Главная » Книги

Терещенко Александр Власьевич - Быт русского народа, Страница 14

Терещенко Александр Власьевич - Быт русского народа


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

y">  

ЗАПРЕЩЕНИЕ О ВВЕДЕНИИ ИНОЗЕМНЫХ ОБЫЧАЕВ

  
   Под конец царствования Алексея запрещено было (1675 г. авг. 6) стольникам, стряпчим, московским дворянам и жильцам перенимать немецкие обычаи, носить их платья, шапки и стричь волосы по-иноземному. Кто же ослушивался, тот подвергался опале, а из высших чинов переписывали в низшие.
  

ОДЕЖДА В ПОЛОВИНЕ XVII ВЕКА И ПРИСТРАСТИЕ К РУМЯНАМ

  
   В бытность в Москве английского посла Карлиля, во второй половине XVII в., одевались так же, как и прежде: в широкие и длинные платья, коих рукава ниспадали до пядей, но их подбирали в многочисленные складки с большим искусством; носили полукафтаны, длинные по икры, с большими висячими воротниками. Знатные особы одевались в кафтаны до колен, со стоячими воротниками, кои сзади были шире и выше, нежели спереди; их покрывали бархатом и парчовой материей. Споднее платье было узкое. Головы покрывали высокими колпаками с одним отверстием впереди и другим сзади: богатые носили кармазиновые и бархатные и унизанные жемчугом; купцы делали суконные, а бедные войлоковые, кои пестрили разноцветными кусочками сукна. На зиму подбивали мехами. Рубашки, составляя щегольство, вышивались шелком; воротник, нарукавники и грудь блистали золотою вышивкой и жемчугом. Носили полусапоги остроконечные с весьма высокими каблуками; подборы подбивали гвоздями. - Большая часть дворянства носила уже тогда башмаки и шелковые чулки или вязаные шерстяные; поселяне и рабочие оборачивали ноги войлоком или толстым сукном; бороды отращивали длинные, а волосы на голове имели короткие. Должно отдать справедливость, говорит Мьеж, что русские, не говоря о прекрасной их наружности и хорошем сложении, гораздо еще важнее в своих длинных одеждах, высоких колпаках, со своими короткими волосами и длинными бородами, нежели большая часть европейцев в их одеяниях. - Платье простого народа в отношении покроя было тоже, что у знатных, отличавшихся от них бархатами, атласами и парчою; горожане носили суконное: темно-красное, темно-зеленое и фиолетово-красное, а бедные - из толстого сукна, делаемого ими самими. На зиму подбивали платье, смотря по состоянию и важности, дорогими мехами: собольими, лисьими, горностаевыми, беличьими, заячьими и пр.; простолюдины носили овечьи полушубки. Женский наряд отличался от мужского шириной и длинными рукавами. Рукава их рубашек были довольно узкие, но от трех до четырех аршин длины, почему собирали в складки, которые покрывали сгибы самих пальцев. Полусапоги носили такие же, какие мужчины. Волосы заплетали девушки в две плетенки, которые ниспадали по спине; женщины подбирали их под чепец. "Надобно заметить, - продолжает Мьеж, - что женщины вообще имеют правильные черты лица и прекрасно сложены, но так преданы белилам, что едва можно их уверить, что они без румян хороши" *.
  
   * Miege "La relat. de trois embass. de com. Carlisle", с. 329-334, ed. Amsterd., 1672 г.
  
   Страсть белиться и румяниться продолжалась до наших времен. И теперь многие купеческие жены и мещанки не покидают этой дурной привычки. В этом, однако, нельзя обвинять их одних. Очень многие из другого сословия прибегают к постыдному средству краситься и румяниться, думая привлечь воздыхателей поддельной красотой или обмануть глаза других, натираясь румянами *.
  
   * Дикари, стараясь казаться красавцами, намазывали тело красками, выводя по нему узоры. При открытии Америки испанцы видели не только женщин, но мужчин, проводивших целый день за уборным украшением, состоявшим в натирании маслом и краскою - это составляло их одежду. Они не прежде могли выйти к ним, пока не покроют себя мастикою, извиняясь пред ними, что они еще голые (не одетые): "by sayng that they cannot appear, because they are naked" <говоря, что не могут появиться, потому что обнажены>. - Roberts "Hist. of America", кн. 4, с. 120 и с. 348, прим. 78, изд. 1828 г.
  
   Следующая простонародная песня явно показывает, что для того только белятся и сурьмятся, чтобы нравиться:
  
   Ах! На что ж было,
   Да к чему ж было,
   По горам ходить,
   По крутым бродить!
   Ах! На что ж было,
   Да к чему ж было,
   Мне, младёшеньке,
   Соловья ловить!
   У соловушки,
   У младенького,
   Бедной пташечки,
   Одна песенка.
   У меня, младой,
   У меня, младой,
   Один дряхлый муж,
   Один дряхлый черт.
   Да и тот со мной,
   Да и тот с младой
   Не в ладу живет
   И не любится.
   Не белись мое,
   Не белись мое,
   Лицо белое,
   Лицо полное!
   Не румяньтеся,
   Не румяньтеся,
   Щеки алые,
   Щеки алые!
   Не сурьмитеся,
   Не сурьмитеся,
   Брови черные,
   Брови черные!
   Не носись мое,
   Не носись мое,
   Платье цветное,
   Платье цветное!
   Мне на что ж было,
   Мне к чему ж было
   По горам ходить,
   По крутым бродить!
   Мне на что ж было,
   Мне к чему ж было,
   Соловья манить,
   Соловья ловить!
   У соловушки
   У младенькова,
   Одна песенка,
   Одна песенка.
   У меня, младой,
   У меня, младой,
   Один милый друг,
   Мил сердешненький.
   Да и он со мной,
   Да и он со мной,
   По любви живет,
   Верно любится.
   Ты белись мое,
   Ты белись мое,
   Лицо белое,
   Лицо полное!
   Вы румяньтеся,
   Вы румяньтеся,
   Щеки алые,
   Щеки алые.
   Вы сурьмитеся,
   Вы сурьмитеся,
   Брови черные,
   Соболиные!
   Ты носись мое,
   Ты носись мое,
   Платье цветное
   И нарядное!
  

ПОСТЕПЕННОЕ ВВЕДЕНИЕ ИНОСТРАННОГО

  
   Иоанн III, дозволив полезным иностранцам селиться в Москве, покровительствовал им и не препятствовал введению иноземных обычаев. Внук его Иоанн Грозный имел намерение ввести немецкие обычаи и законы *. Борис Годунов не воспрещал перенимать немецкие обычаи, замышляя совершить преобразование; но преждевременная смерть прекратила его предначертания. Первый самозванец презирал уже наши обычаи и вводил польско-немецкие. Цари Михаил и Алексей постепенно вводили науки, не воспрещали иноземцам жить по своему обычаю, а русским заимствовать от них не одно просвещение, но образ жизни и одежды. Напрасно думают, что Петр В. первый начал вводить иностранное и что он первый ввел науки: до него уже были посеяны начатки, ему оставалось докончить важное дело преобразования.
  
   * Львов "Подробная летопись"; Кар. "И. Г. Р.", т. IX, прим. 34.
  
   При царе Феодоре Алексеевиче уже запрещалось носить драгоценные платья, шитые на татарский покрой, а повелевалось ходить в польском или древнем русском. Боярин Никита Иванович Романов давно носил польские и французские одежды, но только у себя в деревне *.
  
   * Olear. "Voyage en Moscovie", с. 201.; Korb. "Diar. itiner. in Moscov.", с 191, ed Vien., in f.
  

ВВЕДЕНИЕ ИНОСТРАННОЙ ОДЕЖДЫ И ЗАПРЕЩЕНИЕ НОСИТЬ РУССКУЮ

  
   В конце XVII века повелевалось всем (1699 г.), исключая земледельцев и духовенство, носить венгерское платье; потом предписано было (в нач. XVIII ст.), чтобы мужской и женский пол носили определенное для них платье. Мужчинам определялось: верхнее саксонское, камзолы и споднее платье; сапоги и башмаки немецкие. - Тогда появились у нас польские шубы без отложного воротника, петлиц и пуговиц; они шились с просторными рукавами и меховой опушкой; вверху застегивались запонкою. - Такие точно и поныне носят. Предоставлялось на выбор носить зимою кафтаны саксонские или французские, но летом одно французское. Всем женщинам без исключения предписывалось носить: кунтуши, юбки, немецкие башмаки и немецкие шапки (шляпки). Черкесские кафтаны, русское платье и вообще все русское, как-то: тулупы, штаны, сапоги, башмаки строго запрещалось носить; даже не ездить на русских седлах, не делать и не торговать ими. На ослушников полагалось денежное взыскание: с пешеходцев по 30 алт. и 2 деньги, с конного 2 р. Портных, башмачников и седельщиков велено подвергать жестокому наказанию за изготовление старинных одежд и вещей *.
  
   * Грамота о ношении немецкого платья, 1705 г. марта 8 и апреля 28, пом. в собран. записок Туманского "О жизни Петра I", ч. 2, с. 251-252.
  
   С основания нашего государства до конца XVII века все носили единообразное платье: и мирные граждане, и воины.
   С учреждением регулярной армии Петром I в начале XVIII века одежда гражданская совершенно отделилась от военной, и с этих пор старинная наша одежда не только стала изменяться; но терять прежнюю свою важность и величавость, блеск и роскошь, хотя она находила еще приверженцев старины, однако уже была оставлена при дворе, потом дворянами и, наконец, даже стала пренебрегаема. Иноземные обычаи и одежды совсем вытеснили ее из круга русского.
  

ГРАЖДАНСКАЯ, ВОЕННАЯ И ПРОСТОНАРОДНАЯ ОДЕЖДА

  
   Одежду нашу безошибочно разделить можно: 1) на гражданскую, называемую в простонародии штатскою, 2) военную и 3) простонародную. Первая не имеет и тени русской: в ней смесь иностранных мод. Вторая употребляется в полках, военно-учебных заведениях, между свитскими, инженерами, при разных военных учреждениях, между служащими по военным ведомствам и теми, коим присвоена военная форма. Третья сохранилась в простом народе, и хотя она понесла ощутимые изменения, однако все еще сохраняет наружность русской одежды. Нельзя не заметить, что очень многие между купеческим и мещанским сословием, даже между зажиточными простолюдинами, бросают уже свое народное платье. - Что будет чрез сто лет?
  

ВВЕДЕНИЕ НОВЫХ НАРЯДОВ И БЛАГОВОНИЙ

  
   С постепенным распространением иностранной одежды мужчины стали носить галстуки и манжеты, а женщины кофты, корсеты, шнуровки, локоны, гребенки, башмаки с пряжками, перчатки, кружева, платья длинные и широкие на фижмах, робронах и со шлейфами *. На белые лица наклеивали черные атласные мушки, затягивались крепко в корсеты, надевали еще предлинные платья: фуро и полонезы, которые шились с косыми полами. Женские наряды приготовлялись из крепкого гродентура, тафты, штофа, блестящего атласа и пушистого бархата. Голову убирали огромными со шпильками шиньонами и булавками разной величины и вида. Булавки были топазовые, яхонтовые, жемчужные и бриллиантовые: в виде звездочек, роз, незабудочек, мух и т. п. Пальцы унизывались кольцами и перстнями; без перчаток и веера ни одна дама не смела появиться в гостиную; лица румянили почти все без исключения. Входя в комнату и держа в правой руке надушенный платок, делали реверансы и кникс<ен>ы очень почтительно - присев всем туловищем на колена, а мужчины, шаркая и размахивая платком со всевозможной осторожностью, раскланивались и потом подходили целовать ручку. На рождественские Святки и в Пасху позволялось им целовать дам в губы. - Женские башмаки шились с высокими каблуками и на рилах. - Мужчины щеголяли во французских кафтанах с медными, стальными и стразовыми пуговицами; жилеты носили глазетовые и шелковые, с кружевными манжетами; нарукавные манжеты были так длинны, что они закрывали пальцы; голову покрывали треугольной шляпой, башмаки были тупоносые с серебряными большими пряжками; а сапоги по икры, лощенные ваксою, с шелковыми кисточками и рилами; в руках носили бамбуковые трости с костяными или металлическими набалдашниками. Такой наряд употреблялся с небольшими изменениями до конца XVIII в., но в царствование императрицы Елизаветы появились букли и тупеи с длинными косами, вкладываемыми в кошелек с большим бантом; голову осыпали душистой и самой лучшей пудрою. Во время Суворова наше войско носило косы и букли, и поэтому он сказал однажды: "букля не пуля, коса не тесак". - Екатерина II по открытии наместничеств назначила для гражданских чиновников и дворянства губернские мундиры.
  
   * Галстуки появились первоначально в Германии, и первые ввели их кроаты в 1636 г., почему таковые платки называют французы доселе cravates. "Diet, des origines", Par. 1777 г.
  
   При императрице Анне стали пудриться и делать прическу волос, примазывая розовым маслом, или помадились и напрыскивались духами - все это получали из Германии и Франции *. Благовонное мыло, зубные порошки и изысканные румяна, не выходившие тогда из употребления, были распространяемы ввозами иностранных торговцев. - Парики, круглые шляпы и фуражки заменили старинные колпаки и меховые шапки. Широкие и длинные шинели, долгополые сюртуки, жилеты длинные со светлыми пуговицами, манишки с манжетами, трости толстые камышовые с дорогими набалдашниками, часы карманные, коих носили по двое, с длинными золотыми цепочками и печатями из дорогих каменьев, составляли щегольской убор мужчин; но время все это так изменило впоследствии, что ныне только вспоминают и хвалят старину.
  
   * Розовое масло, вероятно, получали из Румелии, в коей делалось самое лучшее, известное под именем казанликского. Казанлик город в Румелии, древней Фракии, у подошвы горы Гемус (Балканы); он расположен на живописном месте: обнесен розовыми садами, составляющими главный промысел жителей, и тут выделывалось розовое масло, единственное во всем свете. - Априлов "Денница новоболгарского образования", прим. 50, с. 113. - Богини любили благовонное масло и духи: богиня Гера "умастилася маслом чистейшим, сладким, небесным изящнейшим, всех у нее благовоний". - Гнед. "Илиада Гомер.", песнь XIV, ст. 171-172.
  
   Мы теперь по одежде совершенно ничем не отличаемся от иностранцев, и нигде нет такой роскоши на платья, как у нас. Для уборов и нарядов ничего не жалеют; охотнее согласятся голодать, чем отказать прихотям моды, особенно женский пол, который решительно поглощает состояние своих мужей *.
  
   * Бессмертные красавицы - богини не поглощали столько состояния своих мужей - богов, как наши смертные красавицы - богини. Вот описание наряда Геры, державной богини, супруги верховного бога:
   "...Умастивши прекрасное тело, власы расчесала,
   Хитро сплела и сложила, и волны блистательных кудрей,
   Пышных, небеснодушистых с бессмертной главы ниспустила.
   Тою душистой оделася ризой, какую Афина,
   Ей соткав, изукрасила множеством дивных узоров.
   Ризу златыми застежками выше грудей застегнула.
   Стан опоясала поясом, тьмою бахром окруженным.
   В уши прекрасные серьги, с тройными подвесями, вдела.
   Легким покровом главу осенила державная Гера,
   Пышным, новым, который как солнце сиял белизною". -
  
   Гнед. "Илиада Гомер.", песнь XIV, ст. 175-185, изд. 1839 г.
  
   Изменение платья не простиралось на духовенство и простой народ. Первое носило и теперь носит греческую одежду: длинные рясы с широкими рукавами, посох в руке и черную круглую шляпу с широкими полями. - Народ остался верным старинным армякам, кафтанам, только заменил колпаки круглыми низенькими шляпами с короткими полями и круглыми шапками, подбиваемыми теплою подкладкой. Оба эти сословия удержали свои бороды. Доселе купцы, хотя многие уже из них стригут бороды и носят иностранные платья, величаются окладистой бородою и усами *.
  
   * О приверженности к старинным обычаям см. Бергия "De stato eccles. et relig. Moscov.", в статье: "De Russor. relig. et ritib.", 1710 г., ed. Lubeck.; Fabri "Relig. Moscov.", edit. Tubing., 1523 г.; Philips "The Rissian Catechism, compos'd and publis'd by order of the Czar.", Lond. 1725 г.; Whitw., ed. 1710 r.
  

СТРИЖЕНИЕ БОРОД И УСОВ

  
   При введении иноземных обычаев многие стали брить бороды. Еще во время владычества татар некоторые брили из подражания им, и это продолжалось почти до Иоанна III. Однако никому не воспрещалось носить их. Псковитяне, по свидетельству Герберштейна, стригли волосы и тем отличались от прочих русских. - В. к. Василий, желая казаться молодым для своей супруги Елены, обстриг свою бороду и во время одного обеда, данного им для цесарских послов, он, подозвав к себе барона Герберштейна, спросил у него, бреет ли он бороду? - "Брею", - отвечал посол. - "Это по-нашему", - сказал великий князь, улыбнувшись с самодовольствием *. - Стоглавом воспрещалось брить бороды, подстригать усы и носить иноземные одежды. Царь Борис Годунов, вводя чужеземные одежды, приказал, между прочим, брить бороды. Поборники старины упрекали его в порче нравственности, ставили ему в вину сами смуты; однако благоразумные люди стриглись и моложавились **. Преждевременная кончина его была причиной, что намерение его не исполнилось, чтобы истребить некоторые старинные странные обычаи. Петр I почел за нужное изменить застарелые понятия о платьях и бороде: он начал с себя. Его пример долженствовал бы произвести перемену между знатными и всеми гражданами, однако почти все упорствовали. Это побудило его указать (1699 г.) о повсеместном стрижении бород, исключая духовенство. Упорство снова оказалось между многими столь сильное, что государь оставил принуждение, потому что оно произвело разные расколы, а недовольные его нововведениями волновали умы; но по прошествии шести лет он повелел новым указом (1705 г. июл. 25) брить бороды и усы; не желающих же брить обложил пошлиною. С царедворцев, дворцовых, городских жителей, служащих и приказных велено взыскивать ежегодно по 60 р.; с гостей и гостиной сотни первой статьи по 100 р.; средней и меньшей статьи, торговых и посадских, по 60 р.; с посадских, боярских людей, ямщиков, извозчиков, кроме духовенства, по 30 р. и всем им выдавать из приказа медные знаки вместо квитанций, которые должны были носить на себе. С крестьян же велено взимать пошлины по две деньги всякий раз, как только они отправятся в город и за город по своим делам, и без этих знаков не пропускать их ***. Собирание пошлины с бород и усов отмечалось на медном кружке величиною с обыкновенную медную копейку и с надписью: деньги взяты; под этими словами висел нос с губами, длинными усами и бородой; на другой стороне изображалась кружка и государственный герб с означением под ним года.
  
   * Herber. "Rer. Moscov. com.", с. 89-101.
   ** Келарь Аврам. Палицын "Истор. Троицк. лавр.", с. 17, Кар. "И. Г. Р.", т. XI, с. 110.
   *** Указ 1705 г. июля 25, пом. в собр. записок Туманского о жизни Петра В., ч. II, с. 282-286. Там же указ 1705 г. июня 12 - о флагах на торговых судах.
  
   Должно заметить, что усы составляли отличительную черту жителей Малороссии и всех казаков. Малороссияне и казаки малороссийские не носили бород, но зато величались длинными усами. Донские и волжские казаки до того величались ими, что отращивать самые большие усы мог один только их атаман, и в песнях он прославлялся "усищем".
  
   Собирались усы на царев кабак,
   А садилися молодцы во единый круг.
   Большой усище и всем атаман,
   Сам говорит, сам усом шевелит:
   А, братцы усы, удалые молодцы!
   А и лето проходит, зима настает,
   А и надо чем усам голову кормить,
   На полатях спать и нам сытым быть.
   Ах! Нутеж-ко, усы, за свои промыслы!
  
   Впоследствии, кто носил большие усы, тот в общем мнении был храбрый человек. Ежели о ком говорили: "Вот усатый", то это значило: "Вот храбрец!" В старинные годы борода у испанцев занимала почетное место, как в прежние годы у наших предков: длинная, окладистая и чернолоснящаяся борода, и на нее смотрели с особым уважением. Если говорили: он с длинной бородою, то под этим разумели - он умный человек. - Испанцы говорили: "Es hombre de barba" - вот бородатый муж, это значило: "Вот умный!" *
  
   * "Diction. des origines." Par., 1777 г., см. под слов. barbe.
  
   В половине XVIII века усы обозначали мужество и удальство военных, а ныне щегольство.
   Носили ли в самой глубокой древности бороды и усы? - Все народы не только носили, но отпускали еще предлинные бороды и усы. Языческие боги были изображаемы с бородами и усами; философы, мудрецы, государи и весь народ, просвещенный и непросвещенный, носили бороды и усы. Александр Македонский повелел всем своим воинам пред Арбельским сражением (332 г. до Р. X.) остричь бороды, чтобы во время сражения не хватали друг друга за бороды. - Персидские цари переплетали бороду золотыми нитками; французские короли, перевязав ее золотом, застегивали. Испанцы долго смотрели на бороду с почтением, приписывая ей особое достоинство мужества и ума, и выражались об умном человеке: "Вот бородатый муж". - Усы же у них означали символ свободы и братства. Происхождение этому значению следующее: когда мавры завоевали Испанию в половине VII века, тогда христиане так сходствовали с ними по однообразному ношению платья и волос, что трудно было отличить магометан от католиков. Надобно было придумать какой-нибудь знак, по коему христиане могли бы узнавать и немедленно подавать друг другу помощь, потому начали отпускать под носом горизонтальную линию волос, а под нижней губою перпендикулярный клочок волос. - По этому самому усы сделались символом свободы и братства, и этот, знак вскоре усвоили другие народы в том же значении, но ныне, как мы уже сказали, они выражают отличительный знак военнослужащих.
   Все азиатские народы чрезмерно любят бороды и усы, и должно сказать, что древний бородато-усатый мир уже не противен новому европейскому.
  

ПРОИЗВЕДЕНИЯ РУССКОЙ ВЫДЕЛКИ С САМЫХ ДРЕВНИХ ВРЕМЕН

  
   Предметы, охранявшие здоровье от влияния непогод, были нам известны еще в отдаленные времена. Составлявшие же собственно утонченную и роскошную работу, мы приобретали по торговле, вывозя их сначала из восточной империи, потом из Западной Европы. Холст, толстое сукно и пестрядь вырабатывали мы сами. - В первой половине XV века уже были устроены в Москве суконные фабрики. В 1364 г. заведены в Пскове соловарни; вскоре явилась в продаже селитра, но где в первый раз она выделывалась - неизвестно. Железные, стальные и медные вещи, из коих иные служили для домашнего употребления, ножи, топоры, висячие замки, мечи, секиры, дротики, копья и ружья давно выделывались у нас; улучшением же обязаны распространению художеств, что не прежде начала XVIII века.
   В конце XIV столетия нам были известны пушки, ибо в 1420 г. уже лили их в Москве. - Пушки привезены к нам немцами еще в 1389 г. - В. к. литовский Витовт, подступив под Порхов (1428 г.), встретил здесь стрельницу русскую (пушку), и сам Витовт шел сюда с пушками, тюфяками и пищалями. Одна пушка его, по имени "галка", была везена в день тремя сменами: с утра до обеда на 40 лошадях, с обеда до полудня на других 40 лошадях, а с полудня до вечера на третьих 40 лошадях. Галка во время осады была направлена на церковь Св. Николая, которая за одним выстрелом оторвала переднюю и заднюю стену в алтаре *. Тульский оружейный завод уже славился в половине XVII века. - Аравитяне изобрели карабин, итальянцы пистолет, французы ружье в XV веке, русские самопал, род пищали (старинное ружье, которое зажигалось фитилем), а голландцы духовое ружье в начале XVII века. - Копья, дротики, лук и меч принадлежат восточным народам; в Европе их улучшили, и ввели еще в употребление шпаги.
  
   * "Царств. лет", ч. I, с. 162.
  
   Греки и римляне запрещали ходить в мирное время при шпагах и с оружием, ибо они думали, что таковые люди могут нарушить спокойствие. Многие европейские государи тоже запрещали, и они никому не дозволяли входить в церковь с мечом, считая противным святости *.
  
   * "Diction. des origines.", Par., 1777 г. - см. статьи под слов. меч и шпага.
  
   Обработка рукояток для кинжалов и украшение их серебряной чернью не уступали в превосходстве восточным народам, и иностранцы всегда смотрели на эти изделия с изумлением. В XVI в. добивались англичане в Вологде открыть эту тайну. Иоанн III и Борис Годунов, заботившиеся особенно об улучшении многих полезных изделий, приглашали искусных иностранцев. Некоторые из них тогда же завели в Москве, Вологде и Устюге полотняные и шелковые фабрики и обучали русских, которые довольно хорошо выделывали сукно, порох и металлические вещи *. Посредством менового сбыта и продажи своих туземных произведений, как-то: икры, рыбы соленой и копченой всех родов, балыков **, рыбьего клея, ворвани, смолы, дегтя, поташа, сала, мыла, циновок, сырых и выделанных кож, войлоков, особенно выгодного сбыта богатых и дорогих мехов мы получали тонкие изделия сукон, парчи, бархата и атласа.
  
   * Reutenfels "Reb. Moscovit"; он был в Москве в XVII веке.
   ** Хотя рыбные произведения доставлялись из северных мест России, превозносимой тогда богатством рыб лучших пород, однако южные части ее, находившиеся во владении кочующих и крымских орд, еще более изобиловали рыбной промышленностью. За двадцать три с половиной века до нашего времени устья Днепра, Дона и Буга славились рыбными промыслами, и греки вывозили отсюда осетры (accipenscr slurio), стерляди (accipenser cyclostomes) и сельди, называвшиеся у них маландрион: они употреблялись соленые, с уксусом, маслом и луком. Сельди были в такой славе в Риме, что Катон горько жаловался на расточительность соотечественников, плативших за глиняную кадочку сельдей 300 драхм (270 р.). - Эти кадочки назывались у греков амфорами, и их поныне находят в Ольвийском городище. - Ольвийские осетры так ценились в Греции и Риме, что их подавали к столу увенчанные цветами невольники на украшенных цветами блюдах и при звуке флейт. - Древние гастрономы употребляли свежую и просоленную рыбу, доставляемую преимущественно из устьев Дона, Ейского и Агуевского лиманов, находящихся на землях черноморского войска. - Никифор Григорас, византийский летописец половины XIV века, говорит, что в Константинополе не только в древности, но и в его время вывозили из устьев Азова целью грузы хлеба и соленой рыбы, и что медленное их доставление производило иногда голод в столице. - На Таврическом полуострове Пантикапея (Керчь), столица и главный порт Босфорского царства, славилась рыболовными промыслами, особенно балыками. Знаменитые эллинские поэты: Гесиод, Антифан и Аристарх, говоря, что Пантикапея была славна своими осетрами, описывали, что их ловили зимою в прорубях, сделанных на льду. Афиняне и римляне не верили им и считали это за сказку, потому что не имели понятия ни о зиме, ни о льдах. Демосфен в одной из своих красноречивых филиппик описывает с восторгом о нагруженной на корабле соленой рыбе в Пантикапее. Эллинская Феодосия, на развалинах коей генуэзцы основали в ХШ в. знаменитую Кафу, была известна торговлею рыбы. Тилигульский лиман (Одесского уезда), одно из больших здешних озер, был известен грекам и римлянам своей рыбной торговлею. - Рыба, ловимая древними промышленниками для соления и приобретения икры, вязиги и балыков, была почти тех же родов, как и ныне, а именно: осетр, стерлядь, кефаль (mugil cephalus), составлявшая особую роскошь у римских гастрономов, скумбрия (scumbrus), бычок (gobius), сельди, анчоусы и сардели. - Переходя от столь глубокой древности к позднейшим временам, мы находим частые упоминания о наших рыболовных промыслах у многих писателей с XIII-XVI в. При владычестве генуэзцев на берегах Черного и Азовского морей в XIV веке они продавали рыбу не только по всей Тавриде и нынешнему Новороссийскому краю, но в Польше и Литве, и в эти страны доставляли чрез Киев. - По занятии русскими нынешних мест Новороссийского края и Таврического полуострова занялись рыбным промыслом степные жители, донские казаки и переселенцы малороссияне, а потом нахлынули сюда толпы разных торговцев. - А. А. Скальковский "Древнее и нынешнее рыболовство в Новороссийском крае", помещ. в жури. мин. вн. дел, 1846 г., No 9, с. 412-426. ???????, ou recherche sur l'histoire et les antiquites des pecheries de la Russie meridionale, par Kochler, помещ. в "Memoir, de Pacadcm. imper. des sciences de St. Petersbourg", 1832 г., vol. IV-V. <??????? или ищи в истории и древних сведениях о рыбных промыслах южной Руси Кёлера, помещ. в "Записках Императорской Академии наук в Санкт-Петербурге", 1832 г., тома IV-V>. Из древних писателей см. Геродота, кн. IV, гл. III, Страбона, кн. I, гл. TV, Полибия "Histor." reip. LXXXI, с. 24, Никифора Григораса "Hist. Byzant.", кн. IX, гл. V, Арриана "Перипл Понта Эвксинского", пер. Фабрия.
  
   Выделка кож была у нас известна еще в первые века политического бытия нашего отечества, и кожевники назывались тогда усмарями.
   Бумагу и стекло ввозили иноземные купцы. Бумага появилась у нас при в. к. Симеоне около половины XVI века. - До этого времени у нас писали на пергамене, но доселе не доказано: в Италии ли, или в Германии изобретена бумага? Известно только, что она появилась не ранее XIII века *. В начале XVIII столетия была заведена в Москве игольная фабрика (в 1718 г.). Около половины XVII века итальянец Миньет первый завел в селе Измайлове близ Москвы стеклянный на казенном иждивении завод, на коем приготовлялись весьма чистые стекла. Несколько лет спустя был устроен Юлием Кожетом другой стеклянный завод в Духанине, в 40 вер. от Москвы, на собственном его иждивении. Материалы для стекла он получал из Германии, пока не открыл их в России. С его фабрики доставлялось в Москву ежегодно стеклянной посуды и бутылок от 80 до 90 000 штук **.
  
   * "Essai sur l'origine de la gravure", т. I, c. 332; "Wehr vom Papier", т. I, с. 173-320.
   ** Шторх "GemДlde des Russisch. Reichs", ч. Ill, с 290.
  
   Кристальная посуда в прежние времена была столь редкая, что завешивали ее после смерти. В. к. Василий отказал сыну своему Василию (1455 г.) кристальный кубок, который ему подарил польский король. Английский посол представил от своего короля Иакова в 1604 г. царю Борису Годунову кристальный сосуд, обделанный золотом *. Фаянсовая посуда получалась еще в XVII в. от китайцев, но первая частная фаянсовая фабрика заведена в Москве <в> 1724 г.; потом первая казенная в 1756 г., в восьми верстах от Петербурга **; другая в 1765 г. близ гор. Дмитрова (Московской губ.) английским купцом Гарнером ***.
  
   * Нов. "Древ. рос. вивл.", ч. I, с. 15; кн. Щербатов "Рос. ист.", ч. VII, с. 183, 194. Посол, приезжавший к Борису Годунову, был англичанин Шмид.
   ** Ныне эта фабрика за шлиссельбургской заставой, где доселе делают стеклянные и кристальные произведения отлично превосходной и высокой работы.
   *** Шторх "GemДlde des Russisch. Reichs", ч. IV, с. 344.
  
   Украшение внутренности покоев зеркалами долго не было известно нашим предкам; но нет сомнения, что женский пол давно употреблял их. Если не ставили их в покоях, то этому было причиной суеверное мнение, будто бы зеркала изобретены дьяволом и что зеркала представляют образ человека двуличным *. Суеверы не знали, что двуличных всегда много и без зеркал.
  
   * На востоке первоначально употребляли металлические зеркала из меди, стали и серебра. Пред ними убирались и наряжались. В храме, построенном Вездесущему Соломоном, стены были украшены стальными зеркалами. Богатые римлянки употребляли серебряные зеркала, которые были не что иное, как плоские выполированные доски, вставленные в рамы. - Изобретение стекла приписывают финикиянам, но делание зеркальных стекол принадлежит венецианцам.
  
   Предубеждение к зеркалам начало искореняться мало-помалу заведением зеркальной фабрики, которую первый учредил кн. Меншиков около Петербурга в 1716 г.
   Говорят, что в древности стояло на Александрийской башне зеркало, которое отражало свет по плоскости морской на 500 миль, и плывшие корабли из Греции и западных частей света были предостерегаемы от подводных камней зеркальным освещением *. После смерти Александра Македонского неприятели его разбили.
  
   * Voyage de Benjamin, путешествовавший в 1193 году, помещ. в собр. Бержер., ed. 1735, in 4, с. 61.
  
   Разработка металлов началась у нас в конце XV века, когда Иоанн III послал двух иностранцев на реку Печору для отыскания серебряных руд; они открыли в 1491 г. * Золото, серебро и драгоценные каменья мы получали до открытия руд чрез торговлю **. К нам доставляли из Европы серебро в слитках, сученое золото, ножи, иглы; из Азии шелковые ткани, парчи, ковры, жемчуг и драгоценные камни. Взамен шли от нас лучшие печорские меха: за соболь нам платили от 20-30 золотых флоринов, за черную лисицу 15 зол. флор., за горностай от 3-4 зол. фл., а за белку 2 деньги ***.
  
   * Шеделий, летописец половины XV века, говорит, что Новгород наполнен серебром, что немецкие купцы преимущественно ведут с ним торг и что вечевой колокол управляет им. "Alda ist die Gross statt Nogarte, dahin die Teutsche Kawfleut mit grosser arbaisraysen. Alda ist grosse habe, vil silbers und KЖstliche rauhc war kawflende und verkauffende, dass silber gewegen und nit gepregt geprauchende. Alda mitten auff den margk ist ein vieregketer stain, welche auff denseldcn steygen mag und nit herab geworflen wirdt der erlangt die herschung der statt <Альда - большой город нового типа, туда тевтонский торговый люд в большом числе ездил по делам. Альда большая, в ней много серебра, и ценности навалом покупались и продавались, так что серебро употреблялось на вес и нечеканенное. Альда среди торговых рынков есть краеугольный камень, который может подняться над ему подобными и не быть низвергнутым, который завоевывает господство городу>. Gartman Schedelii "Alter Welt oder Cluonick anno 1493", ed. Niimberg, in f. в статье "Von Russen Land", л. CCLXXIX.
   ** Paul. Jov. "De leg. Moscov.".
   *** Herber. "Rer. Moscov. com.", с. 42-59; Korb. "Diar. itiner. in Moscov.", ed Vien., in f., с 191.
  
   В половине XVI века заключено было условие с англичанами (1569 г.) о дозволении им отыскивать и плавить железные руды, но с тем, чтобы они обучали русских добывать этот металл и при вывозе его из России платили бы по одной деньге с фунта. - До открытия у нас благородных металлов мастера золотых и серебряных дел занимались не только деланием посуды столовой, но женских украшений: ожерелий, серег, колец и пр.
   При всем сильном изменении старинных одежд и нарядов поселяне и жители небольших городов доселе приготовляют сами для себя одежду и деревянную посуду, которая окрашивается желтою и красною краскою или испещряется по произволу. Для изготовления кушанья употребляют глиняные сосуды.
  

ЕДИНООБРАЗИЕ В ЖИЗНИ, ПЛАТЬЕ И ОДЕЖДЕ МЕЖДУ ПРОСТОЛЮДИНАМИ

  
   Покрой платья простолюдинов едва ли не тот самый, что был за несколько столетий, исключая древние названия, которые почти все исчезли. Употребительный всеобщий наряд: белая рубашка поверх споднего платья и кафтан синий, шапка круглая низенькая с маленькими полями, пряжкой и пером. - Зажиточные носят красные рубашки с цветным бумажным платком на шее; широкое споднее платье из черного плиса или бархата: оно подбирается в сапоги, которые бывают лоснящиеся или хорошо смазанные; кафтан из хорошего сукна, более синего; шапка пуховая и с блестящей пряжкою. Развевающееся павлинье перо или любимый цветок по какому-нибудь воспоминанию украшают шапку. - Образ жизни несравненно улучшился: здоровая пища, красивая и даже щегольская одежда, просторная и опрятная изба составляют ныне потребность каждого хорошего хозяина поселянина.
  

V

ОБРАЗ ЖИЗНИ

  

ПОХВАЛЬНЫЕ СВОЙСТВА СЛАВЯН

  
   Племя славян издревле отличалось почитанием старших себя. Глава семейства был отец и его начальник; все прочие: жена, дети, родственники и слуги повиновались ему беспрекословно. Славяне, добрые сердцем, мужественные и гостеприимные, были восхваляемы самими врагами, всегда находившими у них приют. - Отказать гостю-неприятелю защиту в своем доме или в хлебе-соли было осуждаемо самими соотечественниками. Обиженный в их земле иноземец или заблудившийся путник был отомщаем соседями. - Русские славяне были кроткие и тихие, их стыдливость украшала брачную жизнь, спокойствие и целомудрие господствовали в домах семейных. Мужья ценили супружескую верность, жены повиновались им раболепно. Мать, воспитывая детей, вселяла в них любовь к отечеству, и часто народная любовь превращалась в неумолимую месть к врагам *. Дети, следуя древнему обычаю уважать старших, славились особым почтением к родителям и заботились об успокоении их на старости лет **.
  
   * Unton "Bersuch.", с. 54.
   ** Helmold "Chron. Slavor.", с. 202.
  
   Наши предки были трезвые и умеренные, довольствуясь тем, что производила природа; наслаждались долговечностью, были крепкие и веселые, любили пляски, музыку, хороводы и песни; не знали никаких заразительных болезней, переносили холод и зной в равной степени; легкие одежды простого сословия, будучи единообразными, в чем поныне служит живым примером наш народ, носились без украшений: они искали прочности и теплоты в одеждах. Неутомимые в трудах и привязанные к земледельчеству, они были вознаграждаемы собиранием обильной жатвы, молока и шкур, которые в домашней жизни служили покровом от непогод. - Доброта сердца, обнаруживавшаяся повсеместным гостеприимством, была отличительною чертою наших предков, и самое отдаленное потомство не изменило их умилительных чувств хлебосольства.
  

ХЛЕБОСОЛЬСТВО

  
   Доныне между поселянами, живущими в отдалении от столиц и больших городов, существует обычай, чтобы проезжего или прохожего пригласить к себе в дом, накормить и успокоить его по возможности. Хозяин и хозяйка встречают и провожают такого гостя с радостным лицом, поклонами и приветствием; подают на стол, что имеют, и не берут никакой с него платы, думая, что брать с прохожего деньги за хлеб-соль есть великий грех. В Малороссии преимущественно господствует это добродушие. Там считают еще за великую обиду, если приглашенный путник на хлеб-соль откажется посетить дом. Хлеб, говорят малороссияне, есть дар Божий; не принять его значит прогневить Бога. - Почти во всей России еще владычествует гостеприимство, особенно между простым сословием и помещиками, которые ничего не щадят для угощения званых и незваных гостей, и хозяева были бы обиженными, если бы их гости мало пили и ели. Таковых обыкновенно просят неотступно и часто заставляют пить и есть противу сил. Сначала просит хозяин, потом хозяйка. Если пирует у них какой-нибудь почетный гость, то употребляют всевозможные попечения, чтобы потчевать его беспрерывно - и это сплошь ведется между поселянами, мещанами и купцами и, к чести помещиков, еще сохранилась между нами эта прекрасная прадедовская черта. Когда почетный гость уже не в состоянии не только есть, но и пить, тогда хозяин со своей женой и детьми становится пред ним на колени и умоляет его: еще хоть немножко! чего-ни

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 347 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа