лица их, свято почивающие, сделаны из белого шелкового флиору три капи: на нетленные же руце с таково же флиору також и на нос сделаны пристойные кап турки". Мы видели эти "флиоры капи" и "кап турки" и приложились к бережно одетым мощам. Прежние одеяния их, темные лоскуты, разложенные по белому полотну, были тоже представлены Их Высочествам. К этому времени яркие лучи осеннего солнца, осилив непогоду, глянули во всю силу свою сквозь многие окна стен и куполов, и ветхий деньми собор, играя всеми красками живописи, всеми оглавиями бессчетных ликов и матовыми отблесками беломраморных гробниц, благолепно окружал нас и нависал над нами в молчаливом, но сознательном величии.
   Следует сказать, что возобновленному собору посчастливилось и тем, что в среде его духовенства нашелся и хороший описатель - это протоиерей Виноградов; благодаря ясным и мастерским указаниям его, в "Истории Владимирского кафедрального собора" можно легко разобраться с тем обильным историческим и археологическим материалом, который присущ собору. Если бы все наши главные святыни обладали такими описателями, путешествующий был бы счастлив и вразумлен.
   Заметим в заключение, что день приема Их Высочеств, 26 августа, совпал со днем празднества одной из двух священнейших икон собора.
   После окончания осмотра собора Их Высочества посетили начальную ремесленную школу, находящуюся под покровительством Государыни Императрицы, земскую гимназию, дом дворянства и находящееся в нем дворянское училище. Зал дворянского дома в два света очень хорош. Портрет Государя Императора окружен бронзовыми гербами уездов Владимирской губернии; некоторые из них типичны: на Ковровском гербе - векша грызет орешки; в гербе Шуйского уезда виден правильный параллелепипед, и на нем буквы Ш. М., что означает "шуйское мыло".
   Ровно в час пополудни, после завтрака на вокзале, Их Высочества направились дальше к Москве, причем была сделана еще одна непродолжительная остановка в Павлове, согласно просьбе местных жителей, заявленной еще в Нижнем. Павлово - это тоже один из центров кустарей, и просьба их об остановке была вполне естественна. Народу было столько, что трудно было двинуть поезд; мальчишки, не находившие себе места в плотной толпе взрослых, то и дело шмыгали под вагонами.
   27-го утром Их Высочества высадились в Колпине. Великая Княгиня направилась в Царское Село, а Великий Князь проследовал немедленно в Усть-Ижорский саперный лагерь.
  

Усть-Ижорский лагерь

Возникновение лагеря. Прибытие Великого Князя. Взрывы горнов. Огонь боевыми зарядами. Работы по инженерной атаке. Крепостной маневр. Искусственные препятствия. Наводка моста. Подводные мины. Каменометы. Отъезд в Царское Село.

  
   То место, на котором теперь на берегу Невы, в 25 верстах от Петербурга, раскинут Усть-Ижорский саперный лагерь, представляло восемнадцать лет тому назад пустырь с чахлою травкою, влачившею свое жалкое существование между бессчетных ям, из которых на соседние кирпичные заводы вынуты были массы глины и песку. Значительная часть этого песка, преобразившись в кирпичи, пошла на постройки в Петербурге, на новые дома и надбавки этажей, которые за последнее двадцатилетие сделали многие улицы столицы неузнаваемыми. Место это принадлежало графу Шувалову и только очень недавно уступлено в собственность военному ведомству. Когда решено было перевести саперный лагерь из Петергофа, с Бабьих Гон, где он издавна находился, выбрано было под новый лагерь именно это место, представлявшее много удобств для артиллерийской стрельбы и саперных работ.
   Семнадцать лет стоят тут саперы, и места этого не узнать, как не узнать окрестностей Красного Села и Дудергофа. Между правильно разбитых садиков и насаженных аллей белеют постоянные барачные постройки, а на летнее время разбиваются палатки. Утром видны тут молчаливые саперные работы и слышится могучая пальба артиллерийских орудий и взрывы, а вечером - наша беззаветная солдатская песня. Барабан призывает на молитву утром, призывает вечером, и все это с такою же точностью, с какою восходит и заходит солнце.
   Особенно характерно подъезжать к лагерю не от Невы, на берегу которой он раскинут, но с которой не виден, а от Колпинской станции железной дороги, т. е. именно тем путем, которым проследовал Великий Князь Главнокомандующий утром 27 августа. Здесь вправо от дороги поднимаются разные крепостные и полевые укрепления, а влево, подле самого лагеря, будто красивенькие игрушки, но в натуральную величину, теснясь одни к другим, виднеются бесчисленные и разнообразные, всевозможные военные работы сапер: бараки, избы, мосты, печки, сапы, изгороди, плетни, траншеи, блиндажи и многое другое. Правильность этих работ может поспорить только с серьезностью того значения, которое могут они иметь в применении к военному времени. Сколько жизней поддержат и спасут они, сколько фатальных неприятностей нанесут неприятелю? А в чем же, как не в этом, значение саперного дела, которое за последнее время выдвигается вперед все более и более. Войска, как учит современная тактика, находятся в военное время только в трех положениях: в движении, в бою или на отдыхе, и во всех трех инженерное искусство является в качестве радетеля о других родах войск, о своих собратьях. В этом служении собратьям, не говоря о значении для неприятеля, сказывается, если можно так выразиться, особенная симпатичность военно-инженерного дела.
   К приезду Великого Князя собраны были близ шоссе, ведущего из лагеря в Колпино, у артиллерийского полигона, три саперные батальона 1-й саперной бригады. Здесь же ожидали Его Высочество: начальник лагеря и командир лейб-гвардии саперного батальона флигель-адъютант полковник Случевский и другие начальствующие лица. Почетный караул, рота Его Величества лейб-гвардии саперного батальона со знаменем и хором музыки, поставлен был на самом шоссе. Выйдя из коляски, Августейший Главнокомандующий принял рапорт начальника лагеря, обошел почетный караул, а затем прошел вдоль фронта саперных батальонов, милостиво здороваясь с каждым из них отдельно. Обойдя батальоны, Его Высочество возвратился к почетному караулу, пропустил его церемониальным маршем, а затем подошел к выстроенному близ полигона взводу роты офицерской стрелковой школы и тоже поздоровался с ним. Остальные войска Усть-Ижорского лагеря находились во время прибытия Его Высочества: 1-й понтонный батальон на р. Неве при своих понтонах, а артиллерия, как полевая, так и полигонная, на батареях 2-й артиллерийской позиции.
   Выйдя на валганг артиллерийского полигона, Его Высочество приказал дать сигнал для производства взрыва сближенных горнов, заложенных с целью обрушения контрэскарпа временного форта, находящегося против артиллерийского полигона, что и было тотчас исполнено вполне удачно. После взрыва горнов Великий Князь, стоя под убранным флагами и зеленью навесом на валганге артиллерийского полигона, выслушал, по разложенным на столе чертежам, доклады о произведенных опытах стрельбы по разного рода фортификационным постройкам. По окончании докладов приказано было дать сигнал для открытия огня боевыми зарядами из батарей 2-й артиллерийской позиции, по левому фасу временного форта, для окончания производства обвала в нем, начатого до смотра. Всего действовали по позиции обороняющегося 7 осадных и 10 полевых орудий. Одновременно с открытием артиллерийского огня открыт был и ружейный огонь с предложенных начальником офицерской стрелковой школы станков для ночной стрельбы в крепостной войне.
   По окончании стрельбы Великий Князь подошел к поставленным на валганге артиллерийского полигона двум морским скорострельным пушкам системы Гочкиса и выслушал доклад об их устройстве, сделанный офицером морской артиллерии, командированным, по желанию военного министра, из морского ведомства вместе с двумя комендорами, для производства опытов стрельбы из этих орудий по разного рода фортификационным постройкам, с целью определения значения скорострельных орудий в крепостной войне. По выслушании доклада об этих орудиях, Его Высочество приказал произвести из них стрельбу на время, в течение одной минуты, из каждого, причем орудия эти действовали по головам двойных перекидных сап.
   После сигнала "отбой" Великий Князь проехал в экипаже к временному форту и по дороге к нему знакомился с работами по инженерной атаке этого форта, доведенными в нынешнем году до венчания гласиса. Затем, остановившись близ последней параллели, прошел по дну ее в овальную траншею, а оттуда в венчание гласиса. Здесь Его Высочество осматривал обвалы, произведенные в ружейном и главном валах левого фаса форта артиллериею и в контрэскарпе этого фаса - минами. Обвал, только что сделанный минами, был очень удачен, так как, завалив часть рва, он устроил как бы готовый переход через этот ров. Перейдя через него, Августейший Главнокомандующий прошел остальную часть венчания и вышел на гласис левого фланга бастиона к устроенному здесь возвышению, убранному флагами и зеленью.

   В это время войска, назначенные для атаки и обороны форта, начали уже подходить к нему и занимать назначенные им места, а Его Высочество осматривал в подробности самый форт, после чего приказал начать крепостной маневр, по составленному предположению, заключавшемуся в атаке и обороне форта. Картина, представленная этим маневром, была чрезвычайно эффектна. Пороховой дым застилал как самый форт, так и весь район, на котором были расположены контр-апроши обороняющегося, а среди этого дыма двигались на штурм с криками "ура" под звуки барабанов и горнов войска, направленные на форт с фронта и в обход его по оврагу. В это же время густые клубы дыма поднимались над батареями второй артиллерийской позиции атакующего и слышен был неумолкаемый гул густых артиллерийских и дробных ружейных выстрелов.
   По окончании маневра Его Высочество направился в экипаже по дороге, вновь проложенной на протяжении около 1 1/2 верст к инженерному полигону. Дорога эта пролегает близ возведенных в нынешнем году двух батарей для полевых и крепостных орудий, по которым производилась в начале смотра стрельба из батарей второй артиллерийской позиции. Проезжая мимо этих батарей, Его Высочество осматривал произведенные в них, как в течение лагерного сбора, так и в начале смотра, поражения и затем подъехал к разного рода блиндажам, построенным в течение нынешнего лета для производства над ними опытов стрельбы из 8-дюймовой мортиры. От блиндажей Великий Князь направился к расположенным близ инженерного полигона разного рода искусственным препятствиям, осмотрев по пути приткнутую и отдельную каменные стенки, возведенные в течение нынешнего лета, для производства над ними в будущем году опытов разрушения пироксилином.
   Осмотрев поражения, произведенные в искусственных препятствиях, Великий Князь проехал к месту мостовых работ саперных батальонов, а оттуда во вновь устроенное лагерное офицерское собрание, осмотрел его и расположенные в нем модели различных фортификационных построек, изготовленные нижними чинами. Подобные этим модели вводятся в настоящее время, на основании новой "Инструкции об обучении инженерных войск", во всех ротах саперных и понтонных батальонов и служат прекрасным средством для зимнего обучения нижних чинов показом.
   Вслед за тем Его Высочество осмотрел полевые работы саперных батальонов и прибыл в лагерную рощу на берег Невы, к месту понтонной наводки. Остановившись под убранным зеленью и флагами навесом, Великий Князь приказал начать наводку моста. По недостаточности личного состава понтонеров нельзя было производить наводку моста через всю Неву, а потому пришлось сделать половину моста заранее, и только другую, ближайшую к левому берегу реки, навести в присутствии Великого Князя. Ширина Невы на месте понтонной наводки - 142 сажени, а быстрота течения - до 6 футов в секунду. Несмотря на такую быстроту течения, наводка моста производилась паромами, хотя по уставу наводку паромами полагается производить при быстроте течения, не превышающей 4 футов. Условия для наводки были трудные, в особенности ввод в линию моста последних паромов на средине реки, где, вследствие стеснения течения понтонами, вышеупомянутая быстрота значительно увеличивалась; несмотря, однако, на это, наводка половины моста паромами продолжалась только 27 минут.
   Во время наводки Его Высочество осматривал проложенные близ места наводки переносные железные дороги: однорельсовую Лартига и двухколейную Дековиля, по которым производились в присутствии Его Высочества посадка и передвижение людей с полным снаряжением, а также нагрузка, передвижение и выгрузка разного рода интендантских и инженерных грузов. По окончании наводки Великий Князь прошел по мосту на правый берег реки и обратно, и затем произведена была разводка моста паромами, вниз по течению, с отдачею верховых и низовых якорей на буи. Разводка продолжалась только 7 минут и представляла очень красивое зрелище. За наводку и разводку моста понтонеры осчастливлены были благодарностию Его Высочества.
   Тотчас вслед за отплытием паромов подан был сигнал для производства взрывов. Всего взорвано было в присутствии Его Высочества 20 подводных мин, в 1 1/2 и 2 пуда пороха каждая, отчасти поодиночке и отчасти по две, и 4 каменомета, в 1 1/2 пуда пороха каждый. Взрывы эти удались вполне. Сначала сделаны были последовательно взрывы подводных мин, поднявшие громадные столбы воды, широким основанием которых служили окружавшие их снизу, в виде облачного кольца, клубы белого дыма; затем послышались четыре последовательных выстрела, как бы из громадных орудий - это заговорили каменометы, выбросившие черные облака дыма и массу камней, долетавших почти до противоположного берега реки, причем камни эти, падая разновременно один за другим в воду, производили множество шипучих, острых фонтанов. Это была одна из картин самых эффектных.
   Взрывами подводных мин и каменометов окончился смотр Августейшего Главнокомандующего. По окончании смотра и следовавшего за ним завтрака Его Высочество, покидая лагерь, осчастливив своею благодарностью начальника лагеря и командиров частей, проехал в экипаже к месту полевых работ сводного от пехоты батальона и сводной кавалерийской команды и, осмотрев их в подробности, направился через Колпино в Царское Село. Проезжая по шоссе вдоль лагеря, Великий Князь еще раз благодарил выстроенные развернутым фронтом войска. Громко и радостно отвечали они на похвалу Августейшего Главнокомандующего и единодушным "ура" провожали удалявшийся экипаж. Радостные, оживленные, загорелые лица сапер и артиллеристов свидетельствовали, что заслуженная ими похвала Великого Князя обратила только что окончившийся смотр в праздник для них, а милостивое внимание Августейшего Главнокомандующего к произведенным ими работам и занятиям, несомненно, в высшей степени благотворно подействовало на них и придало новые силы по подготовке к боевому, нелегкому экзамену - к войне, успех которой находится в такой близкой, прямой, непосредственной зависимости от мирной деятельности войск.
  

Заключение

  
   Оба завершившиеся путешествия Великого Князя в 1884 и 1885 годах, некоторая часть которых была исполнена совместно с Великою Княгинею, заняли с лишком два месяца времени; сделано было 11 000 верст, из них железными дорогами не более 3000 и посещено одних только городов 35 в десяти губерниях. Приложенная к 1-му тому карта пути изображает достаточно наглядно, как велик и разбросан район, осмотренный Его Высочеством, представляющий из себя почти 1/4 часть Европейской России. Оба составленные маршрута поездки были выдержаны вполне, безо всяких отступлений; несостоявшееся посещение Новой Земли в сущности в маршрут не входило, зато посещена Мезень.
   Главная цель поездок, несомненно, достигнута: Его Высочеством были осмотрены в подробности 30 управлений уездных воинских начальников, 3 полка, 10 отдельных батальонов, 8 резервных рот и 28 команд. Если прибавить к этому, что Великий Князь обошел в 37 местах казармы, то очевидно, что ознакомление с обстановкой было полное. Результаты произведенных посещений и осмотров войск выразились по отношению к войскам, входящим в состав Высочайше вверенного Его Высочеству округа, в особых приказах {См.: Случевский К. К. По Северу России. М.: ОГИ, 2009. С. 125; С. 210 настоящего издания. (Примеч. ред.)}, а впечатления о войсках и учреждениях Московского военного округа, Великому Князю не подчиненных, составили предмет особого Всеподданнейшего доклада, о результатах ознакомления с которым Государя Императора объявлено было приказом по военному ведомству от 10 июля 1885 года.
   Главным предметом, как сказано, было ознакомление с местными войсками, с этим органическим основанием мобилизации нашей армии в случае военного времени, основанием, которое в некоторые периоды государственной жизни является со всеми правами на исключительную важность; хорошее состояние местных войск в мирное время - залог успехов на войне. Осмотры, произведенные Великим Князем, были так характерны, так разнообразны, касались таких глухих и разбросанных пунктов всего нашего Севера, что составляют исполнение целой программы для исследования этой особой, самостоятельной и неизмеримо важной отрасли военного дела.
   Во время совершения поездок достигнуты и другие, не менее значительные в военном отношении цели; во-первых, ознакомление с состоянием различных путей сообщения, с глухими грунтовыми дорогами, с Мариинской системой и бассейном Северной Двины, во-вторых, личное обозрение Великим Князем нашей северной границы по берегам Белого моря и Ледовитого океана. Множество заметок, сделанных по пути, при обозрении обширнейшего района, и немалое число набросков, снятых с пунктов северного побережья, могущих иметь военное значение, доставили ценный материал для освежения "Военно-статистического {См.: Случевский К. К. По Северу России. М.: ОГИ, 2009. С. 131. (Примеч. ред.)} обозрения Петербургского военного округа".
   Бесконечным рядом чередовались посещения училищ, школ, больниц, богаделен, острогов, учреждений правительственных, земских, частных, - учреждений самых разнообразных значений и размеров; многие из них, как и те города, в которых они имеются, не только не видали никогда никого из особ Царствующего Дома, но не могли быть посещены, вследствие разных причин, даже ближайшими начальствующими лицами.
   Наглядным воспоминанием о путешествиях будут служить как учрежденные в честь Их Высочеств школы, богадельни, часовни и стипендии во многих учебных заведениях, так и именование бухт, улиц, набережных, бульваров и прочими именами Их Высочеств.
   Путешествия дали возможность не только обозреть многие святыни и древности, как Владимир, Ярославль, Ростов Великий, Кириллов монастырь и Соловки, но и ознакомиться с экономическим положением края, при посредстве многих выставок и постоянных бесед с местным людом. Население посещенного Великим Князем северного края, столь безгранично преданное Государю Императору, имело счастье видеть Августейшего Его брата и засвидетельствовать ему ту безграничную любовь, которая, всегда отличая русского человека, служила и будет служить живою связью между Престолом и народом.
   Но путешествия 1884 и 1885 годов еще не дали тех результатов, которые были намечены и должны служить материалом для освежения только что упомянутого "Военно-статистического обозрения Петербургского военного округа". Часть округа - Балтийское побережье, которому, нет сомнения, в будущем предстоит еще крайне важное значение, - осталась неосмотренной. К ближайшему ознакомлению и изучению этой окраины - можно надеяться - послужит путешествие Его Высочества в текущем 1886 году.
  

Другие авторы
  • Сырокомля Владислав
  • Романов Пантелеймон Сергеевич
  • Тимковский Николай Иванович
  • Джонсон И.
  • Вельяминов Николай Александрович
  • Сухово-Кобылин Александр Васильевич
  • Бестужев Николай Александрович
  • Ган Елена Андреевна
  • Ставелов Н.
  • Плещеев Александр Алексеевич
  • Другие произведения
  • Брешко-Брешковский Николай Николаевич - Книга, человек и анекдот (С. В. Жуковский)
  • Воронский Александр Константинович - Евг. Замятин
  • Тан-Богораз Владимир Германович - У Григорьихи
  • Гиппиус Василий Васильевич - Библиография научных трудов
  • Тынянов Юрий Николаевич - Аргивяне, неизданная трагедия Кюхельбекера
  • Шкляревский Александр Андреевич - Из воспоминаний о Некрасове
  • Чарская Лидия Алексеевна - Княжна Дорушка
  • Федоров Николай Федорович - Властолюбие или отцелюбие?
  • Тургенев Иван Сергеевич - Безденежье
  • Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 23
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 287 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа